Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Автореферат диссертации'
Защита состоится 11 марта 2009 года в 1300 час. на заседании диссертационного совета Д 212.241.03 при Саратовском государственном социально-экономичес...полностью>>
'Документ'
— это вечнозеленое тропическое растение, относящееся к роду coffea семейства rubiacee. В природе встречается около 80 видов этого растения. Человек ш...полностью>>
'Документ'
Настоящий порядок регулирует вопросы оказания плановой и неотложной медицинской помощи населению (взрослым и детям) при травмах и болезнях костно-мыш...полностью>>
'Реферат'
Научные основы теории принятия решения были заложены в период второй мировой войны. Его родоначальниками считаются Дж. фон Нейман и О. Моргенштерн, к...полностью>>

Н. И. Курдюмов Мастерство плодородия Н. И. Курдюмов 1 Мастерство плодородия 1 Вместо предисловия 1 Очём эта книга

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Н.И. Курдюмов

Мастерство плодородия

Н.И. Курдюмов 1

Мастерство плодородия 1

Вместо предисловия 1

О чём эта книга 1

Точное определение успеха 1

Что нужно иметь в виду, читая эту книгу 2

Вступительное слово увлечённого автора 4

Что такое почва 4

Что такое — плодородие? 4

Часть 1. Классика натурального земледелия 6

Глава 1. И.Е. Овсинский 6

Новая система земледелия 7

Глава 2. Эдвард Фолкнер 40

Безумие пахаря (Книга 1 - 1942 г.) 41

Взгляд, спустя пять лет (Книга 2 - 1947 г.) 52

Улучшение почвы (Книга 3 - 1952 г.) 56

Глава 3. Масанобу Фукуока 59

Революция одной соломинки 60

Глава-прослойка. Кое-что ещё об органике 69

Глава 4. Т.С. Мальцев 70

Система безотвального земледелия (1988 г.) 71

Глава-вставка. Нужно ли нам знать, какая будет погода? 83

Часть 2. Классика пахотного земледелия 85

Глава 1. В.В. Докучаев о причинах засухи 86

Наши степи прежде и теперь (1892 г.) 88

Глава 2. К.А. Тимирязев 90

Борьба растения с засухой 90

5. Выводы для сельскохозяйственной практики 99

Заключительное слово вдохновлённого автора 103

Вместо предисловия

О чём эта книга

Это — сборник материалов о земледелии, которое не истощает, а восстанавливает плодородие почв. Его называют натуральным, восстановительным, адаптивным, органическим.

За ним — будущее. Именно здесь обнаруживаются высочайшие достижения растениеводства.

Во-первых, в книге собран известный мне опыт легендарных полеводов природного направления.

Взяв за эталон продуктивности естественные почвы, они упростили свой труд и увеличили урожаи — иногда в несколько раз, против принятых.

Они показали, как можно выращивать культурные растения без борьбы и проблем.

Они доказали, что культура растений может и должна повышать, а не снижать плодородие почв.

Их опыт я считаю самым важным для земледелия планеты, потому что другие методы земледелия продолжают дорожать, пропорционально истощению используемых земель.

Во-вторых, здесь представлена классика нашей пахотной науки. Она даёт массу ценных данных о продуктивной пахотной культуре.

Одновременно, как мне кажется, она показывает, насколько сложнее и рискованнее пахать землю, чем просто использовать её.

Сравнение этих двух направлений даёт возможность составить свою собственную точку зрения и выбрать путь, более приемлемый для своих условий.

Традиционная земледельческая наука основывает свои выводы на весьма среднем результате.

Но, средний результат — следствие ошибок. Чтобы понять реальную природу плодородия и урожайности растений, нужно изучать высшие достижения — успех в земледелии.

Точное определение успеха

В «Умном саде, -огороде и -винограднике» я, прежде всего, пытался донести идею Успеха.

Оказалось, что надёжное, самоопределённое, не зависящее от чужой воли счастье, существует!

Это — Высокий Результат и Рост Показателей. Это то, что реально увеличивает нашу свободу. Это и есть Успех.

