Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Кодекс'
До Комітету Верховної Ради України з питань фінансів, банківської діяльності, податкової та митної політики надходять звернення платників податків що...полностью>>
'Конкурс'
Цель конкурса: раскрытие творческих способностей и воспитание студенческой молодежи, дальнейшее развитие интеграции науки, образования и практики, бо...полностью>>
'Документ'
С целью разработки комплексного иммунокорригирующего метода лечения больных псориазом в прогрессирующей стадии с применением крайне высокочастотного ...полностью>>
'Документ'
Я отношусь к поколению «шестидесятников». Это было замечательное, романтическое время, время «физиков и лириков». В этом устоявшемся термине присутст...полностью>>

Проблемы общей теории права и государства

Главная > Учебник
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Распродажа всех объектов общей собственности граждан и, следовательно, преобразование вещественного состава этой собственности в соответствующие денежные доходы граждан означали бы конец гражданской собственности. Однако не только экономически, но и социально-исторически и политически принципиально важно сохранение на видимую перспективу неотчуждаемого права каждого на гражданскую собственность как гарантированный для всех минимум собственности.

Сверх этого минимума гражданской собственности допускаются и все другие виды собственности, так что физические и юридические лица могут в меру своих возможностей и без всякого ограничения приобретать по правилам рынка себе в собственность любой из объектов, находящихся в товарно-денежном обороте. Разумеется, что в отношении такой (негражданской) собственности ее владелец будет обладать всем комплексом обычных правомочий владения, пользования и распоряжения.

Все эти виды собственности, допускаемые сверх гражданской собственности, можно было бы для простоты назвать "частной собственностью" (индивидуальной, групповой и т. д.), но в строгом социально-экономическом смысле это не частная собственность, точно так же как и "приватизация" после признания гражданской собственности принципиально отличается от нынешней приватизации (т. е. создания частной собственности), которая проводится до и без признания гражданской собственности. Дело в том, что частная собственность (от античной до наиболее развитой, буржуазной) предполагает наличие несобственников, деление общества на собственников и несобственников. Наделение всех гражданской собственностью радикально меняет все отношения собственности и сам тип общественного строя: одно дело — антагонизм между собственниками и несобственниками, и совсем другое дело — отношения между владельцами большей и меньшей собственности в условиях неотчуждаемого права каждого на минимум собственности.

Утверждение гражданской собственности будет означать действительное разрешение проблемы отчуждения, над которой бились Гегель и Маркс, поскольку неотчуждаемая гражданская собственность — это реальная гуманизация отношений собственности, действительное преодоление отчуждения от собственности в интересах каждого индивида. Такая собственность преобразует тоталитарное сообщество "всех вместе" в гражданское общество экономически и юридически свободных и независимых индивидов и создаст необходимые условия для господства права в общественной и политической жизни.

Право на гражданскую собственность — это не просто обычное формальное право, абстрактная правоспособность индивида (в духе буржуазного права) иметь (или не иметь) собственность на средства производства, а уже приобретенное, наличное и неотчуждаемое субъективное право на реальную собственность. Таким образом, цивилитарное право — это новое, послебуржуазное и постсоциалистическое правообразование. Оно сохраняет принцип любого (в том числе и буржуазного) права, т. е. принцип формального равенства, и вместе с тем содержательно дополняет и обогащает его качественно новым моментом — равным правом каждого на одинаковый для всех минимум собственности.

Подобно тому как гражданская собственность — это настоящая, юридически индивидуализированная собственность на средства производства, но уже не буржуазная частная собственность, так и право на гражданскую собственность — настоящее право, но уже не буржуазное право. Цивилитарное право, таким образом, по своему содержанию и уровню развитости стоит выше предшествующих типов права и, следовательно, в правовой форме воплощает большую меру свободы людей и выражает более высокую ступень в историческом прогрессе свободы в человеческих отношениях.

Можно допустить, что и видимый дальнейший прогресс свободы будет осуществляться по цивилитарной модели обогащения и дополнения опорного принципа формально-правового равенства новыми неотчуждаемыми субъективными правами.

§ 3. Цивилитарное право как новая ступень во всемирно-историческом прогрессе равенства, свободы и справедливости

В контексте объективно-исторической возможности перехода от социализма к цивилизму все остальные варианты преобразования реально сложившегося социализма неизбежно предстают как отклонения от вектора исторического прогресса и в этом смысле как исторически регрессивные, как обессмысливание исторических усилий прошлого, неспособность воспользоваться их результатами и, оставаясь на острие истории, продолжать ее дальше — словом, как выход из истории на пенсию и отдых.

