Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Рассказ'
Самым распространенным жанром литературы XIX столетия был роман. Но Антон Павлович Чехов не обращал внимания на замечания критиков и литературоведов ...полностью>>
'Урок'
Обеспечение условий для усвоения обучающимися приоритетных традиционных морально-нравственных идеалов, базовых национальных ценностей, моральных норм...полностью>>
'Программа'
Программа экскурсии: Часовая остановка с купанием в Мёртвом море. Посещение Масленичной Горы, церкви Гефсимании, Виа Долороcа (Крёстный путь), Церкви ...полностью>>
'Решение'
В соответствии с Федеральным законом от 17.07.2009 № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правов...полностью>>

История сельскохозяйственного страхования в советский период (1921-1991 гг.) (на примере Иркутского региона)

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Деятельность партийных органов и организаций анализировалась по документам Иркутского губкома РКП(б) (Ф. Р-1); Иркутского окружкома ВКП(б) (Ф. Р-16); Восточно-Сибирского крайкома ВКП(б) (Ф. Р-123); Иркутского областного комитета КПСС (Ф. Р-127); Иркутского городского комитета КПСС (Ф. Р-159); Усть-Ордынского окружкома КПСС (Ф. Р-447); Черемховского городского комитета КПСС (Ф. Р-263); Бодайбинского районного комитета КПСС (Ф. Р-29); Черемховского районного комитета КПСС (Ф. Р-314); Первичной партийной организации Черемховского мясокомбината (Ф. Р-922).

Работа советских органов в разные периоды изучалась на основе документов Иркутского губернского революционного комитета (Ф. Р-42); Иркутского окружного исполнительного комитета (Ф. Р-218); Восточно-Сибирского краевого исполнительного комитета (Ф. Р-600); Восточно-Сибирского краевого управления народно-хозяйственного учета (Ф. Р-2677).

Формы и методы взаимодействия страховых органов с общественными организациями, различные виды движений, починов, соревнований внутри страховых структур рассмотрены на базе документов Обкома работников государственных учреждений Иркутской области (Ф. Р-1585); Обкома работников пищевой промышленности Иркутской области
(Ф. Р-2821). Непосредственная страховая деятельность в Иркутском регионе, основные направления работы краевых страховых органов, политика Росгосстраха и Госстраха изучались на документах, сосредоточенных в фонде Управления госстраха по Иркутской области (Ф. Р-834). Документы фонда Иркутского госстраха стали основой для данного исследования. Исходя из листа использования, материалами фонда не пользовался до автора ни один исследователь.

Важнейшим источником, определившим анализ внутриполитической ситуации в стране, политики руководства страны в вопросах страхования, основные направления аграрной политики страны и другого, являются опубликованные документы. В корпусе опубликованных источников автор выделил нормативные акты, к которым отнес законодательные решения, обязательные для исполнения на территории страны и всеми ее гражданами, и в первую очередь, Конституции России 1918, 1924, 1936, 1977 гг. Сюда же относятся декреты Советской власти, Свод указов РСФСР, законы СССР и указы Президиума Верховного совета СССР и РСФСР и др. К директивным актам отнесены документы съездов РСДРП(б), РКП(б), ВКП(б), КПСС и Программы партии 1903, 1919, 1961 гг., не имевшие прямого действия, но определявшие политику государственных органов и общественных организаций.

К наиболее функциональной группе опубликованных источников автор причисляет документы исполнительного и распорядительного характера: постановления ЦК партии, ВЦИК, СНК, СТО, Совета Министров СССР. И, прежде всего, совместные решения ЦК и СМ СССР, регламентирующие страховой процесс на территории страны и региона, которые было принято именовать «партийно-правительственными решениями», а также решения СМ РСФСР. К ней примыкает группа источников, объединяющая опубликованные решения территориальных и местных органов власти: отчеты и постановления областных, районных и городских органов партийной, законодательной и исполнительной власти.
В них наличествует традиционная для рассматриваемого периода схема изложения информации: планы – итоги – причины – новые планы; а также решения, регламентирующие нормы, сроки и виды страхования.

Значительный массив источников представляют собой журналы, в
т. ч. научные: «Вопросы экономики»; производственно-отраслевые: «Химизация сельского хозяйства», «Экономика сельского хозяйства», «Финансы», «АПК: экономика, управление», «Страховое дело», «Страховое ревю», «Экономика сельского хозяйства России», «Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий», «Агрострахование», «Страховое право». А также газеты: центральные – «Правда», «Сельская жизнь» и др.; региональные – «Восточно-Сибирская правда», «Советская молодежь» и др.

Таким образом, историографический и источниковедческий анализ данной проблемы, выбор методологических основ исследования позволяют, по мнению автора, считать изучение истории советского аграрного страхования и его частного случая – деятельности иркутской региональной страховой структуры в данном направлении, актуальным и достаточно обеспеченным историографической, источниковой базой и теоретико-методологическим фундаментом.

Научная новизна исследования обусловлена рядом ее принципиальных особенностей, и, прежде всего, тем, что она представляет собой оригинальное исследование, в котором впервые в такой форме, в данных территориальных границах и хронологических рамках осуществлен анализ исторических аспектов страхования в сельском хозяйстве.

Впервые произведено подробное историческое исследование регионального страхового процесса советского периода без изъятий и временных провалов. События рассмотрены год за годом, что позволило нарисовать целостную картину. Дальнейшие исследования могут ее дополнить, но изменить принципиально, по мнению автора, – невозможно.

