Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Урок'
Покажите на карте Россию. Что вы можете сказать о ее территории? Какие города находятся на территории России? Назовите столицу России, покажите ее на...полностью>>
'Лекции'
В условиях рыночных отношений сохраняется актуальность планирования деятельности предприятия. Вообще, планомерное развитие экономики понижается как р...полностью>>
'Документ'
на поставку продукции для комплектования книжного фонда Межпоселенческой централизованной библиотечной системы Новоалександровского муниципального ра...полностью>>
'Документ'
В данной работе рассматривается проблемы и возможности будущего развития мониторинга в глобальных системах. Также основные аспекты для работы с сущес...полностью>>

Лекции тамбов 2007

Главная > Лекции
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Бочаров А.С.

Чернышев А.В.

ХРИСТИАНСТВО И ПСИХОЛОГИЯ

ЛЕКЦИИ

Тамбов 2007

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие.

Лекция № 1. Введение в христианскую психологию.

Обзор значимых для христианской психологии идей и работ

у отечественных авторов XVIII-XX веков.

Современные терминологические споры.

Применение различными авторами терминов «христианская» и «православная» психология и их отношение к возможности подобной науки.

Личность христианского психолога и его место в Церкви.

Святоотеческое учение о человеке – основа христианской психологии.

Соотношение христианской антропологии с понятиями и методами современной психологии.

Вера как религиозный и психологический феномен.

Различные психологические учения о мотивах поведения.

Различия в построении психологической науке на примере сравнения буддистской и христианской антропологии.

Лекция № 2. Антропологические основы христианской психологии.

Понятия индивид, конституция, темперамент, характер, личность.
Представление о личности в различных психологических школах и учениях.
Различия в понимании личности в психологии и христианской антропологии.
Православное понимание сущности, личности и индивида.
Базовые понятия христианской антропологии.
Человек как образ и подобие Божие.
«Кожаные ризы».

Специфические свойства человека.

Личность и бытие.

Православная триадология как основа учения о человеке.

Трехсоставность человека (тело-душа-дух).
Духовное и душевное: найди различия.

Значение ума для христианского понимания человека.

Значение воли в учении о человеке.

Роль чувственной сферы в духовной жизни человека.

Преображение души.

От душевному – к духовному.

Лекция № 3. Философия и психология времени.

Сущность времени.

Различные представления о времени.

Индивидуальное восприятие времени.

Время, в котором живёт Церковь.

Принцип «здесь и теперь»: путь к реальности.

Время и Вечность.

Лекция № 4. Реальность и виртуальность.

Проблема реальности.

Истина: богословское, философское и психологическое понимание.

Реальность и виртуальность.

Виртуальность: история термина.

Виртуальность и компьютер.

Виртуальность и воображение.

Виртуальность. Символ. Миф.

Реальность и художественная культура.

Виртуальная личность.

Диалектика внешнего и внутреннего.

Покаяние как путь к реальности. Феноменология покаяния.

Лекция № 5. Философия и психология смерти.

Отношение к смерти в разные исторические эпохи.

Христианское отношение к смерти.

Отношение к смерти в современной культуре.

Происхождение смерти.

Память о смерти.

Предсмертная болезнь: на краю вечности.

Эвтаназия и отношение к ней.

Послесловие.

Предисловие.

«Не то сие значит, чтобы противно было Господу знать и другое что, кроме Христианского учения, а то, что Христианское учение должно стоять во главе и руководить всем. Усвой себе сие учение и с ним иди в область всех других познаний, отвергая все несогласное с ним».

Свт. Феофан Затворник.

В одном из писем о. Павел Флоренский в 1912 г обращается к своим друзьям: «Нам надо создавать православную науку, ее почти нет, если не считать утерянных нитей отеческой мысли».1 Несколькими годами позже С.Л. Франк с горечью говорил: «…Прекрасное обозначение «психология» — учение о душе — было просто незаконно похищено и использовано как титул для совсем иной области».2

Многое было сделано с тех пор, однако фундамент того, мы называем христианской психологией, только строится, и долг творческого созидания христианской науки по-прежнему стоит перед нами.3

