Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Цели изучения темы: ознакомиться с особенностями работы в 5-6 классах (опора на знания и умения; сформированные в начальной школе, индуктивный характ...полностью>>
'Документ'
Если бы это было возможно, мы бы не давали этот труд в руки многим христианам, которым чтение его не принесет пользы и не для которых он был написан....полностью>>
'Автореферат диссертации'
Защита состоится «19» октября 2011г. в 12-00 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 505.001.03 при ФГОБУВПО «Фин...полностью>>
'Документ'
Эксперты ВНОК приняли следующее определение ОКС (2001г.): “ОКС – термин, обозначающий любую группу клинических признаков или симптомов, позволяющих п...полностью>>

Виталия Вульфа «Великие женщины XX века»

Главная > Презентация
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Презентация книги В. Вульфа

«Великие женщины XX века»

1 Вед. – Сегодня у нас презентация новой книги Виталия Вульфа «Великие женщины XX века». Имя автора книги вам хорошо известно по таким уже полюбившимся вам книгам, которые есть у нас в библиотеке, как «Женское лицо Запада», «Женское лицо России», «Звезды трудной судьбы», «Серебряный шар». Презентация «Серебряного шара» состоялась, как вы помните, на одной из встреч в клубе «Сударушка».

И вот перед нами ещё одна книга В. Вульфа «Великие женщины XX века» 2009 года издания. И мы уверены, что новая книга В. Вульфа вас также не оставит равнодушными.

2 Вед. – Говорят, что самое страшное для «звезды» - пережить собственную славу. Лишь немногие избранные избегают этой печальной участи. Их слава не меркнет с годами – наоборот, разгорается всё ярче. Книга, которую мы вам сегодня представляем, рассказывает именно о таких «звездах».

1 Вед. – Ими восхищались художники, их воспевали поэты. Они царили в кино и блистали на сцене, творили поэзию и вершили политику. Они определили лицо своей эпохи. Женское лицо XX века.

2 Вед. – Прочитав новую книгу В. Вульфа, вы узнаете много нового из жизни хорошо известных вам «звёзд». Вот только некоторые имена: Ольга Книппер-Чехова, Любовь Менделеева-Блок, Зинаида Райх, Анна Ахматова, Инесса Арманд, Екатерина Фурцева, Раиса Горбачёва, Мария Склодовская-Кюри, Коко Шанель, Франсуаза Саган, Жаклин Кеннеди-Онассис – всего 49 известных женских имён. Они – гордость и слава XX столетия, по праву считающегося Женским Веком.

1 Вед. – Сегодня мы расскажем о жизни только одной замечательной женщины, имя которой вы также встретите в этой книге. Это известная французская писательница, обладательница престижной во Франции Гонкуровской премии, почётный председатель Национального комитета писателей Франции, общественная деятельница, активная участница движения Сопротивления во Франции в годы Второй мировой войны, женщина, вдохновлявшая известнейших людей эпохи, переводчица – переводила на французский язык многих русских классиков, первая познакомила французов с поэзией В. Маяковского (после чего, кстати, сам поэт и его поэзия стали во Франции необычайно популярными), известная в своё время во Франции дизайнер, ну и наконец жена, друг и верный соратник замечательного поэта и литературного деятеля Франции Луи Арагона Эльза Триоле.

3 Вед. – Мне не повезло. На родине меня знают как сестру – сестру той самой Лили Брик, музы Маяковского, самой модной женщины столетия. Во Франции, где я прожила большую часть своей жизни я, в первую очередь, известна как жена – русская жена крупнейшего поэта XX века Луи Арагона. А я всю жизнь хотела быть просто собой – русской еврейкой, ставшей волею судеб французской писательницей.

1 Вед. – Отец знаменитых сестёр, Урий Александрович Каган, был крупным французским адвокатом, специализировавшимся на делах о защите прав национальных меньшинств. Как известный коллекционер и знаток литературы, он состоял в литературно-художественном кружке – члены его, культурная элита Москвы, часто бывали в доме Каганов.

2 Вед. – Жена Урия Александровича, рижанка Елена Юльевна Берман, происходила из богатой и очень культурной семьи, училась в Московской консерватории, рано выйдя замуж, оставила сцену ради семьи. В этой чисто еврейской семье не говорили тем не менее ни на идише, ни на иврите, но все члены семьи свободно изъяснялись на немецком и французском. И, конечно же, все играли на рояле – в начале XX века каждая интеллигентная девушка играла на рояле, а многие ещё и пели – словом, Каганы были обеспеченной семьёй, и у детей было счастливое, золотое детство.

1 Вед. – Старшим ребёнком в семье была Лиля – она родилась в ноябре 1891 г. Родители увлекались немецкой поэзией, и имя дочери дали в честь возлюбленной Гёте Лили Шенеман. Через пять лет, в сентябре 1896 г. родилась её сестра, которую назвали Элла (в семье нё называли – Эля) – в честь ещё одной героини поэзии Гёте (Эльзой она стала позднее, когда вышла замуж за Андрэ Триоле).

2 Вед. – Сёстры были очень милы: ярко-рыжая, с огромными карими глазами Лиля и белокурая, хрупкая, голубоглазая Эльза.

3 Вед. – Помню, как-то весной мы с мамой гуляли по Петровке. Навстречу ехал какой-то господин в роскошной шубе. Ему мы, видимо, так понравились, что он пригласил нас с мамой в Большой театр на свой спектакль – это был Фёдор Шаляпин. В какой опере тогда пел знаменитый бас, я не помню, но ложа для нас действительно была заказана.

1 Вед. – Два куклёнка, два ангелочка – на этом, пожалуй, сходство сестёр заканчивалось. А дальше чуть ли не с самого раннего детства просматривалось соперничество, когда Эличке казалось, что Лиле купили куклу больше и красивее; у Лилички платье с кружевом, а у Эли – всего-навсего с вышивкой, потому что она ещё мала. Лилю отец называл красотулей, а Эличку – пухляшкой.

2 Вед. – Хотя сёстры были очень дружны, но сразу было понятно, что Лиля верховодила. Она с раннего детства была своенравной, увлекающейся и до крайности самостоятельной. На неё, рано созревшую, всегда обращали внимание мужчины, и она точно знала, как получить от мужчин всё, что ей хочется. После окончания гимназии она год проучилась на математическом факультете Высших женских курсов, потом некоторое время – в Московском архитектурном институте, затем занималась скульптурой в Мюнхене, одно время увлекалась балетом.

Лиле всё быстро надоедало, кроме одного – мужчин. От греха подальше её отправили из Москвы к бабушке, в маленький польский городок – но и там в Лилю влюбился её родной дядя, требуя немедленного брака (иудейские законы это позволяют). Мать немедленно отозвала её обратно. Но Лиля не успокаивалась – в итоге, после непредвиденной беременности от очередного поклонника, закончившейся неудачным абортом, она больше никогда не смогла иметь детей. Сразу после этого Лиля вышла замуж за Осипа Максимовича Брика, издателя и литературоведа, с которым была знакома больше семи лет. Именно под фамилией мужа Лиля и останется в истории русской культуры в качестве официальной пассии великого пролетарского поэта В. Маяковского.

