Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
2. Мінприроди розробити та у тримісячний строк подати до Кабінету Міністрів України проект Стратегії національної екологічної політики України на пер...полностью>>
'Методические указания'
Современные тенденции в развитии экономики диктуют необходимость повышения качества подготовки специалистов соответствующего профиля. Это требует от ...полностью>>
'Рассказ'
XXXIX ПРОЛОГ Главное дело - стоял октябрь, месяц, особенный для мальчишек. Само собой, остальные месяцы тоже не похожи друг на друга, просто, как гов...полностью>>
'Документ'
Операции и функции над множествами. Решение уравнений на нахождение неизвестного множества. Моделирование подмножеств множества. Введение в комбинатор...полностью>>

Низкие температуры, пути достижения. История и современность

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Мы уже видели, что повышение давления является тем средством, которое дает возможность поднимать температуру жидкости выше - и даже значительно выше - ее точки кипения при атмосферном давлении. Это положение, которое нам кажется сейчас чрезвычайно простым, дало ученым прошлого века много успехов, но в то же время было причиной многих бесплодных усилий.


Предположим, что мы имеем гипотетическую жидкость соответствую­щую какому-нибудь определенному газу: естественно, что эта жид­кость под атмосферным давлением существует только при очень низ­кой температуре; но если мы эту жидкость заключим в закрытый сосуд, то сможем подвергнуть ее нагреванию и повысившееся при этом давление поднимет и температуру ее кипения. Если наш опыт продолжить до получения значительных, а в случае необходимости и громадных давлений, то нет видимых оснований понять, что помимо всякого охлаждения достаточно настоящий газ надлежащим образом подвергнуть повышенному давлению, чтобы вызвать его сжижение. Сейчас мы увидим смысл этого заключения; мы увидим, повто­ряю, все удовлетворение, но также и разочарование, которое оно принесло ученым; но прежде всего установим, что такое “надлежа­щие” условия для сжижения.

Превращение насыщенного пара в жидкость под влиянием давле­ния, превышающего его упругость.

Вернемся к нашей барометрической трубке и вспомним, что мы ее оставили в тот момент, когда под влиянием сообщаемой извне теплоты возрастало давление пара и вследствие этого столб ртути понизился до уровня ртути в сосуде, следовательно, уравновесился под влиянием действующих на него двух равных и взаимно противоположных сил: с одной стороны, атмосферного давления, которое стремится повысить уро­вень столба ртути в трубке до 760 мм, а с другой стороны, упругости пара введен­ной в трубку жидкости, при температуре ее кипения в нормальных условиях, пре­пятствующей этому повышению уровня. Понятно, мы не забыли, что жидкость введена в трубку в избытке, и что мы в рассматриваемом случае имеем дело с на­сыщенным паром. Теперь, не изменяя температуры, погрузим трубку в сосуд примерно, на 10 см. Этим простым действием мы вызовем чрезвычайно интересное явление. Следовало бы, казалось, ожидать, что уровень ртути, заключенной в трубке одновременно с погруже­нием последней, опустится на несколько сантиметров ниже уровня ртути, заполняющей сосуд; это и случилось бы, если мы имели бы дело с обыкновенным газом. В рассматриваемом случае этого не произойдет. Ведь если бы уровень ртути в трубке понизился, пары оказа­лись бы под некоторым больщим давлением, и возрастание послед­него равнялось бы величине понижения уровня. А ведь это является, безусловно, немыслимым, так как при температуре кипения, поддерживаемой внешним источником тепла, пары обладают упругостью ой одной атмосфере. Таким образом, против наших ожиданий, ртутный столбик, под уровнем погружения трубки, не понизится и, сколько бы мы это ужение трубки не продолжали, ртуть в трубке будет оставаться одном уровне с ртутью сосуда. Пространство, занятое парами, будет по мере погружения трубки все время уменьшаться, в своем объеме, при компрессии паров произойти не может, как внутреннее давление все время тается равным атмосферному. Что же в таком случае происходит? Только то, что по мере погружения трубки в сосуд пары постепенно конденсируются, т. е. сжижаются. Так оно и происходит в действитель­ности, и мы видим, что жидкость, оса­ждается на стенках трубки и, по мере даль­нейшего погружения трубки, количество получающейся жидкости все время увели­чивается. Если сосуд настолько глубок, что мы можем целиком погрузить в него нашу трубку, то в тот момент, когда ее вершина достигнет уровня ртути в сосуде, заполненное парами пространство в трубке совершенно исчезнет, и жидкость, вначале впущенная в трубку, опять займет свой первоначальный объем. Во время совершения описанного опыта, нами поддерживалась, как это уже указывалось, нормальная температура кипения. Проде­лаем этот же опыт при какой-либо иной температуре и мы получим тот же результат к еще некоторые интересные указания. Будем поддерживать температуру, например, в 60°С, при чем жидкость вводимая в трубку, остается прежней - вода. При этой температуре высота столба ртути в трубке очень значительна и равна 611 мм, что, приблизительно, соответствует упругости паров воды при этой температуре по таблице Реньо 760-611 = 149 мм. Погрузим трубку в сосуд; по тем же причинам, что и в прежнем опыте, ртуть останется на высоте 611 мм, независимо от степени погружения (рис. 8, 9 и 10), а стенки трубки снова покроются влагой.

