Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Цефалофора ароматная (Cephalophora aromatica Schrad) – однолетнее растение семейства Астровые. Растение высотой 30-50 см с прямым, сильно разветвленн...полностью>>
'Документ'
Ночь (1). Завывает ветер (1). Раскачиваются деревья (1). Между ними пробирается кандидат в мастера спорта по гимнастике (1), он ищет спортивный зал, ...полностью>>
'Курсовая'
М. В. Ломоносова Факультет политологии Кафедра государственной политики Курсовая работа на тему: Лоббизм в современной России Выполнил: Иванов И....полностью>>
'Поэма'
Г. «Мещерская сторона» Твардовский А.Т. Поэма «Василий Тёркин» Васильев Б. «Экспонат №…» Шукшин В.М. «Микроскоп» Шекспир У. «Сонеты»....полностью>>

Калмыцкий государственный университет Есенова Т. С. Русский язык            в калмыкии: социокультурные портреты и                     лингвокультурные типажи элиста 2007

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

38

39

бескрайность своей Родины: «.степные бескрайние дали», «простор родных степей», «бескрайний простор», «дачей просторы», «мои края, просторы моих степей». Именно степь вдохно­вила поэтессу на создание замечательных произведений, стала «родимым краем», «колыбелью», «песнью», «бесконечным праздником бытия». Поэтесса ощущает не только физичес­кую связь с родной природой - но духовную: степь - это «ве­ковая любовь», «вековечный бой», «радость...и боль».

Б.Б. Сангаджиева изображает степь цветущей, покры­той свежей зеленой травой и «ненаглядными шелковыми маг­нитами» - тюльпанами; в ее краю «голубую вечернюю шаль расстилают над степью туманы, убегая в весеннюю даль, поднимают головки тюльпаны». Так образно написать о привычном может только женщина, у которой обычные при­родные объекты могут вызвать ассоциации с элементами жен­ского мира: шаль, головка. Ее родина - это и «обожженная земля» с «пересохшими губами»: «изнывая от жары», степь «подолгу ждет дождя», «зовет его, моля, чтоб пролился он ручьями»; «ее восток бьет лучей горячих плеткой», над ней «жар струится огневой». Однако приходит пора - и ожива­ет вся природа, «ползет туча с края небосвода»; «доползла лишь - и тотчас, вспыхнув молнией косою, вся обрушилась на нас долгожданною водою». Степь оживает, «распускают­ся цветы», «снова травы распрямились»; «степь бушует и цветет, о минувшем забывая». Ее степь - это не просто при­родная среда, это живое существо, которое может наградить «звездами над головой», а может и наслать «пургу и тучи бурь песчаных». Обостренное чувство родины, пронзительную силу поэтического слога Б.Б. Сангаджиевой, на наш взгляд, можно объяснить вынужденной разлукой с родным краем, а возвращение на родную землю породило чувство восхище­ния красотой, просторами степи.

Следует отметить, что Родина для Б. Б. Сангаджиевой -это не только калмыцкая степь, но и вся Россия, которая персонифицируется с образом русской женщины, помогавшей калмыкам выжить в холодной Сибири:

... Каждый раз Хлеба краюху и сало Из полушубка для нас В марле она вынимала: Это, мол, лишнее ей, Хлеб, мол, опять недоеден, Хлеб, мол, все для детей, Жаль, что гостинец так беден.

В своих произведениях поэтесса изображает мир степи. Предметом поэтического описания является характерная для степи растительность (ковыль, «трава степная», «степная полынь», «горькая полынь», хлопок, тюльпан), животные (овцы, отара, пушистый ягненок), птицы (журавли, орел). Все эти объекты способствуют передаче сокровенного ощущения родины:

...тот в платок кладет горсть степной полыни. И хоть жить привык с родиной в разлуке, взял платок калмык — задрожали руки. Юноша стремглав скачет в степь родную и затих, упав на траву степную.