Построение любой науки начинается с изложения наиболее общих принципов, на которых базируется все остальное. Для христианской психологии подобной основой учение о человеке. Трудно не согласиться с В.И. Слободчиковым, что «психология должна иметь (или — строить) собственное представление о сущности человека, дабы мочь что-то сказать о его свойствах, в том числе — и о психических».4

Что касается Православия, нетрудно заметить, что Отцы Церкви говорят о человеке с интонацией глубокого изумления. Как благоговеет человек перед Богом, он благоговеет и трепещет и перед величием того, что Богом создано. И человек как наивысшее из творений Божиих представляет одну из самых значительных загадок для самого себя.5

На сегодняшний день практически все ведущие психологи признают, что человека надо рассматривать в целостности, «во всей полноте его физических, психических и духовных проявлений, как духовной личности».6

Но тогда встает новый вопрос: что понимать под духовностью? В чём же разница между психологией христианской и ещё какой-то другой? Эта разница существует, но невооруженным взглядом её заметить сложно. До сих пор идут споры о том, существует ли христианская (или православная) психология. Это понятие порой сравнивают с нонсенсом вроде исламской физики и католической химии.

Действительно, профессиональная психология – это наука со своими законами, критериями, условиями постановки эксперимента и т.д. Однако психология относится к разряду наук о человеке, более того, без решения некоторых онтологических7 вопросов вообще невозможно говорить о её развитии. Ведь никто не смеётся над терминами «буддистская философия», «индуистская антропология».

Хорошо сказал об этом священник Виктор Гусев: «Может быть, абсурдно говорить о христианской математике, физи­ке и т.п., но о христианской психологии говорить и можно, и должно, потому что психология, по крайней мере в высших своих аспектах, есть то, в чем проявляется личность и взаимодействие личностей. И в этом смысле вероисповедание человека, то, что лежит в основе его мировоззрения, мировосприятия, конечно, является существенным. Мировоззрение православного верующего будет отличаться от мировоззрения буддиста, соответственно, и подход к человеку будет у них разный, понимание человека будет разное».8

И всё же, выбирая между терминами «православная» и «христианская» психология, мы склоняемся в сторону последнего, поскольку это понятие прежде всего напоминает о необходимости следования Христу. К тому же в последнее время слишком часто эксплуатируют слово «православный», забывая о том, что без слова «христианин» оно теряет свой смысл. Отправной же точкой для построения христианской психологии мы считаем учение Святых отцов Православной Церкви.

Используя мысль сербского епископа Иринея, одна из наших задач – «пройти между Сциллой психологии без Бога и души, соответствующей психотерапии без истинного исцеления, без спасения души как предпосылки спасения человека, и Харибдой богословия, не желающего отвечать на болезненные вопросы, переживаемые человеком из плоти и крови, и поэтому душевным и духовным даже в глубочайшем падении своей боголикой человечности».9

Теперь немного об истории возникновения данной книги.

Началось всё с цикла передач на Тамбовском областном радио на тему «Психология, медицина и Православие». Всего вышло около пятнадцати радиопередач, на их основе в 2001 году в издательстве «Паломник» вышла книга «О небесном и земном. Актуальные вопросы философии, психологии, медицины в свете Православия». Это, как сказал поэт, был «первый рейс туманными морями».10

Далее мы продолжили исследования в этой области. Нам встретился человек, которые в течение пяти лет служил на положении «балды»11 у одного священника, объявившего себя старцем (то есть опытным духовным руководителем). Лжестарец (как и многие его собратья) был в конце концов разоблачен. В тот же период Архиерейский собор Русской Православной Церкви 2000 года жестко осудил младостарчество.12 И вот, этот несчастный без семьи, без денег начал свой путь заново. Он попросил нас описать всё, что творилось в окружении младостарца. Однако, проанализировав ситуацию, мы поняли, что разбору подлежит не лужа, а человек, в ней лежащий. Так родилась книга «Очерки современной церковной психологии»13, вышедшая в 2003 году в издательстве «Свет Православия.

В 2004 году вышла книга «Любовь исцеляющая. Очерки психологии болезни и выздоровления»,14 которая продолжает и развивает тему взаимоотношений врача и пациента, отношения человека к болезни и смерти.