Интересно отметить следующий факт: ранее, при 100°С сжижение насыщенных паров воды происходило при давлении, равном давлению целиком опущенного ртутного столба, т. е. при 760 мм, теперь же, при 60°С ртуть оказывает на пар давление только в 760- 611 -149 мм, равное упругости пара, т. е. таким образом мы видим, что в данном случае сжижение происходит под значительно меньшим давлением, чем в предыдущем. Если же мы повторим тот же опыт при 20°С то мы будем иметь еще более низкое давление равное 17,4 мм, и наобо­рот, при температуре в 140° давление будет более высоким, равным 2718 мм или 3,57 атмосферам.

Из сказанного можно вывести следующее заключение: чем ниже температура, тем легче, т. е, при меньшем давлении, можно произ­вести сжижение паров. Этот закон является общим и намечает те вехи, по которым следует идти в деле сжижения не только паров, но и газов, и вместе с тем указывает необходимость одновременного при­менения для этой цели и холода и давления.

В заключение следует указать, что при увеличении давления испытываемого насыщенным паром сверх его собственной упругости, пар сжижается, и это явление продолжается при том же давлении до полного сжижения.

Обратимость явлений испарения и сжижения.

Если трубку, погруженную до полного исчезновения пространства, занятого парами и столь же полного их сжижения, начать постепенно вытаскивать из ртути, в которую она погружена, то мы будем свидетелями тех же явлений, которые мы видели при ее погружений, по в обратном по­рядке.

Жидкость начнет кипеть и, по мере поднимания трубки начнут снова образовываться пары, но в данном случае, как и ранее, уровень ртути в трубке останется неизменным до тех пор, пока жидкость будет в избытке.

Этот обратный порядок явлений нам ясно показывает, что кипе­ние и сжижение представляют собою обратные друг другу - процессы; они происходят при одинаковой температуре, под одним и тем же давлением, с той только разницей, что при кипении существует незна­чительное преобладание упругости пара над давлением, а при обрат­ном явлении – сжижении - незначительное преобладание давления над упругостью насыщенного пара.

Другими словами, при определенной температуре жидкости, пары ее обладают вполне определенной упругостью, и если давление в за крытом сосуде, в котором находится жидкость, несколько ниже, чем эта упругость (случай постепенного вытаскивания погруженной в барометрической трубки), то мы будем наблюдать кипение, наша жидкость постепенно испарится, при постоянном давлении.

Если же, наоборот, давление стремится к некоторому преобладанию упругостью пара (погружение барометрической трубки или е насыщенных паров в закрытом сосуде, имеющем ту же температуру, что и пары), пар конденсируется, и мы будем наблюдать сжижение. Таким образом, температура кипения какой-либо жидкости, под определенным давлением является в то же время и температурой сжижения насыщенных, паров этой жидкости, при том же давлении.

