Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Закон'
Мы рады снова пригласить Вас в наш прекрасный город Нижний Новгород принять участие в работе V-Поволжской научно-практической конференции «Статистиче...полностью>>
'Сказка'
Сказки с самого раннего детства открывают чудесный, загадочный мир для каждого из нас! Сказка – это ожидание чего-то прекрасного, что должно произойт...полностью>>
'Программа'
Программа учебной дисциплины составлена в соответствии с основной образовательной программой подготовки ВПО МГТУ им. Н.Э. Баумана (специалиста, бакала...полностью>>
'Документ'
Спосіб навчання: аудиторне Необхідні обов’язкові попередні і наступні модулі: Історія мистецтв Основи методики дизайну Зміст навчального модуля: Поня...полностью>>

По специальности я писатель-сатирик

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

- Солнышко, делай, как тебе удобно!

- Боже мой! Такую мелочь не можешь решить самостоятельно: брать жене свитер или не брать!

- Бери, черт возьми!

- Пожалуй, ты прав. Чего таскать с собой лишнее, верно? Не возьму. Что б я без твоих советов делала!

Подопытный кролик

Я работаю в лаборатории номер шесть института экспериментальной миди­цины подопытным кроликом. Вторая клетка налево. Назвали Кешей. Полгода мы бьемся над каким-то лекарством. Они на мне ставят опыты, ищут вакцину от своих болезней, чтобы я сдох, а они долго жили! Ну-ну! Это мы еще поглядим.

Они думают, если я кролик, то я не вижу, что она там пишет.

"Объект Кеша проявляет признаки беспокойства, очевидно, превышена до­за вакцины."

А что бы проявляла ты, если в тебя засадить то, чего в меня влили! Я не знаю, отчего меня колют! Возможно, от СПИДа. Так вы заразите сначала! Или уже, а я не почувствовал!

"Объект агрессивен. Норовит откусить палец".

И буду норовить! Угораздило же родиться на свет травоядным. Ты жуешь травку, в это время жуют тебя! А называется - эксперимент!

Когда работаешь подопытным кроликом, можно ли сохранить достоинство? Можно!

Они тебя лечат, а ты сопротивляйся и не лечись. Они ждут последствий, а ты не показывай! Все равно, что вводить лекарство в пельмень и ждать его реакции.

"Объект отказывается принимать пищу, хотя вакцина должна повышать ап­петит".

Дура крашеная! Да я при тебе и на морковочку глаз не скошу. Зато на ночь под опилками три кочерыжки заныканы. Похрустим тайком всласть!

А по их расчетам я должен днем жрать все, что ни попадя. Не совпало! Вижу - опешили, репу чешут. Так и запишем: "Профессор отказывается от пищи, подавлен".

Чего она там пишет? Почерк ужасный.

"Частый обильный стул, несмотря на отсутствие аппетита. Вывод: неа­декватная реакция на вакцину."

Думайте, профессор, думайте! А стулом обильным я вас обеспечу. Как ассистентку увижу - стул тут как тут. Слабительная ты моя.

"На самку не реагирует. Не исключено побочное действие вакцины. Вы­вод: чем меньше потенция, тем чаще стул."

М-гу. Как я вас! Так я на свету и расслабился! А вот ночью с крольчи­хой по кличке "Лолита" такое откалываем, вам и не снилось! Вакцина, меж­ду нами, убойная! Не знаю, отчего задумана, но потенция так и прет! Только бы врачи не пронюхали, на себе не опробовали! Это грозит спасени­ем человечества! Не допущу! Зубы стиснул, днем на крольчиху внимания ноль. Напряжение регулярно сбрасываю через стул.

Я вам честно скажу, единственная радость подопытного: побочные действия препарата. Ты их на своей шкуре испытываешь первым. Случается, первым и последним, но иногда кайф! На воле с крольчихами такого отро­дясь не было! Кстати, узнал от чего их вакцина! Они думают: против ту­беркулеза!

О, кто к нам пришел! Профессор бороду чешет, морщится. Карл Маркс лы­сый! Ну, как вам мои результаты? Не ожидал! Озадачил подопытный опытно­го. Запомни, старик: теория на практике дает сильно побочные результаты.

Ой! Что такое? Током бьют! Не договаривались! Нарушаете права челове­ка! Ну, профессор, ответишь на Нюрнбергском процессе за все!

"Повышенная возбудимость, мечется по клетке, хочет на волю".