Концепция цивилизма показывает, что социализм — не историческая ошибка и не впустую затраченное время, что беспрецедентные жертвы нескольких поколений наших предшественников и соотечественников не пропали даром, что при социализме впервые созданы предпосылки (в виде социалистической собственности) для перехода к более высокой, более справедливой, более гуманной ступени развития общечеловеческой цивилизации.

Реальный опыт социализма и объективно-исторически подготовленные в результате социализма предпосылки для перехода к цивилизму свидетельствуют о том, что искомое на протяжении тысячелетий "фактическое равенство" не абсолютно, а относительно. Оно в действительности возможно лишь как момент "экономического равенства" в экономико-правовой форме и в пределах индивидуализированной равной гражданской собственности как единого для всех минимума собственности, без ограничивающего максимума. И цивилизм, таким образом, тоже не конец исторического прогресса свободы и равенства, а лишь новая ступень в его развитии.

Идея гражданской собственности — главный вывод из всего предшествующего социализма. До и без социализма, априорно и умозрительно, во времена Гегеля, Маркса или Ленина эту идею и такое направление развития истории невозможно было бы и придумать.

Коммунистическое требование "фактического равенства" отвергает ценности и достижения общецивилизационного процесса. Гражданская собственность — это исторически найденная форма удовлетворения и вместе с тем одновременно преодоления этих разрушительных требований в категориях самой цивилизации, т. е. в форме права собственности. Цивилизация при этом развивается благодаря тому, что она обогащается новым формообразованием свободы — неотчуждаемым правом каждого на гражданскую собственность. Средствами досоциалистической цивилизации это всемирно-историческое требование большего равенства, чем формально-правовое равенство, неразрешимо и неодолимо.

Концепция цивилизма обладает регулятивным потенциалом и для капитализма. Это регулятивно-ориентирующее значение идеи цивилизма (в качестве нового категорического императива*) можно в общем виде сформулировать так: от капитализма к цивилизму, минуя социализм. Более конкретно это означает: каждому — неотчуждаемое право на гражданскую (цивилитарную) собственность.

* У Канта, чье понятие мы здесь используем, отсутствует, разумеется, идея равной гражданской собственности, появление которой исторически и логически возможно лишь после социализма. Это, кстати говоря, очень хорошо демонстрирует апостериоризм реального содержания максим его категорического императива, ограниченного социально-историческими границами формально-правового равенства и частной собственности.

Концепция постсоциалистического цивилизма уже содержит адекватный правовой ответ коммунистическим требованиям масс. Этим ответом может (и объективно будет вынуждено) воспользоваться и капиталистическое общество, чтобы избежать мук реального социализма. Но для этого сложившихся социальных услуг бедным и так называемого шведского социализма в пользу несобственников окажется мало: необходимо будет каждого наделить неотчуждаемым правом на достаточный минимум собственности на средства производства, т. е. на персонально определенную равную долю в рамках общей собственности всех. Понятно, что размер этого минимума и самой общей собственности всех граждан будет зависеть от соотношения сил, претензий и интересов в соответствующем обществе, степени его богатства, уровня жизни населения и целого ряда иных факторов, которые в своей совокупности определят конкретное содержание соответствующего "общественного договора" о гражданской собственности. Но это уже, как говорится, их трудности, проблемы для самого капитализма: как и каким конкретно способом может быть в условиях буржуазного общества создана такая общая собственность, на базе которой можно было бы сделать каждого владельцем равной гражданской собственности, найти свой путь к после-капиталистическому цивилизму, оставить тем самым социализм позади себя, избавиться от порождающих и сопровождающих его проблем и т. д.

При всех различиях между ними постсоциалистический цивилизм и посткапиталистический цивилизм обладают принципиальным единством и типологической общностью благодаря их единой основе — неотчуждаемому праву каждого на гражданскую собственность. Лишь на такой принципиально новой основе может быть преодолен и снят антагонизм между коммунизмом и капитализмом. Коммунизм и капитализм могут встретиться и примириться лишь на базе цивилизма, т. е. на почве и в условиях будущего принципиально нового строя. Концепция цивилизма тем самым демонстрирует ошибочность и иллюзорность представлений о конвергенции между капитализмом и социализмом. Речь на самом деле должна идти не о конвергенции капитализма и социализма, а о преодолении и социализма, и капитализма, о переходе и от социализма, и от капитализма к цивилизму.

