Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Диплом'
Прошу перевести обучаться по сокращенной образовательной программе в ЧОУ ВПО «Южно-Уральский институт управления и экономики по направлению (специаль...полностью>>
'Документ'
В подтверждение вышеприведенных данных прикладываются копии следующих документов (сертификаты и дипломы руководителей высшего звена, штатное расписани...полностью>>
'Учебно-методическое пособие'
Разработан учебно-методический комплекс, включающий в себя подобранный лекционный материал, методический материал для выполнения лабораторных и практ...полностью>>
'Публичный отчет'
а) Контроль (надзор) за деятельность арбитражных управляющих осуществляется на предмет соблюдения арбитражными управляющими требований законодательст...полностью>>

Российская Библиотека Холокоста мы не можем молчать школьники и студенты о Холокосте Выпуск 2

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

2. «Новый порядок»

Вся территория, занятая немецкими войсками, была разделена на две зоны - военно-административную и зону армейского тыла.10 Орловская область была переименована в губернию и поделена на округа, уезды, волости в старых (дореволюционных) границах. Повсеместно создавались ортскомендатуры (в городах) и фельдкомендатуры (в сельской местности). В зоне юрисдикции военной администрации в населенных пунктах всей полнотой власти обладали коменданты и начальники гарнизонов. В городах создавались местные управы, возглавлявшиеся бургомистрами. В волостях и селах назначались соответственно старшины и старосты.

Таким образом, создавалась иллюзия местного самоуправления. Население формально само выбирало старост и даже бургомистров. Все управленческие работники, включая полицию, содержались за счет самообложения местного населения.

В Дубровке была размещена гарнизонная комендатура 1889, комендант майор Бломайер. Она была подчинена 184 полевой комендатуре при Второй танковой армии.11 В августе 1941 года стала формироваться районная управа.

С учетом расположения на территории Дубровского района большого аэродрома в Сеще, фашисты держали здесь крупный гарнизон. По данным разведки Рогнединской партизанской бригады, на 27 июля 1943 года он насчитывал до 3000 человек, в том числе в Дубровке их было около 300.12

Были сформированы полиция и жандармерия. Жандармерия насчитывала около 50 человек, полиция - около 500, в том числе в Дубровке-150.В Дубровке одновременно обучались до 300 молодых полицаев.13

Кроме этого оккупанты создавали на захваченной ими территории так называемую «народную милицию». В ее ряды принимали только военнообязанных. Милиция находилась на казарменном положении. В Дубровке размещался штаб 2го батальона «народной милиции».14

Система карательных органов на оккупированной территории была достаточно разветвленной. Их возглавлял начальник полиции безопасности и СД. Помимо местной полиции и жандармерии действовали также подразделения секретной политической полиции (гестапо), криминальной полиции, полиции порядка. Но основные карательные функции выполняли члены айнзатцгрупп и войска СС, которые специализировались на операциях против партизан и мирного населения партизанских зон. На территории Брянщины действовала айнзатцгруппа «Б». Она делилась на зондеркоманды № 7-А и 7-Б и айнзатцкоманды № 8 и 9.

Фашисты установили на оккупированной территории систему обязательной регистрации жителей, причем бывшие коммунисты и красноармейцы, а также евреи заносились в особые списки. Регистрация проводилась по спискам «А» и «Б». В первый вносились только постоянные жители, проживавшие в населенном пункте до 22 июня 1941 года, во второй-лица, которые прибыли туда после 22 июня.15

Во всех населенных пунктах принимались меры охранительного характера: запрещалось выходить на улицы с 6 часов вечера до 5 часов утра, у населения изымались радиоприемники, велосипеды, лыжи, устанавливался строгий пропускной режим. Ходить в лес можно было лишь по разрешению властей. Запретной зоной объявлялись железнодорожные пути и прилегающие к ним территории.

Однако не смотря на жестокие меры немецких оккупационных властей , установить на Брянщине «новый порядок» в полном объёме фашистам так и не удалось.

Тяготы оккупационного режима проявлялись и в социально-культурной сфере. На захваченной немцами территории была расстроена, а местами и фактически ликвидирована система среднего и высшего образования. Если весной 1941 года в Дубровском районе насчитывалось 70 школ, то в 1943 году их было только 26.16

В то же время, на территории Дубровского района было открыто несколько церквей. Но вера приживалась трудно, в церковь приходили в основном люди старшего поколения. Все церкви платили немецким властям 10% своего дохода.