Одно из определений успеха: это способность намного улучшить свой результат, не увеличивая затраты.

Вывелась даже формула успеха для земледелия.

Если эффективность участка = количеству-качеству ценного продукта с единицы площади земли, то успешность земледелия = эффективности участка, делённой на затраты труда, времени и средств.

Под ценным продуктом можно понимать и урожай, и удовольствие от отдыха или разведения цветов.

Посему, успешность жизни на земле — вещь субъективная, для каждого своя.

Кто-то посадил цветы и только газон косит раз в месяц. Кто-то с сотки тонну овощей получает. А кто-то — 10 тонн зерна с гектара.

Если все они счастливы, и их затраты окупаются достаточной свободой — их успешность одинаково высока.

И тогда «лентяй» купит овощи у овощевода, хлеб — у хлебороба, а те придут к нему любоваться цветами и отдыхать.

В конечном счёте, успех — это способность улучшать свою жизнь своими силами.

Естественно, нельзя улучшить свою жизнь, не улучшая жизнь вокруг себя.

Не улучшишь ни того, ни другого, если нет чёткого намерения и плохо видна цель. А цель и намерение не возникают, если зависишь от чужих мнений или живёшь за чужой счёт.

Успех может быть слишком непохож на то, к чему привыкли, и требует определённой внутренней независимости.

Важно, что успех — это состояние ума, которому можно научиться.

В любом деле — растениеводстве, животноводстве, здравоохранении, педагогике, психологии отношений и т.д. — есть люди, улучшившие традиционный результат почти на порядок.

Значит, наша общая успешность — примерно, 10%.

Мы принимаем это за норму, и часто ломаем голову: ну, отчего в жизни так мало радости?..

Мои первые книги — попытка показать, что дача может быть более радостным местом, если начать думать результатом.

И вот, теперь, появилась возможность показать, как выглядит успех в земледелии.

Что нужно иметь в виду, читая эту книгу

1. Не вырастив ни центнера хлеба, имею ли я право касаться темы полеводства? Я исхожу из четырёх фактов.

  • Традиционно-интенсивное земледелие и его наука зашли в тупик и не в состоянии улучшить дело. Этот путь привёл к деградации почв. Урожаи в мире перестали расти ещё 40 лет назад. Тем не менее, рекомендации учёных и политика руководящих органов остаются целиком в этом русле.

  • Среди наших фермеров многие реально заинтересованы повысить эффективность своих полей. Но традиционная система не даёт альтернативных выходов, так как ей нужны заложники.

  • Есть земледельцы, которые получали и получают урожаи намного выше обычных, обходясь, при этом, без дорогих и трудоёмких операций. Думаю, это должно быть известно всем желающим.

  • Ко мне попали эти материалы, и я могу сделать их более читабельными и доступными для всех.

Посему — слава Богу и спасибо издателям за возможность обнародовать опыт и мысли умных земледельцев.

Эта книга — отнюдь не руководство. Это — просто сборник успешного опыта с попыткой авторского исследования. Использовать ли эту информацию, и как, решать вам самим.

Но, если мне придёт хоть одно письмо о том, что книга реально помогла, я буду знать, что имел на её публикацию столько же прав, как и весь агропромышленный комплекс!

2. Сначала я просто хотел опубликовать забытые труды разумных земледельцев. Но, когда материала стало слишком много, мне пришлось изобрести новый жанр — пересказ-конспект.

То есть, книгу я пересказываю чужую, но «своими глазами». Посему, вопрос о том, автор ли я, или составитель сборника, потерял смысл, ввиду невозможности на него ответить.

Книга как-то естественно поделилась на две части.

Первая часть — весьма простое и радостное чтиво о достижениях натурального земледелия.

Вторая — вдумчивое и детальное разгрызание нашей земледельческой классики.

Чистосердечно предупреждаю: обе части ценны одинаково.

Первая полезнее для консерваторов — она их немного взбодрит; вторая остудит ребячий пыл новаторов, что им также полезно. И тем, и другим необходимы обе точки зрения, чтобы составить свою — третью.