В процессе работы автор ввел в научный оборот значительный массив архивных документов, что вместе с использованием новых подходов к изучению исторического прошлого позволило охарактеризовать основные тенденции, особенности организации и результаты деятельности партийных комитетов и органов государственной власти, и, прежде всего, страховых органов, по обеспечению страховой защиты сельскохозяйственного производства, особенно на региональном уровне.

Положения, выносимые на защиту

Характер, особенности и основные этапы эволюции советской модели сельскохозяйственного страхования в период с 1920-х гг. до 1992 г. были обусловлены социально-экономическими, политическими, идеологическими и другими факторами. Значительное, а иногда и определяющее влияние на нее оказывал ход социально-экономической модернизации.

Имущественное страхование в РСФСР восстановлено осенью 1921 г. Оно было преимущественно сельскохозяйственным и государственным. Для его организации и управления было создано Главное управление государственного стра­хования – Госстрах, а на местах – губернские и окружные страховые органы. На территории Иркутской области становление органов государственного страхования происходило синхронно с центральными районами страны.

Иркутский госстрах претерпел ряд серьезных пертурбаций, обусловленных административно-территориальными изменениями региона. Он имел форму губернского страхования, затем – окружного, впоследствии – краевого и в окончательном виде – областного. Фактически он организовывался дважды. В первый раз – после Гражданской войны, и вторично – после коллективизации сельского хозяйства.

Сельскохозяйственным государственным страхованием были охвачены личные, коллективные и государственные сельхозпроизводители.
В 1920–1980-е гг. оно реализовывалось в двух формах: обязательной и добровольной.

В последние десятилетия существования государственное аграрное страхование представляло собой не надструктурное образование, а связующий элемент между производителем сельхозпродукции и властными органами, повышающий устойчивость, а, следовательно, эффективность этого сектора народного хозяйства. Благодаря этим процессам каждое здание, каждая единица техники, сельскохозяйственное животное и посевы колхозов и важнейшее имущество граждан на селе, являвшееся их собственностью, были взяты под страховую защиту.

Советская модель сельскохозяйственного страхования продемонстрировала высокую эффективность и устойчивость. Она обладала гибкостью и способностью развития в соответствии с отраслевыми и государственными потребностями и интересами. Ее разрушение было обусловлено не внутренними социально-экономическими причинами, а внешними – политическими.

Практическая значимость исследования заключается в применимости полученных данных и выводов в обобщающих работах по истории Сибири и страхового дела, при исследовании истории региона, в курсах лекций по отечественной и региональной истории, в краеведческой работе, при подготовке специалистов по страхованию. Материалы диссертации доступны, так как публиковались в научных и общественно-политических изданиях.

Автор использовал полученные знания в процессе работы в региональных и федеральных общественных организациях, страховых структурах и государственных органах. Полученная информация применялась им во время преподавания учебных курсов по страховому делу в образовательном процессе в вузах и специализированных структурах для повышения квалификации специалистов сельского хозяйства региона.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы работы прошли апробацию в производственной деятельности, на научных конференциях, практических семинарах, проходивших в разных регионах страны, в т. ч. в Москве. Автором за последнее десятилетие по данной проблеме опубликована одна монография (в соавторстве), 9 научных статей (в т. ч. 2 в изданиях, рекомендованных ВАК) и 32 научно-публицистических материала в прессе.

Структура диссертации. Работа построена по хронологически-проблемному принципу и состоит из введения, двух глав, заключения, словаря, примечаний, списка использованных источников и литературы и приложений. В работе помещено 126 таблиц, дополняющих материалы всех параграфов.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснованы актуальность, научная новизна и практическая значимость диссертации, показана степень изученности проблемы, определены цели и задачи исследования, его территориальные и хронологические рамки, охарактеризованы методологическая основа и источниковая база.

В первой главе «Становление системы сельскохозяйственного страхования» показан подход и эволюция взглядов руководителей советского государства на аграрное страхование, и формирование ими основ государственного страхования в сельском хозяйстве. Рассмотрены процессы, происходившие в отечественном страховании в трагические периоды коллективизации, Отечественной войны и восстановления разрушенного народного хозяйства.

В первом параграфе «Создание основ системы советского аграрного страхования» показаны процессы, происходившие в сельской местности, при создании государственной системы сельскохозяйственного страхования.

Окончание Гражданской войны создало условия для восстанов­ления народного хозяйства. В 1921 г. началось воссоздание отечественного страхования. НЭПовская система страхования не наследовала дореволюционную. Страхованию приданы функции, вы­текавшие из классовой природы советского государ­ства. Перед страхованием ставилась задача – содействовать строительству социализма, оберегать результаты труда трудящихся от последствий стихийных бедствий и несчастных случаев. В сентябре 1928 г. было принято решение о переводе страхования на полный хозрасчет. Страхование стало рассматриваться как отрасль народного хозяйства, обязанная приносить прибыль.

Постановление ЦИК и СНК от 18 сентября 1925 г. закрепило принцип государственной страховой монополии и определило Госстрах как единственную структуру, имевшую право заниматься страхованием на территории СССР. Госстрах представлял собой иерархически организованный институт, охватывавший всю территорию страны и образовавший единое страховое пространство. Единственным исключением было кооперативное страхование.

В кратчайшие сроки было созданы среднее (краевое, областное, губернское) и нижнее (агентское) звенья Госстраха. В регионе эта задача была решена в начале НЭПа. Страхование внедрялось одновременно с созданием агентской сети, включавшей в себя как отдельные организации, структуры советских органов, так и отдельных граждан, обеспечивающей непосредственный учет объектов страхования и сбор страховых платежей.

Во втором параграфе «Перестройка страховой работы в связи с коллективизацией и формирование идеологии и формы советской модели
сельхозстрахования»
проанализирован ход и последствия ломки системы аграрного страхования, созданной в годы НЭПа.

