Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Аудиторні заняття проводяться по суботах з 9.00 згідно з розкладом занять на заочному відділені. Відвідування занять забезпечує більш якісну підготов...полностью>>
'Реферат'
Применение разнообразных методов обучения с целью усвоения учащимися определенной системы знаний, умений и навыков и развития их познавательных и тво...полностью>>
'Программа'
Настоящее издание представляет введение в проблему сокращения использования озоноразрушающих веществ в сельском хозяйстве, а именно бромистого метила...полностью>>
'Реферат'
Спробу ввести в Україні систему страхування депозитів було зроблено на початку 1996 р., коли Національний банк України постановою від 31 січня 1996 р....полностью>>

Как бы ни была коротка человеческая память, в жизни каждого человека, целых поколений есть события и рубежи, которые оставляют неизгладимый след

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

16

Анатолий Гаврилов

генерал-лейтенант, доктор военных наук, профессор

ЧТО ТАКОЕ ВОЙСКОВАЯ ПВО И КАК С НЕЙ БОРОТЬСЯ…

Как бы ни была коротка человеческая память, в жизни каждого человека, целых поколений есть события и рубежи, которые оставляют неизгладимый след.

В памяти старшего поколения навсегда останутся воспоминания ужасов самой разрушительной войны ХХ–го века, в которой наша страна потеряла около 27 миллионов человек. Мы, сегодняшние 60–летние пенсионеры, дети участников ВОВ, еще помним свои детские годы, когда на улицах сел и городов встречалось много бывших фронтовиков, искалеченных прошедшей войной. Безногих, передвигающихся с помощью уцелевших рук на каких-то ужасных, чуть ли не самодельных тележках. Безруких, в простеньких довоенных костюмчиках с пустыми рукавами, заправленными в карманы…

Помним их жен, сопровождающих своих уцелевших в адском пекле, но изувеченных мужей. В рано постаревших выплаканных женских глазах навсегда застыла печаль, непреодолимое горе переживших войну, дождавшихся, пусть и искалеченных любимых, потерявших отцов, братьев, одноклассников…

Как-то быстро, тихо и незаметно эти люди скоро ушли, исчезли из нашей жизни. Сердца фронтовиков-инвалидов, истерзанные войной, выдержали недолго.

Наши сегодняшние 40–летние дети знают, что такое война от своих дедов, что-то еще помнят из школьной программы. Внуки уже живут другой, им интересной жизнью, не заморачиваются трагичными воспоминаниями. Все правильно, жизнь продолжается. Да и кого мы помним, например, из героев войны 1812 года? Нынешние студенты даже высших учебных заведений в лучшем случае назовут 2-3 фамилии известных полководцев тогдашнего времени.

Однако речь не об этом.

НЕМНОГО РАЗМЫШЛЕНИЙ НА БЛИЗКУЮ ТЕМУ

Давно прошли те времена, когда нас пугали зверским, вооруженным до зубов империалистическим оскалом. Днем и ночью наш ВПК неустанно ковал оружие предстоящих побед, разоряя страну гонкой вооружений. Миллионы военнослужащих несли круглосуточное боевое дежурство, охраняя бескрайние рубежи Отчизны. Соединения и части в Группах войск не знали сна и отдыха, подвергаясь бесчисленным проверкам боевой готовности, смотрам, инспекциям и др. За сутки дежурства, например, в ГСВГ войсками ПВО фиксировалось до десятка нарушений воздушных границ различными типами летательных аппаратов. Мощная Советская Армия обладала самым современным вооружением и могла решать любые задачи.

Однако сегодня некогда крайне враждебное НАТО нынешними миротворцами возводится в ранг едва ли не боевого товарища, в крайнем случае, партнера по борьбе с чуждым нам исламизмом, международным терроризмом и т. п.

Первому и последнему президенту СССР, будущему лауреату Нобелевской премии Мира, и в страшном сне не могло привидеться, что через десяток лет после его разрушительной «миротворческой» деятельности НАТО вплотную приблизится к границам России. Тогдашние, скажем мягко, недальновидные миротворцы, поспешно, практически в инициативном порядке свернув деятельность организации стран Варшавского Договора, не запросили и не дождались никаких правовых гарантий ответных адекватных мер с противоположной стороны. Сегодня вместо нераспространения НАТО на Восток мы получили его алчное «дружеское – партнерское» дыхание непосредственно у границ России. Все наши бывшие европейские партнеры по Варшавскому Договору с нескрываемой поспешной радостью предоставили свои территории для частей НАТО. Мало того, наши «партнеры» по-хозяйски расположились уже и в бывших советских республиках Прибалтики, Средней Азии! На полпути в НАТО временно остановились Грузия и Украина. Остается также бездарно «сдать» Белоруссию, и натовских солдат можно будет увидеть с крыши высотного здания Военной академии ПВО в Смоленске. Оборудуем, как киприоты в Никосии для изучения турецких оккупантов, наблюдательный пункт на верхнем этаже здания и будем принимать экскурсии, показывая «партнеров» во всей их красе. Обязательно пригласим и «миротворцев»…

В последние два-три года в СМИ очень активно освещаются проблемы, связанные с деятельностью США по созданию системы ПРО в Европе. Робкие попытки России получить от НАТО какие-либо гарантии безопасности от воздействия Европейской ПРО не находят понимания. Переговоры ни к чему не приводят, в то же время полным ходом создается 3-й позиционный район ПРО США в Европе. Немногим более года назад во время Лиссабонского саммита стран-участниц НАТО наш Верховный Главнокомандующий, озабоченный проблемами безопасности России, обратился с призывами к участникам по совместному укреплению стратегического партнерства. На итоговой пресс-конференции наш президент заявил о необходимости полноценного партнерского участия России в создании Европейской ПРО, иначе быть не может. Однако до сих пор никакого участия России в данном процессе нет. В то же время США поспешным образом наращивают свою космическую группировку как основной компонент системы ПРО, не оглядываясь на робкие стеснительные вышеозначенные призывы.

