Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Химическая промышленность Финляндии традиционно является одним из ведущих секторов экономики страны. Группа конкурентоспособных компаний, которые наи...полностью>>
'Книга'
Книга рассказывает о том, как наилучшим образом представить ваши идеи и передать информацию посредством диаграмм и наглядных пособий, удержать внимани...полностью>>
'Классный час'
Цели классного часа: воспитание чувства патриотизма, любви к Родине, гордости за историческое прошлое настоящее и светлое будущее народов Казахстана; ...полностью>>
'Документ'
Принимаем заказы как на весь комплекс услуг (транспорт, экскурсоведение, организация питания, корпоративных мероприятий), так и на отдельные его сост...полностью>>

Этноправосудие у мордвы в конце XIX начале XXI в

Главная > Автореферат диссертации
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи
Сушкова Юлия Николаевна

ЭТНОПРАВОСУДИЕ У МОРДВЫ

В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XXI в.

Специальность 07.00.07 – Этнография, этнология и антропология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Чебоксары – 2009

Работа выполнена на кафедре дореволюционной отечественной истории, археологии и этнографии Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Мордовский государственный университет имени Н.П. Огарева»

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Никишенков Алексей Алексеевич

доктор исторических наук, главный научный сотрудник

Иванов Виталий Петрович

доктор исторических наук, профессор

Горбунов Борис Владимирович

Ведущая организация: Институт российской истории РАН

Защита состоится «___» _________ 2009 г. в ___ часов на заседании объединенного совета по защите докторских и кандидатских диссертаций ДМ 212.301.05 при Чувашском государственном университете им. И.Н. Ульянова по адресу: 428034, Чувашская Республика, г. Чебоксары, ул. Университетская, 38 (учебный корпус № 1), ауд. № 513.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Чувашский государственный университет имени И.Н. Ульянова» по адресу: 428034, Чувашская Республика, г. Чебоксары, ул. Университетская, 38; с авторефератом диссертации – на сайте Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки РФ .

Автореферат разослан «___» __________ 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук С.Ю. Михайлова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Возрождение лучших традиций обычного права (этноюстиции), в ряду которых существенное место занимают уважение и почитание предков, собственности, добрососедство и взаимопомощь, призрение слабых, престарелых и сирот, обычаи деревенского общежительства, на наш взгляд, одно из важных средств преодоления того самого «правового нигилизма», который, по справедливому мнению Д.А. Медведева, препятствует поступательному развитию российского общества. В своем Послании Федеральному Собранию Президент Российской Федерации подчеркнул, что в ряду наиболее значимых ценностей нашего общества, его нравственных ориентиров необходимо считать справедливость, понимаемую как «политическое равноправие, честность судов, ответственность руководителей», реализуемую в социальных гарантиях и добивающуюся «достойного места для каждого человека в обществе и для всей российской нации – в системе международных отношений»1.

Юридические традиции народов мира − уникальный феномен исторического развития права, аккумулировавший в себе как архаические устои, так и современные тенденции этноправовой жизни социума. Вступив в XXI в., народы (этносы), с одной стороны, стремятся к унификации информационного, научно-технического, образовательного, экономического, правового пространства, с другой – все более осознают неизбежность проявления этнической специфики в различных областях жизнедеятельности человека, в том числе в юридической ее составляющей. Такие важнейшие первичные юридические категории, как справедливость, правосудие, наказание, преступление, не должны рассматриваться вне этнического контекста, ибо у каждого народа на протяжении тысячелетий, еще с первобытности, складывались собственные правовые взгляды, с точки зрения которых происходила регуляция социальных отношений.

Традиции этнического правосудия − центральное звено целостной и многогранной системы этнонорматики, позволяющее достигнуть одну из главных целей юриспруденции − предупреждение и разрешение конфликтных ситуаций. Видный общественный деятель и правовед И.С. Аксаков писал: «Суд – есть выражение общественной нравственности, это голос бытовой совести. Суд должен твориться по разуму и по совести, и только уже при невозможности применить совесть ко всем условным явлениям гражданской жизни или в среде чисто условных отношений общество прибегает к опоре внешнего закона…Живой обычай выше мертвой буквы закона, совесть выше справедливости внешней. Таков принцип, который должен господствовать в судопроизводстве»2.