Книга, которую Вы держитесь в руках, скорее не «по психологии», а «про психологию». Родилась она как сборник лекций, поскольку авторы имеют опыт общения на данную тему в разных аудиториях: семинарской, учительской, студенческой. Здесь сочетаются научные факты и православный подход ко всем рассмотренным вопросам. Цитируются источники не только по психологии, но по богословию и философии, поскольку все науки о человеке тесно взаимосвязаны.

Авторы нисколько не претендуют на полноту и всеохватность. Написать книгу нас побудила недостаточная разработанность данной темы. Нравственные подходы в психологии только начинают развиваться, и многие значимые работы цитируются в данной книге, хотя следует признать, что данная тема развивается весьма бурно. Поэтому просим прощения у тех авторов, которых мы не упомянули – это вопрос дальнейшей перспективы. Круг рассматриваемых вопросов широк, и мы старались излагать материал в компактном виде.

Книга адресована не только специалистам-психологам, но и широкому кругу читателей. Поэтому мы стремились не перегружать текст сугубо специальными понятиями, специфические термины, которых невозможно избежать, поясняются, поскольку они являются необходимым средством для изложения научной проблематики.

Лекция № 1. Введение в христианскую психологию.

Обзор значимых для христианской психологии идей и работ

у отечественных авторов XVIII-XX веков.

Ниже будет дано краткое описание значимых для христианской психологии идей и работ у отечественных авторов XVIII-XX веков. Мы намеренно располагаем их по большей части в хронологической последовательности, поскольку иной классификации пока не видим: слишком уж велика разноголосица мнений. Считаем нелишним упоминание о крупных отечественных ученых: физиологах, врачах, философах, богословах, идеи которых являются небезынтересными или оказали существенное влияние на формирование современной науки.

Временем зарождения психологии как экспериментальной науки принято считать 1879 год, в связи с открытием лаборатории Вильгельма Вундта в Лейпциге. Пионером же российской психологии можно считать В.М. Бехтерева, который начал проводить первые эксперименты в 1885 году в Казани. А в марте 1914 года в Москве при Императорском Московском университете был открыт Институт экспериментальной психологии. Таким образом, психология в России изначально развивалась как одна из естественных наук. Основой психологии был назван его величество эксперимент.

При этом, как замечает Б.С. Братусь, «Многие ученые, в частной жизни оставаясь людьми верующими, отнюдь не отрицали существования бессмертной души, но принципиально разводили это со своими научными занятиями. Основатель отечественной научной психологии Г.И. Челпанов писал в 1888 году: «Хотя психология, как обыкновенно принято определять ее, и есть наука о душе, но мы можем приняться за изучение ее «без души», т. е. без предположений о сущности, непротяженности её и можем держаться в этом примера исследователей в области физики».15 Думаю, что Г.И. Челпанов неслучайно поставил слово «без души» в кавычки, ибо разумел всю условность, относительность сказанного, подразумевающую не вообще душу, а ее главную метафизическую составляющую, от которой предлагал абстрагироваться ради её же точного, опытного (по примеру физики) изучения».16

В работе И.М. Сеченова «Рефлексы головного мозга» мышление сводилось к физиологическим и рефлекторным процессам. Идеи, изложенные в этом труде, на многие годы предопределили развитие отечественной психологии.

Наука, формировавшаяся в стенах университетов, изучала в основном «нижние слои» - ощущения, восприятие, память. Это вполне согласуется с основными идеями В.Вундта, который утверждал, что психология может и должна заниматься только тем, что доступно измерению и проверке.

Однако впоследствии многие психологи начали сомневаться в целесообразности «естественнонаучных одежд», как пишет об этом наш классик В.В. Давыдов, «или уже отказались равняться на способы естественнонаучной работы и ищут специфически гуманитарные подходы к личности».17

До 1917 г. в рамках богословия существовало целое направление, которое занималось изучением человека на стыке философии, богословия и антропологии.18 Были изданы десятки книг по этому вопросу. Сейчас многие из этих работ приобретают новое звучание, поэтому, думается, будет уместно привести краткий обзор основных трудов авторов, живших в XVIII –XX веках.

