Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
21.02.2012 - 26.02.201206.03.2012 - 11.03.201220.03.2012 - 25.03.201227.03.2012 - 01.04.201203.04.2012 - 08.04.201210.04.2012 - 15.04.201217.04.2012 ...полностью>>
'Документ'
Это антифашистская книга. Возможно, самая антифашистская из всех, что появлялись до сих пор в России. Хотя многие люди, которые привыкли называть себя...полностью>>
'Сценарий'
В2: Добрый день, дорогие наши бабушки и дедушки! Уже который год стало доброй традицией отмечать 1 октября - День пожилого человека. А кто такой пожил...полностью>>
'Образовательный стандарт'
Образовательный стандарт послевузовской профессиональной подготовки специалистов с высшим медицинским образованием по специальности 040401.05 – «стома...полностью>>

Кабанова Елена Меня любят все

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

"Исполнен вечным идеалом"?

Помимо морального давления со стороны "бабушкиных заветов", существуют и другие "подавители". Современная женщина испытывает сильнейший прессинг со стороны средств массовой информации. За несколько последних лет у нас в стране с небывалой, прямо тропической пышностью расцвели шоу-бизнес и обслуживающая его индустрия.

И вот оба могучих механизма по выкачиванию денег из потребительского кармана взялись за привычное дело: формируют из нас, некогда весьма непритязательных советских гражданочек, новый, жадный до косметологических услуг и модных товаров рынок. Перво-наперво с остервенением неофитов "аборигенам" навязывается "цивилизованный" идеал - облик девочки-подростка, нимфетки и Лолитки. В большом почете высокий рост, узкокостное тело, вытянутые готические пропорции и т. д.

Возникает ряд вопросов: кому это надо и зачем? Причин несколько. Во-первых, несколько лет назад перед менеджерами фирм, занимающимися сферой высокой моды и прет-а-порте (готового платья) класса "люкс" встала острая проблема поднятия уровня продаж. От проницательного взгляда производителей модной одежды не укрылся один важный факт: изделия в бутиках в основном ориентированы на зрелую женщину бальзаковского возраста (35-45 лет) - таким образом, колоссальная часть потенциальных покупательниц, отчаянных модниц, прожигают жизнь, так и не попадая в расставленные для них сети. Последовала скорая и жестокая реакция.

Ведущие модные дома тут же поменяли концепцию. Теперь их изделия в основном и психологически, и стилистически ориентированы на девушку вдвое моложе бальзаковской дамы - на эфирное созданье примерно лет двадцати. Сразу поменялся тип моделей, рекламирующих одежду: Линда Эвангелиста, Клаудиа Шиффер и Синди Кроуфорд оказались слишком массивными. И топ-звезд, пребывавших "в теле" (и в каком теле!), сменили Стелла Теннант и Кейт Мосс. Тенденции наступающей "худосочности" подхватили, разумеется, и магазины готовой одежды. В прет-а-порте любого класса тоже прочно утвердился "культ юности".

Менеджеры свое дело сделали. Объемы продаж в сфере индустрии моды возросли. Но человечество поимело и обратный эффект: теперь не вещи должны подходить покупательнице - наоборот, это покупательница должна "подходить" к вещам в модном магазине. Вещи стали как бы самодостаточны - и они уже диктуют людям, как жить. Всякий, не прислушавшийся к "вещевой истине", да раскается в грехе чревоугодия и да устыдится веса своего!

Есть и вторая причина "нестыковки" объемов тела и размеров одежды. Вещи, которые продаются в бутиках, сшиты в основном по французским и итальянским лекалам. А французы и итальянцы по своим этническим Характеристикам изрядно отличаются от нас, славян. Они более хрупкие и узкокостные, чем мы; конечности у представителей этих европейских народов в среднем гораздо тоньше и длинее, чем наши; да и разница между талией и бедрами у французских и итальянских женщин гораздо меньше, чем у русских. Широкобедрые мы - и ну очень крепкие. Наша конституция (телесная) на холода рассчитана, на долгую зиму с запоздалой весной и промозглую осень.