Однако, вы наверняка обнаружите, что у земледельцев-натуралистов (назовём их так!) всё намного проще, мудрее и надёжнее. Они — более свободные люди. И, лично я, хочу жить с ними.

3. Теперь расскажу, как на духу, в чём состояла работа над книгой.

В оригинале авторские тексты — слишком сложны и научны, или излишне многословны и обширны, что делает их, при всей их огромной ценности, практически нечитабельными для большинства людей.

Без радикальной литературной обработки было не обойтись. Посему, даже авторские тексты в книге — не точный оригинал, а вариант литературной правки, более удобочитаемый, с моей точки зрения.

При этом, сделано следующее:

А. Выделено то, на что я хочу обратить внимание читателя. Курсивом — мои пояснения, комментарии и прояснения слов; жирно — всё, что хочу акцентировать: главные детали, выводы и обобщения, законы и правила.

Б. Из полного текста трудов удалены части, не относящиеся к нашей теме (ибо, нельзя объять необъятного), отвлечения, некоторые повторы или побочная информация. Если кому-то это важно, прошу их обратиться к оригиналам.

В. Кое-где сокращены или упрощены длинные или слишком витиеватые фразы, но смысл их, при этом, не изменён, а только точнее определён, за что я беру полную ответственность.

Г. Для облегчения восприятия, сплошной текст кое-где разбит на главки.

Д. Старинные единицы мер, устаревшие слова и выражения переведены на современный лад там, где это явно мешает восприятию смысла.

Е. Некоторые книги пришлось попросту пересказать своими словами, оставив самое важное и ценное, в виде цитат. При этом, я не привносил эмоций «в свою пользу» и даже старался сохранить стиль автора.

Ж. Каюсь: избавить читателя от своего присутствия не смог. Во всех текстах, и особенно в трудах классиков пахоты, я присутствую, в качестве «ведущего передачи»: сижу за столиком с краю сцены и иногда задаю какой-нибудь вопрос, что-нибудь напоминаю или пытаюсь в чём-то разобраться.

Понимаю, что это — бестактно, посему, все эти комментарии опускаю на дно странички в виде сносок: хотите — сразу читайте, хотите — потом. А можно вообще не читать.

Мысль, возбудившая желание вмешаться, подчёркнута и помечена цифрой сноски.

4. Авторские тексты имеют особенности, на которые я прошу вас настроиться заранее.

Овсинский пишет довольно понятно и искренне. Желая лучше объяснить читателю плюсы своей системы, он часто повторяет одни и те же мысли и выводы, но каждый раз под другим углом зрения.

Давайте считать это достоинством текста: «повторение — мать учения». Труд Овсинского почти не сокращён: я решил, что его дух и настрой — не менее важны, чем наука.

Фукуока — спокоен, конкретен и мудр. Могут показаться непривычными его философские мысли. Я старался высказать их своим языком.

От этого они утратили изящество, но стали понятнее. Большая часть текста — авторские цитаты. Все главы сохранены, но стали вдвое втрое лаконичнее.

Фолкнер — практик. Он понятен и корректен, но большую часть его текста составляют его философские рассуждения, почти бытовые подробности проведения разных опытов и детали жизни фермеров.

Кроме того, перевод текста, на мой взгляд, слишком дословен. Я пересказал его, сохранив все опубликованные главы и стиль авторского текста.

Мальцев — тоже практик, и так же прост для понимания. Его практические рассуждения я привожу очень близко к тексту.

Но главы, не относящиеся к полеводству, а также, хорошие чувства по поводу социализма, классиков марксизма и задач колхозников я счёл лишними для этой книги.

Аллен написал, по сути, корректный научный отчёт. Я просто взял из него главные цифры и факты.

Докучаев — это «земледельческий Вернадский», учёный-классик, понимающий природу во всей полноте.

Он — корректен и глубок; каждая его фраза содержит столько пояснений и подробностей, что её невозможно толковать двояко, однако, две-три таких фразы — и нетренированный ум устаёт вычленять суть.

Пришлось повысить его лаконизм вдвое. Его единственная статья призвана показать уровень тогдашней науки.