В поэтический мир Б.Б. Сангаджиевой входят обитате­ли степи: чабан, верный друг степей, «гордый правнук джангарчи», «наследник мудрости народной»; юноша, тоска кото­рого по степи так же бесконечна, как и просторы его родины; девушка, с детства знакомая «с наперстком и быстрой иг­лою»; женщина, которая жарит «борцуки» и варит калмыц­кий чай для гостей.

Поэзия Б. Сангаджиевой - это творчество женщины-кал­мычки. Влияние факторов «пол» и «национальность» обна­руживается в чертах лирических героев ее произведений. Центральной фигурой ее творчества является калмычка, социальные и

40

41

личностные признаки которой меняются по мере взросления автора. Наполнен особенной прелестью образ молодой калмычки с черными, «как смоль, словно тьма», косами, стройной фигурой, «что сравнится с весенним тюль­паном», которая, «чуть смущаясь, то быстра, а то тиха, лебедиными движеньями колдует жениха, украшеньем кос сверкая, повторив лицом луну». Вместе с тем поэтесса гово­рит и о нелегкой женской доле: «в юрте меня подружили с наперстком и быстрой иглою...и это отсюда, котомку за­кинув за девичьи плечи, с одною лепешкою тонкой судьбе я шагнула навстречу». Поэтесса пишет о тяжелой женской доле в традиционном калмыцком обществе так:

И венчальный обряд совершая, Будто жизни невесту лишая, Учат женщины, словно колдуя, Послушанью жену молодую. И текут их слова бесконечно, Что нельзя ей отныне Навечно:

Ни питьем наполнять своей чаши, Ни касаться еды раньше старших, Ни ходить ей, под страхом позора, Не надев головного убора. Учат, старшим ни в чем не переча, Уступать им дорогу при встрече. И, кончая венчальный обряд, На две косы ее расплетая, Быть покорной рабою велят.

Рисуя образ калмычки, своей современницы, образован­ной, работающей наравне с мужчинами, она затрагивает и женские проблемы: сочетание материнских и профессиональ­ных функций в судьбе женщины. Вспомним строки из ее сти­хотворения:

Но нелегко, мой друг, поверь, Захлопнуть за собою дверь, Свои прощальные слова С улыбкой выдавить едва

И в миг оставить за дверьми Часть сердца своего с детьми! Баюкают вагоны, мчась, В пути его другую часть, Живущую одной мечтой О возвращении домой!

Согласно существующим стереотипам, женская поэзия направлена на освещение сугубо женских тем, среди которых «любовь», «любимый», «счастье» занимают главное место. Теме любви, взаимоотношениям мужчины и женщины по­священо не так много произведений Б.Б. Сангаджиевой. Ве­роятно, здесь проявляется влияние традиционного калмыц­кого воспитания, согласно которому, женщина должна быть скромной, не должна открыто демонстрировать свои чувства. Поэтому особым очарованием наполнен образ влюбленной калмычки, не осмелевшей открыть чувства; такое типично калмыцкое поведение формировалось под влиянием народ­ных традиций. На наш взгляд, совершенно правильно отме­чена и черта мужчины-калмыка, который не будет добивать­ся любви, если получен отказ:

Как всегда, я ответила «Нет!»

«Нет» и «Нет» - мой решенный ответ...

Он,

Как будто не стало в нем сил,

Мигом руку мою отпустил.

Но в тот миг мне нужнее всего

Был уверенный локоть его.

И скользнули по глади реки

Без опоры

Мои каблуки...

Мне понять бы тогда

Навсегда:

Жизнь подобна поверхности льда!..

Это взгляд из сегодняшнего дня на молодость, горькая оценка ошибок прошлого. Жизненной мудростью и некото­рой смелостью чувств (что не характерно для традиционных калмыков) наполнены следующие строки:

42

43

Если устанешь ты, старый мой друг, Помнить живое тепло моих рук, Помнить глаза, очертанье лица, Имя мое повторять без конца, Если устанешь - себя не кори, Сердцу свободу тогда подари! Чувства не грей на холодном огне — Что в нем, в ушедшем из памяти дне?! Только, когда отречешься от лжи, В землю ты фото мое положи. С ним схорони нашей жизни года, Нашу любовь, нашу юность, Мой друг...

