Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Доклад'
В докладе поднимается вопрос о биоэнергетической и уфологической безопасности людей, абдуктантов, которые всё чаще подвергаются непонятным и жестоким...полностью>>
'Лекция'
1.1.1. Физическая величина – категория мышления, характеризуется отвлеченным числом и наименованием. Отвлеченное число определяет количество, наимено...полностью>>
'Примерная программа'
Примерная программа профессионального модуля ПМ.04 Взаимодействие с родителями и сотрудниками образовательного учреждения разработана на основе Федер...полностью>>
'Документ'
матеріали дистанційного курсу консультацій для заступників директорів з навчально-виховної роботи сільських шкіл / укладач І.А. Гіцман. – Гадяч: Гадя...полностью>>

Александр Александрович Бушков

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

У меня есть сильные подозрения, что дамочка не лукавила, что она искренне считала подобную точку зрения «азиатским архетипом». Хотя можно доказать как дважды два, что означенный архетип немцам свойственен в полной мере…

Не знаю, как обстоят дела сегодня, а лет десять назад каждый продававшийся «Мерседес» снабжался, помимо прочего, пухленьким и очень подробным атласом Европы. Отличная книжечка, она и сейчас передо мной лежит…

Так вот, на многих картах сего атласа присутствует интереснейшая особенность. Там, где речь идет о названиях городов и даже крохотных деревушек, никогда не пребывавших в составе германского государства, составители приложили немало честных усилий, чтобы максимально полно передать их исконное звучание. Даже когда речь идет о семантических экзотах вроде русского Черезпеньколодупоспешайска или польского Пшекшицюльска, немецкие картографы несказанно изощрялись, стараясь передать посредством своего алфавита звучание, пусть даже при этом одну русскую или польскую букву приходилось передавать тремя-четырьмя немецкими. Очень добросовестные люди, без дураков…

Но все моментально менялось, едва речь шла о каком-либо населенном пункте, когда-то принадлежавшем Германии , а ныне входившем в состав России, Польши, Чехословакии или Франции. Тут уж непременно стояло чисто немецкое название, безотносительно к тому, как этот город именуется сегодня. Не Ольштын и Гданьск, а Алленштайн и Данциг. Не Балтийск, а Пиллау. И так далее.

Достаточно было взять карандаш и провести по «исконным» городам слабенькую черту, чтобы понять, где именно в прежние времена пролегала граница даже не Германской империи, а Третьего Рейха. Очень поучительные карты, господа. Боже упаси, немцы прекрасно помнят «Закон о денацификации» и не называют вещи своими именами, вообще не говорят ни слова. Они просто-напросто мягко и ненавязчиво напоминают умному, что ничего не забыли… Так что ни о каком «азиатском» архетипе речь не могла идти по определению…

Что интересно, в ходе дальнейших дебатов, принявших крайне острый характер, и западные люди раскололись как на противников Путина, так и на его сторонников. Не кто-нибудь, а председатель комитета по внешней политике бундестага Хорнхус заявил открытым текстом: он считает, что Германия не вправе, с одной стороны, отстаивать интересы российских немцев, а с другой – игнорировать беспокойство России о судьбе миллионов русских, внезапно оказавшихся непонятно где и в непонятном статусе…

Форум этот, в общем, ни на что не повлиял и ни к чему реальному не привел – посидели, поговорили… Таких мероприятий масса. Однако нам с вами это в первую очередь должно быть интересно именно как ключик. Тогдашнее выступление Путина было стопроцентно искренним и ни в малейшей степени не продиктованным политической конъюнктурой или карьерными соображениями. Это не комплимент, а констатация факта. Говоря подобное тогда и в таком обществе, можно было себе только напортить, и никак иначе.

