Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Методичні рекомендації'
Третій розділ „Охорона праці” є невід’ємною частиною дипломної роботи випускника економічного вузу відповідно до частини восьмої статті 18 Закону Укр...полностью>>
'Реферат'
Современные масштабы и темпы внедрения средств автоматизации управления в народном хозяйстве с особой остротой ставит задачу проведения комплексных и...полностью>>
'Документ'
В 20-х, и даже в начале 30-х годов авиация СССР имела парк самолетов, в основном зарубежного производства /только появлялись самолеты Туполева - АНТ-...полностью>>
'Публичный отчет'
Обеспечение информацией, необходимой внутренним и внешним пользователям бухгалтерской отчетности для контроля за соблюдением законодательства Российс...полностью>>

Из истории российского образования

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Создание Морской академии как профессиональной морской школы

Позже, когда характер реформ в образовании приобрел более систематический характер и начала формироваться система профессионального образования, в 1715 г. от московской Сухаревой школы отделилась профессиональная морская школа – Морская академия, перенесенная в Санкт-Петербург.

Как отмечает Н.А. Лебедев, создание Морской академии было обусловлено открытием для плавания Финского залива и Балтийского моря. С приобретением нового моря и морская деятельность перешла с юга на север. Из Воронежа и Таврова, города на Дону, перенесено кораблестроение и Адмиралтейства в С.-Петербург и Кронштадт, и Морское Управление переведено из Москвы в С.-Петербург. Увеличивавшийся с каждым годом флот требовал множества офицеров, а для их подготовки только навигационной школы было недостаточно1.

Указом от 1 октября 1715 г. была учреждена «Инструкция Морской академии в Санкт-Петербурге»2. Проект ее основания был составлен французом Сент-Иллером, который был вызван Петром и принят на службу. При учреждении Морской академии Московская навигационная школа стала как бы подготовительным училищем к Морской академии, куда были перенесены все специальные предметы. Как в Морской академии, так и в Навигационной школе морские и математические науки долгое время преподавались на английском языке.

По сохранившимся запискам учеников, как предполагает М. И. Демков, все теоремы, относящиеся к математическим и морским наукам, проходились без доказательств, и учащиеся должны были довольствоваться заучиванием наизусть научных истин и прилагать их к бездоказательному же решению практических задач. Все слышанное в классе принималось за несомненную истину, не нуждающуюся в доказательствах, и преподаватели заботились только о том, чтобы учащиеся знали, как что делается, и не думали о разъяснении1.

В Академию поступали по большей части дети знаменитых фамилий и вообще достаточных дворян. С кончиной Петра Великого порядок в Морских училищах остался прежний, но приток учеников стал уменьшаться. Присылали детей самых бедных дворян, и то по просьбе адмиралтейств-коллегий2.

Морская академия, судя по Инструкции о ней от 1 октября 1715 г., являлась уже не простой школой, а настоящим военно-учебным заведением3.

Воспитанники разделялись на шесть отделений, в каждом по 50 человек. Над ними начальствовал офицер, называвшийся «командиром морской гвардии». Общее заведывание во всех частях Академии осуществлялось директором. Воспитанники должны были, насколько позволяло помещение, жить в здании Академии. В классах приказано было «никакого крику, ни шуму не чинить» и особенно не проводить время в разговорах. Суровые дисциплинарные меры должны были обеспечивать успешность обучения. Петр I, утверждая Инструкцию для Морской академии, сделал к ней весьма красноречивую приписку: «Для унятия крика и бесчинства выбрать из гвардии отставных добрых солдат, и быть им по человеку во всякой каморе во время учения, и иметь хлыст в руках и буде кто из учеников станет бесчинствовать, оным бить, несмотря, какой бы он фамилии не был…».