Поэтесса отмечает такую национальную черту женского характера, как гордость, неприступность: «если парень иной, увидав красоту эту, ей улыбнется, тотчас гордый проявит­ся нрав - мимо парня пройдет, отвернется». В ряде стихот­ворений она пишет о верности, важной черте женского ха­рактера: «на нее не таите обид - то не замысел высокомер­ный, то любовь к жениху ей велит быть навеки ему только верной»; «правда в том, что только его люблю. Берегу его честь и имя и очаг его берегу».

Б. Б. Сангаджиева мало внимания уделяет внешней кра­соте человека. Образ молодой калмычки в сознании поэтес­сы в первую очередь ассоциируется с нелегкой судьбой жен­щины, которую еще с раннего детства готовят к тяжелому труду. Ее героиня - живая женщина, домохозяйка; как и все калмычки, она сноровиста и трудолюбива. Предметом поэти­ческого творчества Б.Б. Сангаджиевой является то, что вхо­дит в мир калмычки: джомба, борцуки, игла, нить, домбра, ребенок и т.д. Так, поэтесса описывает процесс приготовле­ния «борцуков», называя несколько рецептов: «та тесто ква­сит, а другая - нет; одна - в кипящем пенящемся масле не­долго заставляет их плясать, а та — подольше». Это не эт­нографические зарисовки из жизни калмыков, а картина, предваряющая раздумья автора, это способ передачи тех чувств, о которых не принято было в советское время гово­рить громко:

...ушла/а зима,

Теперь-то уж бураны, холод, тьма

С весной не сладят, солнца не погасят.

И даже от родных степей вдали

Мы жарили борцуки, как могли:

На печках жестяных ли, на кострах ли,

В горчичном масле, из ржаной муки -

И все ж, тайге и стуже вопреки,

Они весенней степью тонко пахли...

Для Б. Сангаджиевой борцуки не просто блюдо нацио­нальной кухни - это символ родины, запах родной степи, снившейся калмыкам в снежной Сибири. Калмыцкой джомбе, любимому народному напитку, Б.Б. Сангаджиева посвя­щает несколько стихотворений, один из ее сборников стихов называется «Калмыцкий чай» (Сангаджиева 1978).

Это с давних времен ведется: Кто б ты ни был, кто невзначай В дом калмыцкий вошел -Найдется в нем для доброго гостя чай. Ароматный и золотистый, Этот чай степной — не простой, А единственный в мире - истый Трав и солнца густой настой...

Старинный рецепт национального напитка послужил темой стихотворения «Чай моей бабушки», которое заканчи­вается описанием состояния человека, наслаждающегося джомбой:

А потом она пирует: Долго чай из чашки пьет, Улыбается, смакует И со лба стирает пот.

Поэтесса в своих произведениях обращается к «созвуч­ной душе» калмыка домбре. «Две тоненьких струны на дере­вянном теле» в ее сознании ассоциируются с «тайной чьих-то кос», «искренними строками», «двумя дорожками слез,

44

45

пробороздивших щеки». Ее «мечты подруга», домбра, как и сама она, от прикосновенья добрых рук, «как утренний цве­ток, росою напоенный, расправит лепесток мечтою зата­енной». А от зла, от «недобрых рук» приходит тоска, отво­рачивается радость. Б.Б. Сангаджиева, сравнивая молодую девушку с домброй, говорит о ее мечтах, внутренних пережи­ваниях, о том, что понять и передать их может только жен­щина.