Поскольку уже два года Россия в своей внешней политике руководствовалась официально провозглашенной «концепцией Козырева». Дело прошлое, но за подобные документы где-нибудь в Латинской Америке иных политиков настойчиво приглашали прогуляться к ближайшему фонарному столбу, уже декорированному прочной петелькой…

Концепция сия решительно осуждала прежнюю «имперскую политику Советского Союза» и клялась о «недопущении подобного впредь» – под этим, по замыслу творцов концепции, подразумевались какие бы то ни было активные шаги новой России как на постсоветском пространстве, так и вообще за рубежом. Ма­ло того – именно на СССР Козырев с соавторами (благородно оставшимися неизвестными) возлагали всю ответственность за развязанную «холодную войну» и гонку вооружений. Как будто знаменитой фултонской речи Черчилля никогда в истории не случалось и вклад США ну совершенно ничтожен…

Много чего в этой концепции было понаписано того же пошиба. Именно она и стала руководством к действию, согласно которому Россия должна была смирнехонько сидеть в уголочке и исправно каяться за все на свете, кто бы ни потребовал.

Так что от Путина требовалась нешуточная смелость. За по­добное вольнодумство в нашем богоспасаемом Отечестве и покрупнее карьеры рассыпались прахом…

Еще одна немаловажная деталь: буквально за несколько дней до означенного форума Путин участвовал в Гамбургском совещани глав государств – членов Европейского союза. Речь держал президент Эстонии Леннарт Мери, посредственный член Союза писателей СССР, на волне «борьбы за независимость» ухитрившийся запрыгнуть в самое высокое кресло. Русских он чуть ли не через слово именовал «оккупантами». Какое-то время Путин слушал, потом демонстративно встал и вышел, громко хлопнув дверью не в переносном, а в самом прямом смысле.

Такая вот чисто личная инициатива, категорически идущая вразрез с «общими умонастроениями» и, что важнее, предписанной сверху линией поведения. И эти два примера далеко не единственные… Это о чем-нибудь говорит?

Рассказ о деятельности Путина в питерской мэрии можно, не углубляясь в достаточно скучные подробности, свести к крайне многозначительному выводу: и согласно анализу событий, и по отзывам очевидцев и участников, Путин не имеет абсолютно ничего общего с тем человеческим типом, который принято именовать «политиком». Он в первую очередь – управленец . Что за годы блестяще и продемонстрировал. Это еще один ключ и как к происшедшему, так и происходящему ныне.

Когда в 1996 году Собчак проиграл очередные выборы, Путин вновь совершает «странные», по мнению иных, поступки. Он, собственно говоря, уходит в никуда. Достоверно известно, что бывший вице-мэр получил немало предложений от частных фирм украсить их офис своей персоной за весьма приличное возна-граждение – всех, как легко догадаться, интересовал его опыт знатока «ходов-выходов», да и репутация того самого способного управленца уже сложилась серьезная.

Однако Путин, все это отвергнув, долго работает над диссертацией под длинным названием «Стратегическое планирование обновления сырьевой базы региона на основе формирования рыночных отношений». Защищает ее в Институте горной промышленности и получает ученое звание кандидата экономических наук. Данный факт совершенно не укладывается в конспирологическую версию о некоем «долгоиграющем и зловещем заговоре чекистов с целью провести Путина на высший пост». Категорически не укладывается. Кстати, будучи президентом, Путин как раз успешно реализовал главный тезис своей диссертации: Россия сможет успешно конкурировать на мировом рынке со старыми, опытными игроками только в том случае, если создаст «вертикальные» мощные компании, охватывающие целые отрасли промышленности…

А дальше… А дальше именно что пришли и предложили. Люди немалого (в переносном смысле) веса (достаточно назвать Большакова, Бородина и Егорова) предложили работать в администрации президента России. Те, кто умеет работать серьезно, прекрасно знают, что именно так в большинстве случаев кадровые вопросы и решаются: когда освобождается место, начинают перебирать тех знакомых претендентов, что заведомо потянут – и вскоре сходятся на одной-единственной фамилии. Общемировая практика, знаете ли. Без капли отрицательного. Люди толковые решают дела именно так, и никак иначе – не устраивать же глупые конкурсы с распубликованием в печати, чтобы потом стоять перед бесконечной вереницей людей, о чьих деловых качествах нет и приблизительного представления…

В общем, из экзотических, а потому малодостоверных версий мы исходить не будем. Исходить следует из той единственной, что красивостей лишена, зато истиной наверняка является: жил-был человек, старательно, собственными усилиями себя сделавший . Зарекомендовавший себя работником незаурядным. А поскольку такие люди ценятся среди тех, кто предпочитает трепу на митингах серьезную работу, то нет ничего удивительного в том, что Путину неоднократно, на протяжении многих лет делались самые разные предложения. И он их принимал, продвигаясь все выше и выше. В этой истории нет ничего удивительного… а впрочем, и особо интересного тоже. Не впервые в истории человечества ценят и продвигают работяг .