А ты бы под напряжение дрыхла? Насчет "на волю" - дураков нет! Только силой! Током ударили - и морковочку. Током - морковочку! Такую пытку вы­терпеть можно. А на воле током бьют и никакой морковочки!

Согласитесь, все мы подопытные кролики у Господа Бога!

Да, унизительно! Кто спорит! Но у подопытных свой шанс: терпи, но ис­кази результаты эксперимента до неузнаваемости! Вы на мне свои опыты, а я на вас свои результаты проверю! Отброшу человечество на сто лет назад к чертовой матери, чем и горжусь!

Это кажется только, что от нас, подопытных, ничего не зависит! Пос­мотрите вокруг, на результаты эксперимента! Приятно сознавать, что и ты внес свой вклад в эту кашу!

Позвольте представиться, господа: подопытный кролик Иннокентий!

Слон в небе

Стадо слонов купалось в реке. Плескались, фыркали, поливали друг дру­га из хоботов. Маленький слоник, как все дети счастливый от брызг и бли­зости старших, любовался сквозь капли на солнышко и вдруг увидел паряще­го в небе слона. Слоненок зажмурился: "Наверное, я перегрелся". Разлепил глаза: в небе кружил слон. Взмахивая огромными ушами как крыльями, он кружил среди ласточек.

- Смотрите! - завопил малыш. - Там в небе слон!

- Не обращай внимания, - сказала слониха, - слон больной. Что-то с гормонами. Уши увеличены. На бегу машет ушами, его поднимает в воздух. Приходится бедняге лететь. Дирижабль несчастный!

- Ух, здорово! Дирижабль-журавль! - слоник вздохнул. - Везет некото­рым!

К вечеру слон стал снижаться. Гул заложил уши, деревья согнулись, земля ухнула. Это слон приземлился. Он лежал матерясь, огромные уши вздрагивали и дымились.

Слоник приблизился и спросил:

- Простите, дядя слон! Вы прямо как птица летаете. Здорово, правда!

Слон разлепил глаза:

- Дитя малое! Чему завидуешь?

- Ну как же! Вы - слон, а летаете! Еще немного и станете дирижаблем!

- Все идет к тому, - вздохнул слон. - Что ж тут хорошего?

- Как это! Как это! А радость полета?

- Радость полета ерунда по сравнению с кошмаром посадки! Отбил почки, печень, сердце, желудок!

Слон хотел устало пошевелить хоботом, но не смог.

Когда слоник вернулся к слонихе, хобот его был завязан узлом, что го­ворило о сильной задумчивости.

- Ну, сынок, видел летчика? - сказала слониха. - Поэтому люби и знай свое место!

Фаворит

Кровать досталась от деда с финтифлюшками разными. Может, сама импе­ратрица спала с фаворитами. Кровать бешеных денег стоит, а я сплю бесп­латно, как фаворит, правда, без императрицы полгода...

Короче, древесный жучок в ней завелся. Не в императрице, в кровати ее, в смысле, в моей. Смотрю: в изголовье дырочка, вот такусенькая. А по ночам чуть ли не в голове: "шур-шур-шур!" Нашелся ценитель редкостной древесины, дорвался до памятника старины, гад! Сутками вкалывает, боит­ся: вдруг кровать кончится. Чудак! Там и ему и внукам грызть не перег­рызть. Под шуршанье жучка засыпаю, хотя мысли в мозгу и по ночам шебур­шатся: деньги, картошка, обои, ограбили...

Никак на одном не сосредоточиться. Голова пухнет, с утра шляпа не на­лезает. А тут еще жучок в изголовье.

Привык. Господи, к чему только не привыкал, как мы все. Тут месяц то­ком било в трамвае от поручня. Пару дней пассажиры повскрикивали, а по­том перестали. Привыкли. Теперь, если током не бьет, вздрагивают.

Не об этом речь. Короче. Завтракаю, слышу, что-то шуршит. А до крова­ти два метра. Вышел на кухню - шуршит! Воду спустил в туалете - шуршит! Да никак в голове?! Кинулся к зеркалу: мать честная! Над левым ухом от­верстие! Жучок увлекся, из кровати в башку перелез! Неужели мозг от дре­весины не отличить, хотя бы по вкусу!