Б.Б. Сангаджиева оставила заметный след в культуре Калмыкии. В ее творчестве ощущаются несомненный поэти­ческий дар и личностные черты, наиболее важными из кото­рых являются, на наш взгляд, пол и национальность. Только женщина могла сделать темой своего поэтического творче­ства незначимые на первый взгляд предметы: наперсток, иглу, борцуки, чай. Но именно через эти объекты она открыла мир женщины-калмычки, то, что радует, огорчает, вселяет надеж­ду и помогает жить простым труженицам, и сумела поэтизи­ровать этот мир. Мать, дочь, жена, любимая, влюбленная пишет о столь близком нам, знакомом возвышенно и поэтич­но, и это свидетельствует о настоящем мастерстве. Заслуга ее в том, что она писала о нелегкой судьбе женщины-калмычки в традиционном обществе, о сочетании профессиональных качеств и природных функций в судьбе нашей современницы одухотворенно, поэтически емко и образно.

Особое место Б.Б. Сангаджиевой в литературе Калмы­кии обусловлено ярким художественным талантом; тем, что она в своем творчестве воспела родной край по-особому, не­повторимо. Ее поэзия по-прежнему актуальна, поскольку пат­риотизм, любовь к родной земле, обостренность которой у Б.Б. Сангаджиевой была вызвана вынужденной разлукой с малой родиной, составляют основу человеческой природы.

Определенное место в структуре языковой личности Б.Б. Сангаджиевой занимает идеологический компонент. Будучи членом коммунистической партии, она искренне верила в идеологические стереотипы той эпохи, отражая их в своих произведениях. Мудрая женщина, воспевшая мир родного края, унаследовавшая любовь к народной речи, искренне веря­щая в светлое будущее своего народа, - такой видится личность

поэтессы Б.Б. Сангаджиевой. Ее творчество помогает понять мир калмыков и определить место, которое в нем за­нимает женщина. Она запечатлела XX век таким, каким ви­дела его сама. Новый технологический XXI век имеет свои средства и свойства, о том, как живет в новой среде женщи­на-калмычка, напишут другие поэты.

1.2.4. Народный поэт, общественный деятель Кугультинов Д.Н.

Современная литература России немыслима без имен Чингиза Айтматова, Расула Гамзатова, Давида Кугультинова, чьи произведения обогатили мировую художественную культуру. Расцвет их творчества пришелся на 70-80-тые годы XX в. В своих произведениях они отразили неповторимость родной культуры, сделав ее достоянием мировой цивилиза­ции. Именно этот своеобразный национальный взгляд при­дал особое звучание их произведениям. Давид Кугультинов вошел в мировую литературу как поэт-мыслитель, поэт-фи­лософ, поскольку предметом его творчества были духовно-нравственные и философские категории: время, жизнь, смерть, добро, зло, справедливость и др. Рассмотрим реали­зацию базовых концептов культуры в поэтическом мире Д.Кугультинова с учетом характерных черт личности автора произведений.

1.2.4.1. Портрет личности народного поэта Калмыкии Кугультинова Д.Н.

Для того чтобы понять мировосприятие личности, необ­ходимо проследить жизненный путь человека, познакомить­ся с его деятельностью, поскольку духовный склад формиру­ется окружающим миром, той средой, в окружении которой живет человек, событиями и фактами, сыгравшими решаю­щее значение в формировании смысловых доминант личнос­ти. Давид Никитич Кугультинов, народный поэт Калмыкии, Герой Социалистического Труда, лауреат Государственных

46

47

премий СССР и РСФСР, родился 13 марта 1922 г. в калмыц­ком хотоне, в семье школьного учителя. Бескрайняя, храня­щая вековое молчание степь, люди, ценящие мудрость, запечатленную в народном творчестве, ■- вот мир детства буду­щего поэта. Степной мир формирует систему ценностей и жиз­ненных смыслов поэта. Калмыцкая традиционная культура, родной язык формирует духовно-нравственную базу его лич­ности. Как напишет впоследствии поэт, «на калмыцком язы­ке мне легче выражать свои мысли. Возникает свой образ­ный строй, свои ассоциации, уходящие корнями в быт народа» (Кугультинов 1997: 39).