Теплота сжижения.

Обратимость явлений в нашем опыте проявляется не только в испарении и сжижении. Мы уже видели, что одним из наиболее существенных факторов, характеризующих кипение, является поглощение громадного количества тепла, так называемой, теплоты испарения.

Естественно, что в тот момент, когда пар переходит в жидкое состояние, вся эта теплота освобождается - это теплота сжижения. Если сжижение происходит при той же температуре и том же давлении, как и кипение, то ясно, что вследствие своего происхождения теплота сжижения в точности равна теплоте испарения.

Таким образом, пар, сжижаясь, выделяет большое количество тепла; понятно, во избежание приостановки сжижения необходимо то тепло удалять по мере его выделения, В вышеописанном опыте эта роль выполнялась той вспомогательной жидкостью, которая циркулирует в стеклянной муфте, окружающей барометрическую трубку и поддерживает желаемую постоянную температуру. Если бы этого не было, то при погружении трубки в ртуть, теплота, выделяющаяся вследствие сжижения, увеличила бы упругость пара, начавшееся было сжижение прекратится, и все наши выводы были бы направлены по ложному пути. Предполагаем, что все эти опыты, так же как и последующий происходят при постоянной температуре. Явлением освобождения громадного количества тепла при конденсации пара пользуются для нагревания; далее мы увидим, какую пользу приносит это явление при извлечении кислорода из воздуха посредством его сжижения.

Сжижение путем простого охлаждения.

Возьмем газ, сообщающийся с атмосферой или заключенный в газометр и, вследствие этого, подверженный атмосферному давле­нию; предположим сначала, что он находится при обычной, темпе­ратуре. Так как он уравновешивает атмосферное давление, то, оче­видно, упругость его равна одной атмосфере. Как уже указывалось, “упругость насыщенного пара какой либо чрезвычайно летучей жидкости при обычной температуре равна нескольким атмосферам”, т. е. необходимо давле­ние в несколько атмосфер, чтобы превратить этот газ в насыщен­ный пар. Итак, повторяя сказанное, мы снова указываем, что наш газ, представляет собою пар, очень далекий от состояния насыщения. Начнем же его постепенно охлаждать. Упругость насыщенного пара по мере понижения температуры, становится все меньшей. И так как собственная упругость нашего газа все время остается равной одной атмосфере, следует заключить, что вследствие охлаждения разность упругостей газа и насыщенного пара все время уменьшается; газ все более и более приближается к состоянию насы­щения. Последнее будет достигнуто, когда температура будет пони­жена до того предела, при котором упругость насыщенного пара тоже равняется одной атмосфере. Таким образом, достаточное охлаждение превратило наш газ в насыщенный пар, и если произ­вести дальнейшее охлаждение, то атмосферное давление пересилит упругость пара и произойдет сжижение.

Если при этом атмосферное давление будет действовать на газ находящийся при температуре несколько более низкой, чем та, кото­рая, -соответствует упругости насыщения в одну атмосферу, и если отводить теплоту сжижения, то, естественно, сжижение будет продол­жаться до полного исчезновения пара. Если же, наоборот, пар при этой температуре был заключен в закрытый сосуд с неизменяющимся объемом, то сжижение будет уменьшать внутреннее давление, поэтому конденсация окончится в тот момент, когда внутреннее давление бу­дет доведено до упругости насыщенного пара, соответствующей достигнутой температуре,

