Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Курс лекций'
Данный курс лекций преследует двоякую цель. Во-первых, комплексно и системно, в достаточно полном объеме раскрыть круг вопросов, относящихся к происхо...полностью>>
'Документ'
Додаткова інформація: Клапани протипожежні універсальні КПУ-2, що виробляються серійно з 02.01.2007 до 01.01.2009 згідно з ТУ У 29.1-31632410-004:200...полностью>>
'Документ'
Глава 1. Что такое базы данных и СУБД 1.1. Данные и ЭВМ 1.2. Концепция баз данных 1.3. Архитектура СУБД 1.4. Модели данныхГлава 2. Инфологическая мод...полностью>>
'Закон'
Із змінами і доповненнями, внесеними Законами Українивід 24 жовтня 2002 року N 199-IV,від 3 квітня 2003 року N 662-IV,від 3 червня 2004 року N 1742-I...полностью>>

Многие в ходе боев, стремясь к победе и выживанию, стали психологически ориентированными на жизнь, что можно считать конструктивными изменениями

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Многие в ходе боев, стремясь к победе и выживанию, стали психологически ориентированными на жизнь, что можно считать конструктивными изменениями. Их поведение отличалось адекватностью опасности, но смерть не ввергала их в уныние, убивать стало привычным. Они охотно следили за оружием, овладевали новыми (для них) его видами, были более опрятны и дисциплинированнее, чем другие, более надежны в боях. Офицеры стали называть из «старичками».

– первый в относительно спокойной обстановке, способствующий оптимизации нескольких различных одновременно существующих у человека побуждений с нахождением, в конечном итоге, разумного компромисса между собой с оптимальным, конструктивным решением;

– второй в остро критической ситуации, когда остается одно побуждение, подавившее все соперничающие с ним мотивы. «Побудительный» мотив может быть конструктивным. Но может, напротив, «организовать» деструктивное, разрушительное, поведение, которое можно рассматривать как изменение поведения и личностных особенностей, приобретенное ходе жестоких боев. Солдаты становятся менее приспособленными к боевой обстановке, чем они были, прибыв на фронт.

Главная особенность солдат со стрессовыми реакциями депрессивного типа – доминанта страха, ставшим мучением, тоской, стыдом из-за страха своей смерти, своих преступлений. Он и днем, и во сне, в сновидениях ужаса, которые будят и не выходят из памяти и днем, путаясь с военной реальностью. У этих солдат лица «убитых горем» из-за снижения тонуса лицевых мышц. Особенно этому подвержены нижние окологлазья. Из-за мышечной атонии возникает внешнее проявление «опечаленности». Снижение мышечного тонуса тела это поникшие плечи, ссутулившиеся спины, нетвердый шаг. Прошлое становится нереальным, важными становятся отрешенность, отчужденность от прошлого и от будущего, потеря моральной опоры на них. Побудительным становится компенсаторно-агрессивный мотив. Таких солдат другие солдаты и офицеры, и сами они себя называют «сломавшимися».

По их мнению, главными чертами таких солдат становятся апатичность, безынициативность и даже недомыслие.

Интересен феномен «бегства в пустой окоп» «сломавшихся» солдат. «Сломавшийся» уходит в пустой окоп, в пустое поле, в ночь. Псевдодеменция, возникшая у него в ходе войны, не спасает его от страха за сотоварищей-солдат, которые гибли и могут погибнуть из-за его нерасторопности, боевого несовершенства. Смутный страх-стыд перед собою, товарищами, для которых, по его мнению, он становится опасным, изгоняет его из «стаи». Наряду с этими чувствами проявляется своего рода биологический «общественный ужас смерти», т. е. жуткая боязнь гибели своей стаи, без которой ты, стадная особь, не выживешь. Страх особи, не способной прожить без стаи и обреченной одиночеством на смерть гонит «сломавшегося» обратно к своим товарищам, где он чувствует себя частью «стаи», обретает надежду на жизнь среди «своих». Возвратиться его подгоняет и страх прослыть дезертиром, т. е. новый позор, больший, чем тот, от которого он бежал недавно

Феномен «бегства в пустой окоп» может иметь иное объяснение. В условиях монотонной однообразности обстоятельств, закрытости общества, многие люди накапливают агрессивность, способную «политься через край» в виде злобных поступков. Необходимость находиться все время все на виду друг у друга толкает людей, даже тех, кто способен к наивысшему самообладанию, к припадкам. Такие состояния, «взаимное бешенство», известны как «полярная болезнь», «экспедиционное бешенство» в изолированных группах, эксцессы «дедовщины» при изоляции в казарме или в маленьком гарнизоне. Конрад Лоренц писал, что в подобных ситуациях, «...накопление агрессии тем более опасно, чем лучше знают друг друга члены данной группы, чем больше они друг друга понимают и любят... Человек на мельчайшие жесты своего лучшего друга стоит тому кашлянуть или высморкаться отвечает реакцией, которая была бы адекватна, если ему дал пощечину пьяный хулиган»

