Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Учебно-методический комплекс'
Криминология: Учебно-методический комплекс для студентов заочной формы обучения / сост. В.Н. Шелестюков, Н.В. Родионов; Кузбасский институт экономики...полностью>>
'Реферат'
Считаю, что внеклассная работа по русскому языку, как и по любой другой школьной дисциплине, является неотъемлемой частью учебно-воспитательного проц...полностью>>
'Рассказ'
Про таких людей говорят, что «у него хорошая библиотека» или что-нибудь в этом же роде....полностью>>
'Инструкция'
- обучение в учебных заведениях для выполнения работ с повышенной опасностью (в профессионально-технических училищах, учебно-курсовых комбинатах, цен...полностью>>

Российские ярусы в международной стратиграфической шкале карбона а. С. Алексеев1

Главная > Тезисы
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Первые результаты определения остатков членистоногих в торфах Прибайкалья

К.Е. Вершинин1, А.В. Шаврин2

1Лимнологический институт СО РАН)

2Сибирский институт физиологии и биохимии растений СО РАН)

К настоящему времени авторами обработаны четыре торфяных керна: Паньковский торфяник (мощностью 228 и 278 см), Дулихинский (690 см) и Арангатуйский (450 см). Остатки насекомых из описываемых местонахождений получали при помощи промывки на ситах с ячеей 0.5 мм с последующей выборкой сухих остатков в лабораторных условиях под микроскопом при 16-кратном увеличении. Также производился выбор остатков пинцетом при полевой промывке породы на ситах с ячеей 0.9 мм. Эта методика описана в работах палеоэнтомологического характера (Бидашко, 1987; Ерохин, Зиновьев, 1991; Медведев, 1979; Назаров, 1984 и др.). Всего собрано 166 фрагментов.

Из разреза торфяной залежи Паньковского болота (228) собрано 34 фрагмента, относящихся к отрядам жесткокрылых (Coleoptera) и препончатокрылых (Hymenoptera) насекомых (12 видов, 14 особей). Жесткокрылые представлены жужелицами – 3 вида (Agonum impressum Pz., Pterostichus nigrita F., Pt. sp.), плавунцами – 2 вида (Hydroporus sp., Rhanthus sp.), водолюбами – 1 вид (Hydrophilidae indet.), стафилинидами – 1 вид (Stenus clavicornis Scop.) и златками – 1 вид (Agrilus sp.). Перепончатокрылые представлены 3 видами: муравьями (Formica sp., Lasius sp.) и Hymenoptera indet. Обнаружены следующие фрагменты тел: переднеспинки (для 7 видов), надкрылья (для 4 видов), брюшко (для 3 видов), головы (для 1 вида) и конечности (для 1 вида). Из разреза (1996 г.) торфяной залежи Паньковского болота (278) собран 71 фрагмент, относящихся к отрядам жесткокрылых (Coleoptera), препончатокрылых (Hymenoptera), двукрылых (Diptera) насекомых и пауков (14 видов, 27 особей). Жесткокрылые представлены жужелицами – 3 вида (Pterostichus oblongopunctatus F., Pt. sp., Agonum sp.), плавунцами – 4 вида (Ilybius sp., Hydroporus sp., Rhanthus sp., Dytiscidae indet.), водолюбами – 1 вид (Hydrophilidae indet.), стафилинидами – 1 вид (Stenus sp.), листоедами – 1 вид (Chrysomelidae indet.); перепончатокрылые представлены 2 видами: муравьями (Formica sp., Lasius sp.); двукрылые – 1 видом (Culicoides sp..); пауки – 1 видом (Aranei indet.). Обнаружены следующие фрагменты тел: переднеспинки (для 4 видов), надкрылья (для 4 видов), брюшко (для 11 видов), головы (для 6 видов), конечности (для 3 видов), среднегруди (для 1 вида), головогруди (для 1 вида). Из разреза торфяной залежи Дулиха собрано 29 фрагментов, относящихся к отрядам жесткокрылых (Coleoptera), препончатокрылых (Hymenoptera) и двукрылых (Diptera) насекомых (11 видов, 15 особей). Жесткокрылые представлены жужелицами – 3 вида (Agonum sp., Carabidae indet., C. indet. 1), плавунцами – 2 вида (Dytiscidae indet., D. indet.1), водолюбами – 2 вида (Hydrophilidae indet., H. indet.1), стафилинидами – 1 вид (Olophrum assimile Pk.), усачами – 1 вид (Gaurotes virginea), щелкунами – 1 вид (Elateridae indet.); перепончатокрылые представлены 1 видом: муравьями Lasius sp.; двукрылые – 1 видом (Diptera indet.). Обнаружены следующие фрагменты тел: надкрылья (для 7 видов), головы (для 4 видов), конечности (для 3 видов), среднегруди (для 3 видов), переднегруди (для 1 вида), заднегруди (для 1 вида). Из разреза (1997 г.) торфяной залежи Арангатуй собрано 32 фрагмента, относящихся к отрядам жесткокрылых (Coleoptera) и препончатокрылых (Hymenoptera) насекомых (13 видов, 14 особей). Жесткокрылые представлены жужелицами – 8 видов, имаго (Agonum sp., Bembidian sp., Nebria gyllenhali Schoenh., Pterostichus sp., Carabus granulatus L., Carabidae indet.) и личинки (Carabidae indet., C. indet.1), стафилинидами – 1 вид (Olophrum rotundicolle Sahlb.), листоедами – 1 вид (Phratora sp.), щелкунами – 1 вид (Selatosomus sp.), златками (Buprestidae indet.); перепончатокрылые представлены 1 видом: Formica sp. Обнаружены следующие фрагменты тел: надкрылья (для 5 видов), головы (для 3 видов), брюшко (для 4 видов), груди (для 1 вида), конечности (для 1 вида).

