Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Рассказ'
1). Ich bin 15 Jahre alt und gehe in die neunte Klasse. 2). Wir sind vier in der Familie: der Vater, die Mutter, mein jüngerer Bruder, der in der ers...полностью>>
'Документ'
Важным событием в сфере таможенного регулирования ВЭД стало присоединение Российской Федерации в мае 2 года к международной таможенной системе карнет...полностью>>
'Документ'
09:00 Подарок от компании: экскурсия по городу «Лабиринтами львовских улиц …» - здесь все дышит древностью, кажется, что мы переносимся на несколько в...полностью>>
'Документ'
1. Термін “психологія” давньогрецького походження. Він складений із двох слів: “псюхе” – душа і “логос” – знання або вивчення. Запропонований же був ц...полностью>>

Удк 549. 892. 2 ископаемые смолы в кайнозойских отложениях северной евразии

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

УДК 549.892.2

ископаемые смолы в кайнозойских отложениях северной евразии

М.А. Богдасаров

Институт геохимии и геофизики НАН Беларуси

ул. Купревича, 7, 220141, Минск, Беларусь

E-mail: bogdasarov73@

В пределах Северной Евразии (территории материка, расположенной севернее 40° с. ш.) янтарь и другие ископаемые смолы в кайнозойских отложениях приурочены к породам палеогенового, неогенового и четвертичного возраста. Находки этих уникальных природных образований известны в Прибалтике, Беларуси, Украине, Средней Азии, Сибири и на Дальнем Востоке. В работе анализируются особенности размещения и состава проявлений ископаемых смол, что позволяет предложить новую схему районирования рассматриваемой территории с выделением пяти смолоносных провинций, различающихся по своему географическому положению, и двенадцати субпровинций, которые выделяются по комплексу природных условий, существовавших во время образования и накопления ископаемых смол и проявившихся в их составе и физико-химических свойствах, именуются они по названиям водоемов и водотоков, в пределах водосбора которых распространены наиболее значительные смолопроявления.

Введение

Серьезные научные исследования кайнозойских ископаемых смол, которые проводятся лишь на протяжении последних десятилетий, посвящены главным образом сукциниту – высокополимеризированной разновидности этих природных образований, имеющей распространение на юго-западном побережье Балтийского моря (Польша, Калининградская область России, Литва, Латвия) и в бассейне Днепра (Беларусь, Украина), хотя ареал распространения ископаемых смол в отложениях этого возраста значительно шире. В Европе находки ископаемых смол известны практически во всех ее уголках – в Великобритании, Франции, Германии, Австрии, Чехии, Словакии, Венгрии, Румынии и др. (Трофимов, 1974; Bernstein ..., 1996). Некоторые их разновидности описаны в монографии (Орлов, Успенский, 1936). Исследованиям янтаря посвящено множество работ, среди наиболее удачных можно отметить следующие: Савкевич, 1970; Катинас, 1971; Сребродольский, 1980; Kosmowska-Ceranowicz, 1985, 1999; Богдасаров и др., 1991; Der Bernstein ..., 1996.

Особенности распространения смол

Крупнейшее в мире Пальмникенское (Приморское) месторождение янтаря в Калининград-ской области России приурочено к верхнеэоценовым (приабонским) отложениям прусской свиты, представленным алевритами серовато- или голубовато-зелеными, глауконитово-кварцевыми, песчанистыми, с редкими мелкими гнездами буровато-серой и зеленой глины, с включениями янтаря (Геологические ..., 1996). Геология месторождения детально описана (Савкевич, 1970; Катинас, 1971); ископаемые смолы представлены в основном сукцинитом, имеющим отличные геммологические характеристики и представляющим значительный промышленный интерес. На месторождении в настоящее время ведется добыча и переработка янтаря.

Проявления ископаемых смол известны также в северной, центральной и западной частях Украины, где выделяются Припятский, Днепровский и Днестровский янтареносные бассейны (Яковлева, Панченко, 2004).