1 Вед. – Пухляшка Эля была во многом противоположна сестре. Послушная и прилежная, она всегда доводила до конца любое начатое дело. Закончила гимназию с золотой медалью, затем с отличием – Архитектурный институт. Только с поклонниками у младшей не клеилось. Её соседи и друзья детства – Витя Шкловский (будущий известный писатель и литературовед) и Рома Якобсон (будущий крупнейший лингвист и филолог) были влюблены сначала в Лилю, а потом уж заодно и в Элю, как в Лилину тень). Эля не была ни остроумна, ни находчива, ни развязна – напротив, в присутствии молодых людей стеснялась и вела себя очень скованно. Подражая Лиле, она также широко распахивала свои голубые – увы, не «круглые да карие, горячие до гари» - глаза и на манер сестры пела, а не говорила фразы, но выходило фальшиво.

2 Вед. – Елена Юльевна, винившая себя за то, что «упустила» старшую дочь, старалась держать младшую в ежовых рукавицах. Но и тут недосмотрела…

1 Вед. – Насколько известно, первым возлюбленным Эллы Каган был уже тогда модный поэт-футурист В. Маяковский, который, только увидев её сестру Лилю, тут же в неё влюбился. По выражению Лили Брик, Маяковский «набросился» на неё, требуя взаимности. И даже то, что она была замужем, его не отрезвило. Как-то всё это не очень красиво, не очень порядочно…

4 Вед. – Только, пожалуйста, не надо этих расхожих штампов: «не красиво», «не порядочно». Чувство дело непредсказуемое, не контролируемое. Сердцу не прикажешь. А насчёт любви Маяковский вскоре скажет:

Мне

любовь

не свадьбой мерить:

Разлюбила – уплыла.

Мне, товарищ,

в высшей мере

наплевать на купола.

3 Вед. – Наш роман с Маяковским длился более двух лет. Моё отношение к Володе складывалось постепенно. Это не была любовь с первого взгляда, как это случилось с Володей и Лилей. Когда мы с ним встретились, он уже был известным поэтом. Но какое-то время к его поэзии я была совершенно равнодушна. Я просто к нему понемногу привыкала. И в конце концов для меня стало просто необходимым, чтобы рядом со мной находится Маяковский.

2 Вед. – И даже Елена Юльевна не могла помешать их встречам, как ни пыталась. Она чувствовала, что ничем хорошим отношения младшей дочери с поэтом-бунтарём и богохульником не кончатся – слишком разными у них были воспитание, образование, жизненный опыт, наконец.

3 Вед. – Удивительно, что меня ничего в Маяковском не удивляло, мне всё казалось в нём вполне естественным… И если бы в тот день Маяковский не пришёл к Брикам навестить меня – я гостила у них в Петрограде – Маяковский, скорее всего, никогда бы с Лилей не встретился.

1 Вед. – Да, возможно, вы правы, и Лиля Брик никогда бы не вошла в историю в качестве «знаменитой любовницы», а Маяковский никогда бы не написал посвящённых Лиле Брик стихотворений и поэм о любви, вошедших в золотой фонд не только русской, но и мировой любовной лирики.

2 Вед. – И всё же, Эля, как развивался ваш роман с Маяковским? При каких обстоятельствах вы познакомились?

3 Вед. – Мы познакомились осенью 1913 г. в семействе Хвас. Хвасов, родителей и двух дочерей Иду и Алю я знала с детских лет – мы дружили семьями. Жили они на Каретной-Садовой около Триумфальной площади, ныне площади Маяковского. А мы жили на Маросейке. Каретная-Садовая казалась мне краем света, и ехать туда было действительно далеко, а так как телефона тогда не было и ехали на авось, то можно было и не застать, проездить зря. Долго тряслись на извозчике, Лиля и я на коленях у родителей. Чем занимался отец Хвас – не помню, а мать была портнихой. Квартира у Хвасов была большая и старая, вся перекошенная, с кривыми половицами. В гостиной стоял рояль и пальмы, в примерочной – зеркальный шкаф, но самое интересное в квартире были её недра – мастерские. Вечером или в праздник, когда там не работали, то в самой большой из мастерских, за очень длинным столом пили чай и обедали.

И сразу после этих детских лет всплывает тот вечер первой встречи с Маяковским осенью 13-го года. Я окончила гимназию, семь классов, и поступила в восьмой, так называемый педагогический. Лиля, после кратковременного увлечения скульптурой, вышла замуж. Ида стала незаурядной пианисткой, Аля – художницей, я тоже собиралась учиться живописи. И вот, когда я вернулась в Москву из Финляндии после летних каникул, я пошла к Хвасам навестить подруг уже самостоятельно, без старших.

В хвасовской гостиной было много чужих людей. Все шумели, говорили. Ида сидела у рояля, играла, напевала.

4 Вед. – Маяковский необычайно большой, в черной бархатной блузе, размашисто ходил взад и вперёд, смотрел мимо всех невидящими глазами и что-то бормотал про себя. Потом внезапно он также мимо всех загремел огромным голосом:

Милостивые государи!

Заштопайте мне душу,

пустота сочиться не могла бы.

Я не знаю, плевок – обида или нет.

Я сухой, как каменная баба.

Меня выдоили.

Милостивые государи,

хотите –

сейчас перед вами будет танцевать

замечательный поэт?

3 Вед. – В тот первый раз на меня произвели впечатление не стихи, не человек, который их читал, а всё это вместе взятое, как явление природы, как гроза… Маяковский читал «Бунт вещей», впоследствии переименованный в трагедию «Владимир Маяковский».

Ужинали всё в той же мастерской за длинным столом, но родителей с нами не было, не знаю, где они скрывались, может быть спали. Сидели, пили чай… Эти, двадцатилетние, были тогда в разгаре боя за такое или эдакое искусство, я же ничего не понимала, сидела девчонка девчонкой, слушала и теребила бусы на шее…нитка разорвалась, бусы посыпались, покатились во все стороны. Я под стол, собирать, а Маяковский за мной, помогать. На всю долгую жизнь запомнились полутьма, портняжный сор, булавки, нитки, скользкие бусы и рука Маяковского, лёгшая на мою руку.

4 Вед. – Маяковский пошёл провожать Элю на далёкую Маросейку…

1 Вед. – И с этого вечера вы начали встречаться?

3 Вед. – Нет, не с этого… Маяковский звонил мне, просил о встрече. Но я не хотела его видеть.

2 Вед. – Вот как? Отчего же? Он не произвёл на вас впечатление?

3 Вед. – Напротив! Но мне казалось, он человек совершенно из другого мира, с другими интересами. О чём я с ним буду говорить? Я боялась, что он быстро разочаруется во мне. Тем более, что тогда я ещё не чувствовала каких-то особых чувств к нему.

1 Вед. – И всё-таки вы стали встречаться?

3 Вед. – Да, как-то я увидела его на Кузнецком мосту.

4 Вед. – На нём был цилиндр, чёрное пальто, и он помахивал тростью. Повёл бровями, улыбнулся и спросил: «Можно прийти в гости?»

3 Вед. – Начиная с этой встречи, воспоминания о нём встают кадрами, налезают друг на друга, и я не знаю, ни какой срок их отделяет, ни в каком порядке они располагаются.

2 Вед. – Итак, вы случайно встретились на Кузнецком мосту. Какой следующий кадр всплывает в вашей памяти?

3 Вед. – Шок, который произвёл Маяковский на моих родителей своим видом при первом посещении нашего дома.

