Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Учебно-методический комплекс'
Курс «История экономики» входит в цикл общих гуманитарных и социально-экономических дисциплин. Изучает основополагающие принципы существования эконом...полностью>>
'Книга'
Ця книга не художній твір, а документальна оповідка про людей, які намагаються задовольнити свої амбіційні забаганки шляхом ошуканства і підкупу пись...полностью>>
'Документ'
Официальный портал Гомельского областного исполнительного комитета,Посол Индии знакомится с социально-экономическим потенциалом Гомеля,дата публикации...полностью>>
'Расшифровка'
В книге Г.В.Носовского и А.Т.Фоменко впервые получена полная расшифровка знаменитых египетских зодиаков и записанных на них дат. Расшифровать египетск...полностью>>

Бразования и науки кыргызской республики iтом "зачем нам чужая земля " русское литературное зарубежье хрестоматия учебник. Материалы. Бишкек 2011

Главная > Учебник
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Мой приятель спрашивает:

  • А если родственников там не осталось?

  • Пусть соседи бывшие подпишут, — рассмеялся посольский парень, и с ним вместе рассмеялись и мы. Взрослые люди, и притом свои. Нам ли не понимать: раз надо, так надо. Просят — сделай. Не нашего ума дело.

Вопрос второй:

  • Как будет с квартирой?

Ответ:

  • Внесите здесь доллары и получите в Москве кооперативную квартиру в домах первого класса «Внешпосылторг», приобретаемую исключительно на иностранную валюту. Стоимость одного квадратного метра жилой площади — 90 долларов. Коридоры, кухня, санузел — бесплатно. Таким образом, трехкомнатная квартира обойдется вам около 5 тысяч долларов. На иностранную валюту можете заказать себе также отечественный автомобиль «Москвич» или «Жигули». В экспортном исполнении.

  • Это — малолитражные, — сказал мой приятель и хитро прищурился. — А нельзя ли помощнее и дороже? Например, «Волгу»? Или «Чайку»?

  • Вам нельзя, — ответил посольский. — Слишком жирно будет.

И рассмеялся.

Славный оказался парень, этот посольский. И совсем не дуб. На дипломатическую службу нынче с большим отбором посылают. Одного партийного билета мало. Надо еще в придачу кое-что в голове иметь.

Мой приятель дурачком прикинулся:

  • А если у меня деньги останутся? Я тут день и ночь работал на эксплуататоров, накопил маленько. (Уж я-то знаю, откуда эти доллары. За иконы. Он их штук тридцать вывез тайком. Но я молчу. Мое дело — сторона.) Что с ними делать?

  • Будто и не знаете? — сделал ему рыбий глаз посольский чалый. — Обменяете тут за углом, в отделении советского банка, ваши трудовые доллары на сертификаты. А в Москве на эти сертификаты хочешь — зернистую икру покупай и заграничное барахло в валютном магазине «Березка», хочешь — Угоняй сертификаты на черном рынке. Один за восемь рубликов. По такому курсу они, кажется, нынче?

Я влюбился в этого парня. Ну свой в доску! Какие церемонии между своими людьми. Рубит правду-матку. Вещи своими именами называет. А ведь дипломат. Вот время наступило!

Тут уж и я не утерпел, задал вопрос:

  • А скажите, пожалуйста, дорогой товарищ, сколько нам ждать отправки домой? Я знаю, люди полгода назад сдали документы. И никаких результатов.

Он стал серьезным, даже галстук поправил.

  • А вы думаете, простое дело оформить въезд на родину, восстановить советское подданство? Не каждого наша страна принимает обратно. Нужна серьезная проверочка. И кому надо, те этим делом занимаются. Важно, чтоб документы были отправлены в Москву. И запастись терпением.

