Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Книга'
Историческое произведение как феномен культуры: сборник научных статей / отв. ред. А.Ю. Котылев, А.А. Павлов. – Сыктывкар: Изд-во КГПИ, 2008. – Вып. 3...полностью>>
'Конспект'
Данный конспект представляет собой переработку с дополнениями двух изданных ранее материалов Института транспорта и связи: опорного конспекта лекций ...полностью>>
'Рабочая программа'
Рабочую программу подготовили преподаватель кафедры административного права и административной деятельности органов внутренних дел майор милиции А.Г....полностью>>
'Документ'
Предки Жуликова Виктора – представители коренного населения Дальнего Востока. Его дед, Яковлев Виктор Егорович – эвенк. С рождения он проживал в п. М...полностью>>

Сколько лет прошло, а память о людях, с кем пришлось идти по фронтовым дорогам первые месяцы Великой Отечественной войны не тускнеет

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Устименко Я.С.

ВОСПОМИНАНИЯ

Сколько лет прошло, а память о людях, с кем пришлось идти по фронтовым дорогам первые месяцы Великой Отечественной войны не тускнеет. Многие из них не дожили до счастливого радостного дня 9 мая 1945 года, сложив головы еще в первых неравных боях за Родину, другие, испытав счастье победы, преждевременно ушли из жизни в послевоенные годы. Но все они остались в сердцах тех, кто их знал, кто с ними перенес тяжелое бремя войны. Страшное слово "война". Но еще ужаснее война в ее реальности. Сожженные, разрушенные города и села, сгоревшие поля, грохотом горящая земля, вода, небо. А на дорогах войны - раненые, убитые, братские свежие могилы и одинокие холмы. Вот теперь, когда уже и уже становится круг фронтовых друзей, все чаще вспоминаются фронтовые дороги, все чаще память воскрешает пережитое - доблесть, стойкость, подвиги и отвагу моих однополчан - перекопцев. Не вычеркнуть из памяти грозные события и отдельные героические эпизоды Великой Отечественной войны, о которых хотелось бы поведать нашим потомкам.

Шел август месяц 1941 года, 51-я перекопская трижды орденоносная им. Моссовета стрелковая дивизия вела неравные бои с превосходящими силами противника на реках Прут, Днестр, Южный Буг, отошла на левый берег р. Днепр и заняла оборону в районе г.Голая Пристань и г. Цурюпенск. Но так как противник наносил главный удар в направлении Каховки, командование 9-й Армии решило срочно перебросить нашу дивизию из-под Херсона в район Каховки с задачей любой ценой задержать противника в этом направлении, не дать ему возможность с ходу форсировать р. Днепр, овладеть левым берегом и Каховским плацдармом. При этом учитывались традиции 51-й перекопской стрелковой дивизии, которая в период Гражданской войны в 1920 году вела кровопролитные бои с врангелевскими войсками на Каховском плацдарме 82 суток и с этого плацдарма пошла на штурм Перекопа и освобождение Крыма.

ВЕЛИКАЯ БИТВА НА ДНЕПРЕ В РАЙОНЕ КАХОВКИ

Перекопцы с ходу вступили в ожесточенные бои. Бои разгорались такие, что под ударами артиллерийского, минометного огня бомбовых ударов с воздуха, казалось, погибнет все живое на земле. Фашисты пытались с ходу форсировать в этом направлении Днепр, выйти на левый берег и овладеть Каховским плацдармом, который являлся тактическим и оперативным пунктом для дальнейшего развития наступления на Крым и Донбасс. Днем и ночью фашисты на самоходных баржах, катерах и надувных лодках, прикрываемые артиллерией и авиацией с воздуха, пытались форсировать Днепр, но безуспешно: все их атаки терпели неудачи. Перекопцы своим огнем уничтожали все, что появлялось на реке в нашем секторе. Были периоды, когда эта могучая река становилась розовой от человеческой крови. Перекопцам приходилось по несколько раз в сутки вступать в рукопашные бои с теми фашистами, которым удавалось достигнуть левого берега Днепра. Несколько дней мы вели упорные бои, удерживая Каховский плацдарм. Воды Днепра унесли тысячи трупов фашистов.

В период этих оборонительных боев на Каховском плацдарме несли и мы потери. Несколько раз части и подразделения дивизии пополнялись за счет жителей Каховки и Донбасса. Большинство пополненцев были коммунисты и комсомольцы. Они вместе с нами были стойкими защитниками Днепра и родной Каховки, о которой советские люди песни пели. Для нас, перекопцев, песня о Каховке была дороже вдвойне потому, что еще в 1920 году дивизия вела здесь бои с врангелевскими армиями и разгромила их.