Преподаватели должны были являться к своим занятиям вовремя и обучать воспитанников «всему, что к их чину принадлежит, со всяким прилежанием и лучшим разумнейшим образом». Строго воспрещалось брать взятки. При отпусках учеников брались подписи в том, что в случае неявки в срок виновный будет послан в каторжную работу, а за побег подвергнется смертной казни. Но такие угрозы, как замечает М.И. Демков, никогда не приводились в исполнение и, кажется, были только канцелярской формальностью.

В общем, Морская академия в обществе ценилась высоко и, по свидетельству одного иностранца (Вебера), бывшего тогда в Петербурге, «не было ни одной знатной фамилии, которая не представила бы в академию сына или ближайшего родственника»1.

Духовные школы. «Указ об обязательной учебной повинности для детей дворян, дьяков и подъячих»

Гуманитарное образование в эпоху Петра I обеспечивалось духовными школами, преподавателей для которых готовила Славяно-греко-латинская академия. Реформирование коснулось и духовного образования. Выдвигались различные проекты совершенствования духовного образования, главной чертой которых являлось стремление сблизить общеобразовательную и всесословную школу с духовной. Так, в проекте неизвестного автора «Доношение о словено-латинских и иных всяких иноземных школах», отмечается «малое число учащихся в Московской славяно-латинской школе, несмотря на то, что обучение в той школе даровое. Виноваты в том сами родители, особенно из высших сословий, не понимающие пользы учения… В этом отношении наши высшие сословия далеко отстают от иноземных государств, где образование высоко ценится и где на него не жалеют средств. Преодолеть косность общества может только царское повеление князьям, боярам, дворянам, полковникам, стольникам, коммиссарам, судьям, дьякам и прочим всяких чинов господам, за которыми поместья и вотчины есть, отдавать своих детей в славяно-латинские школы». Сущность же самого проекта сводилась к предложению завести славяно-латинские школы по образцу московской во всех епархиях2.

Организация духовных школ проводилась в соответствии с Духовным регламентом, утвержденным 25 января 1721 г.3 Согласно положениям Духовного регламента, для устроения академий были установлены, в частности, следующие правила (регулы): «1. Не надобно исперва многих учителей, но первый год довольно единаго или двоих, которые бы учили грамматике, сие есть язык правильно знать Латинский или Греческий, или оба языка. 2. На другой год, и третий, и прочии, поступая к большим учениям, да и перваго не отлагая для новых учеников, большее число и учителей придастся».

Уделялось внимание и методам преподавания: «5. Определенным и добрым учителем приказать, чтобы они исперва сказывали вкраце, но ясно, кая сила есть настоящего учения. Грамматики, например: Реторики, Логики и проч. И чего хощем достигнути чрез сие или оное учение, чтоб ученики видели берег к которому пловут и лучшую бы охоту возимели и познавали бы повседневную прибыль свою, також и недостатки. 9. Рекомендуется при преподавании школьном одновременно, уча грамматике, учить географии и истории… Обаче понеже Историю честь без ведения географического, есть как бы (с) завязанными глазами по улицам ходить. Обучая географии, учитель должен показывать на карте «циркулы, планисферию и универсальную ситуацию». А еще лучше бы делать сие на глобусе, и так обучать студентов, чтобы могли перстом показать, когда кто спросит их: где Асия? Где Африка?..» Духовный регламент регулировал и досуг учеников. Так, рекомендовалось: «На всяк день два часа определить на гуляние Семинаристом. А гуляние было бы с играми честными и телодвижными летом в саду, а зимою в своей же избе. Ибо сие и здравию полезно есть и скуку отгонять».

Хотя правительство требовало обучения детей духовенства еще в самом начале XVIII в., однако школ не основывало. Лишь в немногих епархиях по частному почину местных архиереев устраивались такие школы на их собственные средства и по произвольным образцам, причем, впрочем, главными образцами служили академии Киевская и Московская. Такие школы заведены были до 1721 г. в Чернигове, Тобольске, Ярославле и Великом Новгороде.

