Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Актуальність теми. Політичні, економічні і соціальні перетворення, які відбуваються сьогодні в нашій державі, роблять нагальною проблему оновлення та...полностью>>
'Урок'
Урок изучения нового материала. Учебный материал рассчитан на 2 учебных часа для учащихся 9 класса (при изучении экономики в 9-11классах при 102-часов...полностью>>
'Документ'
Основная цель – дать введение в теоремы кодирования теории информации для дискретного канала без памяти, а также связанные с ними задачи теории поиска...полностью>>
'Программа'
Оборудование: карточки для разминки, задание для капитанов, вопросы для конкурса «Кто кого», рисунок для творческого конкурса, вопросы для болельщико...полностью>>

Е позиций и оценок относительно целей и задач Болонского процесса, его мнимых и подлинных противоречий, развертывающихся в ходе, реализации Болонской декларации

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

    ПРЕДИСЛОВИЕ

Предлагаемая читателю книга представляет собой переводы публикаций и документов, отражающих, по мнению составителей, многообразие позиций и оценок относительно целей и задач Болонского процесса, его мнимых и подлинных противоречий, развертывающихся в ходе, реализации Болонской декларации. По существу – это, насколько нам известно, с учетом опубликованной ранее монографии1, едва ли не первая попытка мониторингового исследования столь сложного и неоднозначного системного явления, каким является Болонский процесс. Не случайно данное издание (см. главу 6) завершается текстом концепции и механизмом реализации МОНИТОРИНГА Болонского процесса, разработанной кафедрой системных исследований образования Исследовательского центра проблем качества подготовки специалистов МИСиС (технологического университета).

Выбирая название книги, мы хотели подчеркнуть, во-первых, преемственность с первой публикацией, во-вторых, мониторинговый характер проводимой исследовательской работы, в-третьих, нарастающий динамизм реформ с одновременным расширением вариативности национальных (страновых), межгосударственных, межвузовских подходов, решений, позиций, моделей и т.д. в русле единых (но не единообразных) общественных структурных преобразований высшей школы. Андрис Барблан заметил: «Процесс этот рискованный, но именно поэтому так интересен». Дело, конечно, не в личной склонности одного из лидеров высшего образования Европы к рискованным процессам. Скорее и риск здесь двойной: риск опоздать с вхождением в Болонский процесс и риск поспешить в его «передовые отряды». Даже не большие по масштабам системы высшего образования склонны к взвешенным и осторожным решениям. Тем более подобное отношение оправданно со стороны российской высшей школы, причисляемой статистикой ЮНЕСКО к «мегасистемам».

Болонский процесс обладает всеми признаками живого процесса. Одни опасения, проявленные в его начальной фазе, снимаются, другие – возникают. Боялись, что усилятся тенденции к унификации высшего образования, к его узкорыночной ориентации, к пассивному поведению университетов в ответ на вызовы глобализации. Ничего подобного не случилось.

Многообразие нарастает. При этом, ректоры в Саламанке заявили, что оно должно служить пользе, а не стать препятствием, усиливать гибкость, а не путаницу, быть благом, а не причиной для непризнания чужестранных дипломов, степеней и квалификаций. И в части рыночной ориентации скоро пришли к выводу, что каждая ступень, каждая ее модель может по-своему становиться релевантной рынку, но что ценности европейского высшего образования – служить развитию личности, ее гражданскому и культурному становлению, развитию науки – остаются незыблемыми. Не проявилось сколько-нибудь поспешного принятия и глобализма. То есть, понятно, вне его «гравитационного поля» выстраивать ни стратегию, ни тактику нельзя. Но что-то не очень заметно энергичное перерождение классических университетов Европы в «корпоративные университеты», в предприятия «академического капитализма», главная функция которых – продавать товары и услуги на рынке, как это происходит в любом другом бизнесе. Словом, Сорбонна, Гумбольд и Болонья остаются, слава Богу, форпостами университетской культуры, а не носителями признаков «макдональдизации» и «диснейфикации» транснационального высшего образования. Но, с другой стороны, и настроения «изгнания» транснационального образования из Европы тоже не являются, по-видимому, наиболее популярными среди правительств и академической общественности. Есть реальности, которым соответствуют отнюдь не «черно-белые» решения и позиции.

