Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Современная ситуация в системе образования, в которой происходит изменения, связанные с ориентацией на ценностные основания педагогического процесса,...полностью>>
'Программа'
.3 Сравнительное правоведение М. .4 Актуальные проблемы административного права 3   в т.ч. Курсовая работа   М. .5 Актуальные проблемы финансового пр...полностью>>
'Документ'
Готовность ребенка к обучению в школе является одним из важнейших итогов психического развития в период дошкольного детства и залогом успешного обуче...полностью>>
'Контрольная работа'
Термин "физиократизм" (власть природы) был введен в оборот Адамом Смитом. Сами французские физиократы называли себя экономистами. Теория фи...полностью>>

Волощенко О. И., Медяник И. А

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

Волощенко О. И., Медяник И. А.

Волощенко О. И., Медяник И. А. Гигиена и токсикология бытовых химических веществ.— Киев: Здоров'я, 1983. — 144 с. — {Б-ка практ. врача).

Волощенко О. И. — канд. мед. наук, зам. ди­ректора по научной работе Киевского НИИ об­щей и коммунальной гигиены; Медяник И. Л.— канд. мед. наук, зам. руководителя лаборатории того же института.

В книге рассмотрены физико-химические, гигиеническне, токсикологические свойства бытовых химических веществ и особенности их действия на организм. Приведены методы исследования этих веществ в критерии оценки.

Для гигиенистов, профпатологов, токсико­логов, дерматологов, аллергологов и др.

Ил. 7. Табл. 16. Библиогр.: с. 136—142.

Рецензенты

докт. мед. наук А. И. С а у т и и

канд. мед. наук О. Н. Елизарова

© Издательство «Здоров'я», 1983

ПРОИЗВОДСТВО ПРЕПАРАТОВ БЫТОВОГО НАЗНАЧЕНИЯ В СССР И ЗА РУБЕЖОМ


В последнее время в СССР и за рубежом распространено применение синтети­ческих моющих средств (CMC). В со­став последних входит не более 15 % ПАВ, до 50 % трипо-лифосфата натрия, 20—30 % пербората и перкарбоната и 3—5 % силиката натрия. Однако отмечено снижение про­изводства фосфатов в Швеции, в ФРГ использование их в моющих препаратах запрещено законом. Очевидно, исклю­чение фосфатов из состава моющих средств привело к уве­личению использования алкилбензолов и этоксилатов. Smeets и соавторы (1976) считают, что основным преиму­ществом моющих средств с сульфополикарбоновыми до­бавками перед фосфатсодержащими CMC является отсут­ствие зависимости первых от жесткости воды. Эти добавки значительно меньше, чем триполифосфат натрия и нитрил-триуксусная кислота, растворяют металлы. Моющие сред­ства с такими добавками по эксплуатационным свойствам не уступают CMC, содержащим фосфаты. Триполифосфат натрия — основная активная добавка в составе CMC. За­менителями фосфатов главным образом являются карбона­ты, цитраты и силикаты, нитрилтриацетат натрия. В струк­туре ПАВ большую часть составляют вещества анионного типа. Однако удельный вес их постепенно уменьшается за счет роста выпуска катионных и особенно неионогенных ПАВ. К 1980 г. объем выпуска неионогенных ПАВ достиг уровня анионоактивных. По данным Международного кон­гресса (1972), мировое потребление ПАВ в моющих и чис­тящих средствах в 1975 г. оценивалось в 5,2 млн. т, в 1980 г. — в 6,4 млн. т. В законодательном порядке был ус­тановлен минимальный уровень биоразлагаемости для CMC и исходящих продуктов (не ниже 80 %). В 1974 г. введен новый стандарт, согласно которому CMC должны иметь биоразлагаемость не менее 90 %, что значительно способ­ствует осуществлению мероприятий, связанных с защитой окружающей среды.

По данным Д. Мак-Кензи (1978), в 1975 г. из общего выпуска неионогенных ПАВ свыше 70 % пришлось на до­лю оксиэтилированных спиртов и алкилфенолов.

Относительно высокой биоразлагаемостью характеризу­ются оксиэтилированные первичные и вторичные спирты.

В последнее время разработан ряд новых рецептур CMC без активных добавок с повышенным содержанием (не ме­нее 35—40 %) неионогенных ПАВ, преимущественно окси­этилированных (7—8 моль окись этилена). Имеются бесфо­сфатные CMC, в состав которых входят кроме неионогенных ПАВ (до 30%) 65—75 % органических растворителей. В аэрозольной упаковке содержится 1—2 % ПАВ и 2—5 % ор­ганического растворителя.

На XXVI съезде КПСС подчеркнуто, что одной из главных задач XI пятилетки, направленных на повышение материального благосостояния и культурного уровня жизни советского народа, является увеличение выпуска высокока­чественных товаров и рост эффективности производства.

Применение бытовых химических товаров сокращает затраты труда населения в повседневной домашней работе, улучшает санитарно-гигиенические условия быта, облег­чает труд, делает его более эстетичным.

По данным НИИТЭхим и ВНИИхимпроекта (1977), объем производства чистящих и отбеливающих средств в X пятилетке возрос более чем в 2 раза. При увеличении про­изводства товаров бытовой химии в целом в 3,5 раза наи­больший рост достигнут в производстве CMC (в 5,9 раза), чистящих средств (в 4,6 раза), минеральных удобрений (в 3,5 раза). Объем продукции на душу населения по CMC со­ставляет 53,5 %. по чистящим средствам — 50,1 %, полиру­ющим— 21,4 %. Относительно высокий уровень обеспече­ния потребности (85—100 %) к 1975 г. был достигнут по пятновыводным и клеящим средствам, лакокрасочным ма­териалам и минеральным удобрениям (табл. 1).

ОСОБЕННОСТИ МЕТОДИЧЕСКИХ ПОДХОДОВ К ГИГИЕНИЧЕСКИМ ИССЛЕДОВАНИЯМ РАЗЛИЧНЫХ КЛАССОВ ПРЕПАРАТОВ, ПРИМЕНЯЕМЫХ В БЫТУ, И ИХ КРИТЕРИИ

В зависимости от состава композиций бытовых хими­ческих веществ, наличия летучих веществ, их назначения и способов применения изучение их токсичности может быть проведено с учетом разных путей поступления в ор­ганизм (через пищеварительную, дыхательную системы, конъюнктиву, кожу и т. д.). В связи с этим используются различные способы их введения в желудок, внутрибрюшин-но, подкожно, в конъюнктиву и нанесения на кожу, а так­же ингаляционный способ затравки экспериментальных животных. Изучается видовая чувствительность животных к воздействию химических соединений, применяемых в бы­ту. Химические соединения могут оказывать комплексное и комбинированное воздействие на организм. Так как пре­параты бытовой химии состоят из нескольких компонентов, то изучение их влияния на организм при одном каком-ли­бо пути поступления дает возможность судить о комбини­рованном воздействии остальных составных частей веще­ства. Наряду с этим следует также учитывать особенности биологического воздействия отдельных химических веществ, входящих в состав препарата. Их биологическая активность , проявляется по-разному на молекулярном, органном, си­стемном и организменном уровнях. Химические вещества, поступающие в организм, включаются в цепь ряда биохими­ческих и физиологических процессов, которые сложились в эволюции организмов и протекают с максимальной ско­ростью и кратчайшим путем, вызывая соответствующие исследования готовых композиций в условиях их примене­ния, а также изучались степень токсичности и характер биологического действия как отдельных ингредиентов, так и всего препарата в целом. В качестве критериев оценки химической стабильности средств бытовой химии при их применении населением в быту могут быть рекомендо­ваны допустимые уровни (ДУ) или допустимые концентра­ции миграции (ДКМ) биологически активных веществ в контактирующие с ними воздушные и водные среды. В ос­нову разработки этих величин положены безопасные уров­ни концентрации бытовых химических веществ с учетом параметров их токсичности, кумулятивных свойств и отда­ленных последствий при использовании готовых компози­ций в быту. Уровень остаточных количеств бытовых хими­ческих веществ на поверхности обработанных ими предме­тов быта (в основном на одежде и посуде) находится в прямой зависимости от числа ополаскиваний готовых из­делий.

В качестве критериев возможного неблагоприятного влияния бытовых химических веществ рекомендуется брать пороговые концентрации их раздражающего, аллер­генного и общетоксического действия с использованием широких методов исследования. При определенных пока­заниях необходимо изучать отдаленные последствия (бластомогенные, эмбриотропные, гонадотропные, мутагенные и др.). Даже при отсутствии воздействия препарата на ко­жу животных следует проводить клинические наблюдения, привлекая добровольцев. В эксперименте используют кон­центрации, равные рабочим растворам, в 10 раз выше и на уровне остаточных количеств химических веществ в про­мывных водах с поверхности обработанных ими изделий. Продолжительность эксперимента равняется времени, равному 30 аппликациям, восстановительный период — 1 — 3 мес (нормализация показателей до контрольных вели­чин).

Для выявления специфического действия средств бы­товой химии изучают ряд физиологических, биохимических, биофизических процессов, а также аллергенную активность, отдаленные последствия и другие свойства.

ТОКСИКОЛОГО-ГИГИЕНИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПАВ

_________________________________________________________________________

Биологическое действие катионных ПАВ. Пастообраз­ные и жидкие моющие средства в связи с наличием в их структуре катионных ПАВ обладают дезинфицирующими свойствами. ПАВ вводят в состав композиции этих средств совместно с неионогенными веществами и другими добав­ками. Катионные ПАВ более токсичны, чем анионные. Они парализуют передачу возбуждения с нерва на скелетную мышцу. Некоторые производные первичных, вторичных, третичных аминов представляют собой яды, действующие на центральную нервную систему (И. А. Медяник, О. И. Волощенко, 1974; И. А. Медяник, А. И. Кузьмина, Г. П. Трухан, О. К- Кононов, 1974; В. Н. Лазарев, 1976; О. И. Волощенко, И. А. Медяник, В. Н. Чекаль, 1977; А. Шварц, Дж. Перри, Дж. Берч, 1960, и др.).

Л. С. Еремеева (1974), изучая токсичность катамина АБ, додецилметиламина, окиси додецилдиметиламина на белых крысах, установила, что эти вещества при поступле­нии в водоемы в количествах: катамина АБ — 0,2 мг/л, до­децилдиметиламина — 0,5 мг/л и его окиси — 0,6 мг/л не влияют на здоровье населения.

Jsomas, Reuter, Djupsund (1976) обнаружили, что ам­мония бромид, который получали крысы в течение одного года с питьевой водой в дозе 45 мг/кг в день, вызывал через 3 нед снижение массы животных. При гистологических ис­следованиях изменений органов пищеварительной системы авторы не выявили.

Л. С. Еремеева, В. И. Трикуленко (1976), изучая сен­сибилизирующие свойства ряда катионных ПАВ при по­ступлении в организм через кожу, установили в опытах на белых крысах и гвинейских свинках выраженное раздра­жающее действие нативных и водных (50,25 % и 10 %) растворов катамина АБ и алкамона ДС при однократных аппликациях. Окись алкилдиметиламина оказывала обли-гатное действие в чистом виде и при нанесении на кожу животных 50 % и 25 % растворов. Однократные апплика­ции 1 % раствора катамина АБ и алкамона ДС и 10 % рас­твора окиси алкилдиметиламина раздражения кожи крыс не вызывали. При повторном нанесении 10 % раствора окиси алкилдиметиламина, 1 % и 0,1 % растворов ката­мина АБ и 1 % раствора алкамона ДС у крыс развивался контактный дерматит (гиперемия, точечные кровоизлияния, обильное шелушение). Мелкопластинчатое шелушение на месте аппликации отмечалось через 3 сут, что указыва­ло на проявление гиперчувствительности замедленного ти­па. Развитие сенсибилизации к этим веществам характе­ризовалось кроме изменений кожи общей реакцией орга­низма. Так, процент агломерации лейкоцитов у животных, сенсибилизированных указанными детергентами в макси­мальных концентрациях, был в 5—6 раз выше по сравне­нию с контролем. Достоверное (Р<0,001) увеличение про­цента склеивания лейкоцитов отмечалось у животных, полу­чавших накожно 0,1 % раствор катамина АБ. У крыс, аллергизированных нанесением на кожу 1 % и 0,1 % рас­творов катамина АБ, 1 % раствора алкамона ДС и 10 % раствора окиси алкилдиметиламина, обнаруживалось до­стоверное (Р<0,001) снижение числа лейкоцитов после инкубации с соответствующим антигеном в оптимальной концентрации (разведение 1 : 10 000). При изучении состо­яния аутоаллергии, вызванной воздействием испытуемых гаптенов, было выявлено, что у животных, получавших их накожно в указанных концентрациях, среднее количество бляшек значительно (Р<0,001) превышало контрольные цифры. Это свидетельствует о большом синтезе аутогемо-лизинов, то есть выраженности аутоаллергических процес­сов в организме подопытных животных. Достоверное раз­личие (Р< 0,001) между числом иммунокомпетентных клеток в препаратах с изотоническим раствором NaCl и с антигеном указывало на наличие аллергии у животных к соответствующему веществу.

В. И. Трикуленко (1978) в острых опытах выявила, что ЛД50 алкамона ДС для крыс составляет 370 мг/кг± ±32,1 мг/кг, для мышей — 300 мг/кг+23,4 мг/кг, этамона ДС соответственно равны 4425 мг/кг + 381 мг/кг и 3500 мг/кг ± 305 мг/кг, синтамида-5—19 000 мг/кг± ± 1100 мг/кг. Клиническая картина отравления в острых опытах характеризовалась поражением нервной и пищева­рительной систем. Порог острого действия этих веществ определяется по способности организма животных сумми­ровать подпороговые импульсы. Пороговые дозы составля­ли для алкамона ДС, этамона ДС и синтамида-5 соответ­ственно 18,9, 442,5 и 1900 мг/кг. Алкамон ДС и синтамид-5 обладают кумулятивными свойствами (индексы кумуля­ции соответственно равны 0,26 и 0,39).

В подостром эксперименте на белых крысах при испы­тании алкамона ДС и синтамида-5 в дозах 1/20, 1/100 ЛД50, этамона ДС—1/10, 1/50 ЛД50 зарегистрирована их поли­тропная токсичность, проявлявшаяся в нарушении поведения и внешнего вида крыс, отставании в массе, изменении морфологического состава крови, нарушении суммационной функции центральной нервной системы, ухудшении экскре­торной функции печени, угнетении активности ацетилхо-линэстеразы и патологических колебаниях содержания SH-групп в крови, летальности. Эти данные позволили от­нести алкамон ДС к соединениям с выраженными кумуля­тивными свойствами. Его коэффициент накопления по Ю. С. Кагану равен 1,93. Длительное (в течение 6 мес) введение алкамона ДС и синтамида-5 в желудок живот­ным в дозах 1/200, 1/1000, 1/5000 ЛД50 и этамона ДС в дозах 1/100, 1/1000 ЛД50 оказывало токсическое действие, кото­рое проявлялось в существенных сдвигах функциональных систем организма. В качестве недействующих по токсиколо­гическому признаку применялись наименьшие из испытан­ных доз в хроническом эксперименте: для алкамона ДС — 0,008 мг/кг (1/50 000 мг/кг ЛД50), атамона ДС— 0,442 мг/кг (1/10 000 мг/кг ЛД50), синтамида-5 — 0,38 мг/кг (1/50 000 мг/кг ЛД50).

Одноразовые аппликации на выстриженный участок кожи спины белых крыс и гвинейских свинок нативных и водных растворов (50,25 % и 10 %) алкамона ДС вызыва­ли острый дерматит. Этамол ДС и синтамид-5 в чистом ви­де и алкамон ДС в разведении 1 : 100 не провоцировали поражение кожи. При повторном нанесении на кожу 1 % раствора алкамона ДС (7—8 аппликаций) в синтамиде-5 в неразведенном виде и в 50 % концентрации (8—9 экспо­зиций) у животных развивался контактный дерматит. Эта-мон ДС в аналогичных условиях у 30—70 % животных вызы­вал признаки дерматита. У животных, подвергавшихся воздействию этамона ДС и синтамида-5 во всех концент­рациях и 0,1% растворов алкамона ДС, кожные пробы были отрицательными. У животных, сенсибилизированных алкамоном ДС (разведение 1 : 100), на участке нанесения разрешающей дозы через 1—2 сут возникала очаговая эритема и мелкопластинчатое шелушение. Установлено, что пороговыми разведениями препаратов, вызывающими аллергенный эффект при повторных аппликациях, следует считать 1 : 100 для алкамона ДС и 1 : 2 для этамона ДС. Сенсибилизации организма животных синтамидом-5 не вы­явлено. Дозы 0,08 мг/кг алкамона ДС и 4,42 мг/кг этамона ДС не являются генетически активными. Предельно допус­тимое содержание в воде водоемов алкамона ДС — 0,15 мг/л, зтамона ДС — 4,0 мг/л, синтамида-5 —0,3 мг/л.

Взаимное влияние катионных и неионогенных ПАВ в . водных растворах свидетельствует о том, что коллоидно-химические свойства систем, образованных различными ПАВ, зависят от значений ККМ исходных ПАВ, химиче­ского строения молекулы индивидуальных гомологов и со­отношения между компонентами ПАВ в системе. Добавле­ние до 10—20 % неионогенных ПАВ к катионным вещест­вам снижает ККМ и поверхностное натяжение системы. Смеси катионных и неионогенных ПАВ обладают антикор­розионным действием. Смеси катионных и неионогенных ПАВ могут быть использованы как моющие и дезинфици­рующие средства (П. Н. Демченко, И. Я. Литвин, 1976).

Нами исследовано более 50 жидких и пастообразных моющих средств, в состав которых входили катионные и неионогенные ПАВ в различных соотношениях и другие добавки (О. И. Волощенко, И. А. Медяник, В. Н. Чекаль, 1977). Рецептуры этих препаратов содержат алкамон ДС (пастообразное средство «Вита», моющая жидкость для противозагрязнения одежды), алкилтриметиламмония хло­рид (паста Д-7, жидкие моющие средства №118, №117, № 164, № 178, «Мирта»), катамин АБ («Вега», жидкие моющие препараты № 152, № 155, № 177, «Сана» и «Фи-тон»), трибромсалициланилид (пасты У-3, У-8). Если сра­внить острую токсичность моющих Средств с дезинфициру­ющим эффектом по наличию в них катионных ПАВ, то наиболее токсичными являются те препараты, в состав кото­рых входит алкилтриметиламмония хлорид (ЛД50 для раз­личных видов животных от 1,0 до 2,5 г/кг). Менее токсичны те моющие средства, которые содержат катамин АБ (ЛД50 соответственно 3—7 г/кг) и трибромсалицилани­лид (в пределах 3,75 г/кг). Препараты, содержащие алка­мон ДС, менее токсичны (ЛД50 более 5,5т/кг). -

По данным А. И. Кузьминой (1976) и других авторов разная токсичность CMC обусловлена тем, что эти ПАВ входят в рецептуры моющих средств вместе с неионоген­ными соединениями в разных (1:5, 1 : 2,3; 1:1) соотноше­ниях. В зависимости от этого получены различные резуль­таты биологического действия моющих средств на кожу и организм подопытных животных. Оно проявлялось в раз­дражающем и сенсибилизирующем влиянии на кожу, в изменениях уровня окислительно-восстановительных про­цессов, активности ферментов, углеводного, жирового и белкового обменов. Гистологически обнаружен ряд изме­нений воспалительного характера. В тех случаях, когда вышеуказанные изменения биохимических процессов нахо­дились на уровне физиологических величин и отсутствова­ло раздражающее и сенсибилизирующее его влияние на кожу, CMC (2 из 7) рекомендовались для практического применения в быту. При этом давались гигиенические ре­комендации по разработке новых рецептур этих средств с учетом соотношения катионных и неионогенных ПАВ. ЛД50 алкилтриметиламмония хлорида для белых крыс со­ставляет 650 мг/кг. Порогом раздражающего действия на кожу гвинейских свинок является 2 % раствор, подпорого-вой дозой — 1 % раствор вещества (С. А. Зеленая, П. С. Фахретдинов, А. А. Павлов, 1978). Из группы препа­ратов, содержащих катамин АБ, вещество № 152 вызывало раздражение кожи, резкие изменения биохимических про­цессов. При исследовании моющих средств с дезинфициру­ющими свойствами, в состав которых (пасты У-3 и У-8) входили трибромсалициланилид, неионогенные ПАВ и дру­гие добавки, существенных изменений со стороны кожи, обменных процессов не выявлено. Эти вещества были ре­комендованы для использования в быту.

Катионным ПАВ в четвертой группе моющих средств с дезинфицирующими свойствами («Вега», противозагрязня­ющий моющий препарат) является алкамон ДС. Резуль­таты экспериментальных исследований и клинических на­блюдений показали, что водные растворы указанных пре­паратов в 2% концентрации не оказывают раздражающего и аллергизирующего действия на кожу животных и чело­века. Паста «Вита» характеризуется высоким моющим, бактерицидным и антистатическим действием (О. И. Во­лощенко, И. А. Медяник, А. И. Кузьмина, 1975). Растворы алкилтриметиламмония хлорида и алкамона ДС обладают высокой поверхностной активностью, дермотропной агрес­сивностью и способностью адсорбироваться на различных по­верхностях. ЛД50 для алкамона ДС при поступлении через кожу составляет 2940 мг/кг, ЛД100 — 6000 мг/кг, ЛД0 — 1000 мг/кг; для алкилтриметиламмония хлорида соответ­ственно 1300 мг/кг, 3000 мг/кг и менее 1000 мг/кг. Кумуля­тивный эффект при перкутанном нанесении этих ПАВ про­является в дозе 1/5 ЛД50. Наиболее выраженными кумулятивными свойствами обладает алкамон ДС. Состоя­ние организма, активность некоторых ферментов после ап­пликаций алкилтриметиламмония хлорида и алкамона ДС в дозах 1/10, 1/20 ЛД50 существенно не изменяется.

В подостром опыте после нанесения на кожу животных катионных ПАВ в дозе 5 мг/кг отмечается слабое раздра­жение кожи, в дозе 53 мг/кг — развитие контактного дер­матита. Изменяются сорбционные свойства тканей органов и содержание нуклеиновых кислот в коже, печени, почках, мозге. А. И. Кузьмина (1979) установила, что после кон­такта с растворами алкилтриметиламмония хлорида и алкамона ДС в концентрации 0,2 % нарушается функция ко­жи рук человека.

Катионные ПАВ вызывают более выраженные призна­ки контактного дерматита, характеризующегося образова­нием корок, язв, эрозий, облысением, резким утолщением кожной складки и т. д. Наименьшие изменения кожи на­блюдаются после аппликации неионогенных ПАВ. Анион­ные ПАВ по образованию и течению дерматита, а также по времени восстановительного периода занимают промежу­точное положение. Гистологическое исследование кожи, подвергавшейся воздействию ПАВ, показало, что катион­ные вещества приводят к наиболее выраженным наруше­ниям. Они снижают возбудимость рецепторов, что выража­ется в увеличении сенсорной хронаксии, проницаемости капилляров, функциональных сдвигах в вегетативной нерв­ной системе и изменении рН кожи в щелочную сторону (В. В. Братчин, 1979).

Биологическая характеристика анионных соединений. Моющая способность анионных соединений усиливается с увеличением содержания углерода в цепочном радикале от 10 до 20 атомов. Анионные ПАВ с разветвленным це­почным радикалом слабо разрушаются на биологических очистных сооружениях (Н. А. Лукиных, 1972). Они обла­дают пенообразующей способностью, что явилось основа­нием для ограничения их присутствия в воде водоемов до 0,5 мг/л (Е. А. Можаев и соавт., 1972). Анионные ПАВ оказывают менее выраженное токсическое действие, чем катионные. Из анионных ПАВ токсичность выше у соеди­нений, содержащих ароматическое кольцо, по сравнению с веществами, у которых гидрофобная часть молекул пред­ставлена жирными радикалами. Выраженное гемолитиче­ское действие оказывают анионные соединения. Алкилсуль­фаты являются более сильными гемолитическими агента­ми, чем четвертичные аммониевые соединения. Гемолиз, вызванный ПАВ, задерживается в присутствии холестери­на, фосфолипидов, сыворотки или плазмы.

В острых опытах на белых крысах установлено, что ЛД50 для анионных веществ при одноразовом нанесении на кожу в 2—3 раза больше, чем при введении в желудок.

Szymanies, Trzeciak, Kryk, Pirog, Macialka (1976) уста­новили, что в сыворотке крови крыс-самок, которые в те­чение 12 нед получали водные растворы детергентов (0,5 % обритол-18; 0,5 % сульфосукцинат ди-2-зтилгексиловый и 0,5 % стеринол) содержание холестерина, жиров повы­шается, а количество в-липопротеидов не изменяется.

Dakay, Fador, Zendsay (1977) исследовали влияние натриевой соли додецилбензолсульфоната на микросомаль-ные окислительные ферменты смешанного типа в печени на основании оценки продолжительности гексабарбитало­вого сна. Малые концентрации этого вещества индуциро­вали активность ферментов, а дозы, приближающиеся к ЛД50, оказывали тормозящее действие.

О. И. Волощенко, Л. Г. Голенкова (1976) впервые уста­новили проникновение через кожу анионных ПАВ (первич­ные и вторичные алкилсульфаты натрия, алкилбензолсуль­фонат) при одно- и многократном поступлении в организм гвинейских свинок. Авторы, используя модифицированный ими колориметрический метод с метиленовым синим для анализа ПАВ в воде (Ю. Ю. Лурье, 1971), выявили анион­ные ПАВ в сыворотке крови, печени, мозге. В острых опы­тах после одноразового нанесения на кожу первичного ал­килсульфата натрия в различных дозах (5—6—8 г/кг) и CMC «Лотос» (1, 2, 3 г/кг) анионные ПАВ в сыворотке крови обнаруживались на 7-й день исследования. Затем наступала гибель животных. В подостром опыте одной группе наносили на выстриженные участки кожи в тече­ние 12 дней 30 % раствор хлорного сульфонола в дозе 1,2 г/кг, другой — в течение 14 дней 1,6 г/кг первичного ал­килсульфата, который содержал 20 % ПАВ. Анализ сыво­ротки крови на содержание анионных соединений проводи­ли в течение 1 мес после прекращения кожных аппликаций (табл. 3, 4). Максимальное количество этих ПАВ в крови определялось на 5—12-й день эксперимента, после чего их концентрация снижалась. При этом изменения уровня ани­онных ПАВ в крови были статистически значимы (Р<0,05).

Таблица 5. Содержание анионных ПАВ (п=6) в организме гвинейских свинок после нанесения на кожу растворов CMC, мг/л

Вещество

Количе­ство, мг/кг

Сыворотка крови

Печень

Мозг

М±т

р

М±т

р

М±m

р

Контроль Сульфонол-хлорный

Первичный алкилсуль-фат натрия Вторичный алкилсуль-фат натрия

100 20 10 100 20 10 100 20 10

3,7 ±1,09 12,9 ±3,3 9,0 ±1,45 10,7 ±0,98 4,2 ±0,75 3,7 ±0,66 4,4±2,13 3,8 ±0,55 5,2 ±9,23 4,2 + 0,9

>0,05 >0,05 >0,05 >0,05

>0,05 >0,05 >0,05 >0,05

14,7±1,7

14,7 ±4,5 15,7 ±6,5

4,6 ±1,7 Ю,2±1,1

7,8±1,14 4,0 ±0,57

>0,05 >0,05

>0,05 >0,05 <0,05 <0,01

28,9 ±2,6 5,0 ±2,9

2,3±0,75 4,4±1,19 4,5 ±1,32

18,9 ±6,4 13,4±5,39 10,4±2,12

<0,05

<0,05 <0,05 <0,05

>0,05 >0,05 <0,05

Таблица 6. Содержание анионных ПАВ (п=6) в организме гвинейских свинок после нанесения на кожу растворов CMC, мг/л

Сыворотка

крови

Печень

Мозг

Вещество

М±т

р

М±т

р

М±m

р

Контроль

3,7 ±1,09

14,7±1,7

28,9 ±2,6

«Эра»

100

2,8 ±0,4

>0,05

3,9 ±0,87

<0.01

4,5 ±0,46

<0,05

20

4,6 ±0,42

<0,05

«Лотос»

100

1,4 ±0,1

>0,05

6,0 ±3,6

<0,05

34,4 ±5,7

>0,05

20

1,7 ±0,37

>0,05

12,2±3,4

>0,05

16.8 ±4,5

>0,05

10

3,1 ±1,50

>0,05

9,1±1,7

>0,05

12,2 ±12,1

>0,05

«Ассоль»

100

4,1 ±2,1

>0,05

4,7±0,49

<0,001

5,2 ±1,6

<0,05

20

3,4±0,7

>0,05

4,2 ±0,83

<0,001

11,5±1,9

<0,05

10

2,3 ±0,5

>0,05

4,3 ±0,99

<0,05

7,4 ±2,5

<0,05

После 6 мес хронического эксперимента установлено, что хлорный сульфонол, первичный и вторичный алкил­сульфаты натрия в дозах 100, 20 и 10 мг/кг и CMC на их основе («Эра» — 100 и 20 мг/кг, «Лотос» и «Ассоль» — 100, 20, 10 мг/кг) при нанесении на кожу гвинейских свинок влияют на количество анионных ПАВ в сыворотке крови, печени и мозге (табл. 5, 6). Однако сдвиги эти носят раз­нонаправленный характер. Иногда аппликации CMC и ПАВ вызывают уменьшение содержания анионных ПАВ, при­сутствующих в тканях здорового организма. Эти явления, по нашему мнению, следует трактовать как неблагоприят­ные, могущие приводить к нарушению естественного ба­ланса ПАВ в живом организме. В острых опытах авторы исследовали также токсич­ность хлорного сульфонола (дозы 1, 2, 3, 4, 5, 6 г/кг) и пер­вичного алкилсульфата натрия (дозы 3, 4, 5, 6, 7, 8 г/кг), а также синтетических моющих порошков «Эра», «Лотос», «Ассоль» (дозы 1, 2, 3, 4, 5, 6 г/кг), в состав которых вхо­дят эти анионные ПАВ. После кратковременного нанесе­ния на кожу живота указанных CMC и ПАВ гибель под­опытных животных не наблюдалась. Количество формен­ных элементов крови, содержание гемоглобина и лейкоцитарная формула у них существенно не отличалась от контрольных. Величины гематологических показателей были в пределах физиологических норм. У животных, ко­торым наносился на кожу хлорный сульфонол в дозе 6 г/кг, активность каталазы крови статистически достовер­но снижалась на 2-е сутки эксперимента. У остальных жи­вотных активность этого фермента определялась на уровне контроля. Уровень пероксидазы крови при воздействии ис­следованных анионных ПАВ изменялся в основном в сто­рону повышения активности. Причем, при интоксикации хлорным сульфонолом активность этого фермента повыша­лась на 2-й день с последующим восстановлением к перво­начальным цифрам к концу эксперимента. Первичный ал­килсульфат натрия вызывал эти изменения на 10-й день опыта. Повышение активности пероксидазы крови дает ос­нование полагать, что анионные ПАВ в высоких дозах (сульфонол от 3 г/кг до 6 г/кг, первичный алкилсульфат натрия — от 4 г/кг до 8 г/кг) при однократном нанесении на кожу приводят к нарушению окислительно-восстанови­тельных процессов. Некоторое снижение активности перок­сидазы крови отмечается у белых крыс на фоне апплика­ции раствора CMC «Лотос». Препарат «Эра» при всех ис­следованных дозах повышал активность пероксидазы крови животных на 2-й день опыта, но на 10-й день наблюда­лось восстановление этого показателя до величины контро­ля. Такая же закономерность выявлялась и после аппли­кации CMC «Ассоль», но при более высоких дозах (от 3 до 6 г/кг).

Анализ данных исследования активности холинэстера­зы крови экспериментальных животных позволил устано­вить статистически достоверные колебания ее активности, которые проявлялись преимущественно в начале опытов и были более выражены при аппликациях растворов анион­ных ПАВ, чем при CMC на их основе. Так, хлорный суль­фонол в дозах 1—4 г/кг понижал активность этого фермен­та, а в дозах 5—6 г/кг повышал ее. Противоположные изменения отмечались после аппликации первичного алкил­сульфата натрия (соответственно при дозах 3—5 г/кг и 6—8 г/кг). CMC «Эра» и «Лотос» снижали активность фермента при более низких дозах. Противоположные нарушения наблюдались после аппликации раствора CMC «Ассоль» в этих же дозах. Более высокие дозы (5—6 г/кг) этих композиций CMC после одноразового нанесения на ко­жу крыс существенно не изменяли активность холинэстера­зы крови. Хотя у здоровых животных активность этого фер­мента варьирует в значительных пределах. Статистически достоверные сдвиги, полученные в экспериментах, дают ос­нование думать о наличии влияния анионных ПАВ и CMC на их основе на процессы передачи возбуждения в организме животных.

При воздействии хлорного сульфонола и CMC «Ассоль» количество холестерина в крови крыс в конце острого опы­та уменьшается. Порошок «Эра» в дозах 1—4 г/кг вызы­вает гипо-, а в дозах 5—6 г/кг — гиперхолестерииемию. Однако колебания уровня холестерина в крови свидетель­ствуют о нарушении липидного обмена под воздействием анионных ПАВ и CMC, поступающих в организм через кожу.

После одноразовой аппликации раствора хлорного сульфонола (в дозах 1—3 г/кг) у животных на 10-е сутки опыта наблюдалась гипогликемия. Большие дозы (4— 6 г/кг) вещества вызывали это состояние на 2-е сутки. Пер­вичный алкилсульфат натрия в дозах 3-8 г/кг приводил к гипогликемии на 2-е сутки. CMC «Эра», «Ассоль» и «Ло­тос» в исследованных дозах в меньшей степени изменяют уровень сахара в крови подопытных животных по сравне­нию с контролем. В то же время CMC на основе анионных-ПАВ снижают содержание у них гликогена в ткани пече­ни. Статистически достоверные изменения количества са­хара в крови и гликогена в печени животных, подвергну­тых воздействию анионных ПАВ и CMC, указывают на на­рушение углеводного обмена.

Таким образом, анионные ПАВ и CMC могут оказывать токсическое действие на организм, изменяя активность ка­талазы, пероксидазы и холинэстеразы, а также воздейство­вать на различные звенья обменных процессов (углевод­ный и липидный обмены).

В хроническом эксперименте авторы изучали влияние на организм гвинейских свинок хлорного сульфонола, пер­вичного и вторичного алкилсульфата натрия, CMC на их основе («Эра», «Лотос» и «Ассоль»). В течение 6 мес на неповрежденную кожу животных наносили растворы ве­ществ. При этом каждое вещество исследовали в трех до­зах (100—20—10 мг/кг). В течение всего периода экспери­мента поведение, общее состояние подопытных животных, а также динамика картины периферической крови не отличались от контрольных. У гвинейских свинок, которым наносили на кожу хлорный сульфонол (в дозах 100 и 20 мг/кг), и первичный алкилсульфат натрия (в дозе 100 мг/кг) активность каталазы крови достоверно повыша­лась через 2 мес. CMC не вызывали изменений данного показателя. ПАВ при поступлении в организм через кожу влияют также на активность пероксидазы крови. Так, хлор­ный сульфонол при дозах 100 и 20 мг/кг статистически зна­чимо увеличивает этот показатель на 2-й и 6-й месяцы эк­сперимента. Такие же изменения выявляются у животных под воздействием первичного алкилсульфата натрия в до­зе 100 мг/кг; в дозе 20 мг/кг обнаруживается повышение активности фермента через 2 мес. Вторичный алкилсуль­фат натрия (дозы 100 и 20 мг/кг) также вызывает в эти сроки повышение активности пероксидазы крови. Анало­гичные сдвиги отмечаются при исследовании CMC в дозах 100 мг/кг. Полученные данные свидетельствуют о влиянии ПАВ и CMC на течение окислительно-восстановительных процессов в организме.

Вторичный алкилсульфат натрия в дозах 20 мг/кг и 100 мг/кг вызывает у животных на 4-м месяце статистиче­ски достоверное повышение активности холинэстеразы кро­ви. Среди CMC только стиральный порошок «Эра» в мак­симальной дозе в конце 4-го месяца опыта статистически значимо увеличивает активность холинэстеразы крови по сравнению с контролем. При исследовании уровня холесте­рина в сыворотке крови на фоне затравки гвинейских свинок анионными ПАВ и CMC на их основе установлено, что только CMC «Лотос» в дозе 100 мг/кг вызывает сни­жение данного показателя. Содержание сахара в крови под­опытных животных в конце эксперимента повышается по сравнению с контролем на фоне воздействия хлорного сульфонола и вторичного алкилсульфата натрия в дозах 100 мг/кг. CMC не влияет на этот показатель.

Анионные ПАВ в максимальных дозах (100 мг/кг) су­щественно воздействуют на уровень гликогена. Содержа­ние последнего в ткани печени значительно повышается в конце эксперимента по сравнению с контролем. Такой же эффект отмечается и после аппликаций растворов CMC «Эра» и «Лотос». Исключение составляет стиральный по­рошок «Ассоль», который не влияет на этот показатель. Следовательно, при интоксикации организма анионными ПАВ существенное место занимают нарушения углеводного обмена.

Изучение содержания лактатдегидрогеназы в сыворот­ке крови не выявило существенных отклонений значения этого показателя от контрольных данных. Однако установ­лено повышение содержания в печени экспериментальных животных сорбитдегидрогеназы, что свидетельствует о вли­янии хлорного сульфонола, первичного и вторичного ал­килсульфатов натрия (в дозе 100 мг/кг) на окислительно-восстановительные процессы в организме.

3. С. Маркова, А. И. Саутин (1979) на основе количест­венной зависимости «доза — эффект» в хроническом экспе­рименте на животных при перкутанном воздействии ПАВ установили максимально недействующие и минимально действующие концентрации по общетоксическому дейст­вию для сульфонола (40 %) и синтамида-5 (15 %).

По данным В. А. Покровского и сотрудников (1975), при пероральном введении анионоактивных пенообразова­телей, используемых в пожаротушении (ПО-1, ДС-РАС, «Прогресс», алкилсульфонат, смачиватель НБ, сульфонол, сульфонол НП-3, первичный алкилсульфат натрия, а-оле­финсульфонат), и синтанола-ДЭС ЛД50 (дозы 1,1—5 г/кг) обнаруживаются изменения массы тела животных, белко­вого состава и активности ферментов сыворотки крови, структуры внутренних органов. Эти вещества отнесены к токсическим соединениям.

По данным В. П. Осинцевой (1976), у крыс, погибших от введения хлорного сульфонола (в дозе 3 г/кг), наблю­дались некроз поверхностного слоя слизистой оболочки желудка и ворсинок тонкой кишки, набухание эпителия из­витых канальцев в почках, гепатоцитов в печени, мелко­капельная вакуолизация цитоплазмы, расширение вен в миокарде, почках, печени и других органах. При большей дозе (4 г/кг) отмечались расширение капилляров клубоч­ков, мозгового и коркового вещества почек, десквамация эпителия, картина некротического нефроза. Аналогичные изменения определялись у крыс, погибших после перораль-ного введения ДНС, алкилсульфатов и других ПАВ. При введении ДНС в дозе 4 г/кг у животных выявлялись также расширение сосудов мягкой оболочки мозга, небольшие кровоизлияния в белое вещество мозга и др.

Данные о кумулятивных свойствах анионных ПАВ про­тиворечивы. Анионные вещества додецилсульфат и доде­цилбензолсульфонат выводятся из организма медленно: за 3—4 дня выделяется 30—60 % вещества (Haverman, Menke, 1959). Хлорный сульфонол, сульфонол НП-1, ал­килсульфонат по показателю летальности не обладают ку­мулятивными свойствами (В. Ф. Гаршенин, 1965). По дан­ным Е. А. Можаева (1976), у анионных соединений эти свойства не выражены.

Е. А. Можаев (1976) указывает, что анионные ПАВ мо­гут усиливать или угнетать всасывание ряда пищевых, ле­карственных, токсических веществ в организме животных. Так, после однократного перорального введения хлорного сульфонола в дозе 5 г/л и вторичного алкилсульфата нат­рия в дозе 5 мг/л повышается содержание фосфатов в пе­чени, селезенке, почке и сердечной исчерченной мышечной ткани. В присутствии ПАВ из печени и мышцы сердца, по­чек фосфат выводится быстрее, чем без них.

В процессе разрушения ПАВ при озонировании воды и накоплении ими продуктов деструкции вода теряла способ­ность к пенообразованию, но приобретала неприятный за­пах, появление которого наблюдалось начиная с концент­рации ПАВ 2—3 мг/л. Продукты озонирования ПАВ были менее токсичными и кумулятивными по сравнению с исход­ными веществами (алкилбензолсульфонат натрия, сульфо­нол НП-3, некаль и ОП-10) и не обладали аллергенными свойствами. При гигиенической оценке воды, содержащей продукты озонирования ПАВ, органолептический показа­тель (запах) следует считать лимитирующим (А. А. Коро­лев, М. В. Богданов и соавт., 1975).

И. Е. Ильин (1980) изучал токсичность продуктов трансформации ПАВ, образующихся в процессе хлориро­вания воды. Исследовались анионные ПАВ (озолят А и сульфонол НП-1) и неионогенные (ОП-7, ОП-10). Перо­рально белым крысам вводили исходные вещества и про­дукты их трансформирования. Установлено, что продукты трансформации ПАВ отличаются от исходных веществ и влияют на функции организма (повышение уровня SH-групп, снижение иммунобиологической реактивности, изменения в соотношении белковых фракций, снижение уровня холестерина и р-липопротеидов).

По мнению Huddleston, Nielsen (1979), биоразложение линейного алкилбензолсульфоната (ЛАС) начинается с концевого углеродного атома алкилной цепи и продолжает­ся в направлении ароматического кольца с одновременным отщеплением обрывков цепи, содержащих два атома угле­рода. При дальнейшем разложении этого вещества проис­ходит расщепление кольца, указывающее на полное разло­жение структуры. С помощью меченных радиоактивными изотопами ЛАС установлено, что биоразложение происхо­дит расщеплением 95 % ароматических колец ЛАС.

Sund Reidar Bredo (1975), изучая влияние- некоторых ионизированных и нейтральных ПАВ и желчных кислот на перенос натрия и воды из петель тонкой кишки наркотизи­рованных крыс, установил следующую закономерность.