В контексте исторического прогресса свободы можно уверенно сказать, что порожденный и подкрепленный реальной историей социализма категорический императив о неотчуждаемом праве каждого на общеобязательный минимум гражданской собственности преодолеет сопротивление сложившихся отношений в сфере собственности и подчинит их своему регулятивному воздействию. В исторических масштабах вектор развития общественной практики совпадает с направлением и ориентирами прогресса идей.

Идея цивилизма как новой ступени исторического развития демонстрирует, что новое в истории (как и вообще новое) — это вопреки поговорке не хорошо забытое старое, а до поры до времени отсутствующее, невидимое и неизвестное очередное будущее. Его нельзя придумать или сконструировать лишь из материала прошлого и настоящего, потому что главное и конституирующее в этом будущем, т. е. собственно новое, всегда находится за пределами видимости всех прежних представлений о будущем. Можно сказать, что историческое пространство, как и пространство физическое, искривлено и увидеть, что нового за предстоящим большим историческим поворотом, можно лишь после того, как такой поворот уже реально исторически подготовлен и возможен. И на поверку оказывается, что говорящие о "конце истории", по существу, признают, что для них действительно предстоящее будущее еще не видимо, не знаемо, не известно.

Применительно к философско-историческим концепциям Гегеля и Маркса можно сказать, что вне поля их видения и теоретического осмысления неизбежно оказалась открывшаяся лишь после реального социализма (радикального антикапитализма, послекапиталистического строя без свободы, права и собственности) объективно-историческая возможность формирования неотчуждаемого права каждого на равную цивильную собственность и в целом движения к цивилизму как более высокой ступени в прогрессе свободы и права.

Наш интерес (под углом зрения цивилизма) к подходам Гегеля и Маркса вызван еще и тем, что именно их позиции до сих пор остаются двумя наиболее развитыми и вместе с тем типологически радикально противоположными трактовками капитализма и посткапитализма (как коммунизма) с точки зрения диалектики социально-исторического прогресса во всемирной истории. При этом, конечно, речь идет не о гносеологическом или моральном упреке в адрес Гегеля или Маркса как идеологов соответственно капитализма и коммунизма, а прежде всего о неизбежной объективно-исторической ограниченности их представлений о путях последующего исторического развития, о будущности права, свободы, собственности и т. д.

Каждая концепция по-своему абсолютизировала относительное, выдавая конец видимого отрезка истории за конец истории вообще. Такой видимой частью истории для гегелевской концепции является капитализм, для марксизма — антикапитализм. И каждая из этих концепций трактовала невидимую ей часть истории как простое и прямое продолжение (до дурной бесконечности — до "конца истории") видимой части истории. Отсюда и неизбежное историческое мифотворчество о неизвестном будущем, находящемся за невидимым грядущим очередным большим поворотом истории.

Современная перепроверка — с позиций концепции цивилизма — прошлых представлений об историческом прогрессе свободы и права позволяет выявить и отделить в них верное и познавательно ценное от исторически обусловленных иллюзий, искажений, недоразумений (а всякий миф в своей основе — это в буквальном смысле не-до-разумение, т. е. еще адекватно непонятое, пока что недоступное разуму).

Так, с точки зрения концепции цивилизма очевидна мифологичность гегелевских и современных представлений о капитализме как вершине и конце прогресса свободы, права, собственности и т. д. Но вместе с тем в этих представлениях (особенно глубоко и ярко — у Гегеля) присутствует та верная мысль, что свобода, собственность и т. д. возможны лишь в правовой форме, что исторический прогресс — это, по сути, правовой прогресс и что, следовательно, выход за границы капитализма, его отрицание — это одновременно отрицание права, свободы, собственности вообще. Реальный (антикапиталистический) социализм XX в. выразительно подтвердил это.

Мифом оказалось и представление о том, будто отрицание капитализма (частной собственности, правового равенства и т. д.) освобождает людей, дает им большее, "фактическое равенство", ведет к полному коммунизму и т.п. Но многие критические положения этого подхода (критика недостатков частной собственности, указание на ограниченный характер формально-правового равенства и т. д.) по существу верны, хотя и искажены коммунистической мотивацией, критериями и ориентирами этой критики. Реально-историческим подтверждением основательности этой критики является фактическая ликвидация капитализма в XX в. в целом ряде стран в духе именно марксистско-пролетарского антикапитализма.

Хотя этот антикапитализм (в реальной истории — социализм) не привел к прогнозированному "полному коммунизму", однако его всемирно-историческое место в качестве переходного периода между капитализмом и цивилизмом не менее значимо, чем его роль в качестве первой ступени доктринально предсказанного коммунизма. С точки зрения прогресса свободы и права смысл социализма — в подготовке необходимых условий для перехода к цивилизму.