Так вот, вернемся к тому, о чем уже говорилось. На момент предложения переехать в Москву биография Путина как две капли воды напоминала биографии и жизнь миллионов . Конечно, исключая погоны КГБ. Миллионы людей имели отцов-фронтовиков и матерей-уборщиц, миллионы обитали в коммуналках или «хрущобах», миллионы ходили в обычные школы, дрались в дворовых компаниях, ездили в стройотряды, «грызли гранит», лежали с гаечным ключом под «Запорожцами» и прочими сомнительными достижениями отечественного автопрома.

Так что впервые, повторяю, в XX столетии в главном кресле России оказался человек, чья жизнь и судьба в значительной степени схожи с таковыми у миллионов россиян. Дореволюционные премьер-министры происходили из элиты, охватывающей с полпроцента населения. Лидеры Советской страны с «простыми» людьми никак не могли отождествляться, в том числе и «переходный» Ельцин – секретарь обкома партии тоже, знаете ли, птица редкая для наших просторов…

С Путиным история совершенно другая. Он – тот из миллио-нов, кому не просто «повезло»: тот, кто сумел, выматывая жилы, нешуточно подняться . Это снова не комплимент, а констатация факта. Освоить любой иностранный язык – это штука, которой не добьешься ни протекцией, ни интригами, как и звания мастера спорта, как и преодоления конкурса в сорок человек на место. При чем тут комплименты, если человек сам именно этого и добивался?

Начинается неторопливое восхождение . Сначала Путин в администрации президента отвечает за управление громадной зарубежной собственностью России. Потом работает начальником Главного контрольного управления, которое призвано проверять все государственные учреждения. Можно только догадываться, какие Эвересты интереснейшей (и убойной!) информации мог накопить на этом посту начальник по фамилии Путин, особенно если учесть, что работал он, как обычно, всерьез и создал мощный аппарат для сбора и анализа информации. С необходимой в серьезных делах долей здорового цинизма можно добавить, что этот кладезь информации просто обязан был хоть чуточку да облегчить работу президенту

Именно Путин, кстати, и вскрыл массу того, что на дипломатическом языке именуется «крупными нарушениями» в работе «Росвооружения».

Далее – первый заместитель руководителя президентской администрации, ответственный за положение в регионах. А это

работа по восстановлению изрядно порушенной «вертикали власти», работа над договорами о разделении обязанностей между центром и регионами. Все это человеку серьезному обязательно дает нешуточный опыт уже государственного управления – что и произошло.

Далее – глава ФСБ. Где, вопреки «теориям заговора», многие старые кадры определенно не питали к новому директору «кастового» дружелюбия. Вряд ли следовало ожидать, что умилятся и смахнут слезу те, кто питал к Собчаку нешуточную нелюбовь, – а Путин был прекрасно известен как многолетний ближайший сотрудник Собчака. По вполне понятным причинам этот этап работы Путина относится к самым закрытым, и о деталях остается только строить догадки. Насколько можно судить по крохам и обрывкам, на новом посту Путину пришлось что-то преодолевать, что-то разгребать , что-то чинить . То есть выполнять работу того самого кризисного управленца, которая для него уже была делом привычным. При том, что предшествующие годы «разгула демократии» контору изрядно подкосили: все эти вопли о том, что «врагов отныне у нас нету», а значит, и «разведка не нужна», все идиотские «разоблачения» («Луноходом» управляли смертники-чекисты, ага!), все дурацкие реорганизации, продиктованные исключительно желанием что-то там подреформировать, неважно как, лишь бы не по-старому… И прочие перипетии: чего стоит один Бакатин, не к ночи будь помянут, – ну а продавать за иностранные деньги государственные-военные-научные секреты уже считалось среди определенного народа чуть ли не доблестью…