Тут у меня молния в мозгу сверкнула. Они в наших личных делах там будут копаться. Вот когда свое слово скажет проклятая характеристика с места работы, которую каждый уезжающий еврей, харкая кровью, выбивал у своего начальства. Думали, ненужная бумажка? Она, голубушка, лежит, подшитая к делу, кушать не просит и дожидается своего часа. Теперь то ее извлекут на свет Божий и почитают вдумчиво. А ну, какая характеристика у гражданина Рубинчика Аркадия Соломоновича, за чечевичную похлебку предавшего родину и отбывшего в государство Израиль к своим братьям- сионистам?

У меня холодный пот выступил на лбу.

Эта ничтожная бумажка снова будет решать мою судьбу. Я же читал ее. Нужно вспомнить, что там написано. Капитолина Андреевна, мой ангел-хранитель из партбюро, ни чего плохого обо мне не писала. Даже наоборот. Отметила положительные стороны. Не разобравшись как следует, для чего эта характеристика составляется. Ой, Капа! Голубушка. Ты мне вторично оказала неоценимую услугу.

Я не забыл, что ты вписала туда своей недрогнувшей партийной рукой. По известному трафарету, который сейчас для меня как сладкая музыка.

Гр-н Рубинчик Аркадий Соломонович работал в комбинате таком-то с такого-то по такой-то год. За высокие показатели в социалистическом соревновании неоднократно получал поощрения. Взысканий не имеет. Делу коммунистической партии предан. Печать. И подпись треугольника: партком, профком, администрация.

Урра! Капа, Капитолина! Большего подарка ты мне сделать не могла! Словно знала, провидица, что я обратно запрошусь. Ну, уж я в долгу не останусь. Берегись, диван! Гремите пружины! Принимай в объятия, заступница моя!

Кстати, должен вам сказать, я ни на минуту не сомневаюсь, что именно эта характеристика решила мою судьбу. Из сотен евреев, подавших заявление в посольство я одним из первых лечу в Москву. С чего бы это? То-то.

Но вернемся назад.

Я летел из посольства на Шестнадцатой авеню как на крыльях. Порхнул мимо полисменов. Насмешливо помахал крылышками американским евреям, напрасно дерущим глотку за нас на другой стороне этой самой авеню. Там как раз происходила смена караула, Охрипшие и безголосые уступали места на тротуаре свежей партии, готовой не жалеть голосовых связок за своих страждущих русских братьев. Сцепившись в кружок, новая смена бодро заплясала и дружно грянула:

— Отпусти народ мои!

Я заржал, как в цирке. Мой приятель тоже. И мы запрыгали как дети по Шестнадцатой авеню, где был припаркован его «Шевроле». А потом, покачиваясь на мягком сиденье и рассеянно глядя на мелькающие то Белый дом, то Капитолий, то Пентагон, я, ухватившись за одну фразу, оброненную посольским парнем, стал по свойственной мне фантазии распутывать клубок дальше. Меня на мякине не проведешь! Я, ух, какой стреляный воробей!

Хотите послушать, какую картину я тогда нарисовал в голове? Потом сопоставите ее с реальностью и поймете, что моя профессия — парикмахер — это ошибка природы. Мне бы не гнуться над своим парикмахерским креслом, а сидеть развалясь в министерском кабинете и принимать представителей Иностранных держав.

Слушайте, слушайте. Уже скоро Москва, и мы с вами рас станемся, разойдемся в разные стороны, и ваши уши получат заслуженный отдых. А пока, если вы не против, я вас еще немножечко потерзаю.

Комбинация номер один. За эту идею меня можно представить к

Ленинской премии по разделу «Экономика».

За комбинацию номер два — вторую Ленинскую премию. На сей раз по разделу «Внешняя политика вместе с внутренней».

Начнем с первой.

Живет, скажем, в Москве такой удалец, как я. Пятая графа — на экспорт: Вена — Тель-Авив и далее — везде. Всю жизнь мается в крохотной комнатушке и улучшить свои жилищные условия, записавшись в очередь при райисполкоме, он сможет только на Востряковском кладбище. Денег лишних — ни копейки, следовательно, на покупку кооперативной квартиры надежды никакой. Дорога одна — в петлю.

