Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Лекции'
Это распределение называется микроканоническим. А функция распределения малой, но макроскопической части большой системы (функция распределения подси...полностью>>
'Документ'
Вини-Пух Мориц Ю. Большой секрет для маленькой компании (стихи) Одоевский В. Сказки. Прокофьев А. Шутки-прибаутки. Пушкин А....полностью>>
'Исторический очерк'
БИБЛИОГРАФИЯ — не приводится, ибо в тексте приведены пространные выдержки из различных книг, журналов и статей с точными данными, когда и где это нап...полностью>>
'Статья'
Статья публикуется в рамках Международной заочной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Молодые ученые о современном...полностью>>

Теоретические и методологические вопросы изучения русского языка

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

  1. Теоретические и методологические вопросы
    изучения русского языка

Теоретические аспекты коммуникативной девиатологии
(на материале русского языка)

Флорий Бацевич

Львовский национальный университет имени Ивана Франко, Украина

девиация, девиатология, аномалии, вербализация, коммуникативные неудачи, коммуникативный подход

Summary. The article covers the issues of the theory of deviations in speech. The typology of deviations is grounded and the reasons for communicative failures are traced. The ideas are illustrated by samples from Russian literature of the 19–20 cc.

1. Девиатология как общая теория речевых отклонений опирается как на общелингвистические положения о порождении и восприятии речи, так и на установленные специфические признаки системно-струк­турной организации конкретных идиоэтнических языков.

2. Коммуникативный подход к языку, его уровням, категориям и единицам позволяет говорить о двух типах речевых аномалий (отклонений, неправильностей): (1) связанных с «собственно» речевой компетенцией и (2) коммуникативной компетенцией говорящих. Оба ти­па девиаций имеют специфические причины возникновения и особенности проявления. В докладе акцентируется внимание на причинах возникновения речевых девиаций.

Коммуникативный подход к девиациям первого типа с точки зрения адресанта позволяет говорить о специфике проявления когнитивно-вербальных механизмов возникновения аномальных высказываний на этапах расчленения исходного замысла, категоризации, пропозиционирования и построения поверхностной структуры высказывания на русском языке.

Девиации, связанные коммуникативной компетенцией носителей русского языка, характеризуются особенностями возникновения и проявления в прямых и косвенных речевых актах. Общими причинами коммуникатив­ных неудач выступают следующие: (1) нарушение ориентаций говорящего на личность адресата (отсутствие общности мировоззренческих ориентаций, неучет физического и ментального состояния адресата, когнитив­ных и иных аспектов его личности); (2) нарушение ориентаций говорящего на процесс коммуникации (немо­ти­вированная смена речевых стратегий, нарушение постулатов общения, нарушение соотношения между ассерцией и пресуппозицией высказывания, неудачный выбор тона и регистра общения некоторые другие); (3) ком­муникативные неудачи, связанные с интерпретационной деятельностью адресата (извлечение несуществующих смыслов, иллокутивных сил, импликатур дискурса и др.).

Каждый из типов девиаций иллюстрируется примерами из русской литературы ХІХ–ХХ веков.

В докладе развиваются идеи, изложенные в монографии: Бацевич Флорій. Основи комунікативної девіато­логії. Львів, 2000. 236 с.

Проблемы теории значения в сфере грамматики

А. В. Бондарко

Институт лингвистических исследований РАН

языковая категоризация семантического содержания, стратификация семантики, инвариант, прототип

Summary. The main problem discussed in the report is linguistic categorization of semantic content. Various aspects of this problem are dealt with in the complex of connected questions: a) stratification of semantics; b) semantic invariants and prototypes; c) the analysis of semantic structures in terms of author’s version of functional grammar which is interpreted as «a grammar of functional-semantic fields and categorial situations».

