Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
27 апреля 2011 года, начало в 10.00, в конференц-зале отеля «Новотель» по адресу: Маяковского ул., 3а (5-7 минут пешком от станции метро «Площадь Вос...полностью>>
'Документ'
Есть вопросы, которые волновали человека всегда. Как возник мир вокруг нас и как он устроен? В чем состоит предназначение человека? Почему на Земле н...полностью>>
'Документ'
IBM Rational Unified Process (RUP) — это новый подход к разработке ПС, основанный на использовании лучших практических методов, успешно зарекомендова...полностью>>
'Кодекс'
Настоящий Кодекс устанавливает правовые основы рационального использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов, повышения их экологического и рес...полностью>>

Конфликты на территории Грузии

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Конфликты на территории Грузии.

Одной из характерных черт постсоветского периода существования кавказского региона является высокая степень напряженности, которая стала причиной нескольких тяжелейших, с точки зрения вовлеченности гражданского населения, и бескомпромиссности, с точки зрения перспектив урегулирования, вооруженных столкновений.

В то же время эти конфликты не являются случайными явлениями, присущими всем «молодым» государствам. «Все эти конфликты имеют единую природу в том смысле, что своими корнями уходят в советское прошлое, несут на себе неизгладимую печать сталинской национальной политики».1

Именно в соответствие с этой политикой для создания более контролирумых национальных окраин предотвращения сепаратизма «в процессе национально-государственного размежевания и создания административно-территориальных единиц не учитывались этнические особенности расселения народов…»2.

Именно принцип советской национальной политики «divide et impera»3 является первопричиной этнополитической конфронтации 90-х гг., основным «конфликтогенным фактором»4, который сегодня выражается в напряженности вокруг взаимных территориальных претензий, а также в полемике о правосубъектности тех или иных государственных образований.

Основными очагами этого конфликтогенного наследства СССР на территории Грузии стали два автономных образования – Абхазская АССР и Юго-Осетинская автономная область. Причем наиболее масштабным и продолжительным противостояние было именно в Абхазии.

Еще в 1921 г. большевистское руководство создало две равноправные этно-территориальные единицы – Абхазскую ССР и Грузинскую ССР, поставив их тем самым в федеративные отношения. В 1931 г. статус Абхазии был изменен таким образом, что в правовом отношении она стала автономией в составе Грузии.

Либерализация и волна суверенизации конца 80-х гг. стимулировали устремления Абхазии к самостоятельности. 18 марта 1989 г. сход абхазского населения в селе Лыхны принял решение о выходе Абхазии из состава Грузии и восстановлении статуса Абхазии как союзной республики в составе СССР.

Эти события вызвали крайне отрицательную реакцию как среди грузинского населения Абхазии, так и в остальной части Грузии. Грузинское правительство начало делать в адрес Абхазии резкие заявления, в ответ на это абхазские радикалы обратились за поддержкой к северокавказским народам. В августе 1989 г. в Сухуми на конференции Ассоциации горских народов Кавказа было принято решение о создании Конфедерации горских народов, которая должна была объединить добровольцев родственных абхазам народностей (кабардинцев, черкесов) для участия вооруженных борьбе на стороне Абхазии. По политическим мотивам к ним примкнули представители Чечни.

17-18 ноября 1989 г. Верховный совет Грузии принял резолюцию с осуждением «аннексии Грузии большевиками» в 1921, что было показателем наличия у грузинских властей намерений выйти из СССР.

Верховный совет Абхазии в свою очередь летом 1990 г. принял декларацию о суверенитете, законности которой грузинское правительство не признало. Ситуация до крайности накалилась с приходом к власти 28 октября 1990 г. националистически ориентированного Звияда Гамсахурдия. Он официально противопоставлял грузин негрузинам и проводил в жизнь лозунг «Грузия – для грузин»5.

В то же время свою политику в отношении Абхазии он начал с уступок. Это выразилось в том, что грузинское руководство дало свое согласие на проведение выборов в Верховный совет Абхазии по квотам, в соответствие с чем абхазы в перламенте получили больше мест, чем грузины. В декабре 1990 г. председателем Верховного совета республики был избран Владислав Ардзинба.