Среднеюрский этап развития мшанок

класса Stenolaemata на Русской платформе

Л.А. Вискова

Палеонтологический институт РАН

На Русской платформе районы местонахождений мшанок (сборы П.А. Герасимова, А.С. Алексеева и В.В. Митта) в среднеюрскую эпоху представляли собой морские бассейны, занимавшие современные территории Москвы, Московской, Брянской, Рязанской и Саратовской областей. Они, очевидно, входили в Восточно-Европейскую провинцию, выделенную по аммонитам и другим группам организмов (Шевырев, 1979). Некоторые из этих бассейнов были богаты мшанками, особенно в среднем келловее, когда отмечался первый пик юрского повышения уровня моря. В настоящее время выявлено 25 видов из 20 родов, входящих в состав 13 семейств, принадлежащих ко всем трем отрядам класса Stenolaemata: Tubuliporida, несколькими родами перешедшего из палеозоя, Cerioporida, возникшему в триасе от завершившего в нем свое развитие палеозойского отряда Trepostomida, и Melicerititida, ответвившемуся уже в средней юре, очевидно, от Tubuliporida. Палеогеографическое распространение почти половины этих мшанок указывает на их значительное сходство со среднеюрскими мшанками Западно-Европейской провинции. Смешение средиземноморской и бореальной мшанковой фауны и ее обновление во всех морях Западной Европы происходило в байосском и батском веках (Walter, 1969). Во время обширной келловейской трансгрессии большинство их личинок, переносимых, очевидно, теплыми течениями, попало в бассейны Восточно-Европейской провинции. Из вселившихся западноевропейских видов наиболее заметными оказались Terebellaria ramossissima, Multisparsa lamellosa, Mesenteripora undulata, Stomatopora dichotoma и др. Однако в восточноевропейских бассейнах средней юры возникали новые жизненные формы и новые таксоны в связи с освоением новых экологических ниш. Только в среднекелловейских бассейнах на территории Москвы и Московской области появились один новый род и 14 новых видов (к восьми видам, впервые установленным П.А. Герасимовым в 1955 г., нами добавлено еще 6). При этом пять из них принадлежат к родам, ранее не известных в отложениях древнее нижнего мела. С находками в келловее мшанок этих родов связывается становление в средней юре полиморфизма зооидов в классе Stenolaemata. Это альвеолы у Disporella, вакуоли у Siphodictyum, лакуны у Cellulipora, нанозооиды у Diplosolen, кенозооиды у Ceata, наконец, рептозооиды и ризоиды у нового рода. Впервые в средней юре регистрируются и семейства Celluliporidae (Tubuliporida), Horneridae и Lichenoporidae (Cerioporida) и Semiceidae (Melicerititida), в составе которых находятся эти роды, кроме Diplosolen из семейства Diastoporidae, существующего с триаса. Характер жизненных форм изученных мшанок позволяет считать, что в средней юре завершилось формирование всех типов роста их колоний – открытый, закрытый и комбинированный. Они включают всё разнообразие как инкрустирующих, в том числе впервые регистрируемых дисковидных форм (Disporella), так и массивных и вертикально растущих (кроме членистых, появившихся в позднем мелу) колоний, в том числе впервые отмечаемых грибовидных, образованных субколониями (Cellulipora). Очевидно, в средней юре было заложено разнообразие поведенческих реакций зооидов, связанное с их индивидуальной или групповой активностью (Шунатова, 2002), о чем свидетельствуют равноудаленное расположение зооидов в колониях или их комбинации в линейные (Siphodictyum), кольцевые (Spiropora) и радиальные (Disporella) фасцикли. В целом, среднеюрский этап эволюции стенолемных мшанок явился началом последовательного увеличения их разнообразия, продолжавшегося до самого конца позднего мела.