Думал, рехнусь! Больно же! Срочно, к врачу! Удалить, пока вглубь меня не ушел!.. Ага!.. Они и жука не найдут и мозги раскурочат навеки! При­терплюсь. Почему бы и нет. Слава богу, жучок не таракан! Таракана я бы не выдержал. Хотя... А жучок, ну что он там нагрызет? К тому же мысли-то дрянь, он и подавится! Такое только человек выдержит.

День прошел, неделя - чувствую, умом пора трогаться! Мозги чешутся! Жуткое ощущение. А как почесать? Это же не лысину - глубже! Ну, погоди! С разбегу головой в стену хрясь! Хрясь! Хрясь! Два часа без сознания. Не я - жучок. Потому что круги перед глазами и в башке тишина. А-а, не нра­вится! Ух, я его мутузил! Чуть башку не раскроил! Думаете, жучок копыта откинул? Через день слышу: лапами в башке шевелит! Шур-шур-шур!

Если не психовать, под него засыпаешь. Убаюкивает. Шур-шур-шур... Ко­лыбельная получается. Арина Родионовна в черепе завелась!.. "То как зверь она завоет, то заплачет, как дитя..."

О жучке когда думаешь, прочее забываешь. В зеркало смотрю - взгляд стал осмысленным, не как у людей: зрачок с белком перемешанный. Ну, гла­за немного на лбу. Что есть, то есть. Слежу, куда он полез, родимый. Жу­чок прошлое выгрыз, принялся за будущее. Мозг устал, ему облегчение.

Если вдуматься, что такого ценного жучок в голове погрызть может? Или какие мысли бывали красивые, благородные? Или гениальное промелькнуло? Я бы почувствовал. Что ж там свалено? Стыдно, кому сказать, о чем думаем! Разве это мысли? Страх, злоба, паника! Хочется подумать о чем-то хоро­шем! А как? Под ружьем - не получится! В башке, не к столу будет сказа­но, копошение, как в уборной опарыши... Вонь почему? Наши мысли воняют! Хорошие мысли хорошо пахнут. Хорошего человека видно по запаху. Хотя не­виноватые мы. У кого жучок, у других вплоть до клопов в мозгу.

Тут, кстати, с дамой познакомился. Из хорошей семьи. Ей комар залетел в правое полушарие. Она с ним о других бедах забыла. Говорит, будто на скрипочке кто-то зудит. И правда, сидишь рядом с ней, как в филармонии. У меня жучок, у нее комар. Все основания для создания здоровой семьи.

И вдруг просыпаюсь во вторник - тишина. Ни шур-шур! Глянул в зеркало

- справа над ухом вторая дырочка! Уполз, гад! Одного бросил!

И снова опять. Мысли врассыпную, ни черта не сходится. Глаза в одной точке никак не собрать!.. Два батона, бензин, в ухе стреляет или на ули­це...

Как жить без жучка в голове? Я же не выдержу! Умом тронусь! Одна на­дежда - кровать подо мной та же... Может, какой жучок забредет на импе­ратрицу, в смысле, на огонек! Будет у меня фаворитом. Тс-с! Кто-то скре­бется? Это ко мне...

Попутчик

Я возвращался из Минска в Москву. Купированный вагон на четверых, но пассажиров двое: я и молодой человек довольно интересной наружности. Мужчина и женщина в одном купе, сами понимаете, ситуация двусмысленная. Всякое может случиться. Тем более, я женщина вполне интересная, хотя в возрасте, который мне пусть только попробуют дать!

Сидим, помалкиваем. Когда стемнело, я сказала, что буду ложиться. Он вышел. Я переоделась в спортивный костюм, надушилась, легла.

Парень вошел, в темноте, очевидно, разделся и полез на свою полку сверху, хотя напротив место свободно. Я не девочка, понимаю, сейчас нач­нет грубо приставать. Пилочку для ногтей взяла для отпора.

Действительно, через пять минут молодой человек свалился в проход. Извинился, полез обратно и тут же рухнул опять. Так, думаю, началось! Примеривается, хочет как бы нечаянно упасть на меня и познакомиться.

Две попытки мимо, но третья уж наверняка! Я под одеялом вся сжалась. Ночь, дверь закрыта и периодически мимо пролетает молодой человек. Это может кончиться чем угодно!

Бац! Третий раз загремел. И опять мимо! Я спрашиваю: "Вы без конца падаете мимо меня на пол! Пьяный, что ли?"

Он говорит: "Извините, мадам, слегка выпимши. Больше это не повторит­ся". И на верхнюю полку.