Вот и получается qui pro quo: надевает русская девица итальянские или французские брючки - и видит неладное. Брюки-то по бедрам трещат, а вокруг талии стоят, словно ведро вокруг пальмочки, аж на десять-двенадцать сантиметров отстают. Кофточки не налезают на грудную клетку и жмут в плечах. Рукава курток и пальто оказываются тесны в бицепсах. Заходишь в один магазин - ничего на себя купить не можешь, в другой, третий... На седьмом или десятом заведении ломаешься и считаешь, что второй такой уродины, как ты, на свете не сыскать! А потому что вещи в магазинах твои параметра просто-напросто игнорируют. Раз уж ты урод редкостный, то, следовательно, само твое существование не факт, а соответственно, на тебя и шить не надо. Голышом походишь - пусть окружающие подивятся.

Мало российским покупательницам подобных моральных мучений, загоняющих в бездну депрессии, - есть и третий фактор давления на сознание и подсознание. Имя ему - индустрия красоты. Причем красоты радикальной, созданной по требованию заказчика художниками в белых (чаще зеленых) халатах (или хирургических костюмах). В общем, чтобы не запутаться: есть интересы клиник пластической хирургии, растущих в последние годы, будто лопухи в овраге. Новые поставщики косметологических товаров и услуг алчут клиентов, сеют панику и печатают рекламные тексты в виде журнальных статей.

Вот одна из последних: журнал Vogue за март 2003 года, статья "Инородное тело". Цитируем по поводу телесного идеала: "И каковы его параметры? Здесь сомнений практически нет: юность и стройность. Юность как причина стройности и стройность как следствие юности - вот альфа и омега сегодняшнего женского типажа. Да и не только сегодняшнего. Мужчина, даже если он не думает о потомстве, всегда подсознательно ищет партнершу, идеальную для зачатия, то есть здоровую и молодую.

Внешние признаки: упруго торчащая грудь, крепкие, высокие ягодицы, тонкая талия, легкий силуэт - все это на бессознательном уровне говорит о молодости, следовательно - о репродуктивности, следовательно - о желанности данной особи для противоположного пола". Вроде бы не с чем спорить, а? Человек, далекий от того, чтобы специально заниматься вопросами идеала женской фигуры в разные времена и у разных народов, соглашается с процитированным высказыванием. И бодро принимается рыть себе яму.

Потому что за общими словами о юности, репродуктивности и желанности (которые, как ни странно, в реальной жизни ходят по разным маршрутам - если юная и желанная, то не обязательно готовая к срочной репродукции, а если уж готовая к зачатию, то и не такая уж юная - скорее зрелая!) - итак, за этими расплывчатыми фразами следует описание, от которого вчуже становится боязно за свою жизнь в частности и за сохранность женского рода вообще: "Неимоверно длинные, тонкие, но не спичечно-тщедушные, а сильные, как у юного жирафа, ноги с острыми коленками... Очень худая нижняя часть тела: упругие, высокие ягодицы, а кроме этого - ни жиринки: живот абсолютно плоский, бедра узкие... Но при этом соотношение талия-бедра должно оставаться прежним, поэтому талия становится совсем тонкой и доходит при росте 175 сантиметров до 55 сантиметров". Недоумение косит ряды людей, знакомых с анатомией тела не понаслышке: если у девушки острые коленки, то почему ноги мускулистые? Куда она девала свои трицепсы, позаимствованные у юного жирафа? Выпуклая мускулатура - признак атлетического типа телосложения, а острые коленки - астенического! Поэтому при узких бедрах о высоких ягодицах приходится только мечтать... Да и грудь, торчащая упруго, не того... не соответствует.

Окинув эту "картину маслом" привычным журналистским взором, работник средств массовой информации небрежно хмыкнет: "Чему ты удивляешься? Обычный рекламный текст. Наврут что угодно, лишь бы клиента привлечь. Увидишь: выяснится, что речь идет о дорогущей клинике, где отпадные, в природе не совмещающиеся параметры вам сделают с помощью липосакции, имплантантов и прочих высоких технологий!" Признаемся: прав, зараза журнальная!