Первое появление Володи в цилиндре и чёрном пальто, а под ним – жёлтой кофте-распашонке, с чёрными горящими глазами привело открывшую ему горничную в такое смятение, что она шарахнулась от него в комнаты за помощью.

2 вед. – У родителей, увидевших огромного, решительного, странно одетого человека, состояние было близкое к обмороку.

4 Вед. – Но всё обошлось, и с этого дня Маяковский зачастил в дом благонравного семейства Каган.

1 Вед. – Элла, может быть, вы ещё нам поведаете о каких-нибудь кадрах, связанных с Маяковским?

3 Вед. – Вижу себя в гостиной, у рояля (я тогда училась в музыкальной школе Гнесиных), а Володя ходит за моей спиной и бурчит: стихи пишет. Он любил под музыку.

А ещё помню его за ужином: за столом папа, мама, Володя и я.

4 Вед. – Маяковский вежливо молчит, изредка обращаясь к Елене Юльевне с фразами вроде: «Простите, я у вас все котлеты сжевал…», и категорически избегая вступать в разговоры с отцом.

3 Вед. – Под конец вечера, когда родители шли спать, мы с Володей переезжали в отцовский кабинет, с большим письменным столом, с ковровым диваном и креслами на персидском ковре, книжным шкафом…

2 Вед. – Но Елена Юльевна не спала, ждала, когда же Маяковский наконец уйдёт, и по несколько раз, уже в халате, приходила его выгонять: «Владимир Владимирович, вам пора уходить!»

4 Вед. – Но Маяковский, нисколько не обижаясь, упирался и не уходил.

3 Вед. – Наконец, мы в передней.

4 Вед. – Маяковский влезает в пальто и тут же попутно вспоминает о существовании в доме швейцара, которого придётся будить и для которого у него даже гривенника на чай не найдётся.

3 Вед. – Здесь кадр такой: я даю Володе двугривенный для швейцара, а в Володиной душе разыгрывается борьба между так называемым принципом, согласно которому порядочный человек не берёт денег у женщины, и предполагаемой неприятной встречей с разбуженным сердитым швейцаром.

4 Вед. – Маяковский берёт серебряную монетку, потом кладёт её на подзеркальник, опять берёт, опять кладёт…и наконец уходит, не взяв деньги, навстречу презрительному гневу швейцара, но с незапятнанной честью.

А на следующий день всё начиналось сначала.

3 Вед. – Появлялся Володя, с изысканной вежливостью здоровалсямое интересное, в квартире были её недра - мастерские.ыми половицами. на авось, то можно было и не застать, проездить зря. сск с моей мамой и серьёзно говорил ей:

4 Вед. – Вчера, только вы легли спать, Елена Юльевна, как я вернулся по верёвочной лестнице…

2 Вед. – Елена Юльевна, несмотря на присущее ей чувство юмора и на то, что они жили на третьем этаже, с беспокойством смотрела на Маяковского: может быть, он действительно вернулся, не по верёвочной, а по обыкновенной лестнице.

1 Вед. – Но любовь в сердце Эли Каган Маяковский ещё не зажёг. Она относилась к нему ласково и равнодушно, ни ему, ни себе не задавала никаких вопросов, присутствие его в доме считала вполне естественным, училась, читала книги и, случалось, задерживалась где-нибудь, несмотря на то, что он должен был прийти.

4 вед. – Не застав Элю дома, Маяковский оставлял свою визитную карточку, сантиметров в 15 ширины, на которой жёлтым по белому во всю ширину и высоту было напечатано: Владимир Маяковский.

2 Вед. – Елена Юльевна неизменно её ему возвращала и неизменно ему говорила: «Владимир Владимирович, вы забыли вашу вывеску».

4 Вед. – Маяковский расшаркивался, ухмылялся и клал вывеску в карман.

3 Вед. – Удивительно то, что меня ничего в Маяковском не удивляло, что мне всё казалось вполне естественным – и визитные карточки, и жёлтая кофта.

1 Вед. – Таково было положение вещей, когда в Москву из Петрограда приехала Лиля. Здоровье отца очень ухудшилось. Как-то мимоходом она сказала сестре: «К тебе тут какой-то Маяковский ходит…мама из-за него плачет».

3 Вед. – Я необычайно удивилась и ужаснулась: мама плачет! И когда Володя позвонил мне по телефону. Я тут же сказала ему: «Больше не приходите, мама плачет».

К лету 15-го года отец уже больше не вставал. Мама была при нём безотлучно, и я не хотела, чтобы мама плакала из-за меня.

А вот кадр, который всплывает в моей памяти, коренным образом изменивший моё отношение к поэзии Маяковского.

Помню, отца перевезли в Малаховку на дачу. Не знаю, не помню, каким образом Володя меня там нашёл. Просил встретиться, назначал мне свидания на малаховской станции. Я же то не приходила, то приходила не одна и видела Володю только издали, стоящего широко расставив ноги, спиной к дачному вокзалу… И вот как-то я всё-таки пришла одна: он также стоял с папиросой в зубах и мутным от ярости взглядом. Должно быть то было вечером – Володя мне вспоминается как тень. Бредущая рядом со мной по пустой дачной улице. Злобствуя на меня. Володя шёл на расстоянии, и в темноте, не обращаясь ко мне, что-то бормотал стихами. К тому, что он постоянно пишет стихи, про себя или вслух, я давно привыкла и не обращала на это внимания. И внезапно в тот вечер меня как будто разбудили, как будто зажгли яркий свет, меня озарило, я услышала негромкие слова:

4 Вед. – Послушайте!

Ведь, если звёзды

зажигают –

значит – это кому-нибудь нужно?

Значит – это необходимо,

чтобы каждый вечер

над крышами

загоралась хоть одна звезда?!

3 Вед. (с удивлением сморит на Маяковского, спрашивает взволнованно): – Чьи это стихи?

4 Вед.(торжествуя): – Ага! Нравится?.. то-то!

3 Вед. – Сознательная моя дружба с Маяковским началась буквально с этой строчки:

Послушайте!

Ведь, если звёзды зажигают –

значит – это кому-нибудь нужно?

4 Вед. – В этот вечер они долго сидели на одинокой скамейке, под звёздным небом и Маяковский читал Эле свои стихи.

3 Вед. – Если б мне тогда сказали, что я люблю поэзию, я бы не поняла и удивилась. А между тем поэзия была для меня таким великим искусством, что. Поражённая поэзией Маяковского, я немедленно привязалась к нему изо всех сил. Я превратилась в страстную, ярую защитницу и пропагандистку его стихов. Всё тогда написанное я знала наизусть и буквально лезла в драку, если кто-нибудь осмеливался критиковать поэзию Маяковского или его самого. За этим восторгом не крылись и влюблённость, ни поэтические принципы или теории, это был вполне непосредственный восторг, который ощущаешь перед красотой пейзажа, моря, вечного снега.

Гораздо позже, уже во Франции я перевела на французский язык почти всю поэзию Маяковского.

2 Вед. – Но вернёмся в лето 1915-го. Ощутив восторг к Маяковскому, Эля поняла, что она сможет встречаться с Маяковским тайком в Москве, пока Елена Юльевна ухаживает за больным отцом на даче в Малаховке. Не помешало даже то, что ещё в январе 1915 г. Маяковский переселился в Петроград – при каждом удобном случае он приезжал в Москву.