Долгое время, главным образом, в советский период, этнические обычаи правосудия, называемые «самосудом», в основном пренебрегались официальным законодателем, однозначно рассматривавшим их в качестве социально-вредных, опасных, требующих искоренения из народного быта. Нельзя сказать, что в условиях современности данная концепция абсолютно отвергнута. До сих пор многие юристы, являющиеся проводниками позитивизма, акцентируются лишь на писаном законодательстве. Вместе с тем либерализация, провозглашение правового плюрализма и других свобод постепенно влекут пересмотр существовавших доктрин об источниках и сущности права, по крайней мере, подвергают сомнению их истинность, тем более абсолютизацию.

Объектом исследования является мордовский этнос, как один из архогенетических коренных народов Восточной Европы, история которого насчитывает около двух тысячелетий. Судя по данным Всероссийской переписи населения 2002 г., его численность составила 845 тысяч человек3. Мордве присущи особенности в материальной и духовной культуре, в том числе правовой. На протяжении тысячелетий под влиянием складывающихся жизненных условий ею были выработаны нормы поведения – обычное право (мокш., эрз. кой), вобравшее в себя общепризнанные юридические воззрения этноса, его правовые идеалы и ценности, передаваемые из поколения в поколение. Обычно-правовые нормы распространяли свое действие на брачные, семейные, имущественные, договорные, наследственные и иные общественные отношения.

Предмет исследования − этническое правосудие (этноправосудие) у мордвы. Его функционирование связано с деятельностью таких структур как сельские, волостные сходы (эрз. промкс, мокш. пуромкс), суд старейшин, суд соседей. Особое место занимают волостной суд, семейный суд, а также расправа, осуществляемая без вовлечения каких-либо общинных или семейных органов правосудия. Народное правосудие, действовавшее на основе имеющихся доказательств (клятвенных заверений, свидетельских показаний, кулачных боев, исхода жеребьевки и др.), приводило в исполнение наказания за совершенные проступки, к числу которых относились словесное порицание, физическое наказание, людское проклятье, изгнание из общины, причинение смерти. Гарантом обычного права вплоть до начала XX в., регулятором правовой жизни крестьянства была сельская община. Важное место в ней занимала патронимия. В работе исследовались некоторые аспекты взаимодействия российского имперского законодательства и обычно-правовых норм, общинных органов и волостных судов, отношение мордвы к официальному правосудию. Важным этносоциальным организмом, в котором воспитывалось и трансформировалось народное понимание справедливости и порядка, выступала семья, воспроизводившая и контаминировавшая едва ли не все аспекты традиционной юриспруденции.

Хронологические рамки работы охватывают период с конца XIX в. по начало XXI в., включающий в свою очередь три этапа: конец XIX – начало XX в., советский период (1917 – 1991), современность (1991-2008).

Нижний предел хронологических рамок исследования обусловлен, главным образом, наибольшей обеспеченностью источниковой базой, необходимой для обстоятельного выявления традиций этноправосудия у мордвы. Памятуя, что многие обычаи разрешения споров у мордвы своим корнями уходят в более отдаленное прошлое, автор делал по необходимости те или иные экскурсы и экстраполяции в глубь веков. В конце XIX в. стали проявляться результаты проведенных в 1860-х гг. государственных реформ и контрреформ в отношении крестьянства, что позволило рассмотреть не только собственно юридические воззрения народа, но и их функционирование во взаимодействии с официальным законодательством, ибо в этот период вплоть до разрушения общинного самоуправления в начале XX в. обычай признавался в качестве источника позитивного права. Начало XX в., связанное с революционной ситуацией, сопровождалось активизацией различных форм «кулачного права».