В середине промывания мозгов посредством статей о чуде во плоти к процессу подключаются ведущий косметолог и главный врач означенной клиники. Вкратце перечислив несколько достижений косметологии, практикующихся в оной клинике с весьма поэтическим названием... словом, клиники пластической хирургии, косметолог, главврач и автор статьи вскользь советуют соблюдать диету времен палеолита - ягоды - овощи - травы - орехи - постное мясо, бегать марафон и принимать пищевые добавки.

А потом читателю снова напоминают о том, как далеко ушла наука... от естества, а совершенство - от нормы. Создается впечатление, что никакие паллиативные меры не в силах подарить вам красоту - только пластика! А ну, овечки мои, шагом марш под нож!

Сейчас в прессе и на TV ну о-очень любят поговорить о том, что именно красота и есть здоровье. И в то же время невозможно представить в качестве современного идеала красоты крепкую бабу с грушеобразной фигурой и толстыми икрами - а ведь это и есть образец репродуктивной целесообразности! Пикнический тип называется. Женщина, тело которой склонно откладывать жир в районе бедер и ягодиц, с возрастом полнеет, от диет и марафонов практически не худеет, легко переносит беременность и роды, детей кормит грудью, пеленки стирает чище любого "Тайда".

В Средней полосе таких пруд пруди. А потому широко распространенная здоровячка в качестве идеала красоты никакой особой популярности не имела - зато в качестве работницы, жницы, швеи, хозяйки, плодовитой мамаши и мужней опоры ей цены не было.

Проблема в том, что человеку в результате мировой эволюции досталось патологическое пристрастие к редкостям, казусам, феноменам и кунштюкам. А потому любому идеалу (для раритетности) требуется какая-то изюминка, оригинальность - излишество, неправильность, даже нелепица. С давних пор индивидуальные особенности какой-нибудь законодательницы мод вскоре становились обязательными для всех - появлялась тенденция, которую не получалось игнорировать. Поэтому женщинам во все времена приходилось менять свою природу до неузнаваемости, чтобы приблизиться к очередному идеалу эпохи. Иногда, правда, выходило по-другому - достаточно было просто уехать подальше от "родных пенат" и оказаться "среди неведомых равнин".

Моя коллега вышла замуж за шведа и уехала в далекие края, сопровождаемая всхлипываниями родных и завистливыми вздохами близких: -"И что он в ней нашел?.." Действительно, в плане внешности по российским параметрам ничего в Ларисе выдающегося не было. Девушка "двенадцать на дюжину": темноволосая, скуластенькая, востроносая, большая голова только подчеркивает небольшой рост - откровенно говоря, не модель. Как оно водится в нашем отечестве, друзья-знакомые судачили и пророчили новобрачной скорое возвращение в статусе разведенки. Она через год и вернулась - на месяц, погостить.

Расцветшая, стильная, уверенная в себе, как никогда. Выяснилось, что в стране длинноногих натуральных блондинок наша Лариса является экзотическим цветком, феноменом и уникумом. На ее неординарную внешность заглядываются широкоплечие светловолосые скандинавы, чей взор избалован фигуристыми шведскими девами. И Лариска купается в овациях, а ее обаяние и чувство юмора, которые на родной земле были несколько задавлены низкой самооценкой и неуверенностью в собственных достоинствах, в Швеции раскрылись вовсю и получили у местных жителей законно высокую оценку. Словом, рай.

Можно было бы сказать: "Повезло бабе!" - и посчитать все происшедшее подарком судьбы, игрой случая, милостью фортуны и еще каким-нибудь эвфемизмом, обозначающим единичное явление. Но выяснилось, что в тот же год имел место и противоположный казус: сестра Ларискиного мужа, высокая стройная шведка с пышной грудью, так же, как и наша соотечественница, не вызывавшая повышенного внимания на родине, уехала по делам в Испанию. Только девушку и видели! Через некоторое время Анни сообщила, что домой не поедет, а останется здесь, на юге - возможно, насовсем. Хотя здесь очень жарко и мужчины такие маленькие, черненькие - зато подобного ажиотажа у мужского пола в родных пенатах ей видеть не доводилось. А ей, белокурой дылде Анни, очень нравится быть объектом ухаживаний и страстей.

