Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Абисова А.А. (Красноярский художественный музей), Васильева О.Э., Глызина А.И., Комарова Т.С., Карнаухова Л.Л., Мартынович Н.В., Сысоева Л.А. (Красно...полностью>>
'Статья'
1. Настоящий Федеральный закон определяет правовое положение, порядок создания, деятельности, реорганизации и ликвидации некоммерческих организаций к...полностью>>
'Урок'
Цели урока: создание положительных условий для формирования у подростков интереса к чтению произведений А. Грина, для пробуждения “дара воображения”, ...полностью>>
'Доклад'
В соответствии с Порядком подготовки и оценки докладов о результатах и основных направлениях деятельности (докладов о достижении стратегических целей...полностью>>

Http://versii org/2008/03/01/mihail kampf/ Невидимая война Михаила Тобольского (01. 03. 2008) Рубрика

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

/2008/03/01/mihail_kampf/

Невидимая война Михаила Тобольского (01.03.2008)

Рубрика: По следам наших выступлений · Отклики в прессе

От редакции. Один из наших популярнейших авторов Михаил Тобольский после публикации его интернет-адреса на главной странице сайта стал получать множество писем. Вопросы, предложения… люди со всей страны и из зарубежья живо интересуются деятельностью православного публициста. “Версии” далеко не первое издание в котором сотрудничал Михаил, до этого автор публиковался на сайте Православного Информационного Агенства “Русская Линия”. Многие из ранних текстов Михаила Тобольского остаются неизвестны широкой аудитории, мы решили восполнить этот пробел. Публикуем сегодня статью Леонида Болотина, в которой содержатся среди прочего воспоминания о нашем авторе, а также один из ранних материалов Михаила для “Русской Линии”.

Леонид Болотин

Жертвы психо-террора и современная духовная брань

Материал, который я хочу предложить вниманию читателей Русской Линии, написан и составлен моим близких другом и коллегой, психическая нормальность и воцерковленность которого лично у меня не вызывают сомнений. С Михаилом мы дружим более тридцати лет. Вместе учились на факультете журналистики МГУ, позже сотрудничали на духовно-просветительской ниве. С середины восьмидесятых годов прошлого века вместе ходили в московские храмы и Свято-Даниилов монастырь, ездили в паломничества (Псковские Печоры, Троице-Сергиева Лавра, Пюхтицы), участвовали в различных православно-патриотических и монархических мероприятиях конца восьмидесятых – начала девяностых. Вместе и отдыхали – отправлялись рыбачить, по грибы, отмечали большие праздники, дни рождения друг друга и наших общих друзей…

При этом я полностью отдаю себе отчет, что у некоторых читателей этого материала может сложиться впечатление, что Михаил, по меньшей мере, не вполне психически адекватен. Да и сам Михаил давно уже собирался показать мне этот материал, но никак не решался сделать это, про себя, видимо, полагая, что и я могу принять его за обычного сумасшедшего с манией преследования.

Возможно, так оно и было бы, если бы я не был прежде и уже достаточно давно знаком с подобными случаями, в том числе с самым близким мне человеком – моим отцом – журналистом Евгением Михайловичем Болотиным, психическое здоровье и трезвый, критический ум которого у меня никогда не были под вопросом.

Это было весной 1991 года, когда вокруг бушевали страсти разгорающейся словесной и мысленной гражданской войны. Мой отец тогда работал заместителем главного редактора одной из первых, если не самой первой частной газеты “Карьера”. Её формальным учредителем был Союз журналистов, но фактически это было частное издание, которое пыталось проводить именно независимую информационную политику, не предлагая себя ни коммунистам разных толков, ни нарождающимся течениям демократов. Кстати, это было первое светское массовое издание, которое с подачи моего отца стало регулярно публиковать проповеди православного священника – отца Артемия Владимiрова.

