Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Автореферат'
Актуальность темы исследования обусловлена, прежде всего, кардинальными переменами в области политического и национально-государственного устройства,...полностью>>
'Программа'
Лагранжиан, уравнения движения, грассмановы переменные. Гамильтонова формулировка, обобщенные координаты и импульсы, гамильтониан, скобка Пуассона, г...полностью>>
'Реферат'
Барнаула 45 3 Направления совершенствования налогового контроля в ИФНС России по Индустриальному району г.Барнаула 3.1 Пути совер­шенствования системы...полностью>>
'Документ'
В настоящее время простые Интернет сайты отходят на второй план, и все большую популярность получают, так называемые, Интернет порталы. Интенсивному ...полностью>>

Осип Эмильевич Мандельштам, русский поэт

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Осип Эмильевич Мандельштам, русский поэт.

Родился 3 января 1891г. в Варшаве в семье мастера-кожевенника, мелкого торговца.

Через год семья поселяется в Павловске, затем в 1897 переезжает на жительство в Петербург. Здесь заканчивает одно из лучших петербургских учебных заведений - Тенишевское коммерческое училище, давшее ему прочные знания в гуманитарных науках, отсюда началось его увлечение поэзией, музыкой, театром (директор училища поэт-символист Вл.Гиппиус способствовал этому интересу).

В 1907 Мандельштам уезжает в Париж, слушает лекции в Сорбонне, знакомится с Н.Гумилевым. Интерес к литературе, истории, философии приводит его в Гейдельбергский университет, где он слушает лекции в течение года.

Наездами бывает в Петербурге, устанавливает свои первые связи с литературной средой: прослушивает курс лекций по стихосложению на "башне" у В.Иванова.

Литературный дебют Мандельштама состоялся в 1910, когда в журнале

"Аполлон" были напечатаны его пять стихотворений. В эти годы он увлекается идеями и творчеством поэтов-символистов, становится частым гостем В.Иванова, теоретика символизма, у которого собирались талантливые литераторы.

В 1911 Мандельштам поступает на историко-филологический факультет

Петербургского университета, желая систематизировать свои знания.

К этому времени он прочно входит в литературную среду - он принадлежит

к группе акмеистов (от греческого акме - высшая степень чего-либо,

цветущая сила), к организованному Н.Гумилевым "Цеху поэтов", в который

входили А.Ахматова, С.Городецкий, М.Кузмин и др. Мандельштам выступает в печати не только со стихами, но и со статьями на литературные темы.

В 1913 вышла в свет первая книга стихотворений О.Мандельштама - "Камень", сразу поставившая автора в ряд значительных русских поэтов. Много выступает с чтением своих стихов в различных литературных объединениях.

В предоктябрьские годы появляются новые знакомства: М.Цветаева,

М.Волошин, в доме которого в Крыму Мандельштам бывал несколько раз.

В 1918 Мандельштам живет то в Москве, то в Петрограде, потом в Тифлисе,

куда приехал ненадолго и потом приезжал снова и снова. Н.Чуковский

написал: "...у него никогда не было не только никакого имущества, но

и постоянной оседлости - он вел бродячий образ жизни, ...я понял самую

разительную его черту - безбытность. Это был человек, не создававший вокруг себя никакого быта и живущий вне всякого уклада".

1920-е были для него временем интенсивной и разнообразной литературной

работы. Вышли новые поэтические сборники - "Tristia" (1922),

"Вторая книга" (1923), "Стихотворения" (1928). Он продолжал публиковать

статьи о литературе - сборник "О поэзии" (1928). Были изданы две книги

прозы - повесть "Шум времени" (1925) и "Египетская марка" (1928).

Вышли и несколько книжек для детей - "Два трамвая", "Примус" (1925),

"Шары" (1926). Много времени Мандельштам отдает переводческой работе.

В совершенстве владея французским, немецким и английским языком,

он брался (нередко в целях заработка) за переводы прозы современных

зарубежных писателей. С особой тщательностью относился к стихотворным

переводам, проявляя высокое мастерство. В 1930-е, когда началась открытая

травля поэта и печататься становилось все труднее, перевод оставался той

отдушиной, где поэт мог сохранить себя. В эти годы он перевел десятки книг.