С другой стороны, судя по всему, НАТО воевать с нами и не собирается. Если ранее Россия привлекала ворога своими природными и людскими ресурсами, то сегодня мы сами рады все ценное переместить на Запад за зеленые бумажки… Алюминий, сталь, лес, нефть, газ – все туда, чем больше, тем лучше. Мало одной трубы, проложим вторую. Нельзя по суше, давайте проложим по дну моря, только дайте нам своих зеленых бумажек, да напечатайте нам их побольше! Наши светлые умы уже там, на Западе, делают научные открытия. Наши спортивные тренеры готовят чемпионов для других. Наши красивые девушки давно уже там, где дееспособные состоятельные мужчины, в отличие от нас, смогли обеспечить им безбедное существование. Зачем Западу воевать с нами, за какие богатства? Мы сами им все отдадим, опережая друг друга, наперегонки.

Да и ядерный потенциал в России еще имеется…

Для чего же тогда НАТО движется на Восток, развертывается пресловутая ПРО? В интересах обороны?

Да, когда в мире было противостояние двух сверхдержав, Запад панически боялся советских танков, способных за несколько суток достичь Ла-Манша. Некоторые впечатлительные натовские генералы даже выбрасывались из окон с криками: «Русские идут»! И было чего бояться! Западу противостояла мощнейшая группировка, оснащенная самым современным передовым вооружением, имеющая неоценимый боевой опыт, высокопрофессиональный офицерский состав, закаленный морально и физически, убежденный в правоте своего дела!

Нет сейчас той армии, как нет и того советского государства. И его танки давно уже выведены из Европы и ржавеют за Уралом.

Может, причина экономическая? Мы еще из отмершего марксистско-ленинского учения знаем о слиянии правящей верхушки с олигархией (как поздно пришло и к нам!). Естественно, военно-промышленный комплекс США и НАТО нуждается в колоссальных финансовых затратах, которые обеспечат развитие новейших технологий, создание перспективного вооружения. С другой стороны, неплохо бы втянуть и Россию в очередную гонку вооружений, сподвигнуть на принятие адекватных мер, приводящих к разорению и без того слабой страны.

Конечно, реакция России последовала. В марте 2011 года Верховный Главнокомандующий поставил Министерству обороны задачу – создать в этом году единую систему воздушно-космической обороны. Кстати, тем самым озадачив профессионалов. Мало сказать, что сроки немыслимо сжатые. Другое дело, из чего создавать, на какие финансы, из каких средств? И вообще, что это такое - система ВКО?

Отдадим решение этих вопросов оставшимся на службе, уцелевшим в свете невиданных доселе реформ военным, нынешним полководцам, маршалам будущих неслыханных побед. Надо полагать, и с этой задачей они справятся!

Очевидно одно: создавать ВКО в таких условиях придется поспешно, особо не задумываясь, из тех войск, что есть под рукой. Скорее всего, придется в очередной раз провести организационные преобразования с переподчинением родов войск, назначением и переназначением командующих, командиров и начальников, сменой вывесок и т. п.

В основе ВКО будут состоять разведывательные системы, боевые (поражающие) средства, системы боевого управления войсками и оружием, системы всестороннего обеспечения. То есть в сегодняшней ВКО мы обязательно увидим ныне существующие группировки ракетно-космической обороны (РКО), противовоздушной обороны (ПВО), радиоэлектронной борьбы (РЭБ).

Каждая составная часть ВКО будет решать перечень присущих только ей задач борьбы со средствами воздушно-космического нападения в космосе, в стратосфере, тропосфере, на больших, средних, малых и предельно-малых высотах.

Группировки РКО будут поражать боевые космические аппараты, перспективные воздушно-космические боевые средства вероятного противника.

Группировки ПВО, а точнее ВВС и ПВО, предназначаются для отражения ударов СВКН из стратосферы и тропосферы. Диапазон этих СВКН чрезвычайно широк. Это баллистические, оперативно-тактические, тактические ракеты всевозможных классов и предназначения, стратегическая и тактическая авиация, крылатые ракеты морского, наземного и воздушного базирования, самолеты и вертолеты армейской авиации, беспилотные летательные аппараты различного назначения. Работы всем группировкам хватит. Только на Европейском ТВД в составе войск наших натовских «партнеров» имеется около 6000 различных типов СВН, включая тактические истребители, истребители-бомбардировщики, штурмовики, боевые вертолеты, беспилотные летательные аппараты и др.

Как же противостоять этой многочисленной группировке СВН, наносящей удары по войскам и объектам с различных диапазонов высот, а в большинстве своем - с малых и предельно малых высот?

Вот тут пора вспомнить и о войсковой ПВО

КАКОЙ – ЖЕ БЫЛА СИСТЕМА ВОЙСКОВОЙ ПВО?

