Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Разработка урока'
Начинаем наш урок-соревнование по теме: «Решение квадратных уравнений». Очень широк круг задач математики, физики, экономики, для решения которых нео...полностью>>
'Урок'
Сегодня, когда угрожающий характер приобрела деформация личности молодого человека, не различающего, где добро, а где зло, где прекрасное, а где безо...полностью>>
'Документ'
Одним из основных источников загрязнения урбанизированных территорий являются промышленные отходы, образующиеся в результате производственного процес...полностью>>
'Документ'
День 1.ЛЬВОВ Встреча каждого туриста. 08:30 – переезд в Польшу. В зависимости от прохождения границы и при наличии времени: посещение резиденции семьи...полностью>>

Русины Подкарпатской Руси: исторические и историографические аспекты Суляк С. Г. Русины: урок (1)

Главная > Урок
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Центр украинистики Южного федерального университета

Аналитический центр «Фонд стратегической культуры» (г.Москва)

Исторический факультет Южного федерального университета

РУСИНЫ КАРПАТСКОЙ РУСИ: ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ.

По материалам международной научно-практической конференции «Геноцид и культурный этноцид русинов Карпатской Руси [конец XIX - начало ХХI вв.]

в г.Ростов-на-Дону, 19 декабря 2008 г.

Ростов-на-Дону – 2010

Рецензенты:

Добаев И.П., доктор философских наук, профессор

Черноус И.П., кандидат политических наук, профессор

В сборнике рассмотрены проблемные вопросы истории, в том числе, современной четвертого восточнославянского народа – русинов Карпатской Руси. Исследуются причины, характер и масштабы трагедии русинского народа в годы Первой мировой войны, обстоятельства насильственного присоединения к Украинской ССР и депортации из Польши. Отдельное внимание уделено историко-правовым аспектам карпаторусской автономии. Представлен также анализ ситуации с положением русинского меньшинства в Автономном крае Воеводина (Сербия). Рассмотрена современная этнополитическая ситуация в Закарпатье и национальная политика украинских властей в отношении русинов.

Авторский коллектив представлен учеными и общественными деятелями из пяти стран.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие.

Раздел 1. Русины Подкарпатской Руси: исторические и историографические аспекты

Суляк С.Г. Русины: уроки трагической истории.

Марчуков А.В. «Не было, нет и быть не может». Проблемы национально-культурного развития русинов Галиции и Закарпатья в освещении украинской историографии

Данилец Ю.В. Возрождение православия среди русинов Закарпатье в первых годах ХХ века

Малыхин К.Г. П.Н. Милюков: эволюция взглядов по национальному вопросу и русинское национальное меньшинство в Закарпатье.

Годьмаш П.В. Первая автономная русинская республика (К 90-летию Автономии русинской державы).

Неменский О.Б. Русинство и казакийство как противоположные модели восточнославянской идентичности.

Шевченко К.В.Этнокультурная вивисекция по-польски.

Раздел 2. Русины за пределами Карпатского ареала: опыт сохранения этнокультурной идентичности и развития национальной культуры

Гливка Й.М., Дронов М.Ю. Русинское землячество «Карпатская Русь».

Тмушич Р. С. Роль русского языка и литературы в борьбе против этноцида сербов и сербских русинов в геополитических условиях конца XX-XXI вв.

Фейса М. Културно-просветно друштво ДОК – Куцура (на русинском яз.).

Фейса М. Форми и методи українизациї и їх одраженє на статус руского язика войводянских русинох (на русинском яз.).

Горняк М. Či zname keljo nas tu išče jest... (на русинском яз.).

Горняк М. Ruthenians in Vojvodina between disputed past and uncertain future (на английском яз.).

Миронов Г.Ю. Деятельность русинских культурно-просветительских организаций в Воеводине (Сербия) и сохранение этнокультурной идентичности русинов.

Раздел 3. Русины в составе Украинского государства: проблема обеспечения гражданских прав.

Досталь М.Ю. Борьба русинов за автономию в постсоветский период.

Фатула А.В. О карпаторусинской автономии.

Крылов А.Б. Россия-Украина: некоторые аспекты энергетического сотрудничества.

Попов Э.А. Русины – национальное меньшинство Украины: ретроспектива и перспектива.