Ну я-то знаю: пьяный мужик опаснее трезвого. Для них нет ничего свя­того! Лежу, сердце колотится: ничего себе, думаю, приключение на старос­ти лет! Мне это надо?

Короче, за ночь он падал двадцать пять раз! Я глаз не сомкнула. Представляете мое состояние! Ведь он мог упасть на беззащитную женщину молодым своим телом и куда бы я делась?! А он всю ночь мимо, мимо! Что делает алкоголь! Ни за что больше с пьяным в одном купе не поеду!

Осень

Предпочитаю естественное. Крашеных женщин за женщин не признаю. Про искусственные цветы не говорю - разорвал бы! Да, стоят вечно, но в при­роде ничего вечного быть не должно! Побойтесь Бога! Все течет, все изме­няется. Или уже нет? Стемнело - ложись. Солнце встало - подъем. А не встало - спи дальше. Имеешь право. Согласно закону природы.

И старость естественна, не надо бояться. Родился - скажи "спасибо". Умер - скажи "до свидания". Почему паника? Пластические операции, замена органов... Дожили до преклонных лет - поздравляю! Да, пришло время крях­теть и дрябнуть. Этим и занимайтесь. Не иди против природы, с кем связы­ваешься?

Вот я волосы терять начал. Значит, осень. Опадают листья и волосы. Пушкин стихи написал: "Люблю я пышное природы увяданье..." Это про нас, старичков. Волосы падают, а я собираю. В коробочку. Все до одного. И в коробочку. Там все шесть тыщ семьсот двадцать пять. Промыты, просушены. В хозяйстве все пригодится. А там, глядишь, зубки посыпались. Можно вставить золотые, фарфоровые, да хоть молочные. Заплати. Ну и что? Попе­рек старой физиономии ослепительная улыбка, как фотовспышка, высветит морщины, отеки, мешки. А зубов нет - улыбнулся, и никто тебя не заметил.

Да и денег тех нет. Зарабатывая на починку внешности здоровья угро­бишь настолько, насколько починишь. То на то и выходит. Старейте в ногу со временем. Это красиво, потому что естественно. Зубы выпадают, а я их в мешочек. Эх, что мы с ними ели когда-то! Слежу за зубами, а как же! Утром и вечером вынимаю из мешочка, тру зубным порошком, потом одеколон­чиком, замшей - как новенькие!

Раз в год устраиваю загул! Спросите: зачем? В природе смерч налетел и затихло. Потому что всем нужна встряска.

Надеваю единственный лучший костюм. Покупаю вина. Из коробочки волосы на череп наклею. Все шесть тысяч семьсот двадцать пять. Эти заросли при­чешу. Зубки вставлю. Улыбнусь себе ими. "Альбуцид" капну в глаз, и он тут же осоколел. Смотрю в зеркало: интересный пожилой еще юноша! Пригла­шу подружку ровесницу! По такому случаю и она марафет наведет, все что положено женщине себе вставит! Вино, цветы, музыка! Ах, какой вечер! В танце своими собственными руками берешься за женскую, судя по скрипу корсета, талию, и цепь замыкается. Бьет, как в юности, током. И дальше шпаришь по памяти наизусть и, знаете, ничто не забыто! Наутро, конечно, внутри катастрофа. Все органы дают о себе знать. Как перекличка на пост­роении. Но после смерча в природе последствия. Зато есть что вспомнить! Зубки обратно в мешочек, волоски пучками в коробочку. До прекрасного смерча, вдруг доживу, через год!

Дамы, если кто знает толк в натуральных мужчинах - звоните! Догово­римся о смерче на следующий год...

Обещаю быть непредсказуемым...

Мужики (виды и подвиды)

"Попугайчик"

Мужчина беспокойный и сексуальный. Скорее сексуально обеспокоенный. В самый неподходящий момент спрашивает у женщины, "хорошо ли ей с ним". Она, захваченная страстью, шепчет: "Хорошо, хорошо". Его это не устраи­вает. Переспрашивает: "Хорошо, как ни с кем?" Женщина бормочет, не сби­ваясь с ритма: "Так, как ни с кем, так, как ни с кем!"

Однако он продолжает интересоваться: "Не обманываешь? Правда, так хо­рошо, как ни с кем хорошо не было? Или хорошо так, как с кем? Или ни с кем?" Короче, доводит партнершу до истерики, пока она не заорет: "Плохо с тобой, плохо так, как ни с кем!" Вот тут он, испытав оргазм, успокаи­вается и шепчет: "Так я и знал!"