Но есть и другая, мерцающая как Млечный Путь в ночном небе: в ОВИР. Этот еврей загорается страстью к Сиону, подает заявление в ОВИР, зная наш опыт, ничего близко к сердцу не принимает и ждет себе, поплевывая в потолок. С 1 работы выгнали — не беда. Заграничные евреи посылками завалят. Даже и деньжата в иностранной валюте перепасть могут. И вот виза в зубах. И бесплатно. Потому что пару тысяч рублен в пересчете на доллары за него принесло в ОВИР на блюдечке дорогое и любимое голландское посольство, представляющее в Москве интересы государства Израиль.

Москва — Вена. Вена — Тель-Авив. За счет международного еврейства. В Израиле получил квартиру, как репатриант, за треть ее настоящей стоимости, и даже эту треть тебе дали в долг за счет того же еврейства. Затем ты эту квартиру продаешь на свободном рынке втрое дороже, и уже не мировому еврейству, а конкретным израильтянам. Возвращаешь долг, как приличный человек, и кладешь чистыми в карман двадцать тысяч долларов. С этими деньгами летишь в Рим, живешь в Италии и учишь английский язык. За счет мирового еврейства. За их-же счет прилетаешь в Америку со всем своим багажом. И... прямым ходом в Вашингтон на Шестнадцатую авеню. Мимо американцев, галдящих: отпусти народ мой! — к тому чудному малому из посольства, что угощает тортом «Сюрприз». Так, мол, и так, подыхаю от тоски по родине, на личном опыте убедился в преимуществах социализма перед капитализмом; хочу отдать остаток сил делу строительства коммунистического общества. Получаешь братский поцелуй в темечко, четыре анкеты в зубы. И вот уже ты летишь в Москву. Входишь в свою собственную роскошную квартиру (пять тысяч долларов), садишься в сверкающий никелем автомобиль, отделанный по высшему классу качества — на экспорт (две тысячи долларов) и на оставшиеся тринадцать тысяч можешь пару лет бить баклуши, жрать исключительно черную икру вперемешку с осетриной и запивать виски «Белая лошадь» из валютного магазина «Березка».

Можно обернуться за год-полтора, и из бездомного бедняка, как в сказке, превратиться во владельца квартиры и автомобиля, жрать самое вкусное, советским людям недоступное, наряжаться во все заграничное, как иностранный турист, и при этом погулять за чужой счет по всему миру. Вена, Тель- Авив, Рим или Брюссель, Нью-Йорк, Вашингтон.

Ну как? Неплохая идея? Учтите, абсолютно реальная. Волки сыты и овцы целы. И еще кое-что в придачу. Этот самый еврей, советский гражданин, отхватывает приз, как в беспроигрышной лотерее. Таким образом, повышается уровень жизни в стране. Советская власть получает, не затратив ни гроша, двадцать тысяч чистенькими в иностранной валюте. А если пустить тысячи евреев по этому маршруту? Только успевай умножать!

Заслуживаю я быть представленным к Ленинской премии по разделу «Экономика, финансы»? Возражений нет? Значит, принято единогласно.

А теперь переходим к другой комбинации. Тут вы услышите кое-что поинтересней. Не только Ленинскую премию не пожалеете за такое дело, но еще и орден Ленина, как минимум, приколете мне на грудь. Потому что речь пойдет о чести советского государства, о его престиже. Я вам, как своему человеку, расскажу план крупнейшей операции, одной из самых блестящих политических побед Советского Союза сразу на двух фронтах: на внешнем и на внутреннем.

Не я все это придумал. Это сделали умные люди в Москве. Я только разгадал весь план, как говорят ученые, вычислил. Потому что я не лыком шит и не пальцем делан, и кое- что от царя Соломона-мудрого перепало мне по наследству. Иначе зачем бы в моем советском паспорте гордо красовалось в пятой графе клеймо: еврей.