Такова техника сжижения путем простого охлаждения, и мы уже говорили, что нет никакого предела применению этого про­цесса и что можно вызывать сжижение самых трудно сжижаемых га­зов, если охлаждение будет достаточно энергичным. Непрерывное и быстрое понижение упругости пара при понижении температуры является в действительности явлением общим для всех, абсолютно, газов и для каждого газа всегда существует та достаточно низкая температура, при которой эта упругость будет не более I атмосферы. Монж и Клуэ в конце ХVIII века с помощью этого способа добились одного из первых сжижений, которое было отмечено в истории физики. Пропуская сернистый ангидрид в U-образную трубку, погруженную в охлаждающую смесь из льда и соли, они заметили, что эта трубка потихоньку наполняется бесцветной, очень подвижной жидкостью, сильно напоминающей воду - жидким сернистым ангидридом. И на самом деле, при -10°С, температуре, получаемой очень легко при помощи смеси из льда и соли, упругость насыщения сернистого анги­дрида равна, приблизительно, только 0,9 ат­мосферы. Следовательно, газообразный сер­нистый ангидрид в U-образной трубке не может противопоставить атмосферному давлению доста­точную силу упругости и вследствие этого сжи­жается. Плотность жидкого сернистого ангидрида, приблизительно в полтора раза больше плотно­сти воды. В согласии с теорией, жидкий сернистый ан­гидрид, помещенный в открытом сосуде, под атмосферным давлением принимают температуру в -8°С, температуру, при которой упругость его паров равна одной атмосфере. С этой жидко­стью проделывают опыт, который с очевидностью доказывает невоз­можность даже с помощью чрезвычайно мощных источников тепла изменять температуру кипения жидкости при атмосферном давлении. Поместим в огонь сосуд, наполненный жидким сернистым ангид­ридом: температура жидкости останется равной -8°С и будет все время держаться на этом уровне из-за быстрого испарения. Если мы теперь в эту жидкость нальем некоторое количество воды, последняя мгно­венно замерзнет и из имеющегося перед нами очага, дающего много тепла, мы сможем вынуть кусок льда - явление, поражающее своей необычностью и - служащее ярким доказательством справедливости вышеуказанного утверждения. При температуре 20°С, в стальных баллонах, которые служат для хранения сернистого ангидрида для нужд промышленности и, в частности, для холодильных машин , упругость паров его равна приблизительно 3,2 атмосферы.

Способ, аналогичный описанному, был применен Гюитоном де Морво для сжижения аммиака; но у этого газа упругость насыщен­ных паров только при -33,5°С равна одной атмосфере. Смесь льда и соли, максимально может понижать температуру -21°С, и поэтому не годится в данном случае; Гюитон де Мор добился успеха только тогда, когда применил смесь льда и хлори­стого кальция, которая дает минимальную температуру близкую к -50°С. Вид жидкого аммиака так же, как сернистого ангидрида и многих, сжиженных газов, по внешности схож с водой. Его темпера­тура на открытом воздухе - 33,5°С, т. е. другими словами при этой температуре упругость его паров равна 1 атмосфере.

При +20°С упругость паров аммиака равна 85 атм.; под этим давлением его нагнетают в стальные баллоны для хранения.

Сжижение простым давлением.

Напомним снова, что газ, находящийся под атмосферным давле­нием, представляет собой чрезвычайно далекий от состояния насыще­ния пар, но если при помощи насоса нагнетать все увеличивающиеся количества этого газа в какой-нибудь закрытый сосуд, температура которого поддерживается постоянной, то давление начнет возрастать. При этом может, наступать момент, когда возрастающая таким образом упругость газа станет равной напряжению, которым обладает насыщенный пар при этой температуре, вследствие чего сам газ заключенный в сосуде, превратится в насыщенный пар; я подчеркну, что наступление этого момента только возможно, имея в виду, что упругость насыщения некоторых газов при обыкновенной температуре равна бесконечности.

Но предположим, что с тем газом, который мы взяли для опыта, нам удалось достичь состояния насыщения при помощи простого уве­личения давления. Мы знаем, что с этого момента дальнейшее увели­чение упругости газа становится невозможным, так как нагнетание нового количества газа в сосуд, поведет к тому, что некоторое коли­чество газа, в точности равное нагнетаемому, перейдет в жидкое состояние. В дальнейшем, по мере подачи в сосуд газа и удаления, теплоты сжижения, конденсация будет совершаться беспрерывно.