1. Основная проблема, обсуждаемая в докладе, — языковая категоризация семантического содержания. Рассматриваются следующие вопросы: а) стратификация семантики — разграничение и соотнесение ее уровней, связываемых с понятиями «значение» и «смысл»; смысловая основа и интерпретационный компонент язы­ковых значений; интенциональность грамматических значений (их связь с намерениями говорящего и смысловая релевантность); б) семантические инварианты и прототипы; эти понятия интегрируются в единой процедуре анализа; подчеркивается связь прототипического подхода с описанием и объяснением языковых фактов на основе понятий «центр — периферия», «по­левая структура»; в) анализ семантических структур на основе понятий и терминов «грамматики функционально-семантических полей и категориальных ситуаций».

В ориентации рассматриваемой теории на изучение специфики языкового содержания, не отождествляемого с содержанием смысловым (мыслительным, понятийным), но рассматриваемого в той или иной связи с мышлением, проявляется преемственность по отношению к языковедческой традиции (речь идет прежде все­го о концепциях А. А. Потебни, В. П. Сланского, И. А. Бо­дуэна де Куртенэ, Ф. Ф. Фортунатова, А. А. Шахматова, А. М. Пешковского, Л. В. Щербы, И. И. Мещанинова, В. В. Виноградова). Для рассматриваемой проблематики существенны труды Р. О. Якобсона, С. Д. Кацнельсо­на, В. Г. Адмони, Э. Кошмидера, Э. Косериу, Ф. Данеша и ряда других ученых, внесших значительный вклад в разработку обсуждаемых вопросов.

2. Инвариант в сфере лингвистики трактуется нами как признак или комплекс признаков изучаемых систем­ных объектов (языковых и речевых единиц, классов и ка­тегорий, их значений и функций), который остается не­изменным при всех преобразованиях, обусловленных вза­имодействием исходной системы с окружающей средой.

В области грамматических значений могут быть выделены два типа инвариантов: 1) неограниченная инвариантность общих значений, распространяющаяся на всю сферу функционирования данной формы (таковы, например, значения форм сов. и несов. вида); 2) ограниченная инвариантность основных значений, охватывающая центральную сферу употребления грамматической формы, но не распространяющаяся на периферийные употребления (ср., например, значение будуще­го времени, выражаемое формами типа напишу). Не толь­ко общие, но и основные значения являются категориальными.

Соотношение понятий инвариантности / вариативнос­ти и прототипичности можно охарактеризовать так: про­тотип — это эталонный репрезентант (эталонный вариант) определенного инварианта среди прочих его представителей (вариантов). Таким образом, в самом определении прототипа в предлагаемой его интерпретации находит отражение связь с дихотомией инвариантности / вариативности.

Могут быть выделены следующие признаки, существенные для характеристики понятия «прототип»: 1) наибольшая специфичность — концентрация специфических признаков данного объекта, «центральность», в отличие от разреженности таких признаков на периферии (в окружении прототипа); 2) способность к воздействию на производные варианты, статус «источника производности»; 3) наиболее высокая степень регулярности функционирования — признак возможный, но не обязательный.

Понятия «инвариант» и «прототип» объединяет их роль источника системного воздействия на зависимые объекты (в частности, зависимые значения и функции). При этом, однако, есть и существенные различия. Инвариант — это прежде всего системный — глубинный — источник воздействия на подчиненные ему варианты. Он отражает исходно-системную сторону взаимодействия системы и среды. Инварианты часто не являются интенциональными, они далеко не всегда осознаются говорящими и далеко не всегда включаются в сферу актуального смысла (ср. значение неделимой целостности действия как инвариантный признак сов. вида в оппозиции видовых форм). Иной характер имеет признак «источник воздействия» в сфере прототипов и их окружения. Прототипы в сфере семантики по своей природе интенциональны. Функции прототипов неразрывно связаны с актуальным сознанием участников речевого акта (ср., например, функцию актуального настоящего). Прототипические значения связаны с намерениями говорящего, с коммуникативными целями речемыслительной деятельности. Они являются одним из актуальных элементов речевого смысла.