Однако уже к весне следующего года отношения между Сухуми и Тбилиси накалились до предела. Причиной тому послужило участие Абхазии в референдуме за сохранение СССР вопреки запрету З. Гамсахурдия. В ответ на это грузинские власти стали угрожать роспуском Верховного совета Абхазии.

На территории Абхазии и Мигрелии начались вооруженные столкновения между группами грузинского (прежде всего мигрельского) населения и абхазами. Последних поддерживали боевики Конфедерации горских народов, среди которых основную роль играли чеченцы. Их активность еще более увеличилась после того, как главой Чечни стал Джохар Дудаев и на территории самопровозглашенной Республики Ичкерия стали организовываться неконтролируемые вооруженные формирования. Абхазия практически оказалась вне власти центрального грузинского правительства.

Между тем, в Грузии росло недовольство политикой Звияда Гамсахурдия. В январе 1992 г. в республике произошел государственный переворот и летом 1992 г. Э.А. Шеверднадзе был избран главой Верховного совета Грузии.

Новый глава государства направил на Запад Грузии войска, ставя целью одновременно сломить сопротивление поддерживающей З. Гамсахурдию Мигрелии и ликвидировать вышедшую из-под контроля самостоятельность Абхазии..

Одновременно между Тбилиси и Сухуми продолжалось политическое противостояние. В феврале 1992 г. новые власти в Тбилиси отменили конституцию Грузии 1978 г. и восстановили действие конституции 1921 г. В ответ руководство Абхазии провозгласило отмену конституции Абхазской АССР 1978 г. (в которой было зафиксировано ее пребывание в составе Грузинской ССР) и восстановлена конституция 1925, в соответствие с которой Абхазия имела статус союзной республики. Госсовет Грузии объявил решение абхазского парламента недействительным. В Абхазии начались вооруженные столкновения между абхазскими формированиями и силами центрального правительства.

24 июня в Дагомысе состоялась встреча Б. Ельцина и Э. Шеверднадзе, на которой обсуждалась ситуация в Абхазии и Южной Осетии. После свержения режима Гамсахурдия Москва пыталась поддержать новое правительство. Позиция России на переговорах основывалась на двух положениях: с одной стороны сохранить территориальную целостность Грузии, с другой – расширить права входящих в нее национально-территориальных образований. В отличии от вопроса о Южной Осетии, по абхазской проблеме компромисс найден не был и переговоры были перенесены в Москву. В августе того же года на встрече представителей России, Грузии и Абхазии было подписано соглашение, в соответствии с которым Грузия получала право сохранять в Абхазии войска «в пределах согласованного лимита». Россия подтвердила признание Абхазии частью Грузии.

Неудовлетворенная результатами переговоров Абхазия заявила о намерении принять новую конституцию осенью 1992 г. В Грузии понимали, что республика будет провозглашена независимым государством, и 14 августа 1992 г. грузинские войска начали наступление на Сухуми. Противостояние приняло характер гражданской войны. Абхазское правительство переехало из Сухуми в г. Гудаута, где располагалась российская военная база.

Понимая, что позиции Абхазии слабеют, руководство республики стало активно переориентироваться на Россию. Сама Российская Федерация, однако, четкой стратегии по абхазскому вопросу не имела: Президент Ельцин был склонен придерживаться московских договоренностей с Э. Шеверднадзе, тогда как Верховный совет России под влиянием проабхазских депутатов занял антигрузинскую позицию6.

К началу сентября 1992 г. регулярные войска Грузии заняли около половины территории Абхазии, включая Сухуми. Однако уже спустя несколько месяцев абхазская сторона смогла перейти в контрнаступление. Из районов занятых абхазами начался исход грузинского населения.

27 июля 1993 г. в г. Сочи при посредничестве России грузинские и абхазские представители подписали соглашение о прекращении огня. Оно было сразу же нарушено, боевые действия продолжились. К сентябрю 1993 г. абхазские формирования взяли Сухуми и нанесли решающее поражение грузинской армии. Линия фронта стабилизировалась по реке Ингури. 20 сентября 1993 г. Абхазия провозгласила себя независимой. С ее территории по разным подсчетам было изгнано от 150 до 200 тыс. грузинских беженцев (преимущественно мегрелов).