Этот посольский малый, что тортом «Сюрприз» угощал, провожая нас до дверей и стараясь подбодрить, обронил, как бы невзначай, вот какую фразу:

— Поедете домой. Главное, чтоб все ваши документы лежали в Москве до того, как в Америку приедет с официальным визитом глава нашего государства.

Ну, как вам понравилась эта фразочка? Какой-нибудь смысл вы в ней уловили? Не догадались? Мой приятель, с которым я был тогда в посольстве, тоже пропустил мимо ушей такой важный намек.

А меня сразу обожгло. В голове заработала электронно- вычислительная машина, и я получил результат, от которого чуть не стал заикаться, Я увидел гениальный ход.

Значит так. На Шестнадцатой авеню в Вашингтоне советское посольство с тортом «Сюрприз» и улыбочками принимает своих беглых евреев, пожелавших вернуться в объятий фактической, а не исторической родины. Документы с просьбами идут в Москву, там только ручки потирают, складывают в. стопочку, судят-рядят, кого пустить, а кому — отворот поворот. Папки пухнут, толстеют. Несколько сот семей уже получили от начальства «добро», но их не извещают. Сидите, томитесь в Америке. Придет время — позовем. Всех вместе. Скопом.

Все — до определенного часа. Когда пробьет колокол. А когда же он пробьет, колокол этот? Когда, в Америку собственной персоной с официальным визитом под пушечный салют пожалует сам вождь советского народа. Мажете себе представить, какую встречу ему приготовят американские евреи? Вопли! Стоны! Плакаты! Тысячные толпы гневных демонстрантов.

Фараон! ОТПУСТИ народ мой! За свободный выезд евреев из СССР! Откройте темницы! Дайте нам обнять наших страждущих братьев! Кровопийцы!

Все антикоммунисты млеют от удовольствия. Получил, мол, советский лидер, что заслужил. Так его, голубчика, ату его, болезного.

Ай да евреи! Ай да молодцы! Показали ему кузькину мать! Заклеймили! Пригвоздили к столбу!

Газеты улюлюкают, телевидение лопается от злорадства. Полный провал Советского Союза на внешнеполитической арене.

Советскому лидеру впору тайком бежать домой, запереться в Кремле и нос не высовывать.

И вот тогда-то и срабатывает торт «Сюрприз», который с хрустом поедали в посольстве евреи. Тот самый малый, что угощал нас, издает молодецкий свист, скликает (по телефону, конечно, но и на телеграмму можно раскошелиться) всех, чьи документы получили в Москве положительное решение. С детьми, в полном составе, не менее тысячи евреев прибывает в Вашингтон к указанному сроку и в указанное место.

Занавес поднят, спектакль начинается.

На глазах у изумленной Америки, и не только Америки, но и всего мира (зачем же тогда телевидение и спутники в космосе?) на площади перед резиденцией, где должен по всем прогнозам сгорать от стыда советский лидер, собирается большая толпа бывших советских евреев и по-русски хором поднимает крик.

Тогда на крылечко резиденции выходит в сопровождении свиты сам высокий гость. Толпа евреев бухается на колени и, как в русских сказках, в тысячу глоток вопит:

  • Батюшка! Отец родной! Не вели казнить, дозволь слово вымолвить!

И на глазах у всего человечества (телевидение крутит в сотни глаз) вождь советских народов, самый большой гуманист на земле, гневно вскидывает соболиную бровь и вопрошает с отеческой тоской:

  • Кто вас научил стоять на коленях? Вы же были советскими людьми! Где ваша былая гордость? Вот что делает проклятый капитал с человеком, вот как ломает его душу и гнет в бараний рог. Встаньте с колен! Выше головы! Советская Родина великодушна, она не бросит беде даже блудных сынов своих!

  • Домой! Домой! Забери нас! Отец родной! — в тысячу ручьев заливается толпа и тянет руки к крылечку.

Весь мир замер в шоке.