Немалое значение придавалось идеологической обработке населения. Были переименованы площади, улицы, имевшие советские названия. Из библиотек изымалась и уничтожалась пропагандистская советская литература. На Брянщине стали выходить прославлявшие фашизм газеты «Речь», «Новая жизнь», «Новый путь».

Медицинская помощь местному населению находилась на крайне низком уровне. Медицинское обслуживание вновь стало платным. Количество лечебных учреждений и врачей резко сократилось.

В Дубровском районе действовала хорошо законспирированная подпольная организация. Руководитель подполья А.П. Сергутин, учитель черчения и труда Дубровской средней школы, принял решение направить в каждый отдел райуправы кого-либо из подпольщиков. Сам А.П. Сергутин стал районным инспектором по мельницам, что давало ему возможность беспрепятственно в любое время суток ездить по району, поддерживая связь со всей сетью агентурной разведки.17

Подпольщики вели большую подрывную работу против оккупационных властей. К сожалению, к весне 1943 года фашисты сумели раскрыть подпольную сеть Дубровки. Часть подпольщиков была арестована и отправлена в Рославльскую тюрьму, где они и погибли в июле 1943 года.18

3. Нацистский террор

3.1. Репрессии против мирного населения

С весны 1942 года начался принудительный угон миллионов молодых людей на работу в Германию. Число «добровольцев» было незначительным, нацисты вынуждены были применять насильственные, варварские методы захвата людей. Укрывательство от угона жестоко каралось. За годы оккупации гитлеровцы сумели насильственно угнать в Германию более 150 тысяч жителей Брянщины,19 в том числе 8700 мирных жителей Дубровского района.20

Одним из жестоких преступлений нацистов по отношению к советским людям являлось целенаправленное и систематическое уничтожение мирного населения. Гитлеровцы осуществляли политику жестокого террора против всех своих реальных и потенциальных противников независимо от их национальности. Участники сопротивления, лица, отказывающиеся выполнять приказы оккупантов, коммунисты и комсомольцы, советские активисты, цыгане подвергались преследованию и казням. Около 7,4 миллионов советских граждан всех национальностей были физически уничтожены фашистами и их пособниками за весь период оккупации СССР.21

С весны 1942 года фашисты начали проводить массовые карательные операции в партизанских зонах. Именно там была уничтожена основная часть мирного населения. Нацисты применяли самые зверские способы убийства, включая массовые сожжения населенных пунктов вместе со всеми их жителями.

6 июня 1942 года гитлеровцы устроили кровавую расправу с жителями д. Буда Рябчинского сельского совета Дубровского района на Брянщине. Они выгнали людей из домов и принялись безжалостно их расстреливать. В этой бойне погиб 101 человек, среди них были и маленькие дети.22

7 марта 1943 года каратели ворвались в д. Семенцы Деньгубовского сельского совета, согнали всех жителей в сарай и заживо сожгли 148 человек.23

В колхозе «Броневик» Заустьенского сельского совета нацисты расстреляли 25 мирных жителей. В д. Харичи Узщанского сельского совета за одного расстрелянного партизанами старосту фашисты уничтожили 36 мирных жителей. В колхозе «Светлый путь» Трояновского сельского совета было расстреляно 27 советских граждан.

В Дубровке, по неполным данным, оккупанты расстреляли 55 мирных граждан.24

Чрезвычайная комиссия по расследованию злодеяний фашистов в Дубровском районе в период оккупации установила, что от рук нацистов в районе погибло 1047 мирных граждан.25 На всей территории Брянщины гитлеровцы убили и замучили 74 744 мирных жителя, в том числе 5 тысяч детей.