В 1929 г. в Приангарье была сформирована эффективно действующая система имущественного аграрного страхования. Существовала достаточная нормативная база, страховой защитой было обеспечено подавляющее количество крестьянских хозяйств всех форм собственности. Сотрудники Иргосстраха обслуживали потребности населения подавляющего большинства сельских и городских населенных пунктов. Данная модель аграрного страхования была ориентирована на реалии и потребности многоукладной экономики, существовавшей в СССР. Ее можно назвать «нэповской» моделью советского сельхозстрахования.

На рубеже 1920–1930-х гг. в страховом отечественном деле произошла очередная революционная перестройка. Была полностью расформирована система Госстраха, а организация страхования, в частности аграрного, была передана советским органам на местах. Страховая агентурная сеть была заменена на систему функционального управления страховым делом соответствующими сегментами финансового ведомства, с одной стороны, и районными советами, с другой. Возникла новая модель агрострахования, называемая автором «наркомфиновской». Сельхозстрахование из разряда механизмов управления сельским хозяйством превратилось в фискальный инструмент извлечения финансовых средств из деревни в госбюджет в интересах индустриализации.

Наркомфиновская модель советского сельскохозяйственного страхования просуществовала с весны 1931 г. по весну 1933 г., после чего подверглась жесткой критике со стороны руководства страны. Все выявленные недостатки являлись следствием разрушения системы Госстраха, произведенного самими критиковавшими. Аграрное страхование имело свою специфику, вытекавшую из природы сельскохозяйственного производства. Попытка унифицировать аграрное страхование, подогнать его под стандарты промышленного и городского страхования закончилась плачевно. Это было настолько очевидно, что даже сталинское руководство вынуждено было это признать.

Постколлективизационный, или довоенный, период в истории советского страхования не был спокойным, но это время поиска конструктивных решений. Руководство страны, решив задачи коллективизации, приступило к оздоровлению экономики и трансформации сельского хозяйства под потребности, так называемого, социалистического строительства. Разваленное и низведенное до уровня фискального инструмента аграрное страхование было признано сталинским режимом необходимым для развития сельского хозяйства. Со второй половины 1933 г. и до середины 1941 г. проводилась работа по созданию и успешному функционированию советской модели страхования. Ее принципиальное отличие заключалось в том, что она была призвана обслуживать однородную (государственную и обобществленную) экономику.

В 1940 г. был принят Закон о страховании. В нем учтен опыт организации страхования в постколлективизационный период и определены механизмы страхового дела, способствующие повышению производства сельхозпродукции и обеспечивающие стабильность функционирования сельского хозяйства в целом. Принципиальной особенностью данного периода является определение руководством СССР идеологии и формы советского страхования в целом и аграрного в частности. Оно однозначно должно было быть государственным, обязательным и всеобщим (тотальным). В страховании существовал дефицит квалифицированных кадров, которые при этом использовались нерационально, а зачастую уничтожались. Прежний опыт страховщиков был малоприменим – в стране действовала иная идеология и проводилась нетрадиционная политика. Кадров для страховой работы требовалось много, а их подготовка не имела масштабного и профессионального характера. Для организации соответствующего образования требовался конструктивный опыт, научные исследования и отработанный учебный процесс. В этот период в СССР ничего этого не было.

В третьем параграфе «Роль и особенности аграрного страхования в условиях войны и в послевоенный период» показана деятельность страховых структур в сложных условиях воющей страны и послевоенного преодоления последствий войны в условиях дефицита материальных и людских ресурсов.

Война и последующее восстановление разрушенного народного хозяйства изменили общее направление развития советского страхования. Перед ним была поставлена в качестве первоочередной задача аккумулирования денежных ресурсов в интересах обороны. Активизировалась деятельность по развитию добровольного страхования. СНК СССР 4 июля 1942 г. принял постановление «О добровольном страховании сельскохозяйственных культур, животных и средств транспорта», согласно ко­торому страховое обеспечение по добровольному стра­хованию сельхозкультур и животных бы­ло расширено.

Однако говорить об успехе этой работы не приходится, как в целом по стране, так и по Иркутскому региону в частности. Основной причиной этого неуспеха является социально-экономическое положение потенциальных участников этого вида страхования. Весь рассмотренный в параграфе период государство посредством тотального фискального, морального и репрессивного механизмов извлекало из всех (людей и организаций), имеющих отношение к сельскохозяйственному производству, не только избыточные, но и необходимые финансовые ресурсы. Поэтому у большинства аграриев, желавших дополнительно застраховать урожай или скот, просто не было для этого средств.

Другая ситуация складывалась в сфере обязательного окладного страхования. Здесь у агрария не было выбора, а существовала обязанность, за выполнением которой следили страховые организации, советские и партийные органы. Происходило совершенствование технологий обязательного страхования, расширялись права страховщиков на местах. Государственные и страховые органы не спешили компенсировать пострадавшим лицам и хозяйствам возникшие у них убытки; огромная территория, слабая транспортная инфраструктура, недостаток специалистов, способных и имевших право на оценку страхового случая, задержки с выплатой компенсации – вот далеко не полный перечень проблем, с которыми сталкивались потерпевшие. Вместе с тем значительная часть собранных страховых взносов попадала к пострадавшим, а часть из них шла на мероприятия по профилактике страховых случаев, смягчению и минимизированию потерь, вызываемых природными и человеческими факторами.

Несмотря на объективные трудности и субъективные обстоятельства Иркутский областной госстрах смог сохранить кадровый потенциал, подготовить кадры взамен выбывших и выполнить основной объем работы, стоявшей перед областным управлением и страховыми инспекциями на местах.