При добавлении к раствору 2,2 ммоль диоктилсульфоно­сукцината натрия (анионное вещество) или 1,3 ммоль це­тилтриметиламмония бромида (катионное) количество невсосавшегося натрия у самцов в отрезке тонкой кишки крыс через 1 ч возросло с 23,6 % (контроль) до 71,2— 72,2 %, воды — с 16,5 % до 53,5 % и 55,2 %. Бензолкалий-хлорид в дозе 1,3 ммоль в большей степени ингибировал всасывание натрия и воды из кишки. Тритон Х-100 в 0,5 % концентрации блокировал всасывание, твин-20 увеличивал количество невсосавшегося натрия до 30,6 % и воды до 26,6 %. Следовательно, ПАВ вызывают повышение пассив­ной проницаемости эпителия кишок. Berenson, Temple (1975) наблюдали после 15-минутного орошения моющими средствами пищевода и желудка наркотизированных ко­шек отек слизистой, слущивание поверхностного слоя эпи­телия пищевода, гидропическую дегенерацию эпителия же­лудка, повреждения сосудов, отек подслизистого слоя и очаговое изъязвление. После однократного введения в же­лудок лошадям диоктилсульфоносукцината натрия в дозах 0,65 г/кг и 1 г/кг животные погибали в течение 14—72 ч от диареи. ЛД50 этого вещества для гвинейских свинок —0,65 г/кг. Макроскопические исследования установили сни­жение эластичности кожи, кровоизлияния в мышцах, лег­ких, печени, нарушение структуры слизистой оболочки пи­щеварительной системы. Гистологически обнаруживалось переполнение кровью внутренних органов, дегенеративные их изменения, отек легких, сгущение крови и гемостаз (Moffatt, Kramer, Lerner, Tones, 1975).

Burke, Olavesen, Curtis, Powell (1976), изучая биораз­рушение некоторых анионных детергентов у крыс, устано­вили, что после внутрибрюшинного введения 1 мг меченой калиевой соли децилсульфата-35S в моче в первые 6 ч вы­являлось у самцов 62,3 °/о, у самок — 65 % введенной ра­диоактивности, через 48 ч — соответственно 0,6 % и 1,3 %. Через 48 ч с фекалиями выводилось 1,2 % и 1% радиоак­тивного вещества, а в тушках накапливалось 8,1 % и 4%. С желчью выводилось 1,9 % и 4 % этого соединения. Пос­ле внутрибрюшинного введения октадецилсульфата-355 в дозе 1 мг на 200 г массы животного через 6 ч в моче у сам­цов определялось 5 %, у самок —26,2 % радиоактивного вещества. Соответственно через 48 ч в тушках накаплива­лось его 9,4 и 15,6 %• Считают, что в организме распад ал­килсульфатов осуществляется путем окисления.

Неправильный подбор бинарных и тройных смесей анионных ПАВ (их соотношения) может послужить при­чиной их раздражающего действия на кожу человека. Введение других ПАВ, в частности неионогенных, уменьшает их влияние на кожу, не снижая его моющей способности. Одним из актуальных вопросов токсикологии является изучение проявления синергизма нескольких анионных ПАВ, входящих в состав рецептуры CMC.

По мнению Steiglideru Hahn (1971), ПАВ при нанесе­нии на кожу могут взаимодействовать с кератином, белка­ми и ферментами. Реакция их с этими функциональными и структурными элементами связана с химическим строени­ем, концентрацией и рН их раствора. При одинаковой кон­центрации растворов раздражающее действие алкилсуль­фатов выражено сильнее, чем у мыла с такой же длиной углеродной цепи.

В. В. Иванов (1975), изучая воздействие некоторых на­туральных и синтетических средств («Снежок», «Люкс», «Лотос-1-2») на проницаемость капилляров кожи гвиней­ских свинок, установил, что они не оказывают на кожу жи­вотных раздражающего и сенсибилизирующего действия, но большинство из них нарушает проницаемость капилля­ров. Мыло, приготовленное на основе СЖК с более высо­кой относительной плотностью и длинной углеводородной цепью (C17—С20), не нарушает проницаемость капилляров кожи в отличие от образца, содержащего СЖК фракции С10—С16. Кокосовое масло, введенное в состав мыла в боль­шом количестве (15 %), способствует более выраженному действию его на проницаемость капилляров кожи. Наличие в рецептуре CMC детергентов в большем количестве дита­лана OTS (20,6 %) или фосфатов (75 %) вызывает нару­шение проницаемости капилляров. Препараты, содержа­щие 80 % и 40 % ДНС, не изменяют проницаемости капил­ляров в отличие от образцов, содержащих 25 и .18 % ДНС. Моноэфиры сульфоянтарной кислоты мягко действуют на кожу (В. В. Иванов, В. А. Адо, Б. А. Сомов, 1976, и др.).

Аппликации натурального жирового мыла в виде 2 % водных растворов на кожу гвинейских свинок не оказыва­ют раздражающего и сенсибилизирующего действия. Ана­логично влияют CMC, изготовленные на основе алкилбен­золсульфонатов (сульфонолы), на алкилсульфатах, смеси сульфонола с алкилсульфатом (диталан OTS), сульфона­та на алкилсульфонатах. Однако они вызывают начальные признаки воспаления кожи, которые характеризуются на­рушением проницаемости капилляров кожи.

При длительном (15-дневном) нанесении моющих средств («Новость») на кожу гвинейских свинок отмеча­ются незначительные изменения нормальной гистологиче­ской картины кожи. Явления воспаления локализуются на ограниченных участках эпидермиса и верхней трети дер­мы, на местах нанесения моющих средств. CMC, получен­ные из натурального и синтетического сырья, вызывают однородные морфологические изменения кожи. Моющие средства, содержащие ДНС, приводят к наименее выра­женным нарушениям (В. В. Иванов, Е. А. Иевлева, А. И. Сыч, 1975).

По данным Б. А. Задорожного, Л. В. Скляровой, Л. Т. Киричек (1978), белковый гидролизат, сульфопон, сульфоуреид в концентрациях 0,2, 0,5 и 2,5 % в течение 30 дней не оказывают раздражающего и сенсибилизирующего влияния на кожу и слизистые оболочки глаз кроликов. Эти вещества не вызывают гистологических изменений кожи, не изменяют ее температуру и толщину складки; рН кожи сдвигается в кислую сторону Zajusz, Panak, Lytka, Bys-zkowska (1977) исследовали влияние ингаляции в течение 6 нед ионных и неионогенных детергентов (камин RMS, сульфатол, рокалин S-10 и рокафенол N-25) на легкие крыс. Авторы выявили пролиферацию макрофагов и эпителиаль­ных клеток, которая привела к ателектазам. Обнаружены явления эмфиземы и гиперемии легких. При использовании гидроксипропина значительных сдвигов не выявлено.

Ряд ПАВ действуют подобно антидиуретическим гормо­нам, увеличивая транспорт воды стенкой мочевого пузыря (глюконат натрия — на 125 %, додецилсульфат натрия — на 275 %, сапонин — на 144 %). Хролинская Р. Е. (1975) предполагает, что ПАВ действует на активность гиалуро­нидазы, способствуя более быстрому движению воды по осмотическому градиенту.

О. И. Волощенко и соавторы (1978) в хроническом эк­сперименте изучали характер биологического действия ани­онных соединений (первичного алкилсульфата натрия, хлорного сульфонола, волгоната) и CMC «Лотос» на осно­ве хлорного сульфонола. В течение 6 мес гвинейским свин­кам наносили вещества на выстриженный участок кожи в следующих дозах: волгонат—10, 20- мг/кг и 100 мг/кг, хлорный сульфонол и CMC «Лотос» — 200, 500, 1000 мг/кг, первичный алкилсульфат натрия — 200, 500 мг/кг. После 5—6 аппликаций волгоната наблюдается очаговое облысе­ние на всей опытной поверхности кожи с появлением в дальнейшем шелушения. Через 1,5—2 мес раздражающее действие препарата постепенно уменьшается и через 3 мес и до конца опыта видимых изменений на коже не обнару­живается, восстанавливается волосяной покров. Волгонат в дозе 1 мг/кг в течение всего периода хронического экспе­римента не вызывает изменений кожи.

В течение длительных аппликаций волгоната в указан­ных дозах морфологический состав периферической крови (за исключением количества лейкоцитов), активность ка­талазы и пероксидазы, содержание сахара в крови, алани­новой трансаминазы в сыворотке крови, существенно не изменялись. Под влиянием волгоната в дозах 10, 20, 100 мг/кг отмечалось увеличение количества лейкоцитов. Активность холинэстеразы в крови повышалась в течение 3 мес, а затем она постепенно снижалась, достигая исход­ных величин к концу эксперимента. Содержание холестери­на и общего белка в сыворотке крови увеличивалось в те­чение 6 мес после аппликаций волгоната в дозах 20 и 100 мг/кг и соответственно понижалось при дозе 10 мг/кг. При аппликации 1 мг/кг препарата изменений кожи не вы­явлено.

CMC «Лотос», содержащее хлорный сульфонол, после нанесения на кожу в дозах 200, 500, 1000 мг/кг достоверно увеличивало активность холинэстеразы крови через 1 мес после аппликаций. Такой эффект наблюдался в течение 3 мес эксперимента, после чего активность этого фермента по сравнению с контролем уменьшалась. На местах нане­сения растворов этого CMC наблюдались эрозии и участки некроза. Аналогичная закономерность отмечалась при аппликации водных растворов анионных ПАВ первичного алкилсульфата натрия в дозе 200 мг/кг и хлорного сульфо­нола в дозе 1000 мг/кг. Особенно повышалась активность холинэстеразы в крови в первые месяцы эксперимента.

Химическое определение анионных ПАВ и CMC в сыво­ротке крови с целью установления степени их проникнове­ния через кожу показало, что эти вещества поступают во внутреннюю среду организма животных после нанесения их растворов на неповрежденную кожу. Аппликации пер­вичного алкилсульфата натрия и хлорного сульфонола в высоких дозах (1000 или 500 мг/кг) вызывают гибель гви­нейских свинок. Так, сульфонол хлорный в дозах 200 мг/кг или 500 мг/кг после многократного нанесения на кожу гви­нейских свинок в течение 60 дней в большинстве случаев (26 из 42) достоверно (Р<0,05) увеличивает содержание анионных ПАВ в сыворотке крови. Аналогичная законо­мерность наблюдается после аппликаций первичного ал­килсульфата натрия в дозе 200 мг/кг в течение 3 мес. CMC «Лотос» после нанесения на кожу (дозы 1000, 500, 200 мг/кг) в течение 3 мес приводит также в большинстве случаев (23 из 35) к увеличению содержания анионных ПАВ в сыворотке крови животных. Указанное явление обусловлено проникновением ПАВ через кожу как после ихнанесения в отдельности на ее покровы, так и после аппли­кации CMC «Лотос», в составе которого имеются указан­ные анионные ПАВ. Определение анионных ПАВ в сыво­ротке крови, печени и мозговой ткани после шестимесяч­ных многократных их аппликаций показало увеличение количества анионных ПАВ по сравнению с контролем. Зна­чительный эффект (Р<0,05) наблюдался после апплика­ции CMC «Лотос» в дозе 500 мг/кг. Очевидно, при длитель­ном поступлении анионных ПАВ через кожу происходит частичная их задержка в тканях печени и мозга (особенно при дозах 20, 100 мг/кг волгоната). Исключение составляют опыты на животных, которым наносился на кожу раствор волгоната в дозе 1 мг/кг.

Следовательно, степень проникновения анионных ПАВ зависит от их количества, нанесенного на кожу (для сыво­ротки — 0,6 %, мозга —0,6 %, печени—1,9 %), что ука­зывает на различную интенсивность депонирования этих веществ в тканях и органах. Можно предположить, что она обусловлена различным количеством липидно-белковых мембран в соответствующих органах, что ведет к различ­ной степени адсорбции анионных ПАВ на поверхности этих структурных образований. Не исключено, что более высо­кая степень проницаемости ПАВ для печени зависит от барьерной функции этого органа.

Влияние неионогенных ПАВ на организм. Среди раз­личных классов ПАВ неионогенные соединения (синтано­лы, синтамид-5, превоцелл, окись алкилдиметиламина и др.) наименее токсичны. Среднесмертельные дозы этих ве­ществ могут достигать десятков граммов на 1 кг массы жи­вотных. В ряде случаев в эксперименте невозможно полу­чить достаточные данные для вычисления смертельных доз неионогенных ПАВ.

В острых опытах после однократного нанесения на ко­жу белых крыс синтанола ДС-10 в различных дозах (5, 7, 9, 11, 13, 15 г/кг) количество форменных элементов, про­центное содержание гемоглобина, а также лейкоцитарная формула у подопытных животных существенно не отлича­ются от контрольных. Величина гематологических показа­телей остается в пределах нормы. Активность каталазы крови (соответственно дозам — 3,9, 4,5, 4,4, 4,9, 4,6, 4,7) на вторые сутки эксперимента колеблется на уровне контроля (4,3). На 10-е сутки она составляет 4, 4,8. Уровень перокси­дазы повышается с последующим восстановлением к концу эксперимента (соответственно дозам — 0,8, 1,02, 0,71, 0,75, 0,78, 0,71 при контроле 0,35 на 2-е сутки и 0,30—0,30 про­тив 0,31 на 10-е сутки). Увеличение активности пероксидазы крови дает основание полагать, что синтанол ДС-10 в высоких дозах при однократном, нанесении на кожу жи­вотных вызывает нарушение окислительно-восстановитель­ных процессов. Активность холинэстеразы крови животных на 2-е сутки опыта достоверно снижается (517, 577, 262, 319 215, 137 ммоль/ч-л) по сравнению с контролем (939 2 ммоль/ч-л). На 10-е сутки активность этого фермен­та колебалась (202,7, 212,4, 269, 268, 291 ммоль/ч-л); на уровне контроля (293,2 ммоль/ч-л), за исключением слу­чаев применения синтанола ДС-10 в дозе 9 г/кг (120,3 ммоль/ч-л). Статистически достоверные сдвиги, по­лученные в экспериментах, позволяют сделать заключение о влиянии этого ПАВ на процессы передачи нервного воз­буждения в организме животных.

Неионогенные ПАВ синтанола ДС-10 после однократно­го нанесения на кожу существенно не влияют на содержа­ние холестерина в сыворотке крови. Так, в конце экспери­мента наблюдались следующие колебания этого показате­ля: 5,23, 4,24, 4,89, 3,35, 3,35, 3,3 ммоль/л при указанных до­зах ПАВ по сравнению с контролем (3,34 ммоль/л). У животных, на кожу которых наносили синтанол ДС-10 в дозе 5 г/кг, в конце эксперимента обнаруживалась досто­верная гипогликемия (3,65 ммоль/л); при контроле — 9,68 ммоль/л. Дозы 7, 9, 11, 13, 15 г/кг синтанола ДС-10 вызывали колебания уровня сахара в крови соответствен­но: 9,51, 8,64, 9,99, 9,81, 9,35, 10,06 ммоль/л на 2-е сутки опыта и 5,94, 9,62, 6,8, 7,09, 6,27 ммоль/л на 10-е сутки.

Токсичность неионогенных веществ типа оксиэтилиро­ванных октилфенолов изменяется в зависимости от числа содержащихся в них оксиэтиленовых групп. Увеличивает­ся при возрастании этих групп от 1 до 10 и уменьшается при увеличении их числа с 10 до 20. По данным Е. А. Мо­жаева (1976), из неионогенных ПАВ наименьшей токсич­ностью обладает синтамид-5. Уровень токсичности синта­нолов также невысок. Возможно, более низкая токсичность синтамида объясняется наличием в его структуре сложно-эфирной связи в отличие от более токсичных веществ, по­строенных по типу простых эфиров. Синтанолы в противо­положность синтамиду обладают способностью к кумуля­ции (коэффициент кумуляции — 5,2—2,8). Наиболее кумулятивным веществом является альфанол-8 (коэффи­циент кумуляции—1,6). Выраженная кумулятивность не­ионогенных ПАВ, очевидно, объясняется их большей устой­чивостью к обезвреживанию в организме благодаря элект­ронейтральности.

Большие дозы неионогенных ПАВ вызывают у животных увеличение массы тела и относительной массы орга­нов (Sweery, 1953), образование камней и папиллом в мо­чевом пузыре (у хомяков), снижение артериального давле­ния (у крыс, гвинейских свинок, кошек, кроликов, обезьян и особенно у собак), ускорение электрофоретической ми­грации альбуминов, липопротеинов и других компонентов сыворотки крови, нарушение содержания тироксина в кро­ви (у гвинейских свинок; Schick, 1967), угнетение секреции хлористоводородной кислоты в желудке и активности не­которых ферментов крови. ПАВ (оксиэтилированные октил­фенолы) в концентрациях 4—10 мг/л вызывают invitro ге­молиз нормоцитов (Kirkpatrik и соавт., 1973).

Н. Б. Кумпан (1974), О. И. Волощенко, И. А. Медяник, В. Н. Чекаль (1977) наблюдали повышение уровня холе­стерина и фосфолипидов в крови животных. Scanu и соавто­ры (1961) в течение 4—5 мер вводили собакам неионоген­ное вещество «Tpитон-WR-l339» в дозе 250 мг/кг. Это вы­зывало истощение тканевых запасов жира, накопление мегафагов в печени, селезенке и лимфатических узлах, стенке аорты, в коронарных и легочных артериях обнару­живались явления начинающегося атеросклероза.

Е. А. Можаев (1976), изучая токсичность синтанола ДС-10, альфанола-8, проксанола-186, проксамина-385, син-тамида-5, поступавших длительное время с водой, устано­вил, что наиболее токсичным является альфанол-8, наиме­нее — синтамид-5.

Анионные и неионогенные ПАВ усиливают активность канцерогенных веществ (Setala и соавт., 1959; Poel, 1963; Schick, 1967). Так, предварительная обработка кожи жи­вотных канцерогенным веществом, а затем повторные на­несения на нее эмульсии твинов, спанов, тритона-100 и дру­гих ПАВ стимулируют образование опухолей (Saxen и соавт., 1950; Setala и соавт., 1954, 1959). По данным Е. А. Можаева (1976), у крыс, получавших синтанол ДС-10 в концентрациях 500, 100 мг/л, возникали злокачественные опухоли. Синтанол ДС-10 снижает канцерогенный эффект и не проявляет канцерогенной активности. Н. В. Синигина и Ю. И. Сахаров (1974) считают, что синтанол ДС-10 не об­ладает канцерогенными свойствами, однако способен уси­ливать канцерогенную активность других веществ, в част­ности метилхолантрена, при накожном воздействии.

При одноразовом введении в желудок белых крыс син­танола ДС-10 в концентрациях 9, 18, 40 и 60 % в крови по­вышается содержание сахара, активность каталазы, перок-сидазы, холестерина и снижается количество SH-групп, а иногда и холинэстеразы в крови (О. И. Волощенко, И А Медяник, В. Н. Чекаль, 1977). Под влиянием низких и высоких концентраций синтанола ДС-10 отмечаются фазо­вые изменения в количестве этих веществ в крови. Высокая концентрация его уменьшает исследуемые показатели, а низ­кая—увеличивает их. Низкие концентрации синтанола ДС-10 усиливают функциональные и обменные процессы в организме, а более высокие — угнетают их.

С целью изучения кумулятивных свойств неионогенных ПАВ на кожу белых крыс в течение 15 дней наносили син­тамид ДС-10 (по 0,8 г/кг и 4 г/кг) и синтамид-5 (по 0,6 г/кг и 3 г/кг). У животных обнаруживали признаки ин­токсикации: повышенную возбудимость, иногда агрессив­ность, сменявшуюся к концу опыта адинамией, снижение аппетита, уменьшение массы тела. На местах нанесения растворов к концу эксперимента появлялась гиперемия, а у отдельных животных — эрозия и некроз. У белых крыс, получавших синтамид-5, биологические показатели крови (активность холинэстеразы, содержание сахара, количест­во SH-групп, фагоцитарная активность лейкоцитов, индек­сы каталазы и пероксидазы, уровень аскорбиновой кисло­ты в надпочечниках) изменялись в пределах величин конт­роля. Нанесение на кожу гвинейских свинок 2 % раствора синтанола ДС-10 и 0,06 % раствора синтамида-5 (концент­рации в 2 раза превышающие содержание каждого ПАВ в рецептурах моющих средств) раздражение и сенсибили­зации ее не вызывало. Индексы каталазы и пероксидазы крови повышались в пределах контроля. Несмотря на это, изменения активности ферментов следует учитывать, так как не исключено, что повышение концентрации ПАВ в мо­ющих средствах может усилить действие этих веществ на организм. Под влиянием синтанола ДС-10 повышается сорбционная способность тканей органов по отношению к нейтральному красному. Эти изменения симметричны.

В хроническом эксперименте в течение 6 мес на кожу животных наносили 0,03 % и 0,06 % растворы синтамида-5 (0,6—1,2 мг/кг) и 0,5 % раствор синтанола ДС-10 (10— 20 мг/кг). Морфологический состав крови у подопытных животных мало отличался от контроля. Аналогичная за­кономерность наблюдалась при определении ее биохими­ческих показателей (активность каталазы и пероксидазы, холинэстеразы, количество SH-групп, содержание сахара, аскорбиновой кислоты в надпочечниках, гликогена в пече­ни, фагоцитарная активность лейкоцитов). Патоморфоло­гических изменений внутренних органов не отмечалось.

Если аллергенная активность простых химических сое­динений, загрязняющих атмосферный воздух, воду водоемов, в настоящее время интенсивно изучается (В. И. Ви­ноградов и соавт., 1976), то чувствительности к препара­там бытовой химии, в частности к ПАВ, уделяется еще не­достаточное внимание. Вместе с тем данные литературы (Ю. И. Сахаров и соавт., 1973; О. И. Волощенко и соавт., 1977) свидетельствуют, что большинство контактных ал­лергических дерматитов может быть спровоцировано хи­мическими веществами, входящими в состав широко ис­пользуемых в быту моющих и чистящих средств и ряда других препаратов. В эксперименте на гвинейских свинках Ю- И. Сахаров и Е. Н. Кутепов (1973) обнаружили, что синтанол ДС-10, ОП-7 при повторном введении в организм формируют состояние повышенной чувствительности. Под воздействием этих веществ у животных развивается кон­тактный аллергический дерматит. А. И. Саутин и соавторы (1974) установили кожнораздражающее действие CMC на основе синтанола ДС-10 в концентрациях, в 10 раз превы­шающих рекомендуемые.

О. И. Волощенко и соавторы (1973—1980) выявили ал­лергенный эффект некоторых препаратов бытовой химии и ПАВ. Авторы установили, что пороговая доза аллергиче­ского эффекта для анионных соединений (первичного и вторичного алкилсульфатов, сульфонола хлорного и суль­фонола НП-3, волгоната) составляет 10 мг/кг.

Втирание в кожу гвинейских свинок в течение 1 мес неионогенного ПАВ (превоцелла в дозах 10, 20 и 100 мг/кг, синтанола ДС-10 и синтамида-5 в дозах 20, 10 мг/кг) пока­зало, что превоцелл в дозах 100, 20 мг/кг, синтанол ДС-10 и синтамид-5 в дозах 20 мг/кг приводят к выраженной дег­рануляции базофильных гранулоцитов периферической крови. Эффект сохраняется в течение 2 мес после оконча­ния действия веществ. Пороговая доза для превоцелла, синтанола ДС-10—10 мг/кг, синтамида-5 —20 мг/кг.

В данном случае отчетливо прослеживается зависи­мость степени разрушения базофильных гранулоцитов от испытуемой дозы: с ее уменьшением увеличивается коли­чество клеток, находящихся в первой стадии дегрануляции, и уменьшается число клеток, полностью разрушенных. Ис­следование бляшкообразующих клеток в реакции Иерне — Клемпарской продемонстрировало динамику действия пре­воцелла на аутоиммунный процесс. Повышенное содержа­ние бляшкообразующих клеток в периферической крови наблюдалось также через 2 мес после восстановительного периода. Наиболее выраженный процесс образования бля­шек аутоиммунного гемолиза происходил в течение 4 нед наблюдений. У гвинейских свинок, подвергаемых действию указанных веществ, определялась также выраженная бла­стная трансформация лимфоцитов в культуре in vitro. На протяжении эксперимента происходило достоверное увеличение числа лимфоцитов, трансформированных в бласты, и макрофагов как под влиянием фитогемагглюти­нина, так и без него. К концу двухмесячного периода ис­следования эти процессы нормализовались. У контрольных животных указанные иммунологические реакции были от­рицательны. Превоцелл, синтанол ДС-10 в дозах 8 мг/кг, синтамид-5 в дозе 10 мг/кг аллергенным эффектом не об­ладали и были рекомендованы в качестве действующего начала при разработке новых рецептур CMC.

В хроническом эксперименте на гвинейских свинках изучался также характер биологического действия прево­целла в дозах 100, 20, 10 мг/кг. После ежедневной аппли­кации раствора превоцелла на протяжении 6 мес общее состояние и динамика картины периферической крови не отличались от контрольных. Достоверное повышение ак­тивности холинэстеразы, пероксидазы крови отмечалось на 2-м месяце опыта после аппликации превоцелла в дозе 100 мг/кг. Препарат вызывал колебания исследуемых био­химических показателей в пределах контроля. Однако к концу эксперимента эта доза вызывала понижение (Р<0,05) количества гликогена в печени, которое совпада­ло с низким содержанием сахара в крови и указывало на нарушение углеводной функции органа.

Л. А. Быков и сотрудники (1972), изучая свойства син­танола ВН-7 и неонола В-1020-12, пришли к выводу, что эти неионогенные ПАВ относятся к малотоксичным соеди­нениям нервного типа действия, обладают выраженным местнораздражающим действием, способны проникать че­рез неповрежденную кожу и вызывать нарушения в нерв­ной системе и печени. Одним из важных направлений ис­следования новых химических веществ является определе­ние возможных отдаленных последствий их воздействия на организм человека, в частности опухолеобразования. Изве­стно, что неионогенные ПАВ типа твинов и спанов способ­ны активировать канцерогенез, индуцированный полицик­лическими ароматическими углеводородами. Предполага­ется, что это происходит в результате проникновения ПАВ через клеточные мембраны внутрь клетки, разрушения внутриклеточных частиц, в частности лизосом, и освобож­дения ферментов (К. Selata, H. Selata, Holsti, 1954).

3. А. Пылева, А. И. Саутин (1978) при изучении дейст­вия некоторых ПАВ (сульфонола НП-1 и НП-3, синтанола ДС-10, ОП-7 и ОП-10, алкамона ОС-2) на мышах-гибридах СВАХС57ВС/6, беспородных крысах и хомячках не обнаружили их канцерогенных свойств. Авторы установи­ли, что неионогенные ПАВ ОП-7 и ОП-10 не влияют на канцерогенез кожи мышей после однократной аппликации 3-метилхолантрена. Катионное ПАВ алкамон ОС-2, вызы­вающее сильное раздражение кожи животных, также не активирует канцерогенез. Неионогенное (синтанол ДС-10) и анионактивное (сульфонол НП-1) ПАВ значительно ак­тивируют канцерогенез, индуцированный 3-метилхолантре-ном. Так, синтанол ДС-10 активировал образование папил­лом кожи более чем у 70 % мышей (в контроле только у 6 % животных). Первые папилломы в подопытной группе появлялись на 9 нед раньше, чем в контроле. У 25 % жи­вотных папилломы кожи малигнизировались. Среди этих опухолей определялся также плоскоклеточный рак с раз­личной степенью ороговения и без него. У контрольных жи­вотных опухоли не развивались. Сульфонол НП-1, как и синтанол ДС-10, стимулировал образование опухолей ко­жи более чем у 70 % мышей. У контрольных животных в течение 35 нед злокачественные опухоли не обнаружива­лись.

Сульфонол НП-1 в дозах, близких к его остаточным количествам на стенках посуды после ее чистки средства­ми, содержащими указанные ПАВ (порошком «Пемок-соль» и пастой «Универсальная»), вызывал у хомячков значительную стимуляцию канцерогенеза в коже, причем латентный период появления папиллом был короче, чем в контроле. Вторичный алкилсульфат натрия («Прогресс» с содержанием его 16,5 %) приводил к образованию папил­лом в 13 % случаев. 24 % раствор «Прогресс» к 60-й неде­ле активировал появление опухолей кожи, индуцированных 3-метилхолантреном, у 60 % животных.

3. А. Пылева, А. И. Саутин (1979) отмечали, что для веществ, обладающих значительным активирующим кан­церогенным действием (40 % сульфонол на нормальных парафинах), существует зависимость эффекта от дозы и времени влияния. С уменьшением дозы вещества снижает­ся эффект (процент животных с опухолями) и увеличива­ется средний латентный период развития опухолей кожи. Для веществ со слабым активирующим канцерогенным дей­ствием (синтамид-5) такой зависимости установить не уда­лось.

ВЛИЯНИЕ АНИОННЫХ ПАВ НА БАРЬЕРНЫЕ СВОЙСТВА КОЖИ

____________________________________________________________________

Непосредственный контакт CMC с кожей человека в процессе производства и использования в быту требует тщательного изучения и оценки действия ПАВ на функцио­нальные ее свойства.

Важнейшими функциями кожи являются барьерная, транспортная, защитная, рецепторная. Барьерная функция определяется структурой эпителия и состоянием эпители­альных клеток, а также образуемыми контактными структу­рами, состоянием дермы и клеточных элементов, входящих в ее состав. Оценка барьерных свойств кожи требует при­менения комплекса методов, позволяющих охарактеризо­вать состояние структурных элементов, обеспечивающих эти свойства. Наиболее чувствительными методами явля­ются ультрамикроскопический метод исследования эпидер­миса, гистологический, авторадиографический, исследова­ния микроциркуляции кожи, радиометрический (В. А. Ар-хипенко, О. И. Волощенко, Л. Я. Погорелова и др., 1980).

В настоящее время накоплен большой эксперименталь­ный материал в отношении эндогенных и экзогенных ве­ществ, повышающих проницаемость эпидермиса (Hall и соавт., 1977; Huber, Christophers, 1977, и др.). Доказано, что многие химические вещества всасываются через кожу (Ю. И. Кундиев, 1975). Опубликованы результаты наблю­дений о действии ПАВ на кожу, выполненные с применени­ем гистологических и гистохимических методов исследова­ния (В. В. Иванов, В. А. Адо, Б. А. Сомов, 1976). Однако анализ этих данных не позволяет дать оценку состояния барьерных свойств кожи (О. И. Волощенко, И. А. Медяник, В. Н. Чекаль, 1977).

В. Янечкова и С. Фикер (1974) показали, что при диф­фузии через кожу человека и бесшерстных мышей лаурил­сульфата натрия в концентрациях 0,5, 1,0, 2,0 мг/л количе­ство ПАВ, задержанное кожей, колеблется от 4 до 30 мкг/см2. При сдвиге концентрации водородных ионов в Щелочную сторону действие ПАВ на кожу возрастает. Ав­торы также отмечают значительное повышение содержа­ния 74As в коже при высокой щелочности ПАВ (in vitro). Максимальная резорбция мышьяка в кожу человека и бесшерстных мышей наблюдается в первые 2 ч диффузии 0,4% раствора лаурилсульфата натрия.

Нowes (1979), исследуя проникновение меченых анион­ных ПАВ (алкилсульфатов) через кожу, установил зави­симость отложения и подкожного проникновения ПАВ от его концентрации в растворе, длительности контакта и по­вторных применений.

Н. В. Облицов (1977) считает, что действие различных повреждающих факторов на кожу приводит к поврежде­нию шиповатых эпидермоцитов и их контактных структур. Наблюдающиеся при этом деструктивные и дистрофиче­ские нарушения в цитоплазме клеток, расширение межкле­точных пространств, изменение структуры десмосом и уменьшение их числа являются стереотипной реакцией.

Авторы изучали влияние анионных ПАВ (первичный алкилсульфат натрия в дозах 3,5 мг/кг и 14 мг/кг, сульфо­нол хлорный в дозах 10 мг/кг и 40 мг/кг) на кожу белых крыс. Контрольным животным наносилась дистиллирован­ная вода. Результаты- проведенных исследований показы­вают, что аппликации анионных ПАВ изменяют ультра­структуру эпидермиса. При этом характер нарушения за­висит от структуры и дозы ПАВ, а также от числа аппликаций. Так, сравнивая влияние малых доз первично­го алкилсульфата натрия и хлорного сульфонола, можно видеть, что эти вещества вызывают разные изменения. Пер­вичный алкилсульфат натрия не нарушает ультраструкту­ры клеток, однако изменяет характер их контактных взаи­моотношений. Появляющиеся при этом простые соединения между шиповатыми эпидермоцитами, типичные для одно­слойных эпителиев, можно рассматривать как своеобраз­ную метаплазию контактных структур. Такие сдвиги при­водят к значительным изменениям в эпидермисе. Истонче­ние отдельных участков эпидермиса при действии первичного алкилсульфата натрия свидетельствует о его влиянии на процессы пролиферации камбиальных клеток и обновление клеточного состава пласта. При этом нару­шаются механизмы, контролирующие толщину пласта и его стратификацию. Хлорный сульфонол в малых дозах приводит к повреждению ультраструктуры шиповатых эпидермоцитов, которое нарастает при увеличении дозы препарата. Нарушается также характер их. контактных взаимоотношений. Расширяются межклеточные простран­ства и уменьшается число интердигитирующих микровырос­тов, снижается число десмосом. Такие генерализованные расширения межклеточных пространств приводят к повы­шению проницаемости эпителиального пласта и снижению его механической прочности. Большие дозы сульфонола хлорного и первичного алкилсульфата натрия вызывают повреждения шиповатых эпидермоцитов, развитие цито­плазматических процессов и, возможно, гибель части кле­ток. Эти сдвиги нарушают проницаемость эпидермиса.

Однако морфологические показатели не выявили до­стоверных изменений его толщины. При подсчете количе­ства тканевых базофилов, которые обнаруживаются преи­мущественно в зоне микрососудов или в стенках крупных сосудов, определяется повышение их числа. Такое явление можно рассматривать как аллергическую реакцию на воз­действия анионных ПАВ (Е. Я. Иевлева и соавт., 1978).

Число ДНК-синтезирующих клеток характеризует уро­вень пролиферативных процессов эпидермиса. На основа­нии его выявляют биологическое действие ПАВ на кожу. Аппликации алкилсульфата натрия вызывают уменьшение меченых клеток, достоверное при повышенной дозе (14 мг/кг). Ингибирующее воздействие алкилсульфата на включение 3Н-тимидина зависит от дозы. Число апплика­ций не влияет на радиоактивный индекс. Локальные ап­пликации хлорного сульфонола в обеих дозах приводят к значительному снижению числа (Р<0,01) меченных кле­ток по 3Н-тимидину. Изменяется структура базальных эпидермоцитов, исчезают столбчатые и овальные клетки, появляются уплощенные шиповатые эпидермоциты. На­блюдается истончение эпителиального пласта, в частности шиповатого слоя. Число клеток, находящихся в периоде синтеза ДНК, является показателем пролиферативной ак­тивности камбиальных элементов, определяющей физиоло­гическую регенерацию кожи. В наших экспериментах ани­онные ПАВ ингибировали синтез ДНК. Это свидетельству­ет о нарушении скорости обновления эпителиального пласта, а следовательно, о физиологической регенерации кожи. В свою очередь эти сдвиги могут привести к сниже­нию механической прочности эпидермиса, а также барьер­ных свойств эпителиального пласта.

Проникновение веществ через кожу тесно связано с микроциркуляцией. Использование метода витальной мик­роскопии позволяет изучить функциональные и морфологи­ческие изменения микрососудов кожи в динамике. Реакция сосудов при однократной аппликации первичного алкил­сульфата натрия (70 мг/кг) развивается в определенной последовательности: спазм артериол и капилляров, затем нарушение проницаемости в посткапиллярно-венулярном отделе, ведущее к диапедезу нормоцитов. В более крупных венулах преобладает локальный спазм. После 15 апплика­ции этого вещества в дозе 3,3 мг/кг спазм микрососудов лее выражен, но полного выключения из кровотока участка аппликации не происходит. После 15 аппликаций ал­килсульфата натрия в дозе 14 мг/кг наблюдается спазм микрососудов. Диапедеза нормоцитов при длительных ап­пликациях этого анионного ПАВ не отмечается. В остром опыте на белых крысах сульфонол хлорный (200 мг/кг) также влияет на микроциркуляцию. Через 24 ч после воз­действия этого вещества наблюдается незначительное рас­ширение сосудов микроциркуляторного русла. В дренаж­но-депонирующем звене (посткапилляры и венулы) опре­деляется перераспределение кровотока, ретроградный и встречный кровоток. Вследствие ретроградного кровотока в венулах наблюдается замедление кровотока и стаз крови. К стазу приводит также и встречный кровоток. Однако участки стаза носят локальный характер и существенно не влияют на кровообращение. Десятикратная аппликация сульфонол а хлорного в дозе 10 мг/кг существенных изме­нений в микроциркуляторном русле не вызывает. Имеется тенденция к расширению микрососудов. Повышенные дозы (40 мг/кг) препарата уже через 2 нед вызывают расшире­ние сосудов, инъекционная масса в венулах в ряде случа­ев не заполняет полностью их просвет. Очевидно, это уча­стки с ретроградным и встречным кровотоком.

Таким образом, многократные аппликации анионных ПАВ приводят к функциональным и морфологическим из­менениям микрососудов дермы и подкожной основы. Обна­руживается корреляция между дозой вещества и степенью реакции сосудов: при повышении дозы нарастает повреж­дающее действие анионных ПАВ.

В реакциях микрососудов на влияние алкилсульфата натрия и хлорного сульфонола отмечаются различия. В хроническом эксперименте установлено, что реакции микрососудов на эти вещества характеризуются полярно­стью. Сульфонол хлорный вызывает дилатацию сосудов с последующим повышением давления и развитием стаза. Алкилсульфат натрия приводит к спазму артериол и повы­шает проницаемость сосудов. Однако реакция микрососу­дов обратима и нарушений кровотока не происходит. Из­менения в микроциркуляторной системе кожи позволяют предполагать, что эта реакция развивается в результате проникновения ПАВ через эпителиальный барьер.

Радиометрические методы позволяют судить о степени проницаемости 131NaI через кожу при аппликации анион­ных ПАВ. После 10 аппликаций алкилсульфата натрия в дозе 14 мг/кг и сульфонола хлорного в дозе 10 мг/кг отме­чается незначительное повышение резорбции радиоактив­ного йода. Увеличение дозы хлорного сульфонола до 40 мг/кг независимо от длительности аппликации ведет к снижению всасывающей способности кожи. При сопостав­лении этих результатов с данными ультрамикроскопии контактов выявляется определенная закономерность. По­вреждение ультраструктуры эпителиального пласта под влиянием анионных ПАВ приводит к понижению резорб­ции радиоактивного йода. Эти данные свидетельствуют о нарушении транспортных процессов в коже белых крыс. Хлорный сульфонол в меньшей дозе (10 мг/кг) повышает резорбцию 131 NaI с кожи, что позволяет говорить о нару­шении проницаемости эпителиального барьера. Сульфо­нол хлорный в этой дозе приводит к изменению контактных взаимоотношений шиповатых зпидермоцитов, вызывая рас­ширение межклеточных щелей, что косвенно свидетельству­ет об увеличении проницаемости эпидермиса. Данные радиометрии подтверждают это предположение.

Таким образом, анионные ПАВ, нанесенные на кожу, вызывают изменения и нарушения транспортных средств и проницаемости эпителиального барьера.

Барьерные свойства кожи изучались также в хрониче­ских экспериментах на белых крысах. На протяжении 3 мес животным наносились аппликации из анионных ПАВ (первичного алкилсульфата натрия в дозах 3,5 мг/кг и 7 мг/кг и сульфонола хлорного в дозах 10 мг/кг и 20 мг/кг). Под влиянием этих веществ наблюдалась незначительная структурная перестройка эпидермиса и дермы, что выра­жалось в утолщении зернистого слоя эпителиального пла­ста и изменении пространственного расположения и набу­хания коллагеновых волокон. Утолщение зернистого слоя может свидетельствовать о нарушении регуляции процес­сов стратификации под действием анионных ПАВ, а также о повышении барьерных функций эпидермиса. Можно предположить, что эти адаптивные реакции на действие анионных ПАВ направлены на повышение барьерных свойств эпидермиса и защитных функций дермы. Значи­тельное повышение числа тканевых базофилов свидетель­ствует о сенсибилизирующем и локально аллергизирующем влиянии этих ПАВ, более выраженном при действии суль­фонола хлорного. Сходные изменения вызывают вещества в гистоструктуре кожи. Они типичны как для острого, так и для хронического опыта.

Сульфонол хлорный (10 мг/кг) влияет как на ультра­структуру кератоцитов, так и на их контактные взаимоот­ношения. Аппликации первичного алкилсульфата натрия (в дозе 3,5 мг/кг) приводят к более выраженному, чем при действии сульфонола хлорного, нарушению ультраструктурной организации эпидермиса. Диапазон нарушения контактных структур коррелирует с выраженностью дест­руктивных процессов в клетках,

Н. М. Туранов, Е. А. Иевлева (1977), рассматривая эко­логическую проблему ПАВ, отмечают, что повышение про­ницаемости клеточных мембран капилляров кожи экспери­ментальных животных выявляет первые признаки воспали­тельной реакции на ПАВ, когда клинически выраженные воспалительные симптомы еще отсутствуют. Электронно-микроскопические исследования препаратов из очагов на­несения на кожу гвинейским свинкам лаурилсульфата нат­рия в подпороговой концентрации (10 %) показали, что при отсутствии клинически выраженного воспаления обна­руживаются значительные изменения элементов сосудистой стенки. Отмечается уплощение эндотелиальных клеток, на­рушение контактов между ними, вследствие чего резко расширяются межклеточные промежутки, что способствует усилению межэндотелиального транспорта. Базальная мембрана прерывиста и истончена, субэндотелиальное пространство расширено. Как следствие описанных явле­ний наблюдается выраженный межклеточный и внутрикле­точный отек. В межклеточных промежутках выявляются лимфоциты, нейтрофильные гранулоциты и макрофаги.

Хронические аппликации анионных ПАВ вызывают функциональные и морфологические изменения микросо­судов дермы и подкожного слоя. Эти изменения возникают в основном на уровне обменного звена микроциркулятор­ного русла (прекапиллярных артериол, капилляров и др.)-

Среди обнаруженных морфологических и функциональ­ных нарушений имеются показатели готовности микроцир­куляторного русла к адаптации. В. В. Куприянов (1979) считает, что изменения путей микроциркуляции, морфоло­гические и функциональные перестройки микрососудов яв­ляются критерием адаптации.