Что касается новых акцентов, не очень заметных на «старте» Болонского процесса, то к ним можно отнести усиливающееся внимание, скажем, к оценке качества и аккредитации, полифункциональности крдитной системы ECTS, озабоченности, в случае ее повсеместного применения как инструмента передачи и накопления крдитов, по поводу возможного снижения стандартов качества высшего образования. При этом подчеркивается, что оценка должна учитывать цели, задачи и предназначение вузов и их образовательных программ. Она призвана охватить:

  • преподавание;

  • исследовательскую работу;

  • руководство и управление;

  • соотношение между традицией и новаторством, академической направленностью и экономической релевантностью, логической обоснованностью учебных программ и свободой выбора студентов;

  • способность удовлетворять потребности обучающихся;

  • предоставление необразовательных услуг.

Следует превращать контроль качества в неотъемлемую часть вузовской культуры.

Налицо тяга к сопоставимости и сравнимости ступеней (циклов, фаз, периодов, этапов) и дипломов при усилении разнообразия, в том числе даже на внутривузовском уровне. Увеличение числа участников реформаторских преобразований ведет к появлению многочисленных «систем собственных интересов».

Что касается отбора материалов, мы руководствовались соображениями, что они:

  • в своей органической целостности призваны свидетельствовать о созвучности целей Болонского процесса задачам модернизации отечественного высшего образования, как они концентрированно выражены в Концепции;

  • должны представить, насколько возможно, полный и объективный анализ, отражающий все изобилие «оттенков» процесса, равно как и его оценок, начиная от нескрываемого энтузиазма до, как заметили Bond и Scott, «скромного восторга и вялых объятий»;

  • охватывать в более или менее структурированной форме движение проблемных полей, возникающих в Болонском процессе, среди которых немало тех, которые актуальны и для российской высшей школы.

Логика размещения материала отражает хронологию Болонского процесса: его предболонский и постболонский этапы.

Переводы английских и немецких текстов выполнены сотрудниками кафедры системных исследований образования Исследовательского центра проблем качества подготовки специалистов Е.Н. Карачаровой и О.Л. Ворожейкиной.

  1. ПРЕДПОСЫЛКИ
    БОЛОНСКОГО ПРОЦЕССА

1.1. MAGNA CHARTA UNIVERSITATUM
(текст на латинском языке)

Prooemium

Universitatum Europaearum Rectores, quorum nomina subscripta sunt, Bononiam congregati ad Nona Saecularia antquissimae illarum celebranda, quinto anno antequam fines intra Communitatem deleantur, freti magis magisque Europae populos inter se conspiraturos, rati nunc maxime oportere ut gentes et civitates consciae fiant quae sint partes universitatibus agendae in hominum societate in dies mutante atque in unum coeunte, haec censent:

1. futura humani generis sors, hoc mille annorum orbe iam vergente, ex iis praesertim incrementis artium, litterarum, doctrinarum pendet quae ibi fiunt, ubi universitas in cognoscendo et inquirendo versatur;

2. quod officium doctrinas tradendi universitas adulescentibus praestare debet, id nostris temporibus ad universam hominum societatem pertinet, quae ita opes, cultum, humanitatem auctabit si in stabilem perpetuamque civium institutionem incumbet;

3. adulescentes universitati sic sunt imbuendi instituendique ut rerum mores ac naturam, animantium vitas tueantur.

Lidem coram populis gentibusque principia ac fundamenta pronuntiant, quibus et nunc et in posterum universitatis munus nitatur.

Principia ac fundamenta

1. Universitas, etsi in civitatibus alia aliter ob locorum situm cursumque rerum constitutis, institutum est sui iuris artibus litterisque colendis et provehendis cum scientiae pervestigatione tum docendi ratione. Quae quod nostra aetas postulat ut perficiat, et in pervestigando et in docendo nullius arbitrio opibusque esse debet obnoxia.

2. In universitatibus docendi rationem recesse est cum scientiae pervestigatione coniunctam esse ut usus moresque mutantes et procedentes sequatur.