Ход анализа по «степени прототипичности» может быть представлен следующим образом: 1) ставится во­прос (как своего рода предварительная гипотеза) о воз­можности истолкования определенного семантического элемента как категориального значения, представляющего собой инвариант; 2) раскрывается система вариантов; именно в этой области целесообразно ипользование понятия прототипа как эталона, наиболее точно и полно представляющего специфику данного признака; 3) анализ вариантов начинается с прототипа как эталонного варианта, затем прослеживается цепочка постепенных переходов от эталона к его окружению — шаг за шагом, сначала к ближайшему окружению, которое чаще всего не отделено четкой гранью от прототипа, а затем к ближней и наконец к дальней периферии рассматриваемого семантическго пространства.

3. В системно-структурной организации грамматических значений существенную роль играют не только оппозиции, но и неоппозитивные различия. Неоппозитивное различие представляет собой такую структуру (в отличие от оппозиции, она может быть не только двучленной, но и многочленной), в которой обобщенное значение данного единства (родовое понятие) репрезентируется в членах единства, отличающихся друг от дру­га как по соотносительным признакам (однородным, представляющим единое основание членения), так и по признакам несоотносительным (неоднородным). Так, в ка­тегории лица глагола отношение 3-го лица к 1-му и 2 му не сводится к отсутствию признаков «участие гово­рящего» и «участие адресата»: за пределы единого осно­вания членения выходит способность выражать отнесенность действия не только к лицу, но и к неодушевленному предмету. В структуре категории лица собст­вен­но оппозитивные отношения осложняются также значениями безличности, обобщенноличности и неопределенноличности.

Те отношения. которые мы называем неоппозитив­ными различиями, представляют собой одну из разновидностей более широкого понятия естественной классификации и связанного с ним понятия «семейного (фа­мильного) сходства», введенного Л. Витгенштейном и ши­роко используемого в современной когнитивной лингвистике.

4. Излагаемая теория языковой категоризации семантики в сфере грамматики тесно связана с проблематикой системного анализа. Чем интенсивнее развиваются современные когнитивные и функциональные направления лингвистических исследований (в частности, в сфе­ре грамматики), тем актуальнее становится дальней­шее развитие системно-структурных аспектов лингвистического анализа в их связях с аспектами коммуникативными.

Диахрония в синхронии — как процесс развития языка

А. А. Брагина

Московский государственный лингвистический университет

язык, диахрония синхрония, взаимодействие, развитие, исследование, непрерывный, связь времен, диахронная «толща» (толщина),
системность (система), наивная картина мира, кругозор человека, отражаться, речь и язык, мотивировать,
языковая память, языковая забывчивость

Summary. These notes plead for interaction of synchrony and diachrony in the natural living language in any time period.

1. В конце 50-х годов XX в. в Институте языкознания АН СССР прошла широкая дискуссия на примечательную тему «Соотношение синхронного анализа и исторического изучения языков». Единства точек зрения не было, но был поставлен одним из первых вопрос, как представляется, весьма важный в научном и педагогическом планах: «правомерно ли и продуктивно ли синхронное описание языка, не включающее изучение элементов развития и лишенное каких бы то ни было исторических комментариев?» («О соотношении синхрон­но­го анализа и исторического изучения языков» — АН СССР, М., 1960, с. 3). И вот теперь, на самом излете ХХ века, этот вопрос звучит не менее остро.

2. Уже в разных науках выдвигаются как осознанная необходимость элементы истории и образности в изложении доказательств, рассуждений: читатель или слушатель должны представить, понять и познать излагаемый научный материал. Но в науке о языке диахрония и диахронный путь исследования живого языка необходим для понимания самих языковых фактов, непрерывного процесса развития языка, связи времен и языковых явлений при всей их синхронной системности.