Во второй главе «Развитие и совершенствование системы страховой поддержки сельхозпроизводителей в 1950–1980-е гг.» произведен анализ развития страховых структур и страхового дела в целом в последующие десятилетия вплоть до развала СССР.

В первом параграфе «Мероприятия по рационализации и децентрализации системы страхования» описаны усилия руководства страны, Госстраха и его иркутской областной системы по модернизации страхового дела.

События второй трети 1950 – последней трети 1960-х гг. выделяются в отдельный период истории советского сельскохозяйственного страхования. В сознании руководителей государства, ряда ученых и практиков возобладал новый подход к сельскому хозяйству. Он получил свое политическое выражение в решениях двух пленумов ЦК КПСС (сентябрьский 1953 г. и мартовский 1965 г.).

Новые подходы к сельскому хозяйству и к сельской жизни в целом отразились на работе Госстраха, являвшегося активным участником и, в определенной степени, регулятором аграрных отношений в стране. Страховщики стали больше сотрудничать с хозяйствами и частными сельхозпроизводителями в качестве партнера, заинтересованного в развитии хозяйства. Это потребовало повышения качества работы и профессионального уровня работников Госстраха. В решении этой задачи Иркутский облстрах опирался на Иркутский институт народного хозяйства и Иркутский учетно-кредитный техникум. С ними были установлены партнерские долгосрочные отношения, позволившие областным страховым структурам обеспечить приход профессионально подготовленных сотрудников. Широко использовались такие формы обучения, как переподготовка кадров при Управлении или в ходе кустовых семинаров.

В рассматриваемый период развивалось как обязательное, так и добровольное имущественное страхование. Последнее, как и в предыдущий период, не получило массового распространения, особенно в Иркутской области. Коллективные хозяйства не являлись реальными собственниками и распорядителями произведенной ими продукции. Им сверху отпускали объемы посевов и виды возделываемых на них культур, нормировали поголовье и породы скота. Отсутствие права и чувства реального хозяина определяло слабый интерес руководителей хозяйств к добровольному страхованию. Оправданным и эффективным являлось обязательное государственное страхование сельскохозяйственного производства. Гибкие обоснованные сроки и формы взаимодействия страховщиков со страхователями, высокая степень зависимости результатов от капризов погоды и все более доступные страховые платежи сформировали у аграриев региона благоприятное отношение к обязательному страхованию.

Во втором параграфе «Организация обязательного имущественного страхования на принципах хозяйственного расчета» рассмотрены процессы, обусловленные попытками перевода системы сельскохозяйственного страхования на хозяйственный расчет.

Указ Президиума Верховного Совета «О государственном обязательном страховании имущества колхозов» обеспечил с 1 января 1968 г. страховую защиту практически всего имущества колхозов: урожаев сельхозкультур, сельскохозяйственных животных, зданий, сооружений, рабочих и других машин, транспортных средств, оборудования, продукции и т. п. Впервые в истории мирового страхования объем ответственности был доведен, по существу, до страхования от неурожая. Уровень страхового обеспечения повысился до 50 %, а впоследствии и до 70 % от суммы ущерба.

Взаимоотношения Госстраха с сельскохозяйственными предприятиями стали строиться на принципе полного хозяйственного расчета и эквивалентности. Сложившаяся система страхования была достаточно эффективной и обеспечивала устойчивое финансово-экономическое положение хозяйств в зонах с резкими перепадами погодных условий. Вместе с тем она имела недостатки, особенно в обосновании ставок платежей с учетом природных условий и подверженности культуры и отрасли хозяйства влиянию стихийных факторов.

В Иркутской области агрострахование развивалось в этот период синхронно и аналогично ходу общероссийских и общегосударственных процессов. В этот период облстрах вырос численно, укрепился материально, повысился образовательный уровень сотрудников и их профессиональная компетентность. Более плотной и соответствующей реальной поселенческой структуре области стала сеть страховых инспекций, увеличилось количество страховых агентов и объемы привлекаемых ими страховых платежей.

Был сформирован работоспособный и профессиональный коллектив, соответствовавший требованиям и задачам тогдашнего уровня развития советского агрострахования. Страховые услуги предоставлялись в любой местности Иркутской области, все колхозы и межколхозные объединения были обеспечены страховой защитой на основе обязательного государственного страхования. Большинство частных сельхозпроизводителей были вовлечены в систему обязательного агрострахования, и значительное количество – в систему добровольного имущественного страхования. Широкое развитие получило добровольное страхование автотранспорта населения на селе.

В третьем параграфе «Создание системы тотального обязательного сельскохозяйственного страхования в агропромышленном комплексе» охарактеризованы процессы создания системы сельскохозяйственного страхования, полностью охватывающей все группы сельхозпроизводителей, и необоснованное разрушение уникального страхового феномена.

На рубеже 1970–1980-х гг. в систему обязательного сельскохозяйственного страхования были включены совхозы Минсельхоза, а затем и Минплодовощторга. Тем самым все сельхозпроизводители СССР были включены в систему обязательного аграрного страхования. Последний период истории советского сельскохозяйственного страхования характеризуется завершением экстенсивного развития и началом перехода к практике расширения форм и качества страховой работы, осознанием необходимости отказа от фискальных функций аграрного страхования. Прежде всего, это выразилось в количественных параметрах страховых систем, в т. ч. иркутской областной. Происходил рост численности штатных работников, прежде всего, в районах, увеличивалось количество страхинспекций. Сеть становилась более протяженной и плотной.