Далее – премьер-министр. Пятый за два года. С премьерами новой независимой России особенно не везло: люди были вроде бы и приличные, с дипломами и жизненным опытом, но что-то у них роковым образом не складывалось. Кириенко, Примаков и Степашин с марта 1998-го по май 1999-го промелькнули на пресловутом политическом небосклоне со скоростью крылатой ракеты и унеслись куда-то за горизонт, прежде чем наблюдатель с земли смог рассмотреть очертания…

Несомненно, очень многие из отечественных «политологов» и «аналитиков» наедине с собой, за семью замками постанывают горестно, вспоминая, какого дурака сваляли. Но тут уж никто не виноват, ребята, что вы именно так пророчествовали, именно так оценивали перспективы…

Вот несколько особенно ярких перлов, которые сегодня читаются с жизнерадостным ржанием, – никак иначе впечатления от них и не обзовешь…

Государственная Дума, ничего такого вовсе не почуяв , отнеслась к утверждению нового премьера «невесело и даже немного скучно». Общее впечатление наверняка сводилось к тому, что «дедушка в очередной раз играется», и новый кандидат очень быстро отправится следом за предшественниками. «Процедура утверждения нового премьер-министра была полностью лишена занимательности и интриги», – зевнула, прикрыв рот ладошкой, одна из популярнейших газет. Другая газета, чуточку менее популярная, но тоже не из категории стенных листочков, поддакнула спесиво: «Мы получаем правительство, выполняющее простые технические решения и команды». Глянцевый журнал (не из тех, что радуют глаз голыми девочками, а из разряда, как он сам гордо заверял, «политологических») выражений не выбирал вовсе: «Борис Ельцин вытащил из своей изрядно замусоленной кадровой колоды маленького, невзрачного директора ФСБ и провозгласил его своим преемником. Что может сделать эдакий блеклый, ничем не запоминающийся, напрочь лишенный не то что харизмы, но малейшего намека на обаяние человек? Думается, что ставка на Путина сделана ельцинской командой просто от отчаяния».

В данном случае мы имеем дело не просто с дурацкой интеллигентской спесью, когда любой деятель пера полагает себя крутым аналитиком. Налицо примечательный нюанс интеллигентской психологии: от Путина никто из этой публики не ждал не то что щедринских «кровопролитиев», но и вообще каких бы то ни было поступков, хоть отдаленно подходивших под категорию «свершений» по одной-единственной причине: Путин выглядел , с точки зрения «политологов», неправильно . Блеклый, понимаете ли. Переводя на нормальный человеческий язык, это означает, что «правильные» политики обязаны выглядеть совершенно иначе: они обладают «харизмой», они толкают красивые речи на митингах, они по любому вопросу могут изречь что-нибудь цветисто-умное, они мастера обещать так изящно, что дух захватывает.

В этом и кроется ущербность нашей интеллигенции: она, будучи ленивой и нерасторопной, попросту не понимает значения в жизни как отдельного человека, так и всего человечества той негромкой, невыразительной, однако настоящей работы . Совершенно искренне принимает умелого трепача и демагога за «настоящего» политика: он зрелищен, увлекателен, ярок…

А чтобы уж поставить дело на подлинно научные рельсы, медиа-группа «Коммерсантъ» не пожалела денег и согласно нынешней моде наняла астрологов. Астрологи не подкачали: «Ельцин назначил Путина премьером между двумя затмениями – лунным и солнечным. Это значит, что планы президента, связанные с этим назначением, не будут выполнены. В ноябре-декабре грядет первый кризис новоиспеченного премьера, и он может потерять должность. Вторая негативная волна накроет Путина в январе-феврале следующего года». Ну и обычные красивости насчет соединения Плутона с загадочным Нисходящим узлом, Солнца с Сатурном… в точности по Ходже Насреддину с его рогатой звездой Аш-Шааб, воспрещающей эмиру посещать гарем. К слову, один прогноз астрологов сбылся с удивительной точностью: как они и предсказали, в декабре Путин «потерял» место премьера – но исключительно оттого, что был назначен исполняющим обязанности президента, а это наверняка совсем не то, о чем астрологи думали, наблюдая в кулак за Сатурном…

В общем, вся эта велеречивая публика совершенно не обращала внимания на прежние исторические аналогии. Генерал Бонапарт тоже в свое время выглядел довольно невзрачно: и маленький, и мундир трепаный, и говорить не мастер. А товарищ И. В. Сталин тоже смотрелся крайне блекло на фоне красочных, гремевших на любом митинге трибунов.