В советский период произошел слом социально-экономиче­ского уклада, приведший к формированию новой модели юридиче­ского регулирования. Государственное реформирование в сфере экономики в условиях становления и укрепления советской власти существенно повлияло на положение российского крестьянства. На смену общины пришли колхозы, совхозы. В ходе коллективизации была проведена ликвидация так называемых «кулацких хозяйств», что вызывало массовые выступления и протесты. Система этнопра­восудия, сохраняя традиционные формы, обретала и новые эле­менты.

С распадом СССР (1991) Российская Федерация взяла курс на демократические преобразования и создание правового государ­ства. В 1993 г. была принята Конституция РФ. В соответствие с ней, как Основным законом, принималось законода­тельство, ориентированное на либеральные ценности, рыночную экономику, развитие прав и свобод человека и гражданина, корен­ных малочисленных народов, национальных меньшинств. И хотя современная правовая система РФ признает юридические тра­диции в весьма ограниченной сфере, однако многие из них про­должают свое действие поныне.

Территориальные рамки работы в основном ограничиваются пределами Мордовии, хотя автор диссертации, учитывая широкое расселение мордвы в других республиках и областях Российской Федерации, использовал материалы и ряда сопредельных с Республикой Мордовия регионов, проведя полевые сборы не только в Мордовии, но и в некоторых мордовских селах Нижегородской, Пензенской, Ульяновской областей. При изучении мордовской диаспоры в работе также использованы сведения, содержащиеся в документальных, в том числе архивных, источниках. Кроме того, автором исследовались традиции правового быта мордвы-духоборов Канады, переселившихся туда в конце XIX в. (в провинции Саскачеван, Британская Колумбия) и сохранивших поныне некоторые самобытные юридические воззре­ния.

Степень изученности темы. Серьезное изучение юриди­ческих традиций в России началось с 70 – 80-х гг. XIX в., когда в ре­зультате трансформации общественных отношений, перехода от крепостни­чества к рыночному хозяйству возникла необходимость в познании обычного права, как одного из основных регуляторов жизни кре­стьянства. Первые шаги в по­знании обычного права, сис­темы этнического правосудия у мордвы были сделаны членами основанного в 1845 г. Императорского Русского географического общества П.И. Мельниковым, В.Н. Май­новым, А.А. Шахматовым, С.К. Куз­нецо­вым4.

Наиболее крупный вклад в изучение традиций этнического правосудия мордвы был внесен В.Н. Майновым, впервые написавшим монографическую работу по рассматриваемой тематике «Очерк юридического быта мордвы» (1885). Им достаточно обстоятельно описывались различные общинные органы, деятельность которых была связана с разрешением споров, иных вопросов крестьянского мира. Автором приведено множество фактов из практики сельских сходов, собраний старейшин, суда соседей, семейных и родственных советов. В заключении своего исследования правовых отношений мордвы Майнов подчеркнул, что они сохранили «почти целиком всю свою оригинальность, несмотря на вековое сожительство с русскими»5.

Существенный этноправоведческий интерес представляет работа В.В. Берви-Флеровского «Положение рабочего класса в России», впервые изданная в 1869 г., в которой автор сделал весьма любопытные наблюдения о мордве, ее семейных и общинных традициях, стремлении избежать конфликтов, сохранять мир и спокойствие. Автором отмечались многочисленные злоупотребления со стороны чиновников в волостях с нерусским населением6. Некоторые особенности общественного и семейного быта у мордвы рассмотрел И.Н. Смирнов7. О роли культа предков в разрешении общинных и домашних дел, особенностях семейного правосудия сообщал И.Н. Сырнев8. А.А. Шахматовым были собраны материалы по этнографии мордовских сел Оркино и Сухой Карбулак Саратовского уезда Саратовской губернии, содержавшие ценную информацию о функционировании крестьянской общины, деятельности сельских сходов, собраний старейшин, особенностях обеспечения порядка в семье, обычно-правовом положении ее членов, производстве разделов и др.9. С.К. Кузнецов впервые свидетель­ст­вовал о присяге, совершаемой мордвой по народному обычаю, а также о ро­до-семейных знаках собственности10. Видным мордовским этнографом М.Е. Евсевьевым освещены многие религиозные аспекты обычного права, собрана и проанализирована информация о бытовании у мордвы патронимии в виде братчины, действии в ее рамках традиций коллективной собственности, взаимопомощи, взаимозащиты 11.