Другим важным направлением трансформации Иркутской областной структуры Госстраха являлось повышение квалификационного и профессионального уровня штатных сотрудников страховых инспекций и управления. Сложилась и эффективно действовала система подготовки кадров на базе местных высшего и среднего специальных учебных заведений. Неотъемлемым элементом областной страховой структуры стала система непрерывной переподготовки кадров, опиравшаяся на районные, кустовые, областные, республиканские и всесоюзные курсы и семинары. Она органически подкреплялась контролем, проверками и помощью на местах силами специалистов управления.

Создание вычислительных центров повысило оперативность и эффективность страховых технологий и культуру обслуживания страхователей. Положительные изменения происходили ежегодно и повсеместно и, несмотря на множество недостатков и ограниченных возможностей, меняли сознание и страховую практику в крупных городах и районных центрах. Вместе с тем в деятельности Иркутского госстраха присутствовали недостатки и проблемы, обусловленные как природой самой социально-политической и экономической системы, так и недостатками руководства, слабой мотивацией (моральной и материальной) сотрудников страховых инспекций и страховых агентов.

Разрушение системы советского сельскохозяйственного страхования произошло извне Госстраха и его территориальных структур и никак не вытекало из развития страховых технологий и страхового сообщества. Аграрное страхование в СССР в 1980-е гг. было на подъеме, его основные недостатки были известны и поддавались устранению.

В заключении работы подведены итоги и сформулированы основные выводы исследования.

После прихода к власти большевиков, вопрос о страховании стал одной из важных тем обсуждения и формирования финансовой политики. Окончание Гражданской войны создало условия для восстанов­ления народного хозяйства. Совнарком (окт. 1921 г.) принял декрет «О го­сударственном имущественном страховании». Этим нормативным актом преду­сматривалась организация во всех сельских и городских местностях имущественного страхования частных хо­зяйств от пожаров, падежа скота, градобития раститель­ных культур.

В соответствии с декретом создавались органы страхова­ния, соответствовавшие складывавшимся производственным отношениям в условиях пере­ходной экономики. Наркомфи­н РСФСР (нояб. 1922 г.) утвердил положение о Главном прав­лении государственного страхования, возложив на него ве­дение операций государственного страхования. В Иркутске к организации госстрахования приступили с конца 1921 г. С 1 января 1922 г. в Иркутской губернии начались операции по добровольному и обязательному окладному страхованию движимого и недвижимого имущества и товаров от огня. С 1 августа 1922 г. устанавливалось обязательное окладное страхование строений; с 1 мая 1923 г. – посевов сельскохозяйственных культур от градобития; с 1 октября 1923 г. – рогатого скота и лошадей от гибели. Ликвидация Иркутской губернии привела к закрытию губернского Госстраха. Иркутский губгосстрах расформировался на три окружных страховых структуры: Иркутскую, Тулунскую и Киренскую. На основании распоряжения Правления Росгосстраха от 9 апреля 1926 г. Иркутская контора перешла в полное подчинение Сибирской краевой конторы.

Итоги организации обязательного сельскохозяйственного страхования в нэповский период оказались успешными. Страхование оказалось выгодным для всего крестьянства. Сельскохозяйственное страхование впервые в российской истории стало обязательным. Кроме этого, активно развивалось добровольное имущественное страхование. Была создана структура государственного страхования, обслуживавшая самые отдаленные уголки сельской местности. Началось формирование массовых кадров страховщиков.

Сворачивание НЭПа и коллективизация сельского хозяйства в корне изменили направление и методы страховой работы на селе. Трансформировалась идеология сельхозстрахования, основной задачей Госстраха стало содействие коллективизации. В апреле 1931 г. ликвидированы Главное правление Госстраха, республиканские правления, крае­вые и областные конторы. Страховая система Восточно-Сибирского края была разорвана на части и лишилась координирующего центра. Страховое дело потеряло управляемость, снизился уровень профессионального контроля, проблемами страхования стали заниматься неподготовленные для этого люди. Организация страхового дела стала еще одной обязанностью исполкомов районных Советов.

После завершения активной фазы коллективизации руководство страны приняло решение о восстановлении системы сельскохозяйственного страхования. В соответствии с постановлением, при Наркомфине СССР была восстановлена самостоятельная страховая система, возглавляемая Главным управлением государственного страхо­вания СССР (Госстрах), как са­мостоятельная, централизованная, хозрасчетная органи­зация, имеющая свои местные органы. В республиках, краях и областях были организо­ваны управления, в районах – инспекции Госстраха.
В апреле 1933 г. началась реорганизация страхового аппарата: при исполкомах районных советов ор­ганизовались районные страховые комиссии, а при сель­ских советах – сельские.

Опыт, накопленный советскими страховщиками в 1930-е гг., был обобщен и формализован в Законе о страховании 1940 г. В нем получили правовое оформление идеология и форма советского страхования в целом и аграрного в частности. Оно государственное, обязательное и всеобщее (тотальное). Эти три основные позиции оставались неизменными весь советский период.

В годы войны стра­хование играло роль аккумулятора денежных средств. Государственные органы строго следили за своевременностью поступлений страховых платежей, осуществляя жесткий нажим на задолжников. Вместе с тем использование страховых средств в интересах обороны не исключило направление страховых ресурсов на воз­мещение ущерба от стихийных бедствий.

В 1948 г. было принято новое положение о Госстрахе СССР, подтвердившее государственную монополию на проведение страховых операций. В нем оговаривались функции, права и обязанности органов страхования, структура средств и порядок их использования. В послевоенные годы Иркутский госстрах восстановил кадровый состав, улучшил производственную дисциплину и обеспечил стабильное функционирование страхового процесса на территории области.