3. Современный русский литературный язык охватывает, как свидетельствуют словари и грамматики, период от Пушкина до наших дней. Однако этот синхронный срез имеет свою «толщину», свои временные меты, синонимичные цепи слов, грамматических форм, лексических и грамматических историзмов. Возьмем одну строчку из Пушкина: Крестьянин торжествуя на дровнях обновляет путь. Слово крестьянин — живой историзм, родилось в наши годы второй раз и встало в цепь землянин — селянин — крестьянин — колхозник — селянин — крестьянин! Каждое слово имеет свое значение, свое осмысление как видовое наименование, но все связаны общим родовым ‘житель деревни, сельской мест­ности, негорода’, и понятны «обыкновенному» но­сителю русского языка благодаря этой родовой синонимизации, благодаря диахронной связи времен в сло-
ве — тянется та связь через времена, в «толще» синхронного среза современного литературного языка. Торжествуя — ‘радуясь’. Это значение в БАС’е поставлено 3-м и имеет ограничения — ‘по поводу своей победы над кем-л., в чем-л.’. У Пушкина же просто радость, веселость: снег выпал!

Словосочетание «на дровнях обновляет путь» тоже никак не может не иметь своего исторического социального фона: на дровнях — на санях, на которых возили из леса дрова, а обновлять путь — проложить по первому снегу первою колею. Знает ли это современный житель не только города но и деревни? Только в далекой «глубинке». Итак, отправная точка — пушкинский язык — уже лежит в истории, но одновременно он и современен почти каждым словом и формой.

4. Уже можно встретиться и с лингвистической забывчивостью живых разговорных, фольклорных оборотов. Так, перевод немецкого zehn Fenster breit — «(дом) в десять окон» определяется как по меньшей мере необычный, хотя и понятный. Почему же? Этот диахронный по форме элемент жив и так близок, например, в песне: домик-крошечка в два окошечка. Или: в шесть окон, двусветный зал. И в то же время допускается просторечье, как обычное, литературное, например в переводе Wieviel Uhr — сколько время в телеуроке немецкого языка на телеканале «Культура». Так языковые явления — разновременные — сплетаются в едином син­хрон­ном существовании языка. Они позволяют, храня диахронию, понять настоящее состояние языка. Дают они о себе знать в практике речи — в ее стилистике и культуре. Это уже педагогический аспект языка. И, чем меньше мы обращаем внимания на временную пестроту современного языка, тем труднее выбор слов, форм, словосочетаний, тем скорее притупляется языковое чутье. Понятен же и современен такой большой временной языковой «срез», конечно, потому, что в нем как «в диоптре, зерцале, зеркале» отражается складывающаяся картина наивного мира со всем материальным и духовным опытом народа. Поэтому воспри­нимается язык как современный, существующий как синхронное единство во всей своей современной пестроте и связи.

5. В языке отражается картина мира — ее принято теперь называть наивной. Эта наивная картина мира — а, может быть, вернее кругозор человека — отражается в его языке и речи. Язык же в свою очередь меняется в зависимости от того, что отражает. Так в письменной форме в научном стиле он может охватить диахронную толщу терминов, клише, которых нет в разговорной речи. Но сколько в ней фразеологизмов (лексических и грамматических) — живых свидетелей языковой диахронии в самом синхронном срезе. В каждом случае исторический интерес или текущая сиюминутная ситуация определяет долю мотивированных «историзмов» — понятных и почасных, живых или автоматически повторяемых. Как бы то ни было, диахрония в той или иной мере проникает в синхронию, свидетельствуя развитие языка, языковую и память и забывчивость.

Современное состояние русского языка и речи

Е. А. Брызгунова

Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова

внутриязыковые закономерности, развитие аналитизма, непрямое диалектное влияние, снижение стиля, закондательное воздействие

Summary. The present state of the Russian language studies is preconditioned by two main factors. Firstly, the influence of intralinguistic regularities: development of analytizm in morphology, indirect dialectal influence in pronunciation, etc. Secondly, changes in the public and the economic life of the society: the movement of words from the active to the passive and vice versa, formation of new terminological systems with multiple borrowings, lowering of style in pronunciation, syntax, lexis.

Современное ссостояние языка проявляется в речевых структурах, которые отражают совместные влияния вну­триязыковых закономерностей и соцально-экономи­чес­ких изменений в жизни общества. Носители языка боль­шей частью не замечают изменений, обусловленных пер­вой причиной и активно реагируют на речевые особенности, обусловленные социально-экономическим фактором.