С целью заручиться поддержкой Москвы в деле восстановления целостности Грузии руководство республики сделало ряд шагов в направлении налаживания отношений с Россией. Так, еще в феврале 1993 г. был подписан грузино-российский договор о дружбе и сотрудничестве, который так и не был ратифицирован Государственной Думой России7. В октябре 1993 г. стороны подписали договор о статусе российских военных баз в Грузии. В октябре 1993 г. Э. Шеверднадзе принял решение о вступлении Грузии в СНГ, 9 декабря того же года она присоединилась к Содружеству. Несмотря на все это, сторонам так и не удалось достичь взаимопонимания. 1 декабря в Москве при посредничестве России был подписан документ о путях нормализации обстановки в Абхазии, в котором не были упомянуты ни территориальная целостность Грузии, ни суверенитет Абхазии. В декабре 1993 г. в Женеве под эгидой ООН были организованны грузино-абхазские переговоры.

Все это не принесло ощутимых результатов, стычки вдоль линии соприкосновения грузинских и абхазских сил продолжались.

2 апреля 1994 г. в Москве представителями Грузии, Абхазии, России и ООН были подписаны заявление о мерах политического урегулирования и соглашение о добровольном возвращении беженцев. Абхазия, несмотря на взятые обязательства, стала уклоняться от допуска на территорию республики проживавших на ней грузинских беженцев. Таким образом, в обстановке сохраняющейся напряженности, в Москве 14 мая 1994 г. было подписано новое соглашение о прекращении огня и разъединении грузинских и абхазских сил. В зону конфликта было решено направить международных наблюдателей.

В июне 1994 г. в Абхазию были введены коллективные силы СНГ по поддержанию мира, костяк которых составили российские войска. Их присутствие в зоне конфликта и прибытие наблюдателей ООН позволило начаться процессу возвращения грузинских беженцев в Гальский район Абхазии. Однако обе стороны остались неудовлетворенными таким исходом урегулирования. Грузинская сторона так и не восстановила свою целостность, Абхазия, в свою очередь, так и не получила статус независимого государства.

Абхазская проблема остается нерешенной по сей день несмотря на широкое участие международного сообщества в процессе урегулирования. Уже с 3 сентября 1992 г., когда было заключено соглашение о прекращении огня, конфликт находится в сфере внимания ООН. По решению СБ ООН в зоне конфликта присутствует миротворческая миссия ООН (МООННГ). В 1994 г. для содействия переговорному процессу была учреждена «Группа друзей Генерального секретаря ООН по Грузии», в которую вошли Франция, Германия, Россия, Великобритания и США.8

Довольно неоднозначным остается участие России в урегулировании конфликта. С одной стороны, является совершенно очевидным, что именно Российская Федерация является основным гарантом сохранения хоть и хрупкого, но все же мира. В соответствии с Соглашением о прекращении огня в зоне грузино-абхазского конфликта 14 мая 1994 г., а также с Решением совета глав государств СНГ от 26 июня 1994 г. в зоне конфликта миротворческие функции осуществляются российским военным контингентом (КСПМ). Нельзя не учитывать и политический авторитет России, который может и должен быть использован в урегулировании конфликта. С другой же стороны, несмотря на неоднократные заявления на самом высшем уровне о том, что грузино-абхазские противоречия – это сугубо внутреннее дело Грузии, грузинской стороной небезосновательно высказываются замечания о негативном воздействии некоторых сил в России на взаимоотношения Тбилиси и Сухуми9.

Другим очагом напряженности на территории Грузии, хотя и не таким масштабным, стал конфликт в Юго-Осетинской автономной области. 10 ноября 1989 г. областной Совет народных депутатов Юго-Осетинской автономной области принял решение о ее преобразовании в автономную республику. Это решение было отменено Верховным советом Грузии. Из разных частей республики начался так называемый «марш на Цхинвали», в рамках которого несколько тысяч грузинских добровольцев отправились на помощь грузинскому населению Южной Осетии. С большим трудом «марш» удалось остановить, но напряженность сохранилась.

