Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Дмитрий, наш экскурсовод, будто прочёл мои мысли: «Да, с погодой нам сегодня не повезло… Кстати, справа – Олимпийские горы, которые сейчас едва видны,...полностью>>
'Документ'
-термисторный  - необходимость регулирования скорости вращения вентилятора: д) Дополнительные составляющие приточной установки и их базовые парамет...полностью>>
'Документ'
Плательщиками налога являются владельцы автомобилей, мотоциклов, автобусов, самолетов, яхт, катеров, мотосаней и других самоходных машин и механизмов...полностью>>
'Документ'
В последние два десятилетия во многих странах существенно повысился интерес к рыночным моделям здравоохранении. Теоретической основой рыночных реформ...полностью>>

Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким) (5)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

В 1326 году латинскому миссионеру Фоме Мангазоле удалось окрестить хана-Чингизида Ильчигадая. Миссионер поехал докладывать папе Иоанну XXII о своем блистательном успехе и был отправлен обратно в сане епископа Самаркандского. Однако епископ Фома уже не застал в живых своего покровителя. Против хана-католика вспыхнуло мусульманское восстание, и он был убит. Ильчигадай правил меньше полугода.

В том же 1326 году на престол Хайду вступил хан Ала-ад-Дин Тармаширин, объявивший Ислам государственной религией. Прямых известий о гонениях на несториан при Тармаширине в источниках нет. Но гонения были – это можно понять из сообщений о том, что преемник Тармаширина хан Бузан, тоже бывший мусульманином, все же позволил несторианам восстанавливать их храмы (следовательно, прежде разрушенные). Бузан, как и Ильчигадай, правил меньше года: он был свергнут и убит собственными военачальниками.

В 1337 году ханом Семиречья стал буддист Дженкши. Столица его находилась в Алмалыке, в те времена знаменитом, цветущем городе (ныне городище у подножия горы Талка). Дженкши благоволил несторианам и радушно принимал заезжих римо-католических миссионеров. Это гостеприимство оказалось для хана гибельным.

В 1328 году глава Пекинской римо-католической миссии, тот самый знаменитый Монтекорвино, умер. Через шесть лет папа направил в Китай нового иерарха, архиепископа Никколо. Когда тот проезжал через Семиречье, его очень любезно приняли при дворе хана Дженкши. О благоприятной для римо-католиков обстановке в этом краю Никколо почти тотчас же написал в Рим, что имело следствием прибытие в Алмалык уже целой группы миссионеров.

На проповедь в Семиречье папа направил епископа Ричарда Бургундца, монахов Франциска и Раймунда Руфа, священника Пасхалиса, проповедников-мирян Петра и Лаврентия. Местные несториане встретили пришельцев восторженно, видя в них сильных союзников (очевидно, до Семиречья не дошли вести о характере деятельности латинян в Китае). Несторианские вельможи Карасмон и Юханан подарили епископу Ричарду усадьбу, где тот выстроил красивый собор. Несторианам вскоре пришлось горько пожалеть о своем гостеприимстве. Папские посланцы отнеслись к ним высокомерно и презрительно: так, Пасхалис в лицо заявлял им, что они не христиане, а нечестивцы-схизматики.

Римо-католики вытеснили несториан из окружения хана Дженкши. Среди миссионеров были врачи, им удалось вылечить тяжело заболевшего хана. В награду Дженкши разрешил им окрестить своего семилетнего сына и наследника: царевич был крещен с именем Иоанн. Эта удача латинской миссии оказалась смертоносной не только для нее. Крещение наследника престола мусульмане расценили как попытку римо-католиков захватить государственную власть.