Оставим в прошлом ушедшие счастливые времена, когда войсковая ПВО представляла собой нужный стране род войск, имеющий в своем составе многочисленную группировку зенитно-ракетных и радиотехнических соединений, частей и подразделений, оснащенную лучшими в мире (без всякого преувеличения) образцами ВВТ. В 80-е годы в войска в каждые 2-3 года поступали новые зенитно-ракетные комплексы, системы управления, радиотехнические системы и их модернизированные варианты. Род войск обладал четкой организационно-штатной структурой, способной решать сложнейшие задачи прикрытия войск на поле боя, имел собственную многоступенчатую систему подготовки специалистов различной квалификации. Кстати, система обучения была одной из лучших и неслучайно пользовалась спросом во всем мире. Только в Киеве, в недолго существовавшей академии войсковой ПВО (1977 - 1992 г.г.) обучались офицеры из 40 стран ближнего и дальнего зарубежья.

В Сухопутных Войсках сформировалась стройная система ПВО, представляющая собой сложную иерархическую структуру, включающую в себя системы войск ПВО округа ( в военное время – фронта), армии, дивизии, полка. Комплексами войсковой ПВО также были оснащены береговые войска ВМФ, десантные войска (кстати, сохранившиеся в лучшей степени в нынешних условиях и даже развивающиеся сегодня).

Система войсковой ПВО была грозной силой, способной надежно защитить войска на поле боя от ударов с воздуха. Число поражающих зенитных целевых каналов в мотострелковом (танковом) полку доходило до 20, в мотострелковой (танковой) дивизии их было от 90 до 105 в зависимости от комплектации, в общевойсковой (танковой) армии – 300 - 500 в зависимости от ее состава. Войска ПВО военного округа (фронта) насчитывали до полутора-двух тысяч целевых каналов, из которых до 40 % были всепогодными.

Средства войсковой ПВО – мобильные, подвижные - находятся непосредственно в боевых порядках прикрываемых войск и перемещаются вместе с ними. Бронированные боевые машины таких комплексов, как «Шилка», «Тунгуска» следуют непосредственно за пехотой (танками) на удалениях до 300 - 400 метров (!) от переднего края и ведут огонь в движении и с короткой остановки. Систему огня в мсп (тп) дополняют ЗРК «Стрела-10» и ПЗРК «Игла». За ними в тактической зоне (на глубину до 30 км) боевые порядки занимают зенитные ракетные полки, вооруженные ЗРК «Оса», «Тор», «Бук» различных модификаций. Ранее на вооружении средств ПВО в танковых дивизиях находились зенитные ракетные полки, оснащенные ЗРК «Куб», и сегодня имеющиеся в составе средств ПВО многих стран, прекрасно зарекомендовавшие себя в военных конфликтах и известные как ЗРК « Квадрат». Кстати, на вооружении многих стран ближнего и дальнего зарубежья до сих пор имеются и другие зенитные комплексы войсковой ПВО советского производства: «Оса», «Круг», «Стрела-1(2)», ЗУ-2, ЗСУ-4 и др. Эти средства ПВО разработки полувековой давности до сих пор обладают сравнительно неплохими ТТХ, постоянно подвергаются частичной и глубокой модернизации, оперативно впитывают новейшие конструктивные разработки и потому выдерживают непростую конкуренцию на рынке вооружения. Армейские и фронтовые зенитные ракетные бригады «Бук», С-300 защищали оперативные группировки войск от ударов СВН со средних и больших высот.

Непосредственно над боевыми порядками мотострелковых (танковых) батальонов создавалась система зенитно-ракетного огня с 8 - 12 кратным перекрытием зон поражения на предельно-малых высотах, 4-6 кратным перекрытием на малых высотах. Войска и объекты в полосе наступления (обороны) дивизии на средних высотах прикрывались зенитными ракетными полками с такой же плотностью огня (4 - 6). Стартовые позиции зрбатр полков первого эшелона развертываются на удалении 3 - 5 км от переднего края, что обеспечивает вынос зоны поражения в сторону противника до 4 - 6 км на малых высотах с учетом величины дальней границы зоны поражения ЗРК и рельефа местности. Максимально возможное приближение бронированных боевых машин «Шилка», «Тунгуска», ПЗРК «Игла», ЗРК «Стрела-10» к переднему краю позволяет успешно поражать все типы СВН, наносящие удары с воздуха по войскам на поле боя.

С высокой вероятностью поражения названными зенитными комплексами войсковой ПВО уничтожаются все типы малоразмерных скоростных воздушных целей, включая БПЛА, управляемые ракеты, снаряды, УАБ и другие составляющие высокоточного оружия (ВТО). Эффективная поверхность рассеяния (ЭПР) таких целей составляет всего лишь десятые доли квадратного метра. Для примера, в полигонных условиях мишенями для вышеназванных комплексов являются реактивные снаряды, чуть ли не от установки типа «Катюша»: малоразмерные, высокоскоростные, маловысотные, с продолжительностью полета всего лишь 30 - 40 секунд. Тем не менее такие сложные для обстрела воздушные цели обнаруживаются зенитчиками, обстреливаются и поражаются, зачастую при прямом попадании!

Другой, сложный тип целей для войсковой ПВО – боевые вертолеты противника. Как только их не называли! Вертолеты огневой поддержки, специализированные ударные вертолеты, противотанковые вертолеты… Однако, суть их от этого не менялась ( думаю, только менялись в недрах ГРУ специалисты-переводчики, готовящие разведсводки и каждый из них по-своему разбирающийся в осваиваемой терминологии). Эти вертолеты действуют с так называемых площадок «подскока», выбираемых на удалениях 4 - 6 км от переднего края, зависая на высотах 40 - 100 метров на 30 - 40 секунд и нанося удары управляемыми ракетами по бронированным целям (танкам, БТР, артиллерийским установкам и т.п.) на переднем крае. Такие вертолеты представляют собой очень сложную цель для ПВО, находясь в зоне обнаружения весьма непродолжительное время на предельно малой высоте. Тем не менее зенитные комплексы войсковой ПВО, имея собственные средства обнаружения на каждой боевой установке, обладая малыми временами реакции (время с момента обнаружения цели до момента воздействия по ней ракетой или снарядами) от 6 до 12 секунд, способны успешно уничтожать названные вертолеты с вероятностью 0,4 - 0,6, а комплекс «Тор-М2» - с вероятностью 0,7 - 0,8 двумя ракетами.