Поднял руки над головой советский лидер, призвал к вниманию и молвил таковы слова:

  • Нет счастья на капиталистической чужбине советскому человеку. Пустили мы вас в Израиль, поддавшись шантажу сионистов и империалистов. А теперь вы горько плачете. Пусть видит весь мир, на чьей стороне правда, пусть воочию убедится в преимуществах социализма перед загнивающим капитализмом. Пусть захлебнутся в бессильной злобе провокаторы и торговцы живым товаром, заманивающие сладкими посулами некоторых легковерных наших сограждан. Эта толпа, рвущаяся назад, в отчий дом, лучший ответ на провокации. От имени советского народа я отворяю перед вами ворота Родины. Мы пришлем за вами специальные авиалайнеры, а вот этих, с детишками беру в свой личный самолет. A ну, дайте мне этого ребенка! Это же наше советское дитя! Не плачь! Утри слезки!.Домой поедешь, маленький. Тебя как зовут? Шмулик? Абраша? Ах, Саша! Наше, русское имя... Дайте мне платок... у меня слезы.,, сердце разрывается...

Надо ли говорить, какую оплеуху получит весь мир! Как все евреи, во всех странах наберут полнен рот воды и заткнутся! Как воспрянет духом международный коммунизм!

Небывалая победа над врагом внешним. Остается враг внутренний — свой собственный народ. Для него разыгрывается следующий акт этой комедии.

Представьте такое зрелище. В московском аэропорту Шереметьево один за другим садятся самолеты, полные евреев-возвращенцев. Сотни людей с детьми на руках, с бабушками под мышкой валят по трапам, кидаются на заплеванный бетон летного поля и целуют всех взасос.

А к аэропорту колоннами пригнали трудящихся Москвы. С заводов и фабрик. Десятки тысяч. Духовые оркестры надрывают душу маршем «Прощание славянки». Рыдают евреи, рыдают русские. Какая-нибудь партийная дама, вроде нашей Капитолины Андреевны, выхватит из толпы пассажиров своего бывшего подопечного, на глазах у всего честного народа и для телевидения прижмет его к своей могучей груди, как Ро­дина-мать на плакатах. И тут уж заголосит вся Русь, и слезы затуманят экраны телевизоров.

Каков же результат? Убийственный. Всякому, кто нос воротит, недоволен советским строем, косится на Запад — урок на всю жизнь. Уж если евреи назад в Россию бегут, а у них такая мировая поддержка, по всем странам свой брат-еврей, то куда уж нам, с нашим рылом соваться. Нам-то уж точно там, на чужбине, пропасть ни за грош. Так что сидите, не рыпайтесь, держитесь за Россию-матушку и Бога молите за советскую власть.

Лучшей пропаганды не придумаешь. Скоро, очень скоро вы увидите, как это будет сделано. И тогда вспомните Аркадия Рубинчика.

Что такое? Уже Москва? Боже! Как быстро.

Не курить! Привязать ремни!

С удовольствием! Дайте-ка мой ремень. Ой, я нечаянно к вам в карман рукой попал. Извините. Что это? Микрофон? У вас в кармане? И провод тянется... Не понимаю. Зачем под креслом магнитофон? И кассеты вертятся?

Вы что? Всю дорогу записывали? Все, что я говорил? Зачем? Погодите... минуточку... а что я говорил? Ей-Богу, я не помню, что я говорил.

Так-так, уважаемый. Наконец, вспомнил, где я вас видел. Вы же старый спец по магнитофонам. Когда меня по рекомендации нашего парторга Капитолины Андреевны пытались обучить английскому языку, чтоб подслушивать разговоры иностранных клиентов, — это были вы... тот самый в штатском... из большого дома на Лубянке, где грозились показать меня специалистам, как феномен. Ну, конечно, вы! Та же морда!

Не тронете меня! Отпустите мои руки! Зачем вы так стягиваете ремни? Мне больно! Я не хочу сидеть! Я хочу стоять!

Остановите самолет! Не давайте посадки!