Вытеснение, «сброс», своей агрессивности, возможны, при стрельбе по противнику, иногда даже ненужной, что, как боевое поведение, считается вполне конструктивным при «окопном стрессе». Прекращения длительной изоляции через короткий срок устраняет взаимную неприязнь.

Солдаты со стрессовыми реакциями гебоидного типа («Гебо» греческая богиня юности, «оидеус» похожий, лат.), которые постоянно были склонны шутить, как правило, не к месту и невпопад в военной среде называют «дурашливыми». Возможно, это элементы «синдрома Ганзера» (погружение в детство). Как правило, они не вникают в смысл вопросов, не отвечают на них подробно, пытаясь шутить о чем-то своем, уходя от вопросов об их прошлом и будущем, о доме, о смерти, врагах и друзьях. Настойчивые попытки расспрашивать гебоидных способны вводить их ненадолго в угрюмость, задумчивость. Но это еще не болезнь. Гебоидные солдаты были в ее преддверии, в реактивном состоянии, защитительно реагируя на непереносимую обстановку войны.

Китаев Л.А. рассматривает гебоидные реакции также с позиции зооантропологии. В животном мире инфантильное, одитячивающееся, поведение служит демонстрацией своей подчиненности и просьбой пощады у более сильного соперника, который, в ответ рефлекторно может оказывать покровительственное отношение

Радостная шутливость (квазирадость) солдат с гебоидным поведением как бы призывает победителя признать жертву своим вассалом, пленным помощником, а не мстить, не убивать ее. Уместные шутки, юмор в экстремальной ситуации могут эффективно снимать стрессовое эмоциональное напряжение. Псевдодебильность, псевдорегресс личности, порождающие беспредельную «дурашливость», легкомыслие, неадекватность под огнем противника, может в определенных условиях обречь солдат с гебоидными проявлениями военного стресса или их товарищей на быструю гибель в виде бесполезной жертвы. «Дурашливое» поведение солдата, как правило, развивается как функциональное состояние, проходящее после исчезновения экстремально-критической обстановки, что отличает его от гебофренного психопаталогического состояния

По мнению Л.А.Китаева-Смык самыми опасными для окружающих, самих себя, признаются солдаты со стрессовыми реакциями брутального типа. Застойная, брутальная (англ., фр. brutal – грубый) злобность толкает их на совершение в стрессовой экстремальной обстановке таких гиперагрессивных действий по отношению к другим воинам и местному безоружному населению, пленным, что сослуживцы в своей среде называют таких солдат «остервеневшими», «озверевшими».

У большинства солдат, принимающих участие в боевых действиях, экстренная мобилизация военных навыков во время боевой обстановки, как правило, порождает вспышки злобы, агрессивности, что характерно для нормального проявления комплекса стрессовой активности) они ускоряют, усиливают реакции на опасность и служат повышению эффективности боевых действий.

Завершение экстремальной ситуации порождает вторую фазу этого стрессового комплекса с характерными триумфом, игнорированием («вытеснением» из сознания) неприятных воспоминаний о поверженных противниках, а, иногда, со злобной радостью, граничащей с садизмом, жестокостью мщения за прошлый страх. Но, в любом случае, процесс переживания боя становится завершенным.

Для застойной агрессии «остервеневших» боевые эмоции могут болезненно застопориваться на этапе агрессивной злобности, неадекватно подавляя другие, более уместные эмоции, когда боя уже нет. По мнению Л.А.Китаева-Смык при этом в психике таких солдат застойно продолжается сражение, но реального противника подменяет укоренившийся ужас смерти: образы смертельных мучений друзей, несущих смерть врагов и страха за свое бренное тело, готовое испытать боль смертельного ранения. Эта внутренняя, душевная борьба, постоянная «раздражительная злобность» истощают психику солдат, ведут к психопаталогии, необходимости лечения. Чрезмерная злобность, мешающая солдатам брутального типа трезво осмыслить ситуацию, вовремя укрыться от огня противника, делает их легкой жертвой для пули противника (Китаев-Смык Л.А., 2009).