Таким именно способом было осуществлено первое известное, науке сжижение, при чем и на этот раз, как это нередко бывает, от­крытие было сделано случайно. Знаменитый Ван Марум, пользуясь аммиаком, проверял в 1792г. точность закона Марио. Для этого он заключил определенное количество названного газа в градуированную пробирку, в которую с помощью насоса могла подаваться ртуть, чтобы сжимать газ Начало опыта протекало так, как и предполагал экспери­ментатор, но вдруг, к удивлению ученого, подъем ртути ускорился и газ совершенно неожиданно превратился в несколько капель прозрачной жидкости. При обыкновенной температуре, скажем при 15°С, упругость насыщения аммиака равна 7,2 атм. и так как давление в приборе Ван Марума легко могло дойти до этой вели­чины, то, если бы предусмотрительным экспе­риментатором не был взят сосуд с доста­точно толстыми стенками, мог бы произойти взрыв. Мы уже знаем, что все жидкие тела могут испаряться. Одни жидкости при данной температуре испаряются быстро, другие - медленно. При этом они превращаются в пар, т. е. переходят в газообразное состояние. Естественно поставить вопрос, можно ли газ превратить в жидкость? Каким путем можно этого достигнуть? Если мы имеем ненасыщенный пар воды или эфира и будем сжимать их, то сначала их давление будет увеличиваться, подобно тому как это имеет место для обычных газов. Однако увеличение давления будет происходить только до тех пор, пока давление не достигнет давления насыщенного пара при температуре опыта. После этого оно уже не будет больше расти, а пар начнет конденсироваться в жидкость. Объем, в котором производится сжатие, уже не будет заполнен однородным веществом - газом: появится граница между веществом в двух состояниях - жидком и газообразном.

Еще в начале прошлого столетия английскому физику и химику Майклу Фарадею (1791—1867) и другим исследователям удалось превратить таким образом в жидкость ряд веществ, известных до того только в газообразном состоянии. Они превратили в жидкость хлор и углекислый газ, сжимая их при возможно низкой температуре.

На рисунке показано приспособление Фарадея для сжижения хлора. В колене А запаянной стеклянной трубки помещен сухой гидрат хлора. При нагревании из него выделяется хлор. Конец трубки В помещен в охлаждающую смесь. В нем получается жидкий хлор. Для сжижения таких газов, как хлор или углекислота, их нужно сжать гораздо сильнее, чем пары эфира. Например, чтобы при температуре 20 °С превратить в жидкое состояние хлор, нужно давление 7 атм, а для углекислоты - 60 атм. Это - давления их насыщенного пара при температуре 20 °С.
Однако некоторые из газов (водород, азот, кислород и др.) оказались крайне упорными. Никакое доступное Фарадею охлаждение и давление в несколько тысяч атмосфер не вызывали сжижения этих газов. В чем была причина этих неудач? Решить этот вопрос удалось только после того, как было подробно изучено, каким образом плотности жидкости и ее пара зависят от температуры и давления. Оказалось, что неудача была вызвана не тем, что в то время не умели создавать достаточно большие давления, а тем, что не умели создать достаточное охлаждение. Незначительные шероховатости, неизбежные при научных изысканиях, легко сглаживаются тем огромным удовлетворением, которое дает оправдавший надежды опыт, и Фарадей не был бы тем вооду­шевленным экспериментатором, каким он известен, если бы ничтож­ные неудачи ослабили его настойчивость. Уже в течение достопамятного 1823 года, было осуществлено сжи­жение следующих газов: сернистый водород, полученный от взаимодей­ствия соляной кислоты и сернистого железа, был приведен в жидкое состояние при давлении в 17 атм. и температуре 10°С; сернистая кислота, полученная взаимодействием серной кислоты и ртути- была сжижена под давлением в 3 атмосферы при 7,5°С; даже закись азота получавшаяся нагреванием азотноаммониевой соли, была сжижена под давлением в 50 атм., и, наконец, были сжижены циан - под давле­нием в 3,7 атм. и углекислота - под давлением в 36 атм. Вот те успехи, которые в первый же год дополнили список побед, одержан­ных Фарадеем и, понятно, побудили его к дальнейшим работам в этом направлении. Спустя много лет в столь простой открытый Фарадеем метод сжижения газов было введено Мельсенсом чрезвычайно интерес­ное изменение, позволяющее производить очистку обрабатываемых газов. Известно, что древесный уголь обладает способностью жадно поглощать громадные количества различных газов, которые при некотором повышении температуры выделяются снова. Это свойство чрезвычайно возрастает при низких температурах и в дальнейшем будет рассказано об очень интересных применениях этого явления. Вместо того, что бы помещая в трубку Фарадея различные, перечисленные выше реактивы, получать, при их взаимодействии влажные и даже загрязненные различными примесями газы, Мельсенс решил заполнять нагреваемый конец трубки древесным углем, предварительно насытив его тщательно очищенным газом, который желают сделать жидким.