Книга была спутницей жизни Д.Н. Кугультинова с са­мого детства. Круг чтения Кугультинова - это русская клас­сическая литература и в первую очередь А. Пушкин. В после­дующем Д.Н. Кугультинов посвятит своему кумиру цикл сти­хотворений, будет выступать с лекциями о своем Пушкине перед самой широкой аудиторией. Как отмечает Д.Н. Кугуль­тинов, «поэзия Пушкина - это неумирающий, вечно живой глас народа: его земля и небо, свет и воздух, музыка и живо­пись, седина и юность, любовь и нежность, гроза и цветок -жизнь! Иногда я думаю: как была бы бессмысленно пустын­на душа, если бы не было его.. .У меня такое ощущение, что Пушкин всегда рядом со мною» (Кугультинов 1997: 40):

В который раз я погружаюсь в них - В творенья эти, навсегда живые,                  И Пушкинский, знакомый с детства стих, Опять читаю, будто бы впервые.

Прекрасные знания устного народного творчества кал­мыков и «Джангара», его жемчужины, демонстрировал поэт на протяжении всей своей долгой жизни, из фольклора он черпал образы, сюжеты, к нему обращался в минуты сомне­ний. «Я любил слушать и рассказывать школьным товари­щам о богатырях «Джангара» и волшебниках. Обычно мы уходили в степь, находили укрытие от ветра и просиживали до вечера - мы жили в мире чудесных легенд о фантастических

странах, созданных народным воображением. Тот, кто знал фольклор, пользовался почетом и уважением не только среди детей, но и среди взрослых» (Кугультинов 1997: 16).

На наш взгляд, ключевым событием юности Д.Н. Ку­гультинова было знакомство с выдающимися деятелями куль­туры, литераторами, которое произошло в рамках празднова­ния 500-летия героического эпоса «Джангар». В 1940 г. Д.Н.Кугультинова принимают в Союз писателей СССР, что предопределило его дальнейшую судьбу: литература, культу­ра становится профессией и любимым делом. Следующим важнейшим событием в жизни Д.Н. Кугультинова была Ве­ликая Отечественная война, закалившая его дух, сформиро­вавшая главные черты характера. В 1941 г. он подает заявле­ние о направлении на фронт и с 1942 г. был корреспондентом дивизионной газеты 252 Краснознаменной Харьковско- Братиславской орденов Красного знамени и Богдана Хмельниц­кого дивизии. Эти факты свидетельствуют о его самоотвер­женном характере, истинном патриотизме, любви к Родине. Для его произведений военных лет, которых немного, харак­терна опора на образы традиционного фольклора калмыков:

О как же помочь нашей родине милой?    И как принести избавленье стране?                   О, Джангар и Хонгор, где вы с вашей силой?                   Отдайте сегодня мечи свои мне.

В 23 года Д.Н. Кугультинов был осужден зато, что «счи­тал, что обвинение, предъявленное калмыцкому народу, -клевета» (Кугультинов 1997: 21). Конечно, только смелый, сильный духом человек мог противостоять официальной по­литике того времени. Он не молчал о несправедливости по отношению к калмыкам, мы все знаем его знаменитое сти­хотворение «От правды я не отрекался», сделавшее его выра­зителем дум и надежд репрессированного народа. Позже он считал свой поступок наивным. Долгих 12 лет провел Д.Н. Кугультинов в лагерях. Впечатления тех лет и люди (там встре­тил поэт свою будущую жену, спутницу жизни) осмыслива­ются им в ряде стихотворений разных лет. В 1957г. после ре-

48

49

реабилитации поэт возвращается на родину и начинается пе­риод его самой активной литературной и общественно-поли­тической деятельности.

