Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Рабочая программа'
З - 93 Зуев К.АСиличев Д.А., Чернобаева Т.П. Культурология. Программа дисциплины для студентов по направлениям «Экономика» и «Менеджмент»(программа п...полностью>>
'Доклад'
В докладе описана архитектура векторного процессора с глубоким конвейером операций с плавающей точкой, которая производит вычисление быстрого преобра...полностью>>
'Документ'
Место проведения: г.С-Петербург, Курляндская ул. д.44, Бизнес-центр"Веретено", танцевальный комплекс СПб ЦСТ. Проезд: метро"Нарвская&q...полностью>>
'Закон'
На публічне обговорення (оприлюднення) виноситься проект рішення Курахівської міської ради «Про затвердження Положення про порядок погодження режиму ...полностью>>

Софокл. Электра (Пер. Ф. Ф. Зелинского)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Начало формы

Конец формы

Софокл. Электра (Пер.Ф.Ф.Зелинского)

----------------------------------------------------------------------------

Sophocles. Tragoediae

Софокл. Драмы.

В переводе Ф. Ф. Зелинского

под ред. М. Л. Гаспарова и В. Н. Ярхо

Издание подготовили М. Л. Гаспаров и В. Н. Ярхо

Серия "Литературные памятники". М., "Наука", 1990

OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@

----------------------------------------------------------------------------

Действующие лица:

Эгисф, микенский царь Воспитатель Ореста

Клитеместра, его жена Хор микенских девушек

Электра | ее дети Без слов: Пилад, крисей-

Хрисофемида } от ский царевич, друг Орес-

Орест | Агамемнона та; прислужница Клите-

местры; слуги Ореста.

Действие происходит в Микенах, перед царским дворцом,

расположенным на вершине Акрополя.

ПРОЛОГ

Появляются старый Воспитатель Ореста,

за ним Орест и Пилад.

Воспитатель

Вождя ахейских славных сил под Троей,

Атрида сын, теперь ты видеть можешь

Все то, к чему стремился ты душой.

Здесь древний Аргос твой желанный; в нем же

Святая сень неистовой Ио;

Там прямо, друг мой, бога-волкобойцы

Ликейский торг; налево от него

Прославленный богини Геры храм;

А перед нами золотых Микен

Ты стогны видишь, видишь обагренный

10 Обильной кровью Пелопидов дом.

Здесь пал отец твой. В день его убийства

Тебя я принял от сестры твоей,

Унес и спас - и вырастил героя,

Чтоб за отца убийцам ты отмстил.

Итак, Орест, и ты, кунак любезный,

Пилад, скорей решайте, как нам быть.

Уже восходит яркий солнца круг;

Его встречает утренним приветом

Беспечных птичек голосистый рой,

И звездной ночи мрак покинул землю.

20 Еще недолго - выйдут люди. Быстро

Совет держите. В положенье нашем

Не время медлить - действовать пора,

Орест

О друг-слуга, сколь ясные являешь

Ты верности свидетельства своей!

Как благородный конь на склоне жизни

В опасности не никнет головой,

Но уши выпрямляет, так и ты

Нас к бою побуждаешь и средь первых

Готов идти опасною стезей,

И нас бодришь и сам вперед стремишься.

Свой замысел тебе я обнаружу;

30 Ты ж, острым слухом восприняв его,

Поправь меня, коль в чем изъян приметишь.

Когда я в Дельфах Феба вопрошал,

Каким путем мне за отца убийство

Возмездье от убийц его взыскать, -

Такое слово бог мне возвестил:

Чтоб я один, без щитоносной силы.

Как тать коварный, праведной рукою

Кровавой мести подвиг совершил.

Коль скоро мы узнали волю бога,

То в дом войди, когда удобный случай

40 Тебя введет; свидетелем всему,

Что там творится, будь - и с верным словом

Ко мне вернись. Узнать тебя не могут:

Ушел давно ты и успел с тех пор

Состариться; тебя не заподозрят

В сребристом цвете седины твоей.