И хотя Мериме нахально заявлял, что знает идеал испанской красотки - три вещи черные: волосы, глаза, брови; три вещи белые: кожа, зубы, уши... А может, ногти... Или под ногтями... Словом, несоответствия традиционному испанскому идеалу вроете - оно же долговязость, в "общей гамме" - оно же белобрысость, и прочее, и прочее - все пошло в "плюс", а не в "минус". Оригинальность облика - вот что такое "страшная сила"! И куда мощнее стандартной привлекательности. Как говорится, "одна красивая девушка - это красивая девушка, дюжина красивых девушек - это всего лишь хор".

Вот так "необычность" стала отличной альтернативой совершенству и помогла двум диаметрально противоположным натурам устроить личную жизнь. А мода... Что мода? Про нее вообще никто не вспоминал - ни шведы, покоренные Лариской, ни испанцы, обалдевшие от Анни. Получается, что обе девушки сами сформировали новую моду. А это наводит на мысль: неужели всякая из женщин обречена рабски следовать всяким "последним веяниям"? Неужели только случайно у некоторых из нас получается создать собственное "веяние"? Неужели такое возможно лишь в том случае, когда совпадают обстоятельства?

Впрочем, начинать исследование проблемы необходимо с корня, а не с верхушки. Итак, движемся в направлении корней.

Корсет из ребер, гвозди из людей

Биологические параметры фигуры русской женщины за прошедшие века не сильно изменились - зато телесные образцы менялись регулярно. Приходилось соответствовать! В допетровскую эпоху в России красивой считались женщины с излишком веса минимум в 15 килограммов - и европейцы писали в дорожных дневниках: "Русские любят женщин с толстым задом". Но через 100 лет, в эпоху романтизма, в моду вошли анемия и астения - особенно утонченным считалось умереть от туберкулеза. А еще через столетие, в эпоху стиля модерн, стали популярны недоразвитые полудетские формы - тонкая шейка, поникшие плечи, неуверенная походка.

Когда в моду вошел спорт и "здоровый образ" женщины - в 20-е годы прошлого века - красавицы все же не стали плоскими, словно прикроватные тумбочки, а имели вполне отчетливые выпуклости на животе, на бедрах, грудь при ходьбе и беге не очень-то торчала, а скорее колыхалась. Словом, освободившись от корсетных уз, женская фигура пришла к естественности, дикой, но симпатичной. Кто не верит - пусть посмотрит старые фильмы и отдохнет от панического недовольства собой, навеваемого СМИ.

Прежде чем понять, чем обернулось для большинства женщин внедрение "красы неземной" в модельный бизнес, заглянем мельком в глубины прошлого - откопаем, так сказать, наши (и не наши) исторические корни. Параметры "идеальной фигуры" менялись от эпохи к эпохе.

В Древней Греции очень ценили гармонию и естественность пропорций тела, поэтому женщина в идеале при весе в 64 килограмма имела не слишком узкую талию в 70 сантиметров и не особо выпуклую грудь в 91 сантиметр. В средневековой Европе при весе в 45 килограммов была в моде плоская грудь и беременность - прекрасные дамы ходили животом вперед и объем их талии в 62 сантиметров не составлял резких контрастов с грудью объемом в 79 сантиметр. XVIII век отличался любовью к пышным формам: идеальная женщина обладала роскошным бюстом в 98 сантиметров, не тонкой талией в 72 сантиметров, да и весила "при всех своих козырях" немало -аж 72 килограмма.