Припятский бассейн располагается в западной и северной частях Украинского щита, в зонах обрамления его кристаллических пород осадочными песчано-глинистыми отложениями Волыно-Подольской плиты и Припятского прогиба. В пределах этого бассейна, включающего и прилегающие южные районы Беларуси, разрабатывается Клесовское месторождение и известен ряд перспективных проявлений янтаря, приуроченных к отложениям верхнеэоценовой (приабонской) обуховской и нижнеолигоценовой (рюпельской) межигорской свит харьковской серии (в Беларуси им соответствуют нижняя и верхняя части харьковского горизонта (Бурлак и др., 2005)), а также верхнеолигоценовой (хаттской) берекской свиты полтавской серии (в Беларуси ей соответствуют страдубский и крупейский горизонты (Бурлак и др., 2005)). На юго-западе Беларуси наиболее перспективным на янтарь считается вторично переотложенное из материнских пород палеогена проявление Гатча-Осово в четвертичных отложениях.

Днепровский бассейн располагается в северо-восточной части Украинского щита и в области обрамления его кристаллических пород осадочными отложениями Днепровско-Донецкой впадины. Ископаемые смолы связаны с аллювиальными отложениями Днепра и его притоков Рось, Сула, Псел и др. Приуроченность находок смол к аллювиальным отложениям и минералогическая идентичность с сукцинитом дают право рассматривать их как продукты размыва отложений Припятского бассейна (Трофимов, 1974; Сребродольский, 1980).

Днестровский бассейн, представляющий наибольший интерес для исследований в связи с его наименьшей изученностью, располагается в пределах территории Предкарпатского прогиба и Карпатской складчатой системы. Ископаемые смолы приурочены здесь к отложениям как палеогенового, так и неогенового возраста. В палеогеновых отложениях ископаемые смолы отмечены в Львовской области близ г. Верхнее Синевидное в шешорском горизонте попельской свиты (верхний эоцен), сложенном песчаниками с прослоями глинистых и углистых сланцев и мелкими линзами бурого угля (Ладыженский, 1967), а также в Ивано-Франковской области близ г. Делятин в верхнеолигоценовых битум-нозных глинистых сланцах (Сребродольский, 1980). Ископаемые смолы последнего проявления известны под названием «делятинит». Н.Ф. Орлов и В.А. Успенский (1936), а также В.С. Трофимов (1974) отмечали их сходство с сукцинитом, иного мнения придерживался С.С. Савкевич (Ладыженский, Савкевич, 1968), полагавший на основе изучения ИК-спектра смол, что они идентичны румэниту.

В Белгородской области России известны находки ископаемых смол, приуроченные к песчаным отложениям среднеэоценового возраста (Семенов, 1987). В Воронежской области ископаемые смолы отмечены в отложениях касьяновской (аналог обуховской свиты Украины, верхний эоцен) и кантемировской (аналог межигорской свиты Украины, нижний олигоцен) свит (Семенов, 1987; Шпуль, 2005). На Урале ранее отмечены находки ископаемых смол в глинах и лигнитах палеогенового возраста в окрестностях г. Каменск-Уральский (Орлов, Успенский, 1936; Трофимов, 1974).

Находки янтареподобных ископаемых смол в палеогеновых отложениях известны также на территории Казахстана в залежах олигоценовых углей в бассейне р. Улы-Жиланшык (Афанасьев, 1938), в залежах лигнитов коржиндинской свиты (нижний олигоцен) на северо-западном побережье Аральского моря (Великий, 1974, 1975) и в глинах чиликтинской свиты (средний олигоцен) на р. Иртыш к югу от Павлодара (Антипко, 1957). В Узбекистане мелкие (до 6–7 мм) зерна ископаемых смол встречаются в верхнеолигоценовых лигнитах на юго-западном побережье Аральского моря (Ишниязов, Баскакова, 1980; Баскакова, Ишниязов, 1983).

В пределах Сибири ископаемые смолы в отложениях палеогенового возраста распространены прежде всего в ее северной части – в дельте р. Лена и, особенно, в пределах Яно-Индигирской низменности и в прилегающих к ней районах (Юшкин, 1973), где наличие ископаемых смол отмечалось еще в XIX в. В юго-восточной части Западной Сибири (Чулымо-Енисейский бассейн) ископаемые смолы установлены в эоценовых отложениях люлинворской, чурбигской и кусковской свит и в меньшей степени в олигоценовых отложениях атлымской и лагернотомской свит (Коноваленко, 2002).