3 Вед. – Сегодня мне кажется, что мы встречались часто, что это время длилось долго. На самом деле Володя служил в автомобильной роте в Петрограде, в Москву наезжал изредка.

1 Вед. – Пройдёт совсем немного времени, и Маяковский по просьбе Эли Каган прочтёт свою новую поэму «Облако в штанах» Лиле и Осипу Брик.

3 Вед. – В тот ли первый раз, в другую ли встречу, но я уговорила Володю прочесть стихи Брикам, а Бриков – послушать Маяковского, и думается мне, что тогда, в тот вечер, уже наметилась судьба тех, кто слушал «Облако»…

1 Вед. – Лиля Брик слышала это имя – Маяковский, даже видела поэта как-то раз на одном из поэтических вечеров, но всерьёз к нему не относилась: считала одним из расплодившихся тогда графоманов.

2 Вед. – Но Эля настояла – как выяснилось на свою беду.

1 Вед. – Из воспоминаний Лили Брик:

«Маяковский стоял, прислонившись к дверной раме. Из внутреннего кармана пиджака он извлёк небольшую тетрадку, заглянул в неё и сунул в тот же карман. Он задумался. Потом обвёл глазами комнату, как огромную аудиторию, прочёл монолог и спросил – не стихами, прозой – негромким, с тех пор незабываемым голосом:

4 Вед. – «Вы думаете, это бредит малярия? Это было. Было в Одессе».

1 Вед. – Мы подняли головы и до конца не спускали глаз с невиданного чуда. Маяковский ни разу не переменил позы. Ни на кого не взглянул. Он жаловался, негодовал, издевался, требовал, впадал в истерику, делал паузы между частями.

2 Вед. – Лиля и Осип пришли в восторг от поэмы и от прочтения её Маяковским.

1 Вед. – Лиля Брик писала: «Это было то, о чём так давно мечтали, чего ждали. Последнее время ничего не хотелось читать. Вся поэзия казалась никчёмной – писали не те, и не так, и не про то, а тут вдруг и тот, и так, и про то».

4 Вед. – Маяковский тут же посвятил поэму Лиле. Не Эле, которая, забытая, сидела в углу…

1 Вед. – Брики безвозвратно полюбили стихи Маяковского…

4 Вед. – А Маяковский безвозвратно полюбил Лилю. Буквально на следующее утро Маяковский примчался к К. Чуковскому, тогдашнему своему другу и покровителю, и сказал, что встретил наконец ту единственную, без которой не мыслит себя самого.

3 Вед. – Я очень тяжело переживала случившееся, долго не могла прийти в себя. Даже имя Лили первое время было для меня невыносимо…Но прекрасно понимая, что ни Володю, ни Лилю не исправить. Заставила себя смириться. Володя как-то постепенно превратился в «дядю Володю», а к сестре я смогла вновь приехать только на встречу нового, 1916 года.

2 Вед. – Встреча нового года была «футуристической» - ёлку подвесили к потолку вверх ногами, стены завесили простынями, а все гости были в карнавальных костюмах.

1 Вед. – Среди гостей были друзья и соратники Маяковского: поэты и художники Василий Каменский и Давид Бурлюк, филологи и литературоведы Виктор Шкловский, Роман Якобсон… Пили спирт, разбавленный вишнёвым сиропом, и веселились как могли.

2 Вед. – Эля старалась скрыть свою боль. На вечере в Элю влюбился Виктор Шкловский, и Василий Каменский под столом сделал Эле предложение, которое было тут же со смехом отвергнуто.

3 Вед. – Через полгода у меня разгорелся роман с лингвистом Ромой Якобсоном. Семьи Якобсонов и Каганов давно дружили и мечтали породниться. Роман называл меня Земляничкой, настойчиво уговаривал выйти за него замуж, но я не относилась к нему всерьёз. Никто из поклонников не мог заменить в моём сердце Маяковского.

4 Вед. – Тому тоже приходилось несладко. Лиля старательно держала его на расстоянии, не отпуская и не позволяя приблизиться к себе. Когда Маяковскому было плохо, он бежал к Эле – в её доме ему было гораздо лучше, чем где-нибудь ещё, она всегда была готова его выслушать, понять, успокоить…

3 Вед. – Я была ниточкой, связывающей его с Лилей, а он для меня – постоянно болящей раной.

4 Вед. – Он настойчиво звал её из Москвы к себе в Петроград.

3 Вед. – И я, бросив всё, в конце концов приехала.

4 Вед. – Маяковский, промучив её несколько дней восторженными рассказами о Лиле, которая в это время решила быть с ним добрей, после очередной размолвки с нею бросил Эле: «Идите вы обе к чёрту – ты и твоя сестра!»

3 Вед. – Я бросилась на вокзал…

4 Вед. – Туда же примчался Маяковский, утешал, говорил о любви – не стесняясь присутствия её матери.

3 Вед. – Окончательно я завершила свои отношения с Маяковским только весной 1917 г. Рана затянулась, Маяковский стал мне лишь другом, «дядей Володей», как я теперь его называла.

1 Вед. – Эля пыталась найти утешение в новой любви. Продолжались отношения с Якобсоном, вновь приходил просить её руки Каменский. За Эллой безнадежно ухаживал поэт-футурист Борис Кушнер, продолжал свои ухаживания и Виктор Шкловский. Поклонники появлялись и исчезали… Утешения Элла не получила, лишь неудачный аборт лишил её, как и сестру, возможности иметь детей.

2 Вед. – В 18-м году в её окружении появился человек, к которому она не питала любви, но который мог помочь ей круто изменить свою жизнь.

4 Вед. – С Элей Каган сотрудник французской военной миссии Андре-Пьер Триоле, щеголеватый красавец с безупречными манерами, умевший красиво ухаживать за женщинами, познакомился в Москве. Случайно.

1 Вед. – В кругу Эли такие мужчины не водились: и руку давно разучились целовать, и пальто толком подавать не умели.

2 Вед. – Елена Юльевна была очарована новым знакомым младшей дочери. Кроме того, Андре оказался богат – в Лиможе у него имелась унаследованная от отца фабрика фарфора.

4 Вед. – Триоле же влюбился в Элю с первого взгляда и сделал ей предложение.

3 Вед. – Я растерялась. Я по-прежнему вращалась исключительно в кругу Лили, а там были только поэты, художники, музыканты – состоявшиеся или будущие знаменитости. Я давно свыклась с мыслью, что выйду замуж только за человека искусства, за кого же ещё?

1 Вед. – В канун 1918 г. Эля уговорила мсье Триоле пойти с ней на «футуристическую ёлку» к сестре. Ей хотелось посмотреть, как там примут Андре.

4 Вед. – Француз, как человек воспитанный, ничем не выдал недоумения, увидев подвешенную к потолку макушкой вниз украшенную ёлку, затянутые белыми простынями стены и нелепо разодетую честную компанию.

1 Вед. – На «ёлке» был Маяковский в задиристом красном кашне, Шкловский в матросской блузе, Хлебников – в белом халате врача, Давид Бурлюк – тоже в чём-то немыслимом. Триоле тотчас в шутку прозвали Андреем Петровичем. Веселились, пили, читали стихи.

2 Вед. – И вот вышел «дядя Володя» и загремел:

Прохожий!

Это улица Жуковского?

Смотрит,

как смотрит дитя на скелет…

…….