Короче говоря, история предоставила достаточно примеров, чтобы человек думающий мог понять: блеклость и невзрачность порой обманчива, судить следует не по речам, а по работе. Но думающих оказалось мало. Предпочитали злословить, блистать остроумием, на звезды таращиться.

Глава 2

Меж двумя тысячелетиями

Хозяйство новому премьеру досталось такое, что впору взвыть волком. Точнее говоря, словом «хозяйство» и не пахло. Это было что-то определенно жутковатое: бывшая богатая и процвета-

ющая усадьба с обвалившимся забором, амбарами без замков, откуда любой проходящий тащил что приглянется, сгинувшими неведомо куда сторожами и спившимися приказчиками – да вдобавок на подворье, как к себе домой, непринужденно захаживали воры-разбойнички. А самое печальное – что тут же сидели, поигрывая борзыми перышками, интеллигентные люди, умеющие вязать словесные кружева, и весь этот развал восторженно называли торжеством демократии и рынка, разражаясь рукоплесканиями при очередном визите разбойничков, разграблении амбара или пожаре, уничтожившем новую мельницу…

По достаточно достоверным оценкам, пятьдесят процентов экономики страны пребывало в теневом положении – то есть никто не платил налогов, полагая это излишним, а уж соблюдать законы и вовсе почиталось неким извращением, недостойным нормального человека. Кучка олигархов, возглавляемых шустрым, как капелька ртути, Березовским, писаными законами и прочей подобной лирикой не озабочивалась вообще, набивая карманы так старательно и беззастенчиво, что даже Запад, где в свое время немало порезвились подобные ребятки, замирал в почтительном удивлении: именно там когда-то изобрели финансовые пирамиды и МММ, именно там массированно «прихватизировали» государственные ценности вроде необозримых земель и нефтеносных полей, – но россияне «учителей» давно перещеголяли…

Там, где что-то со скрипом и астматическим покряхтываньем еще работало, зарплату не платили долгими месяцами – ее гораздо интереснее и выгоднее было прокручивать с хорошим наваром. Бюджетный народец тихо сатанел, но поддержки получить не мог даже от «красных» радетелей – товарищ Зюганов, вальяжно поблескивая часиками тысяч за пятнадцать баксов, как-то так ухитрялся увиливать, что и помогать не помогал «любимому пролетариату», и благосостояние свое увеличивал день ото дня. От «оппозиции» других мастей толку не было вовсе: эти и словесно не сочувствовали, распевая нескончаемые баллады о рынке и демократии.

Чеченский нарыв разбух угрожающе. Вот уже три года Грозный был занят боевиками. Точнее говоря, там имелся президент Масхадов, но, судя по происходящему, ситуацию он уже не кон-тролировал. По горам и перелескам «независимой Ичкерии» весело перемещались целыми взводами члены организации «Врачи без границ», которую люди понимающие именовали несколько иначе: то «Врачи без лекарств», то «Шпионы без границ».

Что омерзительнее всего, в тылу , то есть на территории всей остальной России, значительная часть средств массовой информации писала и изрекала такое, что рука тянулась к кобуре. Вот характерный пример: «Грозный должен стать вторым Сталин-градом. Он должен притягивать к чеченским событиям внимание мирового сообщества. Поэтому до тех пор, пока Запад не

нанесет России смертельного для нее экономического удара, Грозный будет держаться».

Это даже не предатель. Даже не гнида. Это некое иное существо, ничего общего не имеющее с человеком… Нет?

Сын небезызвестного «ученого» брежневских времен, «военный эксперт» и депутат Госдумы Алексей Арбатов выражался гораздо изящнее и ученее, но суть оставалась та же: России предрекался полный и законченный крах, в случае если она все же наберется глупости воевать с мятежной Чечней: «Наши войска будут двигаться дальше и подойдут к горам. Не забывайте, что наступает зима с ее туманами и грязью. Федералы станут на своих постах. Чеченцы перегруппируются, сориентируются, распределят, кому и где наносить удар, и начнут зимой контрнаступление по всей территории. В Грозном начнется страшная мясорубка, массовая гибель местных жителей и переход их на сторону боевиков. Начнется массированная помощь из-за рубежа, жесткий нажим и давление Запада. Война в Чечне пойдет вширь. Заполыхают Дагестан, Ингушетия, Карачаево-Черкессия, и все это приведет к катастрофе для России».