Осенью 1933 пишет стихотворение "Мы живем, под собою не чуя страны...",

за которое в мае 1934 был арестован.

Только защита Бухарина смягчила приговор - выслали в Чердынь-на-Каме,

где пробыл две недели, заболел, попал в больницу. Был отправлен в Воронеж, где работал в газетах и журналах, на радио. После окончания срока ссылки возвращается в Москву, но здесь ему жить запрещают. Живет в Калинине.

Получив путевку в санаторий, уезжает с женой в Саматиху, где он был

вновь арестован. Приговор - 5 лет лагерей за контрреволюционную

деятельность. Этапом был отправлен на Дальний Восток. В пересыльном

лагере на Второй речке (теперь в черте Владивостока) 27 декабря 1938

О.Мандельштам умер в больничном бараке в лагере.

В.Шкловский сказал о Мандельштаме: "Это был человек... странный...

трудный... трогательный... и гениальный!"

Жена поэта Надежда Мандельштам и некоторые испытанные друзья поэта

сохранили его стихи, которые в 1960-е появилась возможность опубликовать.

Сейчас изданы все произведения О.Мандельштама.

Олег Лекманов
Осип Мандельштам: Жизнь поэта (фрагмент книги)

НЕСКОЛЬКО ВСТУПИТЕЛЬНЫХ СЛОВ К ТРЕТЬЕМУ ИЗДАНИЮ

Сегодняшняя, очень высокая поэтическая репутация Осипа Эмильевича Мандельштама сложилась далеко не сразу, вернее сказать, далеко не сразу немногочисленные, но стойкие ценители и горячие сочувственники автора «Камня» смогли увлечь Мандельштамовскими стихами большую часть читателей и любителей русской поэзии. «Мандельштама я получила, спасибо, хотя я им продолжаю не быть очарованной. Очень и очень „так себе“. Чем он вас пленил? – спрашивала 9 июля 1913 года в письме одного из таких сочувственников, Сергия Каблукова, поэтесса Зинаида Гиппиус. – Я читаю старые книги, опротивел модерн. И стихи тоже старые лучше».[

  О. Э. Мандельштам в записях дневника и переписке С. П. Каблукова // Мандельштам О. Камень (серия «Литературные памятники»)/ Изд. подготовили Л. Я. Гинзбург, А. Г. Мец, С. В. Василенко, Ю. Л. Фрейдин. Л., 1990. С. 248.


Если уж искушенная Гиппиус так оценивала Мандельштама, чего было ждать от «широкого читателя», чью точку зрения на творчество поэта сформулировал в не слишком остроумной, зато предельно ясной эпиграмме 1923 года Дмитрий Семёновский (укрывшийся под псевдонимом «Юр.»):

 
Ах, ведь от самого Адама
Законам всё подчинено,
И мы, недаром, Мандельштама
Читаем только перед сном.

  Литературный еженедельник. Пг., 1923. № 39. С. 17. Исправляем явную опечатку («законом» на «законам») во второй строке.


 

«…нельзя удивляться или негодовать по поводу его непризнания или непопулярности. Едва ли в будущем ждет его громкая слава, – в 1925 году пророчествовал Георгий Адамович. – Вероятно, он останется навсегда заслоненным несколькими поэтами нашей эпохи, – теми, которые мною были выше названы и которые имеют все права на „народную любовь“».

  Адамович Г. [О. Мандельштам] //Адамович Г. Критическая проза. М., 1996. С. 35. Выше в заметке Адамовичем были названы имена Блока, Анненского и Ахматовой.