3.2. Уничтожение советских военнопленных

Одним из методов истребления советских людей являлось массовое уничтожение советских военнопленных. В специальных лагерях пленные подвергались чудовищным пыткам, издевательствам и массовому истреблению. Их содержали в невыносимых условиях. Около 4 млн. советских солдат и офицеров были уничтожены в концлагерях либо умерли от голода, холода, изнурительных болезней и непосильного труда.26 В справке, подготовленной штабом Рогнединской партизанской бригады для разведотдела Западного фронта, отмечается, что в районах Сещи, Жуковки и Дубровки фашистами «введен особенно жестокий режим». Здесь были устроены фашистские тюрьмы и лагеря. Лагеря существовали также в Рябчах, Пеклино и Старом Узком.27

Жительница Дубровки Антонина Гапеева вспоминает: «В октябре 1941 года в районе спиртзавода немцы создали лагерь для наших солдат, которые попали в плен во время боев под Жуковкой и Брянском. Сотни бойцов и

В Дубровке гитлеровцы расстреляли 84 военнопленных. Всего за годы оккупации в Дубровском районе расстреляно и повешено 397 советских военнопленных.28 На территории Брянщины нацисты убили, повесили и замучили в лагерях более 56 тыс. советских военнопленных.29

3.3. Холокост на оккупированной территории района

Накануне войны на территории Брянщины проживало около 30 тысяч евреев. За годы оккупации было уничтожено 17 тысяч.30

Гетто на Брянщине ( всего их было 7 с 5 000 узников) создавались в самых разнообразных местах: в тюрьме (Мглин), на фабриках (Унеча), в помещении машинно-тракторных станций (Злынка) и просто под открытым небом (Карачев).31 В Дубровке из-за малого числа оставшихся в оккупации евреев гетто создано не было.

В Дубровке евреи жили давно, с момента ее основания. Они занимались ремеслом и торговлей. В первом краеведческом очерке по истории Дубровки, написанном учителем Дубровской школы Н. Леляновым в 1927 году, читаем: «Еще по земле, где стоит Дубровка, почти не ударил первый заступ рабочего, а уже сюда плелся с убогим скарбом Юдка - еврей. Еврейская «пантофлева почта» осведомила его, что здесь выручка будет полная; солдатская «николаевская шинель» дала ему право на поселение за «чертой оседлости» -все данные для того, чтобы поселиться на том месте, где проектировалась станция. И в 1868 году Юдка поселился здесь. Он открыл на перекрестке двух дорог кабачок, слывший под именем «Осинового», и торговал там водкой от имени не своего, а какого-то соседнего барина. А через несколько лет разбогатевший Иуда Борисович ехал по новой дороге в Ригу, чтобы открыть там крупную оптовую торговлю хлебом с заграницей»32. Таким образом, еврей стал одним из первых поселенцев в Дубровке.

В первые 5-10 лет существования поселка один за другим здесь начинают оседать ремесленники - евреи: портные Мескины, сапожники Каверины, шапочники Якубовичи, кузнецы Кацы, медники Бейлины.33

На 1924 год из 1372 человек, проживавших в Дубровке, евреев было 483, русских - 837, белорусов - 12, поляков - 13, латышей - 14, немцев - З.34

Подавляющее большинство евреев успели эвакуироваться из Дубровки до прихода сюда фашистов. Однако несколько семей по разным обстоятельствам остались в поселке. Кто-то из-за неорганизованности процесса эвакуации не успел уехать. Семья Слуцких не пожелала расстаться с собственностью. Гуревич был уверен в цивилизованности немецкой нации, в том, что все рассказы о зверствах фашистов в отношении евреев на оккупированной территории - ложь. Он был в плену в Германии в годы Первой мировой войны и с этого момента вынес уверенность в культуре немецкого народа. Ревекка Верникова перед самой войной приехала в Дубровку в гости, здесь ее и застала оккупация. Исаак Перламон, офицер Красной Армии, с трудом вырвавшись из окружения и вернувшись в родные места, из поселка не ушел (хотя уже хорошо знал, как ведут себя фашисты на занятой ими территории), так как не захотел бросить любимую девушку Нину Хенкину, которая не смогла эвакуироваться по семейным обстоятельствам.

Первоначально оставшихся в Дубровке евреев оккупанты не трогали, потом стали заставлять их выполнять тяжелые физические работы.

23 февраля 1942 года (после Ванзейской конференции, принявшей постановление об окончательном решении еврейского вопроса) фашисты согнали в здание старой кузницы на территории спиртзавода группу дубровских евреев, наглухо закрыли его, облили керосином и подожгли.