Костычев пишет честно, тактично и так же скрупулёзно. Текст лаконизирован раза в полтора. Но не могу сказать, что это — простое чтение: по сути, за четыре лекции изложена вся теория чернозёмов, и данных очень много.

Тимирязев — смел, глубок, остроумен и популярен, но местами слишком углубляется в научные подробности — они сокращены в пользу главного смысла.

Тулайков — подробен и честен, как Костычев, но совершенно холоден и трезв. Я просто выбрал ряд его важных аргументов и точно пересказал их.

Наконец, Вильямс — самое непростое чтиво. Это — гениальный учёный, но тенденциозный и резкий руководитель своей научной школы.

Дотошный и категоричный борец за поднятие сельского хозяйства, ведущий свою полемику исключительно на языке коллег-академиков. Пришлось попотеть над обработкой текста.

Всё, явно политическое, а также, лишнее и одинаковое удалено. Негодующих и язвительных реплик оставлены крохи.

Текст стал втрое лаконичнее оригинала. Надеюсь, сейчас он вполне понятен, но из-за обилия информации, отнюдь не прост.

5. Не устану повторять: если вы потеряли интерес, упустили смысл, стали засыпать или разозлились, почувствовали себя не в своей тарелке и решили больше не читать, единственная причина этого — одно пропущенное слово.

Вы его не поняли или истолковали неверно.

После него в памяти остаётся пустая полоса.

Кроме того, непонятое слово приводит к непониманию ещё нескольких слов.

Результат — вы решаете, что это вам не нужно, или что автор издевается над вами, и задвигаете книгу с глаз долой.

Обычно я стараюсь обходиться без незнакомых слов и двойных толкований, а все специфические слова выношу в толковый словарик.

Но сейчас, учитывая обилие авторского текста разных учёных, буду прояснять слова, прямо по ходу текста, курсивом, помещая сноски в скобки.

Некрасиво, зато, в словарь лезть не надо. Сначала изучите сноску, а потом пробегите всю фразу сначала, как бы, не заметив курсива. Тогда сноски не будут раздражать.

6. Долго ломал голову, в каком порядке расположить материал. И решил: пусть сначала идёт практика, а потом — наука.

Легендарный труд Овсинского открывает сборник. Тут надо захлопнуть книгу на пару дней — пусть уляжется.

А, когда уляжется, легко пойдёт Фолкнер, Фукуока, Мальцев, Аллен, и опыт полеводов, идущих в том же направлении. Тут опять надо отвлечься на недельку.

После этого, можно грызть классику, иногда напоминая себе, что самое важное — сравнить обе части книги.

Закончив книгу, забудьте о ней на месяц. Потом, прочтите книгу ещё пару раз, и снова отдохните. Я вот, читаю её в пятый раз, и до сих пор всего не усвоил!

А, когда полностью разберётесь, попытайтесь наложить то, что осело, на ваш личный опыт, и всё это обобщить.

Вот эти выводы — какими бы они не были — очень ценны для меня. Если вы поделитесь ими, а также, другой известной вам информацией, я буду очень вам благодарен.

7. Упаси вас Бог принимать всё прочитанное на веру. Никогда условия одного опыта не повторяются в другом опыте.

На растения влияют сотни, тысячи меняющихся факторов. На ваших полях они — только ваши, и вам предстоит к ним приспособиться самостоятельно.

Любая книга — это только возможность понять, но учиться делать всегда приходится самому. Таков главный закон успеха.

Даже в обучении простому делу не будет результата, если нет тренировочных упражнений.

Пробуйте понемногу, наблюдайте и, пожалуйста, пытайтесь понять, что происходит. И пусть не обойдут вас открытия и новости.

Приятного вам чтения!

Вступительное слово увлечённого автора

Что такое почва

Сев на трактор и привыкнув смотреть в книги, земледелец сам того не заметил, как перестал знать, видеть, чувствовать почву.

Что мы сейчас понимаем под плодородием?

В основном, питательные вещества и гумус. Ну, ещё влагоёмкость и пористость. Именно это демонстрируют вековые опыты в лабораторных сосудах.