О. И. Волощенко, И. А. Медяник, В. Н. Чекаль (1977) отмечают, что синтетические ПАВ при взаимодействии с липопротеидным комплексом вызывают дезорганизацию плазматических мембран. Радиометрические исследования выявили прямую корреляцию с изменениями в ультра­структурной организации контактов и подтвердили выска­занное авторами предположение о повышении проницае­мости эпидермиса при длительных аппликациях ПАВ.

Длительное воздействие веществ, стимулирующих эпи­дермальный синтез ДНК, приводит, как правило, к гипер­плазии эпидермиса и омоложению более дифференциро­ванных кератоцитов (Christophera, Laurenel, 1976).

Стимулирующее действие сульфонола хлорного на син­тез ДНК можно рассматривать как адаптивную реакцию на повреждающее действие ПАВ, которая должна приве­сти к гиперплазии и повышению защитных свойств эпидер­миса.

Влияние синтамида-5 на барьерные свойства кожи. Ло­кальные аппликации синтамида-5 (в дозах 2,5 мг/кг или 20 мг/кг) крысам в течение 21 или 92 дней вызывают изме­нения структурно-функционального состояния эпидермиса и дермы. Наблюдаются истончение эпидермиса и дермы, уменьшение количества тучных базофилов и дезорганиза­ция коллагеновых структур. Выявляется изменение ультра­структурной организации эпителиального пласта, выража­ющееся в нарушении контактных структур и деструкции кератиноцитов. Аппликации синтамида-5 повышают про­ницаемость для радиоактивного йода и изменяют состоя­ние микроциркуляторного русла дермы. Локальные аппли­кации синтамида-5 стимулируют синтез ДНК-базальных кератобластов и повышают число ДНК-синтезирующих кле­ток, нарушают гомеостатический механизм регуляции эпи­дермального пласта в отношении его толщины и стратифи­кации. Степень выраженности этих изменений зависит от до­зы неионогенного ПАВ и длительности его аппликаций.

Таким образом, ПАВ нарушают барьерную функцию кожи и повышают проницаемость эпидермиса для экзоген­ных химических веществ. Эти явления необходимо учиты­вать при создании новых ПАВ и CMC.

ВЛИЯНИЕ ПАВ НА ЭЛЕКТРОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ

ПАРАМЕТРЫ И ПРОНИЦАЕМОСТЬ

МЕМБРАН ЖИВОТНЫХ

В опытах на животных установлено, что ПАВ действу­ют на обменные процессы, функциональное состояние пи­щеварения, выделения, кровообращения, нервной системы и желез внутренней секреции, иммунологические и аллерги­ческие реакции. Особенно выражено влияние их на процес­сы мембранного транспорта веществ, активность мембран­ных ферментов, солюбилизацию нерастворимых в воде ком­понентов мембран и др.

Поверхности мембран представляют собой границу фаз структурированных молекул биополимера и водной высокодисперсной системы в виде цитоплазмы, тканевой жид. кости или плазмы крови. На поверхности мембран проис­ходит адсорбция ПАВ и образование мономолекулярных слоев. Установлено, что при достаточной концентрации ад сорбированных молекул ПАВ в поверхностном слое дости­гается определенная взаимная ориентация молекул. Это сказывается на физиологических процессах. Так, под влия­нием неионогенных ПАВ происходит гемолиз эритроцитов за счет уменьшения поверхностного натяжения на границе раздела вода — воздух. Транспорт свободной глюкозы (Р-глюкозы) и глюкозы, освобожденной при гидролизе мальтозы (М-мальтозы) через мембрану эритроцитов, по­лучавших в составе рационов различные анионные ПАВ, значительно уменьшается (И. О. Андерсон, 1975). Это можно объяснить ингибированием систем активного тран­спорта или воздействием на окислительные процессы в структуре мембран.

ПАВ действуют также на пресинаптическую мембрану в процессе передачи нервного импульса. Установлены зна­чительные различия во влиянии неионогенных и анион­ных веществ. Для веществ с близкими по строению моле­кулами допускается наличие корреляции между величиной гидрофобной части молекулы и их физическим эффектом (И. О. Байдан, 1976).

Под действием анионных и неионогенных ПАВ изменя­ется проницаемость клеток изолированного мочевого пузы­ря (И. О. Хролинская, 1975). ПАВ улучшают всасывание питательных веществ. По-видимому, это можно объяснить, с одной стороны, более полным усвоением растворенных в жире питательных веществ и витаминов, а с другой — по­нижением поверхностного натяжения в области микровор­синок тонких кишок и изменением проницаемости их мем­бран (И. О. Юсфина, И. О. Леонтьева, 1975). В литерату­ре имеются данные о действии на биомембраны веществ, близких по строению к ПАВ, которые обладают поверхност­но-активными свойствами. К неспецифическим дезоргани­заторам мембранной проницаемости относятся детергенты, органические растворители, некоторые антибиотики и др. Электронномикроскопическими исследованиями установле­но, что детергенты полностью не растворяют плазматиче­ские мембраны, но изменяют их проницаемость. Причиной изменения мембранной проницаемости, очевидно, является специфическое связывание детергентов с липидами плаз­матических мембран, а также нарушения взаимодействия между липидами и белками. Возможно, детергенты (напри­мер, диметилсульфоксид) индуцируют цис-транс переходы

фосфолипидов. Это ведет к образованию каналов в фосфо-типидном слое, достаточных для прохождения ионов калия и натрия в гидратированной форме. По мнению Weiner и соавторов (1972), влияние диметилсульфоксида на мем­бранную проницаемость может быть связано с изменением структуры протеина в результате дегидратации мембраны.

Плазматические мембраны — высокоорганизованные, ферментативные, постоянно функционирующие и изменяю­щиеся образования. Они первые встречают, классифици­руют и реагируют на ПАВ. Поэтому подход к определению токсичности и предельно допустимых доз синтетических ПАВ посредством изучения их действия на мембраны счи­тается наиболее перспективным. Одним из чувствительных методов определения изменений на плазматической мем­бране является метод регистрации трансмембранных элек­трических процессов.

Влияние синтамида-5 и сульфонола НП-3 на электро­физиологические свойства и электрические параметры кле­ток гладких мышц taenia coll гвинейских свинок. Исследо­вания проводились в специальной камере. Во время опыта регистрировали электрические характеристики мембран гладких мышц taenia coli гвинейских свинок при пропуска­нии через тестирующую секцию камеры с мышечной полос­кой раствора Кребса. Затем после этого через тест-секцию пропускали раствор с различной концентрацией сульфоно­ла НП-3 и синтамида-5. Исследования, выполненные сов­местно с кафедрой биофизики Киевского государственного университета, показали, что после замены раствора Креб­са раствором синтамида-5 в концентрации 100 мг/л наблю­дается деполяризация мембраны и уменьшение электрото­нических потенциалов гладкомышечных клеток. Через 1— 2 мин (рис. 1) после начала действия синтамида-5 изменя­ется форма катэлектротонического потенциала и его амплитуда. Наряду с этим претерпевают нарушения потенци­алы действия и процесс сокращения мышечной полоски. Со временем эти сдвиги усугубляются. Так, на 10-й минуте катэлектротонический потенциал значительно уменьшается от 6,22 мВ±0,16 мВ до 3,55 мВ±0,135 мВ (Р<0,001), почти полностью исчезают потенциалы действия на плато элект­рона, а расслабления мышечных клеток имеют невыра­женный характер. Однако через 1 мин после отмывания мышечного препарата раствором Кребса восстанавливает­ся исходная картина катэлектротонического потенциала и по­тенциала действия, а также сокращения мышечных клеток. Аналогичные результаты получены при исследовании действия синтамида-5 в концентрации 10 мг/л. Однако эти изменения недостоверны. Нарушения электрофизиологиче­ских параметров гладкомышечных клеток носят однооб­разный характер и отличие в действии синтамида-5 в кон­центрациях 100 мг/л и 10 мг/л на их мембраны обнаружи­вается только во время влияния препарата. Так, время окончательного эффекта воздействия синтамида-5 в кон­центрации 10 мг/л в 2—3 раза больше, чем в концентрации 100 мг/л. Изменения трансмембранных электрических про­цессов гладкомышечных волокон, вызванные действием син­тамида-5, свидетельствуют о нарушении ионной проводимо­сти мембраны. Подобные сдвиги отмечаются под воздейст­вием растворов с увеличенной или уменьшенной концентра­цией ионов кальция и магния (В. К. Рыбальченко, 1970).

Под влиянием синтамида-5 и увеличенной концентра­ции кальция в растворе Кребса наблюдается некоторое по­вышение амплитуды катэлектротонических потенциалов, возникновение потенциалов действия, вызванных электри­ческим током, и усиление сократительной способности

гладкомышечных клеток. Эти изменения исчезают с уменьшением концентра­ции кальция до нормаль­ной (рис. 2). Аналогичные нарушения электрофизио­логических параметров гладкомышечных клеток обнаруживаются при уве­личении концентрации магния в растворе Креб­са, содержащем синтамид-5. Заметных изменений электрофизиологических свойств гладкомышечных клеток под воздействием синтамида-5 в концентра­циях 0,15, 0,3, 0,45 мг/л не отмечено. Концентрация (0,6 мг/л) этого препарата достоверно уменьшала амплитуду катэлектрото­нических потенциалов кле­ток teania coli. Таким об­разом, можно считать, что предельно допустимой кон­центрацией синтамида-5, которая не вызывает ви­димых изменений электро­физиологических свойств гладкомышечных клеток taenia coli, является концентрация 0,5—0,55 мг/л этого препарата.

Влияние сульфонола НП-3. Изучение действия различ­ных концентраций сульфонола НП-3 на электрофизиологи­ческие свойства гладкомышечных клеток показало, что их изменения носят сходный характер с влиянием синтами­да-5 в концентрации 10 мг/л. Отмечается уменьшение ам­плитуды катэлектротонического потенциала (с 6,29 мВ± ±0,185 мВ до 3,75 мВ ± 0,254 мВ), потенциала действия (почти до нуля) и блокируется сократительная способ­ность гладких мышц (рис. 3). При этом под влиянием сульфонола НП-3 время изменения электротона наступает через 5—10 мин, достигая минимальной величины через 40 мин, в то время как синтамид-5 вызывает такой эффект уже на первой минуте опыта. После пятиминутного отмы­вания гладкомышечных полосок раствором Кребса исход­ная величина (6,32 мВ ± 0,199 мВ) амплитуды катэлектро­тонических потенциалов восстанавливается.

Сульфонол НП-3 влияет на спонтанную электрическую и сократительную активность гладкомышечных волокон. При концентрации препарата (10 мг/л) эти явления не ис­чезали, но были нерегулярными. Концентрации сульфоно­ла НП-3 0,4, 0,55, 0,7, 0,85 мг/л не изменяли достоверно амплитуду катэлектротонических потенциалов гладкомы­шечных клеток. Концентрация этого вещества в 1 мг/л после 6-й и последующих минут действия достоверно уменьшает амплитуду электротонических потенциалов клеток гладких мышц taenia coli. Очевидно, предельно допустимой кон­центрацией этого вещества следует считать концентрацию 0,90—0,95 мг/л.

Влияние ПАВ на электрофизиологические параметры и проницаемость мембран слизистой оболочки верхних дыха­тельных путей и кожи. Для изучения влияния ПАВ (суль­фонол НП-3, первичный алкилсульфат натрия, синтамид-5 и синтанол ДС-10) на проницаемость мембран клеток ко­жи гвинейских свинок и кроликов использовалась методи­ка внутриклеточного отведения потенциалов (И. О. Кос-тюк, 1960). Результаты исследований показали, что мем­бранный потенциал клеток кожи в норме составляет 63,7 мВ ± 0,9 мВ, при действии сульфонола НП-3 в кон­центрации 1000 мг/л его величина уменьшается до 22,2 мВ ± 0,9 мВ. Это свидетельствует об увеличении про­ницаемости мембран клеток, по-видимому, для ионов нат­рия. Сульфонол НП-3 в концентрации 500 мг/л уменьшает величину мембранного потенциала с 51,4 мВ ± 1,08 мВ до 34,0 мВ ±1,5 мВ. После отмывания клеток кожи раство­ром Кребса он достигает 42,0 мВ ± 1,75 мВ. Отмывание их несколько повышает величину показателя, но не доводит его до нормы и отличает на статистически достоверную ве­личину. Это свидетельствует о том, что ПАВ могут оказы­вать необратимые последствия на клеточные мембраны кожи.

Высокая концентрация первичного алкилсульфата нат­рия (1000 мг/л) достоверно уменьшает мембранные потен­циалы (с 34,4 мВ±0,56 мВ до 31,0 мВ ± 0,75 мВ). При отмывании раствором Кребса мембраны клеток кожи ре­поляризуются до исходного значения мембранных потен­циалов.

Сульфонол НП-3 в концентрации 50 мг/л после 20-ми­нутного действия понижает мембранный потенциал клеток кожи с 38,0 мВ ± 3,4 мВ до 29,0 мВ ± 2,4 мВ. Восстанав­ливается показатель через 60 мин и составляет 37,0 мВ ± ± 1,8 мВ. Первичный алкилсульфат натрия после 30-ми­нутного воздействия понижает величину этого потенциала с 35,15 мВ ± 1,96 мВ до 28,6 мВ ± 2,3 мВ. Нормализация исходной величины мембранного потенциала клеток кожи наступает через 90 мин. Сульфонол НП-3 в концентрации 10 мг/л понижает величину мембранного потенциала через 16 мин от начала действия с 51,6 мВ±0,5 мВ до 48,9 мВ± ±0,7 мВ. Восстановление исходного значения мемб­ранного потенциала отмечается через 60 мин. Первичный алкилсульфат натрия в этой же концентрации не изменяет поляризацию клеточных мембран. Таким образом, анион­ные ПАВ уменьшают мембранный потенциал, деполяризуя мембрану. Это является, очевидно, причиной увеличения проницаемости мембран для ионов натрия. Наблюдается некоторая зависимость: высокие концентрации ПАВ в боль-щей степени снижают мембранный потенциал. Так, кон­центрация сульфонола НП-3 1000 мг/л уменьшает его ве­личину в 3 раза, 500 мг/л — в 1,5 раза, 50 мг/л — в 1,3 раза. Сульфонол НП-3 более токсичен, чем первичный алкилсуль­фат натрия.

Восстановление мембранного потенциала клеток кожи гвинейских свинок через 60—90 мин после действия анион­ных ПАВ в концентрациях 50 мг/л и 10 мг/л может быть обусловлено стабилизацией мембран, некоторым «привы­канием» их к действию этих препаратов. Однако такая нормализация мембранного потенциала и проницаемости мембран клеток кожи под влиянием ПАВ не исключает от­даленных последствий воздействия их на мембраны.

Кроме того, учитывая сложную структуру изучаемых тканей, трудно установить истинные значения мембранно­го потенциала и проницаемости клеток, так как в каждом опыте трансмембранные электрические процессы отводи­лись не от однотипных клеток. Различные клетки кожи, по-видимому, по-разному реагируют на влияние тех или иных ПАВ. В связи с этим было целесообразно изучить не изменение мембранных потенциалов отдельных клеток под влиянием ПАВ, а электропроводность всей ткани и тем самым получить усредненные данные о воздействии иссле­дуемых веществ.

Сульфонол НП-3 в концентрации 500 мг/л в течение 5—6 ч не вызывал достоверных отклонений электропровод­ности кожи от нормы. Через 6—8 ч опыта наблюдалось ее повышение. Значительное увеличение этого показателя от­мечалось после 24-часового действия препарата. Статисти­чески достоверные изменения электропроводности кожи под влиянием сульфонола НП-3 свидетельствуют, очевид­но, о нарушении ионной проводимости кожи.

Сульфонол НП-3 в результате 24-часового действия в концентрациях 250, 100, 50 мг/л статистически достоверно увеличивает электропроводность кожи, а в концентрации 10 мг/л существенных изменений не вызывает. Таким об­разом, можно считать, что предельно допустимой концен­трацией этого препарата, которая не вызывает видимых изменений электропроводности кожи, является концентра­ция 25—10 мг/л.

Аналогичные изменения электропроводности кожи от­мечены при воздействии первичного алкилсульфата иат­рия при концентрациях 500, 250, 100 мг/л. В концентрации вещества 50 мг/л видимых сдвигов электропроводности кожи не наблюдалось. Таким образом, предельно допустимой концентрацией первичного алкилсульфата натрия, ко­торая не приводит к достоверным изменениям электропро­водности кожи животных, является концентрация 75— 50 мг/л.

Действие неионогенных ПАВ. При исследовании влия­ния различных концентраций неионогенного ПАВ синтано­ла ДС-10 на электропроводность кожи обнаружены измене­ния, сходные с таковыми, вызванными действиями анионных ПАВ. Синтанол ДС-10 в концентрации 500 мг/л значи­тельно нарушает проводимость ионов, что приводит к из­менению электропроводности кожи через 6—8 ч и 24 ч пос­ле действия препарата. Это соединение после 24-часового влияния в концентрациях 250 мг/л и 100 мг/л вызывает ста­тистически достоверное увеличение электропроводности кожи. При концентрациях синтанола ДС-10 50 мг/л, 10 мг/л существенных нарушений не наблюдается. Таким образом, предельно допустимой концентрацией для синтанола ДС-10, которая еще не вызывает существенных изменений элект­ропроводности кожи, можно считать концентрацию 75— 50 мг/л.

Аналогичная закономерность изменений электропрово­дности кожи отмечается под влиянием синтамида-5 в кон­центрациях 500, 250, 100, 50 мг/л. Концентрация 10 мг/л этого ПАВ не оказывает воздействия на электропровод­ность кожи. Следовательно, предельно допустимой концен­трацией для синтамида-5 является концентрация 20— 10 мг/л.

Влияние ПАВ на слизистую оболочку верхних дыхательных путей. В результате действия сульфонола НП-3 в концентрациях 1000 мг/л и 500 мг/л увеличивается электропроводность слизистой обо­лочки верхних дыхательных путей через 6 ч в 1,5 раза, че­рез 24 ч — в 2 раза. Это свидетельствует о том, что ПАВ, влияя на мембранные компоненты ее клеток, увеличивают проницаемость мембран. Меньшие концентрации этого пре­парата изменяют электропроводность слизистой оболочки верхних дыхательных путей незначительно. Так, концент­рация хлорного сульфонола 250 мг/л через 6 ч действия увеличивает электропроводность клеток до 141 % ± 18 %, через 24 ч —до 175 % ± 26 %; концентрация 100 мг/л со­ответственно — 133,7 % ± 12 % и 152,5 % ± 16 %. Мень­шие концентрации этого вещества (50, 10, 5 мг/л) через 6 ч действия не вызывают статистически достоверных измене­ний показателя. Однако при концентрации 50 мг/л через 24 ч отмечается увеличение электропроводности этих кле­ток до 154,6 % ± 10,8 %, а при концентрации 10 мг/л — до

127 %±11 %• Хлорный сульфонол в концентрации 5 мг/л не вызывает статистически достоверных изменений через 24 ч влияния.

Первичный алкилсульфат натрия в концентрациях 500, 250 мг/л увеличивает электропроводность клеток слизистой оболочки верхних дыхательных путей, что свидетельствует о повышении ее проницаемости. Так, через 24 ч воздейст­вия первичного алкилсульфата натрия при концентрации 500 мг/л она составляет 17,4 % ±20,0 % исходного уров­ня, а при концентрации 250 мг/л —178 % ±12,2 %. Одна­ко действие первичного алкилсульфата натрия выражено в меньшей степени по сравнению с действием хлорного суль­фонола. Так, первичный алкилсульфат натрия в концентра­ции 100 мг/л через 6 ч влияния не вызывает статистически достоверных изменений, в то время как хлорный сульфо­нол при этой же концентрации приводит к нарушению это­го показателя. Изменения электропроводности слизистой оболочки верхних дыхательных путей гвинейских свинок через 24 ч после влияния первичного алкилсульфата нат­рия статистически достоверны (Р<0,05) и составляют при концентрации 100 мг/л 141 %±5,7 %, при концентрации 50 мг/л — 138,6 % ± 7,7 % исходного уровня.

Таким образом, анионные ПАВ: хлорный сульфонол и первичный алкилсульфат натрия являются токсическими соединениями, причем первый из них в большей мере. Эта разница, очевидно, обусловлена структурой их молекул. Если хлорный сульфонол в концентрациях 1000, 500 мг/л после 24-часового воздействия увеличивает электропровод­ность слизистой оболочки верхних дыхательных путей в 2 раза, то первичный алкилсульфат натрия в концентрациях 500 мг/л и 250 мг/л — в 1,5—1,75 раза.

Хлорный сульфонол в концентрациях 1000, 500, 250, 100 мг/л после 6-часового воздействия и в концентрациях от 1000 до 10 мг/л — после 24-часового влияния вызывает статистически достоверное увеличение электропроводности слизистой оболочки верхних дыхательных путей. Концент­рация 5 мг/л этого препарата не приводит к достоверным изменениям электропроводности. Первичный алкилсульфат натрия в концентрациях 500, 250, 100, 50 мг/л после 24-ча­сового воздействия вызывает статистически достоверные на­рушения этого показателя. Изменения, вызванные им в концентрациях 25 мг/л и 10 мг/л, были статистически не­достоверны.

Таким образом, первичный алкилсульфат натрия и хлорный сульфонол могут применяться в концентрациях 25-10 мг/л и 7—5 мг/л соответственно, при которых не происходит статистически достоверных изменений электро­проводности. Эти величины концентраций являются пре­дельно допустимыми в рецептурах CMC. С санитарно-гигие­нических позиций настоящий состав композиций CMC, в которых преобладает содержание хлорного сульфонола над первичным алкилсульфатом натрия, требует коренно­го пересмотра. Учитывая меньшую токсичность второго над первым, необходимо изменить соотношения этих анионных ПАВ в составе CMC в сторону увеличения первичного ал­килсульфата натрия и уменьшения количества хлорного сульфонола. Действие неионогенных веществ на электро­проводность слизистых оболочек верхних дыхательных пу­тей экспериментальных животных выражено в меньшей степени, чем анионных. Так, высокая концентрация синта­нола ДС-10 (500 мг/л) повышает электропроводность че­рез 6 ч до 128 %±5,03 % исходного уровня, через 24 ч — до 163 % ± 9,1 %. В концентрации 250 мг/л это вещество через 6 ч действия не вызывает статистически достоверных изменений электропроводности, но через 24 ч они были до­стоверны и достигали 140 %±7,7 % от исходного уровня.

Аналогичные данные получены в результате действия синтанола ДС-10 в концентрациях 250, 100, 50 мг/л. По-ви­димому, молекулы ПАВ могут занимать определенные пло­щади на биологических мембранах или внедряться в них и только до определенного уровня увеличивать их прони­цаемость.

Синтанол ДС-10 в концентрации 10 мг/л не увеличивает электропроводность клеток слизистой оболочки верхних дыхательных путей. Действие неионогенного вещества син-тамида-5 выражено в меньшей степени, чем синтанола ДС-10. Так, под влиянием синтамида-5 в концентрации 500 мг/л через 6 ч электропроводность возрастает до 134.5% ±7,5 % исходной величины, а через 24 ч —до 148 % ± 12,7 %. В концентрации 250 мг/л это вещество че­рез 6 ч не вызывает статистически достоверного увеличе­ния электропроводности, а через 24 ч повышает ее до 130.6% ± 9,4 % исходного уровня. Воздействие синтами­да-5 в концентрации 150 мг/л сходно с влиянием его в кон­центрации 250 мг/л. Этот препарат статистически достовер­но увеличивает электропроводность через 24 ч (128,3 % ± ±5,6 %). В низких концентрациях (100, 50, 10 мг/л) он не вызывает статистически достоверного увеличения этого по­казателя.

Таким образом, неионогенные ПАВ также повышают электропроводность клеток слизистой оболочки верхних дыхательных путей, что свидетельствует об увеличении проницаемости мембран. Предельно допустимой концентраци­й при которой не наблюдается изменения этого показате­ля, для синтанола ДС-10 является концентрация 25— 10 мг/л, а для синтамида-5— 125—100 мг/л.

На основании проведенных исследований можно заклю­чить, что изученные анионные и неионогенные ПАВ изме­няют электропроводность, а тем самым, по-видимому, и проницаемость мембран клеток. Возможным механизмом этого явления может быть специфическое взаимодействие ПАВ с липидными компонентами мембран, что обусловле­но схожестью их строения (ионные ПАВ имеют полярные группы и липофильные углеводородные цепи подобно по­лярным головкам и углеводородным радикалам молекул жиров). Очевидно, анионные ПАВ, содержащие полярные группы, имеют большее сродство с липоидными компонен­тами мембран, чем неионогенные, у которых их нет. Это подтверждается исследованиями О. И. Волощенко, И. А. Медяника, В. Н. Чекаля (1977) о влиянии ПАВ на уровень холестерина в крови. Холестерин является важ­ным компонентом мембран, определяющим их проницае­мость. Анионные ПАВ значительно больше повышают уро­вень холестерина в крови животных, чем неионные.

Результаты исследований О. И. Волощенко, В. К. Ры­бальченко (1977) показали, что после 6-часового действия алкамона ДС в концентрации 1000 мг/л наблюдается ста­тистически достоверное увеличение электропроводности по сравнению с исходным фоном, что указывает на нару­шение ионной проводимости кожи. Такое явление отмеча­лось при концентрациях 500, 250, 100 мг/л после 6-часового влияния на лоскут кожи. Концентрации 50, 25 мг/л этого вещества после 24-часового воздействия вызывали незна­чительные статистически недостоверные изменения элект­ропроводности кожи. Следовательно, предельно допусти­мой концентрацией алкамона ДС, которая не приводит к видимым изменениям электропроводности кожи, является 75—50 мг/л.

Алкилтриметиламмония хлорид оказывает аналогич­ное влияние на электропроводность кожи гвинейских сви­нок. В концентрациях 5000, 1000 мг/л после 6-часового воздействия он значительно изменяет проводимость для ионов, что вызывает статистически достоверное увеличе­ние электропроводности кожи. Подобный эффект отме­чается также при концентрациях 500, 250, 100 мг/л. Одна­ко при концентрациях 50, 25 мг/л этого ПАВ после 24-ча-сового влияния видимых изменений электропроводности кожи животных не наблюдалось. Следовательно, предельно высокой концентрацией, которая не вызывает изменений электропроводности кожи животных, является концентра­ция 75—50 мг/л.

Воздействие высоких концентраций 5000, 1000 мг/л ал­камона ДС на слизистую оболочку верхних дыхательных путей гвинейских свинок показало, что увеличение ее электропроводности, наблюдаемое через 6 ч, значительно усиливается через 24 ч после влияния этого катионного ПАВ. Аналогичное явление наблюдается и при концентра­циях 500, 250, 100, 50 мг/л. Низкие концентрации 25, 10 мг/л алкамона ДС не приводят к видимым изменениям этого показателя. Таким образом, предельно допустимой концентрацией алкамона ДС, которая не влияет на элект­ропроводность слизистой оболочки верхних дыхательных путей, является концентрация 35—25 мг/л.

Аналогичное влияние на электропроводность слизис­той оболочки верхних дыхательных путей оказывает триме­тиламмония хлорид.

Алкилтриметиламмония хлорид и алкамон ДС в кон­центрациях 400 мг/л и 200 мг/л уже после 1-, 2-минутного действия значительно уменьшают амплитуду медленной волны спонтанной электрической активности и угнетают сократительную способность гладкомышечных элементов тонких кишок животных. В концентрации 10 мг/л эти ПАВ только после 22-часового воздействия вызывают измене­ния показателей. При концентрации 5 мг/л эти нарушения не наблюдаются. Следовательно, предельно высокой кон­центрацией для алкилметиламмония хлорида и алкамона ДС является концентрация 7,5—5 мг/л.

Таким образом, алкилтриметиламмония хлорид и алка­мон ДС изменяют электропроводность и спонтанную элек­трическую и сократительную способность клеток, что обус­ловлено изменением проницаемости плазматических мем­бран клеток. Возможным механизмом этого явления может быть специфическое взаимодействие ПАВ со структур­ными компонентами мембраны клеток, приводящее ее как бы к разрыхлению. Это также может быть причиной увели­чения проницаемости мембран, что выражается в повыше­нии электропроводности тканей и уменьшении спонтанной и сократительной активности гладкомышечных клеток (рис. 4, 5) .

Я. В. Ганиткевич, Т. М. Божескова (1975) исследовали действие ПАВ различных классов на электрические свой­ства нормоцитов. Полученные данные свидетельствуют о значительных изменениях электрических свойств поверх­ности эритроцитов под влиянием ПАВ. Неожиданным оказался тот факт, что ани­онные и неионогенные ПАВ оказывают одинако­вое действие — повыше­ние поверхностного по­тенциала мембраны эрит­роцитов. Наиболее су­щественные сдвиги вызы­вали тритон Х-100, доде­цилсульфат натрия (ани­онные соединения), твин-80 (неионогенное воздействие) и октиловый спирт. Наиболее харак­терные изменения этого показателя возникают в начале действия ПАВ. В отдельных опытах через 30—60 мин наблюдается замедление движения нормоцитов, уменьшение подвижности при измене' нии направления тока, дрожание, оседание их. Такое явление с наличием гемолиза отмечается при концентрациях 2—5— 10 мг%. Под влиянием этония (катионного ПАВ) нормоциты становятся не­подвижными и оседают, но их гемолиза не насту­пает. Авторы считают, что увеличение поверхности потен­циала эритроцитов под влиянием низких концентраций ПАВ связано с изменениями физико-химических свойств поверхностей мембраны и структуры двойного электричес­кого слоя. Вероятно, ПАВ, адсорбируясь на поверхности мембраны, разрыхляют ее ионную атмосферу и вызывают выход части противоионов с адсорбционного слоя в диф­фузионный, что сопровождается увеличением сольватных оболочек клеток. Изменения физико-химических свойств поверхности мембраны не могут не сказаться на тех про­цессах, которые протекают на мембранах, в частности на активности ферментов, транспорте веществ, иммунохими­ческих процессах..

Влияние алкилтриметиламмония хлорида на нервно-мышечную передачу изучалось на taenia coli гвинейских сви­нок. Пороговая концентрация этого катионного ПАВ состав­ляет 10-9 г/мл. При этой концентрации наблюдается незна­чительная деполяризация постсинаптической мембраны и небольшое увеличение амплитуды синаптических потенциа­лов (на 1 мВ). Отмывание ткани раствором Кребса в тече­ние 2 мин было достаточным для того, чтобы установился исходный уровень потенциала покоя, но амплитуда синапти­ческих потенциалов оставалась увеличенной. Снижение кон­центрации этого ПАВ еще на порядок не вызывало види­мых изменений потенциалов покоя постсинаптической мем­браны и синаптических потенциалов. При действии более высоких концентраций алкилтриметиламмония хлорида (20-7 —10-6 г/мл) наблюдается деполяризация постсинап­тической мембраны на 3—6 мВ, увеличение спонтанной ак­тивности и амплитуды постсинаптических потенциалов на 2—4 мВ. Концентрация 10-5 г/мл повышает амплитуду потенциалов в среднем в 2 раза. Постси­наптическая мембрана при этом деполяризуется на 4 мВ. По мере отмывания препарата гладкомышечных волокон раствором Кребса, деполяризация постсинаптической мем­браны уменьшается, а мембранный потенциал возвраща­ется к исходному уровню в течение 5—6 мин, но амплитуда постсинаптических потенциалов даже через 10—15 мин от­мывания остается увеличенной.

После отмывания раствором Кребса повторное действие алкилтриметиламмония хлорида в концентрации 10 5 г/мл оказывает менее выраженный эффект, так как эффектив­ность синаптической передачи уже повышена.

Заметное увеличение амплитуды постсинаптического по­тенциала при воздействии алкилтриметиламмония хлорида можно объяснить деполяризацией постсинаптической мем­браны. Кроме того, очевидно, это ПАВ способно проникать в нервную терминаль, вызывая при этом увеличение секре­ции медиатора в ответ на нервный импульс. Аналогичные результаты получены Ван Динела и Дамела (1965) относи­тельно поверхностно-активных психотропных препаратов (фенотиазин, резерпин).

При влиянии алкилтриметиламмония хлорида в высоких концентрациях (10~3 г/мл) амплитуда постсинаптических потенциалов уменьшается почти наполовину уже через 3 мин от начала его действия. Такая концентрация ПАВ вызывает значительную деполяризацию мембраны (5,5 мВ) и угнетение спонтанной активности taenia coli гвинейских свинок. Даже непродолжительное действие алкилтриметил­аммония хлорида приводит к тому, что длительное отмывание раствором Кребса не восстанавливает амплитуду постсинаптических потенциалов, она продолжает умень­шаться до полного исчезновения. Таким образом, этот пре­парат в концентрации 10-3 г/мл полностью ингибирует си­наптическую передачу и спонтанную активность, что сви­детельствует о блокировании как синаптической передачи торможения, так и возбуждения. В данном эксперименте ПАВ нарушает структуру и проницаемость пре- и постси­наптической мембраны, что приводит к изменению ее элек­трогенных свойств и к необратимым процессам.

ПАВ способны изменять проведение потенциала воздей­ствия по седалищному нерву лягушки (Walesh, Деа1, 1959; Wals, Lee, 1972), а также по аксону кальмара (Adelman, Kizhi'moto, 1961, 1964) посредством нарушения структуры мембраны ионных механизмов передачи потенциалов дей­ствия.

Таким образом, наблюдается двоякий эффект действия алкилтриметиламмония хлорида на нервно-мышечную пе­редачу гладких мышц taenia coli гвинейской свинки при вы­соких и низких концентрациях. Подобную картину наблюда­ла Л. В. Байдан (1976) в результате действия анионных ПАВ (солей желчных кислот) на нервно-мышечную переда­чу. Однако влияние алкилтриметиламмония хлорида (кати­онного вещества) выражено более резко. Изменения в нерв­но-мышечной передаче гладкомышечных волокон под влия­нием различных концентраций (10~3—10~9 г/мл) алкил­триметиламмония хлорида возникают в течение небольшого промежутка времени (1—3 мин).

Аналогично алкилтриметиламмония хлориду действует на синаптическую передачу гладких мышц алкамон ДС (ка­тионные ПАВ). При малых концентрациях препарата наблюдается незначительная деполяризация, увеличение амплитуды постсинаптических потенциалов, усиление спон­танной активности. Пороговой концентрацией алкамона ДС следует считать концентрацию 10-7 г/мл. При ее действии наблюдается незначительное увеличение амплитуды постси­наптических потенциалов (на 1, 2 мВ), уровень потенциала покоя не изменяется. После отмывания раствором Кребса амплитуда постсинаптических потенциалов восстанавлива­ется до исходного уровня (через 5—6 мин).

Под действием алкамона ДС в концентрации 10-5 г/мл на 7-й минуте постсинаптическая мембрана деполяризуется На 0,95 мВ. При этом амплитуда постсинаптических потен­циалов увеличивается на 1 мВ. После длительного отмыва­ния препарата (в течение 10 мин) раствором Кребса исход­ный уровень потенциала покоя восстанавливается, а амплитуда постсинаптических потенциалов полностью не нормализуется. Повторное действие алкамона ДС на эту полосу дает слабовыраженный эффект. Подобное явление отмечается при других концентрациях препарата. Концент­рация 10~3 г/мл алкамона в большинстве случаев вызывает необратимое угнетение постсинаптических потенциалов и спонтанной активности. В некоторых случаях эта концентра­ция подобно более низким концентрациям вызывает через 5—7 мин от начала действия активацию электрофизиологи­ческих процессов, увеличение постсинаптических потенциа­лов на 10—20 % от исходной величины и усиление спонтан­ной активности. По-видимому, алкамон ДС при концентра­ции 10-3 г/мл действует на нервно-мышечную передачу сла­бее, чем алкилтриметиламмония хлорид. Отмывание полос­ки taenia coli раствором Кребса в случае угнетения пост­синаптических потенциалов алкамоном ДС в концентрации 10-3 г/мл не приводит к восстановлению их амплитуды, она продолжает уменьшаться до полного исчезновения. При ак­тивации при отмывании раствором Кребса амплитуда си­наптических потенциалов сохраняется, но уменьшается до уровня ниже исходного.

Характер нарушения постсинаптических потенциалов, мембранного потенциала постсинаптической мембраны, спонтанной активности под действием изученных ПАВ по­зволяет предположить, что в основе механизма их влияния на синаптическую передачу в первую очередь лежит спо­собность изменять свойства нервных терминалей и увели­чивать выделение медиатора в ответ на нервный стимул,

В литературе имеется много данных о влиянии различ­ных факторов окружающей среды на ферментативную орга­низацию клеточных структур и функциональное состояние биомембран (А. А. Покровский, В. А. Тутельян, 1976; Р. В. Меркурьева, Г. Н. Красовский и соавт., 1980; Г. Н. Красовский, Р. В. Меркурьева и соавт., 1980; Р. В. Меркурьева и соавт., 1980). Доказана способность структурных элементов клетки к пластичности, количе­ственной и качественной перестройке химического состава биомембран, вариабельности их функциональных свойств (Ю. А. Овчинников и соавт,, 1974), на чем основаны защит­но-приспособительные реакции организма на клеточном и молекулярном уровнях.

Г. И. Сидоренко, Р. В. Меркурьева (1980) на основании экспериментальных исследований установили, что к числу неблагоприятных метаболических реакций при разных видах биологического действия ряда химических загрязнений следует отнести сочетание ферментной дезорганизации лизосом, эндоплазматической сети, митохондрий с эффек­том лабилизации мембраны указанных структур. При этом выявлены общие закономерности в виде последовательного развития 3 стадий дестабилизации мембран внутриклеточ­ных структур в зависимости от степени выраженности мем­браноповреждающего действия при разных биоэффектах. Мембраноповреждающее действие химических факторов (легкое, выраженное, наиболее существенное) проявляет­ся в повышении проницаемости биомембраны с увеличени­ем свободной активности ферментов разной локализации в клетке (I стадия) в сочетании ее с увеличением общей активности органеллоспецифических ферментов (II стадия) и с угнетением последней (III стадия). Эти стадии функ­ционально-структурных нарушений находятся в зависимо­сти от интенсивности и времени воздействия изученных хи­мических факторов окружающей среды.

Аналогичная закономерность установлена нами (О. И. Волощенко, И. А. Медяник, 1974, 1979, 1981) при изучении действия ПАВ в разных дозах на электрофизиоло­гические параметры биомембран, которые проявляются раньше, чем метаболические реакции на неблагоприятное воздействие химических веществ. Эти нарушения, по-ви­димому, вызваны изменениями липидно-белковой струк­туры мембран. Такие исследования имеют важное значе­ние для гигиенической оценки и прогнозирования возмож­ных неблагоприятных последствий факторов окружающей среды.

ЗАКОНОМЕРНОСТИ БИОЛОГИЧЕСКОГО

ДЕЙСТВИЯ СМС

__________________________________________________________________________

Силиконовые пеногасители АПК-7, ПМС-154А, КАВ-1, «Лотос-А» применяются для гашения пены водных раство­ров анионоактивных веществ в целлюлознобумажной, тек­стильной промышленности, в производстве искусственных волокон.

Мытье рук на протяжении 30 дней в течение 20 мин в 2 % растворе моющего порошка, содержащего один из пе­ногасителей, не вызывает видимых клинических изменений На коже. Активная реакция кожи рук повышается на 0,8 единицы по сравнению с исходным фоном и через 1,5 ч до­стигает первоначального уровня. Количество общих липи­дов на поверхности кожи рук после контакта с раствором Уменьшается на 18 % по сравнению с исходным фоном и через 3 ч восстанавливается до величин контроля. Резуль­таты исследований позволили рекомендовать синтетичес­кие моющие порошки с пеногасителями АПК-7, ПМС-154А, КАВ-1 для использования в быту.

Наблюдения, проведенные на людях-добровольцах, по­казали, что после мытья рук в 2 % растворе средства «Ло­тос-А» на протяжении 20 мин в течение 15 дней местнораз­дражающего и сенсибилизирующего влияния препарата на кожу не обнаруживается. Функциональное состояние кожи рук (рН и количество липидов) изменяется в пределах ве­личин, наблюдаемых после контакта с растворами других CMC, используемых в быту. Восстановление его до исход­ного уровня происходит в то же время, что и после работы с растворами других CMC. По гигиеническим свойствам стиральный порошок «Лотос-А» рекомендован для приме­нения в быту и выпускается промышленностью.

На основании данных наших исследований и других ав­торов об относительной токсичности анионных ПАВ нами были разработаны гигиенические рекомендации о введении в состав CMC, наряду с анионоактивными соединениями, неионогенных веществ, так как последние уменьшают ток­сичность анионных ПАВ. Ряд синтетических стиральных порошков («Эра», «Донбасс», «Ассоль», моющие пасты — «Славутич», «Эрго», «Фантазия» с подкрашивающим эф­фектом, «Ива», «Ландыш», «Аэлита», «Сюрприз», «Жем­чужная» и жидкие моющие средства — «Маричка» и др.) не вызывали местнораздражающего и аллергизирующего дей­ствия на кожу человека и животных в рекомендуемых и в 2 раза превышающих концентрациях рабочих растворов, ис­пользуемых в быту. При этом морфологический состав кро­ви, состояние углеводного, жирового и белкового обмена, уровня окислительно-восстановительных процессов, актив­ности ряда ферментов, конформационных явлений белковой молекулы и другие показатели функционального состояния организма экспериментальных животных и кожи человека изменялись в пределах величин физиологической нормы. Эти данные позволили рекомендовать указанные препараты для быта. Однако среди препаратов этой группы были такие CMC («Лилия», «Лотос», содержащий большое количество анионных ПАВ, и жидкое моющее средство «Рось-71»), ко­торые оказывали раздражающее и сенсибилизирующее влияние на кожу человека и животных, вызывали изменения биохимических процессов в организме и его функций. В свя­зи с этим синтетический стиральный порошок «Лилия» не был рекомендован к практическому использованию в быту. Препарат «Лотос» вызывал указанные изменения в организме из-за низкого качества сульфонола. Новые образцы этого средства не оказывали отрицательного воздействия на на организм животных. Для CMC «Рось-71» были разрабо­таны гигиенические требования по регламентации его при­менения в быту. Следует заметить, что несмотря на умень­шение токсического влияния анионных ПАВ в присутствии неионогенных, степень обезжиривания кожи рук после ра­боты с пастообразными моющими препаратами была выше, чем после контакта с растворами синтетических стиральных порошков. Восстановление исходного уровня общего коли­чества липидов на поверхности кожи рук происходило через 24—36 ч после прекращения контакта с растворами пасто­образных CMC, в связи с чем необходимо применение кре­ма для рук (О. И. Волощенко, И. А. Медяник, В. Н. Чекаль, 1977).

