Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Методическая разработка'
В предыдущей теме мы рассмотрели, как формируются личные доходы граждан. Сегодня же мы сосредоточим внимание на том, чем определяются различия в уров...полностью>>
'Книга'
Сражающемуся с чудовищами следует позаботиться о том, чтобы самому не превратиться в чудовище. Слишком долго заглядывающему в бездну следует помнить,...полностью>>
'Документ'
Алкоголизм - это заболевание, вызываемое систематическим употреблением спиртных напитков, характеризующееся влечением к ним, приводящее к психическим...полностью>>
'Документ'
Лабораторная диагностика России 2006/2007: Ежегодный справочник / под ред. В. В. Меньшикова, А. А. Тотоляна. - СПб.: Человек, 2006. - 392 с. (Шифр 61...полностью>>

Составитель: Ю. П. Зарецкий Общая редакция: А. А. Сванидзе

Главная > Реферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Российская академия наук

Институт всеобщей истории

Древнерусская автобиография

Составитель: Ю.П. Зарецкий

Общая редакция: А.А. Сванидзе

Академический проект

Москва

2008

ББК ???

Работа выполнена при финансовой поддержке индивидуального исследовательского гранта Научного фонда ГУ-ВШЭ 07-01-93

Рецензенты:

доктор исторических наук А.Ю. Юрганов

доктор исторических наук О.Е. Кошелева

Древнерусская автобиография / Сост. Ю.П. Зарецкий. Приложение к сборнику «Средние века». М.: Академический проект, 2008. – ??? с.

Издание представляет собой подборку свидетельств о себе древнерусских авторов XII-XVII вв. Публикуемые в нем сочинения снабжены краткими биографическими справками об их создателях, а также комментариями исторического и филологического характера, необходимыми для их понимания современным читателем и использования в преподавании. Впервые в отечественной традиции публикации текстов этих сочинений они разбиваются на пронумерованные смысловые части. Вводная статья рисует общую картину феномена русской средневековой автобиографии. В приложении дается детальный анализ «Жития» инока Епифания (? – 1682). Издание предназначено для студентов-историков, культурологов, филологов, антропологов, психологов и может широко использоваться в учебных курсах по соответствующим специальностям. Оно также адресовано всем, кто интересуется проблемами личности в русской истории и культуре.

ISBN ………….

© Ю.П.Зарецкий, составление, введение, предисловие, 2008

© Издательство Академический проект (Москва), 2008

СОДЕРЖАНИЕ

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ………………………………………………..………………………….1

«И О МНЕ ТВОРЮ ИЗВЕСТИЕ»:

РУССКИЕ СРЕДНЕВЕКОВЫЕ АВТОБИОГРАФИЧЕСКИЕ РАССКАЗЫ……….….4

ВЛАДИМИР МОНОМАХ

ПОУЧЕНИЕ…………………………………………...………………………………...32

ИВАН IV

ПЕРВОЕ ПОСЛАНИЕ АНДРЕЮ КУРБСКОМУ………….……………………..…..42

МАРТИРИЙ ЗЕЛЕНЕЦКИЙ

ПОВЕСТЬ О ЖИТИИ……………………………………………………………......53

ЕЛЕАЗАР АНЗЕРСКИЙ

СКАЗАНИЕ ОБ АНЗЕРСКОМ СКИТЕ……………………………………………….62

ЕПИФАНИЙ СОЛОВЕЦКИЙ

ЗАПИСКА……………………………………………………………………...……..…69

ЖИТИЕ………………………………………………………………...………………..77

АВВАКУМ

ЖИТИЕ…………………………………………………...……………………………108

ПРИЛОЖЕНИЕ. «ТЕЛЕСНЫЙ» РАССКАЗ О СЕБЕ ИНОКА ЕПИФАНИЯ…..168

От составителя

Словосочетание «древнерусская автобиография» в названии этой книги, по-видимому, нуждается в разъяснениях в самом ее начале. Существовала ли в Древней Руси автобиография? Ответом на этот вопрос, по-видимому, может быть одновременно и «нет», и «да» – как это иногда бывает и в других случаях. «Нет» – поскольку в русской литературе автобиография как устойчивый жанр формируется лишь в XIX в. Согласно утвердившейся в последнее время в науке точке зрения, автобиографический жанр в европейских литературах сложился вообще много позже окончания русского Средневековья (какую бы периодизацию русской истории ни иметь в виду). «Да» – поскольку у нас, по-видимому, нет лучшего чем «автобиография» (или, более осторожно, «автобиографическое сочинение») понятия для обозначения ряда текстов допетровского времени, в которых их авторы рассказывают о собственной жизни. Сегодняшняя индивидуалистическая культура упорно, часто вопреки желаниям ученых, навязывает это понятие для обозначения свидетельств людей о себе, относящихся к временам, далеким от современности.