Кстати, есть точно такой же тип женщин-попугайчиков. Они добивается положительного ответа "да, хорошо" столько раз, пока он не перейдет в истерически-отрицательный. Не исключено, что они вступают в интимные от­ношения для того, чтобы убедиться, что хуже, чем с ними, ни с кем быть не может.

Хороши с постели два попугайчика. Он и она. Сквозь поцелуи страстно пытают друг друга: насколько с ними нехорошо? Убедившись, что соперников у них в мире нет, получают полное взаимное удовлетворение.

"Творец"

Художники кисти, пера, актеры, служители муз.

Женщина под рукой нужна в роли музы, поскольку творцу кровь из носу необходимо вдохновение. Оно возникает в результате сильных эмоций, для возникновения которых можно использовать любовь с ее восторгами, муками, воплями. Большой писатель в зависимости от сцены, которая ему необходима в романе - лирическая или драматическая - либо устраивает ночь любви, либо закатывает скандал, чтобы вызвать в себе соответствующее состояние. Истинная муза сносит все, от побоев до крайних извращений, чувствуя себя как бы соавтором создаваемого произведения.

Нет большего хама в любви, чем большой художник. Он может сочинять в момент интимной близости. Вскрикнув от страсти, внезапно срывается с кровати - и пулей к столу, записать мысль, при этом сопит, испытывая ор­газм, а вернувшись в постель, обессиленный, засыпает с чистой совестью, позабыв про неудовлетворенную музу.

Если ваш спутник по жизни ни с того ни с сего рыдает, бьет посуду, непотребно ругается, бегает за вами с топором - не принимайте близко к сердцу: идет творческий процесс.

Если он, брызгая слюной, заявляет, что вас ненавидит, вы ему испорти­ли жизнь - не реагируйте, это вранье, просто он оттачивает слог. Но если он хорош в постели - не обольщайтесь, возможно, в этот момент он мыслен­но спит с героиней своего романа.

Кто спорит, жить с ним противно. Но с художником кто-то должен быть рядом. Жить он вам не даст, зато увековечит. Уйдете из жизни, войдете в историю вместе с ним.

"Аполлон"

Мифологически красив. Никаких изъянов снаружи, гладкий, как морская галька. Знает, что хорош, и приглашает всех полюбоваться собой, как про­изведением искусства. Словно вы пришли в Эрмитаж. Вернее, Эрмитаж пришел к вам. Не сомневается, что женщина, лаская его прелести, получает незем­ное наслаждение, поэтому в постели не мешает любить себя, лежит бревном, на котором написано: "Что хотите, то со мной и делайте, раз уж вам так повезло".

Ум отсутствует за ненадобностью. Его с лихвой заменяют мускулы. К то­му же от ума, как известно, мысли, морщины, прочие дефекты, а так кожа гладкая, что на попке, что на лице!

Летом на пляже появляется из моря в сверкающих каплях воды, сохнет в лучах солнца и девичьих глаз, балдея от себя вместе с народом. Знает, что на его фоне любят фотографироваться. Поэтому периодически застывает, подняв красивую ногу. Вызывая у собак восхищение.

К самой симпатичной женщине относится снисходительно, потому что все равно у него грудь шире, а шея крепче.

Умные женщины с хорошим вкусом частенько приглашают "Аполлона" в гос­ти и ставят в углу рядом с напольной вазой. Получается замечательная икебана.

"Революционер"

Человек талантливый, но его дар расположен не тем концом, все направ­лено на разрушение того, что есть, ради того, что будет, что бы там ни было. Его волнует процесс, а не результат, поэтому в постели как и в жизни думает только о себе.

Секс для него сродни борьбе за счастье народа. Это последний и реши­тельный бой. То, как он овладевает женщиной, чем-то напоминает взятие Бастилии.

В постели неистов, не иначе мстит за гибель соратников. Если крикнул: "Родина или смерть!" - значит, грядет оргазм.

Стремится любой ценой заставить вас получить удовольствие. Разнообра­зен в любовных утехах, поскольку и тут идет своим путем, все не как у людей. Причем, это не разврат, а поиск нестандартного решения. Если че­ловечеству известны 926 позиций, он вам предложит 927-ую. Из которой без посторонней помощи не выпутаться.

От жещины ему главным образом нужно знать, пойдет ли она за ним в Си­бирь. Поскольку уверен: без Сибири не обойдется.