Галлюциноидные и бредоподобные и шизоидные проявления военного стресса возникают в условиях боевой неопределенности, изнурения войной. Как правило, подобные состояния развиваются на фоне дефицита конкретной информации об опасности, в условиях сильного боевого эмоционально-интеллектуального напряжения. Причинами фронтовой стрессовой шизоидности, по мнению исследователей, могут стать и монотония кровопролитных боев, врожденная предрасположенность изнуренной боями психики солдат и офицеров (Китаев-Смык Л.А., 2009). С исчезновением давления военного стресса галлюциноидные симптомы, которые можно рассматривать как элемент реактивного состояния, исчезали, также как ничем не оправданная, непроходящая злоба или нетерпимо болезненная обида на весь мир.

Многочисленные результаты изучения психотравм в ходе войн XX века подтверждают исследования в зоне боевых действий в Чечне, проводимые в течение нескольких лет Л.А.Китаевым-Смык.

– в первую стадию с ужасом осознается опасность смерти, сопротивление, человек все еще пытается спастись. Осознание происходящего при этом проясняется;

– вторая стадия – быстрый мысленный обзор своей жизни с чувствами удовлетворения, жалости, раскаяния;

– третья стадия умирания связана с представлением о себе, как-бы отделившемся от своего бренного тела и наблюдающем за гибелью тела со стороны;

– четвертая стадия – трансцендентная, с необычайными ощущениями и чудесными видениями, не имеющими аналогов в реальной жизни, ярко и полно трансцендентная стадия смерти была описана в книге Раймона Моуди «Жизнь после–жизни» (Moody R.A., 1975).

Еще давно было известно, что неотреагированные негативные эмоции приводят к развитию заболеваний.

Для будущих больных инфарктами характерны спешка, нетерпение, беспокойство, постоянно напряженная лицевая мускулатура, чувство цейтнота и ответственности.

Исследователи предполагают, что психическая неуравновешенность является характерной невротической защитой от лежащего глубже орального желания зависимости, а активность в стремлении помогать людям, как это бывает у гипертоников, видоизмененной и защитной формой желания «орально» обеспечить и удовлетворить себя. Они не способны пассивно и доверительно «предлагать» себя окружающим людям, они должны своей активной деятельностью доказывать свое превосходство и свою ценность

Пусковыми для вегетативных феноменов могут стать нарушения ритма дня-ночи, сна-бодрствования, ускоренный темп жизни, наплыв раздражителей, растущая утрата идеалов. Поведение людей – постоянный компромисс. Эти люди ставят сами или позволят другим ставить перед собой цели, но действия, которые должны привести к достижению этих целей, застревают на уровне помыслов в силу свойственной этим больным общей неуверенности в себе.

1. Попытки человека справиться с конфликтом при помощи исключительно психическихсредств на психосоциальном уровне:

– разрешение конфликта при помощи обычных средств социального взаимодействия при достаточно зрелой личности (например, путем обсуждения соответствующих проблем и конфликтов – копинг-стратегий) или посредством зрелых механизмов защиты (вытеснение, сублимация);

– подключение невротических (патологических) защитных механизмов (например, невротическойдепрессии, навязчивых мыслей и действий, страхов, фобий и т. п.) в случаях, когда использования нормальных (здоровых) механизмов защиты недостаточно,

– включают защитными механизмами поведения личности в целом в определенных ситуациях, что определяет невротическое развитие личности или невроза характера.

2. Если по каким-либо причинам не удается справиться с угрожающим собственному существованию конфликтом чисто психическими средствами, т. е. не срабатывает первая линия обороны, подключается защита второго эшелона – на психосоматическом уровне, соматизация, которая со временем может привести к структурным изменениям в том или ином органе (например, к астме, язве желудка, язвенному колиту и т. п.). Современные психоаналитики выделяют еще и третий уровень защиты – психотическое симптомообразование (Кернберг О., 2000). Наблюдения за многими психотическими пациентами показывают, что, как только у них заканчивается обострение психотического состояния, появляются психосоматические расстройства (псориаз, нейродермит, язвенная болезнь желудка).

Психосоматические заболевания – это, в значительной степени, нарушения в иммунной системе.

Устойчивость оптимальных рабочих параметров субъекта, по мнению В. Д. Небылицина (1976) определяется факторами, которые имеют личностный характер:

1. Вегетативной реактивностью, влияющей на состояние внутренних органов, сердечно-сосудистую системы, остроту зрения и слуха;

2. Лабильностью нервной системы, ее силы и уравновешенности.

3. Характерологическими особенностями личности.