3. Cum universitas non nisi inquirendi docendi instituendi libertate vigeat, hanc suis quaeque in finibus praestent ac promoveant universitates et rei publicae potestates. Universitas igitur, ut quae ab omni intolerantia abhorreat hominumque inter se conversationi faveat, locus ipse est quo potissimum congrediantur magistri nova inveniendi tradendique periti et discipuli quibus non desit ius studium facultas ingenia locupletandi.

4. Universitas, cui Europaearum gentium humanitas commissa est, ita tamen ut universarum humanitatem adfectet, suo munere tum perfungitur cum locorum nationumque terminis neglectis contendit artium et doctrinarum commercia in primis necessaria esse.

Instrumenta

Quae ut efficiantur, validis instrumentis opus est ideoque ad rem praesentem accommodatis.

1. Instrumenta quibus inquirendi ac docendi libertas servetur universo universitatis corpori communicentur.

2. Magistri ea lege ac ratione conscribantur ut neutiquam scientiae pervestigatio et discipulorum institutio disiungi possint.

3. Suis quaeque discipulis universitas, etsi in tanta rerum varietate, libertatem praestet ac facultatem ea adipiscendi quae sibi quisque ad discendum proposuerit.

4. Universitates, Europae in primis, censent ad continuos artium ac doctrinarum processus nihil magis valere quam si earum inventa inter omnes permutentur et studiorum consortia conventusque multiplicentur.

Itaque, origines repetentes, magistrorum et discipulorum commeatus fovent, ratae statuum, titulorum, curriculorum (suis cuiusque gentis diplomatibus servatis), pecuniarum denique aequalitatem necessariam esse ad horum temporum officia exsequenda.

Rectores, quorum nomina subscripta sunt, suarum Universitatum nomine profitentur se omnem operam daturos ut qui gentibus et institutis omnium gentium communibus praesunt huius Chartae decretis, libere et concorditer ab Universitatibus conscriptae, magis magisque obsequantur.

Bononiae, a.d. XIV Kal. Octobr. MCMLXXXVIII

(Latine vertit ALFONSUS TRAINA)

ВСЕОБЩАЯ ХАРТИЯ УНИВЕРСИТЕТОВ

(Болонья,
18 сентября 1988 года)

ПРЕАМБУЛА

Нижеподписавшиеся ректоры европейских университетов, собравшиеся в Болонье по случаю девятисотлетия старейшего университета Европы, за четыре года до окончательного упразднения границ между странами Сообщества, имея в виду перспективы широкого сотрудничества между всеми европейскими народами и полагая, что народы и государства должны лучше, чем когда-либо, осознавать роль, которую призваны сыграть университеты в меняющемся и интернационализующемся обществе, выражают убежденность в том, что:

  1. на пороге третьего тысячелетия будущее человечества в большой мере зависит от культурного и научно-технического развития, которое происходит в тех центрах знаний, исследований и культуры, коими являются университеты;

  2. задача распространения знаний среди новых поколений, которая стоит перед университетами, означает, что в сегодняшнем мире они обязаны служить всему обществу, чье культурное, социальное и экономическое будущее требует, в том числе, серьезных инвестиций в систему образования;

  3. университеты должны обеспечить будущим поколениям такие образование и воспитание, которые научили бы с уважением относиться к великой гармонии окружающего мира и самой жизни.

Подписавшиеся ректоры университетов Европы провозглашают перед всеми государствами и народами основные принципы, которыми отныне и всегда должны руководствоваться университеты.

ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ

1. Университет представляет собой автономный институт, который действует внутри обществ, организованных по-разному из-за различия географических и исторических условий, и создает, критически осмысливает и распространяет культуру путем исследования и преподавания.

Чтобы отвечать требованиям современного мира, в своей преподавательской и исследовательской деятельности университет должен быть морально и интеллектуально независим от политической и экономической власти.

2. Учебный процесс в университетах должен быть неотделим от исследовательской деятельности с тем, чтобы преподавание отвечало изменяющимся потребностям общества и соответствовало уровню развития научных знаний.