Она – Маяковского тысячи лет:

он здесь застрелился у двери любимой.

3 Вед. – Эти стихи стали для меня последней каплей. Прочь от Лили, от влюблённых в меня, глаз Маяковского, от этого круга, центр которого не я! (обращаясь к 4 Вед.) – Я согласна стать вашей женой!

4 Вед. – Андре Триоле мечтал поскорее унести ноги из этой безумной страны и вырвать невесту из её малопонятного окружения.

2 Вед. – Ни Лиля, ни «дядя Володя», ни мать, да никто толком и не понял, почему вдруг младшая девица Каган столь поспешно готовится к отъезду.

1 Вед. – В том же 18-м году Эля получила свидетельство об окончании архитектурно-строительного отделения Московских женских строительных курсов. В здании бывшего Института благородных девиц на Ново-Басманной улице ей выдали заграничный советский паспорт, в котором значилось – «для выхода замуж за офицера французской армии»; а в паспорте Елены Юльевны стояло: «для сопровождения дочери».

3 Вед. – Товарищ, который выдал мне паспорт, сурово посмотрел на меня и сказал в напутствие:

1 Вед. – «Что, у нас своих мало, что вы за чужих выходите?»

3 Вед. – Лиля, которая провожала нас с мамой на пароход, теребила меня за рукав и спрашивала:

2 Вед. – «Может быть, ты передумаешь, Элечка? Не уезжай! Выходи лучше за Рому…»

3 Вед. – Поздно она спохватилась... Я навсегда покидала холодную и голодную Россию, раздираемую гражданской войной.

1 Вед. – Первая часть жизни, российская, Эли Каган закончилась. Началась вторая, французская, но уже Эльзы Триоле. Под этим именем она навсегда останется в литературе.

2 Вед. – Кстати, Елена Юльевна до Парижа не доехала. Пока в Лондоне очень долго оформляли визу, она решила там остаться, не желая быть нахлебницей младшей дочери. Вскоре она устроилась на работу в столице туманного Альбиона в советское торгпредство.

Ну а что же Эльза?

3 Вед. – Оказавшись замужней дамой в Париже, рядом с совершенно чужим мне человеком, я ужаснулась тому, что сделала. Но обратной дороги не было – в нашу московскую квартиру уже въехала семья пролетария.

А каким чужим и неприветливым на первый взгляд показался мне Париж!

4 Вед. – Чтобы как-то взбодрить захандрившую жену, Андре повёз её на Таити.

1 Вед. – Но там, на краю света, Эльза почувствовала себя ещё хуже и молила мужа поскорее вернуться в Европу.

4 Вед. – Андре любил поговорить об изысканной кухне и элитных жеребцах, но больше его ничего не интересовало.

1 Вед. – В одном из первых писем Эльза писала Лиле в Москву:

3 Вед. – «Андрей, как полагается французскому мужу, меня шпыняет, что я ему носки не штопаю, бифштексы не жарю и что беспорядок. Пришлось превратиться в примерную хозяйку… Во всех прочих делах, абсолютно во всех – у меня свобода полная…»

1 Вед. – Разумеется, когда «свобода полная», то браки разваливаются. Как написала Эльза:

3 Вед. – «Андрей страстно любит лошадей и счастлив только, когда он верхом или хоть возле лошадей!..»

1 Вед. – Лошадей Эльза не любила, она любила литературу.

4 Вед. – Но Андре не хотел ни разговаривать с Эльзой о культуре, ни учиться у неё русскому языку.

1 Вед. – Наконец наступил день, когда Эльза решилась пролепетать:

3 Вед. – Мы должны расстаться, я не могу…

4 Вед. – Андре учтиво предложил жене небольшое ежемесячное содержание и, как птичку, выпустил из клетки на волю.

3 Вед. – Куда мне теперь идти? Что делать? У меня нет дома, нет родных – ни-че-го!

1 Вед. – После развода Эльза некоторое время жила с матерью в Лондоне, где работала в архитектурной мастерской (вот где пригодились знания, полученные в Московских женских строительных курсах!) Затем перебралась в Берлин – тогдашний центр русской эмиграции.

2 Вед. – Вместе с Эльзой здесь оказалась и Лиля, а затем приехал и Маяковский – но с ним отношения не задались: Эльза и Маяковский почти не разговаривали друг с другом. Эльзу, да и Лилю, раздражала в полной мере проявившаяся в Берлине страсть Маяковского к игре.

4 Вед. – Тот был готов играть с кем угодно и во что угодно, желательно на деньги, – сначала в бильярд, потом в карты, потом в какие-то странные, им же самим только что выдуманные игры…

1 Вед. – Эльза и Лиля, оставаясь часто одни – Маяковский опять с кем-то во что-то играет, – всё своё свободное время проводят с русскими эмигрантами. К тому времени в Берлине оказалось около 300 тыс. русских, среди них старые знакомые Эльзы – Роман Якобсон, Виктор Шкловский и другие. Роман со Шкловским вспыхивает с новой силой.

4 Вед. – «Люблю тебя немыслимо. Прямо ложись и помирай», – писал Шкловский Эльзе.

1 Вед. – Эльза ценит его талант – Шкловский станет известнейшим литературоведом и прозаиком, – она нежна с ним, но не более того. В конце концов Эльза, устав от ненужных ей отношений, запретила Шкловскому писать ей и говорить о его любви.

4 Вед. – Тогда Шкловский написал роман Zoo, или Письма не о любви», состоящий из немного стилизованных писем Эльзы и самого Шкловского (Zoo – район берлинского зоопарка, где в основном жили русские эмигранты). В авторском предисловии написано: «Посвящаю Эльзе Триоле и даю книге имя «Третья Элоиза».

2 Вед. – Максиму Горькому очень понравился роман. Выяснив у Шкловского, кто настоящий автор писем, он пригласил к себе Эльзу и посоветовал ей серьёзно заняться литературным трудом.

3 Вед. – А почему бы и нет? Но есть ли у меня действительно талант? Хотя… Попробовать можно. Так появился автобиографический роман под названием «На Таити», опубликованный в Москве в 1925 г.

1 Вед. – Ещё в 1924 г. Эльза вернулась в Париж, сняла дешевый номер в отеле «Истрия» на Монпарнасе и с головой окунулась в парижскую жизнь.

3 Вед. – От отеля «Истрия» рукой подать до самых популярных до войны монпарнасских кафе – «Ротонды» и «Купола», где протекала вся жизнь богемного Парижа. Завсегдатаи этих кафе напоминали мне мой привычный московский и петроградский круг, разве что нравы здесь царили совсем уж свободные, да и я была здесь чужая – иностранка, хотя и говорившая свободно по-французски.

1 Вед. – Через знакомого художника Фернана Леже Эльза попыталась было войти в их круг, но её раздражало, что на Монпарнасе жили даже не сегодняшним днём, а лишь данной минутой, совершенно не заботясь о том, что будет через час. А ей всё мечталось найти наконец родственную душу и обрести надёжность, якорь, постоянство.

3 Вед. – Да где там! Что толку, что Дюшан сегодня вечером подливает мне коньяк и многозначительно прикалывает к корсажу моего платья бумажный цветок? «Вы богиня», - шепчет он, пока ещё трезвый. «Не будем терять время, детка, идём к тебе!» - нетерпеливо тянет меня за руку, когда пьян. На следующий день, конечно, он ничего не помнит и то же самое говорит цветочнице с бульвара или модистке. И так все они. В конце концов мне всё это осточертело, и я подолгу не показывала носу из отеля.