А речь такую им держи: пришел ты

Гонцом к ним от фокейца Фанотея -

Он им ближайшим кунаком слывет -

С надежной вестью (не жалей тут клятвы),

Что принял смерть, по непреложной воле

Судьбы, Орест: с бегущей колесницы

Упал он на ристаниях пифийских.

50 Вот речь твоя: ее запомни твердо.

А мы, покорные завету бога,

Отца курган обильным возлияньем

И прядью срезанных волос почтим.

Затем вернемся с урной меднобокой

(Ее в кустах заранее я спрятал)

И подтвердим обманную им весть

Обманным словом, что Ореста тело

Уж сожжено и обратилось в прах.

К чему боязнь? Хоть на словах умру я,

60 На деле жизнь и славу обрету.

Нет в слове прибыльном дурной приметы.

О многих слышал я, о мудрых людях,

Что слухи ложные про смерть свою

Они пускали, а затем, вернувшись,

С сугубой славой доживали век.

Уверен я: над тьмой молвы зловещей

Звездою яркой на врагов сверкну!

Вы ж, боги предков, ты, земля родная,

Благословите мой приход, молю;

Равно и ты, мой отчий дом. Пришел я

70 Под сенью правды, по завету бога,

Тебе былую чистоту вернуть.

Не допусти же, чтоб в бесчестье изгнан

Отсюда был я; власть отца верни мне

И род его дай основать мне вновь.

Теперь довольно. Ты иди, старик,

Не упусти решающей минуты.

Уйдем и мы: зовет нас добрый час,

Вершитель всех великих дел для смертных.

Электра

(во дворце)

О горе, горе мне!

Воспитатель

Ты слышишь, сын мой? Полный скорби стон

Прислужницы раздался из чертога.

Орест

80 То не страдалицы ль Электры плач?

Послушать бы, о чем она горюет!

Воспитатель

Нельзя. Что Феб нам приказал, с того

Начать - наш долг, ничем не отвлекаясь.

Отца могиле - первой дань заботы!

Вот силы нам и одоленья путь.

Расходятся.

Строфа

Электра

(выходит одна из дворца)

О чистейшее солнце, о ясный, с землей

Равнодольный эфир,

Вы - свидетели горького плача,

Вы - свидетели жестких ударов

90 Окровавленных рук в истомленную грудь,

Чуть рассеется ночи туманной покров!

А как сна я усладу привыкла вкушать,

Это знает чертога постылого одр;

Да, он знает, что вечно я плачу о нем,

О несчастном отце. Его в вражьем краю

Упокоить не смог кровожадный Apec;

Наша мать и ее сопостельник Эгисф

Одолели тебя: словно дуб, ты упал,

Пораженный кровавой секирой в чело.

100 Так позорно, так жалко погиб ты, отец,

И никто не дерзает оплакать тебя

Кроме дочери сирой, Электры.

Антистрофа

Но зато не умолкнет печальная песнь,

Моей жалобы стон,

Пока звезд я алмазных теченье,

Пока дня я сияние вижу!

Точно мать безутешная, птичка лесов,

Точно эхо унылое отчих хором,

Буду вечно мольбу я лихую твердить:

110 О чертог Персефоны, Аидова сень,

О подземный Гермес и Проклятия Дух,

О святые Эринии, дщери богов!

Вы, что видите жертвы безбожных убийств,

Вы, что видите ложа растленье во тьме,

Помогите, явитесь, отмстите врагам

За страдальца отца нечестивую казнь!

И пришлите мне брата скорей моего!

Ослабела я, сил нет одной выносить

120 Нарастающей скорби обузу.

ПАРОД

На орхестру вступает Хор микенских девушек.

Строфа I

Хор

О несчастной матери дочь!

Вечно ль будут слезы твои

В плаче течь ненасытном, друг Электра?

Столько уж минуло лет, как родителя

Гнусно сгубила супруга коварная,

Как трус предатель кровь героя пролил.