Заговор против хана Дженкши организовала его собственная мать, фанатичная мусульманка. Она уговорила другого своего сына, Есун-Тимура, убить Дженкши и взойти на его престол. Тот поддался ее внушениям, но его совесть не выдержала совершенного преступления. Братоубийца сошел с ума. В припадке безумия Есун-Тимур вырезал грудь матери, проклиная ее за то, что она подстрекала его пролить кровь брата. Сумасшедшего хана низложил Чингизид угэдейской ветви Али-Султан, человек жестокий (мусульманские авторы называют его свирепым тираном).

К дворцовым смутам прибавилось общенародное бедствие: в Семиречье начала свирепствовать чума. Али-Султан объявил, что во всех несчастьях виноваты христиане. Латинские миссионеры в Алмалыке вместе со своим епископом Ричардом погибли мучительной смертью. Затем по всему Семиречью началась резня несториан, раздражение против которых накапливалось уже давно. Волны религиозного фанатизма перекатились в Маверранахр, где власть захватил дервиш Халиль, называвший себя потомком Чингиса (в источниках, приводящих списки Чингизидов, его имя не значится – возможно, это был самозванец). Халиль перенял у своего соперника Али-Султана лозунг джихада – мусульманской «священной войны» – и также приступил к истреблению несториан. Так порочные методы несторианских и латинских миссий привели к страшной межрелигиозной резне 1339 года, когда брат убивал брата. Несторианская Церковь в Центральной Азии была почти полностью уничтожена.

В 1351 году китайцы подняли восстание под национальными и национально-религиозными лозунгами против монгольских императоров страны. Буддисты также не забыли посягательств несториан и латинян на их религию. В ходе длившегося семнадцать лет противоборства они истребили в Китае все именовавшиеся христианскими общины, не разбирая конфессий. В Поднебесной империи воцарилась национальная династия Мин, крайне враждебно относившаяся как к римо-католикам, так и к несторианам.

Религиозная война страшнее обычной войны. Она отличается жестокостью и беспощадностью. Думая, что поднимаются на защиту своих святынь, люди могут впасть в ослепление и тогда уже не способны разглядеть в своем противнике брата по человечеству. Фанатичные толпы часто не слушают ни законных правителей, ни даже религиозных наставников. Что самое ужасное, при этом страдает множество невинных людей. А ведь в Библии сказано: …голос крови брата твоего вопиет ко Господу от земли (Быт. 4, 10). Еще более грозные слова звучат в Коране: Кто убил душу человеческую без вины, тот как будто бы убил людей всех (сура 5 «Трапеза», аят 35/32).

Л. Н. Гумилев высказывает предположение, что именно удар в спину, нанесенный римо-католиками, сделал несторианскую Церковь на Востоке нежизнеспособной и беззащитной перед буддизмом и мусульманством, разделившими в конце XIV века несторианское наследство. Однако это мнение далеко не бесспорно. Миссионерскую практику самих несториан, особенно в мусульманской среде, смело можно назвать самоубийственной13.

 

13 Зрелый Ислам проявляет терпимость и уважение к людям Книги – христианам, но он строго охраняет свои пределы: не допускает посягательства на свои святыни и остро реагирует на любое вмешательство в свои внутренние дела. Урок событий шестисотлетней давности, жертвой которой стали несториане, необходимо помнить и сейчас. В наше время здесь, в краю многовекового Ислама, появилось много проповедников западных сект, и некоторые из них ведут себя не лучшим образом. Они пытаются проповедовать не только среди местного православного населения, но и среди мусульманской молодежи. Это может привести к острым конфликтам. Сами методы навязчивой рекламы своих убеждений недопустимы на вдумчивом и благоговейном Востоке. Есть вопиющие случаи попыток подкупа государственных служащих, вербовки прозелитов за деньги, шантажа и запугивания, применения психотропных препаратов. Мы видели лжехриста на озере Иссык-Куль. Мы слышали голоса, провозглашавшие конец света то в 1993-м, то в 1996-м, то в 2000 году... Все это является ничем иным, как внесением смуты в общество и провокацией межрелигиозной вражды, и ничего общего не имеет с верой Христовой.