Если вы разумная жещина, пойдите за ним в Сибирь, причем, постарай­тесь сделать это как можно раньше. Людям спокойнее, когда он в Сибире. Пожалуйста, принесите сябя в жертву, и вам зачтется. Иначе он принесет в жертву страну.

"Мученик"

В первую же ночь вываливает на партнершу всю свою автобиографию, где череду неприятностей и обид прерывают лишь катастрофы. Не успокоится, пока не разжалобит и не доведет женщину до слез, что является необходи­мым условием близости. Или в слезах, или никогда!

Женщины отдаются ему из сострадания, он возбуждает в них материнские чувства, не хочется отлучать его от груди. Во время близости он стонет и всхлипывает. Не обращайте внимания. Это он о своем, о девичьем.

Привыкает мгновенно, разрыва не переживет. Его надо готовить к этому заранее. То есть начиная с первого дня знакомства. В противном случае наложит на себя руки, а поскольку толком ничего не умеет, накладывать на себя руки может годами, при этом сведет в могилу скорее вас, чем себя. Если милосердие вам не чуждо, помогите ему наложить на себя руки, сде­лайте доброе дело. Тем более он ведь не сомневается, что плохо кончит. А иначе он не кончит никогда.

"Буйвол"

Мужские достоинства сведены к одному, но к какому! Гордится своей достопримечательностью, считает ее народным достоянием. Гарантирует ка­чество и количество, поскольку профессионал, и секс для него - дело чес­ти.

Выражение "встал в позу" для него имеет буквальное значение. Нет по­зы, в которую бы он не встал, не лег, не сел.

Если не вылезать из постели, с ним удивительно. Вне постели с ним скучно. Он знает свое слабое место и поэтому всех тянет в постель, где провел свои лучшие годы.

Забавно смотреть на него в зоопарке. Подолгу стоит у клетки со сло­ном, разглядывая могучее животное со всех сторон, при этом выражение ли­ца довольно скептическое: "ну-ну". Пожав плечами, отходит, подмигнув слонихе. Та ему отвечает.

Старость для него равносильна смерти. Поскольку, перестав функциони­ровать как мужчина, он становится никем. Жизнь теряет смысл. Уныло смот­рит на свои достопримечательности, как на доспехи, напоминающие о прош­лых баталиях. А повесить на стену, увы, нельзя. Остается одно - умереть. Надеюсь, вы понимаете, что бы он хотел видеть на своей могиле в виде па­мятника.

"Альпинист"

Обветренный суровый мужчина. Близости с женщиной предпочитает бли­зость с природой. Целиком отдается лазанью по горам, плаванию вокруг света, прыжкам с парашюта. Это восхищает женщину в мужчине. А он держит­ся от них подальше. Но по Фрейду вытекает обратное. Альпинист стремится уйти от женщины в горы, потому что на самом деле его тянет к ней. Эти мужественные люди в душе робкие как дети, им легче на лыжах дойти до Се­верного полюса и обратно, чем подойти к женщине. Оттого и лезут по от­весной скале, чтобы снять напряжение.

Как пользоваться ледорубом - он знает, как женской талией - нет.

Если в палатку на склоне горы подложить предварительно раздетую жен­щину, которая овладеет им, не снимая штормовки, больше в горы он не пой­дет. Из палатки его не выманишь и камнепадом.

Опытные женщины в поисках настоящего мужчины отправляются в горы, где они еще водятся в отрогах горных хребтов и расщелинах. Но помните: эти редкие особи пугливы и осторожны. Знают женские повадки. Стремглав, ло­мая кусты, убегают при виде обнаженного женского тела.

Аппетит на свежем воздухе у них превосходный. Поэтому приманка - ку­сок мяса, можно сырого.

Держитесь подветренной стороны. Запах духов чуют на расстоянии. Только внезапное нападение и мертвая хватка позволит вам овладеть таким экземпляром. Парашютиста лучше брать на лету.

Поверьте, такой добыче позавидует любая женщина.

"Отелло"

Одни женятся из-за любви, другие из ревности. Это наполняет жизнь смыслом. Пока ревную, я живу. Отелло плевать, что она живет с ним. Лишь бы не с другими. Перехватывает ее взгляды, требует объяснений по каждо­му. Сличает отпечатки пальцев на ее теле со своими. И, боже упаси, не совпасть!