В начале XXI века наша современница при весе средневековой Прекрасной дамы в 45 килограммов должна обладать шикарным бюстом в 90 сантиметров, а заодно неимоверно тонкой талией в 55 сантиметров и весьма пышными (по средневековым понятиям) бедрами. И все это - не прибегая ни к помощи корсета, ни к недоразвитию нижней пары ребер, как оно бывало в XIX столетии. Корсетом для женщины XXI века стали ее собственные мышцы и кости - и то, и другое, видите ли, у современной женщины должно быть крепче китового уса.

Конечно, природа не в силах одарить женский пол подобной статью. И чтобы угодить новым подвижкам моды, специалисты грозятся запустить в производство "ген худобы", якобы способный победить "ген ожирения". Худые и мускулистые, все женщины мира получат вожделенную форму 90-60-90 и заживут счастливо... Хотя гарантировать с точки зрения психологии можно не телесное, а моральное перерождение: счастье необходимо искать не в соответствии тела голливудским стандартам, а в собственной неповторимой индивидуальности. Ведь зачем-то мать-природа делает нас такими разными?

Различные типы мышц, ширина и длина костей, способы распределения жировых клеток в организме создают телосложение, которое для каждого из нас определяется еще в раннем детстве, а то и до рождения.

Негроидная раса имеет длину ноги от бедра в среднем больше на 10 сантиметров, чем нога европейца того же роста, а европейские ноги на 7-9 сантиметров обгоняют ноги монголоидов. Племя африканских кочевников-скотоводов масаи имеет самые тонкие конечности и самые удлиненные пропорции в мире.

Но вместо радости по поводу своей природной "длинноногости" некоторые африканские народы ищут отклонение от общей нормы - и делают из отклонения идеал. В племени зрао красавицей считается самая... кривоногая. Местному представлению о том, как выглядит "гений чистой красоты" соответствует обычай выбора жены для вождя: жених пролезает между ног всех претенденток на трон, а "в финал" выходит та, чьи коленки он при этом не задел.

При этом природа, довольно равнодушная к нашим человеческим капризам, ничего не создает зря: если нужно много ходить и бегать по равнине - получите длинные ноги и хорошее зрение; если надо кормиться собирательством и жить в джунглях и лесах - пусть в вашем теле легко накапливается жир, а желудочно-кишечный тракт будет длиннее обычного; если ваша родина высоко в горах - вам нужны широкая грудная клетка, чтобы вдыхать побольше кислорода, и короткие сильные ноги - для устойчивости на обрывах и тропах. И такими признаками наделен каждый из людей, хотя у современного человека кровь племен и народов смешана в невообразимый коктейль.

К тому же из общего числа генов работает только треть, а остальные две трети дремлют до поры до времени, чтобы проснуться в потомках в подходящий (или не очень) момент. И подсознание мужчины, о чем скромно умалчивается в статье "Инородное тело", может оказаться настроенным не на трепотню идеологов от индустрии фа-соты, а на свои этнические корни. А иначе как объяснить совершенно отчетливо проявляющийся в мужском сознании "двойной стандарт" - девушка "для престижа" должна быть похожа на макаронину, а девушка "для дома, для семьи" больше напоминает булку с маслом? Пусть себе приятели на тусовке вздохнут, точно Нагиев в рекламе: "Ах, какая форма..." Форма, которую "мужчина с моделью" действительно предпочитает, ждет его дома! Возле тарелки борща со сметаной и груды расстегайчиков! О-ох он и отдохне-ет после здешних равиолей со шпинатом... Галю, яка ж ты гарна дивчина! Тащи варенички, будемо разговляться!

Что бы ни говорили не знакомые с вопросом журналисты и рекламно настроенные медики, человек выбирает женщин не только для зачатия. Еще и для поддержания социального статуса - вон какую деваху отхватил! Прямо Наоми! А бывает, отношения завязываются ради эмоционального и интеллектуального контакта - чтоб "за жизнь" поговорить. Или ради выдающегося домашнего уюта - чтоб муж домой с работы, а ужин разогрет, полы сверкают... Юность и макаронообразность для "домоправительницы" или "собеседницы" - дело второстепенное.