 

К 40-м годам XIV века созданная Хайду центральноазиатская держава окончательно распалась на два самостоятельных государства: Чагатайский улус (Маверранахр), жители которого продолжали именовать себя чагатаями, и Могулистан на землях Семиречья, Тянь-Шаня, Восточного Туркестана и Джунгарии.

Хан Могулистана Тоглук-Тимур, взошедший на престол в 1348 году, объявил Ислам государственной религией. Этот потомок ревнителя несторианства Чагатая занялся принудительным насаждением мусульманства среди всех своих подданных, как язычников, так и последних несториан. Мухамед Хайдер пишет, что в один день приняли Ислам 160 тысяч человек. И все преемники Тоглук-Тимура также были ревностными мусульманами. Хан Хызр-Ходжа организовал поход в Восточный Туркестан и силой обратил в Ислам живших там уйгуров. Самые поздние отмеченные крестом надгробия-кайраки, найденные археологами в Семиречье, датируются концом XIV века и принадлежат представителям народа канглов (печенегов)14.

 

14 Надгробия найдены на территории современного Ташкента (возможно, они относятся еще ко временам последних монгольских ханов). Последняя же несторианская община, упоминаемая в письменных источниках, находилась в Самарканде.

 

В 1345 году был убит заговорщиками хан Казан – последний Чингизид, правивший Чагатайским улусом. Наступил конец монгольского периода истории этого края, вскоре Маверранахр стал ядром империи Амира Темура.

Историк Ибн-Арабшах сообщает, что одна из жен Амира Темура, дочь Хызр-хана, была несторианкой. Однако не ясно, как это могло быть? Ведь ее отец, хан Могулистана Хызр-Ходжа, отличался приверженностью к мусульманству и даже проводил насильственную исламизацию уйгуров. Как же тогда (и где?) эта женщина приняла несторианскую веру? Впрочем, возможно, что именно ее крещение привело к трагическим событиям, разыгравшимся в Самарканде.

Известно, что несторианским проповедникам удалось окрестить и какую-то из жен Амира Темура. Но он был не из тех людей, которые позволяют посторонним хозяйничать в своем гареме. Последовала казнь миссионеров и полное истребление несторианской общины Самарканда. Часть несториан попыталась укрыться в своих убежищах за арыком Даргомом, но их настигли и перебили. Перед пещерой, в которой спрятались последние беглецы, развели огромный костер, и те задохнулись от дыма. И до новейших времен в окрестностях Самарканда (в Паст-Даргомском районе) сохранились памятники того давнего разгрома: развалины, называемые кафир-кала (укрепление неверных), а поблизости – кафир-мола (пещера неверных), где задохнулись несториане.

Некоторые исследователи считают, что Амир Темур уничтожил последних христиан Центральной Азии. Однако это мнение действительности не соответствует.

С самого начала своего правления Амир Темур, притом что являлся ревностным мусульманином, руководствовался многими положениями «Великой Ясы» Чингисхана, в том числе необходимой для правителя империи веротерпимостью.

От времен Амира Темура до нас дошла великая святыня, перенесенная им из Месопотамии в Самарканд. Это рука ветхозаветного пророка Даниила (в мусульманском произношении Данияра), к которой на поклонение ныне часто приходят и мусульмане, и христиане.

Уничтожение самаркандских несториан было не религиозным актом, а его личной реакцией на их миссионерскую выходку.

Самаркандская несторианская община погибла в 1376 году, а побывавший при дворе Амира Темура через сорок лет после этого посол кастильского короля Рюи Гонсалес де Клавихо встретил в Самарканде множество христиан: и сирийских яковитов, и армян, и монофизитов, и греков (православных). Эти люди были переселены Амиром Темуром из завоеванных стран в его столицу – как известно, он свозил отовсюду «самых красивых, самых смелых, самых знающих и самых талантливых», чтобы их трудами Самарканд украшался еще больше.