Лозунг «Грузия - для грузин, осетины, вон из Грузии», выдвинутый после прихода к власти З. Гамсахурдия, еще сильнее напугал осетинское меньшинство10. В Южной Осетии стали усиливаться сепаратистские настроения. 20 сентября 1990 г. сессия Юго-Осетинского областного Совета приняла решение о преобразовании области в «Юго-Осетинскую Советскую Демократическую Республику» и обратилась в союзные органы власти с просьбой принять ее в состав СССР в качестве союзной республики.

11 декабря 1990 г. Верховный совет Грузии отменил автономный статус Южной Осетии и отказался признать законность проведенных в декабре 1990 г. выборов в верховный совет. В Тбилиси было издано постановление о «реорганизации» органов региональной власти и введении в области прямого президентского правления. В январе 1991 г. грузинские войска вошли в Цхинвали и Джавский район Южной Осетии, где сепаратисты имели наиболее прочные позиции. На территории области были введены чрезвычайное положение и комендантский час. Вооруженные столкновения между осетинской и грузинской общинами стали приобретать широкие масштабы.

После распада СССР, в январе 1992 г. в Цхинвали и районах Южной Осетии, не занятых грузинскими войсками прошел референдум, участники которого высказались за присоединение Южной Осетии к России. Грузия попыталась воспрепятствовать этим сепаратистским проявлениям, начались крупномасштабные боевые действия. Из районов столкновений хлынули потоки беженцев. Конфликтные действия сопровождались перемещениями населения и обоюдным насилием.

Руководство Северной Осетии стало требовать от Москвы принятия жестких мер в отношении Грузии, грозя в противном случае расторгнуть Федеративный договор. Российское руководство, не желая осложнять отношения с пришедшим к власти в Грузии Э. Шеверднадзе, начала постепенный вывод из Цхинвали подразделений российских внутренних войск. Это вызвало крайне негативную реакцию Верховного совета России, под влиянием которого Президент Б. Ельцин стал оказывать давление на Тбилиси в югоосетинском вопросе. Грузия, ожидая встречных шагов со стороны России в отношении более принципиальной абхазской проблемы, пошла на некоторые уступки по урегулированию ситуации в Южной Осетии11.

22 июня 1992 г. в Дагомысе, состоялась встреча Б. Ельцина и Э. Шеверднадзе, вскоре после которой там же начались четырехсторонние переговоры по югоосетинской проблеме с участием России, Грузии, Южной Осетии и Северной Осетии. 24 июня 1992 г. в Сочи были заключены соглашения прекращении огня и создании коридора для разъединения противоборствующих сторон («Дагомысское соглашение»). Решение этой задачи возлагалось на смешанные российско-грузино-североосетинские силы12.

Тем самым были прекращены вооруженные столкновения, однако реального урегулирования так и не произошло.

19 октября 1995 г. была достигнута договоренность представителей Грузии, России, ОБСЕ и Южной Осетии об аннулировании решения Верховного совета Грузии от декабря 1990 г. о лишении Южной Осетии автономного статуса. 16 июля 1996 г. был подписан меморандум о мерах по обеспечению безопасности и укрепления доверия между сторонами конфликта.

Как уже было сказано выше, юго-осетинская проблема в данный момент не отличается существенной остротой. В то же время статус государственного образования до сих пор не определен. В отличие от Абхазии, Южная Осетия не ставит под вопрос факт нахождения в составе Грузии, однако сторонам еще предстоит определить, какой статус это образование в конечном итоге получит: территориальной единицы, как этого хочет Грузия, или национальной, к чему стремятся сами юго-осетины13.

Для лучшего понимания характера противостояния Тбилиси с одной стороны, и Абхазии и Южной Осетии – с другой, несомненно, необходимо рассмотреть международно-правовой контекст взаимоотношений Центра и регионов Грузии. Именно нормы и принципы международного права становятся инструментом аппелирования сторон в деле отстаивания свих позиций перед лицом международного сообщества. Любопытно, что на разных уровнях своего политического развития, одни и те же субъекты прибегают к разным, порой противостоящим принципам международного права.