В контексте изложенной диалектики исторического прогресса свободы и права (от капитализма — через социализм — к цивилизму) можно сказать, что с исторических и теоретических позиций и Гегеля, и Маркса (да и вообще — до современного кризиса социализма) цивилизм не только не виден, но и вообще невообразим, поскольку его тогда и за потенциальным историческим горизонтом мысли и реалий еще не было. Ограниченная позитивная диалектика Гегеля в действительности упирается в капитализм, радикальная негативная диалектика Маркса завершается антикапитализмом. Концепция цивилизма продолжает диалектику исторического прогресса, преодолевая ограниченность гегелевской и негативизм марксовой версий диалектики исторического развития.

Таким образом, цивилизм как более высокая ступень развития права (свободы, равенства и справедливости) — это преодоление прежних концепций (в том числе — гегелевской и марксовой) диалектики всемирной истории и выражение новой (индивидуально-правовой, либертарной, либертарно-правовой) концепции диалектики, диалектического "снятия" нового негативного (коммунистического отрицания права) и утверждения нового позитивного (цивилитарного права). При этом новый синтез (цивилитарное право) диалектически амбивалентен к предшествующим моментам позитивного и негативного — к буржуазному праву и коммунистическому неправу. Цивилитарное право признает (и утверждает) в буржуазном праве право (правовое начало) и преодолевает его буржуазность (буржуазную ограниченность). В отношении к коммунистическому неправу цивилитарное право отрицает (и преодолевает) это неправо (коммунистическое отрицание права), но признает (и в преобразованной, правовой форме утверждает) правовые формы преобразования (юридической трансформации) итогов такого коммунистического отрицания предшествующего (в том числе буржуазного) права. Цивилизм и цивилитарное право невозможны как без докоммунистического права, так и без его коммунистического отрицания.

Если даже реальный социализм XX в. упустит объективную возможность для перехода к цивилизму, то это вовсе не будет означать ни потери самой идеи цивилизма (и ее автономного регулятивного воздействия — и без прямой практической ее реализации, в концептуально "чистом" виде), ни уже навсегда открывшегося пути к нему. Без перехода к цивилизму ни коммунистическую идеологию, ни новые попытки ее реализации преодолеть невозможно.

Социализм как переходный строй между капитализмом и цивилизмом — такова диалектика всемирной истории и тот всемирно-исторический контекст, в рамках которого только и можно адекватно уяснить координаты российской истории XX в., понять, откуда и куда мы идем, какая будущность нас ждет, каковы предпосылки и условия нашего перехода к праву, к экономически, юридически и морально свободной личности, гражданскому обществу, товарно-рыночным отношениям, правовому государству, каково, наконец, отклонение нашего реального движения от наших объективных возможностей идти к цивилизму.

Очевидно, что до появления соответствующих объективно-исторических реалий периода упадка и кризиса практически сложившегося социализма не было и самой возможности для уяснения его будущности. Так что ни в XIX в., ни в первой половине XX в. не было еще условий для формирования даже представлений о цивилизме как будущности социализма.

Между тем тот или иной смысловой образ будущего, то или иное представление о будущности соответствующего объекта, явления (в нашем случае — о будущности социализма) играет существенную роль в процессе познания и преобразования практики, в понимании и оценке прошлого и современности.

Так, ясно, что ни гегелевское учение, ни представленная в марксистской доктрине концепция социализма с коммунистической будущностью по сути своей не могут допустить после буржуазной частной собственности, буржуазного права, буржуазного товарно-рыночного хозяйства, буржуазного гражданского общества и буржуазного правового государства какого-то нового (послебуржуазного) типа индивидуальной собственности на средства производства, нового типа права, рынка, гражданского общества и государства, поскольку все эти институты, согласно доктрине, будут "отмирать" по мере продвижения от социализма (как первой фазы коммунизма) к полному коммунизму.

И только в концепции цивилизма, отрицающей одновременно и коммунистическую и капиталистическую перспективы для социализма, впервые обосновывается объективно-историческая возможность нового (постсоциалистического и вместе с тем небуржуазного) типа индивидуальной собственности, права, рынка, гражданского общества и правового государства.

Как идейно-теоретический итог российского опыта XX в. цивилизм (в своей непосредственной причастности к судьбам России и российской истории) является современным выражением (в общезначимых для цивилизации категориях всемирно-исторического прогресса свободы и права) того, что традиционно именуется русской национальной идеей*. Ведь только концепция цивилизма оправдывает усилия столь тяжкого прошлого (с его мессианством, энтузиазмом, самопожертвованием и неимоверными лишениями во имя будущего), придает всемирно-исторический смысл и адекватную будущность уникальной по своей напряженности российской истории XX в.