Возникавшие по инициативе местных архиереев, они в большинстве были школами элементарными. В лучших из них учились дети и не духовного звания. В новгородскую школу, основанную митрополитом Иовом, само правительство в 1715 г. определяло целыми партиями безграмотных дворянских недорослей, которых за два года набралось 102 человека1.

Однако, как отмечает М.Ф. Владимирский-Буданов, возникшие по требованию духовного Регламента «архиерейские школы» еще не были профессиональными; по содержанию и уровню своего учебного курса они были низшими общеобразовательными училищами. Настоящие профессиональные духовные школы появляются только с конца 1730-х годов путем новой общей духовно-учебной реформы2.

Некоторые духовные («архиерейские») школы расширили свой курс за счет «средних» и «высших» классов и стали именоваться «семинариями». В них, кроме грамоты, изучались грамматика, риторика, философия и богословие.

Следует обратить внимание, что начало всеобщего образования для духовенства было положено Указом 1708 г. Так, 15 января 1708 г. был принят Указ «Об определении поповских и дьяконовских детей в греческую и латинские школы, о непосвящении в попы и дьяконы тех, которые учиться в оных школах не пожелают и о непринимании их ни в какие чины, кроме воинской службы», в котором предписывалось детям священников учиться в греческой и латинских школах, а в случае отказа от получения такого образования «их в попы и во дьяконы, на отцовы места и никуда посвящать, и в подъячие и в иные никакие чины, кроме служилого чина, принимать не велено»1.

В петровское время в профессиональные школы принимали дворян и разночинцев. Указами 1714 г. (вскоре отмененными) была введена обязательная учебная повинность для детей дворян, дьяков и подъячих. Ученикам запрещалось жениться до тех пор, пока они не окончат цифирную школу.

«1714 г. января 20 – сенату

Послать во все губернии по нескольку человек из школ математических, чтобы учить дворянских детей, кроме однодворцов, приказного чина цифири и геометрии, и положить штраф такой, что невольно будет жениться, пока сего выучится. И для того о том к архиереям о сем, дабы памятей венчальных не давали без соизволения тех, которым школы приказаны.2«

« 1714 г. 28 февраля

Великий государь указал: во всех губерниях дворянских и приказного чина, дьячих и подьяческих детей от 10 до 15 лет, оприч однодворцов, учить цифири и некоторую часть геометрии и для того учения послать математических школ учеников по нескольку человек в губернию ко архиереям и в знатные монастыри, и в архиерейских домах и в монастырях отвесть им школы, и во время того учения тем учителям давать кормовых по 3 алтына по 2 деньги на день, из губернских доходов, которые по именному е.и.в.3 указу отставлены; а с тех учеников им себе отнюдь ничего не имать; а как ту науку те их ученики выучат совершенно: и в то время давать им свидетельствованные письма за своею рукою, и во время того отпуску с тех учеников за то учение имать им себе по рублю с человека; а без таких свидетельствованных писем жениться их не допускать и венечных памятей не давать1«.

Указанное обстоятельство дало существенный толчок становлению и развитию духовного образования в России. Результатом петровских реформ в этой сфере стало увеличение духовных школ; к 1725 году в России было около 50 епархиальных школ2.

Школы для подготовки канцелярских служащих

Обратимся к системе школ для подготовки чиновников для гражданской службы.

Как отмечается в научной литературе, в начале XVIII в. существовало множество проектов создания системы образовательных учреждений для подготовки государственных служащих, которые однако не получили реализации3. Это было связано с отсутствием единой системы государственного управления; лишь только после того, как сформировалась система центрального и местного управления, появилась настоятельная необходимость в подготовленном к государственной службе составе чиновников. Однако поначалу обучение специалистов носило узкий технический характер. Показателен в этом отношении опыт созданной Указом4 от 10 ноября в 1721 г. школы подъячих, в которой предполагалось учить только тому, «что доброму подъячему надлежит», а именно «цыфири, и как держать книги, ко всякому делу пристойные».