3. Поскольку свобода исследований, обучения и преподавания является основополагающим принципом университетской жизни, государства и университеты должны в рамках своей компетенции гарантировать соблюдение этого приоритетного требования.

Отвергая нетерпимость и будучи постоянно открытым для диалога, университет является идеальным местом встречи для преподавателей, обладающих способностью передавать знания и готовыми углублять их через исследования и поиски нового, и студентов, имеющими право, способности и желание обогатить себя этими знаниями.

4. Являясь хранителем традиций европейского гуманизма и в постоянном стремлении к достижению универсальных знаний, университет, выполняя свою функцию, преодолевает политические и географические границы и утверждает насущную необходимость взаимного познания и влияния различных культур.

СРЕДСТВА ДОСТИЖЕНИЯ ЦЕЛИ

Реализация этих целей в свете вышеизложенных принципов требует наличия эффективных средств, отвечающих современным условиям

1. Для обеспечения свободы исследований и преподавания всем членам университетского сообщества должны быть предоставлены необходимые средства достижения этой цели.

2. Подбор преподавателей и регламентирование их статуса должны соответствовать принципу неразделимости преподавательской и исследовательской деятельности.

3. Каждый университет должен, с учетом конкретных обстоятельств, обеспечить своим студентам гарантии их свободы и создать необходимые условия для достижения ими того культурного и образовательного уровня, обладание которым является их целью.

4. Университеты – особенно европейские – рассматривают взаимный обмен информацией и документами, а также увеличение числа совместных проектов в качестве основы постоянного прогресса знаний.

Поэтому, как и в ранние годы своей истории, университеты поощряют мобильность преподавателей и студентов и считают, что всеобщая политика предоставления стипендий и равнозначности статуса, званий и экзаменов (без предвзятого мнения о национальных дипломах) является необходимым условием осуществления их миссии в нынешних условиях.

Нижеподписавшиеся ректоры от имени своих университетов берут на себя обязательство сделать все от них зависящее, чтобы все государства и заинтересованные наднациональные организации опирались в своей политике на положениях настоящей Хартии, единодушным выражением свободно определенной и провозглашенной воли каждого университета.

1.2. СОРБОННСКАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ

Совместная Декларация по гармонизации архитектуры
европейской системы высшего образования
Министров образования Франции, Италии,
Германии и Великобритании

Париж, Сорбонна,
25 мая 1998 года

За последнее время в европейском процессе сделаны чрезвычайно важные шаги вперед. Высоко оценивая их значимость, мы не должны, однако, забывать, что Европа – это не только единая валюта, банки и экономика. Европа должна также стать континентом образования. Необходимо в полной мере использовать и всячески укреплять интеллектуальный, культурный, социальный и технический потенциал нашего континента. Этот потенциал был в значительной степени сформирован университетами, которые продолжают играть важную роль в его развитии.

Университеты появились в Европе почти 800 лет назад. Мы горды тем, что в наших странах находятся старейшие из них, как, например, Парижский университет, отмечающий в эти дни свою годовщину. В те давние времена студенты и преподаватели могли свободно перемещаться и быстро распространять знания по всему континенту. Сегодня же лишь немногие из выпускников высших учебных заведений имеют опыт обучения за пределами своей страны.

Мы вступаем в период крупных перемен в образовании и условиях труда, в период многообразия путей осуществления профессиональной карьеры, когда просто обязательным становится обучение и подготовка в течение всей жизни. Мы должны дать нашим студентам и обществу в целом такую систему высшего образования, которая обеспечивала бы наилучшие возможности для максимальной самореализации.

Открытое европейское пространство высшего образования имеет серьезные перспективы, безусловно учитывающие наше разнообразие, однако требует постоянных усилий по устранению существующих барьеров, а также такой основы для преподавания и обучения, которая способствовала бы мобильности и еще более тесному сотрудничеству.

Международное признание и привлекательность наших систем образования напрямую связаны с их полной ясностью. Происходит постепенный переход к системе с двумя основными циклами – неполное и полное высшее образование – для которых будут признаваться их международная сопоставимость и эквивалентность.