Будь проклят он! Бог простит нам злобу.

Электра

Дети отцов благородных,

130 Вижу, утешить пришли вы печальную;

О, понимаю я ваше усердие,

Но не хочу отказаться от плача я -

Плача о смерти отца горемычного.

Любви моей

Каждую ласку всегда возвращали вы:

Оставьте ж песню горя

В устах подруги!

Антистрофа I

Хор

Ах, бессилен жалобы стон,

Стон мольбы; не встанет отец

Из Аида, чьи воды всех приемлют.

140 Тщетно, о меру в печали забывшая,

Душу ты точишь тоской неустанною;

В ней нет решенья бедственной загадки:

К чему ж нести мук бесплодных бремя?

Электра

Тот неразумен, кто павших

Смертью лихой забывает родителей!

Ей отдалась я душою, что в зарослях

Итиса, Итиса кличет без устали,

Птица печальная, Зевсова вестница.

И ты мне бог,

150 Мать-Ниобея, страданьем венчанная,

Чьи в каменной могиле

Не сохнут слезы!

Строфа II

Хор

Тебе ль одной, подруга,

Мрак горя жизнь покрыл?

Возьми в пример там под сенью дома

Твоих сестер, кровь тебе родную:

Вспомни, как Хрисофемида живет или Ифианасса!

И тот в безболье юных лет

160 Блажен, кого отчий град

Сыновней любви венцом

Скоро украсит, лишь Зевсовым манием

На радость нам вернется он - Орест.

Электра

Его весь век бесплодно дожидаясь,

Без брачных уз, без детей я чахну,

Слезы без отдыха лью, неутешного

Горя обузу влача. Забывает он

Долю свою и мои наставления;

170 Вести одни посылает он лживые!

Тоскует он вечно, да,

И все же в тоске к нам явиться медлит.

Антистрофа II

Хор

Дерзай, дерзай, подруга!

Ведь жив великий Зевс:

Все видит он, все объемлет властью,

Ему доверь гневных сил избыток

И, не прощая врагам, от чрезмерной вражды откажися.

Бег времени - надежный бог.

180 И верь, не забывчив он,

Парнасской равнины гость,

Сын Агамемнона - как незабывчив

Бог, Ахеронтской правящий волной.

Электра

Ах, долгий век унес мои надежды!

Проходят дни, силы нет бороться.

Столько уж лет без детей изнываю я,

Помощи нет от супруга любимого;

Точно прислужница, всеми презренная,

190 В доме отца я брожу, облаченная

В наряд такой, в поздний час

С пустых столов крохи яств сбирая!

Строфа III

Хор

Стон стоял в возвратный час,

Стон стоял над ложем мук,

Стон секиры встретил взмах,

Над главой царя взнесенной.

Ее хитрость вручила, любовь подняла;

Они ужаса образ потомству всему,

Сговорившись, явили, - будь смертный

иль бог

200 Смерти той вершитель.

Электра

О черный день! Из всех он сердцу

Был ненавистней моему.

О ночь кровавая! О ты,

Неизреченная трапеза,

Обуза горя навсегда!

Там, там принял он

Худую смерть от рук двойных!

Будьте прокляты вы, руки!

Жизнь сгубили вы мою.

Пусть же Зевс, судья небесный,

210 Вам воздаст сугубой болью,

Пусть не раскинется полдень сияющий

Вам, свершившим это зло!

Антистрофа III

Хор

Стань на месте, речь твоя!

Взвесь умом, откуда зло:

Знай, мятежной распри вихрь

На позор себе вздымаешь.

Ты несчастия долю себе избрала,

Разжигая вражду омраченной душой;

А в вражде приближаться к владыкам своим -

220 Беспобедный подвиг.

Электра

Ах, ужас, ужас сердце давит;

Строптив мой дух, сомненья нет.

И все же в ужаса тисках

Я гнев свой сдерживать не стану,

Пока живу я и дышу.