В советский период качественно новых сдвигов в изучении обычного права, этноправосудия мордвы не произошло, хотя в общем русле сбора этнографических материалов накопление эмпирических сведений о юридических традициях мордвы, их месте в жизнедеятельности народа все-таки продолжалось. М.Т. Маркеловым было зафиксировано множество заговоров для предохранения от порчи, сглаза, иных форм вредоносной магии; охарактеризовано существование у мордвы больших неразделенных семей, глубокого почитания старших, распределения семейных обязанностей; описаны самобытные способы разрешения споров между родителями и детьми, описаны разбирательства на мирском сходе12. Г.А. Полумордвинов привел ряд интересных суждений о роли обычного права в регулировании социальных отношений у мордвы, особенностях его правового положения в соответствии с законодательством Российской империи13. Т.В. Васильев был первым исследователем советского периода, сформулировавшим судебные функции родовых институтов, отметив, что основной судебной инстанцией был суд старейшин (мокш., эрз. атят), который выносил устное и окончательное решение14.

Н.Ф. Мокшиным подробно освещена система социальной организации народа с древнейших времен; традиции обозначения собственности особыми знаками – «знаменами», тамгами, клеймами, метами; особенности государственно-правового управления мордвой в составе России; дана объективная оценка процессов христианизации мордвы, социально-экономических противоречий, нередко сопровождавшиеся различными формами этнической борьбы посредством кулачного права15. Обычаи организации мирского схода, а именно круг его участников, порядок созыва и обсуждения поставленных вопросов (регламент), виды наказания за совершение наиболее тяжких обычно-правовых нарушений охарактеризованы В.П. Тумайкиным, В.А. Балашовым, отмечавшим высокий авторитет данной структуры у общинников ввиду его демократического (коллегиального) способа принятия решений16.

Т.П. Федянович раскрыты отдельные элементы юридического статуса женщины в мордовской семье, освещены обычаи наречения домашним именем, избегания, приведены примеры взаимоотношений между членами семьи, родственниками17. Л.П. Шабалиной изучены институт главенства в современной семье, взаимоотношения ее членов в решении и реализации семейного бюджета, домашних работ и обязанностей, в воспитании и образовании детей18. Отдельные юридические обычаи брака и семьи освещены в трудах Г.А. Корнишиной19, Н.Ф. Беляевой20. Ряд юридических компонентов хозяйственной жизни мордвы изучен А.С. Лузгиным, отметившим, в частности, что занятия промыслами способствовали формированию обычно-правовых традиций, основанных на принципах взаимопомощи, преемственности, приобщения к труду. Автором приведены любопытные примеры использования в конфиденциальных беседах тайноречия, как залога обеспечения сохранности информации21.

В 2005 г. автором данной работы была издана книга «Брак и семья в обычном праве мордвы», в которой впервые в монографическом объеме освещены юридические традиции брака и семьи у мордвы22. При изучении этноправосудия интерес представляет монография С.М. Букина, акцентировавшего внимание, в первую очередь, на правовых основах общинного самоуправления23.

Таким образом, в истории изучения этноправосудия у мордвы, как сегмента юридической антропологии, есть немало работ, значительно обогативших знания о юридических сторонах народного быта, позволяющих в общих чертах раскрыть содержание обычно-правовых традиций с учетом объективно сложившейся этнической специфики, подчеркнуть их обусловленность имевшимися историко-политическими обстоятельствами. В то же время многие кардинальные вопросы обычного права до сих пор остаются слабо изученными, в их анализе преобладает сугубо историко-этнографический подход, игнорирующий юридические аспекты народного быта. Существующие публикации на эту тему в лучшем случае содержат поверхностные описания отдельных юридических обычаев и правовых воззрений мордвы, но не дают целостного представления о формах и содержании этнического правосудия, его роли в прошлом и настоящем народа.