Бердников А.Ф. Русины и украинская государственность.

Савин Л.В. Политическая идентичность русинов в контексте государственности Украины и ЕС.

Особое мнение: представители русинских общественных организаций о положении русинского меньшинства на Украине.

Паук В.И. Украинский государственный "План мероприятий по решению проблем русинов-украинцев" - спланированный геноцид русинов в XXI столетии.
Джуган В.И. Уничтожение среды обитания русинов украинской властью как элемент геноцида русинов.
Микулин В.И. 2008 год: активизация борьбы русинов за свои права и реакция украинских властей.
Гецко П.И. Правовой нигилизм Украины в русинском вопросе.



Трибуна молодых ученых

Головин Н.А. Русины – жертвы политики государственного геноцида начала ХХ века.

Бредихин А. Эволюция целей и тактики русинского движения в современной Украине (1990-2000 годы): к постановке проблемы.

Приложение. Резолюция международной конференции «Геноцид и культурный этноцид русинов Карпатской Руси (конец XIX - начало ХХI вв.)» в Ростове-на-Дону 19 декабря 2008 г.

Приложение 2. Открытое письмо российской общественности в поддержку о. Димитрия Сидора и русинского народа

Сведения об авторах.

Предисловие.

Сборник, который читатель держит сейчас в руках, имеет непростую судьбу. Виновником его появления послужила международная научно-практическая конференция «Геноцид и культурный этноцид русинов Карпатской Руси [конец XIX - начало ХХI вв.].», состоявшаяся в г.Ростов-на-Дону, 19 декабря 2008 г. в стенах Южного федерального университета. В силу разных объективных и субъективных причин издание сборника откладывалось. Вместе с временем менялись и обстоятельства – хочется верить, не всегда в худшую сторону, - вызвавшие к жизни саму конференцию. Вот почему некоторые работы, написанные на злобу дня, несколько устарели. Напротив, появились работы, авторы которых не участвовали в конференции. Тем не менее, мы полагаем, что основные положения большинства работ, представленных в настоящем издании, не утратили своей научной новизны и общественной актуальности. Сам же сборник нарочито разнится по названию с наименованием конференции по причинам, изложенным выше.

Несколько слов об организаторах конференции и издателях сборника.

В октябре 2008 г. в структуре Южного федерального университета, ведущего образовательного и научного центра юга России, был создан Центр украинистики, межфакультетский и межинститутский центр ЮФУ, специализирующийся, как явствует из названия, на украинской проблематике. Необходимость создания центра обосновывалась приграничным положением Ростовской области с восточными областями Украины. Необходимостью проведения в регионах научного и экспертного анализа процессов, проистекающих в соседнем государстве. К тому же еще в советские времена на историческом факультете Ростовского государственного университета наряду со специальным курсом по истории Дона и Северного Кавказа читался спецкурс по истории Украине, к сожалению, прекратившийся со смертью его автора.

Восполнить эту нишу пытался в меру своих скромных возможностей небольшой коллектив ученых-преподавателей гуманитарных дисциплин Южного федерального университета. Так, летом 2007 г. Центр системных региональных исследований и прогнозирования ИППК ЮФУ и ИСПИ РАН выпустил в серии «Южнороссийское обозрение» сборник статей «Украина и геополитические проблемы юга России», в который вошли работы российских и украинских исследователей. В какой-то мере наш сегодняшний сборник является его продолжением. Вместе с тем за истекшие полтора года в состоянии южнороссийской украинистики произошли изменения, хочется верить, достаточно значимые, о которых мы считаем нужным уведомить читателя.

Созданием в структуре научно-исследовательской части Южного федерального университета Центра украинистики была завершена работа по институциализации ранее существовавшего небольшого коллектива ученых-преподавателей ЮФУ и ряда других российских вузов и научных институтов, специализировавшихся на исследовании тех или иных аспектов украинистики (украиноведения) и, прежде всего, на истории Украины ХХ века и современных общественно-политических процессов. Тем самым был восполнен досадный пробел, связанный с отсутствием в ЮФУ научно-образовательного центра, занимающегося украинской проблематикой. Понимание необходимости существования подобной структуры в Южном федеральном университете было высказано ректором ЮФУ Владиславом Георгиевичем Захаревичем, без поддержки которого наш проект так и осталось бы очередным нереализованным начинанием.