Но, дело в том, что сосуды — не почва.

Плодородие почвы — явление другого порядка.

Это — не качество смеси компонентов.

Это — качество биосферы Земли.

На эту тему я разродился вступительной поэмой, в которой дал выход всей своей юношеской категоричности.

Что такое — почва?

Предлагаю акцентировать смысл. То, что у нас на полях — или Почва, или не почва вообще. Даю точное определение Почвы.

Светит солнце. Есть атмосфера с воздухом и водой. Растения запасают энергию солнца в своих телах. Ими питаются животные и микробы. Всё это живёт, дышит и отмирает.

Каркасом для всеобщей жизни служит поверхность планеты: камни и их мелкий отсев — песок и глина.

Растения и живность приспосабливают этот верхний слой для себя — придают ему продуктивную структуру, состав и свойства, оптимально помогающие им процветать и плодиться, используя энергию солнца, атмосферу с её газами и влагой, органику и минералы.

Вот всё это вместе — растения, животные и микробы, процветающие в созданном для себя доме — это и есть почва.

Жизнь — явление коллективное. Все уживаются друг с другом. Создаётся сложная и очень устойчивая экосистема, биоценоз.

Почва — просто нижняя часть биоценоза, — наиболее населённая и живая, что нужно подчеркнуть особо. И она — фантастически прожорлива.

До 80% производимой биоценозом органики, или 80% всей солнечной энергии, запасённой растениями, неизменно достаётся почве.

Это значит, что, при других условиях, она деградирует. Такой её создали миллиарды лет эволюции. Один этот факт проясняет очень многое!

Что такое — плодородие?

За тысячи лет, видовой состав биоценоза и качества почвы становятся оптимальными и устойчивыми.

Явление почвы движется во времени, достигая своего оптимума. В каждом месте и климате создаются разные живые сообщества.

Но все почвыпредельно продуктивны для обитающей на них жизни — это их общее и главное качество. Это — их смысл. И это — единственная причина их существования.

Почва не просто «лежит» — она активно работает. Как живая система, она имеет массу способностей.

Вот те, что известны мне:

  • Способность засасывать воздух и осаждать в себе влагу, в виде подземной росы.

  • Способность возобновлять оптимальную структуру комочков и каналов для связи с атмосферой.

  • Способность накапливать и удерживать в себе газы и пары воды, и создавать их принудительную циркуляцию, оптимальную для растений и почвенных обитателей.

  • Способность поглощать воду осадков и защищать себя от смыва, а также, от сдува, оползания, выщелачивания (вымывания питательных веществ) и прочих явлений.

  • Способность связывать азот воздуха.

  • Способность разлагать органику, и вообще использовать её для создания оптимальных физических и биохимических условий во всём слое, до самой подпочвы.

  • Способность растворять и переводить в усваиваемое состояние минералы, и транспортировать растворы в оптимальном для жизни режиме.

  • Способность гасить и сглаживать климатические воздействия и сохранять стабильность всех своих свойств.

  • Способность поддерживать и восстанавливать неизменный химический состав и свойства.

  • Способность уравновешивать и сдерживать численность своего населения, в том числе — патогенных микробов и вредителей, в пользу растений.

  • И т.д.

Все эти способности служат жизни каждого почвенного обитателя, но растениям — кормильцам всей жизни — в первую очередь.

Плодородие — и есть эти способности почвы.

Это — не то, сколько способна дать почва, когда её способности уничтожают.

Это — то, что она даёт, если их максимально поддерживать.

Всё живое (а мы — особенно!) процветает, благодаря почве, но и сама почва — продукт этого процветания.

Растения живут, благодаря почве, и одновременно являются её создателями. Так же и живность, и микробы — почва их заботливый дом, но этот дом — продукт их жизни.

Будь нормальной средой для других — и другие будут нормальной средой для тебя.

В этом — смысл экосистемы.

Помоги себе, помогая партнёру — смысл симбиоза и партнёрства.

Все обитатели и элементы почвы прямо или косвенно связаны. Отними что-то — и всё разваливается.