* См.: Нерсесянц В. С. Цивилизм как русская идея // Рубежи. 1996. № 4. С. 129—153; см. также: Пивоваров Ю., Фурсов А. Послесловие к "Цивилизму" В. С. Нерсесянца // Там же. С. 154—158.

В концепции постсоциалистического цивилизма прошлое и будущее России приобретают взаимосвязанный и осмысленный характер как ступени единого, прогрессивно развивающегося исторического процесса. Только благодаря этому можно концептуально, а не голословно утверждать, что у России есть не только прошлое, но и будущее, что у нее есть своя история, которая имеет собственное продолжение.

Идеология ошибочности и тупиковости российской истории XX в., будучи по сути своей антиисторичной, навязывает России и ее народам стойкий комплекс исторической неполноценности и отбрасывает страну на периферию социально-исторического развития.

Между тем ясно, что социализм XX в. — это именно русская история. Более того, это, по критериям всемирной истории, самое существенное во всей истории России. Тот звездный случай, когда национальная история выполняет, как говорил Гегель, "поручение всемирного духа" и напрямую делает дело всемирной истории. Делает потому, что способна это сделать и видит в этом свое собственное дело и свою всемирно-историческую миссию. По ошибке, обману и т. д. такие дела не делаются. Именно в России проделана вся черновая работа всемирной истории, связанная с реализацией и практической проверкой общечеловеческой коммунистической идеи. Ответ найден — цивилизм с неотчуждаемым правом каждого на гражданскую собственность. Это и есть русская идея сегодня и на будущее, российский вклад во всемирно-исторический прогресс свободы и равенства людей.

Диалектика всемирной истории и всемирно-исторического прогресса свободы, права и справедливости продолжается.

Концепция цивилизма, таким образом, демонстрирует ошибочность возврата назад — к социализму или к капитализму.

Так, совершенно ясно, что новый тоталитаризм, левый или правый, всякого рода попытки восстановления социализма и т. д. лишь радикально ухудшат ситуацию и отодвинут решение исторически назревших и жизненно важных для населения проблем утверждения в стране всеобщих основ свободы, права, собственности и государственности. Повивальной бабкой искомого нового состояния общества здесь могут быть лишь мирные реформы конституционно оформленных властей, а не революционно-насильственные мероприятия. Вместе с тем ясно, что в близкой перспективе в России качественно более совершенной (с точки зрения юридического правопонимания) Конституции и более развитой социально-политической и экономико-правовой действительности не будет и не может быть. Поэтому необходимо сберечь достигнутое, подкрепить его курсом более справедливых и отвечающих правовым ожиданиям общества реформ, приостановить сползание к гражданской войне и удержать ситуацию в мирном режиме, выиграть время для осмысления, подготовки и осуществления качественно новых — цивилитарно ориентированных — общественных и государственно-правовых преобразований.

Вместе с тем с максималистских позиций цивилизма (как выражения требований более высокой ступени прогресса права) очевидны все те существенные недостатки и противоречия, которые порождаются в процессе реализации избранного курса капитализации социализма. Но с тех же цивилитарных позиций — поскольку они опираются именно на юридическое правопонимание, выражают ценности правовой свободы и необходимость перехода от неправового социализма к постсоциалистическому праву — тоже ясно, что всякое движение (даже окольное и не в том направлении, как в нашей действительности) от неправа к праву — это благо и что даже "плохое" право (в том числе и пока что реально складывающееся у нас типологически неразвитое, добуржуазное право) лучше "хорошего" неправа (включая и по-своему весьма развитые и эффективные антиправовые средства тоталитарной регуляции).

В юридической литературе и средствах массовой информации процесс современного развития в стране начал права, собственности и т. д. (на путях так называемого "разгосударствления" и приватизации социалистической собственности) подвергается критике с разных сторон: от полного отрицания этого процесса (радикальные коммунистические силы) до призывов форсировать его (радикальные пробуржуазные силы). Такая поляризация позиций ведет к обострению противостояния и борьбы в обществе, что вообще может перечеркнуть реформистски-правовой путь развития страны.