И вот той памятной весной однажды отец пожаловался мне и моей матери, что он стал просыпаться каждый день под утро – примерно в 03:00 – 03:30 – от звучания “внутреннего голоса”, не собственного, а заведомо постороннего. Этот голос настойчиво и угрожающе произносил такую фразу: “Убей отца, убей и сына, и сына сына, и сына сына…” Потом эта монотонная фраза многократно повторялась вновь и вновь, уже после пробуждения. При этом отец стремился волевым усилием заглушить это звучание, мысленно сосредотачивая свое внимание на приготовлении кофе, на чтении или письме. Чуждый голос от этих усилий становился глуше, а потом вовсе смолкал. Иногда, когда у отца была безсонница, этот голос начинал звучать под утро в бодрствующем состоянии.

При этом, по наблюдению моего отца, время появления этого голоса и его звучание каким-то образом было связано с работой поливальных машин. Дело в том, что рядом с нашим домом на Селезневке был гидрант, из которого поливалки заполняли свои баки, и низкочастотный гул этих машин сопровождал нашу жизнь каждое раннее утро на протяжении многих лет. Отец даже предположил тогда, что какие-то специальные излучатели суггестивного назначения располагались на этих поливалках. Благо публикации о возможности технологий воздействия на психику с помощью электронных средств изредка стали проскакивать ещё с конца шестидесятых годов.

В семидесятые годы в народе бродили слухи и машинописные доклады об экспериментах советского философа и психолога, члена-корреспондента АН СССР Александра Георгиевича Спиркина, которые он проводил под эгидой КГБ над добровольцами, над заключенными, над умирающими и даже… над недавно умершими. Этот ученый якобы взвешивал облепленного датчиками умирающего на сверхточных весах, регистрировал различные импульсы и фиксировал исчезновение нескольких граммов веса сразу после летального исхода. Аналогичные наблюдения А.Г.Спиркин будто бы проводил и на покойниках, фиксируя всплески электромагнитных импульсов на третий, девятый, двадцатый и сороковой день после смерти человека. Странные занятия для философа, неправда ли?

Однажды мой однокурсник В.С. познакомил меня с человеком, который называл себя жертвой экспериментов членкора А.Г.Спиркина. Ему будто бы скостили восьмилетний срок до двух лет за участие в опытах, после которых у подопытного стала развиваться выборочная амнезия на события и явления ближайшего прошлого при полном сохранении долговременной памяти.

Это не официальная информация, но то, что членкор А.Г.Спиркин занимался проблемами и технологиями нейро-лингвистики, психо-лингвистики и нейрологики, подтверждает такой факт. Седьмое переработанное издание массового “Словаря иностранных слов” вышло с таким странным сообщением на обороте титульного листа: “Специальное научное редактирование в 7-м переработанном издании осуществлено членом-корреспондентом АН СССР А.Г.Спиркиным доктором философских наук И.А.Акчуриным, доктором философских наук Р.С.Карпинской” [1].

Что же означает в данном контексте словосочетание “специальное научное редактирование”? Одно могу отметить: из русского массового словарно-толковательного оборота были исключены такие слова иностранного происхождения, как “асасин”, “вуду”, “зомби”, “инкуб”, “суккуб”, “экзорцист”, которые ещё встречаются в словарях и энциклопедиях 1950-х годов. Видимо, были изъяты и какие-то другие понятия этого духовного ряда, но нужно специальное исследование для выявления подобных изъятий. Что же было вставлено туда с использованием методов программирования сознания нейро-лингвистическим методом, можно только предполагать.

В предисловии к седьмому изданию “От редакции” это словосочетание “специальное редактирование” не раскрывается, но там, в частности, говорится: “В редактировании словаря принимали участие: < …> кандидат филологических наук Вяч. Вс. Иванов (лингвистика), < …> член-корреспондент АН СССР А.Г.Спиркин (философия, логика, психология)… Словарь был отредактирован по отдельным циклам специальными научными редакторами – членом-корреспондентом АН СССР А.Г.Спиркиным (общественно-политический цикл), доктором философских наук А.И.Акчуриным (физико-математический и технический цикл), доктором философских наук Р.С.Карпинской (естественный цикл)” [2]. Предыдущее 6-е издание Словаря выходило за пятнадцать лет до этого – в 1964 году, а после 1979 года Словарь стал стереотипно или с небольшими изменениями переиздаваться массовыми тиражами ежегодно вплоть до середины перестройки. Что это был за массовый лингвистический эксперимент?