Основным положением, которое в некоторой степени является правовой базой для правомерного стремления Грузинского центра противодействовать сепаратистским проявлениям на своей территории, является принцип территориальной целостности государств. Фактически он служит основополагающим ориентиром для субъектов международного права и находит свою фиксацию в Заключительном акте СБСЕ 1975 г. В частности в ст. IV Декларации принципов, включенной в Заключительный акт Совещания, говорится об уважении «территориальной целостности», «политической независимости», «единства любого государства-участника» Хотя этот принцип де-юре и не закреплен в Уставе ООН, он косвенным образом находит свое отражение в п. 4 статьи 2 Устава, в котором закрепляется обязанность членов ООН воздерживаться от угрозы силой или ее применения, кроме прочего, против «территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства».

Не менее весомым аргументом из области международного права отвечают и стремящиеся к той или иной степени самостоятельности государственные образования. Основным международно-правовым инструментарием для таких субъектов является принцип равноправия и самоопределения народов. В Уставе ООН это принцип упоминается дважды. В п. 2 ст. 1 провозглашается, что одна из целей Организации – «развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов». В ст. 55 самоопределение народов отнесено к одной из основ мирных и дружественных отношений между нациями, которые сами являются условиями стабильности и благополучия. Помимо Устава ООН, данный принцип закреплен в Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам. Ст. 2 этой Декларации провозглашает, что «все народы имеют право на самоопределение; в силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие». Принцип самоопределения народов также нашел свое выражение в Международных пактах о правах человека, принятых ООН в 1996 г. Оба пакта содержат статьи следующего содержания : Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие». И наконец, в Декларации о принципах международного права 1970 г. также есть положение, касающееся данного принципа. Оно сводится к тому, что «все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие и каждое государство обязано уважать это право в соответствие с положениями Устава».

Правовой спор, таким образом, основывается на противопоставлении принципа территориальной целостности государств принципу равноправия и самоопределения народов. Оба принципа являются неотъемлемыми общепризнанными положениями международного права, не являются ли они противоречащими друг другу? Отнюдь нет.

Так, уже упоминавшаяся Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам содержит ограничительное положение (ст.6) о том, что «любая попытка, направленная на то, чтобы частично или полностью разрушить национальное единство и территориальную целостность страны, несовместима с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций». В также приводившейся Декларации о принципах международного права 1970 г. уже указываются условия, при соблюдении которых само право на самоопределение ограничивается и не может включать в себя расчленение государств, нарушение территориальной целостности, политического единства государства. Важнейшие из них – наличие «правительства, представляющего весь народ, принадлежащий к данной территории, без различия расы, вероисповедания или цвета кожи». Поэтому если правительство на недискриминационной основе с соблюдением основных прав человека и свобод предоставляет своему населению право на участие в политической и социальной жизни государства, то попытки, направленные на расчленение государства, подрыв его территориальной целостности, политического единства, являются незаконными.

Принимая во внимание наличие в международном праве принципа разрешения международных споров мирными средствами, именно соотношение описанных выше принципов может стать правовой базой для урегулирования ситуации в Грузии. Предоставление этническим меньшинствам широкой культурной автономии и обеспечение их представительства в центральных государственных органах в настоящее время является единственным способом обеспечения выполнения прав и свобод нетитульных наций при сохранении единого государства. В то же время для создания подобной федеративной системы, обязательным условием является заинтересованность всех сторон в создании общего государства. Этот заинтересованность в свою очередь может быть вызвана политической, экономической, исторической или какой либо другой притягаетельностью того или иного потенциального субъекта федерации. В том же случае, когда государство намерено стать ядром федерации, оно должно совмещать в себе все аспекты этого магнетизма.

Грузия, несомненно, может и должна стать сильным и единым государством. Об этом неоднократно заявляли и российские государственные деятели. России нужен на Кавказа сильный и надежный партнер.