Соседи за стеной все время слышат стоны, скрежет зубов, затруднен­ность дыхания, после чего девичьи слезы. Впечатление, будто за стеной каждую ночь кто-то теряет невинность. А на самом деле Отелло выясняет, верна или не верна. Убедившись, что как и прежде верна, удовлетворенный падает в постель, считая свои супружеские обязанности выполненными.

Супруге Отелло надо всегда иметь алиби. Где была? Когда? Кто подтвер­дит. Хорошо иметь при себе фотографии и телефоны свидетелей. Высший кайф для Отелло в извращении: унизить, избить, а потом до утра валяться в но­гах, вымаливая прощение. Примирение приравнивается к половому акту, на большее нету сил. Причем удовлетворены оба. Она тем, что отстал. Отелло потому, что, слава Богу, она опять никому не досталась.

"Сержант"

В постели строг и подтянут. С ним хорошо слабой женщине, которая лю­бит повиноваться. Все четко и по команде: "Налево! Направо! Равняйсь! Целую! Кругом! Стоять! Вольно!"

Да, нет шарма, романтики, зато каждый день в одно время. И без выкру­тасов! Правда, с годами команды становятся все короче.

Это тот редкий случай, когда чем выше звание, тем скромнее возможнос­ти. Другими словами, генеральша во сне видит сержанта.

Соавторы

А. Ширвиндту

Этой истории почти двадцать лет.

Если сегодня перед Шурой не устоит ни одна уважающая себя женщина, то тогда перед ним не мог устоять и ни один мужчина. Я в том числе.

Мы были немного знакомы, и вдруг во время гастролей Театра сатиры в Ленинграде звонит Александр Анатольевич и говорит: "Приходи, есть разго­вор!" Я обалдел. Звонок Ширвиндта уже делал меня знаменитым.

Я влетел в гостиницу "Октябрьская". Шура сидел в кресле с трубкой, по-моему, в халате и сказал дословно следующее: "Хватит заниматься хер­ней, пора писать пьесу!"

Сказано было доброжелательным тоном, но мне инстинктивно захотелось щелкнуть каблуками, рявкнуть: "Служу Советскому Союзу!" и броситься пи­сать пьесу. Раз сам Ширвиндт сказал: "Пора писать пьесу" - значит, ника­ких сомнений в том, что я ее напишу, у меня не возникло.

Вдохновение, внушенное Шурой, распирало. Я вывел на бумаге магическое слово "пьеса". И началось торжество искусства над разумом. Никогда в жизни мне не писалось так легко.

Прелесть пьесы, в отличие от рассказа, в том, что она готова вместить ваш жизненный опыт целиком. А двадцать лет назад опыт у меня еще был. Вдохновение, помноженное на отсутствие мастерства - колоссальная движу­щая сила. И, поверьте, никаких мук, одно творчество. Сто страниц было позади, а я еще не поделился и пятой частью жизненного опыта.

С трудом оторвавшись от пьесы на 126 странице, я позвонил Шуре, ска­зал: "Все готово, отправляю почтой".

Само собой - ценная бандероль, заказная, трижды завернутая, вся в клее и сургуче. Не дай Бог пропадет! Ведь гениальное крадут в первую очередь.

Через неделю пришел ответ от Шуры. В письме он мягко журил, предлагал продолжить сотрудничество и просил, если можно, сократить наполовину. Сам Ширвиндт просит сократить!

Я размахивал письмом перед друзьями с гордостью ворошиловского стрел­ка, награжденного буденовской саблей.

И снова бессонные ночи. Измучившись, я с трудом ужал материал со 126 страниц до 140.

Позвонил Шуре, доложил, что окончательный вариант готов.

Он сказал: "Приезжай!"

Приехал в Москву. Дом на набережной. Музей-квартира Ширвиндта. Я с восхищением наблюдал как он, добродушно матерясь, отбивается от телефон­ных звонков, родных, близких, домашних животных. Простой, как все вели­кие.

Мы сели в "Ниву", кажется, темно-вишневого цвета.

- Куда едем?

- Увидишь.

Да какая мне разница! Волшебник Шура вез меня туда, где произойдет мгновенное превращение малоизвестного сатирика в крупного драматурга.

Машина летела. Снег слепил, как будущая слава.

Красная Пахра. Дача Зиновия Гердта. Ввалился весь в снегу Дед Мороз Эльдар Рязанов. За ним другие замечательные люди, которых и в отдельнос­ти-то вблизи за всю жизнь не увидишь, а тут сразу.

Я понял: все пришли на читку моей пьесы.