Долгое время имелись веские основания полагать, что эти и подобные им предсказания сбудутся и уже сбылись. Ситуация начала достаточно стремительно выправляться лишь в середине 1950–х годов, когда на Западе был издан внушительный однотомник Мандельштама. Основу этого издания составили стихи и проза из вышедших в России Мандельштамовских книг плюс более поздние вещи, также опубликованные при жизни. В свою очередь, это и, главным образом, последующие западные издания Мандельштама послужили основой для машинописных, рукописных и рота—принтных копий, в огромном количестве наводнивших Советский Союз в 1960–1980–е годы. В 1963 году в мюнхенском альманахе «Мосты» было впервые опубликовано Мандельштамовское антисталинское стихотворение «Мы живем, под собою не чуя страны…», переданное на Запад Ю. Г. Оксманом.

И уже меньше, чем год спустя Анна Андреевна Ахматова могла с полным на то основанием констатировать: «Сейчас Осип Мандельштам – великий поэт, признанный всем миром. О нем пишут книги – защищают диссертации. Быть его другом – честь, врагом – позор».

  Ахматова А. Листки из дневника // Ахматова A. Requiem/ Предисл. Р. Д. Тименчика, сост. и прим. Р. Д. Тименчика при участии К. М. Поливанова. М., 1989. С. 145.


Ей вторил выдающийся итальянский кинорежиссер Пьер Паоло Пазолини в своем эссе 1972 года: «То, чем нас одарил Мандельштам, – легконогий, умный, острый на язык, элегантный, прямо—таки изысканный, жизнерадостный, чувственный, всегда влюбленный, открытый, ясновидящий и счастливый даже в сумерках своего нервного заболевания и политического кошмара, молодой и, можно сказать, моложавый, причудливый и утонченный, преданный и находчивый, улыбающийся и терпеливый, – принадлежит к числу самых счастливых поэтических прозрений XX века».

  Цит. по: Дутли Р. «„Век мой, зверь мой“. Осип Мандельштам. Биография». СПб., 2005. С. 411. Здесь же см. высказывания о Мандельштаме П. Целана, И. Бродского, Д. Уолкотта, Ф. Жакоте, Б. Тротциг, Ч. Эспмарка, Ш. Хини, Р. Шора, А. Загаевского, Д. Грюнбайна.


Мировую официальную и советскую негласную славу Мандельштама упрочили две книги мемуаров его вдовы Надежды Яковлевны «Воспоминания» и «Вторая книга», вышедшие в Нью—Йорке и в Париже в 1970–е годы. На Западе популярность этих книг даже превысила известность стихотворений их главного героя, что и понятно – прозу переводить во много раз легче, чем стихи, да еще такие сложные, как Мандельштамовские.

Меж тем вокруг вдовы поэта естественным образом сплотились зачастую лично незнакомые друг с другом исследователи жизни и творчества Мандельштама. Из этого круга сейчас выделим две фигуры – американского слависта Кларенса Брауна, автора неполной, но очень содержательной Мандельштамовской биографии, выпущенной на английском языке в 1973 году,[

  Brown С. Mandelstam. Cambridge, 1973.


и совсем недавно ушедшего от нас Александра Анатольевича Морозова, чьи плодотворные Мандельштамо—ведческие штудии отлились в замечательную биографическую статью о поэте, напечатанную в авторитетном справочном издании о русских писателях XIX – начала XX века.7

  Морозов А. А. Мандельштам Осип Эмильевич // Русские писатели. 1800–1917. Биографический словарь. Т. 3. М., 1994. С. 505–510. Из более ранних опытов в этом роде отметим составленную Д. С. Усовым со слов самого Мандельштама статью в издании: Писатели современной эпохи. Биобиблиографический словарь русских писателей XX века. Т. 1/ Под ред. Б. П. Козьмина. М., 1992 (Репринтное издание) и блестящий биографический очерк О. Ронена 1986 года. См. его русский перевод: Ронен О. Осип Мандельштам //Литературное обозрение. 1991. № 1.


В 1988 году, в Лондоне и в Бостоне, вышли две книги о жизни и творчестве Мандельштама, авторами которых были, соответственно, Н. А. Струве и Дж. Харрис.

  См.: Струве Н. А. Осип Мандельштам. Лондон, 1988; Harris J. G. Osip Mandelstam. Boston, 1988.