Исследования проведены при поддержке Программы Президиума РАН “Происхождение и эволюция биосферы”, проект “Эвстатические колебания уровня моря в фанерозое и реакция на них морской биоты” и РФФИ, проект 03-05-64239.

Радиоляриевые события так называемых

малых массовых вымираний

В.С. Вишневская

Геологический институт РАН, valentina@

На рубеже альба и сеномана вымирют большинство представителей рода Crolanium, а также диктиомитриды, циртокапсиды и стихокапсиды со стреловидной начальной камерой и отчетливо выраженными продольными рядами пор, но появляются новые роды Guttacapsa, Lipmanium, начинается расцвет двояковыпуклых губчатых псеудоаулофакоидных дисков (Alievium, Pseudoaulophacus), характерно массовое появление трехкамерных скрытоцефалических циртид и «ложноголовых» диктиомитрид, что могло быть связано с проявлением аноксийного события OAE 1. На рубеже сеномана и турона также происходили изменения, как на видовом уровне, так и на уровне более высоких таксонов, что, возможно, являлось реакцией на океанское безкислородное событие OAE 2. В конце сеномана вымирает семейство Rotaformidae, появившееся в альбе, исчезают род Obeliscoites из Nassellaria и род Godia из Spumellaria, а также постепенно вымирают самые ранние представители рода Alievium. Одновременно появляются многочисленные новые виды, а на уровне более высоких таксонов – род Afens, что отчетливо видно на примере разрезов Крымско-Кавказской провинции (Аксудере, Баксан, Урух и др.). Начало новой трансгрессии приурочено к середине или второй половине сеномана, однвременно с чем появляются все морфологические группы мезозойских радиолярий.

На границе сантона и кампана появляются первые виды клатроциклид и хелиодисцид, более характерных для кайнозойских фаун, но вымирают типичные представители меловой фауны – псевдодиктиомитриды, губчатые и крупноячеистые актиноммиды, что скорее всего связано с гидродинамическими изменениями, вызванными тектоническими процессами. Так, в разрезах Корякско-Камчатского региона в пограничных слоях сантона и кампана, датированных планктонными фораминиферами, обнаружены новые виды радиолярий семейства хелиодисцид - родов Astrophacus, Heliodiscus и Excentrosphaerella, появление которых ранее датировалось серединой палеогена (Astrophacus, Heliodiscus) или неогеном (Excentrosphaerella). Основное отличие хелиодисцид – эксцентричное положение микросферы. Новые таксоны заметно расширяют объем семейства и значительно пополняют список радиоляриевых фаун мира, а также хорошо стратиграфически характеризуют отложения в различных регионах России и мира.