По-видимому, в XV веке в Центральной Азии еще имелись укрывавшиеся в глухих местах отдельные общины несториан (как, впрочем, общины и представителей других исповеданий). Однако их существование в катакомбах, при отсутствии епископата и, следовательно, без возможности рукополагать новых священников, не могло быть долгим... Вот почему в 1603 году латинский миссионер Гоэс хотя и слышал от правителя восточнотуркестанского города Джамина (ныне Карашар) похвалу христианам, которые как будто были его предками, однако сам Гоэс, даже после того, как пересек всю Центральную Азию, никаких христиан так нигде и не нашел.

На несторианах сбылось предостережение Христа Спасителя: ...все, взявшие меч, мечом погибнут (Мф. 26, 52). Растоптав созданное халифатом мусульманско-христианское сотрудничество, несториане за грех своего властолюбия были наказаны катастрофой, постигшей их на всем пространстве распавшейся Великоордынской империи. Однако никаких межрелигиозных конфликтов не было там, где вера Ислама пришла в соприкосновение с Православием Христовым, – в Золотой Орде.

В трудах позднейших историков-западников взаимоотношения Руси и Золотой Орды получили одностороннее освещение. Подчеркивались свидетельства о нашествиях и набегах, о тяжести ордынских налогов. Выделялись свидетельства отдельных князей, которые не могли простить ни Орде, ни Москве унижения своих княжеств. Так одной черной краской рисовалось пресловутое татаро-монгольское иго.

Однако беспристрастному взгляду на историю открывается иная картина. Завоевательная ярость монголов после Батыева нашествия быстро утихла. Вступив в конфликт с Великой Ордой, Бату-хан и его преемники стали укреплять собственное государство. По договору, заключенному святым Александром Невским с ханом Берке, Русь фактически сделалась даже не колонией Золотой Орды, а ее составной частью – Русским улусом. Русские дружины в случае войны несли общую для всего государства воинскую повинность, да и та во многом была смягчена после последней поездки святого благоверного князя Александра в Орду. В летописях много сетований на тяжесть татарской дани. Однако на деле такая подать налагалась на русских «с дыма», то есть с жилища, – это было почти вдвое меньше налога, который платили в ханскую казну сами татаро-монголы. (Правда, для русских эта тягота усугублялась необходимостью содержать собственных удельных князей и их дружины.) Тогдашние русичи видели в хане Золотой Орды верховного главу своего государства, в летописях его именовали царем. Добрыми царями называли Бату-хана (несмотря на его опустошительный поход), Мангу-Тимура, Джанибека. Правда, хана Узбека, казнившего мятежных князей и установившего на Руси твердый порядок, называли царем суровым.

Монголы не посылали в русские области своих наместников, довольствуясь выдачей ярлыков – утверждением прав русских вельмож на великое и удельное княжение, обычно придерживаясь при этом русских законов престолонаследования. В дела Православной Церкви ордынцы-мусульмане не вмешивались, более того – порой и благотворили православным: так, на средства ханши Тайдулы в Москве был построен знаменитый Чудов монастырь. Русь утратила политическую самостоятельность, но сохранила полную духовную свободу.

Каждый хан Золотой Орды имел своего любимца из числа русских князей. У Бату, Сартака и Берке это был святой Александр Невский, у Мангу-Тимура – святой Феодор Ярославский, у Тохты – Андрей Александрович. Ханы Узбек и его сын Джанибек покровительствовали князьям Московским: их любимцы благоверный Иоанн Калита и Симеон Гордый уже правили Русью практически самодержавно.

Мусульманские правители Орды без тени сомнения выдавали замуж за русских князей своих сестер и дочерей, не препятствуя им принимать Крещение. (Ислам не запрещает брачные союзы мусульман с христианами, в Коране сказано: …позволено вам вступать в брак с чистыми людьми Книги). Дочь хана Мангу-Тимура, отданная замуж за благоверного князя Феодора Черного, в Крещении была названа Анной, отличалась православным благочестием и в Ярославле ее почитали как святую.