На Дальнем Востоке ископаемые смолы в палеогеновых отложениях распространены на западном побережье полуострова Камчатка около устья р. Тигиль, где они были обнаружены еще С.П. Крашенинниковым (1755). Н.П. Юшкин (1973) и В.С. Трофимов (1974) полагали вероятным, что смолы выносятся рекой, размывающей эоценовые отложения напанской свиты (Бакун и др., 1994). В Магаданской области ископаемые смолы известны в северной части полуострова Тайгонос на северо-восточном побережье Гижигинской губы, где они приурочены к площади развития отложений авековской свиты эоцен-олигоценового возраста, выполняющих неглубокую впадину, наложенную на докембрийский кристаллический фундамент (Геология ..., 1983). Встречаются ископаемые смолы и в бурых углях Эльгенского месторождения (Глазунов, 1962). В южной части Приморского края ископаемые смолы встречаются в эоценовых отложениях верхней части майтунской свиты, сложенной преимущественно аргиллитами и алевролитами, и в эоцен-олигоценовых углях угловской свиты (Медведев, 1968). В угольных бассейнах приморья (Артемовская группа месторождений) ископаемые янтареподобные смолы встречены в прослоях лигнитов и бурого угля (Zherikhin, Eskov, 1999).

Россыпи ископаемых смол прослеживаются по юго-восточному побережью острова Сахалин от пос. Взморье до мыса Острый. Продуцирующими отложениями являются угольные пласты палеоценового возраста (Жерихин, 1978). Вынос смол на морские пляжи происходит по водотокам, дренирующим угольные пласты, причем интенсивность выноса зависит от режима рек и ручьев: возрастает во время паводков и наводнений и сокращается в меженный период. На разнос смол от устьев рек влияют направления морских течений. При этом перенос обломков может достигать первых десятков километров. По мере удаления от устьев рек происходит фракционирование зерен. На морских пляжах наиболее обогащенные смолами слои располагаются в верхней части разреза отложений. На юго-восточном побережье Сахалина выделен ряд россыпей, из которых практический интерес представляют Стародубская, Фирсовская, Взморьевская, Найбинская. Последняя связана с пойменными отложениями в нижнем меандре левобережья р. Найба (Полезные ..., 2002). С.С. Савкевич (1980) относил их к группе румэнита. Россыпи смол известны также на полуострове Крильон.

Значительно реже палеогеновых известны находки неогеновых ископаемых смол. Упоминаемые в литературе и считающиеся достоверными сведения о неогеновых смолах касаются прежде всего территории Прикарпатья. В Львовской области Украины смолоносными являются глауконитовые песчаники и песчанистые известняки миоценового возраста, перекрывающие серные руды Роздольского, Яворовского, Язовского и других месторождений (Майданович, Макаренко, 1988; Яковлева, Панченко, 2004). Кусочки ископаемых смол, имеющие небольшие размеры и массу, детальным исследованиям пока не подвергались. И.А. Майданович и Д.Е. Макаренко (1988) отметили смолоносность олигоцен-миоценовых отложений бассейнов рек Прут и Дунай, лимана Ялпуг.

Единичные находки мелких зерен ископаемых смол известны также в неогеновых отложениях, образующих так называемую «буроугольную» формацию южных районов Беларуси. Смолы обнаружены в мелкозернистых кварцевых песках, содержащих мелкий растительный детрит и отдельные зерна выветрелого глауконита. Источником их, по-видимому, служили денудировавшиеся по мере обнажения подстилающие угленосную толщу янтареносные отложения палеогена (Ажгиревич и др., 2000).

Другая зона распространения ископаемых смол в породах неогена – северо-восток Сибири, где, по данным Н.П. Юшкина (1973), зерна смол встречаются недалеко от пос. Тикси – в районе оз. Ладаннах у берега Быковской губы в пределах Быковского угольного месторождения миоценового возраста. За границами рассматриваемой территории ископаемые смолы в отложениях неогенового возраста известны в юго-восточной Азии (Zherykhin et al., 1999).

В отложениях четвертичного возраста ископаемые смолы распространены во многих из рассмотренных автором статьи регионов, везде они являются вторично переотложенными из более древних материнских пород мелового или палеогенового возраста. Наиболее детально исследованы физико-химические особенности и состав ископаемых смол из четвертичных отложений Беларуси (Богдасаров, Богдасаров, 2003), свидетельствующие об их высоком утилитарном потенциале – геммологических качествах и характеристиках, подобных таковым сукцинита Прибалтики.