Аппарат Тилорье.

Трубка Фарадея дает возможность произво­дить сжижение газа только в очень незначительных количествах. Для возможности изучения свойств этих необыкновенных тел необходимо получение их в больших количествах. Преследуя эти цели Тилорье внес в аппарат Фарадея неко­торые очень остроумные видоизменения и тем самым приспособил его для сжижения некоторых газов и, главным образом, углекислоты в довольно значительных количествах. В настоящее время углекислота является продуктом, имеющим широкое распространение; винотор­говцы взяли ее под свое высокое покровительство, что является для будущности этого продукта науки более важным, чем все те услуги, которые он может оказать в лабораториях. В настоящее время в про­мышленности получают жидкую углекислоту, с большей легкостью, чем это позволял делать вышедший ныне из употребления аппарат Тилорье, но той значительной ролью, которую он сыграл в истории науки, он заслужил хотя - бы краткого описания. Этот аппарат, в сущности говоря, представляет собой ту же трубку Фарадея, но только большой емкости. Прежде его изго­товляли из чугуна, но после происшедшего в 1840 году в фармацевтической школе несчастного случая, стоившего жизни сотруднику школы Гервею, он был переконструирован Донни и Мареска и получил следующий вид: два цилиндра из красной меди, скреплен­ные обручами и выложенные изнутри свинцом играют роль двух колен трубки Фарадея. Один из этих цилиндров, показанный в левой части рисунка, подвешен на цапфах, и в нем содержатся те вещества, которые при взаимодействии дадут нужный газ: пусть это будет, с одной стороны, определенное количество двууглекислой соды и, с другой стороны, серная кислота, налитая в латунное вед­рышко. Другой сосуд, предназначен для сжиже­ния полученного газа. Для пуска аппарата в ход, левый цилиндр, после загрузки в него указанных выше веществ плотно закрывается, затем его повора­чивают на цапфах до тех пор, пока вся серная кислота не выльется на двууглекислую соду. Происходит реакция, выделяется углекислый газ, который ввиду незначительности имеющегося в сосуде свободного пространства, принужден занять малый объем, т. е. подвергнуться сильному сжатию; но все же он не сжижается сейчас же, так как при поднявшейся вследствие реакции температуре, упругость насы­щения становится огромной. Если же теперь соединить оба сосуда с помощью трубки, и если при этом открыть кран газ перейдет в правый сосуд и сжижится под давлением, которое даже при 15°С еще равно 50 атм. Из последнего видно, что давления, возни­кающие в сосудах, довольно значительны, и поэтому аппарат должен быть сконструирован достаточно прочно. Если теперь открыть кран, имеющийся на цилиндре , то из него начнет с большим напором вырываться образовавшаяся в сосуде жидкость; при этом произойдет обильное испарение, сопровождаю­щееся громадным поглощением тепла, влекущим за собой охлаждение неиспарившейся части ниже ее точки замерзания; вследствие этого она превратится в белый снег, совершенно идентичный с обыкновен­ным снегом, который, можно собрать (при этом произойдет образова­ние многочисленных электрических искр, получающихся в результате интенсивного трения), направляя выходящую струю в мешочек из какой-либо ткани. Мы уже знаем, что оставленная на открытом воздухе сжиженная углекислота должна дойти до температуры при которой ее упругость равнялась бы одной атмосфере. Эта температура не менее -79°С, а так как температура замерзания только -56°С, то, очевидно, неиспарившаяся часть должна перейти в твердое состояние; следовательно, жидкая углекислота при атмосферном давлении не может существовать и образуемый ею снег отличается от обыкновенного снега тем, что он испаряется не плавясь.