Своеобразие и гибкость данной системы будет достигаться за счет использования кредитов (как в системе ECTS) и семестров. Это обеспечит валидность полученных кредитных баллов тем, кто захочет продолжить образование в различных университетах Европы или получить степень в нужный момент на протяжении жизни. Действительно, студенты должны иметь право доступа к университетскому образованию на любом этапе профессиональной карьеры и при любой подготовке.

Получившие неполное высшее образование должны иметь возможность дальнейшего обучения по различным программам, включая подготовку по нескольким дисциплинам, изучение языков и новых информационных технологий.

Международное признание степени первого цикла в качестве надлежащего уровня квалификации очень важно для успешного осуществления нашего желания сделать схемы высшего образования понятными для всех.

Имеющие полное высшее образование могут выбирать между магистратурой и более продолжительной докторантурой. При этом они имеют право переходить с одного вида обучения на другое, При получении обеих университетских степеней серьезное внимание должно уделяться исследовательской и самостоятельной работе.

Получая высшее образование – как неполное, так и полное – студенты должны иметь возможность в течение хотя бы одного семестра обучаться в европейских университетах за пределами своей страны. Кроме того, преподаватели и научно-исследовательский состав также должны работать за границей, в других европейских странах. Необходимо в полной мере использовать ту всё возрастающую поддержку, которую Европейский Союз оказывает мобильности студентов и преподавателей.

Многие страны, и не только европейские, полностью сознают необходимость поддержки этого процесса изменений. Союзы европейских ректоров, президенты университетов, группы экспертов и академики в наших странах серьезно размышляют над данными тенденциями.

В прошлом году в Лиссабоне было достигнуто соглашение о признании квалификаций высшего образования в академическом пространстве Европы. В соглашении определяется ряд основных требований и признается, что отдельные страны могут использовать их более конструктивную схему. В настоящее время имеется серьезный фундамент для взаимного признания университетских степеней для профессиональных целей через соответствующие директивы Евросоюза.

В достижении поставленной цели нашим правительствам по-прежнему отводится серьезная роль. Они должны поддерживать все действия, направленные на подтверждение полученных знаний и лучшее признание степеней. Этому же будут способствовать дальнейшие соглашения между университетами. Постепенная гармонизация общей структуры наших степеней и циклов обучения может быть достигнута благодаря уже имеющемуся опыту, совместным дипломам, опытным инициативам и диалогу всех заинтересованных сторон.

Настоящим мы берем на себя обязательство поддерживать совместные усилия, способствующие международному признанию нашего образования, улучшающие мобильность студентов и их возможности трудоустройства. Годовщина Парижского университета дает нам прекрасный повод присоединиться к усилиям по созданию европейского пространства высшего образования, где национальное своебразие и общие интересы, взаимосвязанные и взаимозависимые, будут служить на благо Европы, ее студенчества и всех граждан вообще. Призываем государства-членов Евросоюза и всех стран Европы вместе с нами добиваться решения этой проблемы. Мы также призываем европейские университеты всячески способствовать укреплению международного престижа Европы, обеспечивая современное и постоянно улучшающееся образование для всех желающих

Клод
АЛЛЕГРЕ

Луиджи
БЕРЛИНГУЭР

Тесса
БЛЭКСТОУН

Юрген
РЮТТГЕРС

Министр
Национального образования, технологии
и исследований (Франция)

Министр
государственного образования, университетов
и исследований (Италия)

Министр
высшего
образования
(Великобритания)

Министр
образования, науки, исследований
и технологии
(Германия)

1.3. ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РАСШИРЕННОЙ И ЖИЗНЕСПОСОБНОЙ ЕВРОПЕ

Фердинанд Мертенс,
Франс де Вильдер1

1. Введение

В начале нового тысячелетия мы отмечаем двоякую ситуацию в Европе. С одной стороны, безусловные и явные экономические, этнические, культурные и социальные напряжения, которые столетиями препятствовали объединению Европы, установлению истинного мира и безопасности; с другой, – единственный исторический шанс преодолеть, по крайней мере, в Западной и Центральной Европе это напряжение и сформировать истинный европейский дух. Как отметила американская наблюдатель в Европе Э.Понд в недавно опубликованной книге «Возрождение Европы», национальные государства впервые после 1648 г. пришли к убеждению, что они, пожертвовав значительной частью своего суверенитета в пользу наднационального сообщества, больше приобрели, чем потеряли. Европейцы, по-видимому, пришли к новому самосознанию. И это относится не только к странам, являющимся членами Европейского союза в настоящее время, это понимание характерно также для многих стран Центральной Европы.