Стол был домашний, обильный. В большом выборе спиртные напитки.

Жена Зиновия Ефимовича спросила, что я буду пить.

Как драматург, я выбрал "Мартини", который видел в первый раз в жиз­ни.

- Белое? Розовое? Драй? Экстра драй?

Естественно, экстра драй!

- С чем? Тоник? Сок? Лед?

- Чистый!

От волнения я ничего не ел, а только глотал жутко сухой "Мартини".

Я никогда ни до ни после не видел за одним столом столько великолеп­ных рассказчиков. Это был словесный джемсейшен. Я бы запомнил вечер на всю жизнь, если бы не проклятый "Мартини", который с тех пор видеть не могу.

Просыпался я долго. Вошел вечно свежий Шура и сказал:

- Вставай, опохмелимся и перекусим.

Я дрожащими руками достал пьесу.

Мы сели за стол.

Шура спросил:

- Что нового в Питере? Чем живет богема?

Я ответил.

Пора было возвращаться в Москву.

По дороге Шура, не выпуская изо рта трубки, сказал: "Если тебя не утомило наше сотрудничество, работу над пьесой продолжим. Мы на верном пути."

Ночью в "Стреле" я пытался осмыслить прошедшие сутки.

С одной стороны, никто моей пьесой не заинтересовался.

Но с другой стороны, ведь никто и не сказал "прекрати!" Более того, Шура произнес волшебное слово "продолжим!"

И тут почему-то меня начал мучить вопрос об авторских.

Я слышал: за пьесу полагаются авторские, то есть деньги. А поскольку пьеса пойдет сразу во всех театрах, то сумма набегала нешуточная. Как делить авторские с Шурой? С одной стороны, вкалывал я, а с другой сторо­ны, вдохновлял меня он. Как поделить вознаграждение, чтобы его не оби­деть?

Это была кошмарная ночь. Как все ленинградцы, я страдал синдромом хо­рошего воспитания. Сочетание щепетильности и боязни остаться в дураках. Эти два понятия тесно сплелись в диагнозе "интеллигентность", которой гордимся из последних сил, поскольку больше нечем. Если поставить рядом ленинградца и москвича, невооруженным глазом видна интеллигентность од­ного и потому сразу тянет к другому.

Извертевшись на верхней полке, к утру я принял максимально интелли­гентное решение: поделить по-братски. Шуре - 47%, себе - 53%. Почему взял себе больше? Прости, Шура. Жена ждала ребенка. А на те гонорары, которые я получал в "Литературке" за фразы, можно было в лучшем случае вскоре протянуть ноги.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Н. В. Гоголь писатель-сатирик. Жизненная основа комедии «Ревизор». Знания на урок

    Урок
    Николай Васильевич Гоголь родился 20 марта 1809 года в местечке Великие Сорочинцы Миргородского уезда Полтавской губернии. Назван был Николаем в честь чудотворной иконы святого Николая, хранившейся в церкви села Диканька.
  2. Курс лекций по литературе XVIII века для студентов факультета русского языка, литературы и иностранных языков по специальности «филолог» Преподаватель Атаджанян И. А

    Курс лекций
    Определяющим этапом в жизни русского народа и в его литературе в XVIII веке оказался период петровских преобразований, когда перед лицом европейских стран появилась «Единая, однородная, молодая, быстро возвышающаяся Россия, почти
  3. Общая характеристика программы обучения Присуждаемые степени/квалификации: Выпускнику по специальности 5В050400 «Журналистика» присуждается академическая степень бакалавра журналистики. Уровней (ступеней) обучения

    Документ
    Требования по приему на программу: Завершение одного академического периода в своем вузе, успеваемость на «А», «А-», «В+», «В», «В-», свободное владение иностранным языком.
  4. Программа вступительного экзамена по специальности 10. 01. 01 Русская литература (1)

    Программа
    Авторы-сост.: Буянова Галина Борисовна, кандидат филологических наук доцент – «История русской литературы XIX века (I половина)»; Иванов Анатолий Иванович, доктор филологических наук профессор – «История русской литературы XIX века
  5. Программа вступительного экзамена по специальности 10. 01. 01 Русская литература (2)

    Программа
    Авторы-составители: Буянова Галина Борисовна, кандидат филологических наук доцент – «История русской литературы XIX века (I половина)»; Иванов Анатолий Иванович, доктор филологических наук профессор – «История русской литературы XIX

Другие похожие документы..