Кто - кто в горький час,

Подруги милые мои,

Мне шепнет благое слово,

Верной мыслью метя в цель?

Бросьте ж, бросьте утешенья:

230 Бед моих стянулся узел,

Нет избавленья от горя мне лютого,

Нет слезам моим конца!

Эпод

Хор

Слово дружбы молвлю я,

Словно мать, полна любви:

Не плоди виной вины!

Электра

Знает ли меру беда беспросветная?

Дело ли чести - измена умершему?

Где среди смертных обычай такой?

Пусть позор меня покроет,

240 Если я, в утешной доле

Беззаботно процветая,

Долг родителю воздать

Позабуду, и повиснут

Крылья вопля моего!

Дланью врагов своих

В прах обращен, в ничто,

Спит в могиле он,

А убийц чета

Мзды не знает за кровь его.

Где ж быть тут страху,

250 Где быть стыду в жалком роде смертных?

ЭПИСОДИЙ ПЕРВЫЙ

Корифей

Подруга милая, для общей пользы

К тебе пришли мы. Если ж мы не правы,

Ты побеждай; с тобой мы заодно.

Электра

Мне совестно, подруги, вечным плачем

Вам досаждать; но будьте милосердны!

Ах, не моя в том воля, верьте мне.

Возможно ль деве благородной крови,

Приняв такое горькое наследье

Обид отцовских, сдерживать себя?

А для меня с днем каждым, с каждой ночью

260 Оно цветет скорей, чем убывает.

Везде лишь горе. Матери родной

Я ненавистна; в собственных хоромах

Должна с отца убийцами я жить,

Их властной воле слепо подчиняться,

От них подачки и отказ терпеть.

Подумайте, какой мне день сияет,

Когда Эгисфа на отца престоле

В отца я вижу царственных парчах,

Когда предатель в пламя очага,

Что был свидетелем его злодейства,

Богам струю святого приношения

270 Из чаши льет убитого царя?

И худшее я вижу из нечестии:

Как на родительский он всходит одр,

Убийца подлый, с матерью несчастной...

Да полно! Звать ли матерью ее,

Что сон в его объятиях вкушает?

Нет; точно мало ей греха и срама,

Что с осквернителем она живет,

Забыв о гневе бдительных Эриний, -

Она в насмешку над своим злодейством,

Дня улучив возврат, когда отец

Ее коварства жертвою погиб,

280 Овец приводит, хороводы ставит

И месячным молебствием богов

Спасенья - так зовя их - ублажает!

Все это видеть я должна - недаром

Я взаперти сижу - и плачу, плачу,

В слезах свою кручину изливаю,

И проклинаю пир тот нечестивый,

Что именем отца уж нарекла

Молва народная; но тихо, тихо,

Сама с собой - ведь даже плакать вволю

Мне не дают. Она, - она, что всюду

В речах своих достоинство блюдет! -

В таких словах скорбящую поносит:

"О тварь безбожная! Одна ль на свете

290 Отца лишилась ты? Никто другой

Не взыскан горем? Сгинь лихою смертью!

И пусть печали этой никогда

С тебя не снимут преисподней боги!"

Вот наглости ее пример. А если

Ей намекнуть на возвращенье сына,

Она, себя не помня, с диким воплем

Летит ко мне. "Не ты ль всему виною?

Не ты ль, из рук моих его похитив,

Отправила в далекий край? Но верь мне:

Достойная тебя постигнет кара!"

И дальше льется слов поток бесстыдных,

300 И достославный вторит ей супруг, -

Он, этот трус презренный, эта язва,

Он, что руками женщин бой ведет!

И жду я, жду, когда ж святая грянет

Ореста месть - и в ожиданье чахну.

Он вечно медлит, иссушая корни

И нынешних и будущих надежд.

В таком несчастье места нет почтенью

И добрым нравам, милые; не диво,

Что в злой судьбе и злые мысли зреют.