1) физиологические; 2) психологические; 3) методики субъективной оценки состояний.

– наблюдение за поведением и экспрессией человека;

– опрос человека о его переживаниях в данный момент;

– измерение физиологических показателей: частоты пульса и дыхания, газообмена, ЭЭГ и т.д.;

– измерение психологических показателей (времени реакции, концентрации и переключения внимания и т. п.);

– пролонгированная фиксация эффективности деятельности.

в любой момент одновременно регистрировать ряд характеристик

Инновационная сущность метода заключается в погружении обследуемого в интегральный информационный поток, в рамках которого измеряется скорость и успешность протекания некоторых базовых информационных процессов:

– восприятие логических отношений «если..., то»;

– абстрагирование существенных признаков;

– числовое кодирование;

– словесное кодирование;

– образное кодирование.

– обучаемости переработке информации (отношение эффективности к времени, потраченному на запоминание инструкций к тестам);

– надежности переработки информации (изменение успешности выполнения тестов в условиях одновременного выполнения двух тестов).

Обобщенными показателями тестирования являются: 1) эффективность переработки информации в обычных условиях; 2) обучаемость переработке информации; 3) надежность переработки информации в стрессовых условиях. тодов.

и контроля, удовлетворенности работой, тревоги и депрессии. Также проводились измерения кровяного давления. Это исследование установило, что хотя высокие производственные требования и низкий контроль были связаны с более низкими уровнями удовлетворенности и более высокими уровнями тревоги и депрессии, связи с кровяным давлением систематически отличались противоположной направленностью. Это означает, что у людей, занятых на предположительно более стрессовой работе, было, как правило, более низкое кровяное давление. Поскольку поперечно-срезовые исследования не могут выявить причинность, лонгитюдные исследования часто рассматриваются как более совершенный подход. Следует отметить, что у многих людей стрессоры (такие как отсутствие работы) и психологическое расстройство могут существовать параллельно в течение длительного времени, и даже лонгитюдные исследования не способны выявить причинность с достаточной надежностью.

Ежедневные («дневниковые») опросы и сбор «образцов жизненных впечатлений» (experience sampling) можно рассматривать как вариант опросного подхода, с той специфической особенностью, что людям предлагают ежедневно, или даже несколько раз в день отвечать на одни и те же вопросы. Стоит отметить важность данного метода, относительно необычного в психологии, но особо важного при изучении стресса, поскольку он позволяет исследователю подробно рассмотреть процессы, посредством которых связаны стрессоры и напряжения. Появляется возможность оценить отсроченные связи, т. е. влияние стрессоров, к примеру, на настроение не в тот же самый день, а на следующий. Сложность в применении подхода состоит в отсутствии теорий и гипотез, способных помочь в интерпретации полученной совокупности данных. (Брайт Д., Джонс Ф.,2003).

Марко и Сале (цит. по Д.Брайт, Ф.Джонс,2003) использовали один из вариантов этой методологии сбора «образцов жизненных впечатлений» для оценки того, как ежедневные проблемы влияют на настроение – в течение того же дня и в последующие дни. Сорок работающих мужчин носили часы с сигналом, который подавался восемь раз в день в течение восьми дней подряд. Когда респонденты слышали сигнал, они должны были сделать запись в дневнике согласно следующему контрольному перечню вопросов:

– описать детали их местонахождения в данный момент (например: дома, в автомобиле или на работе);

– описать детали их текущей деятельности;

– уточнить – возникла ли в течение предыдущих 30 минут какая-либо проблема

– попытаться выразить степень дистресса, порожденного проблемой, оцениваемая по шкале с четырьмя градациями;

– дать оценку переживания респондентов в данный момент.

Исследования показали, что предшествующее настроение и сопутствующие проблемы влияли на настроение в течение того же дня. Интересно, что настроение, как реакция на текущую проблему, было хуже в случае, когда предыдущий период был у индивидуума относительно беспроблемным, чем если бы он оценивался как стрессовый. Результаты также свидетельствовали, что люди с высоким уровнем отрицательных эмоций испытывали больший дистресс в связи с проблемами текущего дня и медленнее приходили в себя от проблем предыдущего дня.

Описанные Марко и Сале эффекты исследуемых стрессоров были незначительными и кратковременными, но они влияли на настроение и эмоции. Однако в сравнении с важными жизненными событиями, которые случаются относительно редко, они составляют основу повседневной жизни, способны накапливаться и выливаться, в определенных ситуациях, в «эффект последней капли». Подход этого типа может также пролить свет на долговременные эффекты хронических, но второстепенных стрессоров.