В советской России первой ласточкой стал обширный очерк С. С. Аве—ринцева 1990 года.

  Аверинцев С. С. Судьба и весть Осипа Мандельштама // Мандельштам О. Э. Сочинения: В 2 т. Т. 1. М., 1990. С. 5–64.


Отчасти в развитие основных положений этого очерка, отчасти в полемике с ними было написано лучшее, на наш взгляд, краткое Мандельштамовское жизнеописание, статья М. Л. Гаспарова «Поэт и культура. Три поэтики Осипа Мандельштама».

  Гаспаров М. Л. Поэт и культура. Три поэтики Осипа Мандельштама // Мандельштам О. Э. Полное собрание стихотворений/Вступ. статьи М. Л. Гаспарова и А. Г. Меца; сост., подгот. текста и прим. А. Г. Меца. СПб., 1995. С. 5—64. В этом, самом надежном, на сегодняшний день, издании манделынтамовских стихов гаспаровская статья соседствует с ценным биографическим очерком о поэте, написанным А. Г. Мецем (Мец А. Г. О поэте (очерк биографии) // Мандельштам О. Э. Полное собрание стихотворений. С. 65–86). Стоит также упомянуть весьма полезную хронику «Даты жизни и творчества», составленную П. М. Нерлером и помещенную в качестве приложения к четвертому тому собрания сочинений Мандельштама ([Нерлер П.М.] Даты жизни и творчества // Мандельштам О. Э. Собрание сочинений: В 4 т. Т. 4. М., 1997. С. 428–470).


В 2005 году в русском переводе вышла интересная книга швейцарского стихотворца, переводчика и слависта Ральфа Дутли «„Век мой, зверь мой“. Осип Мандельштам. Биография».

  Дутли Р. «„Век мой, зверь мой“. Осип Мандельштам. Биография» / Пер. с нем. Константина Азадовского. СПб., 2005. См. рецензию А. Г. Меца на эту книгу: Вопросы литературы. 2007. № 3.


За два года до этого была выпущена написанная по заказу серии журнала «Звезда» биография Осипа Мандельштама нашей работы.

  Лекманов О. А. Жизнь Осипа Мандельштама. Документальное повествование. СПб., 2003.


В 2004 году последовало ее дополненное переиздание в серии «Жизнь замечательных людей».

  Лекманов О. А. Мандельштам (серия «Жизнь замечательных людей»). М., 2004.


И вот теперь – третий, более чем наполовину расширенный вариант.

«Зачем предпринимается это третье переиздание?» – вправе спросить читатель. Причин, как водится, несколько.

Во—первых, за прошедшие годы было опубликовано несколько чрезвычайно важных для нашей темы работ, содержащих сведения и наблюдения, которые мы постарались учесть и использовать в новом варианте книги.

  Назовем три главные среди них: Мец А. Г. Осип Мандельштам и его время. Анализ текстов. СПб., 2005; Тименчик Р. Д. Анна Ахматова в 1960–е годы. М.; Toronto, 2005; Флейшман Л. С. Борис Пастернак и литературное движение 1930–х годов. СПб., 2005. Последняя из перечисленных книг представляет собой значительно переработанный вариант монографии, впервые изданной в 1984 году.


Во—вторых, целый ряд ключевых для биографии поэта сюжетов нами для третьего издания прописан гораздо тщательнее, чем раньше. В частности, это касается печально известной истории 1928 года о Мандельштамовском «плагиате» у критика—народника А. Г. Гбрнфельда, газетного контекста стихотворений Мандельштама 1930–х годов и вкусовой палитры поэта. В—третьих, предыдущие варианты книги мы не снабдили хоть сколько—нибудь основательными отсылками к научной литературе о Мандельштаме; теперь этот недостаток отчасти устранен. И, наконец, в—четвертых, работая над третьим вариантом биографии Мандельштама, мы постарались учесть конструктивные критические замечания, сделанные коллегами в на удивление многочисленных и доброжелательных рецензиях на первые два издания.