С такими малоразмерными, скоростными, маловысотными воздушными целями способны успешно бороться только зенитные комплексы войсковой ПВО, которые конструировались и разрабатывались для решения именно этих задач!

А ведь одних только боевых вертолетов у наших «партнеров» в Европе насчитывается около двух тысяч единиц!

Немного о системах разведки и управления.

Основу системы разведки (а точнее – системы разведки воздушного противника и оповещения о нем) в войсковой ПВО составляли штатные подразделения, части и соединения радиолокационной (радиотехнической) разведки. В ее состав входили взвода и батареи разведки и управления в зенитных ракетных дивизионах о полках, отдельные радиотехнические батальоны в составе войск ПВО армии, радиотехнические бригады в штате войск ПВО военного округа. На вооружении в этих формированиях имелись самые современные локаторы различного предназначения и работающие в различных диапазонах частот: сантиметровом, дециметровом и метровом. Тем самым реализовывался принцип смешанного комплектования, обеспечивающий защиту от всевозможного рода помех в различных частотных диапазонах и надежное обнаружение всевозможных классов и типов целей, включая СВН, построенные на технологиях типа «Стелт».

Разведывательные возможности созданной СРВП позволяли создавать радиолокационное поле над прикрываемыми войсками с многократным перекрытием зон обнаружения во всех диапазонах высот с требуемым его выносом для обеспечения своевременного приведения войск ПВО в боевую готовность и ведения огня.

Кроме того, в интересах разведки воздушного противника создавалась система постов воздушного наблюдения, дополняющая СРВП визуальной (оптической) разведкой. Посты воздушного наблюдения развертывались на каждом ПУ (КП) войсковой ПВО.

Примечательно то, что каждая огневая единица в системе войсковой ПВО имеет свое собственное средство обнаружения. Это или телевизионно-оптическое устройство, или радиопеленгатор, а в большинстве образцов ВВТ имеется собственный локатор, что очень важно при обнаружении целей на предельно малых высотах. Как показывает практика, боевые машины батарей первой линии обнаруживают низколетящие цели раньше, чем РЛС командных пунктов, что обеспечивает своевременный обстрел целей.

Оповещение войск производилось силами радиотехнических батальонов и бригад, обеспечивая решение задач ПВО войск.

Система управления войсками и их огнем оснащалась современными на тот период образцами АСУ и выполняла сложные задачи планирования и ведения боевых действий.

Таким образом, система войсковой ПВО была вполне самостоятельным родом войск, оснащенным самым современным эффективным зенитным ракетным вооружением, способным выполнять самые сложные задачи прикрытия войск на поле боя в сложной динамической обстановке. Причем только ЗРК войсковой ПВО способны вести поражающий огонь в движении и с короткой остановки по малоразмерным, скоростным, низколетящим целям. Мобильные, подвижные, следующие непосредственно в боевых порядках прикрываемых войск (благодаря гусеничным шасси), с коротким временем занятия позиций, с малыми временами реакции, с высокими показателями эффективности стрельбы – вот далеко не полный перечень достоинств уникальных свойств ВВТ войсковой ПВО.

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ВОЙСКОВОЙ ПВО СЕГОДНЯ – ВЫЖИТЬ

Произошедшие изменения в нашей стране привели к необратимым последствиям не только на политической арене, но и больно прошлись по состоянию Вооруженных Сил России. От былого величия Советской Армии остались одни воспоминания.

В этом процессе не осталась в стороне и войсковая ПВО. Справедливости ради надо сказать, что род войск не исчез бесследно из состава Сухопутных Войск, как например, армейская авиация, и не подвергся радикальному сокращению в результате многократных «продуманных» реформ. Следует заметить, что и в советское время войсковая ПВО служила предметом вожделения нашего «старшего брата» - Войск ПВО Страны. В разные исторические периоды нас объединяли и снова разъединяли, подчиняли и переподчиняли, пытались унифицировать подготовку офицерских кадров и т.д.

Сегодня Войска ПВО Страны влачат жалкое существование в новом виде Вооруженных Сил - ВВС и ПВО, переживая не лучшие свои времена, подвергаясь многоэтапному сокращению. Эти сокращения привели к переходу от сплошного, с многократным перекрытием, радиолокационного поля над всей территорией России к очаговому над Москвой и несколькими крупными городами и важными объектами. Практически утрачено маловысотное поле даже на важных оперативно-стратегических направлениях. Самые многочисленные зенитные ракетные части и соединения с еще неплохим вооружением советского периода (С-75, С-125, С-200, С-З00ПТ) практически расформированы. С одной стороны, это неплохо, если была бы замена на новое, более эффективное зенитное ракетное вооружение. Однако где это новое, перспективное?

Тут бы спросить нынешнего монополиста в области разработки, производства, эксплуатации, ремонта, а стало быть, и заказов вооружения – ОАО «Концерн ПВО «Алмаз-Антей»: « Где обещанное? Где ЗРК С-400?» Поступившие за последние годы (!) в войска единичные экземпляры с едва-едва модернизированной ракетой, это ли не мышь, рожденная горой?

Однако о монополисте чуть позже.