Мы изучали также новые композиции второй группы CMC, содержащие анионные и неионогенные вещества (сти­ральные порошки: для стирки одежды работников промыш­ленности — «Кристалл», порошок на основе композиции сульфонола, полученный из СФРЮ; пасты: для стирки за­грязненной одежды, для мытья сильно загрязненных рук — «Ралли»; жидкие моющие средства: для стирки тканей в хо­лодной воде «Рица», для противозагрязнений тканей — «Рось», «Каштан», «Экстра», «Маричка»). Рецептура мою­щего средства для стирки одежды работников угольной про­мышленности содержит вещества, которые являются состав­ными компонентами ряда CMC, выпускаемых предприятия­ми бытовой химии. После контакта кожи рук на протяже­нии 1 мес в течение 20 мин с 2 % раствором этого препара­та (в 4 раза выше рекомендуемой) раздражающего и сен­сибилизирующего влияния его на кожу не обнаруживается. Содержание общих липидов на поверхности кожи рук и их регенерация до исходного уровня происходит в пределах величин, наблюдаемых при работе с другими CMC, широко применяемыми в быту. После мытья рук в 2 % растворе сред­ства «Кристалл» на протяжении 20 мин в течение 35 дней раздражающего и сенсибилизирующего действия этого пре­парата на кожу не отмечается. Функциональное состояние кожи рук (активная реакция, количество общих липидов на поверхности кожи кистей и предплечий) изменяется в преде­лах величин, наблюдаемых после работы с другими раство­рами CMC (нормализация рН — через 1,5 ч, содержание — через 3 ч). Это средство рекомендовано для применения в быту.

Результаты исследований показали, что после контакта с кожей 1,1 % раствора композиции сульфонола (СФРЮ) на протяжении 30 дней раздражающего и сенсибилизирую­щего действия на кожу животных и человека не наблюда­ется. Указанная композиция сульфонола может быть введе на в состав CMC. После работы с 2 % раствором порошка стирального синтетического на основе этой композиции в те­чение 20 мин на протяжении 30 дней видимых клинических изменений кожи рук не отмечалось. При этом рН кожи уве­личилась на 1,3 (фон — 6,2, после контакта с раствором — 7,5) и через 2 ч после прекращения работы с этим средством достигала исходного уровня. Количество общих липидов кожи рук в этих условиях уменьшалось с 1605 мг/л (фон) до 1070 мг/л (после контакта с раствором) и через 2—4 ч находилось на уровне 1260 мг/л, то есть регенерация липи­дов кожи рук происходила на 80 % по сравнению с фоном. В связи с этим после работы с указанным моющим сред­ством необходимо применять крем для рук.

Мытье рук в 2 % растворе моющего средства «Робот» в течение 20 мин через 1 день на протяжении 1-го месяца не вызывало местнораздражающего и сенсибилизирующего действия на кожу. Активная реакция (рН) кожи рук уве­личивалась с 6,75 (фон) до 8,05 (после контакта с мою­щим раствором) и через 1,5 ч после прекращения контакта была исходной. Количество общих липидов после работы с раствором изменялось фазово (100 % —фон; 72,5 % — после прекращения контакта кожи с раствором; 30,6 % — через 2 ч; 80,6 % — через 3 ч и 4 ч). Следовательно, реге­нерация липидов на коже происходит через 3 ч на 4/5 по сравнению с фоном. На основании полученных результатов синтетический стиральный порошок был рекомендован для использования в быту.

ЛД100 моющих паст на диталане OTS для белых крыс составляет в среднем 7,54 г/кг, ЛД50 - 5 г/кг. После еже­дневного нанесения на кожу гвинейских свинок 2 % рас­твора моющих паст и мытья рук в этом CMC в течение 1 мес раздражающего и сенсибилизирующего действия на кожу человека и животных не отмечается. При этом активность каталазы и пероксидазы крови животных изменяется в пре­делах величин контроля Исключение составляет пастооб­разное CMC «Жемчужная-111», 2 % раствор которого вызы­вает повышение активности каталазы крови гвинейских свинок по сравнению с контролем. Относительная плот­ность крови, сыворотки, содержание общего белка и гемо­глобина, величина гематокрита изменялись на уровне цифр контроля. Время тепловой денатурации белков сыворотки крови после аппликации 2 % растворов моющих паст «Жемчужная-111» и «Мечта-11» укорачивалось по сравнению с контролем, что указывает на ранние стадий предденатура ционных изменений белков сыворотки крови. Сорбционные свойства тканей различных органов животных к нейтраль­ному красному после нанесения на кожу 2 % растворов ис­следуемых паст симметрично повышались, но находились на уровне адаптационных реакций организма. После 20-минут­ного мытья рук в 2 % растворе одной из моющих паст ак­тивная реакция (рН) кожи рук увеличивалась на 1,1—1,3 единицы и через 1,5 ч была исходной. Количество общих липидов кожи уменьшалось на 44—46 % после работы с раствором по сравнению с исходным фоном и в течение 4 ч оставалось на этом же уровне, то есть отмечалось длитель­ное обезжиривание кожи рук. Исходное количество липидов кожи восстанавливалось через 24—48 ч. Эти пасты были ре­комендованы к практическому использованию.

В других рецептурах синтетических моющих паст частич­но или полностью заменялись ДНС-К и алкилсульфонат (волгонат) на ДНС-А фракции С10—C16 или отечественный синтанол ДС-10 на импортный лутензол. Эти препараты также были рекомендованы для практического применения.

Наблюдения показали, что после 20-минутного контакта кожи рук с 2 % раствором моющей пасты «Ама» в течение 1 мес раздражающего и сенсибилизирующего действия пре­парата на кожу не отмечается. Величина активной реакции кожи рук повышается на 0,8—1 единицу и через 1—-1,5 ч восстанавливается до исходных величин. Количество общих липидов уменьшается на 37—40 % по сравнению с фоном и находится на этом уровне более 4 ч. При использовании дру­гих CMC полная регенерация липидов на коже рук проис­ходит в пределах 3—4 ч после прекращения контакта с эти­ми растворами. Во избежание сухости кожи рук при еже­дневной работе с растворами этой моющей пасты необхо­димо применять крем для рук.

При ежедневном нанесении на кожу гвинейских свинок в течение 30 дней 0,5 мл 2 % раствора «Снежана» (пастооб­разное моющее средство с химическим отбеливателем) ме­стнораздражающего действия препарата на кожу не выяв­лено. После ежедневных аппликаций этого моющего сред­ства на симметричный участок кожи в последующие 14 дней эксперимента сенсибилизирующего влияния его не наблю­далось. Морфологический состав периферической крови по­допытных и контрольных животных на протяжении обоих периодов эксперимента изменялся в пределах одних и тех же величин. Исследования уровня сахара, активности хо­линэстеразы, пероксидазы, каталазы крови, содержания об­щего белка и холестерина в сыворотке крови не выявило существенных сдвигов по сравнению с контролем. После 20-минутного контакта кожи рук с 2 % раствором исследу­емого моющего препарата в течение 1 мес изменяется функ­циональное состояние кожи (рН кожи, количество липидов) в пределах величин, наблюдаемых после работы с другими CMC. На основании вышеизложенного, пастообразное мою­щее средство с химическим отбеливателем может быть ре­комендовано для использования в быту.

Препарат «Ралли» обладает высокой моющей способ­ностью, хорошо удаляет загрязнения с кожи рук и не вызы­вает ее раздражения. Это средство также было рекомендо­вано для применения в быту.

После ежедневного нанесения на кожу гвинейских сви­нок в течение 30 дней 0,5 мл 2 % раствора жидкого моюще­го средства «Рица» видимых клинических изменений ее не наблюдалось. Изучение физико-химических свойств крови (относительная плотность сыворотки, содержание белка, гемоглобина крови и величина гематокрита) показало, что в этих условиях эксперимента они колебались в пределах величин контроля. Время тепловой денатурации белков сы­воротки крови увеличивалось с 10 мин (контроль) до 15— 16 мин (опыт). Однако эти изменения были статистически недостоверны. При аппликации 2 % раствором моющего средства «Рица-1» и «Рица-2» у животных отмечались по сравнению с контролем недостоверные изменения активно­сти каталазы и пероксидазы крови как в период испытания препарата, так и во время сенсибилизации кожи. Опытное применение этих препаратов не вызывало местнораздража­ющего и сенсибилизирующего влияния. При этом активная реакция и количество общих липидов кожи рук изменя­лись незначительно и восстанавливались до исходных ве­личин (рН — через 1 ч, количество общих липидов — че­рез 3 ч). Средство «Рица» было рекомендовано для ис­пользования в быту.

Жидкие моющие средства состоят из трех групп: вид А — концентрированные с содержанием ПАВ до 35 % («Рось-1», «Рось-2»), вид Б — неконцентрированные, имеющие в со­ставе 24 % ПАВ («Каштан-1», «Каштан-2», «Экстра-1», «Экстра-2»), В — универсальные, содержащие до 17 % ПАВ («Маричка-1», «Маричка-2»).

Мытье рук в 2 % растворах указанных жидких моющих средств в течение 20 мин на протяжении 1 мес (через день) не вызывало видимых клинических изменений кожи рук. Исследование функционального состояния кожи рук (определение рН и содержания общих липидов на ее поверхности) через различные промежутки времени после контакта с растворами показало, что после работы с 2 % растворами «Каштан-1» и «К.аштан-2» рН кожи повышает­ся на 0,85 единицы и через 1—1,5 ч восстанавливается до ис­ходного уровня. Препараты «Экстра-1, -2» оказывают ана­логичное влияние. Таким образом, изменения активной реак­ции кожи рук человека после работы с растворами указан­ных средств колеблются в пределах тех же величин, что и при использовании других моющих средств, разрешенных к применению.

Определение в динамике содержания общих липидов на коже рук после применения 2% растворов моющих средств выявило следующую закономерность. После контакта с рас­творами препарата «Каштан» (оба варианта) количество общих липидов кожи уменьшается на 45 % по сравнению с фоном и через 2 ч достигает 83 % исходного уровня. В по­следующие часы (через 3 ч, 4 ч) наблюдается повышение содержания липидов, то есть отмечаются фазовые измене­ния регенерационной способности кожи рук по отношению к липидам. Такое влияние, очевидно, обусловлено влиянием ПАВ или других добавок на функцию сальных желез, кото­рое проявляется в торможении, а затем в усилении выде­ления секрета. Жидкое моющее средство «Экстра» (1-й ва­риант) в аналогичных условиях уменьшает количество ли­пидов кожи на 19—24 % и через 2—4 ч оно составляет 81 % исходного уровня. 2-й вариант этого средства снижает со­держание липидов кожи рук на 38,4 % и через 3 ч оно до­стигает исходного уровня. Таким образом, эти изменения аналогичны величинам, установленным после контакта с растворами CMC, применяемыми в быту. Все рецептуры жидких моющих средств рекомендованы для введения в но­вый ОСТ.

В последнее время появились рецептуры отдельных мою­щих средств на основе неионогенных ПАВ. Так, пастообраз­ное моющее средство «Эридан» предназначено для стирки белья. Рабочая концентрация раствора— 1 %. Ежедневное нанесение на кожу гвинейских свинок 0,5 мл 2 °/о водного раствора этого средства в течение 30 дней не вызывало ме­стнораздражающего и сенсибилизирующего влияния. Ис­следование активности окислительно-восстановительных ферментов крови (каталазы и пероксидазы), уровня сахара и активности холинэстеразы, содержание общего белка в сыворотке крови показало (табл. 7), что только активность каталазы и количество сахара в крови колебались на уров­не величин контроля. Отмечено достоверное (Р<0,05) по­вышение активности аспарагиновой трансаминазы и сни­жение количества холестерина, активности пероксидазы и холинэстеразы в крови (Р<0,05). Эти данные указывают на усиление компенсаторных реакций организма после ап­пликации раствора моющей пасты «Эридан» в двукратной дозе по сравнению с рекомендуемой.

Таблица 7. Изменения биохимических показателей крови гвинейских сви­нок после аппликации 2% раствора моющей пасты «Эридан» (п—10)

Контроль

Опыт

Показатель достоверности

Биохимический показатель

крови

М+m

М+т

Р

Катал аза

8,82 ±2,9

8,84 ±2,0

>0,05

Пероксидаза

0,72 ±0,11

0,29 ±0,1

<0,05

Сахар, ммоль/л

10,67±1,1

9,416±0,781

>0,05

Холестерин, ммоль/л

4,10±0,585

1,09±0,16

<0,05

Холинэстераза,

ммоль/ч-л

664,2 ±19,1

531,2 ±40,8

<0,05

Аспарагиновая транс-

аминаза, ммоль/ч-л

34,8 ±5,1

30,75 ±49,1

<0,05

После 20-минутного контакта кожи рук в течение 1 мес с 2 % раствором моющего средства «Эридан» видимых кли­нических изменений кожи не наблюдалось. При этом рН кожи кистей и предплечий увеличивалась на 0,9—1,1 едини­цы и через 1,5 часа была исходной, т. е. время восстановле­ния до первоначальних величин такое же, как и после рабо­ты с растворами других CMC. Количество липидов умень­шалось на 51 % и через 4 ч после прекращения работы с раствором составляло 83,3 % исходного уровня. После кон­такта рук с этим пастообразным моющим средством необ­ходимо применять крем для рук.

Данные исследований позволили сделать заключение, что пастообразное моющее средство «Эридан» на основе неионогенных ПАВ отвечает гигиеническим требованиям, предъявляемым к CMC и может быть использовано в быту не выше 2 % концентрации рабочего раствора.

Пастообразное моющее средство с антистатическим дей­ствием «Сигма» имеет в своем составе синтамид-5 — 2 %, синтанол ЦСЭ-10— 18 %, клей— 1 % и другие неоргани­ческие добавки. После нанесения на кожу гвинейских сви­нок 0,5 мл 1 % раствора моющего средства с антистатичес­ким действием в течение 44—45 дней раздражающего и сен­сибилизирующего влияния препарата на кожу не выявлено. Активность каталазы и пероксидазы, холинэстеразы, содер­жание сахара крови, трансаминазы и количество холестери­на, общего белка в сыворотке крови, а также морфологический состав периферической крови изменялись в пределах величин контроля. Мытье рук в 1 % растворе этого неионо­генного препарата в течение 1 мес не вызывало раздражаю­щего и сенсибилизирующего действия на кожу. Функцио­нальное состояние кожи рук (рН, количество липидов) изменялось в пределах величин, наблюдаемых при рабо­те с другими пастообразными CMC, используемыми в быту. Моющая паста «Сигма» была рекомендована к при­менению.

В острых опытах на белых крысах установлено, что ЛД50 препарата «Белая эмульсия» — более 8,9 г/кг. При много­кратном нанесении на кожу гвинейских свинок 8 % или 12 % раствора этого препарата в течение 1 мес не обнару­живалось раздражающего и сенсибилизирующего его влия­ния. Активность каталазы и пероксидазы крови изменялась в пределах величин физиологической нормы. Отмечена не­которая тенденция к повышению пероксидазы крови в сере­дине опыта у животных, которым наносился 12 % раствор «Белой эмульсии». Уровень сахара в крови, гликогена в печени и холестерина в сыворотке крови, активность щелоч­ной фосфатазы недостоверно изменялись в пределах физио­логических величин на протяжении всего периода экспери­мента. Исключение составляло количество гликогена в пе­чени и активность щелочной фосфатазы в сыворотке крови в первый период опыта. Морфологический состав перифери­ческой крови подопытных животных колебался на уровне верхних и нижних границ контроля. После работы с 8%рас­твором подкрахмаливающего средства «Белая эмульсия» у добровольцев не отмечалось раздражающего и аллергизи­рующего действия препарата на кожу. Это CMC получило положительную гигиеническую оценку.

В острых опытах на белых крысах установлено, что пос­ле перорального введения универсальной моющей пасты с превоцеллом ЛД100 ее составляет 12 г/кг, а ЛД50 — 9,1 г/кг. После аппликации этим препаратом ЛД100 — более 20 г/кг. После многократного нанесения на кожу гвинейских свинок 2 % раствора универсальной моющей пасты в течение 30 дней раздражающего и сенсибилизирующего влияния на кожу не выявлено. При этом не наблюдалось также измене­ний активности каталазы и пероксидазы крови. Исследуе­мые биохимические показатели (активность щелочной фос­фатазы, содержание гликогена в печени, холестерина в сы­воротке крови) находились на уровне контрольных величин. Количество сахара в крови и активность трансаминаз в сы­воротке достоверно (Р<0,05) повышались. Препарат был рекомендован для применения в быту.

Нами был исследован новый препарат — жидкое мою­щее средство для противозагрязнения тканей. Эквивалент­ность катионных и неионогенных ПАВ в композиции пре-парата—1:1 или 1,7:1. Ежедневное нанесение в течение 40 дней 6 % и 40 % растворов этого моющего средства (в дозах, превышающих рекомендуемые в 2 раза) по 0,5 мл на кожу гвинейских свинок не оказывало раздражающего и аллергизирующего влияния. Изучение активности фермен­тов (каталазы и пероксидазы, холинэстеразы крови, алани­новой и аспарагиновой трансаминаз в сыворотке крови), со­держания сахара в крови, общего белка и холестерина в сыворотке крови показало, что при указанных концентра­циях исследуемого препарата они изменялись неоднознач­но. Под влиянием 6 % раствора жидкого моющего проти­возагрязняющего средства наблюдалось достоверное по­нижение активности холинэстеразы и холестерина при повышении активности трансаминаз. Эти данные указывают на усиление ферментативной функции печени при снижении возбудимости центральной нервной системы. Послед­нее обусловлено воздействием катионного ПАВ, вхо­дящего в состав средства. Отмеченные колебания исследу­емых биохимических показателей и тестов, по нашему мне­нию, находятся на уровне адаптационных реакций организ­ма. После 20-минутного контакта кожи рук в течение 30 дней с одним из растворов моющего средства раздражаю­щего и аллергизирующего действия препарата на кожу не наблюдалось. Это позволило рекомендовать данный пре­парат к применению в быту.

О. И. Потрохов, Р. И. Колло, Р. X. Гимов (1977) счи­тают, что синтетической стиральный порошок «Астра» на основе алкилсульфата натрия в концентрации 1:2 облада­ет раздражающим и слабо выраженным сенсибилизирую­щим действием. Пороговая концентрация CMC «Астра» по сенсибилизирующему действию составляет 20 мг/м3. При длительной ингаляционной затравке гвинейских свинок порошком «Астра» в концентрации 20 мг/м3 отмечается снижение иммунологической резистентное изменение обмена веществ, а при гистологическом исследовании в легких, лимфоузлах средостения и селезенке наблюдаются иммуноморфологические реакции.

Таким образом, биологическое действие CMC на основе анионных ПАВ выражено сильнее, чем ПАВ в комбинации с неионогенными соединениями. Введение в состав CMC неионогенных ПАВ снижает токсичность анионных. При этом большое значение имеет эквивалентность анионных и неионогенных веществ, которая может быть 2 : 1 или 1:1. Препараты на основе неионогенных ПАВ не влияют на ор­ганизм животных и функциональное состояние кожи чело­века. Соотношение катионных и неионогенных ПАВ в мою­щих средствах с дезинфицирующими свойствами может быть 1:2 или 1:2,3. Такие препараты не оказывают раздра­жающего, аллергизирующего действия на кожу и обменные процессы, происходящие в организме животных и человека. Эти рекомендации необходимо учитывать при разработке новых рецептур CMC.

Одной из важных задач как для химиков-технологов, так и для гигиенистов является исследование эквивалент­ности ПАВ и неорганических добавок. В исследованных средствах оно составляло в основном 1:4. При этом пере­чень неорганических добавок должен быть уменьшен и подобрано такое их сочетание, при котором не изменялись бы резко физико-химические свойства ПАВ, а также улуч­шалась моющая способность нового, препарата. Необходи­мо также уменьшить содержание ПАВ в CMC до 15 %, не снижая при этом и моющих свойств препарата. Это может дать значительный экономический эффект.

Можно выделить 3 основных этапа развития сенсиби­лизации у животных: первично-контактную реакцию, спон­танную реакцию воспламенения, реакцию на разрешающее действие аллергена. Последняя по клиническим и морфо­логическим проявлениям расценивается как идентичная АКД. Иммунологический механизм развития АКД пред­ставляется следующим образом. На месте аппликации хи­мического соединения образуются гаптен-белковые конъю­гаты, которые фагоцитируются макрофагами. Последние, попадая в регионарный лимфатический узел, пролифе-рируют в паракортикальных зонах, трансформируясь в об­лигатные клетки, в результате последовательного деления которых образуются сенсибилизированные лимфоциты, ре­циркулирующие из лимфоидных органов в кровь и об­ратно. При повторном нанесении антигена часть специфи­чески сенсибилизированных лимфоцитов устремляется к месту аппликации. В очаге реакции при АКД возникает воспаление на фоне измененной иммунологической реактив­ности, ведущая роль в развитии которого принадлежит взаи­модействию сенсибилизированных клеток с антигеном и выделяемым при этом медиаторам с привлечением к очагу большого количества других клеток (макрофагов, базо­фильных гранулоцитов или тучных базофилов). Как резуль­тат этого в коже, главным образом периваскулярно, по­являются лимфоидно-макрофагальные инфильтраты, а также скопления тучных базофилов и базофильных гранулоцитов, что типично при развитии гиперчувствительности замедленного типа при АКД. Гуморальные факторы уча­ствуют в реакциях с первых дней аппликации аллергена и взаимосвязаны с клеточными механизмами сенсибилиза­ции. В развитии АКД имеются также проявления гиперчув­ствительности немедленного типа, о чем свидетельствуют изменения сосудов, вызванные отложением в их стенках мик­ропреципитата комплекса антиген-антитело с последующей фиксацией комплемента и привлечением нейтрофильных. гранулоцитов, фагоцитирующих иммунные комплексы (Fry, Seah, 1974). Авторы связывают этот процесс с наличием растворимого антигена в сыворотке крови.

Представляет интерес изучение патогенетической сущ­ности спонтанного рецидива АКД. Отмечено, что у временно десенсибилизированных животных клетки лимфатических узлов и селезенки передают контактную чувствительность при наличии отрицательных клинических тестов. По-види­мому, резистентностью лимфоидных органов к десенсиби­лизирующим средствам можно объяснить повторные про­явления контактной сенсибилизации у временно десенсиби­лизированных гвинейских свинок.

Эти выводы коррелируют с данными о специфической задержке сенсибилизированных лимфоцитов в лимфоидных органах (И. С. Гущин, 1976; Е. М. Лезвинская, Е. А. Иев­лева, И. С. Персина, 1978).

Установлена активность взаимодействия СПАВ с бел­ками и липидами биологических систем, обусловливающая широкий диапазон их действия на системы и функции орга­низма. Большинство СПАВ при практическом применении имеют непосредственный контакт с кожей человека, поэтому изучение действия ПАВ на кожу является одним из акту­альных вопросов. Способность ПАВ вызывать сенсибили­зацию при нанесении на кожу обусловлена их взаимодей­ствием с белками кожи и возникновением чужеродных суб­станций с высокой молекулярной массой, что является обязательным фактором антигенности. Антигенная специ­фичность ПАВ непосредственно связана с их химическим строением. Имеет значение структурная стабильность ве­щества, наличие свободных активных группировок в его молекуле, определяющих способность ПАВ конъюгирова­ться с белками, пространственная ориентация этих актив­ных группировок.

ПАВ существенно различаются по степени способности оказывать на организм сенсибилизирующее действие, что определяет диапазон порогов их влияния. Для установления последних, наряду с клиническими наблюдениями за реакциями кожи, отводится важная роль иммунологическим па­раметрам. Иммунологические тесты, применяемые в оцен­ке сенсибилизирующих свойств ПАВ, делятся на 2 группы: специфические и неспецифические. Из специфических имму­нологических реакций могут применяться тест бластной трансформации лимфоцитов, тест миграции макрофагов, специфического лейкоцитолиза, реакция микропреципита­ции. Можно использовать также комплекс более доступных неспецифических иммунологических показателей: подсчет абсолютного числа базофильных гранулоцитов и лимфоци­тов в крови, изучение клеточного состава иммунокомпетент­ных органов (регионарных лимфатических узлов и селезен­ки методом отпечатков; Е. М. Лезвинская, 1979).

Придается большое значение неспецифическим измене­ниям иммунологической реактивности, которые наблюдают­ся под влиянием ПАВ (одни из них активные, другие инерт­ные). Электронномикроскопические исследования показали, что порог раздражающего действия ПАВ на кожу, установ­ленный по клиническим показателям, не соответствует со­стоянию иммунологического гомеостаза. В дерме животных обнаруживается большое количество клеточных элементов: активные фибробласты, макроциты, тучные базофилы, ней­трофильные гранулоциты, молодые недифференцированные клетки, лимфоидные элементы, среди которых встречаются клетки с хорошо развитыми органоидами типа иммунобластов. Последнее свидетельствует о наличии гиперчувстви­тельности замедленного типа при контактной аллергии. В организме с нарушенным гомеостазом дополнительная на­грузка (сенсибилизация ДНХБ) приводит к клиническим проявлениям повышенной чувствительности неспецифичес­кого характера. Под ее влиянием может изменяться порог чувствительности и специфический характер. В таких слу­чаях реакции развиваются на подпороговые дозы. При по­явлении гиперчувствительности в крови животных увели­чивается количество моноцитов и базофильных гранулоци­тов (Н. М. Туранов, Е. А. Иевлева, 1977).

Исследования аллергических реакций у животных после аппликации растворов анионных ПАВ (первичный алкил­сульфат натрия и алкилсульфонат) позволили установить пороговую дозу на уровне 10 мг/кг, недействующую — со­ответственно 8 мг/кг и 5 мг/кг. Пороговая доза по аллерген­ному эффекту для неионогенных ПАВ превоцелла, синта­нола ДС-10 — 10 мг/кг, синтамида-5—20 мг/кг. Первых Два неионогенных вещества в дозах 8 мг/кг, а синтамид-5 в дозе 10 мг/кг аллергенным эффектом не обладают и могут быть рекомендованы в качестве действующего начала при разработке новых рецептур CMC. Моющие препараты «Эра», «Лотос», «Ассоль», «Рось» вызывают аллергические реакции после нанесения на кожу гвинейских свинок в до­зе 100 мг/кг (недействующая доза — 40 мг/кг). Установлена зависимость аллергенной активности ПАВ от их химичес­кого строения (О. И. Волощенко, И. А. Медяник и соавт., 1981).

Л. Б. Еськова-Сосковець, А. И. Саутин, Н. В. Русаков (1980) указывают на аллергенные свойства некоторых ПАВ. Так, анионные ПАВ — 40 % сульфонол на н-парафинах и неионогенные соединения синтанол ДС-10 и синтамид-5 при локальном перкутанном воздействии обладают выраженны­ми аллергенными свойствами. Увеличение кратности воздей­ствия вызывает усиление сенсибилизирующего эффекта. CMC в 2 % концентрациях, в состав которых входят указан­ные ПАВ, не могут быть рекомендованы для использования населением в связи с аллергизирующим действием их на организм. Эти данные позволят подобрать ПАВ для CMC как по совместимости, так и по содержанию безвредные для здоровья населения.

По мнению О. Г. Алексеевой и Л. А. Дуевой (1978), ал­лергию к химическим веществам можно рассматривать как иммунный ответ на белок организма, антигенная специфич­ность которого изменена в результате образования конъю-гата с химическим аллергеном. Причем в специфичности та­кого конъюгата гаптен играет доминирующую роль.

В СССР разработана дерматологическая классификация ПАВ, в основу которой положены пороговые концентрации действия на кожу гомологических рядов ПАВ. Для ПАВ, близких по молекулярному строению, установлена извест­ная корреляция раздражающего и сенсибилизирующего действия на кожу и величина гидрофобной части молекулы; с увеличением молекулярной массы возрастают и пороговые концентрации действия ПАВ на кожу (Е. А. Иевлева и со­авт., 1972).

Я. В. Ганиткевич и соавторы (1975) установили, что фи­зиологический эффект ПАВ повышается с возрастанием их молекулярной массы в гомологическом ряду. Катионные ПАВ вследствие активной адсорбции, их отрицательно заря­женным кератином кожи и волос имеют более низкие поро­говые концентрации, чем анионоактивные вещества. Для ка­тионных ПАВ порог раздражающего действия лежит в пре­делах 0,1—1, %, то есть 1'% концентрация является для них верхней границей раздражающего действия при аппли­кациях, тогда как для анионоактивных веществ этот пока­затель не ниже 1 %• Пороговые величины действия на кожукатионных ПАВ зависят от изменения рН среды. Например,, порог раздражающего действия алкилдиметиламина при окислении увеличивается в 10 раз (с 0,1 до 1 %). Для неио­ногенных ПАВ установлена закономерность повышения по­рога раздражающего действия, на кожу с увеличением чис­ла молей окиси этилена, использованных при их оксиэтили­ровании (А. А. Неменко, В. А. Ющенко, 1976).

ГИГИЕНИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ РЕЖИМОВ ПРИМЕНЕНИЯ CMC

________________________________________________________________________

Механизм действия ПАВ и CMC зависит от природы и состояния очищаемой поверхности, состава и «возраста» загрязнений, его интенсивности, состава CMC и строения ПАВ, их способности адсорбироваться на поверхности раз­личных тканей, концентрации ПАВ в растворе, температу­ры, жесткости воды, механического воздействия, продол­жительности применения (П. А. Демченко, 1966; К. Шина­да, Г. Накагава, 1966; А. М. Качановский, Н. А. Клименко, 1974; Ф. В. Неволин, 1971; П. А. Демченко, Н. А. Климен­ко, 1976, и др.).

До настоящего времени отсутствуют данные, характе­ризующие величину и стабильность ПАВ в объектах окру­жения человека, в частности на тканях одежды при различ­ных режимах применения CMC в быту. Нет сведений так­же о физико-химических свойствах тканей одежды, подвергнутых обработке растворами CMC. Перед гигиени­стами стоит задача исследовать возможное влияние ПАВ и CMC на ткани в плане исключения возможного вредного воздействия на организм.

ПАВ в виде остатков CMC могут адсорбироваться тка­нями одежды и накапливаться на них. Так, по данным С. Ф. Ионкиной (1971), после 4—5-го полоскания белья из синтетических полиамидных волокон в промывных водах обнаруживается 0,4—0,8 мг/л ПАВ, при полоскании ажур­ных полиамидных полотен ПАВ не выявляются, при полос­кании трикотажных полотен и из хлопка определяется 4— 6 мг/л ПАВ. От остатков ПАВ ткани не освобождаются полностью даже после 5-кратного полоскания. Количество и скорость их вымывания зависит от вида ткани (А. И. Сау­тин, 3. С. Маркова, Н. А. Быкова, 1972). Анионные и неио­ногенные ПАВ обладают равно выраженной стабильно­стью в водных растворах. На этот процесс практически не

оказывают влияния групповая принадлежность, концентра­ции исходных растворов ПАВ и CMC, начальная темпера­тура растворов (+20 и +40 °С). Через 1 год после внесе­ния анионных ПАВ в почву их количество в среднем со­ставляло на опытном участке 16,9 мг/кг (Р<0,05), на контрольном — 8 мг/кг. Эти данные указывают на общее загрязнение почвы указанными веществами. Достоверная разница в уровнях содержания анионных ПАВ на конт­рольном и опытном участках позволяет считать, что вне­сенные в почву эти соединения обладают высокой стабиль­ностью, не разрушаясь в течение года. В пробах неочищен­ной сточной воды, отобранных в разное время, содержание анионных ПАВ непостоянно (от 0,42 мг/л до 1,25 мг/л). После полной биологической очистки их количество со­ставляет 0,30—0,35 мг/л. Таким образом, анионные и не­ионогенные ПАВ обладают высокой стабильностью в вод­ных растворах, почве и хозяйство-бытовых сточных водах. Влияние различных режимов применения CMC на уро­вень остаточных количеств ПАВ и некоторые физико-ги­гиенические показатели тканей одежды. Исследования проводились с хлопчатобумажными, шерстяными тканями, натуральным, ацетатным и вискозным шелком, которые обрабатывались 1—2 % раствором CMC «Лотос», «Снегу­рочка», «Рось-71». Элементы режима применения CMC были следующие: температура моющих растворов 20—40— 50—70 °С (некоторые образцы тканей кипятили). Продол­жительность контакта ткани и моющих растворов варьи­ровала в пределах 20—180 мин в зависимости от вида изу­чаемой ткани. Промывка ткани осуществлялась 3 и 6 раз (по 2 л) или в проточной воде в течение 30 мин. Извлече­ние ПАВ с поверхности ткани производилось путем смывов их дистиллированной водой. Установлено, что хлопчатобу­мажные ткани адсорбируют анионные ПАВ на своей по­верхности и их количество длительно сохраняется на тка­нях, иногда незначительно снижаясь к концу эксперимента (1,5—3 мес). Применение CMC «Лотос» 1 % концентрации при контакте с тканью в течение 200 мин (замачивание — 3 ч, стирка — 20 мин) при температуре моющего раствора +50 °С сопровождалось адсорбцией анионных ПАВ на поверхности ткани в количестве 0,0175 мг/см2. При повы­шении температуры моющих растворов до +70 °С отмеча­ется снижение остаточных количеств этих ПАВ на тканях с 0,0185 мг/см2 до 0,0126 мг/см2. Кипячение образцов тка­ней при тех же условиях резко уменьшает остаточное коли­чество анионных ПАВ (до 0,004 мг/см2). Повышение темпе­ратуры моющих растворов влияет на величину остаточных количеств ПАВ на тканях и оно сохранялось до 1,5 мес. Моделирование других условий эксперимента ( 2 % рас-твор CMC, время опыта — 20 мин, 6-кратное полоскание) также подтвердило эту зависимость. Так, при температуре моющего раствора +50 °С в первый день опыта на ткани обнаруживалось 0,0095 мг/см2 ПАВ, при температуре +70 °С — 0,0061 мг/см2. К концу эксперимента эти цифры соответственно составляли 0,0076 мг/см2 и 0,003 мг/см2. Об­ратно пропорциональная зависимость между температурой моющих (растворов и величиной остаточных количеств ПАВ на тканях подтверждена также при других условиях опыта. По-видимому, адсорбция ПАВ на хлопчатобумажных тка­нях (как термодинамический процесс) при более высоких температурах раствора несколько угнетается за счет акти­вации десорбции их с поверхности ткани обратно в раствор. На величину остатков ПАВ на ткани иногда влияет время ее обработки растворами CMC. Так, если при 20 мин обработке ткани раствором CMC при одинаковых темпе­ратурных условиях (+50 °С) и 3-кратном полоскании со­держание ПАВ на ней соответствует 0,008 мг/см2, то при 180 мин эта величина составляет 0,0104 мг/см2. Число по­лосканий (3 и 6 раз) уменьшает количество ПАВ на тка­ни (с 0,0104 мг/см2 до 0,0062 мг/см2). На уровень их оста­точных количеств на тканях влияют также другие компо­ненты CMC и их соотношение, рН моющего раствора. Так, после применения синтетических стиральных порошков «Лотос» и «Снегурочка» при одинаковых условиях темпе­ратуры (+50 °С), числе полосканий (3 раза) содержание ПАВ на тканях было при использовании порошка «Лотос» 0,0113 мг/кг2 (20 мин обработки) и после применения по­рошка «Снегурочка» — 0,0170 мг/см2 (180 мин обработки, соответственно на 0,0072 мг/см2 и 0,0104 мг/см2), то есть применение CMC «Лотос» сопровождается большим за­грязнением тканей ПАВ по сравнению с порошком «Снегу­рочка». Следует заметить, что эквивалентность анионных и неионогенных ПАВ в рецептурах этих средств одинако­вая — 11:1. Однако в состав рецептуры порошка «Снегу­рочка» входит сода кальцинированная, которая в смеси с триполифосфатом натрия создает более щелочную среду раствора, в котором, по-видимому, интенсивней происходят адсорбция ПАВ на ткани и десорбция их с тканей в рас­твор. После 10-кратного полоскания тканей, обработанных CMC, водопроводной или дистиллированной водой количе­чество ПАВ на них остается значительно больше, чем при использовании водопроводной воды. Очевидно, слабокис­лая реакция этой воды и наличие в ней солей является причиной более интенсивного удержания ПАВ на хлопчатобу­мажной ткани. Практически полностью удалить ПАВ с по­верхности ткани не удалось даже после 10-кратных полос­каний при использовании обеих вод.

При исследовании тканей из натурального шелка, об­работанных жидким моющим средством «Рось-71» в 1— 2 % концентрации, при различной температуре растворов и условиях отмывания ПАВ, выявлена следующая законо­мерность. С повышением температуры моющих растворов наблюдается тенденция к увеличению остаточных коли­честв анионных ПАВ на ткани. Увеличение числа полоска­ний (с 3 до 6 раз) ткани несколько снижает остаточные количества ПАВ на их поверхности. Наблюдается высокая стабильность анионоактивных ПАВ на тканях из натураль­ного шелка после применения жидкого CMC. Синтетические ткани из ацетатного и вискозного шелка, обработанные 1—2 % раствором порошка «Лотос», имели также стабиль­ное количество анионных ПАВ на поверхности. Выстиран­ные с применением порошка «Рось-1» эти же ткани содер­жали меньшее количество ПАВ.

Изучение уровней содержания анионных ПАВ на шер­стяных тканях, обработанных 1% раствором CMC «Рось-71» при той же температуре и числе полосканий, по­казало, что загрязнение ткани ПАВ находилось на уровне 0,006—0,004 мг/см2. Ранее обработанная CMC шерстяная ткань содержала ПАВ до 0,016 мг/см2, что значительно больше, чем на новой ткани после одноразовой стирки. За­грязненные шерстяные ткани интенсивно удерживают на поверхности ПАВ (0,025 мг/см2).

Сравнивая величины адсорбции анионных ПАВ на тка­нях из различных волокон, можно сделать вывод, что спо­собность этих тканей адсорбировать ПАВ увеличивается в такой последовательности: ацетатный, вискозный шелк, хлопчатобумажная ткань, натуральный шелк, шерстяная ткань. Такая разница объясняется структурой волокон тек­стильных тканей. Шерсть имеет более разветвленную раз­нородную поверхность. Все указанные ткани способны дли­тельно удерживать на поверхности ПАВ (анионные веще­ства обладают высокой стабильностью).

Многократное применение CMC для стирки различных тканей при равных условиях показало, что ПАВ накапли­вается на тканях. Однако это накопление анионных соеди­нений имеет предел, то есть существуют величины, выше ко­торых дальнейшего повышения их уровня не наблюдается. Ввиду высокой стабильности и возможного постоянно­го присутствия ПАВ на тканях адсорбционное насыщение ими не может расцениваться положительно в гигиениче­ском отношении. Интервал между применением CMC в быту для обработки белья и одежды значительно короче, чем период фактического снижения количества ПАВ на тканях. Эти данные подтверждают -наличие постоянного контакта человека с анионными ПАВ, присутствующими на тканях одежды,

Присутствие анионоактивных веществ в составе жидко­го CMC «Рось-71» не мешает определению неионогенных ПАВ (О. И. Волощенко, Л. Г. Голенкова, 1974). Остаточ­ные количества неионогенных ПАВ на поверхности ткани из натурального шелка или шерсти после применения CMC «Рось-71» устанавливаются стабильно. С повышением тем­пературы моющих растворов с 20 до 40 °С содержание не­ионогенных ПАВ на поверхности ткани из натурального шелка увеличивается. Оно понижается после увеличения числа полосканий (от 3 до 6 раз) ткани водой. Таким об­разом, неионогенные и анионные ПАВ могут длительно (более 1,5 мес) сохраняться на текстильных тканях и их количество зависит от условий применения моющих рас­творов (состава CMC и входящих в него ПАВ, температу­ры, концентрации, времени обработки и числа полосканий, предела адсорбции на тканях и структуры текстильных во­локон). Эти изменения достоверны (Р<0,01). Анионные ПАВ по сравнению с неионогенными обладают способно­стью в больших количествах адсорбироваться на тканях (ориентировочно допустимая величина ПАВ — 0,005 мг на 1 см2 ткани).

Изучение гигроскопичности и зольности тканей парал­лельно с определением остаточных количеств ПАВ на тка­нях после применения CMC выявило, что эти показатели существенно не отличались от контроля (ткани, которые не обрабатывались CMC). Надо полагать, что моющие сред­ства в изучаемых режимах применения не влияют на ве­личины гигроскопичности и зольности исследованных тканей.

Гигиенические рекомендации к режимам использова­ния CMC следующие: при обработке хлопчатобумажных и шерстяных тканей необходимо повышать температуру до 50—70 °С моющих растворов, так как при этом уменьшает­ся величина остаточных количеств ПАВ на поверхности тканей; сократить время обработки ткани раствором CMC (до 40—60 мин и менее); производить промывку тканей не менее 30 мин в проточной воде или 6 раз менять воду. Шерстяную ткань рекомендуется обрабатывать раствора­ми CMC, содержащими неионогенные ПАВ. При обработке

Для шелковых и синтетических тканей следует использовать моющий раствор при температуре до +40 °С. Концентра­ции моющих растворов могут быть 1—2 %.

Более углубленные исследования сорбционных свойств различных тканей одежды в процессе их обработки водны­ми растворами CMC («Лотос-71», «Лотос-автомат», «Ло­тос», «Эра», «Ассоль») выявили аналогичную закономер­ность адсорбции анионных ПАВ на текстильных волокнах различной структуры. Установлено, что адсорбция ПАВ на тканях одежды зависит от состава CMC, сочетания различ­ных анионных ПАВ в определенных соотношениях, а так­же от наличия в композиции моющих средств неионогенных ПАВ. При этом имеет большое значение определенное со­отношение последних с анионными соединениями. Наи­большее количество анионных ПАВ на различных тканях наблюдается при использовании CMC «Лотос-71». Нату­ральный шелк адсорбирует максимальное количество ПАВ при применении всех видов СMC. Остаточные количества анионных ПАВ на тканях из ацетатного и вискозного шел­ка при использовании CMC «Лотос» в 5—10 раз превыша­ют количества, которые определены на этих же тканях после применения остальных CMC. Такое явление обуслов­лено тем, что в состав «Лотос-71» входят только анионные ПАВ и «Лотос» имеет также эти вещества при незначи­тельном количестве неионогенных ПАВ (11 : 1). Соотноше­ние анионных и неионогенных ПАВ синтетических стираль­ных порошков «Лотос-автомат» и «Эра-автомат» — соот­ветственно 3:1 и 4:1 или 2:1. Очевидно, добавление неионогенных веществ уменьшает степень адсорбции ани­онных ПАВ на тканях.