  Вот заведомо неполный перечень этих рецензий: Бак Д. <Книжная полка> // Новый мир. 2003. № 12; <Без подписи>. Вышла первая биография поэта//Полит, ру. 2004. 18 мая = http://www.polit.ni/news/ 2004/05/18/mandelshtam.html; Дзядко Ф. <Рецензия> // Русский журнал. Шведская полка № 121 = /krug/vybor/20030718.html;
  Золотоносов М. Поэт эпохи Москвошвея (вышла биография Осипа Мандельштама) // Московские новости. 2004. 15 октября; Качалкина Ю. Лавр цветущий Мандельштам // Ex libris. 2003. 23 октября; Магомедова Д. <Рецензия> // Вопросы литературы. 2004. № 6; Немзер А. Правда поэта // Время новостей. 2003. 29 мая; Свердлов М. Стоит многих томов // Еженедельный журнал. 2005. 13 января; Соболев Л. <Рецензия> /getblob.asp?id=10025437; Шубинский В. Неуязвимый//Новое литературное обозрение. № 82. 2006; Эдельштейн М. <Рецензия> // Знамя. 2005. № 3.


Советами, замечаниями и дополнениями с автором этой книги щедро делились Андрей Юрьевич Арьев, Николай Алексеевич Богомолов, Леонид Михайлович Видгоф, Михаил Леонович Гаспаров, Борис Аронович Кац и Михаил Мельниченко. Особое и отдельное спасибо – Юрию Львовичу Фрейдину, не только первому редактору, но и соавтору многих страниц предлежащей биографии Мандельштама. Разумеется, вся ответственность за возможные допущенные ошибки целиком ложится на плечи автора. Среди использованных биографических источников особая роль принадлежит исследованиям и разысканиям С. С. Аверинцева, Кларенса Брауна, С. В. Василенко, Ральфа Дутли, Г. А. Левинтона, А. Г. Меца, А. А. Морозова, П. М. Нерлера, Омри Ронена, Д. М. Сегала, Р. Д. Тименчика, Е. А. Тоддеса, Л. С. Флейш—мана, Н. И. Харджиева, а также – монументальным книгам Н. Я. Мандельштам и Э. Г. Герштейн.

Проза, переводы и письма Мандельштама в этой книге цитируются по изданию: Мандельштам О. Собрание сочинений: В 4 т. М., 1993–1997, с указанием номера тома римской цифрой и номера страницы – арабской в круглых скобках. Стихи Мандельштама, как правило, приводятся по изданию: Мандельштам О. Полное собрание стихотворений. СПб., 1995.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Памяти мамы, Клары Мухаметовны Лекмановой

Вспомним два поэтических высказывания Осипа Мандельштама «о времени и о себе»:

 
Нет, никогда, ничей я не был современник,
Мне не с руки почет такой.
О, как противен мне какой—то соименник —
То был не я, то был другой.
 

(«Нет, никогда, ничей я не был современник…»)

Такими строками поэт начал одно из своих стихотворений 1924 года. Спустя семь лет, в 1931 году он дезавуировал собственные слова:

 
Пора вам знать: я тоже современник,
Я человек эпохи Москвошвея,
Смотрите, как на мне топорщится пиджак,
Как я ступать и говорить умею!
Попробуйте меня от века оторвать,
Ручаюсь вам – себе свернете шею!
 

(«Полночь в Москве. Роскошно буддийское лето…»)

Противоречие между этими двумя заявлениями кажется разительным, а потому – требующим объяснения.

Необходимо, конечно, учесть, что в первом стихотворении, скорее всего, подразумевается «современник» из дореволюционного прошлого, а во втором – утверждается Мандельштамовская единосущность с советским настоящим.

Можно сослаться и на суждение Анны Андреевны Ахматовой, которая по сходному поводу признавалась Павлу Лукницкому, что «никак не может понять в Осипе одной характерной черты»: «Мандельштам восстает прежде всего на самого себя, на то, что он сам делал, и больше всех. <…> Трудно будет его биографу разобраться во всем этом, если он не будет знать этого его свойства – с чистейшим благородством восстать на то, чем он сам занимался или что было его идеей».