Установка на капитализацию социализма (оставляя в стороне вопрос о реализуемости такого замысла) — это по природе своей конфронтационный путь к собственности, праву, правовому государству и т. д. в силу игнорирования тех глубинных причин, совокупность которых учтена и выражена в концепции цивилизма и цивилитарного права. Именно поэтому данная концепция и позволяет лучше понять силу и слабость сторонников и противников движения от социализма к капитализму, факторы, содействующие и противодействующие такому движению, объективную природу и глубинный смысл современного раскола и борьбы (идеологической, социальной, политической, национальной и т. д.) в стране, обществе, государстве.

Смысл цивилитарно-юридического подхода к происходящему определяется логикой отношений между типологически более развитой и менее развитой формами права (свободы, собственности, общества, государства и т. д.) на общеправовой основе и в перспективе правового прогресса. Поэтому цивилитарно-юридическая критика реально складывающегося в стране неразвитого права ведется с позиций содействия его развитию, с ориентацией на более высокие стандарты права, объективно возможные в постсоциалистических условиях и крайне необходимые для обеспечения мирного, реформистского, конституционно-правового пути преобразований. Во всех своих проявлениях (научно-объяснительных, программно-ориентирующих, критических, юридико-мировоззренческих и т. д.) концепция цивилизма выступает как теоретическое обоснование и выражение абсолютного смысла категорического императива всей постсоциалистической эпохи — идеи и требования движения к более высокой, чем это было в прошлой истории, ступени правового равенства, свободы и справедливости.

Этим в конечном счете и определяется научно-познавательное и идейно-ориентирующее значение цивилизма и цивилитарной концепции права и юриспруденции для любого направления (школы) постсоциалистической юриспруденции, исходящей из того или иного варианта юридического (антиле-гистского, антиэтатистского, антипозитивистского) типа правопонимания.

Содержание

Предисловие 2

Раздел I. Предмет и метод общей теории права и государства 3

Глава 1. Предмет общей теории права и государства 3

§ 1. Предмет общей теории права и государства как общенаучной юридической дисциплины 3

§ 2. Дуализм объектов и единство предмета юриспруденции 4

Глава 2. Понятийно-правовое единство предмета и метода юриспруденции 7

§ 1. Единство и взаимосвязи предмета и метода юридического познания 7

§ 2. Специфика и основные функции юридического метода 8

§ 3. Преемственность и новизна в развитии общей теории права и государства 9

Глава 3. Общая теория права и государства в системе юридических наук 11

§ 1. Общая теория права и государства в системе и структуре юриспруденции 11

§ 2. Общая теория права и государства и развитие междисциплинарных связей юриспруденции 13

Раздел II. Происхождение и ранние формы права и государства 15

Глава 1. Условия и предпосылки генезиса права 16

§ 1. Соционормативная культура первобытности 16

§ 2. Формирование нормативно-регулятивной системы права 28

Глава 2. Ранние формы права и государства 37

§ 1. Проблема догосударственного права 37

§ 2. Формы раннего права и государства 54

Раздел III. Сущность, понятие и ценность права 70

Глава 1. Основные концепции правопонимания 71

§ 1. Типология правопонимания 71

§ 2. Легизм 74

§ 3. Юснатурализм 77

§ 4. Юридический либертаризм 84

§ 5. Специфика правовой регуляции в контексте либертарного правопонимания 93

Глава 2. Сущность, понятие и ценность права: проблемы юридической онтологии, гносеологии и аксиологии 97

§ 1. Сущность и понятие права 97

§ 2. Юридическая онтология, гносеология и аксиология 100

Раздел IV. Право и права человека в нормативной системе общества 102

Глава 1. Право в системе социального регулирования 103

§ 1. Понятие социальной нормы 103

§ 2. Правовые и политические нормы 104

§ 3. Правовые и моральные нормы 105

§ 4. Право и религия 109

Глава 2. Права человека: сущность, понятие, нормативная форма 112

§ 1. Права человека как нормативная форма взаимодействия индивидов 112

§ 2. Правовой статус: понятие и структура 116

Раздел V. Позитивное право: система и категории 120

Глава 1. Позитивное право и социальный процесс его формирования 120

§ 1. Прагматические основы существования позитивного права 120

§ 2. Теоретические основы понятия "позитивное право" 122

§ 3. Понятие социального процесса формирования позитивного права 123

Глава 2. Нормы права 126

§ 1. Понятие и признаки правовых норм 126

§ 2. Социальное бытие правовых норм 129

§ 3. Структура правовых норм 131

§ 4. Виды правовых норм 134

Глава 3. Источники права 136

§ 1. Понятие и система источников права 136

§ 2. Обычай 137

§ 3. Судебный прецедент и судебная практика 138

§ 4. Нормативно-правовые акты 140

§ 5. Другие незаконодательные источники права 141

Глава 4. Основные правовые системы прошлого и современности 144

§ 1. Понятие и классификация правовых систем 144

§ 2. Правовые системы европейского типа 146

§ 3. Правовые системы традиционного типа 150

Глава 5. Правотворчсство 157

§ 1. Понятие правотворчества и его принципы. Правотворчество и формирование права 157