Однако это еще не означает, что европейское единство находится уже в необратимом, стабильном состоянии. Мы достигли того, что Европа имеет шанс, который, однако, еще не использован. Следует пройти долгий путь после введения общего рынка и единой валюты. Еще существует риск что, без дальнейшего стремления к укреплению европейского духа в сознании ее граждан, все эти в большей степени технические меры станут новыми источниками напряжения, если в течение ряда лет возникнут трудности с перепроизводством. Кроме всего этого, без быстрого распространения на Центральную Европу кооперации – в экономической, социальной и культурной областях существует риск того, что Европа навсегда лишится своей серединной позиции, являясь мостом между Востоком и Западом. Для обеспечения мира, экономического роста и прогресса Западной Европе необходимы страны Центральной Европы, в то время как они, в свою очередь, ждут от Западной Европы защиты от террора и раздробленности.

Другим вызовом для Европы является возникновение общества знаний и сетевого (Интернет) общества. В настоящее время еще трудно представить себе последствия таких взаимосвязанных процессов, как глобализация, индивидуализация, новые информационные и коммуникационные технологии, а также дальнейшего технического развития. Очевидно, что наши экономики, наш стиль жизни и образ мышления, наши формы правления и демократии и т.д. изменятся в скором времени. Несмотря на современный оптимистический взгляд на экономический рост, многие люди понимают, что наши институты должны быть экстренно реорганизованы, чтобы избежать застоя и отставания. С другой стороны все изменения, с которыми исчезает прежняя уверенность и возникает неопределенность того, что же придет на их место, и при этом появляются новые победители и побежденные, также порождают политические и социальные напряжения.

Система высшего образования является одним из секторов, которые еще недостаточно подготовлены к требованиям 21 века – созданию основы такого общества знаний. Несмотря на изменения, которые происходят в современных национальных системах высшего образования (в одних более радикальные, нежели в других) еще многое предстоит сделать. Без мощного инновационного импульса невозможно превратить традиционные системы высшего образования в преуспевающую отрасль национальной экономики европейских стран, как ранее это произошло с угольной и металлургической отраслями, а также с текстильной промышленностью.

Статус институтов высшего образования, как основного объекта государственного регулирования, является одним, но не единственным препятствием в инновационном процессе. Мы бы могли предложить использовать здесь термин «насыщение», чтобы отобразить, что путь развития в рамках современного институционального окружения подошел к своему концу. Для стимулирования инновации и динамики экстренно необходим новый побуждающий (вызывающий) окружающий мир с новыми ориентирами и новыми участниками. Этим новым окружающим миром могла бы стать Европа.

Главный аргумент нашего доклада: формирование идентичности в Европе2 и инновация существующих государственных систем высшего образования могли бы взаимно усилить друг друга. Если космополитические, по европейским меркам, институты высшего образования могли бы выдвинуть передовую группу людей с широким европейским сознанием, то это было бы хорошим стимулом развития в направлении укрепления современной тенденции к формированию единой Европы. Было бы хорошим советом европейским государствам – содействовать инновации в области высшего образования путем поддержки подобных новаторских европейских институтов высшего образования. Одновременно эти институты использовали бы метод работы, приемлемый для общества будущего, а не оставались бы в обществе прошлого. Вузы нуждаются в Европе, а Европе нужны вузы.