Не хочу в Москву. Боже мой! Я ведь все забыл. Пока я болтался за границей, потерял иммунитет, и у меня теперь недержание речи. Я разучился держать язык за зубами. Я приучился болтать все, что вздумается. Теперь мне в Москве — крышка.

Не хочу в лагерь! Не хочу в тюрьму! Никуда не хочу! Ни вперед, ни назад! Не надо садиться на землю. Для меня там места нет.

Ну сделайте мне одолжение...

Мне, Аркадию Соломоновичу Рубинчику...

Инвалиду Отечественной войны...

Парикмахеру первого класса...

Бывшему гражданину СССР...

Бывшему гражданину Израиля...

Бывшему обладателю американской гринкарты, а это почти что паспорт...

Я никому ничего плохого не сделал...

Я только хотел жить как человек, а вышло совсем по-другому..

Я очень устал...

Сделайте мне одолжение...

Остановите самолет — я слезу.

ОТ АВТОРА

Считаю своим общественным долгом предупредить читателей: не принимайте на веру все, что наболтал в самолете Аркадий Рубинчик. Во избежание всяческих недоразумений.

А то один нью-йоркский парикмахер (недавний эмигрант из СССР) ухитрился ознакомиться с этой книгой еще в рукописи и все принял за чистую монету. Он тоже небольшого росточка, как Аркадий Рубинчик. Также не долго пробыл в Израиле. Да и по мелочам обнаружил много совпадений биографического характера. И решил парикмахер, что Аркадий Рубинчик с него списан. За исключением финала. Чтобы достичь полного сходства с литературным героем, а может, и по каким-либо иным соображениям, он направился в Вашингтон, на Шестнадцатую авеню, добился приема у советского консула, выложил ему наизусть весь текст Аркадия Рубинчика и был крайне поражен, что ответы консула не совпали с прочитанными в книге.

Он вернулся в Нью-Йорк контуженным: без всякого альпинистского снаряжения вскарабкался по карнизу на жуткую высоту небоскреба и стал оттуда плевать на весь Божий свет.

Полицейские сняли его с помощью последних достижений американской техники и водворили в госпиталь имени Рузвельта, где бедняга и поныне пребывает на средства мирового еврейства.

Поэтому еще раз предупреждаю: ни в коем случае не ищите в персонажах книги свои личные приметы и приметы своих знакомых. Книга — плод чистейшей фантазии автора. А с фантазии какой спрос?!

Иерусалим, 1975 г.

Примечания

Эмигрантская литература объединяет, как правило, ностальгические мотивы и протестный жанр. Она своеобразно воплощает известный поэтический образ С. Есенина: "лицом к лицу лица не увидать. Большое видится на расстоянье." ("Письмо к женщине"). Она создается не только для читателя заграничного, но гипотетически предполагает читателя отечественного.

Эмигрантская литература

Статья - В.Казак. Лексикон русской литературы XX века. М.: РИК "Культура', 1996. - С. 482 - 485.

Андрей Курбский

Князь Курбский - фигура, воплощающая важную веху в истории формирования в России гражданского общества. Он является своеобразной предтечей П. Чаадаева, со стремлением приблизить русскую государственность к европейским образцам. С одной стороны, говоря современным языком, диссидент, с другой перебежчик, эмигрант. Из Литвы, которая в это время - злейший враг русского государства. Как хотелось власти задушить в объятиях до хруста костей этого выдающегося публициста, историка, древнего политолога, как позже А. Герцена, А. Аверченко, А. Солженицына и других. Но, увы, не все ей было доступно.