После смерти Петра I в развитии образования в России наблюдается некоторый упадок. Преемники Петра уделяли просвещению недостаточно внимания, в связи с чем уменьшилось количество профессиональных и образовательных школ, уменьшилось число учащихся. Лишь с 1730-х годов были предприняты первые попытки внести в подготовку гражданских чиновников элементы общего и собственно юридического образования, в которых прослеживается тенденции привлечения к высшей гражданской службе представителей дворянства.

В 30–50-е годы XVIII в.складывается система дворянского сословного образования. В 1731 г. в Петербурге был открыт Сухопутный шляхетский корпус – закрытое учебное заведение для дворян, готовившее их к военной и к гражданской службе, а также дававшее светское воспитание. Новые языки – французский, немецкий, итальянский, польский – получают в этом учебном заведении преимущество перед ученой латынью; изучаются точные науки – математика, физика, введение в военные и инженерные науки и сами эти науки (стратегия, артиллерия, фортификация, архитектура и др.), полезные дворянину для его будущей службы. Не забыты и искусства, делающие молодого человека приятным в обществе, – танцы, пение, музыка, знание поэзии, кроме того, умение ездить верхом и владеть шпагой. Основные черты такого типа учебного заведения, где дворянам не просто давали образование, но и воспитывали сословную гордость и чувство дворянского достоинства, сохранились и в следующем веке в кадетских корпусах и других привилегированных закрытых учебных заведениях1.

По Правилам от 6 марта 1737 г., утвержденным Указом Анны Иоанновны2, «Об определении в приказную службу недорослей» предписано было, выбрав из них средних и знатных фамилий, от 15 до 17 лет, обученных грамоте, распределить из по коллегиям и канцеляриям и именовать дворянами той или другой коллегии или канцелярии, «чем наибольше могут другим охоты придать и излишнее нарекание и уничтожение приказных людей от себя отвесть». Эти дворяне должны «между канцелярскою должностею и другим пристойным наукам к шляхетству и гражданству обучаться, чем оные могут подать и другим впредь свою охоту, на них смотря, в штатные чины проискать определения». Такой круг обучения коллежских дворян уже возвышался до уровня юридического образования: он заключал в себе не только навык в «приказном порядке», но также «знание указов государственных, Уложенья и прочее»1. Параллельно вводились и некоторые элементы общего образовании, в частности, два дня в неделю дворяне обучались арифметике, геометрии, геодезии, географии и грамматике. Тем же указом предписывались основы нравственности и правила поведения для дворян, им внушалось, «чтобы они свою природу оказывали чрез добрые поступки, и честное обхождение и учтивость ко всем канцелярским служителям имели, что им не мало способствовать будет для их определенного обучения».

Цифирные школы

Возникшие по инициативе Петра цифирные школы были типом начальной общеобразовательной школы с математическим уклоном: «…во всех губерниях, дворянских и приказнаго чина, дьячих и подьячих детей, от 10 до 15 лет, опричь однодворцев, учить цыфири и некоторую часть геометрии»2. Цифирные школы были утверждены Постановлением от 28 февраля 1714 г.3 и предназначались для детей от 10 до 15 лет.

В качестве учителей в каждую губернию были отправлены по два выпускника Навигацкой школы, они должны были учить в школах при архиерейских домах и значительных монастырях, с платою в 3 алтына и 2 деньги в день; с учеников воспрещалось брать вознаграждение, а каждый из них, по выучке обязывался заплатить учителю рубль4. Без получения такого свидетельства не допускалось вступать в брак.

Создавались также гарнизонные (для солдатских детей) и епархиальные начальные школы.