Районирование исследуемой территории

Попытки районирования территории земного шара применительно к ареалам образования и накопления ископаемых смол до настоящего времени практически не предпринимались, если не считать схему В.С. Трофимова (1974), согласно которой вся территория Евразии представляет собой одну янтареносную провинцию, выделяемую на основании распространения ископаемой растительности. При этом под словом «янтарь» В.С. Трофимов понимал все ископаемые смолы, имеющие распространение в пределах материка.

Основываясь на анализе большого фактического материала, посвященного различным ископаемым смолам, в первую очередь их физико-химическим характеристикам, можно с уверенностью говорить о неправомерности подобного подхода в современной минералогической систематике. Изучение же особенностей размещения проявлений и отдельных находок ископаемых смол в отложениях различного возраста позволяет предложить принципиально новую схему районирования территории Северной Евразии (т. е. территории материка, расположенной севернее 40° с. ш.) с выделением провинций и субпровинций (таблица).

Смолоносные провинции и субпровинции Северной Евразии

Смолоносные провинции выделяются по географическому положению. На территории Северной Евразии по этому принципу различают Европейскую, Закавказскую, Среднеазиатскую, Сибирскую и Дальневосточную провинции. В составе провинций по комплексу природных условий, существовавших во время образования и накопления всех видов ископаемых смол, могут быть выделены субпровинции, именовать которые предлагается по названиям водоемов и водотоков, в пределах водосбора которых распространены проявления смол. Поскольку ископаемые смолы встречаются также и за пределами Евразии (в Северной и Южной Америке, Новой Зеландии и других районах), целесообразно перечисленные таксоны объединить в Евразийскую группу провинций.

Заключение

1. На территории Северной Евразии ископаемые смолы кайнозойского возраста приурочены преимущественно к палеогеновым и в меньшей степени к неогеновым и четвертичным отложениям.

2. Разработаны принципы районирования исследуемой территории, согласно которым по географическому положению выделяются смолоносные провинции, а по комплексу природных условий, существовавших во время образования и накопления всех видов ископаемых смол, – субпровинции.

3. На основе принципов районирования и результатов изучения особенностей размещения ископаемых смол выделены Европейская, Закавказская, Среднеазиатская, Сибирская и Дальневосточная смолоносные провинции.

4. В составе Европейской провинции выделены Балтийско-Днепровская, Беломорско-Печорская, Дунайско-Днестровская и Средиземноморская субпровинции; в составе Закавказской провинции – Куро-Аракская субпровинция; в составе Среднеазиатской провинции – Арало-Тургайская субпровинция; в составе Сибирской провинции – Карско-Хатангская, Чулымо-Енисейская, Лено-Колымская и Байкальская субпровинции; в составе Дальневосточной провинции – Пенжинско-Анадырская и Уссурийско-Охотская субпровинции.

Предложенные принципы районирования территории Северной Евразии отличаются простотой и логичностью, особенно если принять во внимание тот факт, что на сегодняшний день сведения о большинстве находок ископаемых смол носят фрагментарный характер и пока не могут в полной мере быть соотнесены с имеющимися данными по сукциниту. Вместе с тем предложенная схема не претендует на завершенность – по мере накопления новых сведений по различным видам смол она будет уточняться и дополняться. Так, разумным представляется выделение в перспективе в границах субпровинций отдельных смолоносных бассейнов. Первые попытки такого районирования могут быть применены прежде всего к территории изученной лучше других Балтийско-Днепровской субпровинции, где могут быть выделены Приморский, Припятский и Днепровский бассейны. В пределах Дунайско-Днестровской субпровинции с большей осторожностью может быть выделен Днестровский бассейн, где в основном распространен лишь один вид ископаемых смол – румэнит.

Автор благодарит старших научных сотрудников лаборатории артропод ПИН РАН И.Д. Сукачеву и К.Ю. Еськова за оказанную в процессе подготовки данной работы помощь. Работа выполнена при поддержке Белорусского республиканского фонда фундаментальных исследований и Российского фонда фундаментальных исследований (проект Х06Р-042).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Ажгиревич Л.Ф., Богдасаров А.А., Затуренская Л.Я., Непокульчицкая В.Д., Урьев И.И. Проблемы янтареносности Беларуси. Мн., 2000. 144 с.