Такого рода «анахронистическое» использование понятия отчетливо прослеживается и в исследованиях по древнерусской литературе: традиция именовать несколько сочинений, начиная с «Поучения» князя Владимира Мономаха и заканчивая «Житием» протопопа Аввакума «автобиографиями» существует не одно десятилетие. На протяжении десятилетий исследователи находят также автобиографическое содержание в различных традиционных литературных формах Древней Руси: житиях святых, письмах, духовных завещаниях, челобитных. В общем, можно заключить, что, несмотря на некоторую необычность обсуждения темы «древнерусская автобиография», такое обсуждение уже давно ведется и, по-видимому, имеет право на продолжение.

***

Этот сборник выходит вторым в задуманной отделом западноевропейского Средневековья и раннего Нового времени Института всеобщей истории РАН совместно с издательством «Академический проект» серии публикации автобиографических текстов. Как и первый, он адресован в первую очередь студентам. Но не только. Инициаторы проекта исходили из того, что комментированная публикация под одной обложкой семи древнерусских автобиографических сочинений будет представлять интерес и для более широкого круга читателей. Во-первых, в связи с тем пристальным вниманием к отдельному человеку и его внутреннему миру, которое наблюдается сегодня и которое наиболее отчетливо заметно в огромной популярности биографической и мемуарно-автобиографической литературы. Во-вторых, в связи с малоизученностью личностной проблематики в истории русской культуры и имеющимися в этой области широкими исследовательскими перспективами. Наконец, в-третьих, в связи с мощным импульсом к изучению темы «человек в истории», полученном отечественными гуманитарными науками в 1990-е – начале 2000-х гг., в частности, благодаря публикациям в ежегодниках «Одиссей» и «Казус», а также благодаря циклу исследований по истории западноевропейского индивида Средних веков и Возрождения А.Я. Гуревича и Л.М. Баткина.

К сказанному следует сделать еще одно добавление. Общепризнанно, что автобиографические свидетельства являются наиболее репрезентативным типом документов для понимания человека прошлых эпох, его внутреннего мира, мотивации его поступков, его оценочных суждений о себе и других, его образа собственного «Я». Поэтому для историков западноевропейской культуры ранняя автобиография давно является предметом пристального внимания. Что же касается историков русской культуры, то они, в отличие, например, от литературоведов, до сих пор не проявляли к личным свидетельствам этого рода сколько-нибудь значительного интереса. Тексты и вступительные материалы, вошедшие в этот сборник, следует рассматривать в первую очередь как приглашение к прочтению автобиографических свидетельств именно в историко-культурном ключе.

***

Публикуемые сочинения отобраны исходя из трех основных критериев: полноты биографических сведений о герое/авторе, существующей в науке традицией обозначения и изучения отдельных древнерусских произведений как «автобиографий», наконец, задачей выстраивания репрезентативного ряда этих произведений в хронологической последовательности. Для удобства чтения и использования в аудитории все тексты разбиты на смысловые части: параграфы и абзацы. Заглавия отдельных их частей, заключенные в квадратные скобки, принадлежат публикаторам. Каждый текст предваряется краткой биографической справкой об авторе и его сочинении, а также указанием на основную литературу.

Сочинения Владимира Мономаха и Ивана Грозного даются в переводах, остальные – на языке оригинала. Слова в оригинальных текстах воспроизводятся по следующим правилам: «ѣ» заменяется «е», «i» – на «и», «v» – на «у» или «в», «ъ» сохраняется только там, где этого требуют современные нормы русского языка. Написание заглавных букв приведено в соответствие с общепринятым стандартом. Разрядкой даются скрытые цитаты из Библии. Примечания даются постранично, они основываются на традиции изучения и комментирования текстов в работах Н.С. Демковой, Л.А. Дмитриева, Н.Ф. Дробленковой, В.Б. Кобрина, Е.В. Крушельницкой, Д.С. Лихачева, Я.С. Лурье, А.Н. Робинсона, Б.А. Романова, Н.И. Субботина.