Сегодня соотношение численности офицеров ВВС к офицерам ПВО за неполные 14 лет существования ВВС и ПВО составляет 7 к 1! Под вопрос поставлено существование Военной Академии в г. Твери. Некого готовить! Тут еще особо одаренные реформаторы в системе военного образования не придумали ничего лучшего, как сократить две академии ПВО (в Твери и в Смоленске) и развернуть подготовку офицеров на базе Ярославского училища! Причем, используя для этого городок бывшей финансовой академии с ее пустыми классами! А где размещать несколько сотен образцов ВВТ, чем их запитывать, какой электроэнергией? Где взять квалифицированных преподавателей, которых надо готовить годами, если не десятилетиями? Расформировать две академии с их поистине академическим военно-научным потенциалом: Тверскую, ставшую за время своего существования центром научно-технической и педагогической мысли, а также Смоленскую, развивающуюся, ставшую на ноги после закрытия академии войсковой ПВО в г. Киеве, при этом заново развернуть подготовку на базе заштатного второразрядного училища??? Это ли не верх реформаторской мысли? Это даже не вредительство, это ПРЕСТУПЛЕНИЕ!

Однако пусть сегодняшняя ПВО в ВВС решает свои проблемы, пожелаем ей успехов. Тем более эти проблемы наши, общие, если задуматься о защите Российского неба.

А что же сегодня войсковая ПВО?

Изрядно потрепанная, неоднократно сокращенная и до сих пор сокращаемая, существует она и поныне. Несколько лет назад пришлось передать несколько зенитных ракетных бригад из войсковой ПВО вечному конкуренту – в ВВС и ПВО. Казалось бы, внешне благовидная цель, которую преследовала еще с советских времен «большая» ПВО, стремясь поглотить «младшего брата» - «углубление взаимодействия», «разумное объединение усилий» (так пишет в еженедельной газете ВПК тов. Ходаренок) превратилась во вполне банальную задачу – сохранить свою численность за счет других и выжить самому. Вечная мечта «старшего брата» стала сбываться: часть зрбр войсковой ПВО была передана в «большую» ПВО, где эти бригады сегодня расформированы и снижены в статусе. В этот же период на самом высоком уровне в МО решался вопрос о передаче подготовки слушателей Военной академии войсковой ПВО в г. Тверь. Однако разумные возражения возобладали, несмотря на активные старания недоброжелателей.

Практически расформированы радиотехнические подразделения, части и соединения войсковой ПВО. Из трех десятков отдельных армейских радиотехнических батальонов в штатах не осталось ни одного. Окружные (фронтовые) радиотехнические бригады расформированы. Подготовка офицеров РТВ в Военной академии войсковой ПВО прекращена, специальность утрачена, а со временем, с уходом специалистов, будет потеряна на долгие годы. Правда, в результате ряда ухищрений несколько радиотехнических батальонов удалось спрятать (от кого???) в штатах зенитных ракетных бригад. Ведь задачи разведки воздушного противника в противовоздушном бою никто не отменял!

В ходе проводимых реформ значительному сокращению подверглись зенитные ракетные части и соединения войсковой ПВО, однако их структуру в составе общевойсковых (танковых) формирований удалось сохранить.

Во вновь образованных округах имеется комплект войск ПВО СВ, включающий в себя командные пункты ПВО; зенитные ракетные бригады С-300В, «Бук»; зенитные ракетные дивизионы общевойсковых соединений, вооруженные ЗРС «Тор», ЗРК «Оса-АКМ», «Стрела-10М», ЗПРК «Тунгуска-М»,ЗСУ-23-4 «Шилка», ПЗРК «Игла». В каждом формировании войсковой ПВО имеются радиотехнические подразделения с комплектом РЛС различных модификаций.

Систему подготовки специалистов составляют Военная академия войсковой ПВО, учебные центры подготовки младших специалистов, учебный полигон, учебные зенитные полки.

Для развертывания частей войсковой ПВО в военное время содержатся подразделения хранения ВВТ.

Суммарная численность целевых каналов в войсковой ПВО по сравнению дореформенным периодом сократилась в три с лишним раза. В двух новых округах нет даже минимально необходимых зенитных ракетных бригад, также и в двух общевойсковых объединениях. Парк вооружения катастрофически устарел, более 80 % образцов вооружения находятся в эксплуатации более 20 лет. Естественная убыль ВВТ составляет до 10 % в год из-за физического устаревания.

Как-то лет пять назад на одной из военно-научных конференций, проводимых ежегодно на базе Военной академии и посвященной решению проблем войсковой ПВО, ее тогдашний начальник в своем объективном докладе сказал в присутствии ряда представителей СМИ о плачевном состоянии рода войск, о его неспособности противостоять современному воздушному противнику. Как возмутился и удивился тогда журналистский коллектив! Интернет запестрел сенсационными (казалось бы) открытиями, газеты заполнились обличительными статьями с требованиями привести уровень обороноспособности к требуемому состоянию. Разговорчивый начальник незамедлительно получил по полной программе за смелые высказывания от своего вышестоящего командира за правду, никому тогда не нужную.

Прошло несколько лет. И что же? Что-либо изменилось в содержании ВВТ, его обновлении, развитии?

Прошли годы, а положение стало еще печальнее. Сегодня доля современных образцов ВВТ в войсковой ПВО составляет менее двух (!) процентов. Количество единиц неисправной боевой техники в войсках превышает 20 %, и нет никаких предпосылок на проведение в ближайшее время их регламентированного технического обслуживания.