  Мандельштам в архиве П. Н. Лукницкого // Слово и судьба. Осип Мандельштам. М., 1991. С. 128


Впрочем, ахматовское наблюдение нам поможет мало – ведь она и сама констатировала, что в данном случае понять логику Мандельштама «никак не может».

Пожалуй, наиболее правдоподобное объяснение обозначенного противоречия приходит со стороны биографии поэта. В течение всей своей жизни Мандельштам настойчиво искал близости с современностью и современниками, точнее будет сказать, – настойчиво искал понимания у современности и современников (отсюда: «Пора вам знать: я тоже современник…»). «Разночинская традиция Мандельштама не допускала мысли, что один поручик идет в ногу, а вся рота – не в ногу».

  Гаспаров М.Л. О.Мандельштам. Гражданская лирика 1937 года. М., 1996. С. 18.



Однако разночинское стремление «быть как все» сочеталось в Мандельштаме с обостренным ощущением собственной особости, непохожести на других людей (отсюда: «Нет, никогда, ничей я не был современник…»). И от этого ощущения поэт отказываться тоже не собирался. «Осип Эмильевич всегда оставался самим собой, его бескомпромиссность была абсолютной», – вспоминала хорошо знавшая Мандельштама в последние годы его жизни Наталья Евгеньевна Штемпель.

  Штемпель Н. Мандельштам в Воронеже. М., 1992. С. 27.


Иногда верх в Мандельштаме брало желание «побыть и поиграть с людьми» («Взять за руку кого—нибудь: – будь ласков, – // Сказать ему, – нам по пути с тобой…»). Иногда побеждало стремление обособиться от людей, подчеркнуть свое отщепенство («Живу один – спокоен и утешен»).

Но чаще всего недоверие к современникам и желание найти с ними общий язык каким—то образом уживались в Мандельштаме и в его стихах, начиная уже с самой ранней юности поэта:

 
Я счастлив жестокой обидою,
И в жизни, похожей на сон,
Я каждому тайно завидую
И в каждого тайно влюблен.
 

(«Из омута злого и вязкого…», 1910)

Стремление поэта «идти в ногу со всей ротой», разумеется, бросалось в глаза не так ярко, как его желание во что бы то ни стало отстоять собственную самобытность. Поэтому в воспоминаниях, дневниках и письмах современников Мандельштам часто предстает нелепым чудаком, этаким Пагане—лем от поэзии, не имеющим понятия о самых элементарных законах и правилах человеческого общежития. «Рассеянный и бессонный стихотворец Осип Мандельштам будил знакомых и после трех ночи. Это было очень мило и оригинально, и его поклонники, проснувшись, вставали, будили служанку и приказывали ставить самовар. Казалось, быть пиру во время чумы» (М. Лопатто);

  Цит. по: Гардзонио С. Статьи по русской поэзии и культуре XX века. М., 2006. С. 132.


«Вбегал Мандельштам и, не здороваясь, искал „мецената“, который бы заплатил за его извозчика. Потом бросался в кресло, требовал коньяку в свой чай, чтобы согреться, и тут же опрокидывал чашку на ковер или письменный стол» (Г. Иванов);[

  Иванов Г. Собрание сочинений: В 3 т. Т. 3. М., 1994. С. 223.


«Осип Эмилье—вич „уминал“ буханку черного хлеба без единого глотка воды, и… грыз, точно белка, колотый сахар. Но такие громадные куски, с которыми бы никакая белка не справилась» (Рюрик Ивнев);

  Ивнев Рюрик. С Осипом Мандельштамом на Украине // «Сохрани мою речь…». Вып. 4/1. М., 2008. С. 120.


«Дервиш с гранитных набережных холодного Санкт—Петербурга» (Э. Миндлин);[

  Миндлин Э. Необыкновенные собеседники. Книга воспоминаний. М., 1968. С. 83.