Вхождение в состав Золотой Орды сразу же обезопасило западные границы Руси. В 1268 году ополчение папских крестоносцев, навербованное по всей Европе, вновь явилось завоевывать Новгород и Псков. На помощь к новгородцам пришел небольшой монгольский отряд. Увидев его, западные вояки ударились в бегство, поскольку, как сказано в летописи,  зело бо бояхуся имени татарского. В 1274 году Смоленску стоило лишь заявить о своем присоединении к Орде, как осаждавшие город литовцы тут же ушли восвояси. А русские княжества, державшиеся западной ориентации, одно за другим прибирали к рукам Польша и Литва, лишая их население свободы не только политической, но и духовной.

Случавшиеся и после Батыева нашествия монгольские набеги на Русь были продолжением все тех же междоусобиц русских удельных князей. К тому же в Орде находились свободные воинские отряды, скучавшие без дела и готовые идти куда угодно, чтобы погулять и пограбить. Князья-братоненавистники приводили монголов на Русскую землю (точно так же, как прежде половцев) для сведения счетов со своими соперниками. Особенно усердствовал в этом князь Андрей Александрович, недостойный сын святого Александра Невского.

Однако самим повелителям Золотой Орды вскоре опротивели постоянные беспорядки в Русском улусе. Со времен хана Мангу-Тимура по образцу монгольских курилтаев начался созыв общерусских княжеских съездов, где враждующие стороны должны были не мечами, но словами выяснять свои отношения. В качестве представителей хана на эти съезды направлялись епископ Сарайский и один из монгольских вельмож, обязательно православный (таких было в Орде уже немало). Выполнения решений общерусских съездов ханы требовали от князей под угрозой присылки карательных отрядов. Однако и эта мера не всегда оказывалась действенной. Хан Узбек, например, сумел положить конец вражде между Москвой и Тверью только казнив четырех князей из Тверской династии.

Именно благодаря жесткому протекторату Орды великие князья Московские смогли превозмочь деление Русской земли на уделы, создать единую Русь, впоследствии ставшую самостоятельным государством и превратившуюся в могучую державу.

Православная Русь оказывала некоторое духовное воздействие на своих завоевателей. Паству Сарайской епархии составляли не только русские посольства. Золотая Орда разорвала связи со всеми другими мусульманскими державами. Ханы были мусульманами, к несторианам они относились неприязненно, несторианское духовенство было изгнано еще ханом Берке. Золотоордынские монголы-несториане, оставшись без иереев, начали заглядывать в православные храмы. Русские священники обращали их в Православие. По поводу организации богослужений для степняков епископ Феогност Сарайский в 1269 году запрашивал святителя Кирилла, митрополита Киевского: Можно ли, освятив Трапезу, переносить ее с места на место и на ней совершать Литургию? Святитель Кирилл отвечал: Подобает, если есть в том нужда. Ходящие люди (то есть кочевники. – Прим. авт.) не имеют у себя спокойного места, но беречь Трапезу со страхом и трепетом, в чистом месте поставить ее и служить на ней.

Нередки были случаи перехода монгольских воинов на службу к русским князьям. Таких пришельцев на Руси встречали со всем радушием, женили на знатных боярышнях. Эти степные богатыри составили ядро московской конницы и стали для русских дружинников учителями в искусстве конного боя. Подобные выходы ордынцев на Русь случались и позднее, когда она была уже независимой. Кстати, во времена великого князя Василия Темного каждому пожелавшему служить Москве знатному тюрку даже жаловался княжеский титул.