«С ужасом смотрела Дубровка на последний путь своих земляков -евреев, - вспоминает Данильченкова (Стененкова) Мария Ивановна. - Я не могла отвести глаза от своей школьной подруги Лизы Слуцкой, которая с матерью и отцом шла на Голгофу. Почему-то на ней было надето несколько теплых вещей, одна на другую. От этого становилось еще страшнее...».35

В архивах исследовательницы партизанского движения на Брянщине Елены Алексеевны Ивановой, внучатой племянницы Ф.М.Достоевского, собрано много воспоминаний свидетелей того страшного дня в Дубровке. «Горели еще живые люди. Стоял страшный крик. Несло невыносимым смрадом... В Дубровке не оставили ни одного еврея.. .».36

Приведем список евреев - дубровчан, заживо сожженных нацистами 23 февраля 1942 года: Бородулин Залман, Бородулина Варвара, Бородулина Хася, Гуревич Евсей, Гуревич (его жена), Манукова Хая, Манукова Сима, Перламон Исаак, Хенкина Нина, Слуцкий Леонид, Слуцкая (его жена), Слуцкая Елизавета, Файдулович Зинаида, Шур Иосиф, Шур (его жена), Качан, Качан (его жена), Верникова Ревекка.

К сожалению, не все имена удалось восстановить по прошествии столь длительного времени. Тем не менее, в ходе реализации социального проекта музея Дубровской №1 средней общеобразовательной школы имени генерал -майора И.С. Никитина 8 мая 2002 года в Дубровке был открыт мемориальный знак памяти жертв Холокоста.

«Все сожжено: пороки с добродетелями. И дети с престарелыми родителями. А я стою пред тихими свидетелями. И тихо повторяю: Сожжены». Эти строчки Бориса Слуцкого – и о моих земляках…

По словам писателя Василия Гроссмана, «это была не смерть на войне с оружием в руках... Это - пресечение древа жизни. Это - гибель корней... Это - убийство души и тела народа... Это - уничтожение нации».37

Сегодня евреев в Дубровке нет…

Заключение

Холокост - не только прошлое, но и наше возможное будущее. Исторически и психологически Холокост - это прежде всего симптом летальной социальной болезни - человекофобии, охватившей все человечество. Кто знает о болезни, тот имеет шанс излечиться...

Фашистская Германия, развязав Вторую мировую войну, методично и последовательно проводила политику геноцида, человекофобии, преследований и убийств людей только за то, что они - другие. Другой расы, другой крови, другой веры, другой нации, другого социального класса.. Работая с архивными материалами по оккупационному периоду, беседуя с очевидцами тех событий, нельзя оставаться равнодушным. Со всей очевидностью становится ясно: сколько бы времени не прошло, в памяти людей, народа всегда будут жить трагические и героические воспоминания о минувшей войне.

Казалось бы, политики должны извлечь горькие уроки последствий расползания по планете жгучего национализма, шовинизма, расизма. Но к сожалению, в наши дни вновь идет процесс разжигания национальной ненависти, преследований и массовых убийств на национальной почве. Идеология и практика нацизма, жертвами которых стало большое количество граждан нашей страны, наших земляков, на многие десятилетия пережили разгром нацистской Германии.

По нашему глубокому убеждению, создание гражданского общества и уважение к правам человека невозможны без изучения уроков истории минувшей войны, без противодействия экстремизму, без формирования толерантного сознания.

Надеемся, что своей работой по восстановлению и сохранению исторической памяти среди наших земляков - дубровчан мы сможем внести скромную лепту в это большое,важное и нужное дело.

Сащенко Игорь, 9 класс, Поселково-Воротынская

школа №2 им. И .С .Унковского,

Калужская область

«Калужское гетто. 1941 год»

«…И жжение истерзанного гетто

Своею кожей ощущаешь ты…»

Яков Хелемский

Оккупация. Преследование евреев.

Калуга расположена в 188 километрах к юго-западу от Москвы на высоком овражистом левом берегу Оки. 12 октября 1941 года город был оккупирована немецко-фашистскими захватчиками. Почти три месяца, а точнее 79 дней, Калуга находилась под властью оккупантов. Жители города испытали все тяготы оккупации: обыски, поборы, аресты, расстрелы, голод. Как и везде на оккупированных территориях, гитлеровцы проводили особую политику в отношении евреев: евреи подлежали регистрации, их обязали носить опознавательные знаки, конфисковывались ценности, евреев лишили гражданских прав и их переселили в гетто.

Первым из мероприятий оккупационных властей, сразу показывающим особый статус еврейского населения, являлась их отдельная регистрация и идентификация. По распоряжению местного коменданта, все проживающие в городе Калуге и в районе «жиды обоего пола» обязаны были зарегистрироваться в Калужской городской управе, располагавшейся по адресу ул.Герцена, дом 32, в течение 5 дней для жителей города и 10 дней для жителей района.