2 Вед. – Чем же вы занимались, сидя в отеле?

3 Вед. – Писала. После романа «На Таити» принялась за роман «Камуфляж». Затем появились следующие романы: «Земляничка», «Защитный цвет». Все они носят автобиографический характер. Переводила Маяковского на французский, он был очень популярен во Франции. А ещё я научилась делать бусы из любого подручного материала: ниток, бумаги, пуговиц… Постепенно моя бижутерия приобретала в Париже известность, была популярна, слыла модной.

2 Вед. – Время от времени в Париж приезжал Маяковский

1 Вед. – Но радости Эльзе это не приносило: Володя гонял её по Парижу в поисках для Лили трёх метров лучшего голубого шёлку, парусиновых белых туфель, пуговичек, духов, шляпки и мехового манто.

2 Вед. – Маяковский, занятый только собой, не замечал ни одиночества Эльзы, ни её отчаянного положения.

1 Вед. – В дневнике она напишет:

3 Вед. – «Мне 28 лет, и я надоела самой себе».

1 Вед. – Но пройдёт ещё 4 года, прежде чем Эльза Триоле встретит свою самую большую в жизни любовь длиною в 42 года – французского поэта Луи Арагона.

2 Вед. – С Арагоном Эльзу познакомил не кто иной, как…Маяковский. Вот как позже вспоминал Луи Арагон об этой первой встрече в парижском кафе «Куполь»:

4 Вед. – «Я сидел вон там, на табурете… Я играл в кости, один…в тот день было много народа...один из них сказал мне: «Мсье Арагон, поэт Владимир Маяковский приглашает вас к себе за столик…» Вот так запросто, такой поэт, как Маяковский… И вот, совершенно независимо от этого, на следующий день, 5 ноября, ты вошла в кафе через эту маленькую дверь… И потом, всю жизнь, мы больше уже не расставались…»

3 Вед. – После «дяди Володи» это был второй в моей жизни мужчина, который произвёл на меня такое же неизгладимое впечатление. Высокий брюнет, почти такой же высокий, как Маяковский, очень худой, манерами и жестами напоминавший танцора кабаре, с красивыми чертами лица и орлиным носом. Его называли самым талантливым поэтом из сюрреалистов. Как-то враз, одним махом я решила, что вот тот, о ком я всегда мечтала! Поэт, бесспорно талантливый, бесспорно красивый и бесспорно знаменитый! В общем, не хуже, чем у Лили!

1 Вед. – Но что знала Эльза о новом знакомом? Толком ничего… Может, он женат или помолвлен, обременён большим семейством? Но чутьё подсказывало, что это не так…

Некоторое время спустя Эльза с ликованием писала сестре, что они теперь живут вместе с Арагоном. Это было правдой. В какие-то из выходных Эльза переступила порог тесной квартирки Луи и застряла там.

2 Вед. – К этой судьбоносной встрече они подошли в разном психологическом состоянии.

1 Вед. – Эльза искала прочную опору в жизни, к тому же человека своих литературных интересов. То есть она была в холодном рассудочном поиске.

2 Вед. – Луи Арагон, напротив, находился в состоянии смятения. Он не мог прийти в себя после того, как его бросила английская подруга, дочь очень богатого баронета Нэнси Кунар.

4 Вед. – И ради кого? Ради какого-то чернокожего американского пианиста. Черный пианист лучше французского поэта?! И Арагон в отчаянии пытался свести счёты с жизнью. Однако смерть отвернулась от него. Он остался живым, но абсолютно потерянным, и не знал, как ему жить дальше.

1 Вед. – И тут произошла встреча с Эльзой. Только она смогла вытащить его из глубочайшего душевного кризиса.

4 Вед. – Вот как потом об этом написал Арагон в одной из своих лучших поэм «Глаза Эльзы»:

В глубинах глаз твоих, где я блаженство пью,

Все миллиарды звёзд купаются, как в море.

Там обретает смерть безвыходное горе,

Там память навсегда я затерял свою.

И если мир сметёт кровавая гроза

И люди вновь зажгут костры в потёмках синих,

Мне будет маяком сиять в морских пустынях

Твой, Эльза, дивный взор, твои, мой друг, глаза…

2 Вед. – Писатель и жена, хранительница очага, – много тысяч раз встречающаяся ситуация.

Писатель и муза, вдохновительница творчества, – тоже часто встречающийся случай, почти банальный.

А вот два писателя в одной семье. В одной упряжке. В едином тандеме. Это всё равно, что два медведя в одной берлоге.

Арагон и Триоле – классическая писательская пара. Удивительное дело: они ужились. Вместе жили, любили, творили. И как это им удалось?

1 Вед. – Эльза Триоле, как и Лиля Брик, умела порабощать мужчин и диктовать им свою волю. Лиля господствовала над Маяковским. Эльза властвовала над Арагоном. Эльза Триоле сумела отвадить французского поэта и бунтаря от сюрреализма и привила ему вкус к новой религии – коммунизму.

4 Вед. – Под давлением Эльзы Луи Арагон вступил в коммунистическую партию, стал сотрудничать с газетой «Юманите». Посещая довольно часто Советский Союз, он не замечал никаких недостатков, о ГУЛАГе не догадывался и всё расхваливал достижения социализма. Свои впечатления о поездках по стране Советов Луи Арагон отражает на страницах коммунистических изданий в виде эссе, статей и, конечно же, стихов. Так в 1932 г. из-под его пера выходит цикл стихотворений «Ура, Урал».

2 Вед. – В 1934 г. Арагон, а вместе с ним Эльза в качестве супруги, переводчицы и помощницы принимают участие в Первом съезде советских писателей. Здесь они встречают старых друзей и заводят новых, это – Максим Горький, Александр Фадеев, Михаил Шолохов, Борис Пастернак, Алексей Толстой и многие другие. Потом многие из них будут навещать Арагона и Триоле в Париже.

3 Вед. – Я, наконец, была счастлива. Я вернула Арагону вкус к жизни, стала его музой и вдохновительницей.

4 Вед. – А он дал Эльзе столь необходимые ей дом и любовь, всячески поощрял её стремление писать. Он даже начал изучать русский язык – как заметил один из их друзей, из-за ревности: чтобы понимать, о чём Эльза говорит со своими русскими друзьями.

2 Вед. – Но надо сказать откровенно, что первые годы их совместной жизни были очень тяжёлыми. Многие друзья Арагона были настроены против Эльзы. Арагона пытались убедить в том, что Эльза – русская шпионка, которая пытается подмять его под себя и превратить в апологета СССР.

1 Вед. – Было очень трудно и в материальном плане. Раньше Эльза жила на деньги, которые присылал ей бывший муж. Теперь от этого пришлось отказаться.

4 Вед. – А заработки Арагона в начале его литературной деятельности не позволяли супругам даже сводить концы с концами, они жили в буквальном смысле впроголодь.

1 Вед. – Выход нашла Эльза. Она, обладавшая безупречным художественным вкусом и богатейшей фантазией, стала делать ожерелья на продажу.

3 Вед. – В ход шло всё – бусины, ракушки, дешёвый жемчуг, стёклышки, металлические кольца, осколки плитки, наконечники от спринцовок и т.д, и т.д. Работа была нелёгкая.