§ 2. Виды правотворческой деятельности в Российской Федерации 159

§ 3. Основные стадии правотворческого процесса 161

§ 4. Законодательная техника 165

Глава 6. Система права и система законодательства 166

§ 1. Основные системные понятия в теории и практике позитивного права 166

§ 2. Структура системы права и законодательства 168

§ 3. Система права и система законодательства: единство или различие? 170

§ 4. Система права и система законодательства Российской Федерации 174

Глава 7. Систематизация законодательства 178

§ 1. Понятие систематизации законодательства 178

§ 2. Учет нормативных актов 179

§ 3. Инкорпорация законодательства 180

§ 4. Консолидация законодательства 183

§ 5. Кодификация законодательства 184

Глава 8. Правовые отношения 187

§ 1. Понятие правовых отношений и их основные виды 187

§ 2. Субъекты права и участники правоотношений 191

§ 3. Содержание правоотношения 193

§ 4. Юридические факты 194

§ 5. Объекты правоотношений 196

Глава 9. Правосознание, правовая культура и правовое воспитание 197

§ 1. Понятие правосознания 197

§ 2. Правосознание в дореволюционной России 198

§ 3. Социалистическое правосознание 201

§ 4. Кризис современного правосознания 203

§ 5. Правовая культура и правовое воспитание 208

Раздел VI. Действие права 212

Глава 1. Действие права и формы его реализации 212

§ 1. Понятие действия права 212

§ 2. Реализация права — общецивилизованный путь к правопорядку 214

§ 3. Реализация права в законодательной деятельности и подзаконном нормотворчестве 215

§ 4. Реализация закона, ее формы и методы обеспечения 216

§ 5. Правоприменение как особая форма реализации права 218

§ 6. Реализация права при пробелах в законодательстве 219

§ 7. Правоприменительный акт 220

Глава 2. Пробелы в праве и их восполнение 220

§ 1. Понятие пробелов в праве, их виды и причины появления 220

§ 2. Отграничение пробелов от смежных правовых явлений 223

§ 3. Восполнение пробелов 225

Глава 3. Толкование права 227

§ 1. Понятие толкования права 227

§ 2. Объем и способы толкования 228

§ 3. Официальные и неофициальные толкования 232

§ 4. Нормативное и казуальное толкование 236

Глава 4. Законность и правопорядок 238

§ 1. Понятие законности, се место в жизни общества 238

§ 2. Гарантии законности 240

§ 3. Законность и целесообразность 241

§ 4.О единстве законности 242

§ 5. Правовой порядок 243

Глава 5. Правонарушение и юридическая ответственность 245

§ 1. Понятие, виды и причины правонарушений 245

§ 2. Юридический состав правонарушения 249

§ 3. Понятие и виды юридической ответственности 251

§ 4. Основания и принципы юридической ответственности 255

Глава 6. Эффективность действия права 256

§ 1. Понятие эффективности права 256

§ 2. Методы изучения эффективности права 261

§ 3. Современное российское законодательство: основные слагаемые эффективности 263

Раздел VII. Государство: сущность, понятие, структура, функции 264

Глава 1. Сущность и понятие государства 264

§ 1. Феномен государства: уровни рассмотрения 264

§ 2. Публичная политическая власть 266

§ 3. Социологическая концепция государства 267

§ 4. Легистская концепция государства 271

§ 5. Понятие государства в современной либертарной теории 273

Глава 2. Элементы государства 278

§ 1. "Теория трех элементов" 278

§ 2. Субстанциональный элемент государства 279

§ 3. Территориальный элемент государства 283

§ 4. Институциональный элемент государства 285

Глава 3. Аппарат (механизм) государственной власти 290

§ 1. Понятие аппарата (механизма) государственной власти 290

§ 2. Организационная структура аппарата государственной власти 292

§ 3. Разделение властей как надлежащая правовая форма организации аппарата государственной власти 294