Следующим важным событием в жизни Д.Н. Кугультинова, по нашему мнению, является учеба на Высших литера­турных курсах, потому что, по признанию поэта, «помимо теоретических знаний, Высшие курсы дали литературную среду, в которой так 1гуждался» (Кугультинов 1997: 21). Пос­левоенная пора была периодом расцвета многонациональной советской литературы, народ-победитель, с воодушевлением взявшийся за строительство мирной жизни, нуждался в духовной пище. Это время дало миру выдающихся литерато­ров: Кайсына Кулиева, Чингиза Айтматова, Магомеда Мамакаева, Расула Гамзатова, дружбой с которыми Д.Н. Кугульти­нов особенно дорожил. Человек сложной судьбы, Д.Н. Ку­гультинов известен прежде всего как автор произведений, обращенных к духовному миру своего современника. Жизнь и смерть, правда и ложь, добро и зло, родина и чужбина - вот главные темы его творчества.

Мировоззрение Д.Н. Кугультинова не ограничивается родной культурой - он владеет наследием русской и мировой культуры. Богатые знания мировой художественной литера­туры он активно использует в своем творчестве. Его поэзия, сказки, публицистические выступления говорят о широте его мировоззрения. Особое звучание им придает национально-культурный фактор, тот специфический взгляд на привыч­ный мир, который формировался под влиянием родного языка, родной культуры. Оригинальный ход мысли придает особую магию его стихам. В мировую литературу Д.Н. Ку­гультинов вошел как поэт-мыслитель, поэт-философ. Чингиз Айтматов отмечает: «Самые сильные, яркие стороны поэзии поэта - размышления, раздумья, внутренние переживания, насыщенные тревогами, переходящими в надежды, надежда­ми, переходящими в сомнения, радостью, горечью, мудрос­тью человека наших дней».

Д.Н. Кугультинов постоянно обновляет свои знания: «долгие годы я пристально слежу за развитием точных и

естественных наук. У меня много друзей, знакомых, которые с увлечением просвещают литератора-неспециалиста» (Кугуль­тинов 1997: 50). Человек, открытый для новых сведений, го­товый к их осмыслению, обладающий широкими познания­ми в самых разных областях знаний, осмысливающий про­исходящие события и даты, Д.Н. Кугультинов предстает как поэт-философ. Его произведения отличаются прозрачностью мысли и глубоким философским содержанием. По типу мыш­ления он принадлежит к художникам-мыслителям, поэтам-философам. Вошедшие в юбилейное издание (Норильск, 2002) двустишия афористичны, привлекают внимание чи­тателей глубиной мысли, тонкостью наблюдений. Анализ произведений известного поэта, многочисленных интервью, личные наблюдения позволяют нам заключить, что по пси­хологическому типу Д.Н. Кугультинова можно отнести к стабильным личностям, спокойным, невозмутимым, задум­чивым, мирным, сдержанным, способным выдержать дли­тельные невзгоды без срывов здоровья и настроения. Как отмечают этнопсихологи, природные, климатические усло­вия обитания калмыков сформировали такие национальные черты характера, как выносливость, неприхотливость, стой­кость (Крысько 2002: 157). Несомненно, названные выше черты характера Д.Н. Кугультинова формировались и под влиянием жизненных обстоятельств, требовавших стойкос­ти и силы.

Поэт Д.Н. Кугультинов известен и как общественный де­ятель, он был депутатом Верховного Совета Калмыцкой АССР, Верховного Совета РСФСР и СССР, делегатом многочисленных съездов, членом творческих и общественных объединений. Он возглавлял Совет старейшин при Президенте Республики Калмыкия Кирсане Илюмжинове, был членом комиссии по Государственным премиям при Президенте Российской Фе­дерации Борисе Ельцине. Будучи публичным человеком, на форумах он выражал мнение определенного круга людей всегда ярко и страстно. Особенно большую известность ему принесли выступления на съездах народных депутатов пери­ода перестройки, посвященные жертвам политических репрессий.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Издательская деятельность

    Документ
    Джангар. Малодербетовская версия – сводный текст, перевод, вступительная статья, комментарии, словарь А.Ш. Кичикова. 17 п.л. 1 экз. Элиста: КалмГУ, 1 – 272 с.

Другие похожие документы..