Тайну, стоящую за ним, может частично приоткрыть такая информация. При нашем факультете журналистики МГУ на Моховой действовала какая-то психологическая лаборатория, которая располагалась во дворовом флигеле и проводила оплачиваемые эксперименты на добровольцах. Первоначально – то ли в 1975-м, то ли в 1976-м году добровольцы приглашались скромным малоприметным объявлением, вывешенным на дверях сеней нашего факультета. Но вскоре это объявление исчезло, и приглашения осуществлялось по “сарафанному радио” теми, кто уже прошел эти “безобидные” по их рассказам опыты.

Мне предлагал принять участие в них с прагматичной целью подзаработать, мой друг и однокурсник А.Ш. Сам он тогда вроде бы не пробовал участвовать в эксперименте, но ему рассказывал о нем кто-то из наших коллег. Сумма оплаты за сеанс была весьма солидной – 10 рублей, да к тому же студент в день эксперимента официально освобождался от занятий – лекций и семинаров. При обычной стипендии в 40 рублей такой легкий приработок выглядел весьма внушительно и привлекательно. А.Ш. с чужих слов рассказывал, что тело и голову студента облепляют различными датчиками, надевают на него наушники и потом на протяжении нескольких часов воздействуют звуковыми сигналами, музыкой, речевыми фрагментами, ритмичными вспышками света разной частоты, предлагают читать какие-то тексты, задают вопросы, дают пить воду или жевать какие-то печенья, а иногда предлагают просто спать. Все это делается под наблюдением врача, который в начале и конце эксперимента измеряет артериальное давление и температуру тела, осматривает глаза и гортань, а поэтому никакой угрозы для здоровья эти опыты предоставлять не могут. Несмотря на то, что рассказ А.Ш. вызвал у меня острое любопытство, я почему-то на участие в эксперименте не согласился. Возможно, здесь сыграла роль реплика другого участника нашего разговора:

- Наверное, КГБ разрабатывает свой полиграф?

- Что-что?

- Полиграф – детектор лжи… Как у американцев…

Такой комментарий у меня отбил охоту связываться с экспериментаторами, а на самом деле, просто ГОСПОДЬ отвел. Да и мои старшие друзья по факультету оба Юры, тот же Михаил и Андрей после моих расспросов как-то скептически отнеслись к затее: они предпочитали подрабатывать журналистским трудом, гонорарами или хотя бы разгрузкой вагонов, а к подобным халтурам относились скептически:

- Сыр в мышеловке…

Что-что, а свою мысленную независимость они ценили уже тогда…

И ещё одна информация о нашем факультете. В самом здании его – в полуподвале, располагалась другая лаборатория – структурной лингвистики. Её возглавлял уже модный в ту пору в гуманитарных кругах Вячеслав Всеволодович Иванов [3]. Вход в эту лабораторию располагался в гардеробе под лестницей – с правой стороны, за массивной железной дверью, как в бомбоубежищах. Там некоторое время даже висела табличка с названием лаборатории, но вскоре – ещё в мою бытность студентом – она исчезла. И ещё вот что. Один наш преподаватель, с которым к концу курса у нас сложились доверительные отношения, рассказывал по секрету, что за этой же дверью в гардеробе находится первый отдел факультета, где на десятки магнитофонов пишутся все лекции и семинары, и потому советовал не болтать лишнего на переменках, если находишься в какой-нибудь аудитории.

Была ли лаборатория структурной лингвистики В.В.Иванова связана напрямую с безымянной психологической лабораторией во дворе нашего факультета, где проводили оплачиваемые эксперименты на добровольцах, утверждать не берусь, но опосредованная связь, видимо, все-таки существовала, если именно значительная часть наших выпускников стала передовым отрядом сначала перестройки, а потом и эпохи реформ.

С какими-то из этих сведений и публикациями о психологической обработке сознания на расстоянии, видимо, был знаком и мой отец. Иначе откуда у него бы возникла мысль о “торсионных” излучателях на поливалках?! К подобной чертовщине прежде на моей памяти отец относился весьма скептически, считая себя последовательным материалистом и реалистом. Поэтому моё обращение к Православию, моё Крещение в 1983 году он воспринял первоначально весьма настороженно и неодобрительно.