Центр украинистики ЮФУ по нашим сведениям стал вторым в российских вузах после Центра украинистики и белорустики МГУ, который в определенной степени служил для нас эталоном. Пользуясь случаем хотим также выразить нашу глубокую признательность Фонду исторической перспективы (г.Москва) и лично ее президенту Наталии Алексеевне Нарочницкой, а также Аналитическому центру «Фонд стратегической культуры» (г.Москва), с самого начала поддержавших нашу инициативу по созданию Центра украинистики ЮФУ и оказавших моральную и информационную поддержку этому начинанию.

Уже 19 декабря в Южном федеральном университете прошла международная научно-практическая конференция "Геноцид и культурный этноцид русинов Карпатской Руси (конец XIX - начало ХХI вв.)". Организаторами конференции выступили Центр украинистики и Аналитический центр «Фонд стратегической культуры» (г.Москва). Думаем, не будет преувеличением сказать, что конференция вызвала широкий научный и общественный резонанс, а ее международный статус был в полной мере подтвержден. В работе конференции приняли участие ученые и общественные деятели из России, Украины, Молдавии, Чехии и Сербии. Конференция и сопутствующие ей заявления (прежде всего, интервью премьер-министра непризнанной Республики Подкарпатская Русь П.И. Гецко, данное им «Российской газете») стала одной из заметных новостей российских, украинских, а отчасти центральноевропейских и других зарубежных СМИ.

Статьи, вошедшие в настоящий сборник, отличаются достаточно широким хроно-тематическим и дисциплинарным охватом. Мы сочли нужным разделить сборник на три раздела: первый посвящен истории Подкарпатской Руси, прежде всего, трагическим страницам ее истории, а также историографии темы; второй мы посвятили положению русинской общины за пределами «материнского» карпатского ареала, а именно, в Автономном крае Воеводина (Республика Сербия) и в России; третий раздел затрагивает остро проблемные вопросы современного правового состояния русинов на территории Закарпатской области Украины в контексте обеспечения ими собственных этнокультурных прав.

Хотелось бы сказать несколько слов о выборе нами такой достаточно неожиданной для южнороссийского автора темы. Этот короткий экскурс, несколько окрашенный в личные тона, позволит понять, как нам кажется, специфику восприятия самого западного из восточнославянских этнокультурных групп в русском (российском) обществе.

О существовании русинского народа я узнал, учась на первых курсах исторического факультета тогда еще Ростовского госуниверситета. Помню, какое сильное впечатление произвел на меня сам факт существования народа, хранящего общерусское (восходящее ко временам Киевской Руси или даже догосударственного периода нашей истории) самосознание и имя. Второе впечатление было не менее сильным, хотя иного рода: как поразительно мало мы знаем об этом народе, который на протяжение более чем тысячи лет (!), находясь в иноязычном и инославном окружении, сберег свое историческое имя, церковнославянский богослужебный язык, развил оригинальную культуру. Поэтому выбор темы конференции стал в чем-то и выполнением гражданского долга, и способом удовлетворить научное любопытство.

Не все позиции и мнения авторов статей совпадают с мнением редакции сборника. Тем не менее, мы не сочли возможным что-либо менять в содержании статей.

В частности, мы предоставили слово руководителям непризнанной Республики Подкарпатская Русь в рубрике «Особое мнение». Не вмешиваясь в дела суверенного государства, коим является Украина, мы исходим из представления о необходимом минимуме гражданских прав, осуществления которых вправе требовать мировая общественность от любого государства, называющего себя демократическим. Полагаем, что у нас, российских ученых, есть моральное основание поднимать проблемные вопросы в отношении Украины на том хотя бы основании, что в России (и в Ростове-на-Дону в частности) действуют и получают государственное или муниципальное субсидирование национально-культурные автономии украинцев (например, Ростовкая городская украинская национально-культурная автономия), украинские школы и классы, региональные радиостанции и даже телеканалы…

Сборник «Русины Карпатской Руси: проблемные вопросы истории и современность» является совместным проектом Центра украинистики и исторического факультета Южного федерального университета, а также главного организатора русинской конференции, без которой не было бы сборника, Фонда стратегической культуры (г.Москва). Пользуясь случаем, хотим поблагодарить декана исторического факультета Н.А. Трапша и директора Фонда стратегической культуры В.И. Максименко за неоценимую помощь в подготовке конференции и сборника.