На международной арене обстояло… Точного определения и не подберешь. Все уже как-то незаметно привыкли, что на высокие совещания приезжает забавный, уморительный, но совершенно несерьезный русский клоун, который непременно напьется в лоск, а потом будет обниматься с присутствующими и рассказывать, как он их любит. Окружающие, поддакивая и похохатывая в сторонку, в два счета добудут подпись медведюшки под чем-то крайне для себя выгодным, а тот, подирижировав оркестром и подергав за усы невозмутимых гвардейцев в церемониальных шапках, отбудет восвояси работать дома с документами.

Западу было весело, России – наоборот. Всерьез замаячила

угроза потерять Курильские острова. Сначала «друг Борис», посидев в баньке под Красноярском с японским «другом Рю», вдруг заявил, что вот-вот подпишет наконец мирный договор с Япо-нией – а это прямо означало, что острова могут быть отданы – чего не сделаешь для хорошего человека… Годом позже кудрявый индивидуум по фамилии Немцов подмахнул с японским коллегой документик с длинным и нейтральным названием: «Соглашение о некоторых вопросах сотрудничества в области промысла живых морских ресурсов в районе Южных Курил». Сие на деле означало, что японские рыбаки получили практически не-ограниченный доступ в территориальные воды России вокруг четырех Курильских островов – не в двухсотмильную «экономическую» зону, а в двенадцатимильную прибрежную , что в переводе на бытовые понятия равносильно тому, как если бы на вашей персональной кухне нагло расположился чужой, посторонний дядя и принялся, непринужденно лопая ваши продукты, еще и бражку варганить в вашей стиральной машине…

При этом аналогичных прав российским промысловым судам в японских территориальных водах не предоставлялось. Япон-ская сторона не брала на себя никаких обязательств соблюдать в российских водах российские законы и правила рыболовства. Ни о каком контроле со стороны России речь не шла.

В царской Государственной Думе по схожему поводу вроде бы невинного головотяпства запрос одного из депутатов был сформулирован жестко: «Что это, глупость или измена?» Сейчас никто ничего подобного не повторил – потому что подобные соглашения по какой-то оплошности до общественного мнения доведены были скудно, и никто толком о немцовских новациях на ниве внешней политики и не знал…

Ну а общая обстановка на международной арене выглядела опять-таки уныло: нельзя даже сказать, что Россию притесняли, презирали или противодействовали ей. Россию, что гораздо печальнее и оскорбительнее, просто-напросто переставали воспринимать всерьез и считать полноправным партнером…

В довершение всего война выплеснулась за пределы Чечни. Полторы тысячи боевиков под командой Басаева и Хаттаба вторглись в Дагестан. В дагестанском Буйнакске взлетел на воздух жилой дом, следом – еще один в Волгодонске и два в Москве. Так называемые журналисты не придумали ничего лучше, кроме как, поглядев в кулак на Сатурн, обвинить в этом зловещих провокаторов из КГБ. Доказательств не было, но когда это их полагалось предъявлять?

И вот тут новый премьер ответил…

В Аргунском ущелье (близ границы с Грузией) на горные склоны обрушился десант – элитные части пограничников и парашютистов (оказалось, что в России, казалось бы, низведенной ниже плинтуса, элитные подразделения мало того что существуют, но и умеют воевать). Чеченские базы были разгромлены, войска перекрыли единственный путь, по которому в Чечню могли прибывать подкрепления – не только исламисты из мусульман-ских ст­ран, но и горячие прибалты, вислоусые украинские «западэнцы» и даже чернокожие африканские искатели то ли приключений, то ли заработка.

Последовали бомбовые удары с воздуха. Второго штурма Грозного не последовало – уроки первого, бездарнейшего, были учтены хорошо. Подразделения российской армии медленно, со всеми возможными предосторожностями продвигались со всех сторон, предварительно перепахав впереди позиции противника артподготовкой и бомбежкой. И начали чистить город, квартал за кварталом, не ввязываясь в дурацкие рукопашные, исключительно огнем.