«Мандельштам истерически любил сладкое. Живя в очень трудных условиях, без сапог, в холоде, он умудрялся оставаться избалованным. Его какая—то женская распущенность и птичье легкомыслие были не лишены системы. У него настоящая повадка художника, а художник и лжет для того, чтобы быть свободным в единственном своем деле, он как обезьяна, которая, по словам индусов, не разговаривает, чтобы ее не заставили работать» (В. Шкловский);

  Шкловский В. «Еще ничего не кончилось…». М., 2002. С. 231.


«Производил он впечатление человека страшно слабого, худенького, а на голове, вместо волос, рос рыжеватый цыплячий пух» (А. Седых);

  Седых А. Далекие, близкие. М., 1995. С. 45.


«На допросе Осип Эмильевич прервал следователя: „Скажите лучше, невинных вы выпускаете или нет?..“» (И. Эренбург);

  Эренбург И. Люди, годы, жизнь // Эренбург И. Собрание сочинений: В 9 т. Т. 8. М., 1966. С. 311.


«Всю силу его необыкновенной несопряженности ни с каким бытом я особенно ощутил летом 1922 года» (Н. Чуковский);

  Чуковский Н. О Мандельштаме // Чуковский Н. Литературные воспоминания. М., 1989. С. 153.


«Крайне самолюбивый, подозрительный, он проявлял иногда неприятную заносчивость, проистекавшую, очевидно, из „неприкаянности“» (Н. Смирнов)…

  Смирнов Н. Первые годы «Нового мира» // Новый мир. 1964. № 7. С. 191.


Так, коллективными усилиями нескольких поколений мемуаристов была создана мифологизированная биография мифического Осипа Мандельштама, которая пополняется еще и посейчас.

Немало сил на развенчание такой биографии в свое время положила вдова поэта – Надежда Яковлевна Мандельштам. В одном из писем она дала жесткую суммирующую оценку большинству воспоминаний о своем муже: «О. М. был не по плечу современникам: свободный человек свободной мысли в наш трудный век. Они и старались подвести его под свои заранее готовые понятия о „поэте“. Нельзя забывать кто были его современники и что они наделали».

  Цит. по: Шумихин С. В. «Мандельштам был не по плечу современникам…». Письма Надежды Мандельштам к Александру Гладкову // Русская мысль. Париж. 1997. 12–18 июня. С. 10.


Мемуары самой Надежды Мандельштам, как и Анны Ахматовой, создавались с полемическим намерением дезавуировать ходячие легенды о поэте. «Теперь мы все должны написать о нем свои воспоминания, – в 1956 году наставляла Ахматова Эмму Герштейн. – А то, знаете, какие польются рассказы: „хохолок… маленького роста… суетливый… скандалист…“ Она имела в виду издавна бытующие в литературной среде анекдоты о Мандельштаме».

  Герштейн Э. Мемуары. СПб., 1998. С. 415.


«Остановите „мемуары“», – в черновиках к «Египетской марке» провидчески упрашивал современников сам поэт (111:574).

И все же опорные эпизоды мифического жизнеописания Мандельштама не следует всегда и полностью игнорировать, как это делали Надежда Яковлевна и Анна Андреевна: ведь некоторые из них совпадают с фактами реальной Мандельштамовской биографии.

Только два примера из множества напрашивающихся. Первый пример: разоблачая мемуары Николая Чуковского, которые, в целом, действительно грешат неточностями и передержками, Надежда Яковлевна с возмущением пересказывает включенный в них эпизод: «Николай Чуковский… <…> пишет, например, что О. М. был похож на Пушкина и знал это, и пришел одетый Пушкиным на костюмированный вечер. На Пушкина он похож не был, имени Пушкина всуе не упоминал и в Пушкина не рядился».

  Из переписки Н. Я. Мандельштам с Н. А. Струве /[Вестник русского христианского движения. № 133. Париж; Нью—Йорк; Москва, 1981. С. 154.