Я же в случае 1991 года с отцом тогда для себя предположил, что, возможно, для разнуздания демонических сил новой буржуазной революции при поливе улиц используется специально оскверненная, ритуально оскверненная вода. Хотя своими соображениями на этот счет с отцом по понятным причинам делиться не стал. К тому времени я уже не жил с родителями, и ничего подобного – посторонних “внутренних голосов” по утрам – не слышал, но сама утренняя ситуация на Селезневке с гулом поливалок мне была хорошо знакома. Однако и моя мать, и сестра, и её муж, которые проживали на Селезневке, тоже ничего подобного внутри себя не слышали.

Для меня этот разговор с отцом был ещё памятен вот почему. Мой отец считал, что он не был крещен в детстве. Впрочем, у него была глубоко верующая бабушка – Евдокия Ильинична, и она вполне могла втайне от матери окрестить младенца. Всю предыдущую – до 1991 года – жизнь отец бравировал своим атеизмом и порой любил повторять, чтобы после смерти мы его тело обязательно сожгли. Хотя при этом уважительно и с интересом относился к Русской Православной Церкви, к истории Русского Православия. Но вскоре после нашего разговора о навязчивом постороннем “внутреннем голосе” отец спросил меня: а нельзя ли будет его похоронить под православным Крестом? На что я ответил:

- Конечно, папа, только для этого давай покрестимся…

В середине лета 1991 года у отца случилось небольшое кровоизлияние в мозг. После инсульта он ещё в больнице по настоянию матери подал заявление о выходе из КПСС, а после выписки из больницы, хотя он и оставался до 1993 года заместителем главного редактора “Карьеры”, иногда готовил какие-то публикации, но фактически стал пенсионером и поселился за городом. Больше такой посторонний “внутренний голос” он никогда не слышал. Было ли это целенаправленным воздействием именно на моего отца, как на журналиста с определенным влиянием и весом (естественно, не с помощью излучателей на поливальных машинах), или это было действительно массовым воздействием на тех, кто отреагирует, мне судить трудно. Но после случая с моим отцом, а именно вскоре после событий 19-21 Августа 1991 года, опять прошла волна публикаций по разным периодическим изданиям, что толпу у Белого Дома обрабатывали какими-то излучателями, чтобы добиться людского неистовства и самозабвения, утраты самоконтроля и в конечном итоге – кровопролития.

Через год – летом 1992-го на Святого Равноапостольного Великого Князя Владимiра – мой отец принял Святое Крещение. Сейчас он покоится под осьмиконечным Православным Крестом. Нынешняя осень на много недель нас лишила солнца. Небо было заволочено сплошной облачной пеленой с начала Октября. Но когда на сороковой день 24 Октября Игумен Алексий (Рождественский) и отец Сергий Разумцев служили литию на могиле моего отца, во время чтения Евангелия отцом Сергием сплошная небесная хмарь на несколько секунд рассеялась, и нас освятили прямые солнечные лучи. После этого случая второй раз я увидел солнце в разрыве облаков на закате только на днях – 13 Декабря, в день Апостола Андрея Первозванного.

Коммунистическо-демократическое противоборство начала девяностых проходило вне зоны моего постоянного внимания. Но примерно в то же время, когда мы стояли в 1990-1992 годах с заставами по распространению “Земщины” и сбору подписей о канонизации Царской Семьи у паперти Елоховского собора, лично ко мне несколько раз обращались с люди с аналогичными проблемами, которые описывает Михаил. Конечно, там же к нам подходили и явные сумасшедшие с разными маниями преследования, но были и вполне вменяемые люди, которые жаловались на постороннее и целенаправленное вмешательство в их психику и в качестве доводов приносили газетные публикации, аналогичные тем, которые приводит ниже мой друг Михаил. Но сейчас, вспоминая и тех явно невменяемых людей, которые подходили к нам – “Царским опричникам” Предсоборного совещания по подготовке Всероссийского Земского Собора – с аналогичными жалобами, задумываюсь: “Не были ли и те люди просто доведенными до умопомрачения и умоисступления, о котором так образно пишет ниже Михаил?”