Корифей

310 Скажи одно мне: близок ли Эгисф

К беседе нашей, иль ушел из дома?

Электра

Ушел, конечно. Не была б я с вами,

Будь дома он. В полях он, далеко.

Корифей

За весть спасибо. Легче будет мне

Собраться с духом и спросить тебя.

Электра

Спроси о всем, чего душа желает.

Корифей

Изволь, спрошу. Что говорят о брате?

Спешит иль медлит? Все я знать хочу!

Электра

Спешить готов - да только долго медлит!

Корифей

320 Не сразу муж великих дел творец.

Электра

Но жизнь ему спасла я все же сразу!

Корифей

Он благороден, не теряй надежды!

Электра

Одной надеждой жизнь моя красна.

Корифей

Теперь ни слова! Из дому выходит

Хрисофемида, кровь тебе родная;

В руках у ней даров заупокойных

Сосуд, подземным божествам привет.

Из дворца выходит Хрисофемида.

Хрисофемида

И вот ты снова у дверей, сестра,

И все поешь старинной скорби песню

330 Ужель тебя не отучило время

Порывам тщетным угождать души?

И мне - настолько знаю я себя -

И мне тяжел насущной жизни облик,

И будь я в силе - вмиг они б узнали,

Как я нещадно осуждаю их.

Но нет нам ветров ласковых, - и парус

Мы свой спустить должны и бросить мысль

О показных ударах, от которых

Не больно им. Такое же решенье

Я и тебе желала бы внушить.

Конечно, правда не моим словам

Сопутствует, а твоему сужденью;

Но я свободы жажду, а она

340 Лишь послушанью полному награда,

Электра

Ужель совсем забыла ты отца,

Родившего тебя, и только помнишь

О матери? Ведь вся твоя премудрость -

Ее заученный урок; ни слова

Ты от себя сказать мне не могла.

Что ж, выбирай! Иль ты должна сознаться,

Что нет в деяньях разума твоих,

Иль, что, владея разумом и волей,

Ты забываешь о своих родных.

Ты только что сказала, что охотно -

Будь в силе ты - дала бы волю гневу.

Зачем же мне, в старанье неусыпном

За честь отца, не хочешь ты помочь?

350 Нет, и меня ты совратить стремишься,

Чтоб с малодушием бесчестье слить!

Зачем? Скажи мне - иль тебе скажу я,

Что мне наградой будет, если плач

Умолкнет мой. Живу и так я - жалко,

Не стану спорить; что ж? С меня довольно.

Но их я мучу и из их мучений

Венок почета для отца сплетаю, -



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Софокл Антигона

    Документ
    и горя, и бесчестья, И скверны, и греха всю чашу мы До дна с тобой испили? Нет, не всю! Ты знаешь ли, какой приказ недавно Всем объявил Креонт военачальник?… Не знаешь, вижу, – а беда грозит 10 Ужасная тому, кто мил обеим.
  2. Д. Дилите античная литература

    Литература
    Греческая культура — это основа европейской культуры, ее корни, ее источник. Маленькая и небогатая Греция, подобно атому, сконцентрировала огромную культурную энергию.
  3. Александр Мень История религии (том 4)

    Документ
    В Евангелии есть единственное место, где упомянуты греки: когда они через апостола Филиппа искали беседы с Иисусом. Эпизод, казалось бы, мимолетный, о котором говорится очень мало, но знаменательны слова Христа, сказанные по этому
  4. Александр Мень. История религии. Том 4

    Документ
    И многое оказывается понятным и близким - ведь материализм и тоталитарная идеология, метафизика и оккультизм, агностицизм и вера в Судьбу вошли в наше сознание и европейскую культуру именно из древней Эллады.
  5. История науки

    Документ
    Das Wissen der Griechen : eine Enzyklopadie / Hrsg. von Jacques Brunschwig u. Geoffrey Lloyd unter Mitarb. von Pierre Pellegrin. - Munchen : Fink, 2 . - 916 S.

Другие похожие документы..