§ 4. Законодательная власть 298

§ 5. Исполнительная власть 299

§ 6. Судебная власть 300

Глава 4. Форма государства 304

§ 1. Понятие формы государства 304

§ 2. Форма правления 305

§ 3. Государственный (политический) режим 312

§ 4. Территориальное устройство государства 316

Глава 5. Функции государства 321

§ 1. Гражданское общество и государство 321

§ 2. Функции и задачи государства 322

§ 3. Минимальные функции государства 323

§ 4. Пределы государственного вмешательства в сферу гражданского общества 324

§ 5. Патерналистские функции государства 328

Раздел VIII. Правовое государство 329

Глава 1. Правовое государство: история идей и современность 329

§ 1. Античные идеи 330

§ 2. Политико-правовая мысль Средневековья 340

§ 3. Концепции Нового и Новейшего времени 342

§ 4. Основные итоги 347

Глава 2. Конституционная модель правового государства в России 348

§ 1. Общая характеристика 348

§ 2. Конституционная концепция естественных прав человека 350

§ 3. Правовой закон 351

§ 4. Разделение властей 353

§ 5. Направления совершенствования конституционной модели 356

Глава 3. Социальное правовое государство 357

§ 1. Причины и условия формирования социального государства 357

§ 2. Пути формирования социального государства в условиях реформирования экономических отношений в России 364

Раздел IX. Теоретические проблемы постсоциалистического развития общества, права и государства в России 366

Глава 1. Постсоциалистическое общество, право и государство в России: основные тенденции и направления развития 366

§ 1. Государство и право 366

§ 2. Государство и гражданское общество 370

§ 3. Форма постсоветского государства 376

Глава 2. Правовые основы развития многопартийности в современной России 381

§ 1. Право и многопартийность 381

§ 2. Первые шаги правовой регуляции российской многопартийности 382

§ 3. Постсоветский период развития российской многопартийности 384

§ 4. Законодательство о политических объединениях: состояние и основные направления развития 388

§ 5. Итоги и перспективы развития многопартийности в России 391

Глава 3. Общественное мнение и право 394

§ 1. Понятие общественного мнения 394

§ 2. Становление общественного мнения как института гражданского общества 395

§ 3. Общественное мнение как объект правового регулирования 398

§ 4. Законодатель и общественное мнение 400

Глава 4. Концепции постсоциалистического развития общества, права и государства 404

§ 1. Проблемы постсоциалистичсского пути к праву и государству 404

§ 2. Концепция цивилитарного общества, права и государства 409

§ 3. Цивилитарное право как новая ступень во всемирно-историческом прогрессе равенства, свободы и справедливости 412

Проблемы общей теории права и государств

Учебник для вузов

Издательство НОРМА

Лицензия № 03206 от 10 ноября 2000 г.

109544, Москва, Школьная ул., 36-38

Тел./факс (095) 912-97-21

Подписано в печать 15.12.00.

Формат 60х90/16. Усл. печ. л. 52,0.

Тираж 6 000 экз. (2-й завод 5 001—11 000)

Заказ № 2847.

Издательский Дом ИНФРА • М

Лицензия № 070824 от 21 января 1993 г.

127214, Москва, Дмитровское ш., 107

Тел.(095) 485-70-63; 485-76-18

Отпечатано с готовых диапозитивов в Тульской типографии.

300600, г. Тула, пр. Ленина, 109.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Проблемы общей теории права

    Документ
    Наличие проблем в науке свидетельствует о ее существовании. Не любая проблема, которая возникает, является научной. Знание всегда представляет в науке диалог, что предполагает различную интерпретацию, наличие различных точек зрения.
  2. Темы рефератов для допуска к вступительному экзамену в аспирантуру по специальности 12. 00. 01 Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве Теория права и государства

    Темы рефератов
    Условием допуска к экзамену по специальности является подготовка реферата, который должен показать готовность поступающего в аспирантуру к научной работе.
  3. Вопросы к кандидатскому экзамену по теории права и государства

    Вопросы к кандидатскому экзамену
    Теории происхождения государства (материалистическая (классовая) теория). Теории происхождения государства (теория насилия).
  4. Владик Сумбатович Нерсесянц Общая теория права и государства учебник

    Учебник
    Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства. Учебник для юридических вузов и факультетов. – М.: Издательская группа НОРМА–ИНФРА • М, 1 . – 552 с.
  5. Курс относится к разделу основных предметов учебной программы подготовки бакалавров и предполагает наличие знаний в области общей теории права, истории государства и права, сравнительного конституционного права. Цель

    Программа
    Требования для участия в курсе: курс относится к разделу основных предметов учебной программы подготовки бакалавров и предполагает наличие знаний в области общей теории права, истории государства и права, сравнительного конституционного права.

Другие похожие документы..