Цель диссертационной работы – по возможности наиболее полно изучить функционирование этноправосудия у мордвы в конце XIX – начале XXI в. Исходя из нее, были сформулированы следующие задачи:

– осветить истоки народных юридических обычаев;

– изучить организационно-правовые формы этноправосудия, а именно сельские и волостные сходы, суд старейшин, суд соседей;

– проанализировать деятельность государственных органов крестьянского правосудия во взаимодействии с традиционными (обычно-правовыми);

– проследить тенденции в отношении народа к органам официального правосудия;

– исследовать нарушения в обычном праве и систему наказаний за них; доказательную базу;

– охарактеризовать традиции семейного правосудия;

– определить роль религиозных верований в санкционировании этноправосудия,

– выявить юридико-антропологические аспекты мордовской антропонимии;

– проследить эволюцию этноправосудия в условиях революционной ситуации в России начала XX в., в годы советской власти, на современном этапе.

Источниковая база исследования. Устный способ бытования и трансляции норм обычного права значительно затрудняет сбор фактического материала о них. Многие источники, использованные в данной работе, носят в большей степени кос­венный характер, то есть дают информацию о содержании, историческом контексте, значимости обычно-правовых воззрений мордов­ского народа опосредованно. Правда, круг их весьма широк, ибо обычно-правовое регулирование затрагивало все наиболее существенные сферы жизнедеятельности этноса как правоучредителя. И, тем не менее, при реконструкции элементов традиционной культуры, в особенности ее правовых сторон, важное значение имеют письменные источники, документально подтверждающие бытование той или иной традиции.

Первые сохранившиеся доныне письменные источники по мордве, содержащие сведения, которые представляют интерес для этноправоведения, написаны на языках других народов (латинском, арабском, иранском, русском, итальянском, английском, немецком, голландском, шведском). Таковыми являются сообщения западно-европейских исследователей − католического миссионера монаха-доминиканца Юлиана, фламандца Гильома Рубрука, тосканца Якова Рейтенфельса, голландца Николаса Витсена, шведа Филиппа Иоганна фон Страленберга, арабских путешественников – Истахри, Ибн-Хаукаля24.

Более обстоятельные наблюдения о юридическом быте мордвы сделаны в XVIII в. в результате деятельности Российской академии наук, организовавшей крупные экспедиции: Великую северную или Вторую Камчатскую (1733-1743) и Физическую или Академическую (1768-1774). В трудах Г.-Ф. Миллера, П.-С. Палласа, И.И. Лепехина, И.-Г. Георги имеется немало ценных сведений о правовом положении мордвы, деятельности отдельных этноюстиционных структур крестьянской общины, семейном быте25.

С 60-х гг. XIX века в России стали издаваться оссиепархиальные и губернские ведомости. В Пензенских, Тамбовских, Нижегородских, Самарских и других епархиальных ведомостях (в неофициальной части) печатались статьи и заметки о различных сферах крестьянской жизни по материалам, собранным в основном священнослужителями в своих приходах, а в губернских – общественными и государственными деятелями, краеведами, другими исследователями народного быта. Весьма подробные фактические данные содержатся в публикациях К.С. Мильковича, Н.Федорова, М.М. Гребнева и др.26.

Немало разнообразных материалов, содержащих этноправовые знания, было почерпнуто нами из документов российского делопроизводства (воеводских, духовных грамот, судных списков, донесений, приговоров волостных судов, земских решений, челобитных, договорных записей, отводных, отказных, писцовых, дозорных книг, обыскных речей и др.). Существенная часть этих материалов опубликована в шести книгах четырехтомной серии «Документы и материалы по истории Мордовской АССР». При исследовании форм и способов народного правосудия конца XIX – начала XX в., нами использованы документальные источники, опубликованные в сборнике «Мордовия в годы трех народных революций», в числе которых приговоры крестьянских сходов, циркулярные предписания, письма, обращения, выступления крестьян, телеграммы и т.п. Отдельные документы, отражающие государственную политику по учету этнического фактора в регулировании социальных, в том числе правовых, отношений в условиях советской власти, содержатся в сборнике «Образование Мордовской АССР».27