Пожалуй, первой русской книгой о психологии является «Наука о душе», изданная в 1796 году. Ее написал священник Иоанн Михайлов, собрав сведения из западных источников того времени. Современный читатель может сказать, что работа не отличается оригинальностью или глубиной, тем не менее это была попытка сказать о предмете психологической науки.19

Свой вклад в «науку о душе» внёс странствующий мыслитель Г.С. Сковорода (1722-1794). По его собственным словам, он отказался от мирских знаний, чтобы обрести духовную мудрость. В «ловившем» его земном мире он ценит лишь символы «горнего». В человеческой личности Г. Сковорода отчётливо ощущает мучительную раздвоенность, где внешняя наружность противопоставлена человеку внутреннему. Начало мудрости видит в самопознании: «Не измерив прежде самого себя, какую пользу извлечёшь из знания меры в прочих существах?».20 Григорий Сковорода призывает действовать соответственно истинному, внутреннему предназначению, сокрушаясь о том, «какое мучение трудиться в несродном деле». О дарованной человеку Богом свободе он говорил как о «благороднейшем преимуществе»21 и любил повторять, что «не наполнить ограниченным и преходящим душевной бездны».22

В начале XIX века учитель словесности из Харькова П.М. Любовский издает работу «Краткое руководство к опытному душесловию». В книге фактически описаны защитные механизмы психики, проявляющиеся в ригидности, окостенелости душевной жизни, «предрассудках», которые укореняются «относительно предметов места, отечества, древности, уважения; предрассудки богословские, философские, детские, юношеские, старческие, целого века».23 Учет естественнонаучных данных не помешал автору постепенно и логично прийти к идее Бога. Об основных «душевных влечениях» автор пишет, что самым высоким и благодетельнейшим из них есть «влечение к признанию Божества. …Сие влечение столь сильно владычествует над человеческим родом, что ни грубая и обманчивая чувствительность, ни лжемудрствование со всем ее обольщением совершенно заглушить его не в состоянии».24

Врач В.Е. Добронравов в своей книге «Руководство к сохранению здравия и воспитания человека» высказывает созвучные святоотеческим прозрениям мысли, когда рассматривает невротические расстройства как «болезни тщеславия бытия». Добронравов предполагает лечение «через постижение побуждений своего сердца». Он пишет, что «истина часто бывает острым ножом, она психический недуг наш истребляет совершенно».25

Доктору медицины П.А. Бутковскому (1801-1844) принадлежит книга «Душевные болезни, изложенные сообразно началам нынешнего учения психиатрии в общем и частном, теоретическом и практическом изложении», изданная в Санкт-Петербурге в 1834 году. Изложение собственных обширных наблюдений автор предваряет тщательно собранными в хронологическом порядке упоминаниями мировой литературы о случаях душевной патологии начиная с древних времен.

Оригинальна его классификация душевных болезней. Так, после клинической картины «сумасбродства» следует описание такой необычной «болезни», как «суемудрие». «Предвестники его - чувствования и спекуляции о безднах человеческого познания, глупое, не чистосердечное, возмущаемое страстью чтение Библии, особенно неусыпное упражнение в Апокалипсисе».26 Это, так сказать, клинические проявления, что же касается причин, в их числе называются «привязанность к сверхестественным предметам и сильное желание постигнуть оные, ложно превратное напряжение ума, усилие привлечь неограниченное в конечные границы. Лечение оного - принуждение заболевающего к потребностям гражданской жизни, сколь ни трудны они для него».27

Значительную часть книги занимают методы лечения. «Психический способ лечения основывается на том, чтобы неправильно возбужденные душевные силы укрощать, а ослабленные - побуждать. Нравственное наставление заключается в следующем: 1) Никогда не нужно прямо вооружаться против воображения, склонностей и побуждений больного; 2) Следует показывать, что он благоразумный человек и не лишать его совершенно верховного человеческого блага - свободы, которая и без того у сумасшедших чрезвычайно ограниченна; 3) Внушать нравственные чувства через разные впечатления; 4) Молитва принадлежит к самым сильным укрепляющим средствам психической жизни. Молитва есть соведение о Божеской милости при всяком сокрушительном положении жизни, обнаруживаемое чувством нашей зависимости от Бога».28