Антипко Б.Е. Стратиграфия третичных континентальных отложений северного и восточного склонов Казахского мелкосопочника // Труды международного совещания по разработке унифицированных стратиграфических схем Сибири 1956 года. Доклады по стратиграфии мезозойских и кайнозойских отложений. Л., 1957. С. 236–241.

Афанасьев Б.Л. Янтарь в Казахстане // Разведка недр. 1938. № 7. С. 17–19.

Бакун Н.Н., Бобылев В.В., Бушкова О.П., Иванов С.В. Условия образования газоносных верхнепалеоцен-нижнеолигоценовых отложений Колпаковского прогиба (Западная Камчатка) // Геология нефти и газа. 1994. № 2. С. 19–24.

Баскакова М.А., Ишниязов Д.П. Приаральский янтарь // Записки Узбекского отделения Всесоюзного минералогического общества. 1983. № 36. С. 76–77.

Богдасаров А.А., Богдасаров М.А. Ископаемые смолы Беларуси. Брест, 2003. 172 с.

Богдасаров А.А., Богдасарова Т.Ф., Урьев И.И. Физические и химические свойства янтарей Белоруссии // Минералогический сборник Львовского университета. 1991. № 45. Вып. 1. С. 47–53.

Бурлак А.Ф., Давыдик К.И., Мурашко Л.И. Стратиграфическая схема палеогеновых отложений Беларуси // Літасфера. 2005. № 1 (22). С. 124–134.

Великий Н.М. Находки янтаря на северо-западном побережье Аральского моря // Докл. АН СССР. 1975. Т. 221, № 5. С. 1163–1167.

Великий Н.М. Перспективы выявления россыпей янтаря в Северо-Западном Приаралье // Вестник АН КазССР. 1974. № 11. С. 64–65.

Геологические и биотические события позднего эоцена – раннего олигоцена на территории бывшего СССР. Ч. I. Региональная геология верхнего эоцена и нижнего олигоцена / Под ред. В.А. Крашенинникова, М.А. Ахметьева. М., 1996. 489 c.

Геология СССР. Т. XXX. Северо-восток СССР. Полезные ископаемые. М., 1983. С. 172–173.

Глазунов Л.А. Эльгенское месторождение // Геология месторождений угля и горючих сланцев СССР. Т. 10. Угольные бассейны и месторождения северо-востока СССР и Камчатки М., 1962. С. 352–363.

Жерихин В.В. Развитие и смена меловых и кайнозойских фаунистических комплексов трахейных и хелицеровых: Тр. Палеонтологического института АН СССР. 1978. Т. 165. 200 с.

Ишниязов Д.П., Баскакова М.А. О находке янтаря на западном побережье Аральского моря // Узбекский геологический журнал. 1980. № 4. С. 86–87.

Катинас В.И. Янтарь и янтареносные отложения Южной Прибалтики: Сб. тр. ЛитНИГРИ. Вып. 20. Вильнюс, 1971. 150 с.

Коноваленко С.И. Западно-Сибирская провинция ископаемых смол и возможные перспективы области в отношениях данного вида сырья // Томское отделение СНИИГГиМС: тридцать лет на службе Томской геологии: Матер. докл. конф. Новосибирск, 2002. С. 219–222.

Крашенинников С.П. Описание Земли Камчатки, сочиненное Степаном Крашенинниковым, Академии наук профессором. Ч. I. СПб., 1755. 436 с.

Ладыженский Г.Н. Некоторые данные об ископаемых смолах верхнеэоценового флиша Советских Карпат // Известия вузов. Геология и разведка. 1967. № 4. С. 43–47.

Ладыженский Г.Н., Савкевич С.С. О минералогии ископаемых смол из скибовой зоны Советских Карпат // Минералогический сборник Львовского университета. 1968. № 22. Вып. 4. С. 410–412.

Майданович И.А., Макаренко Д.Е. Геология и генезис янтареносных отложений Украинского Полесья. Киев, 1988. 84 с.

Медведев В.В. Геологический очерк Майхинского буроугольного месторождения в Южном Приморье // Информационный бюллетень Приморского территориального геологического управления. 1968. № 6. С. 59–67.

Орлов Н.А., Успенский В.А. Минералогия каустобиолитов. М.–Л., 1936. 198 с.

Полезные ископаемые Сахалинской области. Южно-Сахалинск, 2002. С. 118.