Обобщая исследования разных авторов (Л. А. Глинки­ной, М. Я. Гловинской, Е. А. Земской, Ю. Н. Карауло­ва, Л. Л. Касаткина, В. Г. Костомарова, Л. П. Крыси­на, О. А. Лаптевой, М. В. Панова, О. Б. Сиротининой и др.), а также наблюдения автора доклада, можно выделить основные процессы, характеризующие современное состояние языка и речи.

Все более заметными становятся черты аналитизма в области морфологии. Общее укрепление несклоняемости в морфологической системе несомненно (М. Я. Гло­вин­ская). Это несклоняемые существительные, сложные числительные, аналитические прилагательные, многие двувидовые глаголы. Особое место занимают колебания в употреблении падежных флексий в разных грамматических контекстах: это хорошо известные диалектные формы (чинить лодка, косить трава), это сочетания с числительными (сто грамм / граммов) и др. Начиная с 70-х годов XX века лингвисты стали фиксировать ненормативное употребление падежей в речи образованных людей, хорошо владеющих литературным языком (в президентских выборов, на моих уроков, в других языков и др.). В подобных употреблениях значение флексий передается предлогом. Этот общерусский процесс хорошо согласуется с концепцией А. Мартине и А. Мейе о тенденции индоевропейских языков к утрате падежных флексий (концепция обсуждается М. В. Пано­вым в коллективной моно-
графии: Русский язык и советское общество: В 4 т. М., 1968). Ненормативное употребление падежей в подавляющем большинстве случаев не замечается говорящими и слушающими и начинает проникать
в письменную речь, в том числе в тезисы научной лингвистической конференции (…в городах и по-
селков).

В современном произношении наблюдается непрямое диалектное влияние, при котором отсутствует связь между фонетическими особенностями говорящего и его географическим происхождением. Это усиление аканья, превышающее московское (аналог — в рязанских говорах), а также усиление иканья за счет смягчения заднея­зычных согласных перед слогом с мягкими согласными. Примеры: [к’и]питализм, с моими коллегами ([к’ил’эг’им’и]) (аналог — в среднерусских говорах). Та­кое произношение заразительно. В течение примерно трех десятилетий можно наблюдать в его развитии нарастание — пик — спад или нарастание — пик. Это своего рода фонетические вирусы, отдаленное сходство по признаку «вирус» можно наблюдать и при употреблении лексико-синтак­си­ческих структур (как бы, однозначно, без проблем и др.).

В области лексики в наибольшей степени проявляется влияние социально-экономических изменений в жизни общества. Это разнообразные процессы неосемантизации слов, движение слов из актива в пассив, из пассива в актив.

Многочисленные лексические заимствования 90-х годов в значительной степени связаны с формированием терминологических систем в области рыночной экономики и социально-политической жизни общества (де­фолт, менеджмент и др.). Этот пласт заимствований закономерен и сопоставим с другими терминологическими системами.

Кроме того ряд заимствований отражает потребности языка, обусловленные его внутренней структурой. Так, русский язык в разных своих системах богат семантическими компонентами неопределенности, поэтому в язы­ке хорошо приживаются слова и словоупотребления, со­держащие сему «очерченность», «ограничение»: электо­рат, эксклюзивные интервью, эта ниша свободна и др.

В заимствованиях есть ненужные излишества, которые, как это бывает, со временем отсеются.

90-е годы ХХ века отмечены снижением стиля в области произношения (культя звука, компрессия слова, неразборчивость речи), в построении предложений (грам­матические несогласованность, недоиспользование син­так­сических средств), в чрезмерной жаргонизации речи и употреблении инвективов. Эти черты определены как «виток варваризации», «эмансипация мата».

Законодательное воздействие на речевое поведение носителей языка в определенных границах. Это усиление позиций русского языка и литературы в школьном образовании, планомерное развитие риторики, запреты на употребление нецензурной лексики. В этой точке отрицательные факты современного состояния русского языка подвластны языковой политике государства. Однако, воздействие будет безрезультатным в области развития внутриязыковых закономерностей.