Отними микробов — и самому приходится подавлять патогенов, разлагать органику, доставлять растениям азот и минералы.

Отними структуру — и нет воздуха, воды, хиреют корни, дохнут микробы, уходит живность.

Отними органику — и нет ни живности, ни микробов, ни влагоёмкости, ни пористости.

Отними растения и живность — и нет органики, нет структуры, нет ничего, кроме глины и песка.

По данным знаменитого эколога Б. Гржимека, в слое в 30 см, на одном квадратном метре европейской степи обитают:

  • до 2 кг бактерий, актиномицетов и грибов (микрофлора),

  • до 100 г инфузорий и прочих простейших (микрофауна),

  • до 50 г нематод, клещей, ногохвосток и коловраток (мезофауна),

  • до 100 г маллюсков, мокриц, пауков, многоножек и насекомых (макрофауна),

  • до 500 г червей и позвоночных (мегафауна).

Вся эта орава жива тем, что съедает за сезон до 10 кг вырастающих здесь же растений.

Почва, без живой экосистемы — уже не почва, а просто инертный материал.

Он уже не сопротивляется ветру, солнцу и воде, удобрениям и химикатам. Не поддерживает жизнь. Происходит опустынивание.

Путь интенсивного пахотного земледелия — это путь опустынивания.

Итак, не всё, что мы копаем и пашем, можно назвать Почвой.

Почва — это, прежде всего, экосистема, устойчиво поддерживающая жизнь.

В биосфере всё устроено именно так. И вот, на планете появляемся мы.

Откуда мы, такие чужие?

Степень нашего невежества, враждебность к природе, слепота и разрушительность земледельческой практики, кажутся мне прямым доказательством нашего неземного происхождения!

Мы хозяйствуем так, будто и не подозреваем, что это — наша планета. Так ведут себя только захватчики.

Получив девственные земли, мы радостно начинаем их распахивать.

А, когда почва стала терять устойчивость, засоляться, перестала сдерживать патогенов, начала страдать от засух или заболачиваться, мы решаем, что таковы её обычные свойства!

И создаём воинствующую науку и индустрию для борьбы с «почвенными недостатками».

На эту борьбу уходит полтора века, и только сейчас мы начинаем понимать, что боремся с собственными убеждениями.

Стимуляторы, концентраты гумуса, культурные черви, органические и минеральные удобрения, пестициды, разные микробы, по отдельности и в смесях — чего мы только не придумываем, чтобы сохранить возможность по-прежнему разрушать плодородие!

Поздравим себя, братцы-инопланетяне!

Свершилось — «человек остался наедине с самим собой в борьбе с самим собой за выживание».

Интенсивное сельское хозяйство — в полном тупике. Уничтожив свою среду обитания — почву, мы платим огромные деньги за возможность что-то выращивать на ней.

Но, выход найден уже очень давно.

На смену индустриальному, медленно, но верно приходит восстановительное земледелие. Его несут более земные люди.

Они стараются вернуть почве её способности.

Они понимают, что за взятое надо платить.

Они не желают жертвовать будущим, ради сегодняшней прибавки к прибыли.

Они больше не хотят разрушать свою среду.

Это люди, пытающиеся честно сотрудничать с планетой. Им больше нравится созидать, чем разрушать. И их результаты впечатляют.

«Только при постоянном поступательном росте плодородия, у нас есть шанс сделать сельское хозяйство продуктивным и безопасным» («Экологизация защиты растений», Биопресс, 1994).

«Интенсивные методы сельского хозяйства — бритва в лапах обезьяны» (доктор агрономии Гюнтер Кант, Германия).

Плодородие почвы легко можно увеличивать.

Но это — совсем не то, что мы привыкли делать с почвой.

Это совершенно другая работа, в основе своей — душевная и умственная.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Н. И. Курдюмов Мастерство плодородия содержание вместо предисловия 1 Очём эта книга

    Книга
    Это — сборник материалов о земледелии, которое не истощает, а восстанавливает плодородие почв. Его называют натуральным, восстановительным, адаптивным, органическим.

Другие похожие документы..