***

Составитель рад возможности выразить признательность И.Н. Данилевскому, В.М. Живову, О.Е. Кошелевой, Н.В. Рязановскому, читавшим либо отдельные части этой работы, либо ее первые варианты целиком. Замечания, которые они высказали, оказали большую помощь в подготовке книги к печати. Моя искренняя благодарность А.Б. Каменскому и сотрудникам кафедры Отечественной истории древнего мира и средних веков РГГУ за заинтересованное и полезное ее обсуждение. Особое удовольствие мне доставляет возможность поблагодарить друзей и коллег из Института всеобщей истории РАН за разнообразную поддержку и содействие в реализации этого проекта.

«И о мне творю известие»:

Русские средневековые автобиографические рассказы

I. Изучение древнерусской автобиографии во 2-й половине XX в.

Первые работы, посвященные древнерусской автобиографии появились в конце 50-х–начале 60-х гг. прошлого столетия. В значительной степени общая постановка вопроса об автобиографии в Древней Руси обязана американскому слависту русского происхождения Сержу Зеньковскому, опубликовавшему в 1956 г. пионерскую статью «Монах Епифаний и происхождение древнерусской автобиографии». Практически одновременно автобиографические сочинения русского раскола привлекли внимание А.Н. Робинсона, посвятившего целую серию исследований «житиям» Аввакума и Епифания. С этого времени в той или иной связи вопросы о древнерусской автобиографии с разной степенью полноты и глубины стали подниматься в работах В.Е. Гусева, Н.С. Демковой, Т.Н. Копреевой, М.Б. Плюхановой, Н.В. Понырко, А.М. Ранчина и др. Среди них особо следует отметить недавнее монографическое исследование Е.В. Крушельницкой «Автобиография и житие в древнерусской литературе», рассматривающее на нескольких примерах XVI–XVII вв. одну из особенностей древнерусского автобиографизма – его связь с практикой составления житий, но также касающееся и более общих вопросов.

Говоря об истории изучения древнерусской автобиографии в целом, можно обозначить два достаточно очевидных момента. Во-первых, почти безраздельное господство литературоведческих подходов (исключения составляют, пожалуй, лишь работы Зеньковского, Плюхановой и Робинсона, поскольку они позволяют взглянуть на отдельные моменты древнерусского автобиографизма в более широком историко-культурном контексте). Во вторых, недостаточную изученность этого литературного феномена и разнобой в трактовке самого понятия «древнерусская автобиография». Еще в 50-е–60-е гг. А.Н. Робинсон говорил в этой связи о том, что «методика исследования проблемы автобиографизма в древнерусской литературе еще не определилась» и о «еще почти неразработанной проблеме изучения идейно-художественных особенностей древнерусской автобиографии». За десятилетия ситуация едва ли серьезно изменилась. Е.В. Крушельницкая в упоминавшейся книге вынуждена констатировать практически то же самое: «Неизученными остаются… формы существования автобиографического повествования в древнерусской литературе, а сама проблема автобиографизма рассматривается преимущественно только в связи с исследованием творчества Аввакума и Епифания».

Крайние позиции в отношении временных и смысловых рамок понятия «древнерусская автобиография», впрочем, проглядываются достаточно четко. Одна из них, долгое время доминировавшая в отечественном литературоведении, жестко соотносила появление жанра автобиографии с «Житием» Аввакума (и в гораздо меньшей степени Епифания). Все автобиографические сочинения, появившиеся ранее середины XVII в., либо рассматриваются ее сторонниками исключительно как «предшественники» автобиографий пустозерских страстотерпцев, либо вовсе игнорируются за малозначительностью («ученым, ищущим истоки пустозерского автобиографизма, – считает М.Б. Плюханова, – удается найти лишь несколь­ко маловыразительных случаев повествования от первого лица»). Еще более категоричен В.Е. Гусев, считавший, что в древнерусской литературе «существование собственно автобиографии как самостоятельного литературного жанра сомнительно». Что касается признанного шедевра древнерусского автобиографизма, «Жития» Аввакума, то оно, по мнению ученого, «не столько связано с традиционными жанрами древнерусской письменности, сколько предвещает появление более развитых форм новой русской литературы».