Трехтысячная армия боевиков под командой Басаева кинулась прочь из Грозного, но угодила на минные поля и под мощный огонь российских войск (эти обстоятельства позволяют заподозрить, что поработали еще, и удачно, те, кого принято называть бойцами невидимого фронта. Очень уж качественная получилась западня…).

Масхадов (а вслед за ним часть российской прессы) тут же стали твердить об «организованном отходе». Что, вот незадача, тут же было опровергнуто не трудами российских чекистов, а репортажем человечка вполне западного – британской журналистки с итальянской фамилией ди Джованни. Дамочка, как положено демократической европейке, «борцам за свободу» горячо сочувствовала, но то, что видела своими глазами, изложила под за­головком «Разбитая повстанческая армия бежит из поверженного Грозного»…

Российские, извините за выражение, средства массовой информации еще пытались по старой памяти лить грязь и дерьмо. Потери армии завышались порой раз в десять, отдельный случай мародерства со стороны какого-то неустойчивого морально вояки превращался в «обычай», писалось и кричалось, что все офицеры пребывают в белой горячке, а солдаты поголовно колются наркотиками. Вообще, подразделения российской армии рисовались «грязными, оборванными и запуганными», а российские летчики, утверждалось, сбрасывают бомбы не на цель, а куда-нибудь в речку или безлюдное ущелье…

Но эти шаманские завывания, несколько лет назад многими воспринимавшиеся на веру, вдруг откровенно перестали работать, в сознании россиян произошел интересный перелом – либеральных журналистов и демократических крикунов переставали слушать. Люди – вот ужас для «общечеловеков»! – стали испытыватьгордость за своих солдат.

Примерно тогда же Путин сказал на приеме в Кремле в День защитников Отечества: «Народ уважает только такую армию, которая умеет побеждать».

Именно это и происходило – армия, в противоположность прошлым годам, побеждала. В сознании людей в форме тоже произошел перелом: во-первых, они поверили , что нынешний Верховный главнокомандующий взялся за дело всерьез , во-вторых, ощутили поддержку тыла , то есть остальной России. Трудно

воевать, когда у тебя за спиной твои же соотечественники зло косятся и называют разными оскорбительными словами. Совсем другое дело, когда солдат чувствует, что страна его одобряет . Словами это передать трудно. Никто, разумеется, не произносил дурацких лозунгов и красивых слов – такое встречается только в плохом кино. Однако некое трудноописуемое бодрое выражение лиц присутствовало повсеместно. Автор этих строк своими глазами видел приободрившуюся армию, людей в форме, увидевших в своей тяжелой службе смысл . А это, как известно из мировой военной истории, уже половина победы…



Скачать документ

Похожие документы:

  1. А. Бушков Неизвестная война

    Документ
    И как было в древние времена, так будет и в будущие времена, ибо путь Господень – один вечный круг. А потому помни, о человек, что за все твои дела ты будешь приведен на суд.
  2. К. П. Победоносцев исповедь хулигана

    Документ
    В свое время, классе в шестом, когда писали сочинение на избитую тему вроде «Кто ты будешь такой?», я несколько опрометчиво заверил милейших педагогов,
  3. Книга посвящается всем свободным русским людям, жившим во все времена

    Книга
    Сражающемуся с чудовищами следует позаботиться о том, чтобы самому не превратиться в чудовище. Слишком долго заглядывающему в бездну следует помнить, что и бездна вглядывается в него.
  4. 1956, уроженец Минусинска  - писатель, работает в жанрах детектива и фэнтези. Автор причисляемых к жанру фолк-хистори публицистических сочинений

    Документ
    Александр Александрович Бушков (1956, уроженец Минусинска) — писатель, работает в жанрах детектива и фэнтези. Автор причисляемых к жанру фолк-хистори публицистических сочинений.
  5. Бушков Александр Россия, которой не было (том 3)

    Документ
    Восемь лет назад в издательстве «Олма Пресс» вышла книга А.Бушкова «Россия, которой не было» — самая скандальная книга последнего десятилетия. Как только ни называли автора — шарлатан, дилетант, гений историографии и т.

Другие похожие документы..