В 1950-е гг. у руководителей страны оформилось понимание завершения эры неограниченной эксплуатации деревни. Сельхозстрахование переставало быть фискальным инструментом, а превращалось в механизм управления аграрным сектором народного хозяйства. Другими направлениями реформирования страхования в данный период являлись децентрализация и рационализация. Первая выразилась в передаче ряда функций и финансовой ответственности с союзного уровня на республиканский. А вторая свелась к очередному сокращению численности штатных сотрудников на областном и районном уровнях.

Реформирование госстрахования произошло в конце 1950-х гг. Постановлением СМ СССР (апр. 1958 г.) «О передаче местных органов Гос­страха СССР в ведение министерств финансов союзных республик» непосредственное руководство госстрахованием перешло в ведение рес­публик. Хозяйственный расчет стал осуществляться по каждой союзной республике, а не в целом по СССР, как было раньше. Иркутский госстрах превратился в структуру, знающую свое место и понимающую свою роль в региональной системе управления. Сельскохозяйственное страхование в 1950–1960-е гг. в области оказалось в непростых обстоятельствах: сокращение числа колхозов, уменьшение населения в сельских районах, переход экономики на преимущественно индустриальную ориентацию. На этом фоне и в данных условиях иркутские страховщики обеспечили стабильное функционирование страховой защиты для сельхозпроизводителей. Изменения их деятельности в основном были связаны с курсом руководства страны, вырабатывавшего новую аграрную политику.

Следующим событием, значимым для советского страхования 1950–1960-х гг., стало смягчение несоответствия норм стра­хового обеспечения по ООС сельхозкультур и животных, в связи с введением в 1958 г. новых закупочных цен. Для решения этой проблемы Президиум ВС СССР (де­к. 1959 г.) принял указ «О частичном изменении Закона об обязательном окладном страховании от 4 апреля 1940 г.». В 1950-е гг. иркутские страховщики не смогли обеспечить стабильное выполнение плановых заданий и стабильный рост сбора страховых платежей, но в 1960-е гг. эта задача была решена. В значительной мере им удалось снизить актуальность недоимки. В целом уровень рентабельности обязательного страхования и размер прибыли были достаточно высокими. Слабым местом облстраха было добровольное имущественное страхование. Не удалось обеспечить стабильный рост страховых платежей и выполнение планов.
По показателям этого вида страхования иркутяне были одними из худших в республике.

Десятилетний опыт организации страхования по новой схеме доказал ее жизнеспособность, но одновременно выявил ряд недостатков, требующих устранения. Прежде всего, это неэквивалентность эко­номических интересов колхозов и Госстраха. Страховые платежи колхозов в значительных размерах превышали выплаты им страховых возмещений, т. е. через систему государственного страхования происходила аккумуляция части чистого дохода колхозов и перераспределение его (через бюджет) в пользу других отраслей народного хозяйства. Эту проблему был призван решить Закон СССР «О государственном обязательном страховании имущества колхозов», на основании которого с 1 января 1968 г. внесены изменения в организацию страхования имущества кол­хозов.

Важнейшей особенностью последней трети 1960 – последней трети 1970-х гг. истории советского сельскохозяйственного страхования стал отказ от добровольного имущественного страхования колхозов. Страхование имущества колхозов осуществлялось только в обязательном порядке, причем значительно расширялся перечень стихийных явлений, от которых про­водилось страхование.

В 1970–1980-е гг. Иргосстрах развивался взрывообразно. В его страховых структурах на 1 января 1969 г. числилось 254 человек, на 1 января 1970 г. – 274, на 1 января 1972 г. – 363, а в конце 1978 г. – уже 857 сотрудников. В 1968–1978 гг. численность штатных рабочих мест выросла на 603 единицы, или в 3,4 раза. Структурные изменения в страховой сети таких масштабов не имели. В 1970 г. Иркутский облстрах состоял из 40 районных и 5 участковых инспекций. В 1972 г. прибавилась одна районная инспекция, т. е. в совокупности работало 46 структур. В четвертом квартале 1974 г. образовано управление по г. Иркутску. В 1974 г. в систему входило 47 инспекций, в т. ч. 4 участковых и 2 управления. Затем произошел резкий рост, и в 1978 г. страховой процесс в Иркутской области обслуживали 61 инспекция, в т. ч. 15 участковых и 2 управления, т. е. страховая система увеличилась на 16 элементов, или на 35,6 %.

Последний период истории советского страхования пришелся на 1979–1991-е гг. К концу 1970-х гг. сфера аграрного производства, осуществляемого на базе колхозов, в Иркутской области сократилась до 25–33 % стоимости производимой сельхозпродукции. Это являлось отражением процессов, происходивших в целом по стране. Учитывая положительную практику страхования имущества колхозов, ЦК КПСС и Совмин СССР с 1979 г. ввели обязательное страхование имущества совхозов и других сель­хозпредприятий системы Минсельхоза, а затем и хозяйств Минплодоовощхоза, Минпищепрома, Минмясомолпрома и Минводхоза на условиях, установ­ленных законодательством для колхозов.

Происходило улучшение материальной базы страховых подразделений Иркутской области. Однако в целом оно было неудовлетворительным в ряде районов и повсеместно по транспорту. Новацией 1980-х гг. стал переход на механизированный учет и начало компьютеризации страхового дела. Рекламная работа по добровольному имущественному страхованию, как и само страхование, были плохо организованы и развиты значительно ниже возможного уровня.

Несмотря на постоянное совершенствование, государ­ственное страхование в СССР не смогло до конца выпол­нить свою социальную роль в защите имущественных интересов физических и юридических лиц. Превышение платежей над выплатами в 1980-е гг. в Иркутской области составило по колхозам 59,2 % и по совхозам – 85 %.