Русский язык в аспекте лингвистического времени

К. В. Горшкова

Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова

русский язык, праславянский язык, фонология, реконструкция, время

Summary. There is discussed in an abstract a question of testing for the phonology system of proto-Slavonic language reconstruction. It is based on the theory of differential features of phonemes.

1. Научные парадигмы XIX–XX вв.: сравнительно-ис­то­рическое языкознание XIX века, основной тезис: язык, изменение, структурная лингвистика XX века. Тезис: язык — структура, конец XX в. — антропоцентрическая концепция изучения речевой деятельности.

2. Язык — объект исторический. Категория времени в языкознании. Понятия абсолютной и относительной хро­нологии в языкознании XIX века. Современные представления о лингвистическом времени. Лингвистическое время — время, заполненное языковыми событиями, оно дискретно и неравномерно, делится на интервалы, которые могут не совпадать в истории фонетической и грамматической системы.

Сравнительно-историческое и историческое языко­зна­ние XX века, обогащенное идеями и достижениями структурной лингвистики.

Новая постановка проблемы о достоверности языковых конструкций.

3. В докладе рассматривается проблема структурной лингвистики, связанная с теорией дифференциации при­знаков фонем, ее значение для создания теоретической базы верификации фонетических реконструкций для предистории и истории русского языка.

Набор ДП фонемы, с помощью которых она входит в систему, как сочетаемость, а не простая сумма. Мар­ки­рованные и немаркированные фонемы. Сочетаемость или несочетаемость фонем с соответствующими ДП в той или иной фонологической системе. Связь фоно­ло­гической системы с ее артикуляционной базой.

4. Появление значительного числа смягченных соглас­ных в раннем праславянском языке в результате трех палатализаций заднеязычных согласных и смягчения согласных йотом. Реализация этими согласными ДП «палатальности» в многочленном противопоставлении лабиальности, дентальности и гуттуральности.

Наличие в этой же системе ДП «лабиовелярность» и невозможность бинарного противопоставления по «па­ла­тализованности-непалатализованности» для со­глас­ных и ДП ряда и четырёх степеней подъёма для глас­ных. Отсутствие противопоставления по лабиализован­ности-нелабиализованности в системе вокализма. Не­воз­можность сочетаний типа [t’o] в этой системе.

Формирование бинарного противопоставления палатализованных-непалатализованных.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Система междометия в общей парадигме языка (на материале осетинского и русского языков)

    Автореферат
    Ведущая организация Учреждение РАН институт гуманитарных исследований Правительства Кабардино-Балкарской Республики и Кабардино-Балкарского научного центра
  2. Программы курсов и спецкурсов для магистрантов 1-2 г. Обучения (по направлению 52. 03. 00 «Филология», по программе подготовки «Русский язык. История языка») г. Ростов-на-Дону

    Реферат
    История науки как смена мировоззрений. Понятие парадигмы в науковедении; вопрос о применимости парадигмального подхода к лингвистике. Общая картина развития лингвистической науки.
  3. Мотивационно-стратегические аспекты личностно-ориентированного подхода к изучению русского языка как иностранного на начальном этапе

    Автореферат
    Защита состоится «14» мая 2008 г. в «10.00» ч. в зале Ученого совета на заседании диссертационного совета Д 212.047.01 Государственного института русского языка им.
  4. Русский язык (3)

    Программа
    Содержит программу, методические пособия, дидактические материалы. Специально для УМК созданы дополнительные пособия, которые входят в комплект: Богданова Г.
  5. 032700. 62. 01 Отечественная филология: русский язык и литература аннотации рабочих программ учебных дисциплин

    Литература
    Цель – формирование у студентов через основные культурно-исторические эпохи единого представления об историческом пути российской цивилизации, воспитание принципов гражданственности и чувства патриотизма, развитие у них профессионального

Другие похожие документы..