Опыты с применением универсального моющего средст­ва «Лотос-71» показали, что наибольшее насыщение по­верхности ткани ПАВ свойственно натуральному шелку, а также хлопчатобумажной ткани и вискозному шелку. Аце­татный шелк меньше адсорбирует анионные ПАВ. Таким образом, адсорбция анионных ПАВ на тканях одежды за­висит как от вида ткани, так и от состава CMC.

Изучение способности кожи человека адсорбировать ПАВ. Кожа рук человека находится в постоянном контак­те с растворами CMC в процессе их применения. Исследо­вание остаточных количеств анионных ПАВ на коже рук после однократного применения 2 % растворов CMC («Ло­тос», «Лотос-71», «Эра», «Эра-автомат», «Лотос-автомат») показало, что анионные ПАВ адсорбируются на ней и их содержание зависит от состава композиции CMC. Так, наи­большее содержание ПАВ на коже (7,13 мкг/см2 ±4:0,50 мкг/см2) по сравнению с фоном (0,83 мкг/см2± -4-0,11 мкг/см2) обнаруживается после применения CMC группы «Лотос», в состав которых входят только анионные ПАВ или незначительное количество неионогенных ве­ществ (табл. 8).

Таблица 8. Содержание анионных ПАВ на коже рук после однократного применения CMC, мкг/см2

CMC

Фон

Количество ПАВ

М±т

М±т

р

«Эра»

«Лотос-71»

«Лотос»

«Лотос-автомат» «Эра-автомат»

1,07 ±0,13 0,83+0,11 0,66 + 0,20 0,64 ±0,06 0,65 ±0,08

6,63 ±1,03 7,13 ±0,50 6,77+1,74 6,90 ±0,41 5,58 ±1,12

>0,001 >0,001 <0,05 >0,001 <0,05

Количество анионных ПАВ только на 3— 4-е сутки после прекращения контакта с рабочими раство­рами возвращается к исходным величинам.

Так как моющие средства могут применяться в быту многократно (каждый день, через день и т. д.), представ­ляет интерес изучить мак­симальное накопление ПАВ на коже рук челове­ка. У лиц, часто использу­ющих CMC, наблюдается накопление анионных ПАВ на коже. Однако ад­сорбция их кожей имеет предел, существуют величины, выше которых даль­нейшее насыщение ПАВ кожи не наблюдается (до 10 мкг/см2). Восстановле­ние остаточных количеств ПАВ к исходному уровню после прекращения конта­кта с раствором CMC про­исходит очень медленно (на 4-й день опыта; рис. 6). Время контакта с моющи­ми растворами (5 мин или 20 мин) существенно не влияет на величину мак­симального содержания остаточных количеств

ПАВ на коже человека. В большинстве случаев предел ад­сорбции ПАВ кожей наблюдается через 5 мин. Таким обра­зом, многократное и частое применение CMC в быту созда­ет постоянное депо ПАВ на коже человека, что позволяет считать кожный путь одним из главных источников их по­ступления в организм.

Содержание анионных ПАВ в воздухе и на предметах оборудования ванных комнат. Применение CMC в быту является новым химическим фактором, постоянно действу­ющим в условиях современного жилища, и требует всесто­роннего гигиенического исследования с целью установления степени его загрязнения основными компонентами CMC — ПАВ.

В литературе отсутствуют данные о загрязнении среды жилища ПАВ в связи с использованием населением CMC, без чего невозможно выявить все источники возможного воздействия CMC и ПАВ на организм человека. Решение вопроса об уровнях загрязнения ПАВ жилищ должно ве­стись с учетом параметров микроклимата. Так как стирка белья в основном ведется в ванной комнате, поэтому в на­ших исследованиях главное внимание было уделено данно­му помещению и другим соседним объектам жилища. Стир­ка в ванной комнате ведет к повышению внутренней темпе­ратуры и относительной влажности воздуха, что является причиной дискомфорта. Во время стирки в ванной ком­нате открывают форточку на кухне, поэтому мы измеряли температуру внутреннего и наружного воздуха, скорость движения воздуха, относительную влажность в ванной комнате. С целью изучения распространения и времени присутствия ПАВ в воздухе ванной комнаты, дверном про­еме и коридоре, отбирали пробы воздуха в различных точ­ках и делали смывы с различных объектов жилища.

В результате выполнения исследований установлен факт присутствия анионных ПАВ в воздухе ванных комнат. Мак­симальное количество обнаруженных ПАВ составляло 0,12 мг/см3 (возле источника загрязнения). С увеличением расстояния от места стирки количество ПАВ уменьшалось, а на расстоянии 1,5 м от источника загрязнения они не об­наруживались. С помощью коэффициента корреляции бы­ла установлена связь между содержанием ПАВ в воздухе ванной комнаты и скоростью движения воздуха. Она носи­ла обратный характер: чем выше скорость движения воз­духа, тем ниже концентрация ПАВ. Аналогичная зависи­мость наблюдалась между количеством ПАВ в воздухе ванной комнаты и относительной влажностью. При этом отмечено, что при высокой относительной влажности (90 % и выше) содержание ПАВ в воздухе ванной комна­ты даже непосредственно у источника загрязнения резко снижалось. Влияние внутренней температуры жилища на распространение ПАВ не обнаружено. В коридоре опреде­лялись следы ПАВ в воздухе.

Наличие ПАВ в воздухе ванной комнаты в процессе применения CMC — явление кратковременное. Максималь­ное количество (0,036 мг/м3) их содержится в воздухе в пер­вые 2 мин применения CMC. В дальнейшем происходит снижение количества ПАВ и через 10 мин в воздухе они не определяются. Содержание анионных ПАВ в воздухе ван­ной комнаты зависит от состава используемого CMC. Наи­большее количество ПАВ обнаружено при применении порошка «Лотос-71», наименьшее —при использовании порошка «Эра». По-видимому, такое явление можно объяс­нить различной величиной гранул порошка, так как в про­цессе транспортировки, расфасовки и хранения моющих средств отдельные гранулы разрушаются, образуя пыле­вые фракции.

Исследования показали, что при использовании СMС в стиральных машинах ПАВ также обнаруживаются в воз­духе ванной комнаты в тех же количествах, что и при руч­ной стирке. Во время применения CMC ПАВ попадают не только в воздух ванной комнаты, но и на предметы и обо­рудование помещения, что подтверждено их наличием в смывах с последних. Максимальные количества ПАВ (0,4 мкг/см3) выявляются на полу и оборудовании непо­средственно у источника загрязнения или на небольшом расстоянии от него.

Таким образом, при обработке моющими средствами тканей одежды установлено наличие детергентов в воздухе и на предметах оборудования ванных комнат.

Максимальные количества анионных ПАВ содержатся в местах обработки тканей одежды и белья CMC. В кори­доре жилища на расстоянии 1 м от места стирки обнару­живаются следовые их количества. В воздухе жилища и на предметах домашнего обихода детергенты не выявляют­ся. На распространение анионных ПАВ в воздухе ванных комнат в определенной степени влияет микроклимат: крат­ность воздухообмена, относительная влажность. При вы­сокой влажности, увеличении естественного воздухообме­на количество детергентов в воздухе снижается. В нижних слоях воздушной среды ванных комнат содержание анион­ных ПАВ меньше, чем на уровне места стирки белья, что объясняется противоположным направлением воздушных потоков. Основным путем загрязнения анионными ПАВ предметов и оборудования ванных комнат является непо­средственное попадание раствора моющих средств на них при обработке тканей одежды и белья, в дальнейшем они распространяются механически.

Уровни и продолжительность загрязнения воздуха жи­лища ПАВ следует учитывать при определении ведущего пути возможного поступления их в организм в целях гигие­нической регламентации применения CMC в быту.

Особенности биологического действия CMC при ингаля­ционном поступлении в организм. Средняя максимальная концентрация анионных ПАВ в воздухе ванных комнат до­стигает 0,12 мг/см3.

Специальная серия исследований была посвящена вы­явлению реакций организма при многократной ингаляци­онной затравке гвинейских свинок концентрациями ПАВ, реально создающимися при использовании CMC. При этом изучали аллергенную активность различных концентраций препарата «Лотос-71», изменения некоторых биохимиче­ских процессов, а также определяли содержание анионных ПАВ в сыворотке крови животных. Гвинейские свинки в течение 6 нед подвергались ингаляционному воздействию препарата «Лотос-71» в концентрации 0,4—0,6 мг/м3 и 1,4—1,67 мг/м3, что превышали обнаруженные в воздухе ванных комнат соответственно в 3—5 и 12—14 раз. Ре­зультаты исследований показали, что препарат «Лотос-71» в указанных концентрациях не вызывал статистически до­стоверных изменений показателей состояния организма по сравнению с контролем (картина периферической крови, уровень окислительно-восстановительных процессов — ка­талаза и пероксидаза крови, активность некоторых фермен­тов — холинэстераза крови и аланиновая трансаминаза сыворотки крови — углеводный, белковый и липидный об­мены).

После 1,5 мес ингаляционной затравки гвинейских сви­нок установлено, что CMC «Лотос-71» в исследованных концентрациях не влияет на количество анионных ПАВ в сыворотке крови. Исследование аллергологических реак­ций показало, что у интактных животных на протяжении эксперимента степень дегрануляции базофильных грануло­цитов находилась в пределах установленной нормы. Ин­галяционное воздействие препарата «Лотос-71» в течение 4 нед и 6 нед в концентрации 0,4—0,6 мг/м3 также не при­водило к повышению этого показателя, хотя и наблюдалось достоверное отличие его от такого у контрольных живот­ных. Ингаляция гвинейским свинкам изучаемого препарата в концентрации 1,67 мг/м3 способствовала развитию положительной реакции дегрануляции базофильных грануло-цитов. Учитывая принятые критерии оценки этой реакции, по степени выраженности ее можно характеризовать как резко положительную (+++). Характер определения ко­личества бляшкообразующих клеток при воздействии раз­личных концентраций изучаемого препарата находится в соответствии с тестом Шелли. Положительный эффект у животных отмечается при ингаляционной затравке препа­ратом в концентрации 1,67 мг/м3 в течение 6 нед. Таким образом, изучаемый препарат «Лотос-71» оказывает аллер­генный эффект при ингаляционном воздействии в концент­рации 1,67 мг/м3.

На основании результатов этих исследований становит­ся актуальным продолжение научных исследований в на­правлении гигиенического и токсикологического изучения ПАВ и CMC как нового химического фактора в современ­ном жилище при комбинированном и комплексном его воз­действии на организм.

Адсорбция ПАВ на стенках посуды. Ю. И. Сахаровым и сотрудниками (1975) установлено, что синтанол ДС-10 может быть использован при изготовлении средств для чистки и мытья посуды как в производственных, так и в до­машних условиях. В литературе отсутствуют сведения о его смываемости с посуды, а следовательно, о степени воз­можного загрязнения им пищи. Установлено, что некото­рые ПАВ при чистке ими посуды не смываются со стенок после многократного обильного ополаскивания, что может приводить к загрязнению ими пищи при приготовлении и хранении ее в такой посуде.

Результаты санитарно-химических исследований показа­ли, что 4-разовое ополаскивание водой алюминиевой каст­рюли, подвергнутой чистке синтанолом ДС-10 в дозе 0,082 м/см2 и 0,23 мг/см2, достаточно для его удаления со стенок. Остаточные количества этого вещества не создают условий для загрязнения им пищи в количествах, не пре­вышающих величину ПДК для воды водоемов, в то время как сульфонол НП-1 в аналогичных условиях исследований превышает ПДК для воды водоемов в 2 раза.

В. С. Карюхина, М. И. Кудрявцева и соавторы (1976), изучая смываемость некоторых ПАВ при обработке ими столовой посуды, установили, что основная масса ПАВ, ос­тавшихся на стенках посуды при ее дезинфекции, удаляется После первого ополаскивания. Ионогенные ПАВ (алкил-сульфат натрия, алкилпиридиния бромид, окись алкилди­метиламинов) переходят в смывную воду в меньшем коли­честве, чем неионогенные (синтанол ДС-10). Увеличение числа полосканий посуды уменьшает количество ионоген­ных ПАВ в смывной воде, но не влияет на количество не­ионогенных ПАВ. Это можно объяснить различной адсорб­ционной способностью исследуемых ПАВ и поверхностью обрабатываемой посуды. С повышением концентрации мо­ющих средств только до некоторой степени увеличивается содержание их в смывных водах. Не выявлялись также ку­мулятивные свойства этих ПАВ в эксперименте на живот­ных, которых поили водой с этими веществами в дозах 1/5 и 1/10 ЛД50 на протяжении 90 дней. Коэффициент ку­муляции равнялся 16. Авторы считают, что остаточное ко­личество исследованных ПАВ не служит препятствием для использования их для обработки хозяйственных изделий.

Из анионных ПАВ в быту используются алкиларилсуль­фонаты с прямой и разветвленной алкильной цепью. В бы­товых чистящих средствах для посуды в Америке и Англии содержится до 33 % анионных ПАВ из алкиларилсульфо­натов — додецилсульфонат натрия (С. Б. Русецкий, 1972). В нашей стране среди алкиларилсульфонатов наибольшее распространение получил сульфонол НП-1.

Т. С. Горяинова (1967), Ю. И. Сахаров, Е. Н. Кутепов, В. В. Быховцева (1972) считают, что сульфонол НП-1 пло­хо смывается с кухонной посуды. Кипячение воды в посуде, обработанной средствами, содержащими сульфонол НП-1, приводит к загрязнению воды, превышающему в 2 раза ПДК анионных веществ для водоемов (Ю. И. Сахаров, 1974).

Е. Г. Кравченко (1976) исследовал 3 CMC, в состав ко­торых входили ПАВ: препарат №1 (синтанол ДС-10 и волгонат-плав), препарат № 2 (волгонат-плав и моноэта­ноламиды СЖК), препарат № 3 (синтанол ДС-10). Ре­зультаты исследований показали, что для крыс ЛД50 этих препаратов выше 4 г/кг, для мышей — 1,5 г/кг. Сравни­тельное изучение их кумулятивных свойств показало, что препарат № 3 по сравнению с препаратами № 1 и № 2 ока­зывал на организм более выраженное влияние. Сенсибили­зирующие свойства выявлены у препаратов № 2 и № 3. В смывах после обработки посуды препаратом № 1 синта­нол ДС-10 и волгонат-плав не обнаружены. В смывах со стенок посуды, обработанных препаратом № 1, выявлены моноэтаноламиды СЖК, а в смывах после обработки по­суды препаратом № 3 — синтанол ДС-10.

Таким образом, наиболее приемлемое в гигиеническом отношении сочетание ПАВ, входящих в состав препарата № 1 (синтанол ДС-10 и волгонат-плав). В воде после 3 — 4 полосканий посуды ПАВ не выявляются. Предприятиями общественного питания для мытья по­суды широко используются вторичные алкилсульфаты нат­рия — «Прогресс». Они служат основой чистящих средств «Вильва», «Жемчуг», «Зеркальный-2». В составе этих средств имеется около 5 % ПАВ. Н. Ф. Тененбойм, О. П. Пилипенко, Г. Г. Щепелина, Н. С. Груздова (1978) утверждают, что остаточные количества моющего средства «Прогресс» на стенках посуды (эмалированные и алюми­ниевые кастрюли, фарфоровые чашки) уменьшаются от од­ного полоскания к другому независимо от материала, из которого сделана посуда. Трехкратное ополаскивание ве­дет к тому, что в смывных водах присутствуют весьма ма­лые количества ПАВ. Кипячение посуды способствует наи­более полному переходу в воду сорбированных на ее стен­ках вторичных алкилсульфатов. При этом их концентрация оказывается значительно меньше предельно допустимой для водоемов (0,05 мг/л).

ХАРАКТЕРИСТИКА ЭНЗИМОСОДЕРЖАЩИХ CMC И ОТДЕЛЬНЫХ ФЕРМЕНТОВ

___________________________________________________________________

В настоящее время наметилось новое направление в раз­витии производства CMC — создание моющих средств с ферментами амилолитического, липолитического и протео­литического действия. Перспективность применения таких CMC объясняется тем, что присутствующие в них ферменты обеспечивают более быстрое и эффективное удаление бел­ковых, углеводных и жировых загрязнений.

Появлению энзимосодержащих, или, как их часто назы­вают, биологических моющих средств на мировом рынке способствовали следующие факторы:

  1. бурное развитие текстильной промышленности, пред­лагающей потребителю широкий ассортимент тканей из синтетических и смешанных волокон, которые плохо пере­носят повышенную щелочность моющих растворов и высо­кие температуры, теряют в этих условиях прочность и пер­воначальный внешний вид;

  2. всевозрастающие требования потребителей к качест­ву CMC, которые должны обеспечивать при невысоких тем­пературах (40—60 °С) не только общий высокий моющий эффект, но и удаление локальных загрязнений (пятен) раз­личного происхождения.

В последнее время изготовлены энзимосодержащие CMC без активных добавок с содержанием новых энзимов (эстеразы, алкалазы и савиназы). В неразбавленных энзимосо­держащих CMC концентрация энзима в 100—1000 раз вы­ше, чем в моющем растворе (П. Христенсен и соавт., 1978). В практике бытовой и промышленной стирки особые трудности, как известно, возникают при удалении пятен белко­вого происхождения. Такие загрязнения относятся к числу «тяжелых», так как крупные протеиновые молекулы прочно связываются с волокном ткани, способствуя при этом удер­жанию жировых, углеводных и неорганических загрязнений (Р. Е. Зингер, Л. Е. Векслер и соавт., 1972). Со временем прочность связи между белковыми продуктами и тканью усиливается. При температуре стирки 70—80 °С происходит коагуляция белка, его осаждение и закрепление на волокне. Последующее глажение окончательно закрепляет белковые пятна на ткани, так что даже сильные перекисные отбели­ватели не могут обеспечить полного удаления. Денатуриро­ванный белок удается расщепить до водорастворимых соединений только с помощью специфических биокатализа­торов — ферментов. Эту роль в CMC выполняют протеолитические энзимы. Они расщепляют крупные молекулы белка на легко удаляемые с ткани соединения. При этом наруша­ется связь волокна с загрязнением, которое частично дис­пергируется в моющем растворе. Содержание энзимов в CMC в зависимости от их активности колеблется от 0,1 до 3—5 %. Наиболее пригодны для использования в CMC бак­териальные ферменты, являющиеся продуктами жизнедея­тельности микроорганизмов. В сравнении с ферментами жи­вотного происхождения они обладают повышенной устойчи­востью. Для получения высокоактивных бактериальных протеиназ в качестве продуцента используют Bacillus sub­tilis и Bacillus mesenterericus. Известно, что энзимы, явля­ющиеся сложными белковыми структурами, подвержены влиянию таких факторов, как химический состав компози­ции, в которую они введены, ее влажность, рН моющего раствора, температура (Р. Е. Зингер, Л. И. Бавика, В. Н. Рыбачук, 1975). Это необходимо учитывать при созда­нии моющих средств с энзимами.

Очевидно, компоненты CMC не должны значительно снижать активность энзимов как при хранении, так и в про­цессе стирки. Значительное влияние на стабильность и эф­фективность энзима оказывает его товарная форма. Грану­лированные энзимы теряют при хранении в течение года менее 20 % исходной протеолитической активности, тогда как потеря ее порошкообразного протосубтилина ГIOХ со­ставляет около 25 %, а протомезентерина ГIOХ превышает 57%.

CMC являются многокомпонентными системами, в свя­зи с этим при создании рецептур необходимо учитывать не только совместимость протеаз с каждым компонентом мою­щего средства, но и характер биологического действия ком­позиции. Этот вопрос еще глубоко не изучен.

Исследование режима стирки энзимсодержащими CMC в автоматической стиральной машине показало, что при температурном режиме 20—60 °С они удаляют белковые загрязнения г ткани полностью. Для большинства энзимов температура 40—50 °С является оптимальной. Ее повыше­ние до 70 °С приводит к инактивации добавок и потере био­логической активности моющего средства. CMC с энзимами «Ока» обладает высокой степенью удаления белковых за­грязнений при концентрации моющего раствора 5 г/л и ми­нимальном времени замачивания (2—4 ч). Повышение кон­центрации моющего раствора средства «Ока» при стирке белья в прачечных до 10 г/л способствует значительному удалению белковых загрязнений и не влияет на результаты снятия пигментно-жировых загрязнений. Замачивание бе­лья на 4 ч и последующая стирка полностью способствуют удалению с тканей пигментно-жировых и белковых загряз­нений (И. М. Коваль и соавт., 1979).

Из отечественных щелочных протеиназ наиболее пер­спективным для производства CMC является протосубтилин ГIOХ (Л. М. Лупоза, Т. М. Рышкова и соавт., 1975). Фер­ментный препарат получают при глубинном культивирова­нии Вас. subtilis штамм 12 на питательной среде, содержа­щей картофельный крахмал, кукурузную муку, кукурузный экстракт и минеральные соли. Препарат, выделенный из фильтра культуральной жидкости путем осаждения этило­вым спиртом, подвергают распылительной сушке. Опти­мальными условиями действия протосубтилина ГIOХ явля­ются температура 50—55°С и рН 10—11. При исследовании стабильности протосубтилина ГIOХ оказалось, что наибо­лее высокая стабильность энзима в растворах паст, содер­жащих стабилизатор. С гигиенической точки зрения приме­нение паст наиболее перспективно, так как они почти исклю­чают пылеобразование и таким образом не оказывают раздражающего действия на слизистую оболочку носа, глаз и т. д.

Ферментные препараты промышленного выпуска, исполь­зуемые для введения в состав CMC, являются комплексны­ми. Так, щелочные протеиназы могут включать 5—7 сопут­ствующих ферментов, в том числе эластазу, коллагеназу, амилазу. В протеолитических ферментных препаратах мо­жет присутствовать до 9 белковых фракций, обладающих ярко выраженной трипсиновой, химотрипсиновой, карбокси-и лейцинаминопектидазной, эластазной и коллагеназной активностью.

Протеиназы помимо щелочной содержат нейтральную протеиназу, амилазу, эластазу, коллагеназу. В протосубти-лине ГIOХ и болгарской протеиназе Б-72 щелочной фрак­ции протеиназы имеется соответственно 34,3—36,5 % и 40,6—43 %, в датской алкалазе М — 57,8—64,8 %. Датская алкалаза М повышает моющую способность CMC «Биоэф­фект» на 41,6 %, протосубтилина — на 36,0 %, протомезен-терина — на 21%. При разработке энзимосодержащих CMC целесообразно использовать щелочные протеиназы, которые устойчивы в щелочной среде. Присутствие в фер­ментах примесей других энзимов мало влияет на эффектив­ность протеиназ в составе CMC.

Ряд авторов изучали действие CMC с ферментами (про­тосубтилина ГIOХ, мезентерии — 15 000 ед/г, французская щелочная протеиназа — 105 000 ед/г) на организм живот­ных. Установлено, что энзимосодержащие CMC в концент­рациях, в 10 раз превышающих рекомендуемые для приме­нения в быту, оказывают кожнораздражающее и сенсиби­лизирующее действие.

А. И. Саутин и соавторы (1974) наблюдали нарушение липидного обмена (липиды и (3-липопротеиды) как в груп­пах, подвергающихся действию CMC с ферментами, так и без ферментов. В группе, подвергавшейся воздействию CMC с ферментом протосубтилином ГIOХ, выявлялись измене­ния холестеринового и липидного обменов, белковых фрак­ций сыворотки крови. Наиболее выраженное влияние эти вещества оказывали на липидный обмен, что может быть связано с нарушением функции печени.

Г. М. Костродымова, Л. И. Саутин (1976) изучали влия­ние поверхностно-активных веществ (синтанол ДС-10, фер­менты протосубтилина ГIOХ, алкалаза, протомезентерин ГIOХ и CMC «Биоэффект» на их основе) в эксперименте. Установлены аллергенные свойства протосубтилина ГIOХ алкалазы и CMC «Биоэффект». У животных отмечались: контактный дерматит, тромбоцитопения, эозинофилия. При этом изменения от воздействия CMC, содержащих прото­субтилин ГIOХ, алкалазу были более выражены, чем от воздействия того же моющего средства без фермента. Сравнивая степень вредности CMC с ферментом и без него, следует отметить, что в первом случае CMC обладает более выраженными токсическими свойствами. Поэтому использо­вание этих веществ возможно только для автоматической стирки белья, исключающей контакт кожи с растворами.

Очевидно, это связано с комбинированным действием фер­ментов и ПАВ, входящих в состав синтетического моющего средства. Goxhuber и соавторы (1971) исследовали четыре CMC, в состав которых входила протеаза Вас. subtilis в кон­центрациях 0,3—1 % и четыре CMC, близких по рецептуре, но не содержавших фермента. При однократном введении внутрь всех CMC ЛД50 для белых крыс и мышей составляла более 5 г/кг. При ежедневном введении (в течение 13 нед) белым крысам моющих средств исследуемые показатели не изменялись. Не отмечено влияния этих CMC и фермента на кожу и слизистые человека и животных при однократном нанесении их и внутрикожном введении, а также местно-раздражающего действия при повторном применении. Не выявлено также аллергизирующего действия моющих средств. Обнаружена способность протеазы в концентра­циях значительно выше используемых в быту CMC высво­бождать гистамин и кинин. Авторы делают вывод, что применение протеазы в составе моющих средств не представ­ляет опасности для здоровья людей. Очевидно, неблаго­приятное воздействие исследуемого CMC, ферментов и отдельных ПАВ при небольших концентрациях обусловле­но низким качеством компонентов моющего средства.

Valer (1975) указывает на противоречивость данных о сенсибилизирующем действии на кожу (экзематозные из­менения) щелочных протеолитических ферментов, содержа­щихся в CMC. При проникновении в глубокие слои кожи высоких концентраций фермента отмечен протеолитический эффект. При контакте человека с ферментом сенсибилиза­ции кожи не наблюдалось через 21—30 дней и 2—5 мес. Автор полагает, что выявлявшиеся случаи раздражения кожи были вызваны ПАВ, а не воздействием протеолити­ческих ферментов.

Результаты наших исследований показали, что добавка ферментов к CMC обусловливает повышение их моющей способности. Эти средства также меньше изменяют вели­чины рН и содержание липидов кожи, чем CMC без фер­ментов.

Причиной отрицательного влияния энзимосодержащих CMC на кожу человека является включение в их состав не протеолитического фермента, а сочетание разных анионных ПАВ и других компонентов. При этом может выявиться си­нергизм или антагонизм в действии анионных и неионных ПАВ не только по моющей способности, но и по их влия­нию на функциональные проявления кожи. CMC с фермен­тами, активность которых составляет 50 000—100 000 ед/г, вызывают менее выраженные изменения рН кожи рук испытуемых, чем обычные CMC без ферментов. После мытья рук в течение 20 мин в 2 % растворах CMC с ферментами наблюдается такое же уменьшение количества липидов на коже, как и при работе с обычными CMC. Однако в зависи­мости от активности фермента в составе моющего средства степень обезжиривания кожи рук может быть более значи­тельной. При этом через 4 ч после контакта рук с 2 % раст­вором обычных CMC отмечается восстановление исходного уровня количества липидов на коже рук, в то время как после мытья рук в растворе CMC с ферментами происходит их регенерация только на 2-е сутки (табл. 9). Очевидно, это явление обусловлено не только активностью фермента, но и сочетанием ПАВ, входящих в состав CMC. Это является до­казательством синергизма в действии ПАВ и ферментов на функциональное состояние кожи, хотя точки приложения их действия могут быть различны. Возможно, протеолитичес­кие энзимы взаимодействуют с белковыми компонентами мембраны, создавая условия для связи ПАВ с функцио­нальными группами белка и липидами мембраны. Это спо­собствует проникновению молекулы ПАВ через кожу в организм. Решение этого вопроса требует дальнейшего ис­следования. Для сохранения эпителия кожи рук после ра­боты с CMC с ферментами необходимо применять крем для рук, строго соблюдать инструкцию об использовании этих CMC в быту. В противном случае длительное обезжирива­ние рук под влиянием энзимосодержащих CMC создает условия для возникновения дерматитов (А. И. Саутин, 1974; О. И. Волощенко, И. А. Медяник, В. Н. Чекаль, 1977).

Одним из элементов механизма действия ПАВ является их обезжиривающее влияние на кожу рук и денатурация ее белков. Подтверждением последнего считают высокое со­держание SH-групп в растворах CMC.

По данным И. А. Медяника, О. И. Волощенко (1974), степень обезжиривания кожи под влиянием CMC является первопричиной дерматитов, наблюдаемых у лиц с повышен­ной чувствительностью кожи к действию химических ве­ществ. При этом большое значение имеет время регенера­ции липидов и восстановление активной реакции кожи пос­ле работы с растворами CMC. Оно различно для обоих показателей функционального состояния кожи (для рН — 1—2 ч, липидов — 3—-4 ч).

Таблица 9. Влияние CMC с ферментами на

рН и содержание липидов на коже рук (п=12)

Концентрация

Процент

раствора, %

Эффект

Увеличение рН кожи

Время восстановле-

уменьшения количества

Процент вос­становления

Наименование CMC

действия

после мытья

ния рН ко-

липидов ко-

липидов ко-

испы-

реко-

на кожу

рук

жи, ч

жи после

жи рук че-

туе-

мен-

мытья рук

рез 4 ч

мого

дуемого

Моющая паста с протосубтилином

ГIOХ (ПС-100 000 ед/г)

2

0,5

Нет раз-

дражения

0,8

2,0

75,0

50,0

СМП с протомезентирином ГIOХ

(ПС-50 000 ед/г)

2

0,5

»

0,7

2,0

55,5

62,0

CMC с протосубтилином ГIOХ (ПС-

50 000 ед/г)

2

0,5

»

0,8

1,5

50,0

80,0

СМП «Ока» с протосубтилином

ГIOХ

2

0,5

Раздраже-

ние

1,6

2,0

52,0

67,3

СМП «Ока» с протеолитическим фер-

ментом АПБ-74 (ПС-50 000 ед/г)

2

0,5

Нет раз-

дражения

1,5

2,5-3,0

68,0

50,0

CMC «Биоэффект» с французской протеиназой (1 г CMC-1000 ед/г)

1

1

0,8—1,1

1,5

43,5

70.3

»

2

1

0,8—1,1

1,5

60,0

59,7

СМП «Биоэффект» с болгарской про-

теиназой (1 г CMC-1000 ед/г)

1

1

Нет раз-

дражения

1-1.4

1,5

66,7

61,0

2

1

1.8

1.5

41,1

38,8

Моющая паста «Биофлорапон» с про-

тосубтилином ГIOХ (1 г CMC-1000

ед/г)

0,2

2

>

70,0

44,0

2

2

44,0

68,4

Продолжение

Концентрация

Процент

раствора, %

Увеличение

Время

уменьшения

Процент вос-

Наименование CMC

Эффект действия

рН кожи после мытья

восстановле­ния рН ко-

количества липидов ко-

становления

липидов ко-

испы-

реко-

на кожу

рук

жи, ч

жи после

жи рук че-

туемого

мен­дуемого

мытья рук

рез 4 ч

Моющая паста «Био» с протосубтили-

ном ГIOХ (1 г CMC-1000 ед/г)

2

2

»

0,8

2

75,0

50,0

СМП «Биос» с протосубтилином и

стабилизатор лизин

2

2

»

77,0

40,0

и стабилизатор казеин

2

2

»

53,0

80,0

СМП «Биос» с протосубтилином

ГIOХ+лизин+СаСl2

2

2

»

25,0

30,0

СМП «Биос» с протосубтилином+ка-зеин + СаСl2 Паста «Био-миг» на метаупоне и про-

9

25,0

80,0

Нет раз-

тосубтилине

2

1,0

дражения

48,3

67,3

Паста «Био-миг» с протосубтилином и

2

1,0

казеином

2

2

»

50,0

81,8

СМП (с протосубтилином, алкил-

2

2

сульфонатом) — 1 в.

0,8

0,2

»

1,0

1,0

61,0

78,3

» — 2 в.

0,8

0,2

»

1,5

1.0

39,6

73,4

Протосубтилин ГIOХ

0,4

0,2

»

65,7

98,6

» ГЗХ

0,8

0,2

Раздраже-

ние

0,9

2,0

49,7

73,7

Французская протеиназа

0,4

0,2

Нет раз-

0,8

0,2

дражения

0,5

1,5

68,4

78,0

Болгарская »

. 0,4

0,2

1,0

1,0

50,0

87,0

Б-74

0,8

0,2

»

0,9

1,5

45,4

80,6

Амилосубтилин ГIOХ

0,8

0,2

Раздраже-

ние

0,6 -

2,0

30,5

105,0

По мнению авторов, наряду с этим происходят предденатурационные изменения белков кожи, что указывает на взаимодействие ПАВ со структур­ными и функциональными ее элементами. Очевидно, ПАВ вступают в связь с белковой молекулой, цепь которой раз­вертывается, и тем самым высвобождаются свободные функциональные группы. С последними молекулы ПАВ вступают в связь, что ведет к образованию сложных комп­лексов.

Способность белков кожи претерпевать обратимые из­менения после воздействия CMC является основой восста­новления исходного функционального ее состояния. В про­тивном случае более выраженная степень денатурационных изменений белковой молекулы, которая носит частично не­обратимый характер, по-видимому, может быть основой развития дерматитов разной степени. Последнее совпадает с повышением рН и уменьшением количества липидов на коже рук.

Доказательством предденатурационных изменений бел­ков крови и тканей различных органов после нанесения на кожу CMC или отдельных ПАВ являются данные о кинети­ке термостойкости белков сыворотки крови и сорбционных свойствах тканей органов.

Изменения времени термостойкости белков сыворотки крови и симметрия сорбционных свойств тканей органов животных имеют обратимый процесс. Они характеризуют уровень адаптационно-компенсаторных реакций организма на действие CMC. При возникновении асимметрии сорбци­онных свойств белков тканей парных органов наступает но­вый уровень этих реакций, ведущий к проявлению отрица­тельного действия CMC на организм. Такое CMC не может быть рекомендовано для применения в быту.

О. И. Волощенко, Ю. А. Карпенко и соавторы (1974), учитывая, что функциональные изменения белков кожи тес­но связаны с проявлением ферментативной активности, функцией нуклеиновых кислот и других соединений, прове­ли гистохимический анализ влияния CMC на функцию внутренних органов. Результаты этих исследований показа­ли, что после перорального введения крысам токсических Доз CMC («Рось-71» и CMC с отбеливающим эффектом) и ПАВ (синтамид-5 и первичный алкилсульфат натрия) на­блюдается уменьшение количества РНК, ДНК и увеличе­ние гликогена в сердечной мышечной ткани, печени, легких, Одновременно отмечается изменение субстанции Ниссля в клетках головного мозга. При этом происходит взаимодей­ствие ПАВ с липидно-белковыми мембранами. Проникая через них в различные структурные элементы клетки, ПАВ вызывают глубокие нарушения ее структурных и функцио­нальных элементов. Изучая эти молекулярные изменения, Можно более точно установить уровень предельно допусти­мых концентраций или вредности того или иного химичес­кого агента во внешней среде.

Разработка новых рецептур CMC должна быть направ­лена на подбор таких бинарных, тройных и других смесей ПАВ, которые при наличии высокой моющей способности CMC не вызывали бы резкого обезжиривания кожи и дена­турации ее белков.

Французская щелочная протеиназа (протеолитическая активность 170 000 ед/г). В острых опытах на белых крысах после одноразового нанесения на кожу передней стенки живота раствора французской щелочной протеиназы уста­новлено, что ее абсолютно смертельная доза составляет 6,4 г/кг, среднесмертельная доза — 3,19 г/кг массы. Клини­ческая картина интоксикации животных после каждой аппликации раствора проявлялась отсутствием аппетита, снижением массы, адинамией. Гибель части животных на­ступала через 2—3 дня после начала острого опыта. Ре­зультаты этих исследований показали, что по сравнению с контролем морфологический состав периферической крови белых крыс колебался на уровне тех же величин, за исклю­чением достоверного повышения содержания гемоглобина. При некоторых дозах раствора (3,2, 4,8, 6,4 г/кг), наноси­мого на кожу животных, на 2-й день опыта отмечено повы­шение количества- белка и холестерина в сыворотке крови.

После аппликации на кожу белых крыс французской щелочной протеиназы в дозе 3,2 г/кг наблюдались некото­рые изменения количества АТФ, РНК, ДНК в тканях пече­ни, почек, мозга, кожи. Учитывая, что в раствор CMC фер­мент вводится в количестве 1 г, а в рабочем растворе CMC составляет 0,1 %, то обнаруженные изменения некоторых показателей указывают на недопустимость завышения кон­центрации фермента выше 0,1 %. После ежедневного нане­сения в течение 3 мес на кожу гвинейских свинок 1 мл 0,4 % раствора французской щелочной протеиназы (в 4 раза вы­ше рекомендуемой дозы), раздражающее и аллергизирую­щее действие на кожу не наблюдается. При этом морфоло­гический состав периферической крови животных претерпе­вает незначительные изменения по сравнению с контролем. Отмечено статистически достоверное увеличение содержа­ния холинэстеразы в крови — с 647 ммоль/г-л (контроль) до 857 ммоль/г-л (опыт). По сравнению с контролем повы­шались содержание холестерина в сыворотке крови (в 1,4 раза), активность каталазы крови и аланиновой трансами­назы (в 2 раза). Однако эти изменения (Р>0,05) колеба­лись в пределах физиологических величин, что свидетельст­вует об адаптационных реакциях организма. Мытье рук испытуемыми лицами в течение 20 мин на . протяжений 1 мес в 0,4 % или 0,8 % растворе французской щелочной протеиназы не вызывало раздражения и сенсибилизации кожи кистей и предплечий. При этом рН кожи рук повы­шалась на 0,6 единиц по сравнению с фоном и через 1 ч после прекращения контакта с раствором фермента дости­гала первоначальных величин. Содержание общих липидов уменьшалось на 68,4 % по сравнению с фоном (после ра­боты с 0,4 % раствором). Через 2 ч после прекращения мытья рук оно восстанавливалось до 80 % исходного уров­ня. Однако на протяжении последующих 2 ч снова опреде­лялось более низкое количество липидов кожи рук (53— 49 % исходных величин).

После контакта кожи рук с 0,8 % раствором фермента количество липидов в течение 4 ч составляло 80 % фона. Через 36 ч после контакта кожи рук с 0,4 % раствором энзима содержание аминокислот на ее поверхности было ниже (0,033 мг/см2), чем до эксперимента (0,068 мг/см2; Р<0,01); 0,8% раствор этого энзима вызывал их увели­чение с 0,037 мг/см2 (фон) до 0,049 мг/см2. На основании проведенных исследований установлено, что французская щелочная протеиназа может быть введена в состав энзимо-содержащих CMC в 1 % концентрации.

Болгарская щелочная протеиназа АПБ-74 (ПС-80000 ед/г). После одноразового нанесения на кожу белых крыс растворов болгарской щелочной протеиназы в дозах 4, 8, 12, 16 г/кг развивался некроз участков кожи, отмечались адинамия животных, отсутствие аппетита, снижение массы. Гибель крыс наступала в разное время, в основном в тече­ние первых 2 сут после начала опыта. При этом ЛД50 этого фермента для белых крыс превышала 16 г/кг.

По данным острого опыта, среднесмертельная доза (ЛД50) для белых крыс после одноразового введения в же­лудок водного раствора болгарской протеиназы АПБ-74 колебалась от 7,2 г/кг до 9,0 г/кг. При дозах выше 12 г/кг наблюдались цианоз носа, взъерошенная шерсть, односто­ронняя контрактура мышц шеи, некоторая заторможен­ность; на 2—3-й сутки отмечалась гибель животных. Изме­нений в составе периферической крови (количество эритро­цитов, лейкоцитов, содержание гемоглобина.00, лейкоформу­ла) не наблюдалось. Однако определялся некоторый лейкоцитоз. Выявление холестерина в сыворотке крови показало следующие закономерности в зависимости от Дозы введенного фермента: содержание холестерина на 2-й и 8-й дни опыта повышалось по сравнению с контролем в 1,5—2 раза при дозах 4, 8, 12 г/кг, при дозе 16 г/кг отмеча­лось статистически недостоверное понижение его (с 1,6 ммоль/л до 0,98 ммоль/л) на 8-й день эксперимента.

Содержание общего белка в сыворотке крови при дозах фермента 4 г/кг и 8 г/кг изменялось в пределах величин контроля; при дозах 12 г/кг и 16 г/кг оно соответственно уменьшалось с 6,980 % до 4,8 % и 4,6 % (Р>0,01). На 8-й день опыта наблюдалось пониженное количество об­щего белка в сыворотке крови на уровне этих же величин. Эти данные указывают на угнетение белковообразователь­ной функции печени.

Наряду с этим отмечаются некоторые изменения содер­жания РНК и ДНК в тканях органов. Так, при дозах 8,12,16 г/кг фермента уменьшается количество РНК в коже, мозговой ткани. Определяется тенденция к повышению количества РНК в печени и почках. Содержание ДНК в органах колеблется на уровне величин контроля, однако при дозе 12 г/кг наблюдается статистически достоверное повышение уровня ДНК в. печени. Количество аспараги­новой трансаминазы в сыворотке крови при дозах от 2 г/кг до 9 г/кг находится на уровне величин контроля (100 ммоль/ч-л), а при более высоких дозах (12—16 г/кг) повышается в 1,5—2 раза (160—182 ммоль/ч-л). Такое явление указывает на усиление ферментативной функции печени.Во время 20-минутного контакта рук испытуемых с 0,4 % водным раствором болгарской щелочной протеиназы АПБ-74 (в 4 раза превышавшую рекомендуемую концент­рацию для введения CMC) раздражающего и сенсибилизи­рующего действия на кожу не наблюдалось.

После ежедневного нанесения в течение 1 мес на кожу гвинейских свинок 1 мл 0,8 % раствора (в 4 раза выше рекомендуемой) болгарской щелочной протеиназы АПБ-74 местнораздражающего и аллергизирующего действия не от­мечалось. Выявлялась тенденция к снижению количества эозинофильных гранулоцитов от 1,2 % до 0,6 % (Р<0,05). Остальные показатели морфологического состава перифе­рической крови животных колебались на уровне контроля. Определялось статистически достоверное (Р<0,05) увели­чение содержания холестерина в сыворотке крови (конт­роль 2,8 ммоль/л, опыт —4,08 ммоль/л). Несколько повы­шалась активность каталазы (с 4,47 до 5,62) и холинэсте­разы крови (с 647,3 ммоль/ч-л до 729 ммоль/ч-л), трансаминаз сыворотки крови (аланиновой с 4,8 ммоль/ч-л до 8,0 ммоль/ч-л и аспарагиновой с 12,84 ммоль/ч-л до 15,74 ммоль/ч-л), однако эти изменения были недостовер­ны. рН кожи рук и предплечий при этом увеличивалась на 1 и через 45—60 мин восстанавливалась до исходного уровня, то есть быстрее на час, чем после работы с растворами обычных CMC. Количество общих липидов в этих условиях уменьшалось на 50 % и через 4 ч было исход­ным. Содержание аминокислот на коже рук после работы с 0,4 % раствором этого фермента через 36 ч увеличива­лось с 0,010 мг/см2 (фон) до 0,102 мг/см2; с 0,8 % раство­ром исследуемого фермента соответственно составило 0,054 мг/см2 и 0,036/см2.