Хочется верить, что даже в наше время, когда русинская тематика постепенно пробила стену молчания, работы, представленные в сборнике, найдут своего заинтересованного читателя.

Директор Центра украинистики

Южного федерального университета,

д.ф.н. Э.А. Попов.

Раздел 1.

Русины Подкарпатской Руси: народ без государства (исторические и историографические аспекты)

Суляк С.Г.

Русины: уроки трагической истории

Русский народ един в многообразии;

жил в течение веков, может жить и дальше.

Г.В. Вернадский*

История Юго-Западной Руси и ее населения долгое время «ретушировалась»: факты, не укладывавшиеся в официальную версию изложения событий, либо искажались, либо просто замалчивались. Причем, как в свое время в советской, в современной официальной украинской историографии это делается по идеологическим мотивам. Российские исследователи, за редким исключением, как правило, по инерции продолжают придерживаться точки зрения украинской историографии не только в вопросах трактовки исторических событий, но и в удревлении этнонимов, переносе сегодняшних реалий в прошлое.

Между тем история русинов (руснаков)1 показательна тем, что, несмотря на многовековое проживание в составе других государств, полонизацию, мадьяризацию, румынизацию, коренное русское население Карпатской Руси (Галичины, Буковины, Подкарпатской (Угорской) Руси) долгое время сохраняло не только свою русскость, но и осознание своей принадлежности к единому русскому народу и единой русской культуре.

С XIII в. Подкарпатская (Угорская) Русь оказалась в составе Венгерского королевства, с конца XIV столетия Галичина - составе Польского королевства. Однако длительное существование государственности Юго-Западной Руси (Галицко-Волынское княжество) создало условия для сохранения этнокультурной самобытности русинов в течение длительного исторического периода. Именно потому, что области, населенные русинами, вошли в состав других стран высокоразвитыми в политическом, экономическом, юридическом и культурном плане, русинов не постигла участь ассимилированных немцами пруссов2.

В период обострения борьбы за Галицко-Волынское наследство между Польшей, Великим княжеством Литовским и Русским и Венгрией возникает православное Молдавское княжество (1359 г.). Оно было создано русинами и волохами на землях, входивших в свое время в состав Галицкого княжества. Буковина – регион компактного проживания русинов - стала ядром княжества, основанного по древнерусским образцам. Русины во второй половине XIV в. составляли 40% его населения. Русский язык того времени (русинский) был официальным языком средневековой Молдавии до начала XVIII в., русины присутствовали в составе правящих классов на протяжении всей истории княжества. Сам гидроним и топоним Молдова происходит от древнеславянского слова «молид», «молд» (ель). Древние формы этого топонима – Молдуа, Молдува3.

Впоследствии большая часть русинов вошла в состав молдавской народности. Участие русинов в этногенезе молдавского народа обусловило формирование у молдаван этнокультурных особенностей, отличающих их от этнически близких им валахов (мунтян). Русины оказали огромное влияние на формирование материальной и духовной культуры молдаван. В основном фонде молдавского языка насчитывается свыше 2 тысяч восточнославянских заимствований.

К середине XIX в. земли, населенные русинами (не менее 4 млн. чел.), оказались в составе Австрийской (в 1772 г. – Восточная Галичина,1814-1815 гг. – Западная Галичина, в 1774 г. - большая часть Буковины, Подкарпатская Русь (с 1687 г. Венгрия в составе Австрии, в 1867 г. создана Австро-Венгерская империя)) и Российской (Бессарабская губерния (1812 г., более 250 тыс. русинов) и Холмщина (Забужная Русь или Холмско-Подляшская Русь), с 1815 в составе Царства Польского) империй. Немногочисленное русинское население сохранялось в Трансильвании (тогда в составе Венгрии) и Румынии. Русины Подкарпатской Руси с середины XVIII в. переселялись на Балканы, на Бачванскую равнину (современная Воеводина).

Русины Бессарабии (Пруто-Днестровских земель), проживая в составе Российской империи, не испытывали ни национального, ни религиозного гнета. Присоединенная к России Бессарабия представляла собой разоренный турками и татарами край. Численность населения, по различным источникам, составляла от 275 тыс. до 334 тыс. человек4.