Одно радует: перспектива развития рода войск, изложенная, правда, на бумаге. Согласно утвержденным замыслам, в ближайшие 10 (!) лет наступит благоденствие в войсковой ПВО: будут развернуты новые формирования, в рамках ГПВ-2020 произойдет закупка нового вооружения и поставка ее в войска, штатная численность личного состава возрастет в полтора раза. Доля современных образцов ВВТ достигнет одной трети, количество исправных образцов составит 70 %.

Так все хорошо и прекрасно! Однако сколько в своей жизни мы видели обещаний светлого будущего? Вспомните утверждение основоположника, некогда незыблемого, а ныне гонимого классика: «Нынешнее поколение людей будет жить при коммунизме»! Несколько поколений примеряло на себя эту мечту, стремясь сдвинуть время, попасть в это поколение... Программа построения коммунизма, продовольственная программа, «Жилье -2000», 500 дней… Чего только не переживали мы в этой жизни! Как говорят с возмущением руководители своему народу: «Вам столько наобещано, и все мало?». А с жильем для офицеров? Несколько лет назад на самом высоком уровне было заявлено, что к 2010 году все офицеры будут обеспечены постоянным жильем. Да, жилье стало строиться усиленными темпами, многие офицеры после долгих десятилетних ожиданий наконец-то получили крышу над головой. Затем прозвучали новые обещания предоставления жилья к 2011, 2012 годам... В последнем интервью замминистра обороны уже говорится: «Надеемся, что к 2013 году все нуждающиеся в жилье будут им обеспечены». Годы идут, обещания тоже…

Сейчас интересно слушать политиков: скоро выборы, гарантированный редкий случай, когда нужен не народ, а электорат. Надо многое наобещать! Вот, например, отставленный недавно крупный руководитель обнародует свою программу на предстоящих выборах и обещает достойную зарплату нищим бюджетникам, говорит с телеэкрана, что знает, где взять на это деньги… Простите, дорогой товарищ! Еще немногим месяца назад Вы были третьим лицом в государстве, занимая этот пост на протяжении 10 лет! Когда Вы были у власти, не знали, где взять эти средства? А теперь наступило внезапное озарение? Почему?

А без пяти минут президент, нынешний премьер, только что обнародовал задачу организации 25 миллионов рабочих мест? А что, до сегодняшнего дня проблемы безработицы не существовало? Или о ней на таких высоких постах руководство ничего раньше не знало? Или хотите поразить электорат новыми крупномасштабными проектами? Очередной предвыборный пиар-ход, наверняка… Хотя мы и так за Вас проголосуем, за кого же еще? Вы и так нас очаровали много лет назад, когда впервые стали президентом. Еще бы! Вот это президент! Сам говорит, сам ходит…

Опять нам многого наобещали, включая небывалые зарплаты к 2014 году, даже не верится в очередной раз. Народ (читай, электорат) радуется, когда Вы говорите, что вот-вот совсем скоро мы станем жить лучше. Хочется только робко, застенчиво спросить: « А мы…?».

Однако вернемся к многострадальной войсковой ПВО.

Достоинствами нашего действительно лучшего в мире зенитного ракетного оружия являются его высокая эффективность и способность к проведению глубокой модернизации, адаптация к новым приемам и способам действий развивающихся СВН и средствам его огневого и радиоэлектронного противодействия, возможность внедрения в аппаратуру новейших достижений науки и технических новинок. Поэтому все ЗРС и ЗРК, состоящие на вооружении, постоянно модернизируются, усовершенствуются и отвечают требованиям времени. Например, уже готовы к принятию на вооружение такие средства ПВО, как ЗРС С-300ВМД (М4), ЗРК «Бук-М3», ЗРС «Тор-М2» и др. Эти модернизированные комплексы обладают высокой скорострельностью, многоканальностью по цели и по ракете, высоким уровнем помехозащищенности, высокой вероятностью поражения малоразмерных скоростных целей.

Однако серийной, массовой поставки в войска этих комплексов нет, и в обозримом будущем, к сожалению, не предвидится. Причина на первый взгляд банальная: нет средств. Однако печально то, что все вопросы финансирования, развития и поставки, сопровождения эксплуатации, ремонта и утилизации вооружения ПВО и нестратегической ПРО для всех видов и родов войск ВС находятся в ведении одного монополиста - ОАО «Алмаз-Антей». Концерн ПВО «Алмаз- Антей» был создан в 2002 году в соответствии с указом президента, объединив все научно-исследовательские учреждения и промышленные предприятия, занимающиеся разработкой и производством средств ПВО. По сути, концерн стал монополистом, занимающим привилегированное положение на рынке вооружения, получившим право на установление своих правил в данной области. Войсковая ПВО в новом концерне из «младшего брата» превратилась в пасынка, а то и в изгоя…

С самого начала образования концерна его руководством отдается преимущество в финансировании НИОКР по разработке ЗРК и ЗРС «большой» ПВО: С-400, С-500, «Морфей», «Витязь», «Панцирь» и др. Концерн при активной поддержке управления заказов и поставок вооружения и военной техники активно лоббирует эти системы для включения в ГПВ и ГОЗ, напрочь « забывая» о ЗРК и ЗРС войсковой ПВО.

Вспоминается личная встреча с генеральным конструктором НИЭМИ, Героем Социалистического труда, кавалером нескольких орденов, Вениамином Павловичем Ефремовым. Еще в 2001 году этот великий человек, гениальный создатель уникальных систем «Круг», « Оса», «Тор», С-300В предвидел проблемы по развитию ЗРК и ЗРС для войсковой ПВО, связанные с планируемым созданием концерна «Алмаз-Антей». С болью в сердце, со слезами на глазах Вениамин Павлович поведал нам о фактическом прекращении финансирования разработок перспективных ЗРК и ЗРС, проводимых в НИЭМИ. Все средства ушли на С-400, на «Панцирь» в другую организацию… Рушилось дело всей жизни. Герой труда сумел побывать у президента на приеме, где рассказал о проблемах НИЭМИ, попросил разобраться в этих проблемах и помочь.