Более того, оказалось, что представители семейства Heliodiscidae приурочены только к пяти возрастным интервалам низкого биоразнообразия: сантон/кампан, ранний/средний палеоцен, эоцен–миоцен, ранний/поздний бадений, современность. Вероятно, это связано с вариациями палеосреды и возможно являлось реакцией организмов на стрессовые условия. Присутствие в рассматриваемых радиоляриевых ассоциациях многочисленных на кризисных геологических рубежах сферических насселлярий с погруженным цефалотораксом может быть истолковано как признак адаптации к быстро изменяющимся условиям среды обитания, а изучение таксономического состава и внутреннего строения скелетов многочисленных мезозойских радиолярий позволит выявить новые события так называемых малых массовых вымираний и проследить филогенические связи между многими редкими родами, в том числе из семейства Heliodiscidae и возможно других. Работа подготовлена при поддержке РФФИ (грант № 05-05-65157) и Программы Президиума РАН "Происхождение и эволюция биосферы".

НАЗЕМНЫЕ ПОЗВОНОЧНЫЕ И ПЕРМО-ТРИАСОВЫЙ БИОТИЧЕСКИЙ КРИЗИС

В.К. Голубев, А.Г. Сенников

Палеонтологический институт РАН, vg@

Биотическое событие на границе перми и триаса является крупнейшим в фанерозойской истории биосферы. Вблизи этого рубежа снижается таксономическое разнообразие морских животных: из геологической летописи исчезает более 50% семейств и более 90% родов (Невесская, 1998; Алексеев и др., 2001). Данное событие не является тотальным вымиранием, а представляет собой совокупность отдельных экологических кризисов, охвативших примерно одновременно большинство известных нам (зафиксированных в геологической летописи) морских экосистем. Возможно, все эти кризисы были спровоцированы одной общей внешней причиной (ОВП). В континентальной биоте данное событие выражено менее ярко (Алексеев и др., 2001). Очевидно, ОВП если и оказало, то значительно более слабое влияние на ход эволюции большинства континентальных сообществ. В континентальных экосистемах тетраподы образуют самостоятельное сообщество, которое эволюционирует в значительной степени автономно от других ценозов неморских организмов. На рубеже перми и триаса в сообществе тетрапод происходит крупный экологический кризис: разрушается позднепермское парейазаврово-дицинодонтово-териодонтовое сообщество, господствовавшее на территории Гондваны и Евразии. Было ли это событие вызвано той же ОВП, что и кризисы в морских и некоторых континентальных экосистемах? Пермо-триасовое вымирание не является экстраординарным событием в пермской истории наземных позвоночных. Не менее крупный кризис разразился во второй половине средней перми, на рубеже уржумского и северодвинского веков (ворда и кептена), в результате которого на территории Гондваны и Евразии разрушается диноцефаловое сообщество. Еще раньше, во второй половине раннепермской эпохи в результате экологического кризиса в Северной Америке исчезает пеликозавровое сообщество. Все пермские кризисы имеют сходный облик: разрушаются доминантный (фитофаги и специализированные по ним хищники) и водный блоки сообщества, вымирают практически все крупные растительноядные и хищные тетраподы, сохраняется только субдоминантный блок инвертебратофагов. После кризиса структура сообщества полностью восстанавливается (заново формируются водный и доминантный блоки) только в Гондване; на относительно небольших территориях (Северная Америка, Европа, Азия) иногда формируется новый водный блок, однако доминантный блок никогда не образуется. Сходство кризисов, возможно, является следствием сходства вызвавших их причин. Поскольку раннепермский и среднепермский кризисы не сопровождались соответствующими по масштабу перестройками в других континентальных и морских сообществах, вызвавшие их причины являются скорее всего внутренними, синэкологическими. В качестве основной синэкологической причины пермских кризисов в сообществе тетрапод предлагается эффект опережающей специализации хищников (Сенников, 1995; Раутиан, Сенников, 2001). Работа проведена в рамках Программы Президиума РАН «Происхождение и эволюция биосферы. Подпрограмма II» и проекта РФФИ № 05-05-65146.

ХРОНОСТРАТИГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА ПАЛЕОЦЕНА СРЕДНЕГО ПОВОЛЖЬЯ

С.О. Зорина, Н.И. Афанасьева

ЦНИИгеолнеруд, Казань, svzorina@yandex.ru, info@geolnerud.ru

В настоящее время Международной комиссией по стратиграфии разработана шкала геологического времени (Gradstein et al., 2004), важнейшим отличием которой от предшествующих вариантов Общей стратиграфической шкалы (ОСШ) является изменение положения нижних границ ряда ярусов. Впервые вводится событийный подход к проведению ярусных границ в осадочных бассейнах, что должно обеспечить их максимальную изохронность. Установление руководящего корреляционного события для идентификации границы в частных разрезах является наиболее важным элементом новой шкалы для ее применения в геологической практике. В рамках настоящего исследования рассмотрены вопросы хроностратиграфического сопоставления фациальных разновидностей палеоцена Среднего Поволжья со Шкалой геологического времени 2004.

Проблема зонального расчленения палеоцена, отнесения его фациальных разновидностей к тем или иным интервалам ОСШ актуальна на протяжении многих лет. Вопрос о наличии датских осадков на рассматриваемой территории активно дискутируется и однозначно не решен до сих пор. Выделение в палеоценовых слоях нанозон, увязанных с ОСШ, позволяет провести возрастную датировку разных фаций. Корреляция ярусных границ палеоцена с ОСШ может осуществляться на основе зонального расчленения по известковому нанопланктону (шкала Martini, 1977). Согласно ОСШ, к данию отнесены нанопланктонные зоны NP1 – нижняя часть зоны NP4, к зеландию – верхняя часть зоны NP4 – NP5, к танету – зоны NP6 – NP9.

Руководящие нанопланктонные зоны коррелируются с зонами по диатомеям, практически нацело слагающим диатомиты. Зональное расчленение разрезов палеоценовых диатомитов, вскрытых в карьерах и в обнажениях месторождений, позволяет выделить две разновозрастные группы диатомитовых образований. Диатомиты Забалуйского, Инзенского, Аргашского, Аристовского (Ульяновская область), Ахматовского (Пензенская область), Атемарского (Республика Мордовия) и др. месторождений соотносятся с зонами NP2-NP3, т.е. принадлежат к датскому ярусу. Опоки, подстилающие диатомиты, редко содержат органические остатки, поэтому их стратиграфическая приуроченность зачастую определяется по соотношению с диатомитами и слоями, содержащими известковый нанопланктон. Очевидно, что данные опоки залегают не выше зоны NP2, т.е. относятся к нижнедатским отложениям.

В настоящее время в МКС дискутируется вопрос о смещении даний-зеландской границы в основание зоны NP5. Независимо от того, на каком уровне будет окончательно утверждена граница дания и зеландия, сейчас можно с уверенностью констатировать, что диатомиты нижнесызранской свиты Среднего Поволжья имеют датский возраст, опоки – датско-нижнезеландский возраст.

В разрезах диатомитов Сенгилеевского (гора «Граное ухо») (Ульяновская область), Балашейского (Самарская область) месторождений выделены диатомовые зоны, коррелирующиеся с нанопланктонными зонами NP6–NP8 и NP9, что свидетельствует о значительно более молодом (не менее чем на 3 млн. лет) - танетском возрасте данных диатомитовых образований. Увязка палеоценовых литостратонов Среднего Поволжья со Шкалой геологического времени 2004, выполненная на основе нанозонального расчленения, позволяет сделать вывод о скользящем возрасте нижних границ свит. Привязка палеоценовых стратонов к обновленной Шкале геологического времени 2004 позволяет не только выделить разновозрастные группы диатомитов в Среднем Поволжье, но и мотивированно определить длительность формирования литостратонов (свит, слоев) и стратиграфических перерывов. На основе хроностратиграфической схемы взаимоотношения палеоценовых стратонов удается реконструировать характер эвстатических колебаний в дании-танете на рассматриваемой территории.

Gradstein, F.M., Ogg, J.G. et al. A Geologic Time Scale 2004. Cambridge University Press, 2004. 589 p.