Присоединение Бессарабии к России благоприятно сказалось на улучшении социально-экономического положения области, что привело к увеличению численности населения. За 60 лет XIX в. население России возросло в целом в 2 раза, в Бессарабии за 50 лет за счет переселенцев и естественного прироста с 1812 по 1861 гг. – в 4 раза. Это произошло и за счет высокого уровня естественного прироста, и благодаря приливу населения извне5.

Особенно населенным был Хотинский уезд. В 1812 г. здесь проживало 15,4 тыс. человек, в 1827 г. – 114, 3 тыс. С 1812 по 1858 гг. численность населения уезда возросла в 11,5 раз6. Большинство жителей уезда были русины (руснаки). Они компактно проживали также в Ясском и Сорокском уездах. Количество русинов увеличивалось за счет мигрантов из австрийской части Буковины и Галичины. Буковинские русины массово приходили на сезонные работы в Бессарабию, многие из них затем оставались в крае. В 1859 г. численность русинов в Бессарабии составляла 130 тыс. человек (1/7 часть населения края), в начале XX в. – свыше 250 тыс. человек (1/8 населения губернии)7.

Русины составляли значительную часть населения городов Бессарабии. До начала XX в. в Кишиневе сохранялось предместье Гуцулевка, населенное выходцами из Галичины – гуцулами8.

Официальные российские власти отделяли русинов (руснаков) Бессарабии от малороссов, признавая их особую этнокультурную идентичность, считая их, как и малороссов, частью русского народа. За все время в канцелярии бессарабского военного губернатора было заведено только одно дело, касавшееся русинов: «Об австрийскоподданных, прибывающих в Бессарабскую область в большом количестве» (1867 г.). Было отмечено, что нет никаких сведений, дающих повод заключить о неблагонадежности данных лиц. В то же время постоянное наблюдение велось за проживавшими в Бессарабии староверами, баптистами, молоканами, поляками 9.

О политических взглядах многонационального населения края высказался российский политический деятель В.В. Шульгин: «Окраины, населенные так называемыми «инородцами», иногда больше ценили Россию, нежели природные русские. В частности, Бессарабия послала во вторую Государственную Думу П.Н. Крупенского, В.М. Пуришкевича, П.А. Крушевана, П.В. Синадино и других убежденных сторонников монархии и величия России»10.

В ином положении оказались русины Подкарпатской, Галицкой Руси и австрийской части Буковины. Русины Галицкой и Подкарпатской Руси были в основном униатами, хотя веру свою по-прежнему называли русской. В 1596 г. в Брест-Литовске часть западнорусского высшего духовенства заключила церковную унию с Римом, в 1646 г. была заключена Ужгородская уния. Несмотря на это, народ и большинство священнослужителей многие столетия сопротивлялись окатоличиванию и проводимой властями насильственной политике полонизации и мадьяризации.

Со второй половины XIX в. начинаются самые трагические страницы истории русинов. К тому времени большинство представителей высших классов утратили память о своем происхождении и стали поляками, венграми, румынами, немцами. Русинами оставались только священники и холопы (мужики на Буковине - мужики, здесь не было крепостного права). Священники (униатские и православные), изучая историю православия, знакомились и с историей Руси.

«Весну народов» русины встретили созданием в 1848 г. политического органа галицких русинов - «Головной русской рады», выходом ее печатного органа - «Зоря Галицкая» и организацией «Галицко-русской матицы»11. Однако само первое русинское Возрождение началось несколько позже. Несомненно, «совершенно гипнотизирующее действие произвело на него движение стотысячной армии Паскевича в 1849 г., шедшей на подавление венгерского восстания»12, но основную роль сыграла предшествующая деятельность галицких, буковинских и подкарпатский будителей, о некоторых из которых вкратце будет рассказано ниже.

Немалую роль сыграла исследовательская работа Дениса Ивановича Зубрицкого (1777-1862), известного галицко-русского ученого, происходившего из старинного дворянского рода. Он заложил основу началу изучения истории Галицкой Руси и народных обычаев. В 1852 г. Зубрицкий издал на местном наречии «Историю древнего Галицко-русского княжества», первого научного труда по истории края. Вышло два тома, посвященных истории Галиции до 1199 г. Третий том, содержащий историю с 1200 по 1377 г., появился в 1855 г. и был изъят властями из обращения.