С тех пор прошло 10 лет. Герой труда давно уже ушел в мир иной. Верховный Главнокомандующий до сих пор разбирается, воз и ныне там.

Почему войсковая ПВО вынуждена бороться за выживание? Может, она не нужна никому? Ведь в составе Сухопутных Войск несколько лет назад была армейская авиация на правах рода войск. Где она сейчас? Благополучно растворилась в недрах ВВС и ПВО, куда она была переведена.

Видимо, та же участь ожидает и войсковую ПВО? Как-то несколько лет назад на одном из совещаний в МО один крупный военный руководитель (крупнее только Министр обороны) произнес по своей сути совершенно неграмотную фразу: «Две системы ПВО страна не потянет». Помилуйте, о каких ДВУХ системах ПВО идет речь? Это же две совершенно независимые системы, каждая из которых призвана решать практически разные задачи! Каждая из них должна развиваться, совершенствоваться, оснащаться самым передовым современным вооружением, а не соперничать друг с другом и выживать за счет сокращения или ликвидации конкурента.

Конкуренция нужна, только в хорошем смысле, на этапах разработки, конструирования, генерирования идей, внедрения лучших современных разработок, производства образцов ЗРК и ЗРС, а не в вопросах лоббирования заказов, финансирования, оттеснения, очернения опасного соперника.

В последние несколько лет в систему вооружения войсковой ПВО настойчиво «внедряется» разработанный в концерне «Алмаз-Антей» ЗРПК «Панцирь-С». Спору нет: хороший, современный комплекс, широко разрекламированный, получивший даже заказ на поставку за рубеж. Однако посмотрим на это последнее достижение чуть пристальнее.

Комплекс «Панцирь-С» разрабатывается вот уже на протяжении двух десятилетий, сроки завершения работ неоднократно срывались, тем не менее ЗРПК до сих пор на вооружение не принят. Только по этому факту очевидно, что комплекс не доработан, требования к ТТХ не выполнены. Использование в комплексе локатора миллиметрового диапазона значительно занижает возможности по сопровождению целей и ЗУР в сложных метеоусловиях (туман, изморось, снег, дождь, пыль, песок и т. п.). Применение простого зондирующего сигнала не обеспечивает требуемой помехозащищенности комплекса, какова достигается при использовании сложных частотно-модулированных, квазинепрерывных сигналов. Командная система управления полетом ЗУР противоречит принципу «выстрелил - забыл», что снижает живучесть комплекса на поле боя. Специфические методы наведения ЗУР для ведения эффективной стрельбы по низколетящим целям в ЗРПК вообще не предусмотрены.

Радиоэлектронная аппаратура ЗРПК в большинстве своем выполнена на импортной элементной базе. Даже неспециалист может предсказать, чем это грозит с началом боевых действий. В лучшем случае «партнерская» элементная база просто откажется работать… Несколько лет над трассой Москва - Минск над мостовым переходом на въезде в столицу висела растяжка с иезуитским (по-другому не скажешь) плакатом: «LG – будущее электроники России!». Ведь придумал же кто-то ТАКОЕ! Весьма незавидное будущее уготовано отечественной электронике! Однако это уже совсем другая, не менее печальная история.

К сожалению, это далеко не полный перечень замечаний и недостатков в адрес ЗРПК.

А колесная (не гусеничная) база, а большие габариты ЗРПК (высота почти 6 метров)? А отсутствие бронезащиты аппаратного отсека и боекомплекта? Ведь на передний край такой комплекс не поставишь, следовательно, требуемый вынос зоны поражения не обеспечивается, прикрытие рот, батальонов первой линии, ведущих бой, будет решать кто-то другой? Об уязвимости ЗРПК с такими габаритами еще великий сатирик Райкин говорил в одном из своих монологов: «Ну и где эти бронтозавры, ихтиозавры, дуры эти шестиэтажные, а? Где они? Вымерли все…».

Понятно, такое крупногабаритное небронированное средство ПВО надо развертывать как можно дальше от переднего края, обеспечивая его живучесть. Следовательно, необходимо увеличивать и дальнюю границу его зоны поражения.

Кстати, разработчики «Панциря» в своих планах предусматривают увеличение зоны поражения до 50 (?) км. Однако кому не понятно, что это будет уже совсем другой ЗРПК! Нужна другая более мощная приемопередающая система, антенну надо поднимать еще выше, ракета полетит дальше с более мощным двигателем и т. д. Значит, нужны новые бюджетные вливания, новые финансовые поступления!

Резонный вопрос: «Зачем изобретать велосипед, когда уже практически готова ЗРС «Тор-М2» с гораздо лучшими ТТХ?».

В новой модификации ЗРС «Тор-М2» увеличено число целевых каналов, увеличен боезапас ЗУР, находящийся на боевой машине, параметры зоны поражения значительно возросли, темп стрельбы стал выше. Проведены боевые стрельбы, в процессе которых подтвердились высокие огневые возможности модернизированного комплекса.

Не случайно разработчики ЗРПК «Панцирь-С» категорически уклоняются от проведения полигонных испытаний с боевыми стрельбами совместно с ЗРС «Тор-М2», наверняка уступая ему по многим характеристикам!