Таким образом, более низкие концентрации болгар­ской щелочной протеиназы АПБ-74 вызывают распад бел­ков кожи, одновременно усиливая их синтез. Высокие кон­центрации ее усиливают этот процесс значительнее, подав­ляя синтез белков кожи, в связи с чем через 36 ч не наблюдается восстановление аминокислот до исходного уровня. Болгарская щелочная протеиназа АПБ-74 в ука­занной активности может быть рекомендована для введе­ния в состав CMC в 2 % концентрации.

При сравнении токсичности болгарской щелочной про­теиназы АПБ-74 и французской щелочной протеиназы ус­тановлено, что ЛД100 и ЛД50 первого препарата несколько выше, чем второго. Такое явление, по-видимому, обуслов­лено разной протеолитической активностью ферментов (у второго препарата она выше). Оба фермента после одно­разовой аппликации вызвали статистически достоверное (Р<0,01) повышение содержания гемоглобина в крови, общего белка и холестерина (Р<0,05) в сыворотке крови животных. Указанные изменения биохимических показа­телей выявлялись также после нанесения на кожу живот-•ных французской щелочной протеиназы в меньшей дозе (4,2 г/кг), что свидетельствует о более высокой токсичнос­ти данного препарата.

В хроническом эксперименте (3 и 6 мес) изучались ко­лебания показателей обменных процессов. Установлено, что они не выходили за пределы физиологической нормы под воздействием болгарской (0,8 % раствор) и французс­кой (0,4 %) щелочных протеиназ при равной активности, но дальнейшее повышение содержания указанных протео­литических энзимов в рецептурах CMC недопустимо.

Амилосубтилин ГIOХ (ДС — 3 000 ед/г). После еже­дневного нанесения в течение 45 дней на кожу гвинейских свинок 0,5 мл 0,8 % раствора (в 4 раза выше рекомендуе­мой дозы) амилосубтилина ГIOХ раздражающего и сенси­билизирующего действия не наблюдалось. В период изу­чения раздражающего действия препарата отмечалось не­которое усиление активности холинэстеразы, каталазы, пероксидазы крови, повышение количества холестерина и белка сыворотки крови, сахара крови. Сенсибилизирующее действие проявлялось увеличением активности холинэсте­разы, уменьшением активности каталазы крови (Р<СО,О5), аспарагиновой трансаминазы (Р<0,05), количества холе­стерина в сыворотке крови. Эти изменения биохимических показателей указывают на напряжение функций печени.

При контакте с 0,2 % и 0,8 % растворами амилосуб­тилина ГIOХ испытуемые жаловались на зуд, жжение ко­жи рук, «шероховатость» ногтей, боль в царапинах, ранках. После контакта с 0,8 % раствором наблюдалось резкое покраснение кожи рук (в течение 2 сут), бледно-розовые узелки (в течение 3 сут). Содержание липидов снижалось и через 4 ч восстанавливалось.

На основании проведенных экспериментов установлено, что энзим амилосубтилин ГIOХ в указанной активности может быть введен в состав CMC не выше чем в 1,5 % кон­центрации.

CMC «Ока» с гранулированной щелочной французской протеиназой (ПС 1 г CMC —1000 ед/г). В острых опытах установлено, что CMC «Ока» с французской щелочной протеиназой относится к классу малотоксичных веществ. При однократном введении в желудок крыс водного раст­вора этого вещества ЛД100 составила 10 г/кг массы живот­ного; ЛД50 — 8,13 г/кг. При одноразовом накожном нане­сении ЛД100 превышала 35,4 г/кг, ЛД50 — 25,88 г/кг. В хроническом эксперименте после ежедневного нанесения на кожу гвинейских свинок 2 % раствора этого CMC не отмечалось раздражающего и сенсибилизирующего дейст­вия. Морфологический состав периферической крови живот­ных существенно не изменился. Количество холестерина, активность аспарагиновой и аланиновой трансаминаз, со­держание белка в сыворотке крови, индексы каталазы и пероксидазы крови морских свинок оставались на уровне контроля.

После контакта испытуемых с 1 % и 2 % растворами CMC «Ока» с французской щелочной протеиназой в тече­ние 20 мин на протяжении 1 мес раздражающего и сенси­билизирующего действия препарата не обнаруживалось. Наблюдалось увеличение рН кожи на 0,8—1,1 единицы и через 90 мин возвращение к исходному уровню.

При работе с 1 % раствором CMC «Ока» с француз­ской щелочной протеиназой количество липидов кожи рук снизилось на 43,5 %и через 4 ч составляло 70,3 % исход­ного фона. При контакте с 2 % раствором этого же веще­ства их содержание уменьшалось на 60 % и через 4 ч достигало только 59,7 % исходного уровня. Следовательно, более высокие концентрации этого моющего средства вызывают длительное обезжиривание кожи.

Количество аминокислот на коже рук при воздействии 1 % раствора через 36 ч соответствовало 0,038 мг/см2 (при фоне 0,020 мг/см2) и после работы с 2 % раствором достиг­ло 0,056 мг/см2 (при фоне 0,036 мг/см2), то есть отмечались деструктивные явления белков кожи рук в течение длитель­ного времени. Очевидно, низкая и продолжительная регене­рация липидов, а также усиленный распад белков под влия­нием 2 % раствора CMC «Ока» с французской щелочной протеиназой обусловлены высокой протеолитической актив­ностью фермента. Таким образом, применение CMC «Ока» с французской щелочной протеиназой должно быть строго регламентировано и рекомендовано к использованию в быту не чаще 1 раза в неделю при условии, что рабочая его кон центрация не будет превышать 1 %, что должно быть указано на этикетке товарной единицы.

CMC «Ока» с гранулированной болгарской щелочной протеиназой (1 г CMC — 1000 ед/г). После одноразового введения в желудок белым крысам раствора этого препа­рата ЛД100 составляла 8,1 г/кг, ЛД50 — 4,25 г/кг. CMC «Ока» с гранулированной болгарской щелочной протеина­зой относится к малотоксичным веществам.

После ежедневного нанесения в течение 3 мес на кожу гвинейских свинок 0,5 мл 2 % раствора исследуемого CMC с ферментом раздражающего и сенсибилизирующего дей­ствия препарата не отмечалось. Изучение биохимических показателей крови (содержание общего белка, активность трансаминазы, количество холестерина в сыворотке кро­ви, индексы каталазы и пероксидазы крови), а также мор­фологического состава периферической крови животных показало незначительное изменение физиологических по­казателей. Исследование 1 % и 2 % растворов CMC «Ока» с болгарской щелочной протеиназой проводилось на протя­жении 30 дней в течение 20 мин на людях-добровольцах. При этом не отмечалось раздражающего действия препа­рата на кожу рук. Однако у отдельных лиц с повышенной чувствительностью наблюдались видимые клинические из­менения: стянутость, шероховатость, сухость кожи рук. Эти явления усиливались при повторном контакте с раст­вором данного препарата. После контакта с 1—2 % раст­вором рН кожи рук увеличивалась на 1—1,4 единицы по сравнению с фоном и достигала исходных величин через 90 мин. Содержание липидов уменьшалось на 66,7 % по сравнению с фоном или на 41,1 % после контакта с 2 % раствором этого же средства. Через 4 ч после прекращения работы с этим препаратом не наблюдается полной ре­генерации липидов кожи, то есть отмечается ее длитель­ное обезжиривание. Количество аминокислот в этих усло­виях восстанавливалось через 36 ч.

Следовательно, CMC «Ока» с болгарской щелочной протеиназой может быть допущено к использованию в бы­ту при условии, что концентрация рабочего раствора пре­парата, применяемого 1 раз в неделю, не будет превы­шать 1 %.

Исследования, проведенные по выявлению остаточных количеств ПАВ на коже рук испытуемых после примене­ния энзимосодержащих CMC показали, что присутствие протеолитических ферментов в их рецептуре не препятст­вует накоплению анионных ПАВ на коже. Так, количест­во анионных веществ на коже колебалось в пределах 2,04—5,3 мкг/см2.

При сопоставлении острой токсичности двух рецептур CMC «Ока» установлено, что препараты, включающие бол­гарскую щелочную протеиназу, менее токсичны при пероральном и кожном пути поступления в организм, чем CMC, в рецептуру которых входит французский протеолитичес­кий энзим. Сравнивая данные о колебаниях различных биохимических показателей крови подопытных животных после многократного нанесения отдельных протеолитичес­ких ферментов и 2 % растворов CMC «Ока» на их основе, можно отметить, что они находились на уровне физиоло­гической нормы. Более высокие (2 %) концентрации рас­твора CMC «Ока» с французской щелочной протеиназой, очевидно, вызывают распад белков кожи в течение дли­тельного времени после прекращения контакта с исследу­емым раствором. Возможно, низкая и продолжительная регенерация липидов, а также усиленный распад белков под влиянием 2 % раствора CMC «Ока» с французской щелочной протеиназой обусловлены более высокой про­теолитической активностью фермента, а также сочетанием ПАВ, входящих в состав CMC. В этом случае наблюдает­ся синергическое действие ПАВ и ферментов на функцио­нальное состояние кожи, хотя точки приложения их влияния на субстрат могут быть различны. Очевидно, про­теолитические ферменты взаимодействуют с белковыми компонентами биомембран, создавая условия для связи ПАВ с функциональными группами белка и липидами мем­бран, вследствие чего наступает гиперхолестеринемия. Следовательно, французской щелочной протеиназы в ре­цептуре CMC должно содержаться в 2 раза меньше, чем болгарской (с учетом их различной активности).

Пастообразное CMC «Биофлорапон» (1 г CMC — 1000 ед/г). У белых крыс, получавших перорально большие дозы моющей пасты «Биофлорапон» (10—12 г/кг), в первые 10мин после введения препарата наблюдалось резкое воз­буждение, затем торможение двигательной активности, че­рез сутки животные погибли. У крыс, получавших пасту в дозе 8 г/кг, отмечалась следующая картина отравления: цианоз носа, взъерошенная шерсть, заторможенность. Ги­бель наступала в течение первых 2 сут. После одноразово­го введения в желудок белым крысам раствора этого препа­рата ЛД100 составляла 8 г/кг, ЛД50 —6 г/кг. При одноразо­вом нанесении на кожу моющей пасты в разных дозах (4, 7,7, 12,8, 17,1, 15 г/кг) на 3-й день опыта наблюдается об­лысение животных,.резкая гиперемия,-шероховатость кожи. Животные адинамичны, вялы, теряют массу.

После ежедневного нанесения в течение 3 мес на кожу гвинейских свинок 0,5 мл 2 % раствора энзимосодержа-щего CMC не отмечается раздражающего и Сенсибилизи­рующего действия. При этом усиливается активность ка­талазы с 8,5 до 11,86 (Р<0,01) на протяжении всего вре­мени испытания препарата. В период изучения возможного раздражающего действия этого средства на кожу увели­чивается активность аланиновой (с 42,6 ммоль/ч-л до 174,6 ммоль/ч-л; Р>0,01) и аспарагиновой (с 37 ммоль/ч-л до 106 ммоль/ч-л; Р>0,01) трансаминаз. Во второй пе­риод опыта (изучение сенсибилизирующего действия) активность "аланиновой трансаминазы падает с 34,4 ммоль/ч-л до 21,6 ммоль/ч-л; Р<0,01). Содержание РНК и ДНК в коже, а также морфологический состав крови животных изменялись незначительно. .

Исследование 0,2 % и 2 % растворов моющей пасты «Биофлорапон» проводилось на протяжении 30 дней в тече­ние 20 мин на людях-добровольцах. При этом раздражаю­щего и сенсибилизирующего действия препарата на кожу рук не отмечалось. Активная реакция кожи рук после кон­такта с растворами оставалась на уровне фоновой (6,0). Содержание липидов после работы с 0,2 % раствором резко снижалось и составляло 29 % фоновой величины (Р<0,05). Через 2 ч после прекращения работы с раство­ром оно повышалось до 62 %, а через 3—4 ч колебалось на уровне 43—44 % по сравнению с исходным уровнем, то есть отмечалось длительное обезжиривание рук. Количе­ство аминокислот через 48 ч после прекращения контакта кожи с препаратом резко увеличивалось и составляло 0,103 мг/см2 (фон 0,059 мг/см2; Р<0,05). Возможно, на­блюдается интенсивный распад белков под воздействием химических веществ, входящих в состав композиции энзим­содержащего CMC.

После 20-минутного контакта кожи рук с 2 % раство­ром исследуемого моющего средства содержание общих липидов кожи кистей и предплечий испытуемых уменьша­лось до 56 % по сравнению с фоном и находилось на этом уровне в течение 3 ч после прекращения работы с раство­ром. Через 4 ч оно составляло 68,4 % фоновой величины. Количество аминокислот в этих условиях через 48 ч было исходным.

На основании проведенных экспериментов можно сде­лать заключение, что энзимосодержащее средство «Био-флорапон» отвечает гигиеническим требованиям, предъяв­ляемым к этим препаратам, и может быть рекомендовано к применению в быту. После его использования необходи­мо применять крем для рук.

Моющая паста с энзимом «Био». После одноразового перорального введения белым крысам раствора пастооб­разного моющего раствора с энзимами ЛД100 составляет 7,5 г/кг, ЛД50 — 3,5 г/кг. Моющая паста с энзимом «Био» относится к малотоксичным веществам.

Ежедневное нанесение в течение 30 дней на кожу гви­неских свинок 2 % раствора этого препарата не вызывает раздражающего и сенсибилизирующего влияния. Изуче­ние физико-химических свойств (относительная плотность крови, сыворотки, содержание общего белка, гемоглоби­на, величина гематокрита) крови в этих условиях опыта показало, что они изменялись в пределах величин контро­ля. Однако время термостойкости белков сыворотки крови удлиняется в 3 раза по сравнению с контролем, что ука­зывает на замедление их денатурационных свойств и сви­детельствует о развитии положительных защитных адап­тационных реакций организма. Уровень сахара, активность холинэстеразы в крови, щелочной фосфатазы, количество холестерина в сыворотке крови животных после апплика­ции 2 % раствора исследуемой энзимосодержащей мою­щей пасты «Био» изменяются в пределах величин контро­ля. Данные этих опытов указывают на отсутствие изменений гликогенсинтезирующей, ферментативной функ­ций печени, а также липидного обмена.

После 20-минутного контакта кожи рук испытуемых на протяжении 30 дней с 2 % раствором пастообразного мою­щего средства с энзимами «Био» незначительно повышает­ся рН кожи (на 0,8 единицы), но через 2 ч она восстанав­ливается до первоначальной величины. Количество общих липидов уменьшается на 75 % по сравнению с фоном и через 4 ч после окончания работы с раствором этого препара­та достигает 50 % исходного уровня, то есть отмечается обезжиривание кожи рук. В связи с этим после работы с растворами пастообразного средства «Био» необходимо применять крем для рук.

Таким образом, синтетическое пастообразное средство «Био» отвечает гигиеническим требованиям, предъявляемых, к энзимсодержащим CMC, и может быть рекомендовано для использования в быту.

Порошок стиральный синтетический со стабилизатора­ми протеолитических энзимов «Биос». Исследовались 4 ва­рианта моющего средства «Биос»: 1-й вариант со стабилиза­тором ферментов лизином, 2-й вариант — со стабилизато­ром казеином, 3-й и 4-й варианты имели соответственно те же стабилизаторы с наличием кальция хлорида. Результа­ты исследований показали, что ежедневное нанесение на кожу гвинейских свинок в течение 35 дней 0,5 мл 2 % рас­творов одного из вариантов препарата не вызывают раздражающего и сенсибилизирующего действия. Биохи­мические показатели крови животных (содержание сахара, каталазы и пероксидазы, общих и свободных SH-групп в крови, содержание холестерина, общего белка и активно­сти аспарагиновой трансаминазы в сыворотке), а также ее морфологический состав изменялись в пределах величин контроля. Однако активность холинэстеразы крови досто­верно (Р<0,05) изменялась на протяжении всего времени эксперимента под влиянием всех вариантов препарата. От­мечалось также достоверное повышение активности аспа­рагиновой трансаминазы в сыворотке крови и количества РНК в почках на раздражающее действие «Биос» — 1-й вариант (стабилизатор энзимов — лизин) и количества са­хара в крови, а также ДНК в печени и РНК в почках в тот же период эксперимента под влиянием «Биос» — 2-й вари­ант (стабилизатор энзимов — казеин).

Во время сенсибилизации кожи животных 2 % раство­ром «Биос» — 1-й вариант — наблюдалось достоверное нарушение активности каталазы крови, содержания холе­стерина и общего белка в сыворотке крови. Эти сдвиги от­сутствовали после аппликации 2 % раствора «Биос» — 2-й вариант. После мытья рук испытуемыми в 2 % растворе одного из вариантов моющего средства «Биос» не отмеча­лось местнораздражающего и сенсибилизирующего дейст­вия препарата на кожу. «Биос»—1-й и 2-й варианты в 2 % концентрации уменьшают количество аминокислот, ко­торое через 72 ч составляет 80 % исходного фона (табл. 10> 11).

Препарат «Биос» — 1-й вариант — резко обезжиривает кожу рук. Через 4 ч количество липидов на ее по­верхности достигает 40 % исходного фона, через 24 ч оно составляет 80 %. «Биос» — 2-й вариант в меньшей степени обезжиривает кожу рук и через 4 ч после прекращения контакта с этим моющим раствором содержание липидов на коже рук восстанавливается до 80 % исходного уровня.

Моющее средство «Биос» с теми же ферментами, но стабилизаторы с кальция хлоридом (3-й и 4-й варианты) вызывает незначительное обезжиривание кожи рук, кото­рое Сменяется фазовыми изменениями содержания липи­дов (рис. 7).

Следовательно, прибавка стабилизаторов (лизина и ка­зеина) особенно в присутствии кальция хлорида улучша­ет гигиенические свойства CMC «Биос», которое может быть рекомендовано к практическому использованию.

Паста моющая синтетическая быстрораство­римая с энзимами. Пос­ле ежедневной апплика­ции 0,5 мл 2 % раствора гвинейским свинкам в те­чение 45 дней местнораз­дражающего и сенсиби­лизирующего действия препарата не выявлено. Состав крови, интенсив­ность углеводного, бел­кового, липидного обме­на, уровень окислительно-восстановительных про­цессов, активность неко­торых ферментов изменя­лись в пределах величин

контроля.

После многократных 20-минутных контактов в течение 1 мес кожи рук с 2 % растворами моющей пасты не наблю­далось раздражающего и сенсибилизирующего действий. Функциональное состояние (рН, количество липидов и аминокислот) кожи изменялось в пределах величин, на­блюдаемых при работе с другими энзимсодержащими CMC.

Следовательно, паста моющая синтетическая быстро­растворимая с энзимами отвечает гигиеническим требова­ниям, предъявляемым к CMC с ферментами, и может быть рекомендована для использования в быту.

Пастообразное быстрорастворимое средство «Био-миг». Мытье рук в 2 % растворе моющей пасты «Био-миг» (1-й или 2-й вариант) через день в течение 1 мес не вызывает раздражающего и сенсибилизирующего действия. Содер­жание липидов кожи рук после контакта с 2 °/о раствором моющей пасты «Био-миг» — 1-й вариант составляло 51,7 %, через 2 ч — 55,6 %, через 3—4 ч — 80 % . Количество липи-дов кожи рук после контакта с 2 % раствором «Био-миг» — 2-й вариант соответствовало 50%, через 2 ч —66,6%, через 4 ч —82 %.

Проведенные исследования позволяют рекомендовать моющую быстрорастворимую пасту «Био-миг» — 1-й и 2-й варианты для использования в быту.

ВНИИхимпроект создал новое порошкообразное мою­щее средство с протеолитическими энзимами, получаемое методом напыления жидких компонентов на твердые в аппарате виброкипящего слоя (ВК.С). Это средство отлича­ется от препарата «Биос» содержанием основных компо­нентов в композиции. После 20-минутного контакта кожи рук с 2 %. раствором моющего средства каждого из 2 ва­риантов в отдельности в течение 1 мес не наблюдалось ее видимых клинических изменений. Определение рН кожи рук испытуемых до, после контакта с раствором и через различные промежутки времени после работы с указанным раствором показало, что величина активной реакции кожи увеличивалась на 1 и восстанавливалась к исходному уров­ню через 1,5 ч (1-й вариант) или через 1 ч (2-й вариант). Содержание общих липидов изменялось следующим обра­зом: 1-й вариант средства — фон—-100 %, после контак­та с раствором — 39,13 %, через 3 ч — 67,4 °/о, через 4 ч — 78,26 %; 2-й вариант соответственно — 100, 40,4, 68,8, 73,4 %. На 2-й день испытания препарата отмечался тот же фон содержания липидов на коже, что в 1-й день ее контак­та с моющим раствором. Таким образом, через 4 ч после мытья рук в моющем растворе этого средства происходит регенерация липидов на 4/5 (1-й вариант) или 3/4 (2-й вари­ант) по сравнению с исходным уровнем. На основании по­лученных результатов этот препарат был рекомендован для использования в быту.

ПЕНОМОЮЩИЕ СРЕДСТВА ДЛЯ ВАНН

__________________________________________________________________

Среди многочисленных товаров бытовой химии опреде­ленное место занимают пеномоющие средства для ванн — шампуни, в состав которых входят ПАВ и различные добавки: вещества для улучшения функционального состоя­ния кожи, сохранения и укрепления волос, а также крася­щие пигменты. В каждом средстве выделяют активную ос­нову, вещества, усиливающие действие этой основы, а также добавки, обусловливающие специфическое действие средства.

Характеристикой шампуня является его моющее дейст­вие, которое определяется его обезжиривающей способно­стью, степенью разрушения кератина волос и количеством адсорбированных волосами добавок, входящих в состав шампуней. Поскольку разрушение волос начинается с раз­рыва дисульфидных связей и образования SH-rpynn, то по увеличению количества последних можно судить о степени этого разрушения под действием водных растворов ПАВ в концентрациях и композициях, обычно применяемых при мытье волос шампунями. О. П. Волощенко, И. А. Медя-ник, В. Н. Чекаль (1975, 1977) изучали закономерности биологического действия шампуней, пигментов, лаков для волос.

Используя смеси ПАВ различных классов в разных со­отношениях, можно получить шампуни для сухой и жирной кожи. Добавление неионогенных ПАВ (синтанола ДС-10 или синтамида-5, лутензола и др.) в соотношении 1 : 1 улучшает гигиенические свойства препаратов. Уменьшает степень вероятного раздражающего действия анионных ПАВ на кожу и повышает обезжиривающую способность водных растворов анионных ПАВ, не изменяя их пенооб-разующую способность (И. А. Медяник, А. И. Костенко, Л. И. Чабан,1974).

В настоящее время разработаны определенные гигие­нические требования к качеству шампуней. Они должны быстро образовывать обильную и мягкую пену, иметь при­ятный запах, цвет, прозрачность и однородность, хорошо промывать волосы и кожу головы даже в жесткой воде, смывать загрязнения, ороговевший эпидермис и частично жиры кожи, но не полностью удалять их. В состав шампу­ней обязательно необходимо включать «полезные» добав­ки: углекислый экстракт аира, хмеля или мяты, ланолин, касторовое масло, витамины и другие вещества, сохраняю­щие и улучшающие функциональное состояние кожи и во­лос, придающие волосам блеск, мягкость, ухоженность.

Существующая методика, по которой изучаемые препа­раты наносят на выстриженный участок кожи животных, не позволяет судить о функциональном состоянии волос. Поэтому был разработан новый методический подход к ги­гиеническому изучению действия шампуней на организм. Раствор шампуня наносится непосредственно на волосяной покров, и частота аппликаций соответствует способу при­менения препарата. Методика предусматривает исследова­ние возможного местнораздражающего и сенсибилизирую­щего действия шампуней. По истечении 1-го и 2-го периодов опыта (30—35 дней) изучается уровень окислительно-вос­становительных процессов в организме, физико-химические свойства крови и тканей органов, активность ряда фермен­тативных систем, различных соединений гемоглобина кро­ви, а также ряд показателей, характеризующих состояние Углеводного, жирового и белкового обменов. На протяже­нии всего времени исследования изучаются функциональ­ное состояние кожи и волос человека и видимые клиниче­ские изменения после их применения.

Раздражающее действие шампуней на кожу и обменные процессы обусловлено высоким содержанием ПАВ (25—. 30 %) в их композициях, особенно наличием триэтаноло­вой соли лаурилсульфата (до 15 %) в сочетании с други­ми анионными ПАВ, главным образом метаупоном (до 10 %)_ Нами были предложены гигиенические рекомендации, ко­торые позволили уменьшить общее количество ПАВ до 15— 20 %, в том числе триэтаноламиновой соли лаурилсуль­фата до 5—8 %. Наряду с этим было рекомендовано ввес­ти в состав шампуней неионогенные ПАВ, которые сни­жают степень раздражающего влияния анионных ПАВ на кожу.

«Золотая рыбка» для детских ванн (4 варианта). Соот­ношение анионных и неионогенных ПАВ 1 : 1. В опытах на гвинейских свинках после ежедневной аппликации в течение 30 дней 0,5 мл 0,1 % раствора 1-го варианта (с низким со­держанием ПАВ) пеномоющего средства для детских ванн «Золотая рыбка» раздражающего и сенсибилизирующего влияния не отмечалось. Исследование физико-химических свойств крови (относительной плотности крови, сыворотки, величины гематокрита, времени тепловой денатурации бел­ков сыворотки крови, содержание общего белка, в том чис­ле гемоглобина в крови) показало, что они изменялись в пределах величин контроля. Активность каталазы крови животных недостаточно повышалась с 8,6 (контроль) до 11,0 (опыт). Индекс пероксидазы крови уменьшался с 0,21 (контроль) до 0,18 (опыт), что указывало на усиление окис­лительно-восстановительных процессов в организме в пре­делах физиологических колебаний.

Мытье рук в 0,1 % растворе этого средства в течение 20 мин на протяжении 30 дней через 1 день не оказывало раздражающего и аллергизирующего действия. Величина активной реакции кожи кистей и предплечий увеличивалась на 0,8 и через 1 ч после прекращения контакта с раствором была исходной. Количество общих липидов на коже рук уменьшалось на 35 % по сравнению с фоном и через 3 ч после работы оно восстанавливалось до исходных величин. 2-й и 3-й варианты этого препарата содержали те же компо­ненты, но в более высокой концентрации. После вне­сения в конъюнктиву кроликов и гвинейских свинок рас­твора одного из вариантов средства 0,5% концентраций (в 5 раз превышала рекомендуемую) не отмечалось раздра­жающего действия на слизистую оболочку глаз. Купание детей в 0,3—0,5 % растворе этого средства также не вызы­вало раздражения слизистой оболочки глаз и кожи. Этот препарат был рекомендован для использования в быту.

«Селена». Соотношение анионных и неионогенных ПАВ в «Селене» 1 : 3. Рецептуры этого вещества содержат экст­ракты хмеля, ромашки и тысячелистника, а также эфирные масла пихты или сосны. По дерматологическим показате­лям этот препарат в 0,06 % концентрации был допущен к практическому применению. 0,05 % раствор (рекомендуе­мая концентрация) этого средства не вызывает раздража­ющего и сенсибилизирующего влияния на кожу. После мытья тела и головы (нанесение 6 мл средства на губку) в течение 20 мин у здоровых людей наблюдается чувство стя­нутости кожи, ее сухость. При этом рН кожи изменяется с 6,6 до 7,0 и через 1 ч восстанавливается. Количество общих липидов на коже рук уменьшается на 50 % по сравнению с исходным фоном и через 4 ч остается на том же уровне (60 % фона), то есть наблюдается длительное обезжирива­ние кожи рук. В связи с этим были проведены исследова­ния с меньшей дозой средства (3 мл) после контакта тела человека с этим препаратом в течение 5—10 мин. При этом отсутствовало раздражающее и сенсибилизирующее его влияние. Количество общих липидов на коже рук после кон­такта с нативным раствором «Селена» и последующего мы­тья тела и головы уменьшалось на 15—29 % и через 4 ч было исходным.

Результаты этих исследований позволили считать, что пеномоющее средство «Селена» в данной рецептуре может быть использовано и для ванн в 0,05 % концентрации. При мытье тела и головы с помощью губки расход пеномоющего препарата не должен превышать 3 мл и на этикетке должно быть указано, что это средство рекомендуется для жирных волос.

Другие рецептуры пеномоющего средства для ванн «Се­лена» отличаются от первой тем, что ПАВ и другие добав­ки могут быть отечественного производства или импортного. Особенно разнообразен ассортимент сульфоэтоксилатов (ге-напол ESB, продукт КЕ 487, эмпикол ЕВ50 или эватриол — эмпикол— 1 : 1 и др.). Купание в 0,5 °/о растворе (в 5 раз выше рекомендуемого) этого препарата в течение 20—-30 мин не вызывало видимых изменений кожи и слизистых оболо­чек, рН кожи тела увеличивалась на 0,5—0,7 и через 0,5 ч была исходной.

На основании результатов исследований 7 рецептур пе­номоющего средства «Селена» необходимо отметить, что введение 5 % триэтаноловой соли лаурилсульфата в состав препарата и соотношение анионных и неионогенных ПАВ (1 ; 3) не вызывает раздражающего действия на кожу. До­бавки (углекислые экстракты хмеля, ромашки, тысячелистника) значительно улучшают гигиенические свойства ре парата. Эти варианты рецептур исследуемого средства бы­ли рекомендованы к использованию в быту.

Пеномоющее средство «Пихта». Соотношение анионных и неионогенных ПАВ в этом средстве 3:1 (1-й вариант) 1 : 1,4 (2-й вариант), 1 : 2 (3-й вариант), 1 : 2,3 (4-й вари ант). Таким образом, только 1-й вариант имеет значитель­ное превышение анионных ПАВ, которые при длительном использовании могут вызвать раздражение кожи. Купание в ванне в течение 20—30 мин в 0,5 % растворе (в 5 раз вы­ше рекомендуемого) этого препарата не вызывает видимых изменений кожи и слизистых оболочек; рН увеличивается по сравнению с фоном на 0,6—0,8 и через 30—45 мин после контакта с раствором восстанавливается. Содержание об щих липидов на коже рук после работы с 0,5 % раствором одного из вариантов пеномоющего средства для ванн «Пих­та» уменьшается на 33—41 % по сравнению с фоном и че­рез 3—4 ч нормализуется. Средство выпускается промыш­ленностью.

Пеномоющее средство «Морская». Исследованы 3 вари­анта рецептуры, которые отличались тем, что 1-й и 3-й ва­рианты содержали импортные ПАВ, а 4-й вариант — отече­ственные. Соотношение анионных и неионогенных ПАВ в композициях было 4 : 0 или 3 : 2. После 20-минутного кон­такта с 0,1 % раствором (в 4 раза выше рекомендуемого) в течение 30 дней (варианты 1—4-й) видимых изменений ко­жи тела не наблюдается. Отсутствуют жалобы после при­ема ванн, не отмечается также изменений исходного уровня рН и содержания общих липидов кожи рук. На основании полученных данных установлено, что рецептуры этих образ­цов отвечают гигиеническим требованиям, предъявляемым к пеномоющим средствам.

Пеномоющее средство «Бодрость». Соотношение анион­ных и неионогенных ПАВ 3:1 (1-й вариант) и 3:2 (2-й вариант). Прием ванн с 0,5 % и 1,0 % концентрацией (в 5 и 10 раз выше рекомендованной) в течение 20—30 мин 2— 3 раза в неделю на протяжении 30—45 дней не вызывает видимых клинических изменений кожи и слизистых обо­лочек. Активная реакция кожи тела человека увеличивает­ся на 0,5—0,8 по сравнению с фоном и через 0,5—1 ч вос­станавливается. Эти данные позволили рекомендовать ис­следуемое средство к практическому использованию.

Пеномоющее средство «Глория». Рецептура этого препа­рата (3 варианта) отличается от вышеуказанных пеномою­щих средств более низким содержанием ПАВ (15 %). Соот­ношение анионных и неионогенных ПАВ 3:1 в 0,5 % концентрации (в 5 раз выше рекомендуемой) не вызывает ме стнораздражающего и аллергизирующего влияния на кожу животных и человека. Функциональное состояние кожи из­меняется в пределах тех же причин, что и при использова­нии других пеномоющих средств.

«Аленький цветочек». Соотношение анионных и неионо­генных ПАВ составляет 2 : 3. Результаты исследований по­казали, что 0,5 % раствор (в 5 раз выше рекомендуемого) пеномоющего средства «Аленький цветочек» не вызывает раздражения слизистой оболочки глаз кроликов и человека, не оказывает также местнораздражающего и сенсибилизи­рующего влияния на кожу после 20-минутного контакта с ним. Активная реакция кожи рук и содержание общих ли­пидов на ее поверхности изменялись в пределах величин, наблюдаемых после использования других пеномоющих средств для ванн. Исследуемое средство рекомендовано для использования в быту.

Таким образом, если в рецептурах пеномоющих средств для ванн содержание анионных ПАВ превышает содержа­ние неионогенных, то такие препараты могут оказывать рез­ко выраженное или слабое раздражающее влияние на кожу, изменяя ее функциональное состояние, что является при­чиной развития дерматитов. В тех рецептурах средств, где имеется равное соотношение этих ПАВ или больше неионо­генных, чем анионных, указанный биологический эффект отсутствует. Имеет значение также сочетание в композици­ях пеномоющих средств триэтаноламиновой соли лаурил­сульфата и других анионных ПАВ (метаупон). При высо­ком содержании соли (от 10 % до 15 %) метаупон оказы­вает отрицательное синергическое влияние на кожу живот­ных и человека. Если количество триэтаноламиновой соли лаурилсульфата соответствует 5—8 %, тогда другие анион­ные ПАВ, будучи введены в рецептуру, не раздражают ко­жу. Эти гигиенические рекомендации необходимо учитывать при разработке новых моющих средств.

Пеномоющее средство «Веста» для ванн и мытья головы с экстрактом элеутерококка (2 варианта). Исследованы композиции указанного средства, которые содержат от 0,5 до 3 % элеутерококка. Ежедневное нанесение на кожу гвинейских свинок 0,5 мл 0,5 % раствора (в 5 раз выше рекомендуемого) одного из вариантов средства «Веста» в течение 30 дней не вызывает местнораздражающего и сенси­билизирующего действия. Морфологический состав перифе­рической крови животных, состояние окислительно-восста­новительных процессов (каталаза и пероксидаза крови), Углеводного обмена (содержание сахара в крови), содержание липндов, количество холестерина в сыворотке крови общего белка и активность холинэстеразы в крови колеба лись на уровне величин контроля.

После 20-минутного контакта кожи рук (через 1 день в течение 1 мес) с 0,5 % раствором одной из композиций пре парата не наблюдалось раздражающего и сенсибилизирую щего влияния. При этом рН кожи изменялась в сторону увеличения на 0,4—0,7 и через 1 ч после прекращения кон такта с раствором была исходной. Количество общих липи дов после работы с моющим раствором уменьшалось на 10—12 % или 20—25 % и через 4 ч достигало исходного уровня. Отмечено улучшение функционального состояния кожи, тонизирующее действие на ее сосуды. Пеномоющее средство «Веста» рекомендовано для использования в быту,

После ежедневного нанесения на кожу гвинейских сви­нок 0,5 мл 0,5 % раствора (в 5 раз выше рекомендуемой кон­центрации), содержащего 5 % раствор элеутерококка, в течение 30 дней эксперимента в основном не наблюдается местнораздражающего и сенсибилизирующего действия. Од­нако у 2 животных из 10 на 5-й день опыта на коже появи­лись отдельные корочки, которые через 15—20 дней претер­певали обратное развитие. Очевидно, у животных с высокой чувствительностью кожи может наблюдаться мест­нораздражающее действие в результате применения пено­моющего средства «Веста», в составе которого имеется 5 % раствор элеутерококка. Исследование гематологических и биохимических показателей показало, что эти изменения соответствуют контролю.

После 20-минутного контакта с 0,5 % раствором средст­ва (2-й вариант) не наблюдалось раздражающего и сенси­билизирующего влияния. При этом рН кожи рук изменя­лась на 0,4—0,6 или 0,7—0,9. Через 1 ч после прекращения контакта с моющим раствором рН была исходной. Количе­ство общих липидов уменьшалось на 49,6 % и через 4 ч до­стигало исходного уровня.

Таким образом, пеномоющее средство «Веста», содержа­щее 1 % раствор элеутерококка, может быть использовано в быту. Композиция "средства с 5 % раствором элеутеро­кокка по гигиеническим показаниям не рекомендуется для населения, так как она вызывает преходящее раздражаю­щее влияние на кожу.

Пеномоющее средство «Вербена». После мытья рук в течение 20 мин в 1 % растворе пеномоющего средства «Вер­бена», в состав которого входило 1 % фенхелевое эфирное масло, отмечалось раздражение верхних дыхательных пу­тей, а у некоторых лиц (5 из 10 человек) —головная боль В других вариантах препарата, который содержал 6,5 % (фенхелевого эфирного масла, не наблюдалось вышеуказан­ных изменений верхних дыхательных путей. Содержание общих липидов на коже рук после 20-минутного контакта с раствором уменьшалось до 65 % и через 4 ч составляло 991,6 %. Учитывая раздражающее воздействие на слизистые оболочки верхних дыхательных путей, необходимо умень­шить содержание фенхелевого эфирного масла в рецептуре препарата с 0,5 до 0,3 %.

Средство «Вербена» оказывает тонизирующее действие на организм и улучшает функциональное состояние кожи, способствует исчезновению воспалительных процессов на ее поверхности.

Пеномоющее средство «Касталия» фирмы «Шварцкопф» (ФРГ). Ежедневное нанесение на кожу гвинейских свинок 0,5 мл 0,1 % раствора (в 4 раза выше рекомендуемой кон­центрации) пеномоющего средства «Касталия» в течение 20 дней не вызывало ее раздражения. Исследование показа­телей морфологического состава периферической крови (ко­личество нормоцитов, лейкоцитов и гемоглобина) показа­ло, что они колебались на уровне величин контроля. Изуче­ние окислительно-восстановительных процессов в организме животных выявило недостоверные изменения активности катал азы и пероксидазы крови по сравнению с контролем. Активность холинэстеразы крови, аланиновой и аспараги­новой трансаминаз в сыворотке крови, содержание пиро­виноградной кислоты, сахара, сульфгидрильных групп, хо­лестерина в сыворотке крови недостоверно нарушались в пределах величин контроля.

После 20-минутного контакта кожи рук с 0,1 % раство­ром пеномоющего средства «Касталия» наблюдалась иног­да сухость кожи. Количество общих липидов на ее поверх­ности изменялось следующим образом: фон — 100 %, после контакта — 53,8 %, через 2 ч после работы с раствором — 58,4 %, через 3 ч — 76,5 %, через 4ч — 64,4%. Следователь­но, через 3 ч после прекращения работы с раствором отме­чалась регенерация липидов на 3/4 исходного фона. Резуль­таты исследований позволили рекомендовать это средство Для мытья жирных волос.

Пеномоющее средство «Аралия». После ежедневного Нанесения на кожу гвинейских свинок 0,2 % раствора (в 4 Раза выше рекомендуемой концентрации) пеномоющего средства «Аралия» в течение 20 дней не наблюдалось раз­дражающего действия. Гематологический анализ контроль­ных и подопытных животных показал, что количество нор­моцитов, лейкоцитов и гемоглобина в крови колебалось в пределах одних и тех же величин. Исследование биохимических показателей крови (содержание пировиноградной кислоты в крови, общего белка и холестерина в сыворотке крови, общих SH-групп в крови) не выявило существенных изменений по сравнению с контролем. Однако количество свободных SH-групп в крови достоверно понижалось (опыт—10, 18, контроль—14,34 единиц экстинции). Изу чение активности некоторых ферментов (каталазы, перок, сидазы, холинэстеразы крови, аспарагиновой трансамина­зы сыворотки крови) не выявило существенных изменений по сравнению с контролем. Отмечено достоверное снижение аланиновой трансаминазы в сыворотке крови (опыт — 33,6 ммоль/ч-л, контроль — 57,5 ммоль/ч-л).

Мытье рук в 0,2 % растворе пеномоющего средства «Аралия» в течение 20. мин на протяжении 1 мес (через 1 день) не вызывало раздражающего и сенсибилизирующе­го действия на кожу рук. Определение количества общих ли­пидов на коже рук после контакта с 0,1 % раствором ( в 2 раза выше рекомендуемой концентрации) в течение 20 мин показало, что пеномоющее средство «Аралия» вызывает длительное ее обезжиривание (фон— 100 %, после контак­та с раствором — 50 %, через 2 ч после прекращения рабо­ты с моющим раствором — 53,7, через 3 ч —51,5, через 4 ч —56 %). Учитывая эти данные, пеномоющее средство «Аралия» может быть использовано для мытья жирных во­лос и жирной кожи.

Пеномоющее средство с биомассой женьшеня «Дина». После ежедневных аппликаций гвинейским свинкам 0,5 мл 0,1 % раствора (в 3 раза выше рекомендуемого) каждого варианта препарата в течение 1 мес не наблюдалось раз­дражающего и сенсибилизирующего действия. Исследова­ние гематологических показателей не выявило существен­ных изменений по сравнению с контролем. Изучение ряда биохимических процессов, характеризующих состояние раз­личных звеньев обмена веществ (активность каталазы и пе­роксидазы, холинэстеразы крови, содержание SH-групп в крови, белка и холестерина в сыворотке крови) показало, что они находились на уровне контроля. Отмечено лишь до­стоверное изменение количества холестерина в сыворотке крови под влиянием пеномоющего средства, содержащего 0,3 и 0,5 % биомассы женьшеня. Очевидно, эти нарушения носят адаптационный характер. Исследования (0,3; 0,5 и 1 % концентрации) показали, что после 20-минутного кон­такта с 0,1 % раствором препарата в течение 3 мес (через 1 день) раздражающего и сенсибилизирующего действия не наблюдается. При определении количества общих липидов на коже рук выявлены следующие изменения: фон— 100 % после контакта с раствором — 53,3 %, через 2 ч после мытья рук - 46,6 %, через3 ч- 61,5 % а через 4 ч-74 1 %> то есть наблюдается восстановление содержания липидов.