4 Вед. – Арагон тоже не оставался в стороне: ранним утром он с чемоданчиком, полным образцов бижутерии «от Эльзы», обходил город в поисках оптовых покупателей. В поэме «Песнь Эльзе» есть строчки:

Ты сама себе шила наряды свои выходные,

Ты умела дешёвые бусы на нитки низать,

Всё шло в дело – клочки, лоскутки, все осколки цветные…

Я глазам не поверил, увидев впервые

Хрустали ледяные, когда ты пошла танцевать…

2 Вед. – И снова помог случай. Однажды изделия Эльзы увидел американский корреспондент модного журнала «Vogue», и они так ему понравились, что он порекомендовал их знаменитым домам мод – таким, как Шанель, Пуаре и Скиапарелли.

1 Вед. – Ожерелья быстро стали популярными. Недорогая и фантастически необычная бижутерия очень понравилась парижанкам.

3 Вед. – Теперь мне приходилось просиживать ночи напролёт, чтобы успеть сделать заказ к сроку. Я стала своей в мире моды, что позволило мне в течение многих лет быть модным обозревателем в одной из французских газет, а затем и в популярном журнале «Regards».

1 Вед. – Не оставляла она своего увлечения модой и потом. Кстати, именно Эльза придумала столь популярную в последние годы прозрачную вечернюю сумочку, сквозь которую должны быть видны дорогие красивые аксессуары: пудра, зеркальце, губная помада, что-то в этом роде…

Сама, однако, она уже таких сумок не делала, а продала идею известному кутюрье Люсьену Лелонгу.

2 Вед. – В 1933 г. Эльза Триоле опишет свои приключения в мире французской моды в книге «Ожерелья». Это будет последняя книга, написанная писательницей на русском языке. Полностью в России эту книгу не опубликуют. В СССР удалось издать только небольшие фрагменты в одной из газет – и то только потому, что «товарищ Триоле» считалась официальным другом Советского Союза.

Эльза, вас фактически перестали печатать на родине. Как вы думаете, почему?

3 Вед. – Мне трудно ответить на этот вопрос. Наверное, мои публикации были не актуальны для той России. Взять хотя бы ту же книгу «Ожерелья». В 30-е годы советские женщины должны были думать о соцсоревнованиях, о перевыполнении планов. А я им предлагаю приключения из мира французской моды…

Невозможно издаваться в России вынудило меня начать писать на французском языке. Вот так я превратилась во французскую писательницу.

1 Вед. – Сначала Эльза занимается переводами с русского, затем начинает самостоятельное творчество. Конечно, начинает самостоятельное творчество. Конечно, французский язык знаком ей с детства, она владеет им в совершенстве, но это всё-таки не родной язык.

3 Вед. – Мои первые попытки писать книги по-французски были настоящей пыткой. Мой французский был обогащён русскими фразеологическими оборотами, русскими стилевыми приёмами, влиянием русской литературы.

2 Вед. – Это, конечно, было заметным недостатком, но вместе с тем это придавало её творениям непередаваемое своеобразие и свежесть. Первый опубликованный на французском языке роман «Добрый вечер, Тереза» (1938 г.) вызвал лавину критики – как доброжелательной, так и ругательной.

3 Вед. – Я сама никак не могла понять, почему же меня опубликовали – потому, что посчитали, что я не без таланта или потому, что я – «бездарная возлюбленная Арагона».

1 Вед. – Их любовь достойно выдержала все испытания. В конце февраля 1939 г. в мэрии Первого округа Парижа Луи Арагон и Эльза Триоле, только к этому времени получившая официальный развод, вступают в брак, узаконив наконец свой десятилетний союз.

4 Вед. – А 1 сентября того же года начинается Вторая мировая война. И уже на следующий день Арагона призвали в армию – он попал в танковую дивизию.

3 Вед. – Через месяц за мной стали следить, и мне только чудом удалось избежать ареста, успев покинуть Париж с толпами беженцев.

2 Вед. – В конце июня 1940 г. супруги опять же каким-то чудом, случайно нашли друг друга. В Париж они, конечно же, не вернулись, оставшись на юге – в так называемой свободной зоне, куда не дошла оккупация.

3 Вед. – Но мы с Луи стремились к реальной полезной деятельности в рядах движения Сопротивления и поэтому вскоре перешли на нелегальное положение и переехали в Лион.

2 Вед. – В Лионе чета Арагонов развернула активную подпольную работу. Они организовали издательство «Французская библиотека», издавали подпольную газету «Этуаль», листовки, брошюры и тому подобное.

1 Вед. – Почти всех организаторов движения Сопротивления немцы расстреляли – Арагоны были среди очень немногих уцелевших. От отчаяния и ужаса их спасала литература – оба очень много писали.

4 Вед. – Арагон выпустил два романа и несколько сборников стихов, принёсших ему широкую известность.

3 Вед. – Эльза – сборник рассказов «Тысяча сожалений» и роман «Конь белый».

1 Вед. – Главная тема творчества Эльзы Триоле в тот период – борьба французов с оккупантами, деятельность движения Сопротивления. Многое из написанного носит автобиографический характер, герои произведений созданы на основе реальных людей, с которыми сталкивала судьба писательницу в то тяжелейшее военное и послевоенное время.

2 Вед. – Наиболее значителен написанный в военную пору рассказ «Авиньонские любовники». Этот рассказ, хотя скорее его можно назвать повестью, посвящён героическим дням Сопротивления. Героиня рассказа – обыкновенная французская девушка, совершавшая незаметные подвиги в буднях французского Сопротивления. Образ Жюльетты Ноэль – один из лучших образов женщин Сопротивления, духовный мир которых писательница прекрасно воссоздать.

1 Вед. – Рассказ «Авиньонские любовники» вошёл в сборник «За порчу сукна штраф 200 франков», появившийся сразу же после освобождения Франции. За этот сборник в 1945 г. Эльза Триоле получила престижнейшую Гонкуровскую премию – впервые за сорок лет лет присуждённую женщине и впервые за всю историю премии – писателю русского происхождения.

2 Вед. – Эльза, но откуда такое странное название у сборника?

3 Вед. – О, это интересная история. За основу названия книги я взяла распространенное объявление во французских биллиардных: «За порчу сукна – штраф двести франков». В книге оно используется как зашифрованная команда. Дело в том, что во время оккупации Франции слова этого объявления «За порчу сукна – штраф двести франков», произнесенные по радио, послужили паролем, сигналом к выступлению войск де Голля во время высадки союзников в Нормандии во время Второй мировой войны.

2 Вед. – Факт действительно очень интересный. Но вот война закончена. После войны Арагон и Триоле стали настоящими литературными знаменитостями.

4 Вед. – Стихи Арагона, его лирика, обращённая к Эльзе, стали невероятно популярны – на многие из них были написаны песни, которые поются до сих пор.

1 Вед. – Что касается Эльзы Триоле, то она выпустила несколько романов, посвященных жизни послевоенной Франции, – «Никто меня не любит», «Вооружённые призраки», «Неизвестный» и другие. Роман «Незваные гости» был отмечен в 1957 г. премией «Фратерните».

2 Вед. – Супруги много разъезжали по миру, принимали активнейшее участие в деятельности писательских организаций и в 1955 г. Эльзу Триоле избрали почётным председателем Национального комитета писателей Франции.