Сейчас, когда вспоминаешь эти кровопролитные бои, особенно первые дни и месяцы Великой Отечественной войны 1941 года, у нас есть все основания сказать: наше поколение делало невозможное возможным, непреодолимое преодолимым, для того, чтобы отстоять завоевания Октября. Мы не дрогнули в период наших первых неудач, мы выстояли. Нам в этом помогла вера в наше правое цело, вера в победу, вера в мудрое руководство нашей Коммунистической партии, которая воспитала у нас несокрушимую волю, смелость, отвагу, любовь к своей Родине, привила нам чувство долга перед Родиной, и этой верой мы жили все, от солдата до генерала. С этой священной верой в победу мы стояли насмерть на каждом оборонительном рубеже, в том числе и Каховском плацдарме. Это противник почувствовал с первых дней войны, и не только на нашем направлении, а и на других фронтах. Не от хороших дел на восточном фронте начальник генерального штаба сухопутных войск генерал Гальдер в своем служебном дневнике от 29 имя 1941 года сделал такую запись: "Русские всюду сражаются до последнего человека. Упорное сопротивление русских заставляет нас вести бои по всем правилам наших боевых уставов. В Польше и на Западе мы могли позволить себе известные вольности и отступления от уставных принципов, теперь это недопустимо".

Да, массовый героизм советских воинов проявился сразу же, с первых дней войны. Но враг был силен, имел численное превосходство и в живой силе, технике, особенно в танках и авиации. На нашем участке фронта наступали против нас части танковой армии генерала Клейства, и все же около месяца перекопцы и наши соседи задержали противника на этом рубеже. Мы дали возможность демонтировать и эвакуировать вглубь страны важнейшие металлургические заводы Запорожья, Днепродзержинска, Днепропетровска и Донбасса. В оборонительных боях на Днепре и Каховке проявили стойкость и мужество воины-перекопцы 23-го и 263 стрелковых полков, 218 артиллерийского полка, 91-го ОПТД. На участках этих частей шли все время самые напряженные бои и выделить отдельных лиц, отличившихся в боях, невозможно. Здесь был массовый героизм. В этих боях погибли смертью храбрых: вновь назначенный, вместо майора Сироты, командир 23-го стрелкового полка майор Никитин, начальник штаба 23-го стрелкового полка капитан Поплавский, командиры батальонов этого полка капитаны Кузнецов и Паламарчук, политработники - батальонный комиссар Крикунов, литработник дивизионной многотиражки, младший политрук Лебедев, комсорг 263-го стрелкового полка Русинов и другие, фамилии которых уже не могу вспомнить. В этих ожесточенных боях многие командиры и политработники вышли из строя по ранению. Назову фамилии только некоторых, то есть тех, кто сохранился в памяти и был рядом со мной: это инструктор политотдела старший политрук Стукалов, комиссар 348 стрелкового полка старший политрук Черковский, помощник начальника штаба 218 артполка Левин, в том числе и автор этих строк, раненный в рукопашном бою на наблюдательном пункте /НП/ 218 артполка. А получилось это так: нас окружили фашисты на НП, пришлось отбиваться в рукопашную, двое из нас получили ранение, но в этой схватке мы победили.

Я назвал фамилии, повторяю, только тех, чьи имена сохранились в памяти и кто был рядом со мной. Но многих я не знал по фамилии, особенно лиц рядового состава, которые прибыли к нам в дивизию на пополнение. Но хорошо помню, что многие командиры, политработники, сержанты и солдаты, будучи раненными, оставались в строю на поле боя. Не легко пережить потерю близких боевых друзей, с кем еще в советско-минскую войну на Карельском перешейке штурмовали линию Маннергейма, с кем вели упорные бои на Дунае, на Пруте, на Днестре и Южном Буге. Особенно больно было, что не всех пришлось похоронить по-человечески, с воинскими почестями, которые они заслужили.

Но, несмотря на все это, моральный дух, высокий патриотизм воинов-перекопцев не был сломлен. Это подтверждается такими фактами: за период оборонительных боев на Каховском плацдарме партийной комиссией было принято в ряды Коммунистической партии более ста пятидесяти человек - солдат, сержантов и командиров. Правда, политотдел не всегда успевал всем принятым своевременно вручить партийные билеты и кандидатские карточки, но все равно из партийной комиссии воины шли в бой коммунистами.