2. Развитие Европы

После Вестфальского мира 1648 года ведущим принципом сохранения существовавшего порядка в Европе был принцип территориальной целостности государств. Путем взаимного соперничества европейские государства достигли суверенитета в широком смысле (так называемая система равновесия сил). Их внешнее влияние во многом зависело от владения другими глобальными регионами; империализму свойственна тенденция к колонизации других континентов. Одновременно утверждение их внутреннего могущества выражалось в способности создавать институты, которые обеспечивали бы людям благосостояние и защиту. Эти институты являются базисом национальной экономики, культурного и политического порядка, включающего право на частную собственность, гражданские права, торговлю и аккумуляцию капитала как важнейшие элементы. Образование всегда было одним из ключевых институтов для формирования идентичности национального государства. Университеты особенно рассматривались в прошлые столетия как истинные символы национального государства. После двух мировых войн и глубокого экономического кризиса европейское сотрудничество поддерживалось осознанием того, что национальные государства не могли гарантировать мир и безопасность, а также обеспечить благосостояние. В значительной степени существование США вынуждало к сотрудничеству и появлению Европейского Сообщества. То есть, заключение Римского Договора3 было основано на отказе от системы равновесия сил, которая уже не действовала, и от национального государства, в котором национализм развился до деструктивных элементов. Однако, передача суверенитета никогда не была чистосердечной. Напротив, кооперация в отдельных областях, особенно в сфере экономики и безопасности, оказалась тем путем, который позволил вернуть национальный суверенитет и легитимность власти над другими. На самом деле, невиданный экономический рост в 60-х– начале 70-х годов позволил национальным государствам укрепить их позицию по отношению к другим государствам путем создания в значительной степени регулируемых и национально ориентированных государств всеобщего благосостояния. В своей речи по случаю 50-летия мира в Европе в Ахене бывший министр образования Нидерландов Йозеф Ритцен указал на то, что возведение стен между национальными государствами было продолжено благодаря демонстративному увеличению числа национальных предписаний в таких областях, как образование, здравоохранение, труд, социальное обеспечение, налоги и т.д. При этом, чем более преуспевающим становилось национальное государство, тем в большей мере усиливалась национальная ориентация. Интересным примером этого является исчезновение приграничных диалектов в связи с развитием и формализацией образования. Это привело к тому, что молодежь по обе стороны границы обучается только на языке своей страны и часто не может объясниться с людьми, живущими в отдалении на 20 км. С помощью радиовещания, национальных книг, национальных программ содействия студентам, национально ориентированному стилю жизни и т.д. – все интенсивнее становится процесс социализации молодежи в свою национальную культуру. То есть, после войны люди в большей степени, чем ранее, были «заперты» в свои национальные системы, и во многих отношениях эти процессы продолжаются и сегодня. Наряду со становлением государства всеобщего благосостояния «перенос» основных положений из европейских документов в национальные предписания способствовал аккумуляции усовершенствованных национальных предписаний.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Мировая художественная культура (1)

    Конспект
    Место художественной культуры в культуре в целом определяется существенными различиями между материальной, духовной и художественной формами деятельности.
  2. Содержание раздел Проблемы модернизации высшего профессионального образования

    Документ
    Рассматривается значение системы «контроль – диагностика – коррекция – оценка» и ее элементов при решении проблем, связанных с качеством подготовки специалистов в системе высшего образования.
  3. Ливанова Т. Л 55 История западноевропейской музыки до 1789 года: Учебник. В 2-х т. Т. По XVIII век. 2-е изд., перераб и доп (1)

    Учебник
    Л 55 История западноевропейской музыки до 1789 года: Учебник. В 2-х т. Т. 1. По XVIII век. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Музыка, 1983. — 696 с., нот.
  4. Ливанова Т. Л 55 История западноевропейской музыки до 1789 года: Учебник. В 2-х т. Т. По XVIII век. 2-е изд., перераб и доп (2)

    Учебник
    Л 55 История западноевропейской музыки до 1789 года: Учебник. В 2-х т. Т. 1. По XVIII век. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Музыка, 1983. — 696 с., нот.
  5. В 1992 г., еще в дыму и грохоте разрушения, я написал книжку «Интеллигенция на пепелище России»

    Документ
    В 1992 г., еще в дыму и грохоте разрушения, я написал книжку «Интеллигенция на пепелище России». О том, как, начиная с 60-х годов, вызревали главные идеи перестройки в умах честной и бескорыстной части нашей интеллектуальной элиты

Другие похожие документы..