Несмотря на непростые отношения между нашими странами, в том числе и вкруг урегулирования исследуемых конфликтов, у России и Грузии огромный накапливавшийся веками потенциал для конструктивного взаимовыгодного сотрудничества. Самым важным сейчас для нас является оставить в прошлом все противоречия и начать историю наших взаимоотношений с чистого листа.

Ровно год назад в нашем университете прошла конференция «СНГ:актуальные проблемы межгосударственных отношений», на которой очень успешно выступили и ваши студенты, студенты ТГУ. Нам наиболее понравился доклад, представленный вашей коллегой Софией Петриашвили на тему «Отношения между Россией и Грузией: рычаги давления», который, если я не ошибаюсь, заканчивался очень печальными словами «и ”если друг оказался вдруг, и не друг, и не враг, а так?!”». Так вот теперь мне хотелось бы перефразировать эти слова следующие образом «и если друг оказался вдруг, и не ВРАГ, и [даже]не ТАК, а ДРУГ!!!»

1 Мнацаканян М.О. Этносоциология: нации, национальная психология и межнациональные конфликты. М., 1998. С 137.

2 Там же.

3 Разделяй и властвуй (лат.)

4 Там же.

5 Митяев В.Г. Грузино-абхазский конфликт и гражданская война в Западной Грузии // Грузия: проблемы и перспективы. М., 2002.

6 Системная история международных отношений в четырех томах. События и документы. 1918-2003 / Под ред. А.Д. Богатурова. Том третий. События. 1945-2003. М., 2003. С. 544.

7 Красноселов А. Так кто потерял Грузию // Международные процессы. 2003. №1. С. 124.

8 Российско-грузинский диалог 2002-2003. Аналитический доклад российской стороны / Под ред. С.В. Кортунова, С.К. Ознобишева. М., 2003. С. 37.

9 Там же.

10 /neokavkaz/

11 Системная история международных отношений в четырех томах. События и документы. 1918-2003 / Под ред. А.Д. Богатурова. Том третий. События. 1945-2003. М., 2003. С. 547.

12 Там же.

13 Соловьев В.А. Юго-осетино-грузинский конфликт и осетино-ингушский конфликт: факторы влияния и взаимопроникновения. Проблемы восстановления прав беженцев и вынужденных переселенцев в соответствии с нормами международного права // Десять лет СНГ – поиски, потери, приобретения. Волгоград-Москва., 2002. С. 110-111.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Третий курс, группа 341 Формирование представлений аудитории о субъектах российско-грузинского конфликта (вооруженного конфликта на территории Южной Осетии в августе 2008 года)

    Документ
    Формирование представлений аудитории о субъектах российско-грузинского конфликта (вооруженного конфликта на территории Южной Осетии в августе 2008 года).
  2. Россия и США в ориентирах внешней политики грузии в период президентства эдуарда шеварднадзе

    Автореферат
    Защита состоится 27 ноября 2009 г. в 9 часов 30 минут на заседании диссертационного совета Д 212.062.02 при Ивановском государственном университете по адресу: 153025, г.
  3. Удк 323: 327. 56(479. 22) “20” проблема урегулирования конфликтов в грузии

    Документ
    Большинство аналитиков классифицирует конфликты на территории бывшего СССР как этнические. Но в начале XXI ст. уже фактически не существует этнических конфликтов в чистом виде - экономические, политические аспекты, борьба за власть
  4. Удк 323: 327. 56(479. 22) “20” проблема врегулювання конфліктів в грузії

    Документ
    Більшість аналітиків класифікує конфлікти на території колишнього СРСР як етнічні. Але, на справді, на початку XXI ст. вже фактично не існує етнічних конфліктів у чистому вигляді – економічні, політичні аспекти, боротьба за владу
  5. Конфликт в сложных обществах

    Документ
    Российский читатель получает возможность ознакомиться в русском переводе с одним из наиболее примечательных зарубежных изданий, посвященных трансформа­ции этнополитического конфликта, опубликованных Бергхофским исследователь­ским

Другие похожие документы..