Кстати, буддисты и медики в наше интересное время имеют схожие взгляды на телосложение: конституция тела задается не столько генетически, сколько является выражением сложнейшей системы гормонального и энергетического баланса. Менять ту самую конституцию путем революционных реформ означает то же, что и в политике - грубое вторжение в налаженную систему. "Разрушим до основанья, а затем"... занеможем.

Потому что если женщина высокая, узкобедрая, худощавая - астенического или атлетического сложения, то в ее организме явный переизбыток мужской энергии Ян или, как сказал бы эндокринолог, избыток мужского гормона тестостерона. Она пронесет такую форму регуляции жизненно важных систем через всю жизнь и никогда не станет такой полной и широкобедрой, как женщина пикнического сложения, с избытком в организме женской энергии Инь и избытком эстрогена, женского гормона. И наоборот. Измениться эти дамы смогут, лишь заболев. Всерьез и надолго. А пресса вкупе с телевидением все требуют от девушек любого сложения: влезайте в рамки 90-60-90, и к черту ваши "исходные данные"! Как быть?

"Подумай: оно тебе надо?"

Часто та самая музыка в исполнении средств массовой информации навевает нам желания, захватывающие женское сознание целиком, лишающие отдыха и сна, заставляющие под воздействием стресса набивать желудок в два раза интенсивнее. Мы становимся раздражительны, депрессивны, мы люто ненавидим себя за малый рост и лишние килограммы. Мы видим все окружающее в черном свете.

Нас не радуют собственные удачи и достижения. Все в нашем обыденном мире представляется убогим, второсортным.

Постоянно кажется: вот если бы я ко всему, что наработала тяжким трудом, имела бы рост метр восемьдесят и сорок пять килограммов весу, то и бытие мое протекало бы иначе, гораздо лучше, по-настоящему... Эх, жизнь моя, жестянка! Да ну ее в болото!

Некогда вместе со мной училась девочка астенической конституции - прямо модель, ростом метр семьдесят восемь и сорок шесть килограммов весу. Она жаловалась, что ей тяжело носить не только сумку с книгами и учебниками, но и дубленку зимой. Дико комплексовала из-за своего роста. Мечтала располнеть, покрепчать. И тогда-то, в новом виде, бурно радоваться жизни. Но встречались и другие - их было на-амного больше...

"Куда бедному крестьянину податься?! - стонала Элка, разглядывая очередное фото Адрианы Скле-нариковой с замерами на ногах, длинных, как самая долгая дорога в дюнах. - Все выше, и выше, и выше, целуй меня, милый, в пупок!" После чего мрачно подытожила: "Гадина!" - "Что она тебе сделала?",- удивилась я. - "Существует, - глубокомысленно заметила Элка, - в одном со мной измерении.

Вычти из длины ее ног сорок сантиметров и прибавь к ее весу сорок лишних килограммов - и получусь я в полный рост, лошадь Пржевальского во всей красе." - "Ну, ты преувеличиваешь!" - "Я преувеличиваю?! Да я когда покупные брюки ношу в ателье укорачивать и показываю приемщице - насколько, так у меня каждая из этих мегер непременно спрашивает со сладострастным садизмом в голосе: "Вы хотите сделать бриджи?" А еще в зеркало на себя каждый день смотреть надо.

Ну, кто такое вынесет?" - "Твой муж." - "Левка? Левка не в счет. Он меня любит." - "То есть с Левкой у тебя все нормально?" - "Конечно. А как же еще? Но ты прикинь, даже если мне вытянут ноги, а их удлиняют на 10 сантиметров максимум, где мне взять еще хотя бы сантиметров пятнадцать-двадцать?" - "А зачем?" - "Зачем? Да чтобы на человека быть похожей! Ко мне тут на тусовке Димка-скульптор подвалил, ну, ты знаешь его, бритый такой налысо, с бицепсами, и после захода "из Марьиной рощи" проникновенно так излагает: "Слышь, мать, попозируй мне.