Хан Узбек был ревностным мусульманином и в соответствии с требованиями Ислама не желал терпеть язычников ни в своем окружении, ни в войске. Именно во времена Узбек-хана появился ряд этнонимов, которые носят современные тюркские народы. Принявшие Ислам ордынцы назвались узбеками по имени хана и в знак преданности ему. Эти монгольские вельможи стали родоначальниками ханских династий Великой Степи. Амир Темур в своем «Уложении» неодобрительно отзывался об этих узбеках: имея в виду, разумеется, не жителей родного ему Маверранахра, а вождей кочевых орд. Однако впоследствии узбекские ханы захватили власть над Маверранахром (прежним Чагатайском улусом), и его жители, до того называвшие себя чагатаями, тоже стали именоваться узбеками. Ордынцы-язычники, не пожелавшие по приказу хана Узбека принять мусульманство, значительно раньше узбекских вельмож ушли в Великую Степь и назвали себя казахами, то есть вольницей. (Отсюда же, кстати, и русское слово казаквольный человек.)

Собственно монголов в обособившейся Золотой Орде оставалось уже немного. Хан Узбек, проведя исламизацию, должен был опереться на мусульманские народы, жившие в пределах его государства. Таковыми являлись волжские булгары и осевшая в Крыму половецкая орда. Они сочли для себя за честь назваться татарами – как писал Рашид-ад-Дин …из-за чрезмерного их (татаро-монголов) величия и почетного положения некоторые тюркские народы полагали свое достоинство в том, что себя относили к ним и стали называться татарами, и стали известны под их именем. От этих народов произошли современные татары, казанские и крымские. Можно отметить, что ревнитель мусульманства хан Узбек выдал свою сестру Кончаку замуж за православного князя Георгия Московского. В Крещении Кончака получила имя Агафия.

Сын Узбека хан Джанибек был для Русской земли поистине добрым царем. С его помощью князь Симеон Гордый почти завершил собирание Руси вокруг Москвы. Когда для Русского улуса возникла опасность со стороны генуэзцев, хан Джанибек поднял против них все силы Золотой Орды и разгромил генуэзские крепости в Причерноморье.

Золотоордынская империя начала разрушаться из-за разгоревшейся в самой Орде смуты, которую летописец называет великой замятней. Вследствие беспрерывных дворцовых заговоров за несколько лет на ханском престоле сменилось восемь правителей-Чингизидов. Главным организатором всех заговоров был темник (тысяченачальник) Мамай, втайне лелеявший замысел самому захватить ханскую власть.

Порядок в Сарае на время восстановил хан сибирской Синей Орды Хызр, объединивший под своей властью былой удел Джучи. Хызра русские летописцы называют добрым царем за то, что он истребил новгородских ушкуйников – разбойников, грабивших и убивавших жителей Поволжья. Но после смерти Хызра власть захватил самозванец – авантюрист Мамай.

Мамай не был законным ханом-Чингизидом и думал утвердиться на престоле, предоставив своим сторонникам возможность насилия и грабежа. Мамай затеял поход на Русь, при этом, попирая установленный ханами-Чингизидами закон о неприкосновенности Православия, открыто выкликал перед войском: Возьму Русскую землю, перебью ее князей и поставлю повсюду баскаков (сборщиков дани), храмы выжгу и всех попов перережу. Замысел Мамая поддержали римо-католики: генуэзцы финансировали его поход, в составе Мамаева полчища шла отборная генуэзская пехота в тяжелых доспехах. Но великому князю Московскому, святому Димитрию Донскому удалось сплотить вокруг себя почти все воинские силы Руси, и он нанес Мамаю сокрушительное поражение на Куликовом поле.

На помощь Русскому улусу вел войска законный хан Синей Орды Тохтамыш, но к месту решающего сражения он не успел. Тохтамыш разгромил остатки Мамаева полчища и направил к благоверному князю Димитрию послов, чтобы поздравить союзника с победой над общим врагом-узурпатором, а также получить с Руси обычную дань. Однако Московский князь посчитал, что Куликовская битва положила конец власти ордынцев, и в выплате налога отказал. Оскорбленный этим Тохтамыш предпринял стремительный набег на Русь и привел Русский улус к покорности. Выплата дани возобновилась, причем благоверный князь Димитрий должен был оставить своего сына и наследника заложником в Орде.