Второй важной мерой по идентификации и обособлению евреев от остальных групп населения являлся приказ об обязательном ношении ими специальных опознавательных знаков. Эта мера имела огромное моральное значение, наглядно свидетельствуя о переходе евреев на положение изгоев. Такие знаки должны были быть прикреплены к одежде. Их надо было носить или на руке (в виде специальной повязки), или на груди и спине. Место прикрепления повязок и знаков – особенно в первые месяцы войны – зависело от фантазии представителей оккупационных властей. В «Объявлении к населению» за подписью «Главнокомандующий германскими войсками», сохранившемся в Калужском областном государственном архиве, сказано, что повязки евреи были обязаны носить на обеих руках .

Форма звезды на повязке также отличалась в разных областях России. Согласно «Объявлению» военных властей в зоне группы армий «Центр» от 1 ноября 1941 года евреи обязаны были носить «белую нарукавную ленту с желтой пятиконечной сионистской звездой». В Калуге ее предписывалось нашить на костюм и пальто справа на груди и справа на спине; в диаметре она должна была быть 8 см.

Все указанные формы обозначения и регистрации создавали вокруг евреев особый психологический климат. Узница калужского гетто Анна Абрамовна Веллер вспоминала:

«С первых дней своего появления немцы принялись за нас, евреев. Сначала они повесили приказы на всех столбах, что жидам работы нет. Что жиды будут использованы только на уборке трупов и только лошадей. Потом по их распоряжению мы нашили на спине и груди желтые звезды. С нашивкой звёзд мы поняли, что стали бесправны, что любой может нас оскорбить и защиты искать будет не у кого».

Ученик 3-го класса из Калуги Дима Дрейцер очень точно сформулировал ощущение «отмеченных» евреев: «Это было противно».

С первых дней оккупации евреи были ограничены в передвижении. Это касалось (в отличие от остального населения) свободы передвижения даже в пределах одного города. В приказе № 8 Калужского городского управления от 8 ноября 1941 года говорилось:

«…запретить жидам: выходить за город, появляться на базарах в торговые дни, иметь общение с населением и тем более с представителями германской армии…»

Этим же приказом бирже труда поручалось составить списки всех евреев от 16 до 60 лет у мужчин и до 50 лет для женщин с целью «привлечения их, в первую очередь, на принудительные работы». Эти работы носили подчеркнуто издевательский характер: чистка отхожих мест руками, переноска навоза, тяжелые строительные работы с постоянным избиением работающих.

Из воспоминаний Анны Абрамовны Веллер:

«Заставляли нас работать на самых унизительных работах: чистить уборные, причём без лопат, а руками, и вот отколешь, бывало, колуном большую глыбу нечистот, возьмёшь на руки и несёшь, прижимая к груди, чтобы не упала. А жандарм стоит и ухмыляется, а кто мало несёт, возьмёт лопаткой побольше навоза и положит тебе до самого носа, измазав всё лицо…»

Из воспоминаний Марии Файнгор:

«…евреям приказано было очищать уборные и мусорные ямы, причем чистили руками и сносили в овраг все отбросы».

Из воспоминаний Беллы Иосифовны Шестак:

«Нас заставляли чистить уборные, очищать дороги от снега… В последних числах ноября на подмогу нашим полицаям стали приходить в гетто гестаповцы. Тогда начался какой-то кошмар. Нас избивали на каждом шагу… Был там один молодой учитель …он перетаскивал какие-то доски с одного места на другое. Вдруг к нему подбежал рослый гестаповец и стал его избивать своей дубинкой… несчастный извивался под градом сыпавшихся на него ударов, не смея обернуться или сбросить с себя эти злосчастные доски, а немец бил его по голове, по спине, свирепея все больше и больше».

Евреям под страхом расстрела было запрещено общаться с русским населением; запрещалось ходить по тротуару: можно было передвигаться только по дороге.

Создание гетто

«Гетто… Колючкой огороженный квартал.

Домишки, заслонённые от света.

За каждой дверью смертник обитал».