Что мы могли посоветовать несчастным людям, как нормальным, так и явным сумасшедшим, которые обращались к нам на паперти Елоховского собора? Молиться, поститься, пить Святую Воду, использовать освященную соль, мел и мед, не употреблять ничего внутрь без Крестного Знамения, читать Псалтырь, ИИСУСОВУ молитву, “Духовную брань” Преподобного Никодима Святогорца, найти опытного духовника, чаще исповедоваться у него и чаще причащаться ХРИСТОВЫХ Тайн! Мы не могли же им посоветовать искать защиты в гражданском законе?! Верная дорога в дурдом! Хотя уже тогда отдельные дальновидные люди среди депутатов начали разработку законопроекта, связанного с психологической безопасностью граждан. Но воз и ныне там.

Лично я склонен считать, что эти наведенные психические атаки могут совершаться и традиционными колдовскими методами с помощью различных наваждений, предметов и оскверненных веществ. Но с другой стороны, возникает мысль: если можно осквернить воду, масло или разного рода пищу, почему невозможно осквернение такого вполне материального явления, как высокочастотное электромагнитное поле, световой, ультразвуковой или инфразвуковой сфокусированный луч? Для нас же совершенно очевидно осквернение теле- и радиоэфира? Помнится, мне ещё лет восемнадцать назад один близкий мне батюшка из духовно опытных лаврских иеромонахов не раз говаривал:

- Ну и что из того, что ты вычитываешь Псалтырь и молитвенные правила?! Включил телевизор, и сразу же твоё жилье наполняется различными демонами большим числом, чем их было, когда ты их выгнал из дома молитвой и кроплением Святой Воды?

Конечно, я не смотрел тогда телепередачи с Чумаками и Кашпировскими, пытался возражать, на что мне батюшка говорил:

- Ну неужели ты думаешь, что скверна действует по часам и прекращается в выпуске новостей или во время показа кино?

Думается, справедливо Михаил вспоминает и “Молот ведьм” Якова Шпренгера и Генриха Инститориса. Пресловутые средневековые “охоты на ведьм”, начавшиеся с наступлением эпохи языческого Возрождения – Ренессанса, вовсе не были плодом массового христианского “психоза” и “фанатизма”, как это пытаются представить недавние и современные “лозинские” [4] и “спиркины”. Как раз массовый упадок веры и нравов в Западной Европе той поры был налицо, как налицо был всплеск социальных волнений и рост преступности, особенно мошенничества и шарлатанства. Инквизиторы смотрели в корень этих процессов. Тогда попущением БОЖИИМ в Западной Европе, особенно в Германии и Франции, ведьмы и колдуны своими манипуляциями и ритуалами вызывали из преисподней все новых и новых демонов, до времени заключенных и связанных в аду. Эти духовные “вулканы” и создавали криминогенные зоны и области общественных возмущений, сеяли среди населения в одних панический страх перед демонским всесилием, а в других будили дух вседозволенности и безнаказанности. Ликвидируя ведьм и ведьмаков, инквизиторы тем самым связывали действие этих демонических каналов, которые и питали дурной энергией как уголовных преступников, так и разного рода народных смутьянов. Таким образом, относительно многочисленные казни ведьм – их сожжение, утопление и повешение (обязательно без пролития крови), позволяли избегать действительно массовых казней среди обезумевшего населения больших городов и сел.

Тот же механизм разнуздания демонических сил, изведения из адских глубин духов злобы поднебесной мы воочию наблюдали и в конце перестройки: по телевизору и радио, на стадионах и в клубах Кашпировский и Чумак [5], а на улицах митинги и массовые потасовки с ОМОНом. Потом количество чумаков и чумачек стало расти ежемесячно с геометрической прогрессией. У меня в библиотеке есть “кооперативно” изданный справочник с адресами и телефонами “народных целителей” 1991 года. Только в Москве их тогда было около пятисот. Народное обалдение от этих “Ваал-бесов” привело к тому, что стали множиться финансовые пирамиды. Помните, МММ в Московском метрополитене несколько раз устраивало дни открытых дверей, когда все могли пользоваться подземкой “бесплатно”. Один мой близкий друг с тех пор ещё говорит так:

- Бесплатно это когда бес платит. Христианин должен принимать дары только ХРИСТА ради и во Славу БОЖИЮ…