Противоположная позиция еще раньше была обозначена С. Зеньковским, исходившим из расширительной трактовки автобиографии как жанра. Этот ученый был первым, кто объявил о наличии автобиографической традиции в древнерусской литературе едва ли не с самого начала ее существования. Он утверждал, что «русская автобиография развивалась медленно, но непрерывно… Первые автобиографические мотивы выступили в традиции, соответствующей житийной литературе, одновременно с… Поучением Владимира Мономаха, первым светским произведением с автобиографическими элементами». По его мнению, «в поздний московский период автобиографический жанр уже имел прочные корни» и потому признанный шедевр Аввакума не следует рассматривать как эпохальное событие. Не оспаривая новаторство автобиографии «мятежного протопопа» в целом, Зеньковский все же подчеркивает, что «многочисленные более ранние примеры этого жанра были известны в московской Руси. И раннехристианская литература, и русские светские сочинения допетровского времени предоставили множество моделей для написания автобиографии». И хотя попытка американского слависта выстроить автобиографическую традицию древнерусской литературы вызвала впоследствии во многом справедливую критику, прежде всего из-за явно недостаточного для столь смелых обобщений знакомства исследователя с текстами, его заслуга в постановке общей проблемы едва ли подлежит сомнению.

Стремление к осмыслению феномена древнерусской автобиографии (в основном в связи с поиском ее истоков) породило целую серию работ, посвященных определению ее места в системе жанров древнерусской литературы. По С. Зеньковскому, «она возникла из двух основополагающих элементов: с одной стороны, из завещания и монастырского устава, с другой стороны, из автобиографических рассказов о житии». Н.В. Понырко соотносит древнерусский автобиографизм с традицией духовных завещаний. Крупнейший исследователь пустозерского автобиографического цикла А.Н. Робинсон видит его модификацией и развитием житийной традиции и говорит об элементах автобиографического повествования в агиографических текстах. Иногда говорят также об автобиографичности поучений, предисловий к книгам, записок дворян XVI–XVII в. о своей службе и семье и др.

В новейших исследованиях вопрос о содержании понятия «древнерусская автобиография» утрачивает одномерность. Ученые все настойчивей пытаются провести в них разграничения между автобиографизмом (рассказами авторов о себе, существующими в рамках разных литературных жанров) и собственно автобиографией и приходят к выводу об их несовпадении. Так, у Т.Н. Копреевой читаем, что «автобиографизм очень рано находит свое место в системе письменных жанров древней Руси…», однако «наличие автобиографических материалов, рассеянных в произведениях разных жанров, не превращает их в автобиографию». В уже называвшемся исследовании Е.В. Крушельницкой традиции авто/биографического повествования в монашеской среде картина представляется также неоднозначной. Автор склоняется к компромиссному решению вопроса о рождении жанра автобиографии (по ее мнению, он начинается с «житий» Аввакума и Епифания): хотя непосредственных аналогов этим сочинениям в предшествующей литературе найти нельзя, автобиографическая традиция в древнерусской литературе все же существовала и создавала «важные общие основания» появления обоих.

Таким образом, если попытаться подвести некоторый общий итог осмысления места понятия «автобиография» в древнерусской литературе, можно особо выделить два момента. Прежде всего очевидно, что собственно «автобиографий», т.е. более или менее обстоятельных и обособленных рассказов авторов о себе, до Епифания и Аввакума, как счет ни вести, насчитывается в ней не так уж много. В то же время несомненно, что автобиографизму в ней всегда в той или иной мере находилось место, причем особенно отчетливо он проявляется в «практических» жанрах, часто находящихся на периферии «большой» литературы.