Яков Хелемский

Приказ № 8 предписывал «жилищному отделу отвести в одном из кварталов города вблизи окраины соответствующее количество домов или один многоквартирный дом, в котором могли бы разместиться все проживающие в Калуге жиды». Из этого документа следует, что еврейское население города Калуги на момент проведения оккупантами переписи составляло 155 человек, все они стали впоследствии узниками калужского гетто. Население города было предупреждено, что за одного укрываемого еврея будет расстреляно 15 русских.

Гетто было создано на окраине города в Кооперативном посёлке. Этот посёлок находился в районе бывшего Казанского девичьего монастыря (в квартале, ограниченном ныне улицами Кутузова, Монастырской и Красная Гора). В настоящее время по адресу «улица Кооперативный поселок» находится только дом № 1 – здание бывшего Казанского девичьего монастыря, где располагается Государственный архив Калужской области.

Оккупационные власти отселили проживавших в поселке людей в другие места, а в освободившиеся дома заселили евреев.

Из воспоминаний бывших узников калужского гетто:

«13 ноября начались массовые обыски у евреев, причем полицейские, являвшиеся в квартиры евреев, не предъявляли никаких ордеров, без понятых. Начался грабёж среди белого дня. Брали все носильные вещи, деньги, гитары, патефоны и др. На следующий день на окраине города, на берегу реки, в Кооперативном поселке отвели несколько домов, куда начали переселять всех евреев, создав для них гетто… Переселение продолжалось 7-8 дней, т.к. в тот же период необходимо было переселить жителей из поселка в город…»

При переселении в гетто евреи были ограничены в возможности перевезти туда своё имущество. Мария Абрамовна Файнгор вспоминала об этом: «Средств передвижения никаких не дали, каждый устраивался как мог, кто на салазки, кто на своём собственном горбу, кто, перевернув стол вверх ножками и положив на него свои вещи, - всё потянулось по дороге в гетто. По дороге встречавшиеся немцы пинками ног с хохотом опрокидывали салазки, не давая собирать рассыпавшиеся вещи».

Евреи были расселены в 15 домах Кооперативного поселка. Территория созданного гетто была обнесена забором и колючей проволокой и охранялась местной полицией.

«Когда нас всех переселили, нас заставили огородить свой посёлок высоким забором. Сделали калиточку, и на заборе немцы повесили табличку «гетто», т.е. запретная зона. У калитки поставили двух полицейских, а внутри гетто трёх жандармов», - вспоминала А.А.Веллер.

По приказу начальника полиции в гетто был выбран староста. Им стал 53-летний бухгалтер Марк Исаевич Френкель. Ему было велено «представить списки всех жидов и жидинят». В обязанности старосты входило следить за порядком в гетто, назначать дежурства, направлять на работы по требованию полиции и гестапо и т.д. Должность старосты не избавляла от издевательств. Известно, что Френкель был избит за то, что вместо слова «жидовский» написал в представленном им списке узников гетто слово «еврейский».



Скачать документ

Похожие документы:

  1. 2008, март 26. 03. 2008

    Документ
    26.03.2008. Сайт Агенства социальной информации сообщил о выходе сборника "Мы не можем молчать: Школьники и студенты о Холокосте. Выпуск 4": /ASI3/rws_asi.
  2. Библиотека уральской государственной сельскохозяйственной академии «русское качество жизни» серия социально-гуманитарного образования некрасов С. Н (1)

    Документ
    Автор - доктор философских наук Некрасов С.Н. изучает возможности восстановления рационалистического классического образа философии. Этот новый и вместе с тем вечно контрмодернистский контур философии позволяет создать новое и гуманистическое
  3. Библиотека уральской государственной сельскохозяйственной академии «русское качество жизни» серия социально-гуманитарного образования

    Документ
    Автор - доктор философских наук Некрасов С.Н. изучал на протяжении многих лет мифологемы и реальную проблематику безопасности экономики в нашей стране и за рубежом.
  4. Холокост: память во спасение

    Документ
    Холокост не является для Украины чем-то внешним, но, напротив, является частью украинской истории. Об этом говорили участники заседания 'круглого стола' в Дипломатической академии при МИД Украины на тему «Украинское общество и память
  5. Григорий Петрович Климов Божий народ «Красная Каббала» и«Божий народ» это не отредактированный автором краткий конспект

    Конспект
    «Красная Каббала» и «Божий народ» – это не отредактированный автором краткий конспект фонограммы 75 часов видеолекций курса «Высшей социологии», записанных Г.

Другие похожие документы..