Некоторые палеоэкологические аспекты и конодонтовая характеристика пограничного франско-фаменского интервала В центральных районАХ Русской платформы

Е.М. Кирилишина, Л.И. Кононова

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, conodont@

На рубеже франского и фаменского ярусов отмечается глобальный биотический кризис и связанное с ним одно из крупнейших массовых вымираний, называемое кельвассерским (Walliser, 1980; Schulke, 1998; Алексеев, 1998). В различных регионах мира вблизи этой границы наблюдается регрессия, которая затем сменилась трансгрессией. Во многих районах на начало трансгрессии приходится перерыв в осадконакоплении (Веймарн и др., 1996; 1998). В частности, на территории центральных районов Русской платформы кровля франа размыта и контакт с фаменом выражен в резкой смене литологического состава и фаунистических комплексов (Родионова и др., 1995; Alekseev et al., 1996).

В работе приведена конодонтовая характеристика верхнего франа (евлановский и ливенский горизонты) и нижнего фамена (задонский и елецкий горизонты) на примере скважин Ульяново-1 (УГ-1; Калужская обл.) и Новохоперская № 8750/1 (НХ; Воронежская обл.). В НХ из изученного интервала было отобрано 62 образца на конодонты общим весом около 12 кг, средний вес каждого образца – 0,2 кг, конодонты обнаружены в 45 из них (1962 экземпляра), в УГ-1 – 69 образцов общим весом более 50 кг, средний вес каждого образца – 0,7 кг, конодонты обнаружены в 40 из них (около 1000 экземпляров). Евлановский горизонт вскрыт в обоих изучаемых разрезах и представлен чередованием глин, мергелей и известняков: в УГ-1 (инт. 235,4–289,0 м), в НХ (инт. 70,7–106,3 м). Характерные конодонты: Polygnathus brevis, Po. maximovae, Po. politus, Po. krestovnikovi, Po. komi, Po. alvenus, Po. colliculosus, Po. costulatus, Po. sublatus, Po. unicornis, реже встречаются Icriodus sp. и Pelekysgnathus sp. Такой комплекс конодонтов характерен для слоев с Polygnathus brevis (Аристов, 1988) и верхней части зоны Po. maximovae (Ovnatanova, Kononova, 2001), которые условно сопоставляются с зоной Late rhenana (= Upper gigas) стандартной конодонтовой шкалы (Ziegler et al., 2000; Ovnatanova, Kononova, 2001). Ливенский горизонт представлен органогенными, частично доломитизированными известняками и доломитами, с редкими глинистыми прослоями. Залегает на евлановском горизонте согласно. Вскрыт в УГ-1 (инт. 217,0–235,4 м), в НХ ливенский горизонт отсутствует, что обусловлено регрессией, проявившейся в юго-восточной части палеобассейна раньше, чем в северо-западной. Комплекс конодонтов ливенского горизонта значительно беднее евлановского (Polygnathus krestovnikovi, Po. colliculosus, Po. costulatus, Po. politus, Po. unicornis, Polygnathus aff. brevilaminus), отсутствует типичный евлановский представитель полигнатид Po. brevis. Близкий комплекс установлен в слоях с Polygnathus australis (Аристов, 1988) и слоях с Po. aff. brevilaminus (Ovnatanova, Kononova, 2001), условно сопоставляемых с зоной linguiformis (=Uppermost gigas) (Ziegler et al., 2000; Ovnatanova, Kononova, 2001). Волгоградский горизонт, соответствующий зоне Palmatolepis triangularis стандартной шкалы (Галушин, Кононова, 2004), отсутствует. Задонский горизонт фамена с размывом залегает на ливенском горизонте (УГ-1) или на евлановском (НХ), представлен песчаниками и алевролитами, которые кверху сменяются чередованием глин и известняков: в УГ-1 изученана только нижняя терригенная часть горизонта (инт. 204,6–217,0 м), содержащая многочисленные остатки рыб и харовых водорослей, но не содержащая конодонтов. В НХ – полный разрез задонского горизонта (инт. 52,7–70,7 м). Комплекс конодонтов резко отличается от франского. В НХ определены: Palmatolepis wolskae, Icriodus iowaensis, Polygnathus brevilaminus, Po. izhmensis, Po. tigrinus, Pelekysgnathus serradentatus. Такая ассоциация конодонтов характерна для слоев с Icriodus iowaensis и зоны crepida стандартной конодонтовой шкалы (Аристов, 1988; Çapkinoĝlu, 1991; Кузьмин и др., 1998). В скв. УГ-1 на задонском горизонте с небольшим размывом залегает елецкий горизонт (инт. 177,6 –204,6 м), который представлен известняками глинистыми, органогенными, в основании с (?) железистыми оолитами. Конодонты в нижней части редки и представлены: Palmatolepis subperlobata и Polygnathus ex gr. nodocostatus.