Если этот снег заключить в закрытый сосуд, например, в запаянную стеклянную трубку, то под влиянием окружающего тепла испарение будет постепенно увеличивать давление; в определенный момент это давление дойдет до 5 атм., и температура таяния углекислоты -57°С будет достигнута; увеличение давления приостановится, и снег пре­вратится в жидкость, которую можно снова превратить в твердое состояние, на этот раз в виде прозрачного тела, погрузив трубку на несколько мгновений в твердую углекислоту, находящуюся на открытом воздухе. Ввиду того, что при подобных опытах давление возрастает до значительных размеров, они должны сопровождаться соблюдением сугубой осторожности. Твердая углекислота, положенная на руку, не вызывает интенсив­ного ощущения холода, как это следовало бы ожидать, зная, что ее температура равна -79°С. Это обстоятельство объясняется тем, что между твердой углекислотой и кожей нет достаточно плотного соприкосно­вения. Доказательством этого служит следующий опыт: если по при­меру Тилорье поместить снег углекислоты в эфир, то получится смесь с температурой в -79°; палец, опущенный в эту смесь, будет сильно обожжен. Однако, этот ожог не всегда сейчас же проявит себя резкой болью, так как холод часто вызывает потерю чувствительности. В этом отношении особенно коварной является смесь из спирта и твердой углекислоты. Ощущение холода мало интенсивно, если в эту смесь опустить палец или даже взять ее в рот. Д'Арсонваль проделал любопытный опыт, погружая в спирт и постепенно охлаждая с помощью углекислоты морскую свинку, которая ничем не реагировала на происходящее с ней и продолжала с философским спокойствием грызть свою морковку до того момента, пока она не превратилась в твердый комок и челюсти не отказались ей служить. Испаряя в пустоте эту полужидкую массу согласно уже приве­денным объяснениям получают очень низкую температуру, могущую дойти до -110°. Это крупное достижение, полученное с такой относительной легкостью в 1840 году при помощи аппарата Тилорье, позволило Фарадею пойти далеко вперед в изучении проблемы сжижения газов.

Сжижение при помощи одновременного сжатия и охлаждения.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Современные направления развития физической культуры, спорта и туризма

    Документ
    Редакционная коллегия: Е. А. Шуняева, канд пед наук, доцент (отв. ред.); Е. Е. Елаева, канд. мед. наук, доцен; Е. А. Якимова, канд. биол. наук, доцент
  2. История земли и жизни на ней

    Документ
    1-а (дополнительная). Несколько слов о методологии науки. Принцип актуализма, «Бритва Оккама» и презумпции. Проверка теории: верификации и фальсификации.
  3. Йог Рамачарака "Пути достижения индийских йогов"

    Документ
    Мы полагаем, что нам нет надобности повторять объяснения, составившие существенную часть книги «Основы миросозерцания индийских йогов», и что мы можем прямо приступить к нашему предмету, надеясь, что читатели уже достаточно подготовлены,
  4. Современные знания — в жизнь

    Документ
    Редакционный совет: Мищенко В.А. (председатель), Зиновьев Ю.И., Агеева Л.А., Ахвердова Е.И., Олейник Е.Ю., Коновалов И.М., Мартынов В.Ф., Виланский Ю.
  5. К истории вопроса. Современное состояние проблемы

    Документ
    Впервые нервную анорексию описал R. Morton в 1689 г. под названием «нервная чахотка», хотя упоминание об этой патологии встречалось и раньше. В частности, в трудах Авиценны от 1155 г.

Другие похожие документы..