На всю жизнь запомнилось мне заседание партийной комиссии 29 августа 1941 года. Это заседание проводили в лесной посадке на огневых позициях 218 артполка. Заседание проводили поздно вечером, на нем было принято в партию 12 человек, в том числе был принят в члены партии и комсорг 263 стрелкового полка Русинов. Это был волевой, отважный комсомольский вожак, он всегда был там, где опаснее всего. Он не раз водил комсомольцев в атаку, пробирался с ними в тыл врага, добывал ценные разведданные. Пользуясь ими, командование полка наносило чувствительные контрудары по противнику. За храбрость и отвагу Русинова уважали в полку не только комсомольцы, но и командиры. На партийной комиссии старший политрук Гельяров, член парткомиссии, задал вопрос: "Как дерешься?" Русинов ответил: "Дерусь за нашу любимую Родину, за прекрасное будущее нашей советской молодежи. Жизнь свою не пожалею, партию не подведу!" 4 сентября 1941 года Русинов с 20-ю комсомольцами бросился в лихую и последнюю атаку и пал смертью героя.

В те тяжелые дни боев в нашей дивизии около десяти суток находился писатель Борис Горбатов. Мне не раз приходилось встречаться с писателями в период оборонительных и наступательных боев, они тогда были военными корреспондентами центральных и фронтовых газет. Это люди бесстрашные, под артиллерийским, минометным и пулеметным огнем они пробирались до батальона, роты и взвода, старались все видеть своими глазами - как советские воины выполняют свой долг перед Родиной, презирая смерть, как сражались, не щадя своей жизни.

Подвиги воинов, описанные корреспондентами, это не надуманные истории, не вымышленные герои: писатели все видели своими глазами, часто с воинами ходили в атаку, и многие из них пали смертью храбрых на поле битвы, другие - получили ранения, увечья.

Пока находился в нашей дивизии Б.Горбатов, начальник политотдела 9 армии дивизионный комиссар А.Тевченков все время по телефону предупреждал меня, чтобы оградить Б.Горбатова от опасности. Но писатель все мои советы выслушивал внимательно, а бывал там, где считал быть необходимым, для того, чтобы получить материал из первоисточника. Позже в одной из газет он описал опыт работы партийной комиссии 51-й Перекопской стрелковой дивизии. Статья эта была названа так: "Считайте меня коммунистом": в ней он описал желание воинов в эти тяжелые дни для нашей Родины связать свою судьбу с Коммунистической партией, идти в бой коммунистами, рассказал о героических подвигах перекопцев в боях на р. Днепр и на Каховском плацдарме в августе-сентябре 1941 года. В этой статье есть такие слова: "К старой песне о Каховке поэты прибавят новые строки о коммунисте Русинове, павшем в бою как большевик". К этой фамилии я бы дописал фамилии коммунистов: капитана Поплавского, майора Никитина, капитанов Васицкого, Кузнецова, Паламарчука, младшего политрука Лебедева и других коммунистов, павших смертью храбрых в боях за Днепр на Каховском плацдарме.

Да, Б.Горбатов правильно предсказал, что к старой песне о Каховке будут прибавлены строки песни о Днепре: "Кто погиб за Днепр, будет жить в веках, коль сражался он как герой". Эта песня воскрешает великую битву на Днепре и за Каховку в горестный 1941 год, и сколько бы лет ни прошло, битва за Днепр на Каховском плацдарме останется в сердце каждого из нас. Из поколения в поколение будет передаваться правда о героических подвигах перекопцев и всех советских воинов, оборонявших Днепр в 1941 году, и тех, кто форсировал его в 1943 году. Эта битва оплачена жизнями многих советских воинов, в том числе моих однополчан - перекопцев. Но вера в победу помогла воинам-перекопцам преодолеть горечь наших первоначальных неудач, пережить потерю боевых друзей. И все же вместо выбывших из строя коммунистов, ряды партии пополнялись новыми коммунистами, которых принимали в партию в коротких передышках боя. Каждый из них считал своим долгом быть всегда впереди, быть там, где опаснее для жизни. Они не боялись смерти потому, что верили в победу и готовы за нее отдать жизнь.

В двадцатых числах сентября 1941 года по приказу командования 9 Армии мы оставили р. Днепр и родную нашему сердцу Каховку, оставили навсегда на Каховском плацдарме своих боевых друзей-перекопцев, павших смертью храбрых, и с боями отошли на мелитопольские позиции. Несмотря на то, что пришлось опять отступать, моральный дух перекопцев оставался высоким. Это подтверждается тем, что многие солдаты, сержанты и командиры брали с собой горсть Каховской земли и заявляли: "Дорогие наши отцы и деды! Вы в 1920 году 82-е суток вели кровопролитные бои, удерживая Каховский плацдарм, отсюда пошли на штурм Перекопа, на полный разгром Врангеля, за освобождение Крыма и морских портов. Мы, ваши сыновья и внуки, сделали все, что могли. Оставляем Днепр и Каховку по приказу вышестоящего командования. Но мы клянемся именем павших своих боевых однополчан-перекопцев: кто из нас останется в живых - вернется на Днепр!" Эти слова перекопцев звучали как клятва партии и тем, кто навсегда остался на поле брани, кто навечно остался в наших сердцах. Мы, перекопцы, оставшиеся в живых и в строю, вернулись на Днепр в 1943 году, но уже в других частях и соединениях.