В работе использовались материалы дел волостных судов, занимавшихся разбирательством споров между крестьянами в дореволюционный период. Во второй половине XIX в. обычное право учитывалось всеми судами в торговых делах при лакунах в законодательстве, в делах о наследовании, опеке и попечительстве у кре­стьян, по всем спорам среди крестьян, разрешавшимся волостными судами по гражданским делам, а до 1889 г. и по уголовным делам, как и при рассмотрении всех гражданских дел у мирового судьи или земского на­чальника (в 1889 – 1912 гг.) при лакунах в законе 28.

Нами изучены нормативно-правовые акты, позволяющие провести сравнительный анализ официальных и обычно-правовых способов разрешения споров. Для исследования вопросов этноправосудия автором привлечены законодательные акты, содержащиеся в 45-томном издании Полного собрания законов Российской империи с 1649 г., как и малоизвестные документы, отражающие особенности юридического статуса инородческих народов, опубликованные в материалах к серии «Народы и культуры» «Национальная политика в России» (Выпуск XI, книга I) Институтом этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН в 1992 г.29 При анализе современных нормативно-правовых источников применялись представленные в электронном формате справочные правовые системы «Гарант» и «КонсультантПлюс».

В диссертации использованы архивные источники, хранящиеся в Центральном государственном архиве Республики Мордовия (ЦГА РМ) и в Рукописном фонде государственного учреждения «Научно-исследовательский институт гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия» (ГУ НИИ ГН). Из ЦГА РМ нами изучались документы делопроизводства воеводских канцелярий, нижних земских судов, земского самоуправления, приговоры волостных и сельских сходов, материалы волостных судов, сведения о спорных землевладениях мордвы, самовольной порубке лесов, земельных и иных спорах и др. В работе освещены хранящиеся в Рукописном фонде ГУ НИИ ГН неопубликованные материалы архива М.Е. Евсевьева, И.И. Фирстова; отчеты этнографических экспедиций, сделанные сотрудниками учреждения; комплекс документов, не вошедших в многотомную серию «Документы и материалы по истории Мордовской АССР».

Существенным источником при изучении нами народных представлений о традициях правосудия у мордвы являлся фольклор, основные материалы которого представлены в 12 томах (18 книгах) серии «Устно-поэтическое творчество мордовского народа» 30, опубликованной с 1963 по 2003 г. в Саранске и в восьмитомном издании произведений мордовского фольклора (с переводом на немецкий язык) «Mordwinische Volksdichtung», собранных в 1889 – 1912 гг. среди мордвы финским ученым Х. Паасоненом (Helsinki, 1938–1981)31.

Учитывая то обстоятельство, что институты обычного права, народного правосудия имеют соответствующую этноправовую терминологию на разных языках, в том числе на мордовских (мокшанском, эрзянском), автором была проведена не только ее систематизация, но и этимолого-аналитическая работа по выявлению ее этноправоведческой значимости, роли в мордовском этносоциуме, что, разумеется, помогло глубже проникнуть в сущностные аспекты народной ментальности. Этноправовая терминология зафиксирована, главным образом, в словарях 32.

Одним из наиболее информативных источников при проведении исследования были полевые этнографические материалы, собранные автором с 1998 по 2008 гг. в мордовских и русских селах Республики Мордовия (Ардатовского, Атюрьевского, Атяшевского, Большеберезниковского, Большеигнатовского, Дубенского, Ельниковского, Зубово-Полянского, Инсарского, Ичалковского, Кадошкинского, Ковылкинского, Кочкуровского, Краснослободского, Рузаевского, Старошайговского, Темниковского, Теньгушевского, Торбеевского, Чамзинского районов, городах Ардатов, Ковылкино, Краснослободск, Рузаевка, Саранск, Темников), Нижегородской, Ульяновской, Пензенской областей. В 2004 г. автору данной работы довелось побывать у мордвы-духоборов в г. Грэнд Форкс провинции Британская Колумбия (Канада) и собрать уникальные сведения об особенностях их юридического быта, роли сектантских устоев в формировании своеобразного правового уклада духоборческого сообщества в целом. Весьма интересные сведения получены в процессе интервьюирования мордвинов, бывших сотрудников правоохранительных органов РМ, которые на протяжении длительного времени осуществляли свою профессиональную деятельность в сельской местности.