Присутствие рассказа о себе предполагали различные традиционные литературные формы, например, «поучения», чрезвычайно популярные на Руси среди монастырской братии, в первую очередь благодаря одноименному произведению аввы Дорофея, а также нравоучительным трактатам Василия Каппадокийского, Иоанна Лествичника, Ефрема Сирина. В поток этого рода назидательной литературы вполне вписывается, хотя и не целиком, сочинение Владимира Мономаха, созданное по схожему образцу поучений византийских императоров.

Довольно часто автобиографизм присутствует в отступлениях авторов-составителей житий святых. Обычно такие отступления густо насыщаются общими местами и самоуничижительной риторикой, но иногда, в нарушение канона, содержат и повседневные реалии, конкретику живого личного свидетельства. Один из ярких примеров автобиографизма такого рода – рассказ монаха Германа в «Житии» Филиппа Ирапского.

В XVI в. автобиографизм энергично вторгается в эпистолярный жанр. В Первом послании Курбскому Иван Грозный довольно обстоятельно передает историю своей жизни (точнее сказать, притеснений и несправедливостей, которые он терпел), начиная с самого раннего детства и доводя ее фактически до времени написания послания. С XVII в. автобиографические мотивы начинают отчетливо прослеживаться и в письмах духовных лиц.

К категории сочинений, предполагающих определенную степень автобиографичности, можно отнести и моления (книжное «приукрашенное» «Слово»/«Моление» Даниила Заточника, «Моление к царю» Ермолая-Еразма и др.), жанр, хорошо известный в византийской литературной традиции, а также окололитературные, рожденные практическими нуждами челобитные (Ивана Пересветова и др.).

Наличие автобиографического содержания предполагает и тот род визионерско-мистической литературы, в котором повествование ведется от первого лица. Поскольку в русской православной традиции отношение к визионерству долгое время было весьма сдержанным, автобиографические рассказы о видениях на Руси встречаются нечасто, появляясь как заметное явление, пожалуй, только в XVI в. в северорусской житийной литературе.

Откровенно автобиографично и «Хожение за три моря» Афанасия Никитина, созвучное жанру «хожений» к Святым местам, наиболее ярко представленному в русской литературе сочинением игумена Даниила (см. также его продолжателей – Арсения Солунского, Даниила Корсунского и др.). Однако в силу прежде всего светского характера и личностной окрашенности оно стоит среди других «хожений» особняком, как совершенно уникальное для древнерусской литературы явление.

Еще один пример – духовные завещания или завещания-уставы, в той или иной степени непременно содержащие элементы автобиографического рассказа (наиболее известные из них принадлежали Лазарю Муромскому, митрополиту Фотию, патриарху Иову). Они имеют схожие формы в разных христианских традициях, поскольку порождаются схожей повторяющейся жизненной ситуацией: перед смертью отец-игумен оставляет братии свою последнюю волю, чтобы установившийся в монастыре в его правление нравственный и религиозный порядок не нарушался и после его кончины. Такое автобиографическое завещание должно было увековечить также воздействие его личности и его образа жизни на монастырь или даже служить материалом для последующей канонизации.

Характер рассказов о себе имеют и отдельные части сочинений других жанров, с одной стороны, продолжая традиции древнерусских послесловий к рукописным книгам и кодексам, с другой – следуя известной еще из древности (Иосиф Флавий и др.) традиции автобиографических вступлений/заключений к ученым сочинениям, в которых авторы рассказывают о своих главных трудах («Повесть» Ивана Федорова).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Александра Исаевича Солженицына. Вуказатель вошли публикации автора и критическая литература

    Литература
    В. П. Муромский, д р филол. наук (председатель); Н. Г. Захаренко (зам.председателя); Ю. А. Андреев, д р филол. наук; Н. К. Леликова, д р ист. наук;С. Д.
  2. Бюллетень новых поступлений 2007 год (5)

    Бюллетень
    В настоящий “Бюллетень” включены книги, поступившие во все отделы научной библиотеки. “Бюллетень” составлен на основе записей электронного каталога. Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием программы “Руслан”.
  3. Е. Г. Гимпельсон Современная деловая риторика: Учебное пособие

    Учебное пособие
    § 1. Свобода общественной жизни требует от каждого члена общества активных речевых действий и умения говорить убедительно. Ведь речь — это основной инструмент деятельности не только преподавателя, политика, юриста, но и любого другого

Другие похожие документы..