А то у меня тут заказ на статуй. Большой такой, пятиметровый. Типа символ Труда". Ей-богу, блин, чуть по морде ему не съездила!"" - "Ну, и съездила бы, для профилактики. А заодно бы объяснила, что этот образ тебе душевно не близок. А вот когда обзаведешься ногами эдак сантиметров в сто двадцать и телом как шнурок, то сгодишься ему, творцу, для пиявки в композиции "Мсье Дуре -мар со своими малютками".

И чего Димон Катюху не прикадрил на предмет сотрудничества? Она вокруг него все время вертится, и вид у нее такой подходящий, формы, м-м, моделеподобные. Заодно смог бы ей продемонстрировать свой "символ Труда", очень даже запросто, она бы только рада была. А, кстати, сослуживец Боря тебе делает еще в курилке однозначно непристойные предложения?" - "Делает-делает. Только он их и делает мне потому, что я прочно замужняя - и даже если схожу налево, все равно останусь в семье!" - "Так я только в вашем отделе знаю три штуки таких прочно-замужних с фигурой на размер 42-44. Их он тоже клеит?" - "Нет! Не клеит! У них не такие вызывоющие формы! Он не воспринимает их как порочных по факту существования!" - "Ладно.

Оставим Борика. Пусть дальше облизывается. А Максим?" - "Ну, скажешь тоже! Это же школьная любовь. Просто, я - его первый сексуальный шок..." - "Что-то долго он от этого шока не оправится. Прям садись и трилогию пиши "Последствия сексуального шока. Пять лет спустя... Десять лет спустя... Двадцать лет спустя..."" - "Двадцатьле-ет? Не преувеличивай. Еще дожить надо!"

Этот разговор мог бы продолжаться до бесконечности. Он, собственно, и продолжался все время нашей дружбы. С юных лет Элка обращала на себя внимание мужчин и одновременно дико комплексовала по поводу собственной внешности. Вернее, веса. Реалии собственной жизни - любящего мужа, успех в тусовке, интересную работу, для которой внешность суперзвезды была не нужна, - Элка в расчет не брала.

Ей страстно хотелось вогнать свое ширококостное и весьма недурного сложения тело в прокрустово ложе 90-60-90. Я все пыталась представить: что же она будет делать, если вдруг по мановению волшебной палочки превратиться в подобие левретки ростом метр восемьдесят? Предположим, сначала упакует свежеприобретенный суповой набор в стильные шмотки.

Скорее всего, это будет выглядеть так: Элка пронесется по бутикам будто самум и сметет все шмотки, в которые влезет. То есть те, на которые хватит заначки, отложенной на смену автомобиля. Потом перемерит вещички дома перед зеркалом, сядет новым мосластым задом в мягкое кресло, затянется с чувством сигаретой и представит, как придет завтра на работу и участливо поинтересуется у коллеги Альбины: "Боже мой, Лина. Что с тобой? Ты выглядишь как помоечная кошка (сущая правда!). Неужели это последствия вечно здорового образа жизни?"

Альбина была жилиста, худа, но как-то некрасиво и непородисто. Казалось, что ее миссия на земле - донести до сознания масс нехитрую истину: "Худая корова - еще не газель!" Но Альбинка не сдавалась: если я вам не нравлюсь, вы себе не понравитесь тоже! С несокрушимым упорством тупого человека и навязчивостью весенней мухи, громыхая костью в такт собственному зудению, она бесцеремонно советовала окружающим заниматься фитнесом, джоггингом и сидеть на диетах. От нее отмахивались, словно от назойливого насекомого, но все же многие втихаря комплексовали.

Итак, раздавить Линку, вошь нательную, заставить ее замолчать навеки! Хотя на деле Элка, как все сильные люди, не имеет достаточно жестокости, чтобы бить лежачих и мучить убогих. И она просто не сможет морально покалечить Альбинку. А если попытается, то все равно удовольствия не получит. Элка любит выращивать, благоустраивать, направлять - здесь она в своей стихии. А это ей прекрасно удается и с большим весом.

Значит, месть - в качестве главного приза за похудание и главного развлечения на долгие годы - отпадает.