Савкевич С.С. Новое в минералогическом изучении янтаря и некоторых других ископаемых смол // Самоцветы: Матер. XI съезда ММА, Новосибирск, 4–10 окт. 1978 г. Л., 1980. С. 17–28.

Савкевич С.С. Янтарь. Л., 1970. 190 с.

Семенов П.В. Янтарь мезо-кайнозоя Воронежской антеклизы // Геология и неметаллические полезные ископаемые Центрально-Черноземного экономического района. Воронеж, 1987. С. 92–102.

Сребродольский Б.И. Янтарь Украины. Киев, 1980. 124 с.

Трофимов B.C. Янтарь. М., 1974. 183 с.

Шпуль В.Г. Новые данные по фитостратиграфии эоцен-олигоцена юго-восточного склона Воронежской антеклизы // Вестник Воронежского университета. Геология. 2005. № 1. С. 55–69.

Юшкин Н.П. Янтарь арктических областей / Коми филиал АН СССР. Сыктывкар, 1973. 45 с. (Препринт).

Яковлева В.В., Панченко В.И. Бурштин Західного Полісся та іншіх регіонів України // Природа Західного Полісся та прилегих територій: Зб. наукових прац Волинского державного універсітету. Луцьк, 2004. 224 с.

Bernstein – Tränen der Götter / M. Ganzelwski, R. Slotta (Hrsg.). Bochum, 1996. 585 p.

Bogdasarov A.A., Bogdasarov M.A., AZhgirevitsch L.F., Urjev I.I. Der Bernstein aus quartären Sedimenten Weißrußlands // Bernstein – Tränen der Götter. Bochum, 1996. P. 341–345.

Kosmowska-Ceranowicz B. Succinite and some other fossil resins in Poland and Europe (deposits, finds, features and differences in IRS) // Estudios del Museo de ciencias naturals de Alava. 1999. Vol. 14. Numero especial 2. P. 73–117.

Kosmowska-Ceranowicz B. Wiek i rozprzestrzenienie zywic kopalnych w Polsce i na świecie oraz najwiękcze Kolekcje inkluzji organicznych w bursztynie // Wiadom. Entom. 1985. № 3–4. S. 147–157.

Zherikhin V.V., Eskov K.Yu. Mesozoic and Lower Tertiary resins in former USSR // Estudios del Museo de ciencias naturals de Alava. 1999. Vol. 14. Numero especial 2. P. 119–131.

Zherykhin V.V., Jeskov K.Yu., Sukaczowa I.D. Przegląd azjatickich zywic kopalnych z inkluzami // VI Seminarium Amberif' 99. Gdansk–Warszawa, 1999. P. 21–24.

Рецензент А.В. Матвеев Поступило 13.07.06



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Методические указания 6 общественные науки 21 00 Общественные науки в целом 21 02 Философия 21

    Методические указания
    Государственный рубрикатор научно-технической информации (Рубрикатор ГРНТИ) представляет собой универсальную иерархическую классификацию областей знания, принятую для систематизации всего потока научно-технической информации.
  2. 55 науки о земле. Геологические науки

    Документ
    Предлагается следующая последовательность расположения фасетов в индексах документов при многоаспектном классифицировании (фасетная формула): явления или возмущения (предмет), вид возмущения (виды, типы), характеристики возмущения
  3. Ьную иерархическую классификационную систему областей знаний, принятую для систематизации всего потока научно-технической информации в России и государствах СНГ

    Документ
    Представляет собой универсальную иерархическую классификационную систему областей знаний, принятую для систематизации всего потока научно-технической информации в России и государствах СНГ.
  4. Тезисы Одесский национальный университет имени И. И. Мечникова

    Тезисы
    Бектурганов С.Н., Суркова Т.Ю., Павлов А.В., Юлусов С.Б. Термодинамические исследования поведения редкоземельных элементов в процессе выщелачивания урансодержащих руд
  5. Кировской области Осостоянии окружающей среды Кировской области в 2009 году Региональный доклад Киров 2010 ббк 28. 081. 4(2Рос-4Кир)

    Доклад
    Г.В. Акпарисова, Т.Я. Ашихмина, Н.И. Бояршина, В.И. Бузмаков, А.Л. Бурков, Е.С. Вылегжанина, Л.Н. Гонцова, П.А. Горченко, Г.Н. Грухина, Т.А. Дёмшина, Е.

Другие похожие документы..