Использование пеномоющего средства с настойкой био­массы женьшеня улучшает функциональное состояние ко­жи, оказывает тонизирующее действие на ее сосуды, улуч­шая кровоснабжение. Настойка биомассы женьшеня, прони­кая в глубокие слои кожи, омолаживает ее клетки, ускоряя их регенерацию.

ВЛИЯНИЕ ПАВ И CMC НА ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ КОЖИ

________________________________________________________________

В процессе применения CMC кожа человека находится в контакте с их растворами. Поэтому целью исследования было изучение содержания остаточных количеств ПАВ на коже после использования растворов CMC и отдельных ПАВ. В качестве рабочих растворов были взяты 2 % рас­творы стиральных порошков («Ассоль», «Лотос», «Ло-тос-71», «Эра», «Лотос-автомат», «Кристалл», «Лотос-А»), жидких моющих средств («Рось-71», «Рось» 1-й и 2-й вари­анты, «Пчелка» 1-й вариант, «Славутич»), а также 1 % растворы сульфонола НП-3, хлорного сульфонола и синта­нола ДС-10.

Определение количества анионных ПАВ проводили до и после 20-минутного одноразового контакта с рабочими рас­творами CMC. Отбор проб с кожи рук производили у одних и тех же лиц в течение нескольких дней при условии, что они все это время не имели контакта с другими растворами CMC. Стеклянные цилиндры без дна высотой 6,5 см с диа­метром 2,5 см плотно прижимают к кисти или нижней части предплечья и вливают в него 3 мл теплого 70 % этилового спирта. Через 5 мин пипеткой отсасывают раствор и перено­сят его в колориметрическую пробирку. В цилиндр прили­вают 2 мл дистиллированной воды и снова отсасывают ее, помещая в ту же пробирку. В подготовленной пробе оп­ределяют содержание анионных ПАВ по методике с йодом и хлористым барием. Установлено, что анионные ПАВ ад­сорбируются на поверхности рук человека и только на 4— 5-е сутки их уровень возвращается к исходным величинам (см. рис. 6) .

Остаточные количества анионных ПАВ на коже челове­ка после контакта с моющими растворами резко возраста­ют, за исключением CMC группы «Рось». Наибольшее со­держание этих ПАВ обнаружено после применения CMC группы «Лотос», в состав которых входят преимущественно анионные ПАВ. Рецептуры CMC группы «Рось» содержат анионные (16—21 %) и неионогенные (19—22 %) ПАВ. По-видимому, неионогенные вещества способствуют умень­шению процесса адсорбции анионных ПАВ, в то время как применение отдельных анионных ПАВ резко увеличивает их содержание на коже человека (табл. 12).

Таблица 12. Содержание анионных ПАВ на коже после контакта с 1 % растворами CMC

Количество ПАВ, мкг/см2

ПАВ

Фон

После

На 2-й

На 3-й

На 4-й

На 5-й

контакта

день

день

день

день

Сульфонол

1,22

21,0

21,0

1,89

0,71

0,71

хлорный

1,57

21,0

21,0

2,20

1,42

2,63

0,69

21,0

21,0

3,75

4,71

2,51

0,55

21,0

4,8

2,0

1,83

1,57

1,59

21,0

21,0

5,44

2,04

3,57

Сульфонол

2,26

21,0

3,9

1,73

4,26

2,4

НП-3

0,42

21,0

3,0

1,04

6,1

0,4

0,85

21,0

10,2

3,95

2,2

1,8

1,73

21,0

21,0

10,2

3,1

3,1

Таким образом, наличие анионных ПАВ на коже после применения растворов синтетических моющих средств за­висит от состава композиции моющего средства и отдельных представителей ПАВ.

В результате выполненных исследований по установле­нию остаточных количеств неионогенных веществ выявлено, что они не обладают способностью накапливаться на коже. Так, после 20-минутного контакта кожи рук с 1 % моющим раствором синтанола ДС-10 в отобранных пробах неионо­генные ПАВ не обнаруживались, хотя при введении его па­раллельно в другие пробы добавки стандартного раствора этого ПАВ определяются полностью.

Многократное и частое применение CMC в быту создает постоянное депо ПАВ на коже. 3. С. Маркова, А. И. Саутин, Г. М. Костродымова (1979) установили, что в производст­венных условиях после 20-минутного контакта с 0,5 % рас­твором CMC количество ПАВ на коже рук работников в прачечных самообслуживания равно 5,6—7,5 мкг/мл, на фабриках-прачечных — 4,0—15,3 мкг/мл, на заводе синтеза СМС — 10 мкг/мл, на заводе, синтезирующем сульфонол на основе парафинов, — 11,4 мкг/мл, на заводе, синтезирующем сульфонол на основе керосиновых фракций, — 19,4 мкг/мл. При бытовых стирках содержание ПАВ на коже рук соот­ветствует 3—6,2 мкг/мл. В условиях опытных стирок выявлено, что 40 % сульфо­нол из нормальных парафинов, синтамид-5, синтанол ДС-10 адсорбируются на коже и после тщательного ополаскивания рук теплой проточной водой не смываются с нее полностью. Отмечена прямая зависимость наличия остаточных коли­честв ПАВ (сульфонола, синтамида-5) на коже рук от кон­центрации рабочего раствора CMC (0,5, 1, 2 %). С увели­чением температуры растворов до 56 °С и продолжительнос­ти стирок с 10 мин до 20 мин возрастает содержание ПАВ на коже. Эти данные свидетельствуют о высокой степени загрязнения кожи рук ПАВ при контакте с CMC, что пред­ставляет потенциальную опасность для организма человека.

3. С. Маркова, А. И. Саутин (1980) в результате анкет­ного опроса населения по специально разработанной карте выявили возможное неблагоприятное действие на организм человека CMC в условиях длительного использования их в быту, выражающееся у большинства опрошенных лиц раз­дражающим влиянием на кожу и верхние дыхательные пути. Изменения состояния кожи рук у большинства женщин (зуд, шелушение, отечность, сухость, чувство жжения, по­калывания и др.) сохранялись не более 1 сут. Першение в носоглотке, чиханье, кашель, насморк носили кратковремен­ный характер и наблюдались только во время контакта с порошкообразными CMC. Отмечена индивидуальная повы­шенная чувствительность, а в ряде случаев непереноси­мость некоторых CMC. Авторы считают, что основной путь возможного поступления ПАВ в организм человека — через неповрежденную кожу.

CMC вызывают более резкое обезжиривание кожи, и ре­генерация липидов на ее поверхности происходит значи­тельно медленнее, чем восстановление активной реакции кожи, то есть наступает в разное время. Повышение рН кожи рук и резкое снижение количества липидов обуслов­ливают ухудшение функционального состояния ее покровов, что при длительном воздействии CMC может вести к разви­тию дерматитов. В целях профилактики дерматитов рабо­чие моющие средства не должны вызывать интенсивного обезжиривания и повышения активной реакции кожи, ве­личина их рН должна быть не выше 9.

Некоторые моющие средства (шампунь «Тестор», пено­моющие препараты: «Морская», «Купава») могут применяться только для мытья жирных волос, так как они резко обезжиривают кожу. Стиральные порошки «Ока», «Робот», «Биос», моющая паста «Сигма» и другие оказывают анало­гичный эффект. В то же время пеномоющее средство «Се­лена», а также ряд моющих паст незначительно обезжири­вают кожу и даже в дальнейшем вызывают стимуляцию функции сальных желез.

ГИГИЕНИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА ЧИСТЯЩИХ СРЕДСТВ

____________________________________________________________________

Жидкое моющее средство для чистки ковров и ворсовых изделий. Средства для чистки ковров и ворсовых изделий относятся к малотоксичным веществам. После одноразового введения в желудок каждого средства в отдельности ЛД50 для белых крыс составляет более 10 г/кг массы животного.

Ежедневное нанесение в течение 33 дней 0,5 мл 4 % рас­твора «Умка» (высшая рекомендуемая концентрация пре­парата) на кожу гвинейских свинок не вызывало ее види­мых изменений, то есть отсутствовало местнораздражаю­щее и сенсибилизирующее влияние исследуемых композиций средства. Уровень окислительно-восстановительных фер­ментов (каталазы) крови животных колебался в пределах величин контроля. Наблюдались недостоверные понижения содержания холестерина в сыворотке крови и увеличение количества сахара. По сравнению с контролем содержание нормоцитов и гемоглобина в крови гвинейских свинок ко­лебалось в пределах одних и тех же величин.

Исследование физико-химических свойств белков тканей различных органов показало, что по сравнению с контро­лем сорбционные свойства их по отношению к нейтрально­му красному симметрично понижались, что указывает на предденатурационные изменения белковой молекулы, вы­званные действием препарата. Этот процесс молекулокине­за белков тканей свидетельствует о степени компенсаторно-приспособительных реакций организма на воздействие ис­следуемых химических веществ (ПАВ и добавок) при одинаковой величине рН их рабочего раствора. Эти дан­ные дают основание считать, что количество препарата должно строго дозироваться в соответствии со способом применения. В случаях нанесения нативных растворов средства «Умка» на кожу животных в течение 30 дней эк­сперимента у них отмечались шелушение кожи и выражен­ные колебания указанных биохимических показателей крови и тканей органов. Эти результаты позволили сделать вы­вод, что в 100 % концентрации исследуемые композиции средства не могут быть рекомендованы для применения в быту. Мытье рук в течение 20 мин в 4 % растворе чистяще­го средства не вызывает видимых изменений кожи. Только у лиц с повышенной чувствительностью кожи к химическим веществам отмечалось слабое раздражающее действие препарата. Для них рекомендуется использование перча­ток при работе с этим средством. рН кожи рук в этих усло­виях изменялась в пределах величин, установленных при исследовании CMC, то есть увеличивалась на 1,8—2,0 и че­рез 1,5—2 ч после контакта с 4 % раствором средства была исходной. Количество общих липидов уменьшалось на 46,0 % (рецептура № 2) и на 66,0 % (рецептура № 5) по сравнению с фоном. Через 4 ч после прекращения контакта с раствором происходила полная регенерация липидов (ре­цептура № 2). Препарат № 5, в состав которого входит триэтаноловая соль лаурилсульфата, вызывает длительное обезжиривание рук (на 12—24 ч). Так, через 4 ч содержа­ние липидов кожи достигало 50 % исходного уровня.

Таким образом, рецептуры средства для чистки ковров и ворсовых изделий «Умка» с учетом вышеуказанных реко­мендаций могут быть использованы в быту.

Безабразивное жидкое чистящее средство применяется для снятия загрязнений с предметов бытового назначения. В острых опытах на белых крысах установлено, что после введения в желудок чистящего средства № 1 ЛД50 состав­ляет 12,3 г/кг чистящего средства №2—13,4г/кг; ЛД100 соответственно по 20 г/кг. В подостром эксперименте на гвинейских свинках отмечено раздражающее и сенсибили­зирующее влияние чистящего средства № 1. Оно проявилось сухостью, шелушением, очаговым облысением кожи.

Исследование некоторых биохимических показателей крови животных показало, что уровень сахара крови до­стоверно (Р<0,05) повышался с 10,40 ммоль/л до 14,08 или 16,0 ммоль/л соответственно двум периодам испытания препарата чистящего средства № 1. Активность щелочной фосфатазы, аспарагиновой и аланиновой трансаминаз в сыворотке крови гвинейских свинок изменялась в пределах величин контроля. После аппликации безабразивного чи­стящего средства № 2 в течение 30 дней определялись на­рушения указанных биохимических показателей в преде­лах величин контроля. В морфологическом составе перифе­рической крови подопытных животных существенных изменений не выявлено.

Сравнивая результаты исследований двух безабразив. ных жидких чистящих средств можно отметить, что пер. вая композиция, содержащая анионное ПАВ сульфонол НП-3 и неионогенные соединения, оказывает раздражаю­щее влияние на кожу, а также на углеводный обмен в ор­ганизме. Замена сульфонола НП-3 неиногенным ПАВ— превоцеллом (№ 2) улучшает гигиенические свойства чи­стящего средства.

Чистяще-дезинфицирующее средство для посуды «До­нец». Ежедневное нанесение на неповрежденную кожу гви­нейских свинок 0,5 мл 1,5 % водного раствора чистящего порошка «Донец» в течение 33—34 дней не вызывает ее из­менений. Индексы каталазы (5,7 и 5,8) и пероксидазы (0,18 и 0,19) крови гвинейских свинок колебались в преде­лах величин (5,0 и 0,21) контроля на протяжении обоих пе­риодов испытания препарата. При изучении физико-хими­ческих свойств (относительной плотности крови, сыворотки, содержания белка, гемоглобина, величины гематокрита и времени термостойкости белков) крови в этих условиях эксперимента существенных отличий от контроля не выявлено. Это средство рекомендовано для применения в быту.

Уральским филиалом ВНИИхимпроект (1979) разрабо­таны чистяще-дезинфицирующее средство «Оксиблеск» для чистки и дезинфекции посуды, ванн, раковин, а также средство для чистки изделий из искусственной кожи и пластмассовых изделий. Оба препарата нетоксичны и соот­ветствуют высшей категории качества.

биологическое действие пятновыводителей, используемых в быту

___________________________________________________________________________

Пятновыводитель лаков и красок с тканей. Действие препарата основано на том, что введенная в его состав мо-нохлоруксусная кислота разрушает полимерную пленку — органическую основу лаков и красок. В больших концент­рациях он вызывает ожоги. Осколки полимеров растворя­ются жидкой частью пятновыводителя, основными компо нентами которого является перхлорэтилен или трихлорэти­лен. Эти вещества имеют ПДК в воздухе рабочей зоны 10 мг/м3. Растворители, оказывающие наркотическое влия­ние на организм, используются в производстве аналогичных пятновыводителей («ВИЦИ», «Минутка», «Сопал», и др-)-

Характер действия перхлорэтилена на организм челове­ка сходен с трихлорэтиленом.

Острое отравление препаратом у животных развивается следующим образом. При 2-часовом воздействии боковое положение у белых мышей наблюдается при введении 15 мг/л, наркоз —при 20 мг/л, смерть — при 40 мг/л; у бе­лых крыс — наркоз при 40,8 мг/л через несколько минут или при 20,4 мг/л через несколько часов. Смертельная кон­центрация для этих животных — 40,8 мг/л при воздействии перхлорэтиленом в течение 5—8 ч.

У человека при концентрации препарата 0,5 мг/л через 20—30 мин отмечается раздражение глаз, не проходящее за время пребывания в камере (45 мин ■—2 ч). С увеличе­нием концентрации вещества от 1,9 мг/л до 13,5 мг/л со­кращается время пребывания в камере до 1 мин. При этом наблюдается раздражение слизистых оболочек, головокру­жение, расстройство координации движений. Эти симпто­мы исчезают через 1 ч после пребывания на свежем возду­хе. Острые смертельные отравления характеризуются оте­ком легких, некрозом печени и почек.

В хроническом эксперименте у белых крыс в течение 7 мес по мере увеличения дозы затравки от 1,5 мг/л до 17 мг/л усиливается степень отравления, вплоть до смерти животных. При этом происходит понижение содержания гликогена в печени. У гвинейских свинок при концентрации 17 мг/л при 7-часовой экспозиции в течение 24 дней наблю­дается нарушение равновесия и координации движений. При гистологическом исследовании обнаружены жировая инфильтрация клеток печени и цирроз, дегенеративные из­менения эпителия проксимальной части канальца нефрона и семенной железы. У кроликов при этой же концентрации отмечалось угнетение центральной нервной системы. Гви­нейские свинки перенесли 18 отравлений, а кролики — 24. У человека возможны дерматиты и хронические экземы.

Этилацетат — наркотик, пары которого умеренно раз­дражают слизистые оболочки. ПДК его в воздухе рабочей зоны — 200 мг/м3. Этилацетат входит в рецептуры красок «Пентафен», разрешенных в 1971 г. органами здравоохра­нения для применения. Он вызывает аналогично перхлор­этилену картину отравления, но при более высоких дозах (50 —70 мг/л).

Циклогексан при попадании на кожу вызывает зуд (ПДК его в воздухе рабочей зоны — 80 мг/м3). Минималь­ные концентрации циклогексана, вызывающие картину ост­рого отравления, для белых мышей — 60—70 мг/л, для кро­ликов — 89,5 мг/л. В хроническом опыте на белых крысах при дозе 6,5 мг/л наблюдаются нарушения функции цент­ральной нервной системы. У погибших животных определя­ются дегенеративные изменения в печени и почках.

Тетрагидрофуран применяется как растворитель лаков, для изготовления искусственных смол, лаков, пластмасс, синтетических волокон и лекарственных препаратов. При нанесении на кожу кроликов тетрагидрофуран вызывает раздражение. ПДК в воздухе рабочей зоны — 100 мг/м3.

Таким образом, из вышеизложенного видно, что пере­численные вещества в большей или меньшей степени обла­дают токсичностью.

Учитывая назначение препарата, кратковременное, эпи­зодическое пользование им и оригинальную упаковку, исключающую контакт пятновыводителя с кожей человека, он может быть применен в быту. На этикетке товарной еди­ницы должна быть предостерегающая надпись «Ядовит» и указано, что работать со средством следует в хорошо про­ветриваемых помещениях.

В связи с тем что рецептура пятновыводителя лаков и красок с тканей имеет сложную композицию летучих токси­ческих веществ, совместное действие которых не известно, были предприняты следующие гигиенические исследования этого препарата. Ингаляционная затравка гвинейских сви­нок производилась , пятновыводителем в дозе 42 мг/м3 (4-кратная доза по ПДК перхлорэтилена) в течение 24 дней в камерах с естественной вентиляцией. Экспозиция затрав­ки животных — 4 ч. При этом отмечалось преходящее сла­бое наркотическое действие препарата. Гематологический анализ показал, что по сравнению с контролем наблюдается уменьшение количества ретикулоцитов, эозинофильных гра­нулоцитов и повышение сегментоядерных нейтрофильных гранулоцитов. Остальные показатели периферической крови (количество нормоцитов, лейкоцитов, содержание гемогло­бина и цветной показатель) животных были на уровне ве­личин контроля. Время термостойкости сыворотки крови, активность каталазы и пероксидазы, содержание сахара в крови, количество аскорбиновой кислоты в надпочечниках опытных животных колебались в пределах контроля. Отме­чено достоверное понижение гликогена в печени и повыше­ние активности щелочной фосфатазы, глутамино-аланино-вой и глутамино-аспарагиновой трансаминаз в сыворотке крови (табл. 13).

Сопоставление полученных данных показало, что при отравлении гвинейских свинок парами пятновыводителя на­блюдается нарушение углеводной функции печени.

Таким образом, изменения содержания гликогена в пе чени и активности щелочной фосфатазы в сыворотке крови после затравки гвинейских свинок парами пятновыводителя обусловлено наличием перхлорэтилена в составе этого пятновыводителя.

Гистологические исследования органов животных пока­зали, что в печени и почках отмечаются незначительные однотипные морфологические изменения, которые вы­ражаются дескомплексацией отдельных гепатоцитов в пече­ни и сморщиванием единичных клубочков в почках.

Таблица 13. Изменение биохимических показателей крови гвинейских свинок после ингаляционной затравки парами пятновыводителя лаков и красок с тканей (п=*10)

Контроль

Опыт

Показатель крови

р

М±га

М+т

Аскорбиновая кисло-

та, мг/л

119,8±2,4

124,5 + 29,1

>0,05

Гликоген печени,

мг/л

28,44 + 3,21

18,15±0,51

<0,05

Термостойкость бел-

ков сыворотки крови,

мин

16,5±0,8

14,3+4,6

>0,05

Каталаза крови

9,2±1,2

8,1+2,4

>0,05

Пероксидаза крови

0,30±0,01

0,33 ±0,04

>0,05

Щелочная фосфатаза,

ммоль/ч-л

97,5 ±5,5

250 ±0,

<0,01

Сахар крови, ммоль/л

6,71±0,18

5,89+0,35

>0,05

Пропиточный состав салфеток для удаления с тканей пя­тен жиров, масел, лаков и красок. В состав средства введе­на трихлоруксусная кислота для усиления эффекта удале­ния пятен лаков и красок.

Для изучения влияния пропиточного состава салфеток на кожу были поставлены опыты на гвинейских свинках. Жи­вотным на выстриженный участок кожи наносили ежеднев­но 2 г препарата в течение 25—30 дней. При этом на месте нанесения раствора отмечался зуд, а после 5—7 аппликаций появились шелушение, корочки. Эти видимые изменения кожи животных исчезали через 3—4 дня после прекраще­ния нанесения препарата. Следовательно, при изготовлении салфеток не рекомендуется допускать контакта пропиточно­го состава с кожей рук работающих. Она может применять­ся в быту только при кратковременном эпизодическом использовании при условии исключения контакта с кожей Человека и работе в хорошо проветриваемом помещении.

Средство для выведения пятен «Момент» без адсорбента в аэрозольной упаковке. Самая низкая фракция бензина — петролейный эфир, который выкипает в пределах 30—70 °С. Она содержит большое количество метановых и этилено­вых углеводородов. Действует на кроветворную и нервную системы, кровообращение, дыхание. Картина острого и хронического отравления сходна с наблюдаемой при вдыха­нии различных фракций бензина. От соприкосновения тела с одеждой, пропитанной бензином, наблюдаются дермати­ты и экземы.

Пары толуола (метилбензола) в высоких концентрациях действуют наркотически. Слабо воздействуют на кроветво­рение. При влиянии толуола на белых мышей и крыс в до­зе 30—35 мг/л в течение 2 ч наступает смерть от остановки дыхания. У человека концентрация 3 мг/л вызывает быст­рую усталость, тошноту, некоординированность движений, мышечную слабость. После многодневного хронического от­равления (вдыхание 2—2,6 мг/л) белых крыс наблюдается преходящее увеличение количества эритроцитов и уменьше­ние лейкоцитов. Аналогичные изменения состава перифери­ческой крови у человека отмечаются при тяжелых случаях отравления толуолом. Наряду с этим наступает расстрой­ство координации движений, гемодинамики. При попадании препарата на кожу наблюдаются ее сухость, трещины, дер­матиты. ПДК в воздухе рабочей зоны — 0,05 мг/л.

Изопропиловый спирт менее ядовит, чем пропиловый. Пары этих спиртов раздражают глаза и верхние дыхатель­ные пути, могут повредить сетчатку и зрительный нерв (Н. В. Лазарев, 1975). Пары изопропилового спирта приб­лизительно вдвое токсичней, чем пары этилового спирта. ПДК пропилового спирта — 0,2 мг/л.

Ингаляционная затравка белых крыс пятновыводителем «Момент» в дозе 0,4 г/л производилась путем распыления в течение 30 с, экспозиция — 4 ч. В процессе затравки жи­вотные сначала тянулись к струе препарата, а затем зани­мали лежачее положение. Ингаляционная затравка живот­ных продолжалась 21 день. Исследование активности окис­лительно-восстановительных ферментов крови показало, что индексы каталазы и пероксидазы колебались на уровне исходных величин. Физико-химические свойства крови (от­носительная плотность крови, сыворотки, содержание обще­го белка, в том числе гемоглобина, величина гематокрита) белых крыс в этих условиях эксперимента соответствовали контролю. Исключение составляло время тепловой денату­рации белков сыворотки крови, которое достоверно умень­шалось почти в 3 раза.

Таким образом, ингаляционная затравка белых крыс пятновыводителем «Момент» в дозе 0,4 г/л не оказывает воздействия на уровень окислительно-восстановительных процессов и физико-химические свойства крови животных. С целью изучения видовой чувствительности к компози­ции пятновыводителя «Момент» была проведена ингаляци­онная затравка гвинейских свинок (путем распыления пре­парата в течение 15 с, доза — 0,2 г/л, экспозиция — 4 ч, про­должительность опыта — 21 день). Установлено слабое наркотическое действие препарата, которое исчезало к кон­цу затравки. Наблюдалась потеря аппетита и гибель живот­ных (4 из 10). Анализ морфологического состава перифери­ческой крови показал, что количество нормоцитов, гемо­глобина, цветной показатель, лейкоцитарная формула колебались на уровне контроля. Количество лейкоцитов и ретикулоцитов повышалось, а содержание эозинофильных гранулоцитов уменьшалось. Время тепловой денатурации белков сыворотки крови животных удлинялось (контроль — 16,5 мин, опыт — 22 мин). Активность окислительно-восста­новительных ферментов крови, количество аскорбиновой кислоты в надпочечниках соответствовали контролю. Ак­тивность холинэстеразы крови несколько увеличивалась (контроль — 818,0 ммоль/ч-л, опыт — 905 ммоль/ч-л). Сле­довательно, пятновыводитель «Момент» в указанной дозе оказывает преходящее влияние на функцию нервной систе­мы, которое исчезает через 2—4 ч.

Определение активности щелочной фосфатазы в сыво­ротке крови гвинейских свинок в данном эксперименте по­казало статистически достоверное (Р<0,01) повышение ее с 97,5 ммоль/ч-л (контроль) до 129 ммоль/ч-л (опыт). Эти данные указывают на стимулирующее влияние вдыхаемых паров пятновыводителя «Момент» на клетки печени, кото­рые усиливают образование щелочной фосфатазы, посту­пающей в кровь. Активность трансаминаз сыворотки крови подопытных животных после ингаляционной затравки пят­новыводителем «Момент» имела тенденцию к повышению. Однако эти изменения были недостоверны ,(Р>0,05). Ре­зультаты исследований указывают на усиление процессов Переаминирования в организме животных под воздействием Паров препарата «Момент». При определении уровня саха-Ра в крови гвинейских свинок установлено, что он достовер­но (Р<0,05) повышается с 6,71 ммоль/л (контроль) до 9,88 ммоль/л (опыт). Количество гликогена в печени также Имеет тенденцию к увеличению с 28,43 ммоль/л (контроль) До 39,32 ммоль/л (опыт). Однако статистическая обработка Данных эксперимента не выявила достоверных изменений (Р>0,05). Следовательно, наблюдается видовая чувстви­тельность к вдыханию паров пятновыводителя «Момент».

У гвинейских свинок она выше, чем у белых крыс и прояв­ляется усилением обменных процессов. Однако эти измеде-ния находятся на уровне адаптационно-компенсаторных ре­акций организма.

Патоморфологические исследования показали, что пят­новыводитель «Момент» при попадании в организм живот­ных ингаляционным путем вызывает в легких и почках ге-модинамические нарушения (полнокровие сосудов в корко­вом и мозговом веществе почек, резко выраженную гипере­мию клубочков, в легких — множественные кровоизлияния, застойные явления, стаз, отек эндотелия капилляров). На­блюдаются дегенеративные изменения в печени (дискомп-лексация балочной структуры, набухание отдельных гепа­тоцитов, пикноз и лизис ядер в печеночных клетках в поле зрения), почках (сморщивание и некроз клубочков Боуме­на — Шумлянского, набухание эпителия извитых канальцев и эндотелия капилляров клубочков, пикноз и лизис ядер в эпителии извитых канальцев).

В опытах с распылением пятновыводителя «Момент» в соответствии с инструкцией его применения (в течение 15 с, на открытом воздухе или в хорошо проветриваемом поме­щении) не наблюдалось нарушений функций и обменных процессов в организме животных. Средство рекомендовано для использования в быту.

ДРУГИЕ ПРЕПАРАТЫ БЫТОВОЙ ХИМИИ

_______________________________________________________________________

Клей «Бустилат» предназначен для применения в быту. Латекс СК.С-50ТПС имеет соотношение монолитов бута­диен — стирол 50 : 50. Свободных мономеров в нем — 5 %. Латекс СКС-50ТПС используется при производстве клеен­ки, нетканых материалов. Латекс СКС-65-ГП имеет соотно­шение момомеров бутадиен — стирол 35 : 65. Содержание свободных мономеров — 2 %. Он применяется для изготов­ления клея, латексно-цементных смесей в строительстве, водостойких обоев. При содержании стирола в воздухе 3,4 мг/л наблюдается раздражение слизистых оболочек глаз, носа, горла. При хроническом отравлении бутадиеном отме­чаются головная боль, бессонница, тошнота, боль в животе.

Для определения стирола в воздухе в течение 3 мес про­водились санитарно-химические исследования. Испытания осуществлялись в специальных термостатах при температу­ре (25°С+5°С) возможного использования клея, который наносился на поверхность материала из расчета 0,35— 0,6 кг на 1 м2 (в соответствии с инструкцией). Установлено, что после нанесения клея на большую поверхность наблю­дается повышенное содержание стирола в воздухе (0,017 мг/м3) через 2 мес. Поэтому применение клея «Бус­тилат» в жилых помещениях для приклеивания керамичес­ких плиток, обоев, линолеума, для ворсовых ковров на больших площадях не рекомендуется. Результаты анализов содержания стирола в воздухе после нанесения клея «Бус­тилат» на указанные материалы небольшой площади пока­зали, что при условии хорошей вентиляции помещения че­рез 3—5 дней обнаруживаются следы стирола в воздухе. Следовательно, этот клей может быть применен в быту при наклеивании материалов на небольшие площади.

Герметик латексный для быта «Гермелакс». Настоящий эмульсионный герметик представляет собой однокомпонент-ный состав на основе смеси синтетических латексов. Исполь­зование латексов при производстве герметиков исключает применение пожароопасных, токсичных, дорогостоящих и дефицитных растворителей. Эмульсия МБМ-20 представ­ляет собой сополимерную смесь (метилметакрилат, бутил-акрилат, метакриловая кислота). Метилметакрилат — ме­тиловый эфир метакриловой кислоты — наркотик и специ­фически действующий яд. Смертельные и наркотические, концентрации близки. Обладает слабым раздражающим влиянием. Смертельные концентрации для белых мышей, белых крыс, гвинейских свинок и кроликов находятся в пре­делах 17,5—19—20 мг/л. Повреждает -печень, почки, нару­шает функцию центральной нервной системы, ПДК в воз­духе 0,05 мг/л.

Бутилакрилат — бутиловый эфир акриловой кислоты — наркотик, вызывает глубокие нарушения липидно-жирово-го обмена. У белых мышей, крыс и кроликов отмечаются: раздражающее влияние на слизистые оболочки и кожу, на­рушение функции нервной системы, координации движений, изменения морфологического состава периферической кро­ви, нарушение сосудистой проницаемости, выраженная жи­ровая дистрофия внутренних органов и др. ПДК —0,01 мг/л.

Метакриловая кислота при различных путях поступле­ния в организм оказывает местнораздражающее действие. Пороговая концентрация, изменяющая способность цент­ральной нервной системы белых мышей к суммации подпо-роговых импульсов, — 0,25 мг/л. ПДК — 0,01 мг/л.

В состав эмульсионного герметика «Гермелакс» входит небольшое количество мочевино-формальдегидной смолы.

Содержание свободного формальдегида ниже допустимого уровня. Данный препарат может быть применен в быту.

«Акрилакс» — клей-герметик на латекснои основе. Он предназначен для тех же целей, что и «Гермелакс». От им­портного аналога «Sigilante sintetico» и отечественного клея «Бустилат» рецептура клея-герметика на латекснои основе «Акрилакс» отличается более высокой адгезионной проч­ностью и улучшенными деформативными свойствами. Этот препарат используется в быту.

Уральским филиалом ВНИИхимпроекта разработана (Н. Н. Тихомирова, Л. Н. Мачуленко, В. С. Калчанова, 1979) салфетка для белья, одежды и обуви многофункцио­нального действия. Она предназначена для дезодорации, ароматизации белья и одежды при уходе за ними и хране­нии в закрытых емкостях (чемоданах, коробах и т. п.). Салфетка обладает бактерицидными, фунгицидными, моле-защитными свойствами.

Пластилины. Общими компонентами исследованных ма­рок пластилинов являются парафины нефтяные (8 %), као­лин обогащенный (30—46 %) и другие вещества в незначи­тельном количестве. Основные компоненты пластилинов — антистаритель ОМСК-1 (41 %) или защитный воск ОМСК-7, петралатум марки ПС-селективный (41 %). Ток­сическое действие петролатума на человека в процессе его производства проявляется головной болью, головокруже­нием, чувством опьянелия, тошнотой, раздражением слизис­тых оболочек глаз (Н. В. Лазарев, 1975).

В связи с тем что пластилином пользуются дети млад­ших возрастов, с гигиенических позиций представляло ин­терес изучение раздражающего -и сенсибилизирующего влияния препарата на кожу. После ежедневного нанесения на кожу гвинейских свинок пластилина на 4 ч с последую­щим смыванием на протяжении 30 дней (пластилина на антистарителе ОМСК-1 или защитном воске ОМСК-7, дет­ского пластилина на петролатуме марки ПС-селективный Грозненского или Новокуйбышевского заводов) не наблю­далось местнораздражающего и сенсибилизирующего влия­ния. Показатели гематологического анализа колебались на уровне контрольных величин. Физико-химические свойства крови (относительная плотность крови, сыворотки, содер­жание общего белка и гемоглобина в крови, величина гема-токрита) соответствовали контролю. Денатурационные свойства белков сыворотки крови повышались (Р>0,05) после нанесения на кожу пластилина на антистарителе ОМСК-1 или понижались под воздействием детского плас­тилина на защитном воске ОМСК-7. Детский пластилин на петролатуме марки ПС-селективный Грозненского и Ново­куйбышевского заводов не изменял время термостойкости белков сыворотки крови животных. Сорбционные свойства тканей органов по отношению к нейтральному красному снижались под влиянием этих же пластилинов. Остальные марки пластилинов (табл. 14) вызывали колебания сорб-ционных свойств тканей органов на уровне контроля. Актив­ность каталазы и пероксидазы уменьшалась (Р<0,05) по сравнению с контролем после аппликации пластилина на антистарителе ОМСК-1 и защитном воске ОМСК-7. Дет­ский пластилин на петролатуме марки ПС-селективный вы­зывал статистически недостоверное (Р>0,05) повышение активности указанных ферментов.

Наблюдаемые изменения некоторых элементов крови и биохимических показателей после аппликации исследованных марок пластилинов гви­нейским свинкам находились на уровне адаптационных ре­акций организма. На основании полученных данных эти пластилины были рекомендованы к использованию в быту,. ВНИИхимпроектом разработаны новые рецептуры (5); пластилина детского на защитном воске ОМСК-7, которые отличались от предыдущего пластилина высоким содержа­нием основного компонента (до 52 %) и парафинов нефтя­ных (до 13 %), ланолина (11—12 %). Пластилин детский с применением ланолина-60 (3,5 %) голубого цвета содержит в составе петролатум марки ПС-селективный, нефтяные па­рафины и другие добавки, в том числе пигменты и краси­тели. Последние (пигмент желтый светопрочный, пигмент зеленый, пигмент желтый Ж, краситель жирорастворимый: красный Ж, лак красный ЖБ, лак рубиновый СК, сурик железный) используются при изготовлении пластилинов. Пигменты и красители позволяют получить более широкую гамму цветов препарата. Пигмент голубой фталоцианило-вый (Н. В. Лазарев, 1976) при хроническом отравлении да­же маленькой дозой (25 мг/кг) оказывает токсическое дей­ствие, поэтому в состав рецептуры любого детского пласти­лина его вводят 0,2 %.

Таблица 15. Некоторые свойства пестицидов для препара­тов бытового назначения

Летучесть

Пестицид

ЛД60, мг/кг

ПДК, мг/м»

при 20°С, мг/м8

Байтекс

225-300

0,3

0,46

ДДВФ

23-87

0,2

145

Иодфенфос

2100-3000

0,0194

Карбофос

400—1400

0,5

2,26

Линдан

25-200

0,05

0,009

Метилнитро-

фос

329—715

од

0,82

Неопинамин

50С0

Тролен

1080-1180

1,0

Хлорофос

225-1200

0,5

0,11

Положительную гигиеническую оценку получил отвер­девающий пластилин, который используется для скульптур­ных изделий. Он не вызывает раздражающего действия и изменений функционального состояния кожи человека и жи­вотных.

Инсектициды в быту. Одну из весьма важных групп хи­мических товаров народного потребления составляют средства борьбы с бытовыми насекомыми, средства для отпуги­вания кровососущих насекомых (репелленты), уничтожения вредных грызунов (ратициды), дезинфекции жилья и пред­метов домашнего обихода.

Особенность товаров этой группы заключается в том, что в соответствии с назначением они в большинстве слу­чаев содержат физиологически активные вещества. Уничто­жая болезнетворных микробов, вредных насекомых или грызунов, отпугивая кровососов, эти препараты не безраз­личны для человека и живой природы. Их действующим началом являются активные химические вещества, которые в той или иной степени обладают токсическими свойствами. Поэтому к ним предъявляются повышенные требования с точки зрения санитарно-гигиенических условий работы, со­става выброса в атмосферу и сточные воды, а также отходов производства. Эти препараты должны быть безопасны для людей и домашних животных, безвредны для окружаю­щей среды в сочетании с высокой эффективностью и просто­той применения.

Растворители или наполнители, служащие для растворе­ния или равномерного распределения активно действующе­го вещества, составляют основную массу этих препаратов. Кроме физической роли растворители могут повышать эффективность средства, создавая на обработанной поверх­ности тонкую пленку и являясь тем самым пролонгатором его действия.

Такие наполнители, как каолин и тальк, взаимодейст­вуют также с АДВ и обрабатываемыми объектами. Важ­нейшим требованием к АДВ бытовых препаратов является высокая пестицидная эффективность соответственно назна­чению при минимальной токсичности для человека и живой природы. При этом учитывается ЛД50 для животных, ПДК в воздухе и летучесть при комнатной температуре. С точки зрения рассматриваемых свойств допустимыми для бытовых препаратов являются неопинамин и иодфенфос. Оба пестицида характеризуются низкой токсичностью и практи­чески нелетучи. Вместе с тем они обладают высокой пести-цидной активностью и предназначены для средств по унич­тожению бытовых насекомых. АДВ в этих препаратах являются хлорорганические и фосфорорганические соедине­ния, карбаматы, пиретрины и синтетические пиретроиды (табл. 15). Из хлорорганических соединений наибольшее значение имели ДДТ и линдан. В последние годы многие страны частично или полностью отказались от применения этих веществ в быту из-за плохой биоразлагаемости, выра­ботавшейся резистентности насекомых к ним, высокой токсичности. В настоящее время широко используются фосорорганические соединения, синтетические пиретроиды и некоторые карбаматы. Известны такие инсектициды, как хлорофос, ДДВФ, карбофос, тролен, метилнитрофос, бай-текс, йодфенфос.

Хлорофос является важнейшим бытовым инсектицидом, относящимся к среднетоксичным веществам с низкой лету­честью. Он применяется для изготовления средств для борьбы с бытовыми насекомыми и вредителями садов и огородов. Длительное использование хлорофоса привело к появлению насекомых, отличающихся повышенной устойчи­востью к этому инсектициду. В некоторых местах резистент-ность мух к этому препарату повысилась в десятки и даже сотни раз. Дуст хлорофоса эффективен против тараканов и клопов. Его водные растворы малоактивны в отношении этих насекомых. Средства «Хлопак» и «Хлораль» активней, чем дуст «Фосфолан».

ДДВФ — высокотоксичный инсектицид с высокой лету­честью, характеризующийся острым действием на бытовых насекомых. Несмотря на высокую токсичность для тепло­кровных, он широко используется в бытовых препаратах (фумигационных).

Добавки небольших количеств ДДВФ к другим инсек­тицидам придают препарату мгновенное действие (напри­мер, в аэрозольном средстве «Прима-71»).

Антимольные средства («Протолан» и др.) фумигацион-ного действия создают в помещении для хранения одежды низкие концентрации паров ДДВФ, безопасные для челове­ка, но достаточные для уничтожения моли. Такие пестици­ды, как тролен, карбофос,метилнитрофос, йодфенфос, эф­фективны в борьбе с бытовыми насекомыми. На основе неопинамина выпускают инсектицидный препарат широкого спектра действия «Неопин», для уничтожения тараканов — «Карбопин» и «Хлоропин», антимольные средства «Анти­моль ковровый» и «Неозоль».

Неопинамин вводят в композиции совместно с синергистами или другими инсектицидами, чаще всего фосфорорганическими. Наиболее распространенным синергистом явля­ется пиперонилбутилоксид, содержание которого в рецепту­рах в 5—10 раз превышает количество неопинамина. В не­больших концентрациях (меньше 1 %) неопинамин дейст­вует на насекомых возбуждающе, вызывает повышенную двигательную активность, после чего следует паралич. Од­нако через некоторое время паралич может пройти, добавка же в рецептуру других инсектицидов предотвращает такое нежелательное явление. Неопинамин в 1 % концентрации и выше без синергистов и других инсектицидов вызывает ги­бель животных.

Для получения антимольных средств фумигационного действия кроме ДДВФ широко применяют нафталин и n-дихлорбензол. Нафталин относится к малотоксичным ве­ществам. ПДК в воздухе рабочей зоны — 20 мг/м3. Он эф­фективен только против бабочек моли. N-дихлорбензол при введении в пищеварительную систему малотоксичен, его ЛД50 составляет 2500—3000 мг/кг. При ингаляционной зат­равке белых крыс парами этого вещества в концентрации 60 мг/м3 в течение 5 сут не выявлено существенных измене­ний функциональной деятельности животных. Расчетная ПДК в воздухе — 30 мг/м3. Антимольная активность п-нит-робензола высокая. Он уничтожает бабочек, гусениц и яйца моли. В состав антимольных средств контактного действия входят такие инсектициды, как неопинамин и йодфенфос, характеризующиеся низкой токсичностью для человека и малой летучестью. Кроме того, для создания антимольных препаратов контактного действия используются вещества, не являющиеся типичными инсектицидами (диэтилбенза-мид, бутилцеллозоль, салициловая кислота и др.).

Препарат

Назначение

Действующие вещества

ДДЭМ

Уничтожение тараканов

ДДТ, ГХЦГ

Дибром

Дибром

Хлор а ль

ДДВФ, хлорофос

Прима-71

Уничтожение тарака-

ДДТ, ДДВФ, ГХЦГ

нов и других ползаю-

Дифос

щих Уничтожение клопов

Дифос

Тролен

Уничтожение клопов и

Тролен

личинок мух

Фосфолан

Уничтожение тараканов

Хлорофос

и клопов

Неопин

Уничтожение тарака-

Неопинамин

нов, клопов, мух, блох

и кожеедов

Карбопин-

Уничтожение тарака-

Неопинамин, карбофос

Хлоропин

нов

Неопинамин, хлорофос

Хлорофос (поро-

Уничтожение тарака-

Хлорофос

шок)

нов, клопов, мух, блох

Хлорофос табле-

тированный

Хлорак порошок

Уничтожение тарака-

нов, клопов и мух

Боракс

Уничтожение тараканов

Борная кислота

Бура

Бура

Мухолов — лип-

Уничтожение мух

кая лента

масса

Дихлофос

Уничтожение мух и дру-

ДДВФ

гих насекомых

Муцид

Уничтожение мух

Дифос или фталофос

Нафталин

Антимольное средство

Нафталин

порошок

таблетки

Антимоль

п-Дихлорбензол

Протолан

ДДВФ, нафталин

Антимоль ковро-

Антимольное средство

Неопинамин

вый

контактного действия

Антимоль-контакт

Иодфенфос

Супромит

Диэтиламид бензойной

Антимоль-момент

кислоты Бутилцеллозоль, сали-

ДЭТА-20 лосьон

Репеллентное средство

циловая кислота Диэтиламид м-толуило-

ДЭТА

Репеллентное средство

вой кислоты Диэтиламид м-толуило-

вой кислоты, диметил-

фталат, бензилпипери- .