На основе распределения разных родов и видов конодонтов в изученных разрезах проведен биофациальный анализ. Учитывались только платформенные элементы хорошей сохранности. Из подсчета были исключены виды полигнатид, встречающиеся как в мелководно-шельфовых разрезах центральных районов Русской платформы (Аристов, 1988; Ovnatanova, Kononova, 2001; Ziegler, Ovnatanova, Kononova, 2000), так и в глубоководных депрессионных разрезах Рейнских сланцевых гор (Ziegler, Sandberg,1990; Ziegler, Ovnatanova, Kononova, 2000). Вероятно, эти виды вели планктонный образ жизни и поэтому встречаются в разных типах отложений. Это Polygnathus alvenus, Po. brevis, Po. krestovnikovi, Po. politus, Po. unicornis – для франа и Polygnathus brevilaminus – для фамена. Кроме того, не учитывались образцы, в которых был обнаружен только один экземпляр из числа рассматриваемых видов и родов. В евлановское время среди полигнатид преобладали гладкие или слабо скульптированные формы (45–100%), которые фиксируют относительно мелководные условия осадконакопления (Кирилишина, Кононова, 2004). При этом в НХ отмечено присутствие представителей рода Icriodus (до 20%), что позволяет предположить развитие в этом районе крайне мелководных условий. В позднеевлановское время крайне мелководные условия стабилизировались, процентное содержание икриодид в разрезе НХ возросло (до 100%). Ливенский горизонт в УГ-1 характеризуется широким развитием гладких или слабоскульптированных полигнатид (55–100%) и единичными икриодидами и пелекисгнатидами. Такая ассоциация конодонтов позволяет говорить о крайне мелководных условиях, продолжавших существовать в ливенское время в северо-западной части изучаемого палеобассейна. Для нижней части задонского горизонта в юго-восточной части бассейна (НХ) характерны прибрежные крайне мелководные условия, приведшие к преобладанию в комплексах гладких или слабо скульптированных полигнатид (50–100%), икриодид (до 100%) и присутствию пелекисгнатид. На северо-западе (УГ-1) в это время установились условия опресненной морской лагуны, о чем свидетельствуют находки остатков харовых водорослей (инт. 204,6–205,1 м). В верхней части горизонта появляются представители рода Palmatolepis (15%), что свидетельствует об углублении бассейна. В елецкое время углубление бассейна продолжалось, что отразилось на родовом и видовом составе конодонтов (преобладают скульптированные полигнатиды и пальматолепиды). Такие представления об относительных колебаниях уровня моря подтверждаются данными литолого-фациального анализа (Кирилишина, Карпова, 2004) и совпадают с выводами, сделанными по материалам девона Московской синеклизы (Alekseev et al., 1996). Кроме того, полученные результаты не противоречат кривой глобальных колебаний уровня моря вблизи франско-фаменского рубежа (Johnson et al., 1985). Работа выполнена при финансовой поддержке проекта РФФИ № 03–05–64420 и в рамках программы МПГК, проект 499.

ПОЗДНЕВИЗЕЙСКИЕ И СЕРПУХОВСКИЕ СООБЩЕСТВА ФОРАМИНИФЕР И ИЗВЕСТКОВЫХ ВОДОРОСЛЕЙ ЮГО-ВОСТОКА РУССКОЙ ПЛАТФОРМЫ

Л.Н. Кленина1, Е.Л. Зайцева2

1Всероссийский научно-исследовательский геологический нефтяной институт (ВНИГНИ)

2Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

Объекты наблюдений представлены более 200 местонахождениями органических остатков во всесторонне изученных разрезах верхневизейских и серпуховских карбонатных отложениях, вскрытых глубокими скважинами в периферических зонах Прикаспийской синеклизы и на сопредельных территориях. Разграничены захороненные на месте и переотложенные фоссилии. Сравнительное соотношение критериев автохтонных и аллохтонных (синхронных и асинхронных) ассоциаций подчеркивает их сходство и безусловные различия.