Окончательное утверждение математически-навигационной системы образования, установленной для всех, относится к 1714–1716 гг. Образование в указанном размере и составе признавалось обязательным. Мера, придуманная первым узаконением о цифирных школах, по-видимому, как отмечает М.И. Демков, придумана весьма остроумно: кто не усвоит вполне элементарного образования в объеме назначенном правительством, тот не получает свидетельства от учителя, а без такого свидетельства не позволяется жениться. Что угроза эта мало действовала, видно из того, что первые 10 лет существования цифирных школ в них перебывало 1 389 человек, а выучено было лишь 93 человека. Что угроза недопущения до брака также мало влияла, доказывают жалобы учителей на отсутствие учеников – жалобы, начавшиеся вскоре по прибытии учителей на места1. Указом от 6 ноября 1719 г.2 была введена дополнительная административная мера – губернаторам в те школы определять (детей), не упуская времени, «велеть высылать их без мотчания».

Именно принудительность образования, как замечает М.Ф. Владимирский-Буданов, являлась одной из причин неуспеха цифирных школ и действительно, «случалось, что дети, силою забранные в эти школы, разбегались из них, как это было, например, в Воронеже»3.

Предполагалось, что цифирные школы будут служить для подготовки к государственной светской и военной службе низшего обслуживающего персонала, а также рабочих для заводов и верфей. Для представителей всех сословий эти школы должны были стать подготовительным этапом для получения последующих профессий. Поэтому вначале считалось, что их будут посещать не только солдатские и посадские дети, но и дети духовенства, дворян, приказных. Однако родители изыскивали причины, по которым их дети могли бы не посещать эти школы. В 1716 г. Петр I разрешил дворянским детям обучаться дома или в столичных школах. Вскоре была удовлетворена аналогичная просьба купцов, а возвращения церковных детей в духовные школы потребовал Синод. В результате цифирные школы не получили поддержки многих сословий, к тому же трудности материального характера постепенно привели к почти повсеместному их закрытию.

Таким образом, для различных сословий, за исключением крепостного крестьянства, создавались свои школы. Считалось, что крестьянский труд не требует какого-либо серьезного образования. Особенно выделялись средние и высшие школы, предназначенные для дворянства. Внутренняя политика Петра I характеризовалась стремлением к возвышению этого сословия, поэтому лучшие школы предназначались для подготовки дворянских детей к занятию главных должностей в государственном аппарате, в армии на флоте, для руководства промышленностью и торговлей.

С созданием епархиальных школ такого типа количество учеников в цифирных школах резко сократилось в связи с открытием епархиальных школ, куда перешли почти все дети священников и дьяконов, и нежеланием «посадских людей» (купечества и ремесленников) отдавать своих детей в цифирные школы (их предпочитали обучать ремеслу). Поэтому основным контингентом цифирных школ стали солдатские дети и дети приказных, а часть школ пришлось закрыть.

Задачи реформирования России, преобразования ее промышленности и торговли, армии и флота, культуры и образования не могли быть решены при помощи прежних правительственных учреждений Московского государства. Петр I решительно меняет систему государственного управления, создает вместо прежних Московских приказов одиннадцать коллегий: иностранную, военную, адмиралтейскую и другие. К сожалению, среди них не нашлось места коллегии, которая ведала бы вопросами просвещения и культуры, хотя Петру рекомендовали это сделать, в частности, Лейбниц. Образовательные учреждения подчинялись различным ведомствам. Так, например, цифирные школы находились под ведомством Адмиралтейской коллегии, непосредственно начальника навигаторского училища. Адмиралтейская коллегия пыталась передать их в духовное ведомство, что удалось лишь частично в 20-е годы цифирными школами стали руководить два различных ведомства, что, естественно, не могло благотворно сказаться на их деятельности. Школа математических и навигационных наук находилась в ведении оружейной палаты, духовные учебные заведения – в ведении Синода.

Библиографический список:

  1. Веселого Ф. Очерк истории Морского кадетского корпуса. СПб., 1852. Приложения. С. 119, 120.