Эксперименты. Использование экспериментальных методов, в которых психологические феномены измеряются в контролируемой обстановке, является фундаментом многих областей психологии. Подобные методы позволяют исследователям манипулировать только интересующими переменными, контролируя при этом другие. Тем самым появляется возможность вывести заключения о причине и следствии, что нереально в полевых исследованиях, проводимых в условиях обычной жизни. (Брайт Д., Джонс Ф., 2003). Многие исследования на производстве показывают, что уровень возможного контроля над своей работой связан с уровнем благополучия. Однако, как правило, невозможно поместить работников случайным образом в производственные условия с высоким или низким контролем. Поэтому мы не можем сказать, причиняет ли вред сам недостаток возможности контролировать свою работу, или же те, кто выбирает работу с низкими возможностями контроля, – это люди, которые с самого начала менее благополучны. К примеру, они могут быть выходцами из различных социальных классов, которые связаны с различными типами пищевых привычек и образа жизни. Эти факторы могут усиливать болезненную симптоматику у людей, работающих в условиях низких возможностей контроля своей работы. Поэтому предполагается, что во многие исследования связи между контролем над работой и здоровьем примешивается фактор социального класса (Д.Брайт, Ф.Джонс,2003; Fletcher, 1991).

Лабораторные условия также можно контролировать, с тем, чтобы на результаты не влияли непредвиденные стрессоры, такие как шум или температура. Эксперименты могут прояснить механизмы, посредством которого особенности определенных жизненных условий, близких к экстремальным, могут быть связаны с понижением работоспособности, риском различных заболеваний. В то же время они имеют недостаток, состоящий в том, что результаты, полученные в искусственной обстановке, могут быть неприменимы к реальному миру (т. е. они могут не быть экологически валидными).

Качественные методы рассматриваются многими психологами как более легкий вариант. Следует обратить внимание на то, что работа с качественными данными отнимает много времени; их трудно собрать и проанализировать. Тем не менее, качественные методы исследования стресса все чаще используются не только социологами и антропологами, но и психологами работающими в этой области (Брайт Д., Джонс Ф.,2003). Их применение способствует психологическому пониманию индивидуальных процессов.

Комбинированные методы относятся к современным методам изучения стрессовых ситуаций. Значительное время при изучении стресса исследователи полагались исключительно на методы опроса, которые часто лишены теоретической основы и приводят к обилию изолированных и неподтвержденных результатов. На ранних стадиях исследования могут быть использованы качественные методы, образующие базис для разработки опросников. Результаты интервью определяют факторы, которые следует исследовать далее с помощью оценочных шкал. Наряду с такими шкалами в опросниках также часто используются открытые вопросы, требующие описательных ответов, с целью получить более подробные и информативные данные. Для обеспечения адекватной проверки важной гипотезы или теории обычно проводится множество различных исследований, осуществляемых разными учеными, что становится гарантией того, что результаты не являются всего лишь случайностью, методологическим артефактом. Этот подход позволяет продвинуться в проверке гипотез и вырабатывать теории, имеющие практическое применение.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Научной рефлексии

    Документ
    В монографии изложены теоретические подходы к становлению и развитию теории стресса. Проанализированы подходы к изучению стрессфакторов. Сделана попытка описать эволюцию понятия «стресс», «травматический стресс».
  2. Психологические проблемы смысла жизни и акме. Материалы XI симпозиума. Под ред. Г. А. Вайзер, Е. Е

    Документ
    В сборнике представлены материалы, отражающие содержание докладов и сообщений на XI симпозиуме по проблемам смысла жизни и акме, проведенном в Психологическом институте РАО.
  3. Психологическая энциклопедия психология человека

    Документ
    Аверин В. А. Часть1: главы 1-11. Дандарова Ж. К. В частях II, IV, V: глава 3; часть III: глава 4. Деркач А. А., Зазыкин В. Г. Часть VI: глава 6. Зимняя И.
  4. Учебное пособие для нашей жизни модуль Электронные и печатные сми что такое массовая коммуникация?

    Учебное пособие
    Книга, которую вы держите в руках, поможет вам открыть для себя много нового, интересного и полезного, в том числе и некоторые секреты манипулирования сознанием.
  5. Психологическая помощь в кризисных ситуациях

    Документ
    На исходе XX столетия произошло громадное количество бедствий и катастроф, мир буквально захлестывает эпидемия террористических актов. Понятия экстремальных, кризисных и чрезвычайных ситуаций еще не получили исчерпывающего определения.

Другие похожие документы..