Начало демонополизации страхового дела и возрождению страхового рынка положил Закон «О кооперации в СССР» (1988 г.), допустивший на страховой рынок страны с 1 января 1991 г. негосударственные страховые организации.

В приложении даны таблицы, характеризующие деятельность органов Иркутского государственного страхования в рассматриваемый период, а также комментарии к документам и действиям государственных органов по регулированию страховой деятельности на территории страны.

Содержание диссертации отражено
в следующих публикациях:

Работы, опубликованные в периодических научных изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

1. Худаков Д. Б. Начало байкальского аграрного страхования: достижения, проблемы и тенденции // Омский научный вестник. – 2008. – № 3. – С. 30–33 (0,4 п. л.).

2. Худаков Д. Б. Становление государственного страхования в Иркутской губернии // Известия Алтайского государственного университета. Сер.: История, политология. – 2008. – № 4/1. – С. 151–155 (0,45 п. л.).

Публикации в других изданиях:

3. Худаков Д. Б. История сельскохозяйственного освоения и страхования агропромышленного производства Байкальской Сибири в ХХ столетии : монография / Д. Б. Худаков. – Иркутск : Оттиск, 2005. – 766 с.
(В соавторстве с Зуляром Ю. А.).

4. Худаков Д. Б. На пути к общей цели // Агрострахование: Информационный бюллетень Ассоциации агропромышленных страховщиков «Агропромстрах». – М., 2003. – № 3. – С. 4–5 (0,15 п. л.).

5. Худаков Д. Б. К истории становления постсоветской системы страхования урожая // Исследования молодых ученых : межвуз. сб. ст. –
Вып. 6. – Улан-Удэ, 2004. – С. 159–164 (0,5 п. л.).

6. Худаков Д. Б. К истории постсоветского агрострахования в Приангарье // Иркутский историко-экономический ежегодник: 2004. – Иркутск, 2004. – С. 174–177 (0,2 п. л.).

7. Худаков Д. Б. Вехи истории российского сельскохозяйственного страхования // Иркутский историко-экономический ежегодник: 2005. – Иркутск, 2005. – С. 189–193 (0,2 п. л.).

8. Худаков Д. Б. Организация системы советского имущественного страхования в Иркутской губернии // Иркутский историко-экономический ежегодник: 2006. – Иркутск, 2006. – С. 293–297 (0,2 п. л.).

9. Худаков Д. Б. Современное состояние аграрного страхования в России // Вторые университетские социально-гуманитарные чтения 2008 г. : материалы. – Иркутск : Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2008. – С. 473–480 (0,5 п. л.).

10. Худаков Д. Б. Государственная политика в области аграрного страхования в научной англоязычной прессе // Проблемы социальной и административной консолидации Байкальской Сибири : материалы Всерос. науч.-теор. политол. конф. – Иркутск : Оттиск, 2009. – Ч. 2. – С. 43–51 (0,5 п. л.).

Подписано в печать 03.08.09. Формат 60х84 1/16. Печать трафаретная.

Усл. печ. л. 1,7. Тираж 100 экз. Заказ 61.

Издательство Иркутского государственного университета

664003, Иркутск, бульвар Гагарина, 36; тел. (3952) 24–14–36

Айзман А. Я. Основы и практика гарантийного страхования. М., 1929; Гохман В. С. Страхование посевов от неурожая: статист. и тарифные основания. М., 1929; Морозов В. Работа волрайисполкомов и сельсоветов по государственному страхованию. М., 1929; Потоцкий В. М. Страховое устройство в СССР. М., 1927; Райхер В. К. Государственное имущественное страхование в СССР. Пг., 1924; Страхование. М., 1927.

Коньшин Ф. В. Государственное страхование на селе. М., 1948; Очан С. И. Добровольное страхование животных, птиц и пчел. М., 1936; Райхер В. К. Общественно-исторические типы страхования. М. ; Л., 1947.

Колчанов М. Определение страхового возмещения по сельскохо­зяйственным культурам. М., 1961; Космачев К. П., Воложина В. В., Смирнова Г. В. К вопросу об оценке заморозков (на примере Восточной Сибири) // Природные условия и хозяйство Читинской области. Чита, 1963. С. 108–113. (Экономика и география, вып. 1); Гуляев Ф. С. Определение страхового возмещения по сельскохозяйственным культурам. М., 1969.

Аверин В. С. Страхование сельскохозяйственных животных. М., 1981; Гладков Н. И. Государственное страхование имущества колхозов. Изд. 2-е. М., 1973; Ефимов С. Л. Организационно-массовая работа в органах Госстраха. М., 1987; Куликов В. С. Вопросы теории и практики государственного страхования в СССР. М., 1975; Мотылев Л. А. Государственное страхование в СССР и проблемы его развития. М., 1982; Тагиев Г. М. Развитие государственного страхования в СССР (1917–1977 гг.). М., 1978; Шиминова М. Я. Страхование: история, действующее законодательство, перспективы. М., 1989.

Коломин Е. В. Государственное страхование и хозрасчетная деятельность колхозов. М. : Экономика, 1972.

Дуванов Г. В., Михайлов В. И. О сельскохозяйственном страховании // Финансы. 2000.
№ 2. С. 38–41; Воловик Ю. С., Лебедев А. Н. Размеры страховых резервов и структура тарифов при страховании урожая сельхозкультур // Финансы. 1999. № 12. С. 46–49; Вологдин Л. Н. О концепции внедрения страхования сельскохозяйственных товаропроизводителей // Страховая политика как фактор устойчивого развития региона : материалы науч.-практ. конф. Волгоград, 5–7 июня 1997 г. Волгоград, 1998. С. 105–116; Михайлов В. И. Роль страхования в сельскохозяйственном производстве // Финансы. 1996. № 9. С. 46–48; Никитенков Л. К. Чем восполнить недостаток средств при сельскохозяйственном страховании // Финансы. 1999. № 7. С. 46–51; Семенов В. Н. Страхование: проблемы и опыт, насущные вопросы страхования сельскохозяйственных товаропроизводителей // Финансы. 1999. № 6. С. 39–43; Худаков Д. Б. На пути к общей цели // Агрострахование. 2003. № 3.
С. 4–5.