Да, тяжело было расставаться с родным Днепром, а автору этих строк вдвойне. Я вырос на Днепропетровщине, и все, что было создано на Днепре за первые предвоенные пятилетки, было и моей частицей труда. Но наши силы в 1941 году были неравны, и мы отходили с боями, задерживая противника на новом рубеже, чтобы дать возможность нашей стране полностью закончить перевод всего нашего народного хозяйства на военные рельсы.

Проявленная стойкость, мужество и героизм воинов всех категорий в первые месяцы Великой Отечественной войны 1941 года, вера в победу заложили фундамент наших последующих успехов в разгроме фашистской Германии. Поэтому воины 1941 года достойны того уважения, что и те, кому посчастливилось остаться в живых и дойти до Берлина и Праги и, особенно мы, прошедшие горнило войны и оставшиеся в живых, должны прославлять тех, кто сложил свои головы на поле битвы в первые дни и месяцы войны, не дожив до счастливого дня победы 9 мая 1945 года. Те, кого нет среди нас, они о себе, о своем героизме и отваге не скажут, а мы - их боевые, фронтовые друзья-однополчане, пока живы должны выполнить свой долг, рассказать обо всем пережитом нашим потомкам, чтобы они об этом знали и проявляли внимание и заботу, к братским могилам, памятникам и семьям погибших. Надо, чтобы следопыты вели непрерывную поисковую работу, чтобы у нас не было ни единой безымянной могилы. Свои краткие воспоминания, посвященные 40-летию боев на р. Днепр и Каховском плацдарме август- сентябрь 1941 года, хочу закончить словами Евгения Долматовского: «Надеюсь, что общими усилиями нам удастся вызволить из забвения прекрасные тайны истории и сделать подвиги героев 1941 года достоянием современников и потомков. Постараемся собрать такие данные, пока мы живы и есть у нас силы. А потом пусть события и факты нашей жизни становятся основанием для легенды».

Участник боев на р. Днепр и Каховском плацдарме, август-сентябрь 1941 года, бывший секретарь партийной комиссии при политотделе 51-й перекопской трижды орденоносной им. Моссовета стрелковой дивизии, ныне гв. полковник в отставке

Устименко Яков Саввич

г. Кишинев.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Михаил Валерьевич черепанов зачем живым долина смерти к 25-летию походов «Снежного десанта» в Мясной Бор

    Документ
    Вот и пролетело 25 лет с тех пор, как мы, будучи наивными, верящими официальной истории студентами филфака КГУ окунулись в «бездонное болото» поисков исторической истины.
  2. Темы подобраны с учетом изменений в школьной программе. Дополнение дано по лучшим сочинениям 90-х годов

    Книга
    170. "МЫСЛЬ НАРОДНАЯ" И "МЫСЛЬ СЕМЕЙНАЯ" В РОМАНЕ Л.Н.ТОЛСТОГО "ВОЙНА И МИР". ПРОБЛЕМА РОЛИ НАРОДА И ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ.
  3. Кузнецов В. И. к 89 Тайна гибели Есенина: По следам одной версии (1)

    Книга
    В этой книге петербургский писатель Виктор Кузнецов на основе архивов ФСБ, МВД и других секретных фондов предлагает новую версию гибели Сергея Есенина в декабре 1925 года в ленинградской гостинице «Англетер».
  4. Кузнецов В. И. к 89 Тайна гибели Есенина: По следам одной версии (2)

    Книга
    В этой книге петербургский писатель Виктор Кузнецов на основе архивов ФСБ, МВД и других секретных фондов предлагает новую версию гибели Сергея Есенина в декабре 1925 года в ленинградской гостинице «Англетер».
  5. Из программы «Режиссура и мастерство актера» первый курс 8 Н. А. Зверева

    Документ
    Настоящее издание посвящено основным методологическим проблемам обу­чения на режиссерском факультете. Исследуется процесс освоения специальных дисциплин с I по V курсы, прослеживается путь от начальных импровизацион­ных этюдов до

Другие похожие документы..