Интересно, как характеризуют А. Курбского в разное время в России. Возьмем лишь два справочных издания: ".должно отметить литературную деятельность князя Курбского, в которой замечательны. 2) письма. к Иоанну IV, равно как и ответные письма последнего. Эта переписка обнаруживает у Иоанна высокий взгляд на достоинство своей власти и особенно на ее независимость от мнений и советов бояр. Главное содержание переписки и ее значение, в прочем, как признают новейшие историки литературы, заключается не в споре о политических вопросах между царем и Курбским, а в изложении личных счетов обоих противников; при этом личность Курбского обнаруживает в нем защитника идей русской гражданственности и человека весьма образованного для того времени; с ясным пониманием общественных отношений своей эпохи". ( Народная энциклопедия научных и прикладных знаний. М., 1911, т. VII. С. 399 - 400, изданная "харьковским обществом распространения в народе грамотности". (Орфография первоисточника сохранена). А вот, что пишется в современном справочном издании:" Курбский Андрей Михайлович (1528 - 83), князь, писатель и переводчик, гос. деятель. В 1564 бежал в Литву. Осн. [овные] соч. [инения] написаны в Литве; послания: три Ивану IV (1564 - 79)." (Литературный Энциклопедический Словарь. М., "Советская Энциклопедия ", 1987. С. 630).

Первый русский диссидент - . 688

Третье послание Курбского Ивану Грозному. Перевод Я.С.Лурье и О.В.Творогова. В кн.: Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским. Л.,"Наука", 1979. С. 168 - 182.

Д.С. Лихачев. Андрей Курбский. Стиль произведений Грозного и стиль произведений Курбского. В кн.: Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским. Л.,"Наука", 1979. С. 182 - 213.

Александр Герцен

Биографическая статья - -

Долг прежде всего - В 50 - 60-е годы Герцен написал серию публицистических и исторических работ, в которых он разбирает причины неудачи и уроки европейской революции. Повесть "Долг прежде всего" была написан в 1847 году. Герцен намеревался опубликовать в «Современнике» и в конце января 1848 года выслал их в Петербург. К тому времени подоспело известие о революции во Франции. Нечего было и думать о публикации в России подобного произведения — резко антикрепостнического, да еще и со сценами из эпохи Великой французской буржуазной революции 1789 года.

Аркадий Аверченко

  1. Аверченко — выдающийся русский писатель, обладающий в полной мере сатирическим даром. В разные годы им была создана галерея персонажей, представляющих разнообразные типы русского общества, начала XX века, послереволюционного и эмигрантского периодов. Русская история для него неисчерпаемый материал, воплощаемый в типажах, передающих гримасы эпох, современником которых он был. И даже те, кого он высмеивал не могли не признать его едкий талант.

Биографическая статья - В.Казак. Лексикон русской литературы XX века. С.2.

Короли у себя дома - Дюжина ножей в спину революции.

Р. Соколовский. Дюжина ножей, не убивших революцию - Литературный Киргизстан, 1990 №1. С. 158 - 159.

Владимир Набоков

  1. Набоков, помимо различных достоинств своего уникального творчества, известен как блестящий стилист и создатель т.н. сословного литературоведения (в своей лекторской работе).

Биографическая статья - В.Казак. Лексикон русской литературы XX века. С. 269 - 271.

Весна в Фиальте. Королек. Собрание сочинений в 4 томах. Том 4. М.: Правда, 1990. С 305 - 339.

Илья Эренбург

Илья Эренбург блестяще проявил себя в разных литературных жанрах - от сатирического романа до аналитической публицистики. Любимец вождей, к нему как никому другому подходят державинские строки о том, что он умел "истину царям с улыбкой говорить". Лазик Ройтшванец - один из последних в русской литературе героев, генетически связанных с образом маленького человека. (От А.С. Пушкина с Самсоном Выриным и Н.В. Гоголя с Акакием Акакьевичем Башмачкиным до Ф.М. Достоевского с бедными людьми.)

Биографическая статья - В.Казак. Лексикон русской литературы XX века. С. 486 - 487.

Бурная жизнь Лазика Ройтшванеца. М.: Советский писатель - Олимп, 1991.