До сих пор остается актуальной книга И.А. Кедрова «Курс психологии».29 Автор, опираясь на мысль Апостола (ср. 1 Кор. 15, 46), решительно разграничивает область души и сферу духа, что является редкостью для авторов того времени. «В душе человеческой усматривается два начала: земное и небесное, животное и разумное. Первое называется душою в теснейшем смысле, а последнее - духом».30 При этом «Отличительные черты духа суть разумность и свобода».31 И. Кедров пишет о свободе в согласии с формулой блаж. Августина, понимавшего назначение человека как движение от возможности не грешить к невозможности грешить. «Свобода, в высшем ее развитии есть произвольная необходимость делать одно доброе, не помышляя ни о чем злом. Такова свобода Божественная, на низших степенях она есть начало духовное, борющееся с влечением страстей и побеждающее их. Свобода человеческая небезусловна. Во сне и в бреду она прекращается, в размышлениях ограничивается очевидностью суждения, в чувственности - страстями».32

Следует упомянуть и классиков отечественной медицины, немало способствовавших развитию психологической науки. Известнейший терапевт М.Я. Мудров (1772 - 1831) пишет в 1820-х годах: «Есть душевные лекарства, которые врачуют тело: сим искусством печального утешишь, сердитого умягчишь, нетерпеливого успокоишь, бешеного остановишь, дерзкого напугаешь, робкого сделаешь смелым. Сим искусством сообщается больным та твердость духа, которой побеждаются телесные боли, тоску, метания и покоряют их воле больного».33

Врач П.П. Малиновский, в своей книге, удостоенной престижной Демидовской премии - «Помешательство, описанное так, как оно является врачу в практике» - пишет о так называемом «моральном лечении», при котором «сильно сказанное слово, неожиданность, новость впечатления могут излечить помешательство».34

Интересна статья знаменитого русского хирурга Н.И. Пирогова (1810 - 1881) «Быть и казаться». Здесь утверждается отсутствие разницы между этими понятиями у детей и описана неизбежная ложь перед другими и собой у взрослых, которые отягощены влиянием зла, незаметно в подростковом возрасте подступающего к душе и образующего «подполье с паскудными движениями».35

В своих малоизвестных, к сожалению, дневниках Н.И. Пирогов проявляет себя как оригинальный мыслитель и глубоко верующий человек. Причём он не только говорит там о своей вере, но и приводит примеры из личного духовного опыта.36

В середине XIX века появляются интересные работы философов, построенные на святоотеческом подходе к личности. Приоритет здесь несомненно принадлежит видному богослову А.С. Хомякову (1804-1860). Он описывает напряженную антиномию необходимости и свободы, приходя к выводу о том, что «отдельная личность есть совершенное бессилие и внутренний непримиримый разлад». Хомяков убежден, что преодоление и гармония возможны лишь в сопричастности «соборному разуму Церкви».

«Каждый человек находит в Церкви себя, но не в бессилии своего духовного одиночества, а в силе духовного единения с братьями, со Спасителем. Он находит в ней себя в своём духовном совершенстве, или точнее – находит в ней то, что есть совершенного в нём самом».37

Его единомышленник И.В. Киреевский (1806-1856) различает «внутреннего» и «внешнего» человека и обосновывает возможность целостности через «собирание сил души»: «Главный характер верующего мышления заключается в стремлении собрать все отдельные силы души в одну силу».38 Киреевский любил говорить также о «верующем разуме», имея в виду не только новое освещение темы о взаимоотношении веры и разума, но и связывания бытия и его нормы, реальности и идеальной задачи, вложенной в реальность.

Н.Н. Страхов (1828-1896) разработал оригинальное учение о месте человека в природе. Он «блестяще раскрыл и значение нашей системы ощущений («внешних чувств») как полной системы, достаточной для восприятия всех фундаментальных свойств физического мира (отдав тем самым должное и «правде эмпиризма»)».39

Л.М. Лопатин (1855-1920) является автором одного из первых отечественных учебников психологии.40 Его работы охватывают почти весь спектр психологических проблем. Он выступал против физиологизма и материализма41 и постоянно старался напоминать о «бесконечной ценности человеческой души».42

В книге П.А. Бакунина43 (1820-1900) «Основы веры и знания» развивается мысль о том, что знаменитое положение cogito, ergo sum44 «следует понимать не абстрактным, а вполне конкретным образом, не в смысле способности сознавать что-либо другое, а только в смысле самосознания, действительно присущего только живому и только живущему существу».45 Для П.А. Бакунина «есть только одна истина, истина саморазумения», и «всякий живущий несёт эту истину в себе самом».46