Русь обрела политическую независимость уже после окончательного распада Золотой Орды, при великом князе Иоанне III, причем без всяких сражений.

Могущество Орды близилось к закату. Тохтамыш затеял вражду с Амиром Темуром, повелителем Маверранахра, которому был обязан своим восшествием на престол. В 1389 году Амир Темур разгромил ордынцев на Волге и двинул свои войска на Москву. Русская столица, не имевшая сил для сопротивления, была спасена чудесным заступничеством Пресвятой Богородицы. Православный народ слезно молился перед Владимирской иконой Пречистой: «Матерь Божия! Спаси землю Русскую!». В тот же час Амир Темур, отдыхавший в своем стане перед началом штурма, увидел сон: некая Царственная Жена в окружении Небесного войска повелевала ему отступить от стен города. Пробудившись, он спросил у бывших в его свите мусульманских богословов о значении сновидения. Те объяснили: это Мать Исы (Иисуса Христа) Мариам (Дева Мария) заступается за христиан. Амир Темур был ревностный мусульманин: он подчинился голосу Свыше и увел свою армию.

В совместной истории Руси и Золотой Орды были не только набеги и дань, было иное – взаимопомощь, дружество, союзы.

Не человеческим злопамятством, а познанием путей Промысла Божия мы должны освещать исторические события. Духовному взору очевидны промыслительные, благодатные следствия татаро-монгольского ига для православной Руси. Так спасено было русское Православие от латинской угрозы, русский народ – от западного порабощения и полного обезличивания. Так через страдания и потерю политической свободы на Русской земле был понят и преодолен смертный грех внутренней братоубийственной резни. Так под твердым протекторатом Орды было достигнуто единство русского народа Божия, приведшее к созданию великой православной державы. Эту память русские люди должны хранить и ныне, особенно думая об отношениях России с Востоком.

В Золотой Орде отношения мусульман и православных были так же дружественны, так же гармоничны, как исламско-христианские отношения в халифате. Какое разительное отличие от той катастрофы, в которую ввергли себя исказители веры Христовой – несториане!

В XIII веке Багдадский несторианский католикос-патриарх имел в своем ведении 25 митрополий, 126 епископских кафедр. В следующем столетии сохранилась только горстка малочисленных несторианских общин в горах Урминэ и Курдистана. Могучая несторианская церковная организация как бы мгновенно остановилась в своем развитии и стала рассыпаться в прах.

Казалось, несторианам всякий раз чего-то «чуть-чуть» не хватало для осуществления их планов, для достижения величия и господства. Чагатай «чуть-чуть» не успел подавить мусульман Маверранахра. Мункэ «чуть-чуть» не крестился вместе со своей монгольской державой. Хулагу вообще «чуть-чуть» не сокрушил весь мусульманский мир. В лице Ариг-Буги «чуть-чуть» не появился великий хан, способный объявить несторианство государственной религией империи Чингизидов. Так откуда же взялись эти «чуть-чуть»? Почему Господь не попустил несторианству восторжествовать?

Погибельным для несториан, как и для любых еретиков, было отступление от чистоты Христовой веры. Вроде бы крошечное искажение догматов или канонов Святой Церкви Господней приводит к искажению мировоззрения. Отсюда забвение о спасении собственной души и лихорадочное стремление обратить всех окружающих в свою конфессию. Отсюда вместо стремления в Царство Небесное является желание властвовать и господствовать здесь, на земле. Крошечная ложь, примешанная к Божественной Истине, разверзается пропастью, уходящей в бездну погибели.