  2. Владимирский-Буданов М.Ф. Государство и народное образование в России XVIII века. Часть первая: система профессионального образования (от Петра I до Екатерины II). Ярославль, 1874. С. 240.

  3. Гуркина Н.К. История образования в России (X–XX века): Учеб. пособие. СПб.: СПбГУАП, 2001, С. 10.

  4. Демков М.И. История русской педагогии. Часть 2. Новая русская педагогия (XVIII-й век). Издание 2-е, исправленное. М.: типография Г. Лисснера и Д. Совко, 1910. С. 8.

  5. Карамзин Н.М. История государства российского: 12 томов в 3 кн. М., 2005. Кн. 2. С. 398.

  6. Ковалевский П.Е. Исторический путь России. Париж, 1946. С. 115.

  7. Лебедев Н.А. Исторический взгляд на учреждение училищ, школ, учебных заведений и ученых обществ, послуживших к образованию русского народа с 1025 по 1855 год. Издание 2-е. СПб.: типография А. Циммермана, 1875. С. 52.

  8. Перковская Г.А. Развитие исторического образования в университетах России в первой половине XVIII – начале XX вв.: Дисс. … канд. ист. наук. Ставрополь, 2005. С. 40.

  9. Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. СПб.: Типография 2 отделения Его Императорского Величества канцелярии, 1830. С. 928.

  10. Рождественский С.В. Очерки по истории системы народного просвещения в России в XVIII–XIX веках. Т. 1. СПб.: типография М.А. Александрова, 1912. С. 140, 141.

1 Лебедев Н.А. Исторический взгляд на учреждение училищ, школ, учебных заведений и ученых обществ, послуживших к образованию русского народа с 1025 по 1855 год. Издание 2-е. СПб.: типография А. Циммермана, 1875. С. 125.

2 Там же. С. 125, 126.

1 Демков М.И. История русской педагогии. Часть 2. Новая русская педагогия (XVIII-й век). Издание 2-е, исправленное. М.: типография Г. Лисснера и Д. Совко, 1910. С. 8.

2 Гуркина Н.К. История образования в России (X–XX века): Учеб. пособие. СПб.: СПбГУАП, 2001, С. 10.

1 Демков М.И. Указ. соч. С. 48.

1 Там же. С. 48, 49.

1 Ковалевский П.Е. Исторический путь России. Париж, 1946. С. 115.

2 Там же. С. 116, 117

1 Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. Том 8 (1728–1732). СПб.: Типография 2 отделения Его Императорского Величества канцелярии, 1830. С. 928.

1 Рождественский С.В. Очерки по истории системы народного просвещения в России в XVIII–XIX веках. Т. 1. СПб.: типография М.А. Александрова, 1912. С. 140, 141.

2 Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. Том 12 (1744–1748). СПб.: Типография 2 отделения Его Императорского Величества канцелярии, 1830. С. 247.

3 Рождественский С.В. Указ. соч. С. 8

1 Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. Том 4 (1700–1712). СПб.: Типография 2 отделения Его Императорского Величества канцелярии, 1830. С. 778, 779.

2 Там же. Том 5 (1713–1719). С. 70.

1 Гуркина Н.К. Указ. соч. С. 14.

2 Рождественский С.В. Указ. соч. С. 5, 6.

1 Веселого Ф. Очерк истории Морского кадетского корпуса. СПб., 1852. Приложения. С. 119, 120.

2 Рождественский С.В. Указ. соч. С. 6.

3 Демков М.И. Указ. соч. С. 49.

4 Гуркина Н.К. Указ. соч. С. 10.

1 Ковалевский П.Е. Указ. соч. С. 115.

2 Там же. С. 117.

1 Там же. С. 117, 118.

2 Перковская Г.А. Развитие исторического образования в университетах России в первой половине XVIII – начале XX вв.: Дисс. … канд. ист. наук. Ставрополь, 2005. С. 40.

3 Демков М.И. Указ. соч. С. 50.