Ряд ценных материалов почерпнут нами из современной периодической печати РМ, выходящей как на русском языке (газеты «Известия Мордовии», «Вечерний Саранск», «Столица С», «Время», «Сударыня», «Финно-угорская газета», «Жизнь», «Присурские вести»), так и мордовских (эрзянском и мокшанском) языках (газеты «Мокшень правда», «Эрзянь правда», «Эрзянь мастор», журналы «Мокша», «Якстерь тяштеня», «Сятко», «Чилисема»). В работе использованы некоторые материалы из мордовских газет «Ялгат» и «Валдо ойме» – органах национально-культурных автономий Ульяновской и Самарской областей соответственно.

Теоретико-методологической основой исследования послужили работы ряда видных отечественных и зарубежных ученых прошлого (М.М. Ковалевского, В.И. Сергеевича, С.Д. Гальперина, А.Я. Ефименко, С.В. Пахмана, А.Н. Максимова, М.О. Косвена, Г.С. Мэна, Б. Малиновского, Р. Давида и др.)33. Современные отечественные и зарубежные исследования по теоретическим вопросам этнологии и юридической антропологии, проводившиеся С.А. Токаревым, Ю.В. Бромлеем, Ю.И. Семеновым, А.И. Першицем, Х.М. Думановым, А.А. Никишенковым, С.А. Арутюновым, В.А. Тишковым, И.Л. Бабич, Н.И. Новиковой, А.И. Ковлером, С.С. Крюковой, Л. Поспишилом, Б.Г. Миллером, значительно углубили выводы и наблюдения их предшественников, способствовали созданию новейшей концепция юридической антропологии, помогающей лучше ориентироваться в вопросах природопользования, аборигенного самоуправления вопросы, методологии разрешения разного рода конфликтов и споров, исходя из идеи правового плюрализма как правовой ситуации, при которой правовое бытие человека определяется одновременно нормами официального (государственного) писаного права и так называемого «традиционного», или обычного, права, другими квазинормативными регуляторами 34.

При проведении исследования автор опирался на выработанные юридической антропологией современные теоретико-методологи-ческие подходы к пониманию наиболее значимых категорий. К таковым, прежде всего, относится обычное право – понятие, получившее в истории науки комплекс терминологических обозначений («неписаное право», «неофициальное право», «common law», «фольклорное право», «традиционное право», «местное право», «право коренных народов», «жизненное право», «примитивное право» и др.) и сущностных характеристик. Отсутствие единообразного толкования обычного права во многом обусловливалось применением различных критериев для выделения его основных признаков: формальный (как правило, неписаное право), гносеологический (обычное право возникает в результате правотворческой деятельности народа, является древнейшей ступенью в эволюционном развитии законодательства), функциональный (обычное право – живой, реально действующий механизм права) и др. В начале XX в. И. Ильиным самым плодотворным способом изучения правовых явлений был признан «методологический плюрализм», который и сегодня остается на взгляд многих исследователей особенно перспективным35.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Учебно-методический комплекс по истории и культуре чувашии методические указания по подготовке и проведению

    Учебно-методический комплекс
    Цель контрольной работы – закрепление студентами знаний, полученных на лекциях, и формирование практических навыков по написанию рефератов. Самостоятельная работа также служит закреплению умений четко формулировать цели и задачи для
  2. Название мероприятия (9)

    Документ
    Елагин Владимир Иссакович, доктор экономических наук, профессор Чебоксарского кооперативного института Российского университета кооперации (г. Чебоксары).

Другие похожие документы..