Кстати, о дальности поражения. Регулярно, когда замышляются крупномасштабные проекты по разработке систем ПВО, воображение обывателей поражается цифрами досягаемости комплексом. Так было с системой С-400, потом нас восхитили тактико-техническими характеристиками С-500. Продолжение следует…

Затраты на создание таких систем – фантастические. Пускай обойдемся без создания такого мощнейшего загоризонтного локатора: используем информацию от существующей информационно-управляющей системы (ИУС) из той же группировки РКО. Наверняка обойдемся и без передатчика: координаты поражаемых целей даст та же ИУС. Но без системы управления, без новой ракеты не обойтись! Обеспечить управляемый полет ракеты на дальность 500 км и более с наведением на цель, обеспечивая ее надежное поражение, – невероятно сложная задача! А цель к тому же маневрирует, ставит всевозможные помехи, огрызается огнем, не хочет быть уничтоженной. Но, нет сомнения, задача вполне решаема нашими светлыми конструкторскими умами! Только немного смущают многомиллиардные затраты на создание такого чуда техники…

Другой вопрос, по каким воздушным целям будет работать этот чудо-комплекс?

Понятно, весь диапазон низколетящих, малоразмерных тактических целей отметаем сразу. Стратегические бомбардировщики до рубежа пуска ими крылатых ракет? Сами крылатые ракеты? Самолеты ДРЛО? Поражающие элементы «партнерской» ПРО?

Это же сколько ракет надо иметь в ЗРК С-500, чтобы решать задачи ПВО (ВКО)?

Все это веду к тому, что задачи прикрытия войск на поле боя, даже если С-400 получит наконец-то свою ракету с запланированными ТТХ, появится многозатратный С-500, все равно будет решать система войсковой ПВО. Ей же нужны ЗРК и ЗРС, в первую очередь, не с увеличенными дальностями поражения, а с высокой вероятностью поражения специфических воздушных целей, наносящих удары по прикрываемым войскам. Эти средства войсковой ПВО должны обладать высокой скорострельностью, огневой производительностью, помехозащищенностью, малыми временами реакции, большим войсковым запасом ракет и боеприпасов.

Не обойтись без войсковой ПВО, как бы ни хотелось нынешним руководителям. Совсем недавно самый крупный генштабовец, размышляя в очередной раз над проблемой совмещения «большой» и «малой» ПВО, сказал: «А не пытаемся ли мы скрестить ежа с ужом»? Правильно! И не надо пытаться! Надо создавать интегрированную систему ПВО, пусть в рамках новой ВКО с развитием входящих в нее подсистем, решающих свои присущие только ей задачи в интересах надежной защиты территории страны, важных объектов, войск на поле боя от ударов СВКН с различных высот, в том числе и из космоса. Здесь нужно плодотворное сотрудничество всех ведомств, а не их недружественное соперничество. Нужны поступления бюджетных средств в рамках ГПВ, а не собственные попытки разработчиков выжить за счет размещения заказов на поставку новых образцов ВВТ за рубеж. Вооружаем зарубежье, в том числе и «партнеров», а про свою заждавшуюся нового вооружения армию вспомним когда? Когда рак на горе свистнет, будет уже поздно…

Если не решать эти задачи, остается одно - бороться за мир на дипломатическом уровне. Как это делается, мы уже видели. Есть же у нас миротворцы со стажем, даже нобелевские лауреаты премии Мира. Только вот НАТО почему-то оказалось у границ России…

Так как же бороться с войсковой ПВО? Оказалось, очень просто. Не надо прилагать никаких усилий. Она уже сокращена до предела, практически вся техника, за малым исключением, выслужила установленные сроки эксплуатации. Новейшие образцы поступают в войска в единичных экземплярах. Финансирование новых разработок ВВТ в ГПВ и ГОЗ практически прекращено. Через лет 10 - 15 войсковая ПВО при таком положении вымрет сама вместе с нынешними проблемами.

Тем не менее, хочется надеяться на лучшее.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. М пособии излагается курс истории мировой культуры, что позволяет понять культуру как сложный общественный феномен, а также ее роль в жизнедеятельности человека

    Документ
    В учебном пособии излагается курс истории мировой культуры, что позволяет понять культуру как сложный общественный феномен, а также ее роль в жизнедеятельности человека.
  2. Человек-дельфин Жак Майоль глава зов моря

    Документ
    Будто нарисованный ребенком, остров Монтекристо выделялся своим безукоризненным пирамидальным профилем на фоне серого полинялого неба в 20 морских милях от нашего небольшого судна “Элъбано-1”.
  3. Ключников С. Ю. Мастер жизни: психологи­ческая защита в социуме

    Книга
    Ключников С. Ю. МАСТЕР ЖИЗНИ: психологи­ческая защита в социуме – М.: Беловодье, 2001. – 592 с. ISBN 5-93454-017-3Книга известного психолога С. Ю. Ключникова посвящена теме психологической защиты человека, живущего в бурном потоке современного социума.
  4. Ческие и философские аспекты проблемы духовной свободы, метафизику личностных взаимоотношений Божественного и человеческого, пути Богосотворчества и соверования

    Книга
    Эта книга приоткрывает завесу над тайной Боговоплощения, а также рассматривает практические и философские аспекты проблемы духовной свободы, метафизику личностных взаимоотношений Божественного и человеческого, пути Богосотворчества и соверования.
  5. С. С. Новикова история развития социологии в россии учебное пособие

    Учебное пособие
    В предлагаемом учебном пособии рассматриваются основные этапы развития и становления российской социологической науки. Пособие предназначено для студентов и учащихся, изучающих курс общей социологии, историю ее развития в России,

Другие похожие документы..