1 Лебедев Н.А. Исторический взгляд на учреждение училищ, школ, учебных заведений и ученых обществ, послуживших к образованию русского народа с 1025 по 1855 год. Издание 2-е. СПб.: типография А. Циммермана, 1875. С. 52.

2 Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. Том 5 (1713–1719). СПб.: Типография 2 отделения Его Императорского Величества канцелярии, 1830. С. 173.

1 Демков М.И. Указ. соч. С. 51.

2 Лебедев Н.А. Указ. соч. С. 54.

3 Демков М.И. Указ. соч.

1 Там же. С. 51, 52.

2 Рождественский С.В. Указ. соч. С. 82, 83.

3 Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. Т. 6 (1720–1722). СПб., 1830. С. 314.

1 Рождественский С.В. Указ. соч. С. 65.

2 Владимирский-Буданов М.Ф. Государство и народное образование в России XVIII в. Ярославль, 1874. Ч. 1. С. 299.

1 Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. Том 4 (1700–1712). СПб.: Типография 2 отделения Его Императорского Величества канцелярии, 1830. С. 401.

2 Там же. Том 5 (1719–1721). С. 78.

3 Титул царя – Его Императорское Величество.

1 Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. Т. V. № 2778. С. 86.

2 Карамзин Н.М. История государства российского: 12 томов в 3 кн. М., 2005. Кн. 2. С. 398.

3 Рождественский С.В. Указ. соч. С. 65

4 Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. Том 6 (1720–1722). СПб.: Типография 2 отделения Его Императорского Величества канцелярии, 1830. С. 451.

1 Гуркина Н.К. Указ. соч. С. 13.

2 Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. Том 10 (1737–1739). СПб.: Типография 2 отделения Его Императорского Величества канцелярии, 1830, С. 70

1 Рождественский С.В. Указ. соч. С. 38

2 Демков М.И. Указ. соч. С. 53.

3 Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. Том 5 (1713–1719). СПб.: Типография 2 отделения Его Императорского Величества канцелярии, 1830, С. 86.

4 Там же.

1 Демков М.И. Указ. соч. С. 54.

2 Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. Том 5 (1713–1719). СПб.: Типография 2 отделения Его Императорского Величества канцелярии, 1830. С. 751.

3 Владимирский-Буданов М.Ф. Государство и народное образование в России XVIII века. Часть первая: система профессионального образования (от Петра I до Екатерины II). Ярославль, 1874. С. 240.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Из истории экологического образования в России

    Документ
    Немецкий биолог Эрнст Геккель, который в 1866 г. предложил термин "экология", дал ей следующее определение: "Это познание экономики природы, одновременное исследование всех взаимоотношений живого с органическими и неорганическими
  2. «Из истории народного образования города Москвы»

    Доклад
    В феодальной Москве письменность и образование были привилегиями духовенства и знати. В московских и подмосковных монастырях, княжеских и боярских домах велась переписка и перевод книг, подготовка книжных писцов из монахов и светских доброхотов.
  3. Районный конкурс «Традиции духовно-нравственного просвещения молодёжи в истории Российского образования» Маруся Ткачук, 6 класс, Костровская сош

    Конкурс
    Мой любимый православный праздник – Рождество Христово. Отмечается он седьмого января, в рождественские каникулы. В самом начале третьей четверти, когда мы только что вернулись с каникул, в школе проводится Праздник Рождества.
  4. Купцы-старообрядцы в городах европейской России в середине XVIII века (из истории российского предпринимательства)

    Документ
    В последнее время в отечественной историографии выявился устойчивый интерес к проблеме старообрядческого предпринимательства. Это связано с не подлежащим сомнению, а требующим, как заявлено в одной из работ, лишь "конкретизации
  5. История российского профсоюзного движения

    Документ
    В России до конца XIX в. образование рабочих союзов не допускалось — действовало лишь небольшое количество касс взаимопомощи с незначительным числом членов.

Другие похожие документы..