Зачинателем литературного направления стала «Русская Троица», студенты Львовского университета Яков Федорович Головацкий (1814-1888), Иван Николаевич Вагилевич (1811-1866) и Маркиан Семенович Шашкевич (1811-1843), дети униатских священников. В 1837 г. они выпускают альманах «Русалка Днестровская», в котором опубликовали стихи, народные песни, переводы, образцы древних документов13.

Велика роль Михаила Алексеевича Качковского (1802-1872), тоже сына униатского священника, судьи. Отказывая себе во всем (питаясь картофелем, черным хлебом, живя в скромной квартире), он копил всю жизнь средства на народное дело. В 1861 г. Качковский основал во Львове первую независимую большую политическую русскую газету в Галиции – «Слово», которая просуществовала до 1887 г.; редактором ее он избрал Богдана Андреевича Дедицкого (1827-1909). Все свое состояние, около 60 тыс. руб., Качковский. завещал на народные цели. На эти средства по инициативе Иоанна Григорьевича Наумовича (1826-1891) было основано «Общество имени М. Качковского», ставившее своей задачей культурное просвещение народа и помощь неимущим14.

Униатский священник Александр Васильевич Духнович (1803-1865) первый в Угорской Руси стал писать по-русски. До него употреблялись церковно-славянский, латинский и венгерский языки. А.В. Духнович, автор стихотворений, написанных на русинском наречии, в том числе и «Я русин был, есмь и буду», ставшем впоследствии народным гимном Подкарпатской Руси. Как отмечал Ф.Ф. Аристов, «своими трудами А.В. Духнович указал угро-руссам то направление, по которому должно совершаться их национальное развитие. Если Угорская Русь, в противоположность Галичине и Буковине, никогда не знала украинофильства и всегда отстаивала общерусское национально-культурное единство, то этим она в значительной степени обязана плодотворной деятельности Александра Васильевича Духновича15.

Заслуга униатского священника Ивана Ивановича Раковского (1815-1885), помимо литературной деятельности, в воспитании целого поколения жителей села Изы (Угорская Русь) в чистоправославном духе.

Адольф Иванович Добрянский-Сачуров (1817-1901), происходивший из старинного дворянского рода, занимал различные государственные должности (в том числе был помощником гражданского комиссара при 3-м корпусе генерала Ридигера, предка патриарха Московского и всея Руси Алексия II), ввел в делопроизводство Угорской Руси русский язык, русские надписи на улицах, добивался назначения русинов на государственные должности. Именно он первый поставил вопрос об автономии территорий, населенных русинами. В 1849 г. вместе с другими угро-русскими патриотами отправился в Вену просить императора о присоединении Угорской Руси к Галичине. Разработал «Проект политической программы для Руси Австрийской» (1871), где доказывал необходимость объединить в одно административное целое русские части Галичины, Буковины и Угорской Руси 16.

После создания двуединого государства Австро-Венгерии в 1867 г. начинается период немецко-мадьярского господства во всех сферах общественно-политической жизни. В Буковине и Галичине австрийские власти стали поддерживать украинское народовецкое движение. Однако, как свидетельствует М. Грушевский, «почти все старшее поколение относилось к нему несочувственно и более или мене решительно тяготело в сторону москвофильства (так украинская историография обозначает русинское движение – С.С.). В руках москвофилов находились все национальные организации и в Галиции, и на Буковине, не говоря уже о Закарпатской Украине (в описываемый период - Угорская Русь - С.С.)». Народовство «представлено было небольшими лишь кружками, бедными и материальными средствами, и культурными силами»17. В то время термин «украинец» носил скорее национально-политическую окраску18. Таковым было антирусское меньшинство19.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Русины Подкарпатской Руси: исторические и историографические аспекты Суляк С. Г. Русины: урок (2)

    Урок
    В сборнике рассмотрены проблемные вопросы истории, в том числе, современной четвертого восточнославянского народа – русинов Карпатской Руси. Исследуются причины, характер и масштабы трагедии русинского народа в годы Первой мировой

Другие похожие документы..