Александров Н. А. Страхование. М., 1999; Балабанов И. Т., Балабанов А. И. Страхование. СПб., 2002; Гранатуров В. М. Экономический риск: сущность, методы изучения, пути снижения. М., 1999; Зубец А. Н. Страховой маркетинг в России. М., 1999; Основы страховой деятельности : учебник / отв. ред. Т. А. Федорова. М., 1999; Хохлов Н. В. Управление риском : учеб. пособие для вузов. М., 1999; Шахов В. В. Страхование. М., 1997; Шихов А. К. Страхование. М., 2000.

Бондаренко Л. Н. Страхование в условиях трансформации агропромышленного комплекса России. Волгоград, 1999; Ломакина Т. П. Страхование будущего урожая в современной России. Волгоград, 2001.

Ефимов С. Л., Акимов В. В., Борзых В. Н. Страховое дело в России: Вехи истории. М., 1997.

Черных В. В. История пожарного дела в Иркутской области (1800–1990-е гг.). Иркутск, 1998; Черных В. В. Исторический опыт становления и эволюции пожарного дела в Восточной Сибири 1814–1991 гг. (на материалах Республики Бурятия, Иркутской и Читинской областей) : дис. … д-ра ист. наук. Иркутск, 2000; Черных В. В., Чернов А. В., Синиченко В. В. История противопожарного страхования в России 1827–1920 гг. (на материалах Восточной Сибири). Иркутск, 2007.

Ивашкин Е. И. Взаимное страхование в условиях реформирования экономики : дис. …
д-ра экон. наук. М., 2000; Назаренко К. Н. Страхование производственных рисков в сельском хозяйстве : дис. ... канд. экон. наук. Воронеж, 2001; Зверев А. В. Экономический механизм страхования урожая сельскохозяйственных культур : дис. ... канд. экон. наук. М., 2001; Нитяго И. В. Обоснование организационно-экономических мер государственной поддержки страхования урожаев сельскохозяйственных культур : дис. ... канд. экон. наук. Новосибирск, 2002; Бартош В. М. Взаимное страхование по российскому праву : дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005; Зимина А. П. Усиление государственной поддержки сельскохозяйственных товаропроизводителей на основе совершенствования сельскохозяйственного страхования : дис. ... канд. экон. наук. Новосибирск, 2007.

Зуляр Ю. А., Худаков Д. Б. История сельскохозяйственного освоения и страхования агропромышленного производства Байкальской Сибири в ХХ столетии. Иркутск, 2005.

Постникова Л. В. Страхование в фермерских хозяйствах. М., 2002; Лаврентьев В. А. Повышение производительности труда на основе комплексного страхования в сфере сельскохозяйственного производства. Н. Новгород, 2005; Абрамов В. Ю. Страхование: теория и практика. М., 2007; Кузнецова И. А. Страхование жизни и имущества граждан : практ. пособие. М., 2008.

Cutler D. M., Zeckhauser R. J. Reinsurance for Catastrophes and Cataclysms. Cambridge, 1997; Meuwissen M. P. M., Huirne R. B. M., Hardaker J. B. Income Insurance in European Agriculture // European Economy. Luxembourg, 1999. N. 2.

Risk management agency (ed.) (1999): 2000 Crop Revenue Insurance Plans / U. S. Department of Agriculture, Risk Management Agency // Washington D. C. Online Paper. URL: da.gov/pubs/2000/2000rcip.pdf.

16. Information about the NISA program / Canadian ministry of agriculture and agrifood. 2003. URL: http://www. agr.gc.ca/nisa/docs/html/2002/nisa02hb/index. html#11 (15.12.2003).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. История противопожарного страхования в Российской империи 1827-1921 гг. (на материалах Восточной Сибири)

    Диссертация
    Кандидат исторических наук, ст. преподаватель кафедры общественно-гуманитарных дисциплин Иркутского военно-авиационного инженерного института (ИВАТУ) Воронцов Владислав Николаевич
  2. Организация и деятельность окружных органов советской власти в сибирском крае в 1925-1930 гг

    Автореферат
    Защита состоится 17 февраля 2012 г. в 10.00 ч. на заседании диссертационного совета Д 212.074.05 при ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный университет» по адресу: 664003 г.
  3. История развития Иркутской области

    Документ
    Иркутской области по полу и возрасту (с учетом окончательных итогов Всероссийской переписи населения 2002 года) на 1 января 2003 года: стат. сб./Росстат ; Иркутскстат.
  4. Отечественная культура советского периода: антиномии, идеалы, ценности, историческое место Содержание

    Документ
    Рассматриваемая нами тема является одной из наиболее сложных, если не самой сложной в вузовском курсе культурологии. Удивительно, но факт: студенты, к примеру, знают и понимают куда лучше культуры древневосточных цивилизаций, античную
  5. 10000 изданий по истории государственного управления и самоуправления в России

    Исторический очерк
    200 лет Тамбовской губернии и 60 лет Тамбовской области: Историко-статистический обзор. / Администрация Тамбовской обл.; Тамбовский обл. ком. гос. статистики; Тамбовский гос.

Другие похожие документы..