А это милое обаяние пирамидальщиков разорило миллионы простых тружеников. И не надо говорить, что толпами этих людей двигала одна алчность. Чушь все это! Моя ближайшая родственница, которая всю жизнь отличалась осторожностью, расчетливостью, предельным прагматизмом, сделала довольно внушительный вклад денег, которые тогда по случаю и тяжелым авральным трудом заработал её муж, в банк “Чара”. И потеряла все эти средства. Хотя ей предлагали вложить средства в конкретное издательское дело даже с возможно большей прибылью, чем банковские проценты. Но она посчитала это предложение близких людей за авантюру. Она была уверена, что банковское вложение будет надежным. Не только назойливая реклама, но и рейтинги банка “Чара” в профессиональных финансовых изданиях были самыми положительными. А родственница прежде, чем сделать вклад, ознакомилась со специальной литературой. На одно она совсем не обратила внимания. Банк с названием “Чара” или инвестиционный фонд с названием “Миф”, или концерн “Авва” [6] просто по определению не могут обойтись без мошенничества, без демонического обаяния с помощью ложного патронажа и льстивой опеки клиента. Они не могут без чародейства. А против него пасует любой прагматизм и расчет, потому что очарованный человек лишается самоконтроля.

Продуктивная, результативная борьба с мошенничеством в особо крупных размерах, которое питает собой и большую часть современной коррупции, невозможна без пресечения открытой деятельности тысяч и тысяч ворожей и колдуний, магов и астральных каратеков, “народных целителей” и “бабушек Аглай”. Их сначала надо загнать в подполье. На уровне законодательства и администрации страны надо признать их деятельность незаконной – основанной на обмане, шарлатанстве и мошенничестве. А затем уже законными средствами выкуривать из подполья. И в кутузку их, и в кутузку! Число желающих поживиться на колдовстве сразу снизится в сотни раз.

И не надо бояться, дескать, мы загоним их в подполье, и они станут недоступны. Чушь все это! Легальность для них нужна так же, как воздух, как кровь младенцев, как святая простота наших пенсионеров… Нелегальность же для них хуже церковного ладана! За нелегальность-то, за подпольщину только и можно будет их привлечь к уголовной ответственности.

Тот, кто политической волей обуздает этих распустившихся служителей сатаны, тот и будет обладать реальной властью в России! Задумайтесь, господа кандидаты в президенты РФ!

Конечно, не имея должного духовного опыта и точных знаний [7], я не могу однозначно утверждать, что трактовка демонических явлений, которую дает Михаил, полностью отвечает духовной действительности, духовной реальности. Хотя выбор им основного пути противодействия этим наваждениям, испытанный ещё Преподобным Антонием Великим во время его знаменитых искушений, – пост и молитва, у меня сомнения не вызывает. И все же опыт одного православного человека лучше сопрягать с опытом других верующих, оказавшихся в подобных обстояниях. Да Воскреснет БОГ и да расточаться врази ЕГО!

Невидимая война Михаила

Аще не Господь помогл бы ми, вмале вселилася бо во ад душа моя.
Псалом 93-й, стих 17

МИХАИЛ: Всё очень просто и ужасно. Вдруг понимаешь, что твои реплики, произнесенные собственным внутренним голосом, моментально считываются и воспроизводятся голосовыми имитаторами, синтезированными на компьютере. Где-то там, в электронной пыточной камере смоделирована твоя голограмма, с которой в круглосуточном режиме работают любители “заплечных дел”, о чем тебе безпрерывно сообщают. Невозможно убежать. Пытки реально отзываются в твоей плоти. Между тем, тебя день и ночь программируют, используя различные методики внушения и зомбирования. Тебе круглосуточно сообщают, что ты уже умер, что ты не человек, а “психотроп”, “животное”. Требуют отдать паспорт, квартиру, сброситься с балкона.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. П. П. Румянцева Издательство Томского университета

    Документ
    Редакционная коллегия: профессор В.П. Зиновьев, доцент А.В. Литвинов, ассистент П.П. Румянцев (отв. редактор), аспиранты С.А. Меркулов, А.Н. Сорокин, Д.

Другие похожие документы..