В истории несторианства не было таких грязных и кровавых страниц, как в истории средневекового папского Рима. Однако при возвышении несторианской Церкви в ней уже появлялись те же черты, что и в папизме: властолюбие, политиканство, высокомерие, неразборчивость в средствах и методах проповеди, развращенность духовенства, падение нравов среди верующих.

Первый Туркестанский архипастырь XIX века, архиепископ Софония (Сокольский), глубоко изучивший историю Центральной Азии, пишет: Все громадное, многовековое здание несторианства не устояло в искусительном огне народных переворотов. В нем недоставало смиренной преданности в волю Божию и закрепления его узами евангельской любви, духовного общения и единения с Церковью Вселенской, а еще более недоставало оживления его духом Истины Божией, духом Православия. И вот это дело, казавшееся Божиим и святым, сгорело, рухнуло и рассыпалось, подобно тем предприятиям и делам, которые слагаются не «из злата, сребра и камения честна, а из древа, сена, тростия» (1 Кор. 3, 12).

Напряженность в отношениях между мусульманским и христианским мирами, во многих регионах остро чувствующаяся и в наши дни, коренится именно в средневековых авантюрах папизма и несторианства. До пресловутых крестовых походов мусульмане видели в христианстве близкую и дружественную религию: арабские халифы, духовные главы мусульман, христианам покровительствовали. Латинские рыцари и монгольские несториане, шедшие огнем и мечом навязывать свои верования мусульманам, разрушили это согласие. Взаимные предубеждения могут быть преодолены только православным смирением и кротостью, нелицемерной христианской любовью.

Исторический выбор народы Центральной Азии сделали в пользу Ислама – после арабского завоевания большинство населения приняло мусульманство. Однако еще шесть столетий здесь спокойно существовали многочисленные христианские общины, отношение к ним мусульман оставалось благосклонным. Только властолюбие несториан и порочные методы несторианских миссий привели к их крушению.

Если бы христиане Центральной Азии остались мелькитами, сберегли святыню православной веры, нет сомнения, что история Церкви здесь была бы неразрывной, без длившегося около четырех веков провала в христианской молитве и совершении Таинств.

Проповедь тиха и мирна, она чуждается навязчивого прозелитизма, эта проповедь есть прежде всего исповедание любви к Богу и к людям, свидетельствуемое чистотой христианской жизни. Такой путь вызывает уважение у приверженцев Ислама. Об этом свидетельствует то, что Православные Восточные Патриархаты сохранились в мусульманских империях и поныне действуют в мусульманских странах. Превосходным доказательством также служит история возвращения христианства в Центральную Азию – история основанной в XIX веке Ташкентской и Туркестанской (ныне Среднеазиатской) епархии Русской Православной Церкви, новейший, длящийся уже полтора столетия опыт православно-мусульманского содружества.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким) (7)

    Книга
    ◦ Слово в день памяти священномученика Вениамина, митрополита Петроградского и Гдовского, и иже с ним убиенных священно-мученика архимандрита Сергия и мучеников Юрия и Иоанна (31 июля/13 августа).
  2. Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким) (1)

    Книга
    В начале Ты [Господи] основал землю, и небеса – дело Твоих рук все они, как риза, обветшают, и, как одежду, Ты переменишь их, – и изменятся; но Ты – тот же
  3. Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким) (2)

    Книга
    Одна из величайших христианских добродетелей – это терпение. Вселюбящий Бог неторопливо проводит человеческую душу через испытания, необходимые для ее спасения.
  4. Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким) (3)

    Документ
    Ныне вся Вселенная светло празднует день явления в мир Совершеннейшего Создания Божия. В едином порыве славословят Невесту Неневестную земная Церковь воинствующая и небесная Церковь торжествующая.
  5. Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким) (6)

    Документ
    Приближается благодатное время Великого поста, время говения, молитв, духовного совершенствования. Сегодня мы с вами слышали призыв Святой Церкви к покаянию.

Другие похожие документы..