1 Вед. – Эльза, как писатель вы очень плодотворна. Скажите, написание романов, повестей, рассказов отнимало всё ваше время? Или были ещё какие-то увлечения?

3 Вед. – Сказать откровенно, моей главной страстью была и остаётся пропаганда русской культуры во Франции. Я переводила на французский Чехова, Гоголя, Маяковского, выпустила книгу о творчестве Чехова, написала воспоминания о Маяковском, подготовила антологию русской и советской поэзии. В 1960-м году вместе с Константином Симоновым написала сценарий советско-французского фильма «Нормандия-Неман»

2 Вед. – Из воспоминаний К. Симонова о совместной работе с Эльзой Триоле над фильмом «Нормандия-Неман»:

4 Вед. – Начну с того, что идея фильма принадлежала Эльзе. В основе «Нормандия-Неман» лежала идея, рождённая самой историей, – рассказать о том, как французские лётчики сражались на советской земле с немецкими фашистами. Прийдя к этой идее, Эльза Триоле написала первый набросок сценария. Тогда, в конце 40-х годов, фильм не был поставлен, но именно с этого первого наброска, написанного пером Эльзы, всё и началось. Не будь его, фильма бы не было.

Наброски сценария, или, как это принято говорить в кино, либретто, перекочевав из Франции в Советский Союз и обратно, остались лежать в столе у Эльзы, и я прочёл их только спустя более десяти лет.

Я, замечательный французский сценарист Шарль Спаак и Эльза Триоле приступили наконец к воплощению её давней идеи – созданию фильма «Нормандия-Неман». К этому времени реально существовало лишь её давнее либретто, и больше ничего.

Разные люди, наверно, по-разному повели бы себя на её месте в таких обстоятельствах. Она избрала путь, который отвечал не её авторскому самолюбию, а её цели: сделать такой фильм, который отвечал бы её идеям.

4 Вед. – У Симонова и Спаака возникла мысль построить фильм совсем другой по конструкции, чем Эльза первоначально задумала.

3 Вед. – Ну что ж, если это в итоге окажется интереснее, – попробуем!

4 Вед. – Хотелось бы исключить одни эпизоды и ввести другие. Как вы на это смотрите?

3 Вед. – Ну что ж, попробуем и это, если придём к убеждению, что так будет лучше!

4 Вед. – Наверное, есть смысл смягчить антифашистскую резкость фильма, благо война уже почти 15 лет как отгремела.

3 Вед. – Ни в коем случае, только через мой труп!

4 Вед. – Может быть прибегнуть к полутонам в изображении лётчиков вермахта, исходя из того, что все люди – и всем им не чуждо ничто человеческое?

3 Вед. – Ни за что! Этого только не доставало!

Эпизод с гуманными немцами для меня немыслим. «Добрые немцы» нужны для продажи картины в Америку и Германию. Ради коммерции истина не должна пострадать!

1 Вед. – Когда Эльзе казалось, что великолепный мастер своего дела, профессиональный сценарист Шарль Спаак в поисках сюжетной кинематографической остроты ситуации в каком-то эпизоде жертвует исторической точностью, – доставалось ему.

2 Вед. – Когда Константин Симонов, по её мнению, не проявлял достаточной твёрдости при обсуждении тех или иных проблем сценария и фильма, – доставалось за примиренчество ему.

4 Вед. – Симонов иногда полушутя-полусерьезно называл Эльзу «нашим комиссаром».

2 Вед. – Совместный советско-французский фильм «Нормандия-Неман» имел колоссальный успех не только у зрителей СССР и Франции, но и многих других стран мира. Да и сегодняшний зрители с удовольствием смотрят эту картину, достоверно отразившую сотрудничество лётчиков двух стран в период Второй мировой войны.

1 Вед. – На склоне жизни Эльза Триоле по-прежнему много работает, так же впрочем как и её супруг Луи Арагон. У них постоянно бывают гости – их друзья из СССР. Балерина Майя Плисецкая, останавливавшаяся в их доме, так описала их быт:

«Жить у Арагона и Эльзы было занятно. Оба писателя просыпались на рассвете, выпивали по чашке чёрного кофе и писали, полусидя в постели, до полудня. В эти часы я для них не существовала. На вопросы они не отвечали, на звонки у дверей – и подавно, к телефону не подходили. Тишина. Только скрип перьев да посапывания».

2 Вед. – С 1964 г. супруги начали уникальное издание – их совместное собрание сочинений, иллюстрированное уникальными фотографиями и рисунками. Специально для этого издания работали художники Макс Эрнст, Анри Матисс и Манн Рей. На форзаце поместили эмблему, выполненную Анри Матиссом: переплетенные буквы «Э» и «Л»: первые буквы имен Эльзы Триоле и Луи Арагона, чьи жизни однажды переплелись и с тех пор составляли одно целое.

1 Вед. – Последний том собрания – сорок второй – вышел уже после смерти Эльзы Триоле. У неё давно уже было плохо с сердцем. В их с Арагоном новой двухэтажной квартире был даже оборудован специальный лифт, потому что ей было трудно подниматься по лестнице. Но, несмотря ни на что, она до последних дней продолжала писать. В январе 1970-го года был опубликован её последний роман «Соловей умолкает на заре» - как и все романы Триоле, автобиографичный. А 16 июня она умерла.

2 Вед. – Её похоронили в саду их загородного дома, под вековым ясенем. Так она завещала. Через несколько лет Луи Арагон навсегда присоединился к ней.

4 Вед. – Читает стихотворение Луи Арагона «Двадцать лет спустя»



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Гук г. Москвы «цгюб им. М. А. Светлова»; сост. С. Ю. Бакланова, Н. А. Горшкова, О. А. Кушель, Т. А. Павликова, Л. М. Сергунина, А. М. Сорокина, Н. В. Яйцова

    Документ
    Календарь знаменательных и памятных дат на 2012 год / ГУК г. Москвы «ЦГЮБ им. М. А. Светлова»; сост. С. Ю. Бакланова, Н. А. Горшкова, О. А. Кушель, Т.
  2. Утверждаю заказчик управление культуры и духовного развития Окружной администрации г. Якутска

    Документ
    Настоящая документация разработана в соответствии с требованиями Главы 3.1 Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд»,
  3. Скажем сразу, мы выбрали задачу нелегкую женщин великих не так много, как нам бы хотелось. Известных, что называется «на слуху» пруд пруди! Авот великих

    Документ
    Скажем сразу, мы выбрали задачу нелегкую — женщин великих не так много, как нам бы хотелось. Известных, что называется «на слуху» — пруд пруди! А вот великих Величественных А главное, на века Таких, может, 15—20 персон с уверенностью
  4. 100 великих картин. Москва: Вече,2008. 431с

    Документ
    Агапова И. А., Мир родного языка. игры-занятия, развлечения, инсценировки, викторины по развитию речи дошкольников. - Москва: АРКТИ, 2008.- (Развитие и воспитание).
  5. Библиографический указатель новых поступлений книги, Брошюры, Брайлевские издания, "Говорящие"

    Библиографический указатель
    1. Хай, Шарлотт. 100 лучших средств для поддержания иммунитета [Текст] : [пер. с англ.] / Шарлотт Хай. - М. : Контэнт, 2009. - 127, [1] c. - Предм. указ.

Другие похожие документы..