Василий Аксенов

Василий Аксенов, по собственному признанию, основоположник постмодернизма в русской литературе. Его творческая биография начинается в конце 50х - начале 60х гг. XX в., его последний роман посвящен этому времени. Эпоха, сформировавшая новый взгляд на советскую историю, эпоха, проклюнувшегося дистанцирования от тех коммунистических ценностей, которые насаждались коммунистической партией. Герои Аксенова пытались разобраться в себе и в окружающем мире, отвергая риторический пафос. Тем же временем, видимо, навеяны мысли, приписываемые В. Аксеновым центральному герою романа "Вольтерьянцы и вольтерьянки": "масса может чувствовать, но не может мыслить".

Биографическая статья - В.Казак. Лексикон русской литературы XX века. - С. 7 - 8.

Таинственная страсть. Роман. Колекция караван историй, 2009\2010, декабрь - январь. №6. С. 170 - 191.

Эрнст Неизвестный - всемирно известный скульптор, прошедший Великую Отечественную войну. Дважды родные получали на него похоронки. Этому А. Вознесенский даже посвятил стихи: " Неизвестный - реквием в двух шагах, с эпилогом". Неизвестный отверг псевдомонументализм советского искусства, утверждая своим творчеством в 60е годы "еретический" абстракционизм.

Эрнст Неизвестный. О друзьях - товарищах. Размышления после прочтения книги Василия Аксенова " Таинственная страсть " - Колекция караван историй, 2009\2010, декабрь - январь. №6. С. 192 - 204.

Александр Солженицын

Александр Солженицын - зачинатель диссидентства в творчестве и в жизни. Непререкаемый авторитет в кругах оппозиции.

Биографическая статья - В.Казак. Лексикон русской литературы XX века. С. 393 - 395. 690

Как нам обустроить Россию. Посильные соображения. - Литературная газета, 1990, 18.09, № 38.

Владимир Войнович

Владимир Войнович - выдающийся писатель второй половины XX века, в различных жанрах развенчивает культ Солженицына.

Биографическая статья - В.Казак. Лексикон русской литературы XX века. С. 83 - 84.

Портрет на фоне мифа - М.: ЭКСМО, 2002.

Эдуард Лимонов

Биографическая статья - www. moikompas. ru

Первый панк. Коньяк "Наполеон". М.:"Константа", 1995.

Татьяна Толстая

С ее сборника "На золотом крыльце сидели" в русской литературе появляется образ обыкновенного человека.

Биографическая статья - В.Казак. Лексикон русской литературы XX века. С. 424 - 425.

Надежда и опора. Сердца горестные заметы 1. "Изюм" Избранное. - М.: Подкова, ЭКСМО. 2002. С. 158 - 162.

Сергей Довлатов

Биографическая статья - В.Казак. Лексикон русской литературы XX века. М.: РИК "Культура", 1996. - С. 130.

Соло на Ундервуде (Записные книжки). NEW ENGLAND PUBLISHING CO, 1983.

Интервью -

Игорь Губерман

Биографическая статья -

Не думал, что кому зачтется. Иерусалимский журнал 2008. №27.С - 27 - 38.

Интервью - В конце недели 2007. 11 мая. С. 3.

Эфраим Севела

Биографическая статья - В.Казак. Лексикон русской литературы XX века. С.267 - 268.

Остановите самолет - я слезу. Роман. Первая публикация - "Искусство кино", 1979, № 9. Э. Публикуется по: Э. Севела. Собр. соч., т. 2. "Грамма",1996.

Подписано в печать 14.01.2011 г. Бумага офсетная. Формат 84x108 1/32 Тираж 180 экз. Заказ № 23

Изготовлено в типографии ОсОО "М Maxima" Кыргызская Республика, г. Бишкек, пр. Чуй, 110 Тел.: +/996 312/900 435, 902 907. Факс: +/996 312/ 900 407 E-mail:

оперативная полиграфия

Hima



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Учебно-методический комплекс международно правовые основы содружества независимых государств (снг) магистерская специализация Москва, 2010

    Учебно-методический комплекс
    Отношения со странами Содружества Независимых Государств являются одним из приоритетных направлений сотрудничества для Российской Федерации. Курс «Международно-правовые основы Содружества Независимых Государств (СНГ)» направлен на

Другие похожие документы..