Все дело, однако, в том, что эпизод, запечатленный Н. Чуковским, встречается и в других воспоминаниях, в частности, в мемуарах Д. Слепян, которой мы не имеем оснований не доверять: «Вспоминаю, как среди костюмированных появился Осип Мандельштам, одетый „под Пушкина“: в цветном фраке с жабо, в парике с баками и в цилиндре. Он был тогда <…> очень популярен, и в тот вечер в одной из переполненных гостиных я увидела Мандельштама, который, стоя на мраморном подоконнике громадного зеркального окна, выходившего на классическую петербургскую площадь, в белую ночь читал свои стихи. Свет был полупригашен, портьеры раздвинуты, и вся его фигура в этом маскарадном костюме на этом фоне, как на гравюре, осталась незабываемой, вероятно, для всех, кто при этом присутствовал».

  Слепян Д. Что я вспомнила о Н. С. Гумилеве // Жизнь Н. Гумилева. Воспоминания современников. Л., 1991. С. 196–197.


Понятно, почему портрет Мандельштама в роли Пушкина не мог радовать Надежду Яковлевну – подобное переодевание было очень к лицу герою мифа о чудаке—поэте. Но поскольку такое событие действительно имело место, приходится признать, что мифический Мандельштам все же чем—то напоминал своего реального прототипа.

Сохранилось, впрочем, еще одно описание костюмированного вечера в бывшем Зубовском особняке на Исаакиевской площади, принадлежащее жене известного художника, Людмиле Миклашевской. Вот оно: «Мандельштам спокойно и важно вошел в зал во фраке. Крахмальная манишка подпирала его острый подбородок, черные волосы встрепаны, на щеках бачки. Не знаю, кого он хотел изобразить – Онегина? Но, увы, ничего, кроме слишком широкого для него фрака, он, видимо, раздобыть не мог, на ногах его были защитного цвета обмотки и грубые солдатские башмаки, но гордое и даже надменное выражение лица не покидало его».

  Миклашевская Л., Катерли Н. Чему свидетели мы были. Женские судьбы. XX век. СПб., 2007. С. 146. На этот фрагмент мое внимание любезно обратил Ю. Л. Фрейдин.


Если поверить Миклашевской, выйдет, что Мандельштам переоделся вовсе не в Пушкина, а в Евгения Онегина, персонажа своих давних и известных многим присутствовавшим «Петербургских строф» (1913):

 
Тяжка обуза северного сноба —
Онегина старинная тоска;
На площади Сената – вал сугроба,
Дымок костра и холодок штыка.
 



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Осип Эмильевич Мандельштам (род в 1891 г.), Михаил Афанасьевич Булгаков (род в 1991 г.), Даниил Иванович Хармс (род в 1906 г.). Их юбилейные даты рождения отмечаются в этом году, поэтому конкурс

    Конкурс
    Муниципальный конкурс чтецов, традиционно проводимый с 1996 года, имеет общекультурное, образовательное и методическое значение, дает возможность педагогам и учащимся образовательных учреждений участвовать в создании общего художественно-эстетического
  2. Осип Мандельштам (1)

    Документ
    Поэт, главная тема которого - тема одиночества, конечности бытия, хрупкости и достоинства обреченной и непонятой творческой личности идеи преобразования жизни и облагораживания человека при помощи искусства.
  3. Мандельштам Осип Эмильевич поэт, прозаик, эссеист. Родился 3 января (15) 1891 г в Варшаве в семье мастера-кожевенника, мелкого торговца закон

    Закон
    Мандельштам Осип Эмильевич – поэт, прозаик, эссеист. Родился 3 января (15) 1891 г. в Варшаве в семье мастера-кожевенника, мелкого торговца. Закончил Тенишевское коммерческое училище в Петербурге.
  4. Мандельштам О. Э

    Документ
    Осип Эмильевич Мандельштам (1891-1938), русский поэт, прозаик. Родился 3 (15) января 1891 в Варшаве в семье кожевенника и мастера перчаточного дела. Старинный еврейский род Мандельштамов со времен иудейского просвещения XVIII века
  5. Русское монашество как историко-культурное явление 24. 00. 01 Теория и история культуры

    Автореферат
    Защита состоится « » 20 г. в часов на заседании диссертационного совета Д. 210.010.04 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Московском государственном университете культуры и искусств по адресу: 141406,

Другие похожие документы..