В составе поздневизейских, ранне- и позднесерпуховских бентосных сообществ не наблюдается значительных различий. Структура обычно сложная и определяется разным сочетанием типов фауны (от одного до семи) и альгофлоры. Более однообразные ассоциации, сформированные единственной группой фауны или исключительно известковыми водорослями, встречаются реже. Восстановление прижизненных сообществ основано на трех определяющих показателях: повышенном числе совместной встречаемости, высоких значениях индекса близости и количественных соотношениях таксонов.

Типичными компонентами, образующими поздневизейские и серпуховские бентосные палеосообщества, являются фораминиферы и альгофлора. Важной составляющей также является малоизученная в регионе группа – морские лилии. Объединение других типов фауны в палеосообществах изменчиво. Между разнообразием типов и плотностью их особей нет прямой корреляции, а иногда прослеживается противоположная направленность: низкое разнообразие групп и высокая численность. Индексы близости фораминифер и известковых водорослей как в поздневизейских, ранне- и позднесерпуховских, так и в целом серпуховских биотопах имеют высокие значения, превышающие допустимые нижние пределы (в двух известных вариантах) и с учетом обилия и общей встречаемости свидетельствуют о жизненном сообществе данной пары таксонов.

Поздневизейские и серпуховские сообщества фораминифер и альгофлоры подтверждают ранее представленную модель структуры ранне-среднекаменноугольных одноименных ассоциаций (Кленина, Зайцева, 2005). Фораминиферовые палеосообщества – в основном сочетание многих видов. В некоторых битопах наблюдаются и бедные в таксономическом отношении комплексы. Богатство видов фораминифер в большинстве местообитаний слабо связано с разнообразием известковых водорослей. Обычно заметен не только контраст в систематическом распределении, но и в количественном: относительно небольшое число особей каждого из многочисленных видов фораминифер и массовости одного или нескольких видов альгофлоры.

Анализ сообществ показывает, что устойчивой связи между какими-либо видами фораминифер и известковых водорослей не наблюдается. Совместная встречаемость определенных видов фораминифер с другими, как равно и известковых водорослей, преимущественно нестабильная и изменчивая. Динамика численности видов фораминиферовых сообществ во времени по-разному коррелируется со структурой альгофлоры. Вариации многообразия среди известковых водорослей: синезеленые максимально разнообразны в тарусско-стешевское, зеленые – веневское и раннесерпуховское времена, а красные – позднесерпуховское (протвинское) время. Видовое разнообразие поздневизейских палеосообществ фораминифер испытывает сравнительное повышение на двух уровнях: резко увеличивается в алексинское время, сохраняет относительно высокие значения в михайловское и снижается вдвое в веневское время. Сложность поздневизейских палеосообществ альгофлоры возрастает по вертикали от тульского времени и достигает максимума в веневское время.

Рубеж визейского и серпуховского веков неотчетливый, выражается в постепенном обновлении состава фораминифер и известковых водорослей, обеднении таксономического разнообразия и количества зеленых и красных водорослей. С границей нижне- и верхнесерпуховского подъярусов совпадают слабые изменееия и проявляется сокращение видового и родового состава синезеленых и зеленых и возрастание роли красных известковых водорослей.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Данные по диноцистам из разреза, вскрытого скв. 28 около г

    Документ
    Данные по диноцистам из разреза, вскрытого скв. 28 около г. Волгограда (Александрова, 2001), легли в основу зональной шкалы по этой группе для палеоцена юга Европейской части России (Ахметьев, Бенямовский, 2003).
  2. Программа конференц-зал Палеонтологического института ран 28 января 2008 г

    Программа
    С.С.Лазарев. Содержанине и функции стратиграфических шкал: два подхода – два понимания времени в геологии (замечания к статье А.С. Алексеева «О содержании и функциях МСШ»)
  3. Генеральная тенденция современной стратиграфии

    Документ
    Широко распространено мнение, что основным направлением в развитии современной стратиграфии является детализация стратиграфических шкал и, прежде всего, переход на так называемый «инфразональный» уровень (Гладенков, 2002).

Другие похожие документы..