Редэт крем

ДИН

Диэтиламид м-толуило-

вой кислоты

В качестве действующих веществ репеллентных препа­ратов применяются ДЭТА, диметилфталат, бензоилпипе-ридин. ДЭТА малотоксичен для человека. Товарный про­дукт оказывает раздражающее действие на кожу живот­ных, однако интоксикации при этом не наблюдается. При введении в желудок экспериментальных животных репел­лент проявляет среднюю токсичность. ЛД50 для белых мы­шей—870 мг/кг, для белых крыс —от 200 мг/кг до 2670 мг/кг.

По данным разных авторов, применение ДЭТА в чистом виде не рекомендуется. Содержание ДЭТА в препаратах колеблется от 20 до 40%. Защитное действие препарата длится от 2 до 6 ч.

Бензоилпиперидин обладает выраженными репеллент­ными свойствами, которые усиливаются в присутствии ди-метилфталата. При нанесении на кожу, введении в кожу и при вдыхании паров он малотоксичен для теплокровных. .ЛД50 бензоилпиперидина для мышей— 1050 мг/кг. В составе препаратов он используется вместе с ДЭТА или диметил-фталатом. Для борьбы с грызунами в домашних условиях применяют ретицидные средства на основе зоокумарина (зарфарин, дифенацин), токсичность которых превышает токсичность зоокумарина в 5—10 раз. Зоокумарин и дифе­нацин — малолетучие вещества, стабильны при хранении, растворимы в ацетоне и плохо растворимы в воде.

Таблица 16. Характеристика средств борьбы с бытовыми насекомыми репеллентов, ретицидов, дезинфицирующих препаратов

Препарат

Назначение

Действующие вещества

Ребетен лосьон

Репеноль пенное аэрозольное сред­ство «Тайга»

Репеллентное средство

Диметилфталат, бен-зоилпиперидин Диэтиламид м-толуило-вой кислоты

Диэтиламид м-толуило-вой кислоты, диметил­фталат

ЛД50 зоокумарина для мышей — 1,65—9,96 мг/кг, его коэффи­циент кумуляции — 0,4, рекомендуемая величина в возду­хе—0,1 мг/м3 (табл. 16).

Различный образ жизни бытовых насекомых (тараканы, клопы, мухи, моль) определяет и различие средств борьбы с ними, их разное агрегатное состояние, физическую форму, товарный вид, способ применения. Препараты выпускаются в виде аэрозолей, жидкостей, дустов, порошков, таблеток, пластин, паст, отравленных приманок, бумажных или по­лимерных лент.

Из функциональных свойств наиболее важными явля­ются энтомологическая эффективность и токсикологическая характеристика препарата. Известно, что средства борьбы с бытовыми насекомыми в большинстве своем содержат фи­зиологически активные вещества, которые в той или иной мере токсичны для теплокровных. Эти препараты должны быть безопасны для людей, домашних животных и живой природы как в условиях хранения, так и в процессе пользо­вания ими. Наиболее удобна аэрозольная упаковка, кото­рая исключает нежелательное попадание препарата на тело человека или домашних животных при работе с ним. Хра­нение остатков препарата в жилом помещении нежела­тельно.

Основу рецептуры инсектицидных средств составляют АДВ, действие которых оценивается по их токсичности для насекомых и теплокровных животных. При этом малая ток­сичность для теплокровных должна сочетаться с высокой токсичностью для насекомых. Токсические свойства различ­ных инсектицидов составляют, используя коэффициент избирательной токсичности, определяемой как соотношение ЛД50 (доза, вызывающая гибель 50 % подопытных живот­ных при пероральном введении вещества) и ЛДбо (доза, вызывающая гибель 50 % насекомых при топикальном на­несении вещества). Для неопинамина и ДДВФ коэффициент избирательной токсичности по отношению к рыжим тараканам составляет соответственно 233 и 8. В рецептуру включают АДВ с высокой специфической токсичностью, что позволяет существенно снизить их концентрации.

При выборе АДВ для того или иного препарата необхо­димо учитывать их стабильность при хранении, пожаро-взрывоопасность, летучесть и доступность. В настоящее время в качестве инсектицидов применяются синтетические пиретроиды (неопинамин). Широко распространены фос-форорганические инсектициды (йодфенфос, бромофос, ме-тилнитрофос, абат и др.) и некоторые карбаматы (севир, байгон).

Для создания препаратов контактного действия жела­тельно пользоваться АДВ с минимальной летучестью, иск­лючающим образование высоких паров инсектицида в поме­щении. На долю растворителей, наполнителей, активато­ров, стабилизаторов, технологических добавок, отдушек, красителей приходится 95—99 % состава препарата. Основными требованиями к ним являются химическая инертность, отсутствие взаимодействия с АДВ и другими компонентами рецептуры, стабильность при хранении, от­сутствие токсичности или минимальная токсичность для теплокровных.

Растворители, чаще всего керосин или узкие фракции парафиновых углеводородов, спирты, предназначены для разбавления АДВ в жидких средствах.

В качестве наполнителей инсектицидных дустов приме­няются тальк, каолин, талькомагнезит в мелкодисперсном состоянии. Наполнителями порошкообразных препаратов, из которых готовят рабочие растворы, являются нейтраль­ные водорастворимые соли, например сульфат или хлорид
натрия. Активаторы усиливают эффективность средства засчет химических, физических или биологических процессов. Роль активаторов могут выполнять вещества, создающие оптимум рН рабочего раствора ПАВ, улучшающие смачи­ваемость обрабатываемой поверхности, химические соеди­нения, создающие на поверхности устойчивую пленку раст­вора для пролонгации действия препарата. Иногда в рецеп­туру вводят вещества, вступающие в рабочем растворе в химическое взаимодействие с АДВ, в результате чего обра­зуется новое, более активное соединение. Отдельную груп­пу активаторов составляют синергисты, повышающие эф­фективность АДВ. Синергисты широко используются в
препаратах на основе синтетических перитроидов, причем содержание синергиста в несколько раз превосходит коли­чество пиретроида.

Стабилизаторы включают в состав препаратов при недо­статочной стабильности АДВ при хранении, например в антимольные пластины-испарители, содержащие ДДВФ и поливинилхлорид. В инсектицидных средствах, основой ко­торых является ядовитое вещество, запах играет роль пред­остерегающего фактора, указывающего на необходимость соблюдать меры предосторожности при работе с этими пре­паратами. Поэтому не всегда возникает необходимость [использовать отдушки в этих средствах. При этом запах не [должен обладать парфюмерными свойствами. Красители ^придают средствам цвет, либо привлекают насекомых (оранжевые бумажные ленты для уничтожения мух).

Дусты представляют собой равномерную смесь АДВ с ' неорганическим наполнителем (каолином, тальком, талько-' магнезитом) в мелкодисперсном состоянии. Иногда АДВ наносят на носитель в растворенном состоянии при непре­рывном перемешивании. Благодаря инертности наполните-[ля дусты стабильны при хранении. Препарат, распыленный на обрабатываемую поверхность тонким слоем, сохраняет активность в течение нескольких недель. Хорошо прилипа­ющие к насекомым тонкодисперсные порошки эффективны в борьбе с тараканами, а также грызунами.

Порошки, представляющие собой равномерную смесь ; активных веществ, водорастворимых наполнителей и других полезных добавок, в отличие от дустов применяют ; преимущественно в виде водных растворов. Наполнителем в этом случае служит сульфат или хлорид натрия. В по­рошкообразной форме выпускаются также дезинфицирующие препараты. Значительное количество инсектицидных средств, репеллентов, дезинфицирующих препаратов произ­водится в виде растворов (эмульсий, суспензий) АДВ и по­лезных добавок в органических растворителях. Жидкие мо­ющие средства действуют мгновенно, так как они относи­тельно быстро испаряются или впитываются в пористую по­верхность.

Таблетки, пластины, блоки относятся к препаратам фу-мигационного воздействия, предназначенным для уничто­жения летающих насекомых в замкнутом объеме (комнате, ; хранилище для одежды) и т. д. Такие препараты включают твердый носитель, летучее АДВ и полезные добавки. Испа­ряясь с заданной скоростью, инсектицид создает необходи­мую для уничтожения насекомых (мух, комаров, моли) концентрацию, безвредную для человека. Пластины-ис­парители содержат ДДВФ, наполнитель и стабилизатор. В виде таблеток выпускаются также препараты контактно-;• го действия, подлежащие растворению в воде.

Пасты — вязкие массы, имеющие кроме АДВ загусти­тель, эмульгатор, воду и органический растворитель и не­которые полезные добавки. На ленты наносятся инсектици­ды длительного действия (в течение нескольких месяцев). Инсектицидные спирали или свечи, предназначенные для уничтожения комаров, мух, моли в закрытых помещениях, состоят из активного вещества и горючего состава. Выде­ляемый при горении средства дым содержит инсектицид (перетрины или синтетические пиретроиды — пинамин; К. И. Тюленев, 1979).

В последнее время создаются средства борьбы с молью, в состав которых введен растворитель, обладающий одно­временно функцией АДВ — инсектицида. Так, монобутило­вый эфир этиленгликоля (бутилцеллозольв) обладает выра­женной антимольной активностью. По отношению к-тепло­кровным животным бутилцеллозольв малотоксичное вещест­во (Н. В. Лазарев, 1976). В США ПДК его в воздухе составляет 240 мг/м3, ЛД50 для белых мышей при однократ­ном 7-часовом ингаляционном воздействии паров — 3,4 мг/л. При вдыхании паров бутилцеллозольва в кон­центрации 1,5—3 мг/л человеком наблюдается раздражение слизистой оболочки верхних дыхательных путей и глаз. По­рог раздражающего действия вещества для человека около 0,5 мг/л при экспозиции 8 ч. При длительном контакте с жидкостью возникают дерматиты и (по данным опытов на кроликах) общетоксические явления.

Инсектицидное действие растворителя бутилцеллозольв исследовалось на культуре платяной моли (гусеницах и яй­цах) Tineola bisselliella Humn инсектарного разведения. Использовался метод свободного контактирования насеко­мых с образцами шерстяной ткани арт. 1134, обработанны­ми с двух сторон раствором вещества из расчета 25 мл/м3. При обработке образцов ткани смесями этанола и 20— 25 % бутилцеллозольва наблюдалось, что при использова­нии 20 % раствора бутилцеллозольва образцы ткани сохра­няли токсичность к гусеницам моли не более 3 ч, тогда как обработка образцов 25 % раствором вещества обеспечивала сохранение их токсичности в течение 4—5 ч. Гибель гусениц учитывали на 4-е сутки. Через 1 сут гибель гусениц состав­ляла 83 %, через 2 сут — 94 %, через 3 сут — 98 %, через 4 сут — 100 %. Водно-спиртовой раствор (3:7) и водный с 25 % раствором бутилцеллозольва вызывали деформацию ткани. Ткани, обработанные 1—3 % раствором салицило­вой кислоты, не повреждаются молью в течение 2 мес. 20 % и 25 % растворы этилцеллозольва в этаноле, содержащие 3 % салициловой кислоты, вызывают 100 % гибель насекомых на 3-й сутки. Средство Антимоль-момент предохраняет ткань от повреждения гусеницами моли в течение 3 мес (3. М. Бабенко, А. Г. Шатилова, И. А. Магидсон, И. В.Дмитриева, 1979).

Среди комплекса факторов окружающей среды, подле­жащих гигиенической регламентации, большого внимания заслуживают химические препараты бытового назначения в связи с их массовым производством, разнообразием ком­понентов и рецептур, а также с возможным прямым воз­действием на организм. CMC, чистящие, полирующие пре­параты, красители, антистатики, клей, мастики и другие препараты значительно изменяют «фон» современного жили­ща, что определило актуальность гигиенического изучения этого процесса и разработки действенных профилактичес­ких мер, направленных на защиту здоровья населения, пос­тоянно контактирующего с химическими веществами в быту.

Научные исследования позволили обосновать гигиени­ческие принципы и методы изучения различных классов препаратов бытовой химии, установить их токсичность при разных Путях поступления в организм, характер биологи­ческого действия и закономерности поведения в среде жи­лища, что служит основанием для решения вопросов о до­пустимости их производства и применения населением.

В нашей стране разрешены к производству и использо­ванию только те препараты бытовой химии, которые прош­ли всестороннее гигиеническое изучение, получили положи­тельную гигиеническую оценку и утверждены Министерст­вом здравоохранения СССР или республики.

СПИСОК

ЛИТЕРАТУРЫ

______________________________________________________________________________

Абрамсон А. А. Поверхностно-активные вещества (свойства и приме­нение). — Ленинград: Химия, 1975.— 246 с.

Алексеева О. Г., Дуева Л. А. Аллергия к промышленным химическим соединениям.— М.: Медицина, 1978.— 272 с.

Архипенко В. И., Волощенко О. И. и др. Структурно-функциональ­ные изменения соединительной ткани при аппликациях ПАВ на кожу.— В кн.: Физиология и патология соединительной ткани. Тезисы докладов V всесоюзной конференции, 14—18 октября, т. II, 1980, с. 178—180.

Байдан Л. В., Владимирова И. А., Ганиткевич Я. В. Влияние неко­торых ПАВ на синаптические потенциалы мышечных волокон.— В кн.: Физиологическая роль ПАВ.— Черновцы, 1975, с. 9—11.

Байдан Л. В. Исследование действия некоторых ПАВ на нервномы-шечную передачу. Автореф. дис. ...канд.— Киев, 1976.— 20 с.

Бабенко 3, М., Шатилова А. Г. и др. Разработка жидкого антимоль­ного средства контактного действия на основе бутилцеллозольва.— Про-мышл. тов. быт. химии, 1970, № 1, с. 18—19.

Белая Г. А. Производство мыла и CMC за рубежом.— Масложиро-вая промышленность, 1978, с. 41—44.

Велдре Ц. А., Игра Л. Р., Паальме Л. П. Экспериментальное изуче­ние влияния детергентов на стабильность бенз(а)пирена.— Гиг. и сан., 1977, № 3, с. 89—90.

Волощенко О. И., Медяник И. А., Чекаль В. Н. Гигиена применения синтетических моющих средств.— Киев: Здоров'я, 1977.—• 142 с.

Волощенко О. И. Влияние поверхностно-активных веществ на имму­нологическую реактивность организма.— В кн.: Санитарная бактериоло­гия и вирусология синтетических моющих средств. Киев: Здоров'я, 1980, с. 73—79.

Волощенко О. И., Голенкова Л. Г. и др. Загрязнение среды жилища ПАВ и его гигиеническая значимость в связи с применением CMC в бы­ту.— В кн.: Гигиена окружающей среды.— Киев: КНИИОКГ, 1979, с. 68—69.

Волощенко О. И., Медяник И. А. и др. Токсиколого-гигиеническая характеристика новых препаратов бытовой химии.—В кн.: Гигиена на­селенных мест. Киев: Здоров'я, 1979, № 18, с. ПО—112.

Волощенко О. И., Медяник И. А., Кузьмина А. И. Гигиенические особенности бытовых моющих веществ на основе катионных ПАВ.— В кн.: Гигиена населенных мест. Киев: «Здоров'я», 1979, № 18, с. 113— 116.

Волощенко О. И. Вопросы гигиены применения CMC в быту.— В кн.: Обезвреживание технологических отходов в производстве CMC. Киев: Знание, 1977, с. 4—5.

Волощенко О. И. Итоги и задачи гигиенического изучения синтети­ческих моющих средств.— В кн.: Состояние и перспективы развития на­учных работ и производства CMC в XI пятилетке. Тезисы докладов Все­союзного совещания и национального комитета по ПАВ, ВНИИХимпро-ект. Киев, 1979, с. 140—142.

Волощенко О. И. Санитарное исследование препаратов бытовой хи­мии.—В кн.; Лабораторные исследований внешней среды. Киев: Здо­ров'я, 1978, с. 282—288.

Волощенко О. И. Токсиколого-гигиеническая характеристика ПАВ и CMC на их основе.— В кн.: ПАВ и сырье для них. Тезисы докладов сек­ции «Экологические проблемы производства и применения ПАВ» V Все­союзной конференции. Шебекино, 1979.— 16 с.

Волощенко О. И., Медяник И. А. и др. Гигиенические свойства бол­гарской щелочной протеиназы.— Промышл. тов. быт. химии, 1978, № 1,

с. 19—20.

Волощенко О. И., Медяник И. А. и др. Гигиеническая характеристи­ка энзимосодержащих CMC.— Промышл. тов. быт. химии, 1978, № 1,

с. 19—20.

Волощенко О, И., Медяник И. А. и др. Актуальные вопросы приме­нения препаратов бытовой химии.— В кн.: Гигиена населенных мест. Ки­ев: Здоров'я, 1981, в. 20, с. 101—105.

Волощенко О. И., Медяник И. А. и др. Гигиенические свойства но­вых препаратов бытовой химии.—В кн.: X Украинский съезд гигиенис­тов. Киев, 1981, т. 2, с. 122—123.

Голованова А. Т., Левковец А. Г., Палатная А. С, Мельтцер Э. И. Состояние и потребления CMC и расчет его норматива на перспективу.— Пром. тов. быт. химии, 1979, № 2, с. 14—16.

Ганиткевич Я. В. Проблема поверхностных явлений в организме и физиологической роли поверхностно-активных веществ.— В кн.: Физио­логическая роль ПАВ. Тезисы докладов Всесоюзного симпозиума по ПАВ. Черновцы, 1975, с. 3—5.

Гашткевич Я- В., Божескова Т. М. Змши електричних властивос-тей поверхн1 еритроципв тд впливом деяких поверхнево-активних речо-вин.— Ф1з1олог. журн., 1975, вип. 21, № 1, с. 104.

Гашткевич Я. В. Вивчення ф!эюлопчно1 дп ПАР.— Ф1зюл. журн., 1976, вип. 22, № 4, с. 552—560. .

Ганиткевич Я- В. Изучение физиологического действия субтоксиче­ских доз и концентраций ПАВ.— В кн.: ПАВ и сырье для них. Тезисы докладов по секции «Экологические проблемы производства и примене­ния ПАВ» V Всесоюзной конференции. Шебекино, 1979, с. 36—37.

Демченко П. Н., Литвин И. Я. Взаимное влияние катионактивных и неионогенных ПАВ.—Масло-жировая промышленность, 1976, № 11, с. 20—22.

Дерновая А. И., Гаевой Г. И. и др. Перспективы развития производ­ства ПАВ в 1975—1990 гг.— В кн.: Сборник трудов по бытовой химии. М.: НИИТЭХИМ, 1975, в. 3, с. 49—52.

Еськова-Сосковец Л. Б., Саутин А. И., Русаков Н. В. Об аллерген­ных свойствах некоторых ПАВ.— Гиг. и сан., 1980, № 2, с. 14—17.

Еремеева Л. С. О кожнораздражающем и кожнорезорбтивном дей­ствии катамина АБ и продуктов его синтеза.— Гиг. и сан., 1974, № 10, с. 20—21.

Еремеева Л. С, Трикуленхо В. И. Экспериментальное изучение сен­сибилизирующих свойств ряда ПАВ при кожном пути поступления в ор­ганизм.— Гиг. труда и проф. забол., 1976, № 9, с. 50—51.

Задорожный Б. А., Склярова Л. В., Киричек Л. Т. Изучение кожно-раздражающего и сенсибилизирующего действия некоторых ПАВ — бел­кового гидролизата сульфонола и сульфоуреида.— Вестник дермат. и ве-: нер., 1978, № 2, с. 38—41.

Зингер Р. Е., Векслер Л. Е. и др. Исследование факторов, влияющих ■на стабильность и эффективность протеолитических энзимов в CMC.— В кн.: ПАВ и CMC. M., НИИТЭХИМ, 1972, с. 47—53.

Зеленая С. А., Фахретдинов П. С, Павлов А. А. Четвертичные аммо­ниевые соли для моющих и дезинфицирующих композиций.— Строитель­ство и архитектура, 1978, № 7, с. 26—27.

Иевлева Е. А. Методы оценки дерматологических свойств ПАВ и CMC— В кн.: Сборник трудов по бытовой химии. М.: НИИТЭХИМ, 1975, № 3, с. 144—147.

Иевлева Е. А. Влияние некоторых CMC на рН поверхности кожи.— Вестник дерматол. и венерол., 1975, № 4, с. 12—16.

Иванов В. В., Адо В. А,, Сомов Б. А. Действие на кожу СПАВ.— Фарм. и токсикол., 1976, вып. 39, № 2 с. 244—247.

Иванов В. В., Иевлева Е. А., Сыч А. И. Гистоморфологическая ха­рактеристика действия некоторых натуральных и CMC. — Вестник дер­матол. и венерол., 1975, № 9, с. 62—66.

Иевлева Е. А., Иванов В. В. Влияние некоторых натуральных и CMC
на рН поверхности кожи.— Вестник дерматол. и венерол., 1975, N° 4,
с, 12—15. Щ\

Иванов В. В. Исследование воздействия некоторых натуральных и CMC на проницаемость капилляров морских свинок.— Вестник дерма­тол. и венерол., 1975, № 7, с. 21—25.

Ильин И. Е. Изучение токсичности продуктов трансформации ПАВ, образующихся в процессе хлорирования воды.— Гиг. и сан., 1980, № 2,

с. 11—14.

Ильин Л. А. Основы защиты организма от воздействия радиоактив­ных веществ.— М.: Атомиздат, 1977.

Кузьмина А. И. Биологическое действие CMC на основе алкилтри-метиламмония хлорида.— В кн.: Гигиена применения полимерных мате­риалов. Тезисы докладов II Всесоюзного совещания. Киев, 1976,

с. 70—72.

Королев А. А., Богданов М. В. и др. Гигиеническая оценка продук­тов деструкции ПАВ при озонировании воды.— Гиг. и сан., 1975, № 1,

с. 16—20.

Коваль Л. М. и др. Отработка режима стирки энзимсодержащими средствами в автоматической стиральной машине.— Пром. товаров быт. химии, 1979, № 2, с. 12—13.

Качановс'кий А. М., Клименко Н. А. Физико-химические методы очи­стки промышленных сточных вод от ПАВ.— Киев: Наукова думка,

1974 — 157 с.

Кайсина О. В. и др. К вопросу об остаточных количествах ПАВ в детском белье.— Гиг. и сан., 1979, № 2, с. 83—84.

Карюхина В. С, Кудрявцева М. И., Назаров В. И. и др. Смываемость некоторых ПАВ при обработке ими столовой посуды.— Гиг. и сан., 1976, №2, с. 111—112.

Кравченко Е. Г. Токсиколого-гигиеническая характеристика новых отечественных препаратов бытовой химии.— В кн.: Гигиена применения полимерных материалов. Киев. 1976, с. 211—212.

Кундиев Ю. И. Всасывание пестицидов через кожу и профилактика отравлений.— Киев: Здоров'я, 1975.

Кузьмина А. И. Данные к гигиенической характеристике алкилтри-метиламмония хлорида и алкамона ДС при кожном пути поступления в организм.— В кн.: ПАВ и сырье для них. V Всесоюзная конференция. Шебекино: ВНИИПАВ, 1979, с. 32—33.

Куприянов В. В. Морфологические изменения в системе микроцир­куляции как проявление адаптации.— Успехи современ. биологии, 1979, вып. 88, № 2 (5), с. 241—250.

Кордонец В. Я. Экспериментальное изучение аллергенного действия некоторых алкилбензосульфонатов.:—Гиг. и сан., 1977, № 8, с. 110—111.

Красовский Г. И., Меркурьева Р. В. и др. Влияние хлорпрена на ферментные системы организма и его гигиеническое значение.— Гиг. и сан., 1980, № 2, с. 17—19.

Коновалов В. С, Волощенко О. I. та ш. Вщдалет насл1дки впливу водних розчишв сштамщу-б на комах з р1зними р1внем мелано-катехоламшового обм1ну.— В кн.: Вкнйк КиЬськогО ушверсйтёту (Bio1;лопя), 1979, № 21, с. 55—58.

Лезвинская Е, М,, Иевлева Е. А., Персина И. С. Иммунологические "аспекты экспериментального аллергического контактного дерматита.— Вестник дерматол. и венерол,, 1978, № 6, с. 41—47.

Лупова Л. М., Грсиешова Р. Н. и др. Ферментный гидролиз белко­вых субстратов при стирке тканей, загрязненных белками.— Масложиро-вая промышл., 1978, № 5, с. 20—22.

Лупова Л. М., Рышкова Г. М. Перспективы использования щелоч­ной протеиназы в пастообразных моющих средствах.— Масло-жировая промышл., 1976, № 7, с. 26—27.

Лезвинская Е. М. Иммунологические аспекты изучения сенсибили­зирующих свойств ПАВ.— В кн.: ПАВ и сырье для них. Тезисы докла­дов в секции «Экологические проблемы производства и применения ПАВ». V Всесоюзная конференция: Шебекино, 1979.— с. 32.

Маркова 3. С, Саутин А. И. Методические подходы к изучению об­щетоксического действия некоторых перспективных анионных и неионо­генных ПАВ при кожном пути поступления в организм.— В кн.: ПАВ и сырье для них. Тезисы докладов по секции «Экологические проблемы производства и применения ПАВ». V Всесоюзная конференция: Шебеки­но, 1979.— с. 23.

Маркова 3. С, Саутин А. И., Костродымова Г. М. Методические подходы к изучению химической нагрузки на человека в условиях кон­такта с CMC— Гиг. и сан., 1979, № 7, с. 22—24.

Маркова 3. С, Саутин А. И. Методические подходы к оценке при­менения CMC в быту.— Гиг. и сан., 1980, № 1, с. 43—44.

Медяник И. А., Волощенко О. И. К механизму действия CMC на ко­жу.— В кн.: Охрана внешней среды населенных мест. Киев, 1974, с. 170—

172.

Меркурьева Р. В. и др. Значение соотношения гематологических и биохимических показателей при гигиенической оценке состояния неспе­цифической резистентности организма.— Гиг. и сан., 1980, № 7, с. 44—46.

Меркурьева Р. В., Красовский Г. Н. и др. Изменение ферментных систем различной локализации при воздействии некоторых химических веществ.—Гиг. и сан., 1980, № 1, с. 25—28.

Можаев Е. А. Загрязнение водоемов поверхностно-активными веще­ствами (санитарно-гигиенические аспекты).— М.: Медицина, 1976.—96 с.

Маркова 3. С, Костродымова Г. М., Саутин А. И. и др. Влияние не­которых ПАВ, ферментов и CMC на организм животных при перкутан-ном воздействии,—В кн.: Гигиенические аспекты охраны окружающей среды. М., 19,76, вып. 4, с. 98—101.

Маркарова С. А. Анализ развития производства и сырьевой базы ПАВ в капиталистических странах.— Хим. промышл. за рубежом, 1978,

№ 6 (186), с. 19—56.

Неменко А. А., Ющенко В. А. Дерматологическая характеристика неионогенных ПАВ.—Хим. промышл., 1976, № 8.— 630 с.

Норец Г. А., Ильин Л. А. и др. Кинетика обмена 131J в организме при поступлении через кожные покровы.— В кн.: Распределение, синтети­ка обмена и биологическое действие радиоактивных изотопов йода. М.:

Медицина, 1970, с. 59—68.

Никитенко А. Г., Лесман Н. И., Верещагина С. А. Применение алка­мона ДС при создании CMC многофункционального назначения.— Мас­ло-жировая промышл., 1975, № 4, с, 32—34.

Покровский В. А. и др. Сравнительная оценка токсичности ряда СПАВ при их пероральном введении.— В кн.: Актуальные вопросы ги­гиены труда и профпатологии. Воронеж, 1975, с. 69—72.

Пылева 3. А., Саутин А. Й. Изучение бластомогенных свойств неко­торых ПАВ.— Промышл. товаров бытовой химии, 1978, № 1, с. 7—8.

Пылева 3. А., Саутин А. И. Изучение зависимости модифицирую­щего канцерогенез действия ПАВ от дозы.— В кн,: ПАВ и сырье для них. Тезисы докладов по секции «Экологические проблемы производ­ства и применения ПАВ». V Всесоюзная конференция. Шебекино, 1979.—43 с.

Рыбальченко В. К., Яворский Я- 3., Григорьева К- В., Пятко А. И., Волощенко О. И. Влияние синтамида-5 на электрофизиологические и сократительные свойства гладкомышечных клеток.— В кн.: Физиологи­ческая роль ПАВ. Тезисы докладов Всесоюзного симпозиума АН СССР. Черновцы, 1975.—90 с.

Раецкая Е. В. Гигиенические свойства французской щелочной проте-иназы.— Промыш. тов. быт. химии., М., 1979, № 1.— 19 с.

Сахаров Ю. И., Кутепов Е. Н. Экспериментальные исследования ал­лергенных свойств сульфонола.— Гиг. и сан., 1973, № 3, с. 45—49.

Саутин А. И. и др. Гигиеническая характеристика новых CMC, при­меняемых населением в быту.— В кн.: Гигиенические аспекты охраны внешней среды. М., 1974, с. 115—118.

Саутин А. И. и др. Критерии и методы гигиенической оценки средств бытовой химии.— Гиг. и сан., 1976, № 11 ,с. 44—46.

Саутин А. И. и др. Гигиеническая оценка влияния СПАВ и моющих средств на их основе на организм.— Гиг. и сан., 1976, № 9, с. 18—20.

Сахаров Ю. И. и др. О смываемости синтанола ДС-10 с кухонной посуды.— Вопросы питания, 1975, № 4, с. 75—77.

Саутин А. И., Руднева Г. К- Гигиеническая оценка новых моющих средств, применяемых в быту.— Гиг. и сан., 1974, № 3, с. 31—32.

Саутин А. И. Методические подходы и критерии гигиенической оцен­ки бытовых химических веществ.— В кн.: Сборник трудов по бытовой химии, 1975, вып. 3, с. 132—136.

Саутин А. И., Волощенко О. И. и др. Состояние и перспективы гиги­енического изучения препаратов бытовой химии.— В кн.: Гигиена при­менения полимерных материалов. Тезисы докладов II Всесоюзного со­вещания. Киев, 1976, с. 198—200.

Сахаров Ю. И., Кутепов Е. Н., Пылева 3. А. Гигиенические аспекты изучения потенциальных канцерогенных и сенсибилизирующих свойств бытовых химических веществ.— Вестник АМН СССР, 1973, № 10, с. 26—30.

Сахаров Ю. И. О критериях гигиенической оценки бытовых химиче­ских веществ. — Гиг. и сан., 1972, № 4, с. 40—43.

Свинтуховский О. А., Ильченко Г. Я., Горбунов В. А. Обоснование гигиенического норматива алкилсульфата натрия в воздухе рабочей зо­ны. —В кн.: ПАВ и сырье для них. Тезисы докладов по секции «Эколо­гические проблемы производства и применения ПАВ». V Всесоюзная кон­ференция. Шебекино 1979, с. 14—15.

Синигина Н. В., Сахаров Ю. И. Изучение опухолеобразующих свойств бытового химического вещества синтанола ДС-10.— Гиг. и сан., 1974, № 7, с. 109—110.

Сидоренко Г. И., Меркурьева Р. В. Значение ферментной дезоргани­зации и лабилизации мембран внутриклеточных структур в проявлении биологических эффектов химических факторов окружающей среды.— Гиг. и сан., 1980.—8 с.

Сидоренко Г. И. Теоретические основы прогнозирования в общей ги­гиене.— Гиг. и сан., 1973, № 12, с. 3—7.

Трикуленко В. И. Биологическое, действие ряда новых детергентов и уровень их безвредности при поступлении в водоемы.— Гиг. и сан., 1978, № з, с. 14—18.

Тененбойм Н. Ф., Йилипенко О. П. и др. Оценка остаточных количе­ств моющего вещества «Погресс» на посуде после чистки ее средством «Жемчуг»,—Промышл, тов. быт. химии, 1978, № 1, с. 6—7.

Тихомирова Н. Н., Мачеленко Н. Л., Калчанова В. С. Салфетки для белья, одежды и обуви многофункционального действия.— Промышл. тов. быт. химии, 1979, № 1.—29 с.

Тюленев К- И. Характеристика препаративных форм инсектицидных средств бытового назначения.— Промышл. тов. быт. химии, 1979, № 1,

с. 15—18.

Туранов Н. М., Иевлева Е. А. Экологическая проблема ПАВ.— Вест­ник дерматол. и венерол., 1977, № 7, с. 3—6.

Хролинская Р. Е. Изменение проницаемости биомембран под дейст­вием ПАВ. Тезисы докладов Всесоюзного симпозиума по ПАВ. Чернов­цы, 1975, с. 111—112.

Хролинская Р. Е. К вопросу о влиянии ПАВ на эндокринные желе­зы.— В кн.: Физиологическая роль ПАВ. Черновцы, 1975, с. 110—111.

Чинов И. Н., Лупова Л. М., Рышкова Т. М., Кочемасова В. И. Эф­фективность щелочных протеиназ в составе CMC в зависимости от фер­ментного комплекса препаратов.— Промышл. тов. быт. химии, 1979,

№ 1.— 3 с.

Шандала М. Г., Руднев М. И. и др. Гигиеническое значение компен­саторно-приспособительных реакций организма и их характер на воздей­ствие малоинтенсивного СВЧ-поля.— В кн.: Гигиена населенных мест. Киев: Здоров'я, 1977, № 16, с. 84—89.

Ющенко В. А. и др. Влияние ПАВ на кумулятивные свойства опти­ческих отбеливателей.— В кн.: Сборник трудов по бытовой химии. М.: НИИТЭХИМ, 1975, вып. 3, с. 96—100.

Юдин А. М., Сучков В. Н. Химия в быту.—М.: Химия, 1975.—208 с.

Юсфина Э., Леонтьева Э. Механизм действия поверхностно-актив­ных веществ.— В кн.: Физиологическая роль ПАВ. Черновцы, 1975,

с. 119—121.

Янечкова В., Фикер С. Всасывание ПАВ кожей и их влияние на кожную резорбцию катионов.— Гиг. и сан., 1974, № 3, с. 87—88.

Юсфина Э., Леонтьева 3. Испытание ПАВ на канцерогенные свой­ства. В кн.: Физиологическая роль ПАВ. Черновцы, 1975, с. 122—123.

Berenson M. M., Temple A. R. Detergent toxicity, effects on esopha-geal and gastric mucosa. — Clin. Toxicol, 1975, 8, 4, 399—404.

Burke В., Olavesen A. H., Curtis С G., Powell G. M. The biodegra-dation of some anionic detergents on the rat. A common metabolic path­way. — Xenobiotica, 1975, 5, 9, 573—584.

Christohpera E., Laurence E. B. Kinetics and structural organisation ji of the epidermis. — Curr. Probl. Dermatol., 1976, 6, 87—106.

Christensen P., Holm P., Sonder B. Proteolytic enzymes in nonbuilt ' liquid detergents. — J. Am. Oil Chem. Soc, 1978, 1, 109—113.

Dakay M., Fodor F., Lendsay J. Kjserlates vizsgalatok szintetikus anionaktudetergens terheles es a maj microszomalis enzimaktivitasa ko-zotti Osszefuggesekre. — Egeszsegludomany, 1977, 21, 3, 250—253.

Hall W. J.. O'Regan M. G., Quigoy С A, A role for endogenous cur­rent responses to osmolar changes in insolated frogs skin. — J. Physiol.,

1977, 270, 1, 233—238.

Howes D. Penetraction de detergents a traves de peil. — Riv. ital.

sostanze grasse. 1978, 54, 4, 120—123.

- Huber C, Christophers E. Keratolilic effect of salycylia acid. — Arch. derm. Res., 1977, 257, 3, 293—297.

Huddleston R. L., Nielsen A. M. LAS Biodegradation. The fate of the aromatic ring — Soap, Cosmet., Chem., Spec, 1979, 55, 3, 34, 36-38.

Isomas В., Reuter !., Djupsund В. M. The subacute and chronic toxici-ty of cetyltrimethylammonium bromide (СТАВ) a cationic surfactant in the rat. — Arch. Toxicol., 1976, 35, 2, 91—96.

Moffatt R. E., Kramer L, L,, Lerner D,, Tones R. Studies on dioctyl sodium sulfosuccinate toxicity: clinical, gross and microscopic pathology in the horse and guinea pig. — Can. J. Сотр. Med., 1975, 39, 4, 434—441.

Schupleln R. S. Permeability of the skin. A review of major concepts and some new developments. — J. Invest. Dermat, 1976, 67, 672—676.

Stender S., Kristensen K-, Skadhange S. Solvent drag by solute linked water flow. — J. Membrane Biol., 1972, 11, 4.

Sund Reidar Bredo. The effect of some ionized and neutral sulfactants and bile acids ion sodium and water transport from tied jejunal loops in anasthetized rats. — Acta pharmacol. et toxicol., 1975, 37, 4, 294—308.

Szymanies J., Trzeciak H. K-, Kryk A., Pirog K- Zmiany poziomu li-pidow w surowicy szczurow diagotrwalym stosowaniu detergentow. — Bromatol. i chem. toxicol., 1976, 9, 2, 159—162.

Szymanies J., Trzeciak H. J., Machalska H., Turczynski B. Pozioni li-pidow w surowicy szczurow po podania detergentow do jamy otrzew-ney. — Med. Pracy, 1977, 28, 3, 189—192.

Teculescu D. Detergentii insimaficiunnou factor de rise profesinal pentru aparatul respirators. — Igiena, 1975, 1, 47—52.

Tronnier H. Ober 'die Abhangigkeit dermatologischer Eigenschaften waschaktiver Tenside von deren Kettenlange. — Prfum. und Kosmet., 1977, 58, 3, 60—65.

Valer M. Skine irritancy and sensitivity to Ioundry detergents conta­ining proteolitic enzymes. — Berufs Dermatosen, 1975, 23, 1, 16—30, 1975, 23,3, 96—115.

Wohlral W., Schiemann S. Untersuchungen zum Mechanismus der Harnstoffwirkung auch die Haut. — Arch. derm. Forsch., 1976, 255, 1, 23—30.

. Zajusz K-, Panak В., Lytka M., Byszkowska Z. Zmiany w plucach szczurow wgwotane inhalejamy detergentow. — Bromatol. i chem. toxi­col., 1977, 10, 3,301—309. '

СОДЕРЖАНИЕ

Производство препаратов бытового назначения в СССР и за рубежом 3

Особенности методических подходов к гигиени­ческим исследованиям различных классов пре­паратов, применяемых в быту, и их критерии 4

Токсиколого-гигиеническая характеристика ПАВ 5

Влияние анионных ПАВ на барьерные свойства кожи 21

Влияние ПАВ на электрофизиологические пара­метры и проницаемость мембран животных 26

Закономерности биологического действия CMC 36

Гигиеническое обоснование режимов примене­ния CMC 45

Характеристика энзимосодержащих CMC и от­дельных ферментов 54

Пеномоющие средства для ванн 70

Влияние ПАВ и CMC на функциональное со­стояние кожи 76

Гигиенические свойства чистящих средств 78

Биологическое действие пятновыводителей, ис­пользуемых в быту 80

Другие препараты бытовой химии 84

Список литературы 94

Библиотека практического врача

Олег Игнатьевич Волощенко

Иван Антонович Медяник

_______________________________________________________________________

ГИГИЕНА

И ТОКСИКОЛОГИЯ

БЫТОВЫХ

ХИМИЧЕСКИХ ВЕЩЕСТВ

Редактор Л. И. Горобец Художественный редактор Н. А. Сердюкова Технический редактор Л. А. Запольская ' Корректоры В. Я. Котляр, Н. В. Гармаш

Информ. бланк № 1544

Сдано в набор 21.12.82. Подп. к печ. 30.03.83. БФ 04656. Формат 84Х108/з2. Бумага тип. № 2. Гарн. литерат. Печ. вые. Усл. печ. 7,56 л. Усл. кр.-отт. 7,88. Уч.-изд. 8,87 л. Тираж 8000 экз. Зак. № 523. Цена 55 к.

Издательство «Здоров'я», 252054, Киев-54, Чкалова, 65.

Белоцерковская книжная фабрика, 256400, г. Белая Церковь, ул. Карла Маркса, 4.

Волощенко О. И., Медяник И. А.

В68 Гигиена и токсикология бытовых химических ве­ществ.— Киев: Здоров'я, 1983.— 144 с, ил., 0,05 л. ил.— (Б-ка практ. врача).

В книге рассмотрены физико-химические, гигиенические, токсикологиче­ские свойства бытовых химических веществ и особенности их действия на организм. Приведены методы исследования этих веществ и критерии оценки.

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. Красноярский край (1)

    Документ
    ВАСИЛЬЕВИЧ БОЖЕНОВА ПАТРУШЕВА ВЕРА ТЕРЕНТЬЕВНА АБРАМОВИЧ ГАЛИНА АВГУСТАНОВНА АЗАРОВА Е Ю МИХАЙЛОВ В В РАССКАЗОВ С Д АРДАСОВА НАТАЛЬЯ ФЕДОРОВНА БАЖЕНОВА АЛЕКСАНДРА ГЕОРГИЕВНА ГЕРАСЬКОВА МАРГАРИТА ВАСИЛЬЕВНА СИДОРЧУК НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ ВОЙТЮКЕВИЧ
  2. «Ты – человек! И ты за все в ответе». 2010-2011 гг Секция «ресурсосбережение» кабинет 345

    Документ
    7 Куранова А.С. Социальная реклама в энергосбережении 757 Стихарев Всеволод Токаренко Ирина 11 Смирнова Ольга Александровна Вода – добрый друг и помощник человека 9 7 Кудравец Виктория, Надеждина Алена 9 Климова Елена Владимировна
  3. Люди «білого царя»: імперська поселенська колонізація

    Документ
    З середини XVIII ст. активізувались дії царського уряду, спрямовані на освоєння українського прикордоння та посилення державного контролю над місцевим життям.

Другие похожие документы..