П.А. Бакунину принадлежит также честь разработки общей субъектологии и герменевтики человека, учения о природе сознания как «самоотношения» и «отношения к другому».47

Основателем христианской психологии можно считать свт. Феофана Затворника. В 1889 г. он писал: «Вот, по-моему, какова должна быть программа этой (христианской) психологии. Изобразить состав естества человеческого: дух, душа и тело - и представить систематический перечень всех способностей и отправлений каждой части, - и затем описать состояние частей и естества и способностей: 1) в естественном состоянии, 2) в состоянии под грехом, и 3) в состоянии под благодатию».48

Свт. Феофан, комментируя слова ап. Павла (Рим. 7, 14), следующим образом выстраивает иерархию составов человека: «Дух жить в Боге предназначен, душа – устроять земной быт под руководством духа, тело – производить и блюсти видимую стихийную жизнь на земле под ведением их обоих».49

При этом святитель сетует на неразработанность многих практических вопросов, которые могли бы стать точкой приложения христианской психологии. Он пишет: «…Так как человеку нельзя спастись без Бога, а Богу нельзя спасти человека без человека, то христианская вера учит с одной стороны тому, что Бог сделал для спасения человека, с другой тому, что должен делать сам человек, чтоб улучить спасение. Последнее составляет предмет христианского нравоучения… Самым пригодным пособием для начертания нравоучения христианского могла бы служить христианская Психология. За неимением ее приходилось довольствоваться своими о душевных явлениях понятиями, при указаниях отцов подвижников».50

Его старший современник, святитель Игнатий (Брянчанинов) писал: «В христианстве сокровенно и истинное Богословие, и неподдельная психология и метафизика».51

Значительный вклад в развитие психологии внесли выпускники и преподаватели духовных школ.

Выпускник Казанской Духовной Академии, В.А. Снегирёв (1842-1889) в 1870 году защитил диссертацию на степень магистра богословия. Впоследствии он займётся философией и психологией, и ему удастся дать развернутую и яркую картину душевной жизни.

В своей «Психологии», вышедшей в Харькове в 1893 г., он рассматривает круг вопросов, связанных с понятием души, и обосновывает психологию как науку о душе. Как отмечает исследователь, задачу психологии В.А. Снегирёв видел в том, чтобы описать все душевные явления во всех их подробностях и видоизменениях, классифицировать их и привести в естественную систему, отыскать между ними основные, элементарные и разложить на них более сложные, показав затем условия и законы организации каждого сложного душевного явления.52



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Тамбовские даты. 2007 год

    Документ
    70 лет со дня рождения Ивана Тимофеевича Ильина (1937). Хозяйственный деятель. С 1976 г. директор Тамбовского филиала Центрального конструкторского бюро химического машиностроения (ныне АО «Тамбовское опытно-конструкторское технологическое
  2. Исаков Владимир Борисович, 2010. Рекомендации по учебной и научной работе азы науки: урок

    Урок
    УМК1: Учебно-методический комплекс Кафедры теории права и сравнительного правоведения для студентов 1 курса Факультета Права Автор-составитель проф.
  3. Исаков Владимир Борисович, 2009. Рекомендации по учебной и научной работе азы науки: урок

    Урок
    УМК - 1. Учебно-методический комплекс Кафедры теории права и сравнительного правоведения для студентов 1 курса Факультета Права Автор-составитель проф.
  4. Программа дисциплины «История отечественного государства и права» (для специальности 030501. 65 «Юриспруденция», подготовки специалиста)

    Программа дисциплины
    История отечественного государства и права является фундаментальной юридической дисциплиной, принадлежит к числу общепрофессиональных дисциплин обязательного федерального компонента государственного образовательного стандарта высшего
  5. Материалы международной научной конференции 11-12 ноября 2008 г. Тамбов 2009

    Документ
    Издание осуществлено при поддержке гранта администрации Тамбовской области на организацию и проведение научных мероприятий (решение регионального экспертного совета по проведению экспертизы проектов и программ по приоритетным направлениям

Другие похожие документы..