Следующим номером программы станут походы по тусовкам и модным кабакам. Выгуливать исхудавшую Элку будет Левка. Сначала она будет демонстративно облизываться на молоденьких мальчиков, может, примет Димкино предложение "послужить искусству", а Левка будет изображать гордость и ревность в одном флаконе и жалостливо подкармливать худую и свихнувшуюся жену. Ну, месяца за три Элке все это надоест, а дальше что? То же, что и прежде. Семья, работа, дом, друзья. Все перечисленное у нее и сейчас имеется.

Итак, возникает несложный, но назойливый вопрос: стоит ли мучиться всю сознательную жизнь, изводить себя и близких ради состояния "моей дорогой пиявочки"? Ведь если худоба и принесет бывшей "лошади Пржевальского" определенное удовольствие, то максимум на полгода. Стоит ли вгонять свое естество в систему жесточайших запретов, чтобы громыхнуть мослом на модной тусовке, когда вокруг тебя точно такие же, и ты уже не чудо теловычитания, а девица как все. К тому же публика на тусовке в массе своей - дети и работники шоу-бизнеса.

Они лицом и телом деньги зарабатывают - и немалые порой, им есть из-за чего потеть и тужиться, во всем себе отказывая. Но вряд ли Элке необоримо захочется проводить время в подобном обществе и потратить на это целую жизнь. Для таких, как она, тусовочная жизнь - всего лишь элемент более или менее желанной экзотики, вроде бананово - лимонного Сингапура, жареной саранчи и лилового негра в качестве эскорта. Месяц-другой оторваться - что и говорить: кайфуешь от восторга, пока не отравишься. Но потом "состояние улета" надоедает, и чем дальше, тем больше. И все потому, что "оно тебе не надо"!

Резонный вопрос: что же делать особам, получившим неласковое имечко "лошадей Пржевальского", - а на самом деле обычным девушкам - крепеньким, небольшого роста и отменного здоровья, вполне способным и на репродукцию (сиречь рождение здорового потомства), и на приятное общение, и на ведение домашнего хозяйства, и на недюжинный карьерный рост? Неужели вышеперечисленные способности, положенные на одну чашу весов, никак не смогут уравновесить сомнительного удобства жирафьи ноги с острыми коленками и живот, плоский, словно могильная плита?



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Елена Кабанова, Инесса Ципоркина

    Документ
    Напрасно считают, что «трудный возраст» заканчивается с пубертатным периодом. Карл Юнг, писавший о проблемах молодого возраста, расширял эту ступень «от непосредственно послепубертатного периода и примерно до середины жизни, которая
  2. Все шедевры мировой литературы в кратком изложении сюжеты и характеры русская Литература XIX века олимп act москва 1996

    Литература
    В 84 Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XIX века: Энциклопедическое изда­ние. — М.: Олимп; Издательство ACT, 1996.
  3. Все рано или поздно заканчивается

    Документ
    Дмитрий Скирюк. Кукушка Дмитрий Скирюк Кукушка НИОТКУДА По той самой цене, что за небо у птиц, За мир без границ, Кто-то падает вверх и взлетает вниз, Поднимаясь ниц, Кто-то стучится в тюрьму, не зная, к кому, А преступник ушёл во
  4. Захарьина Елена Алексеевна, учитель русского языка и литературы мбоу «мсош» Мамонтовского района Алтайского края Декабрь 2011 пояснительная записка

    Пояснительная записка
    Данная работа адресована учителям, работающим в 10-11 классах, учащимся и др. для подготовки к сочинению-рассуждению. Материалы могут быть использованы на факультативных занятиях, а также на уроках развития речи.
  5. Мне не пришлось менять профессии в поисках дела, которое оказалось бы больше по душе. Вся моя жизнь связана с Советским Военно-Морским Флотом

    Документ
    Мне не пришлось менять профессии в поисках дела, которое оказалось бы больше по душе. Вся моя жизнь связана с Советским Военно-Морским Флотом. Я сделал выбор однажды, в совсем юные годы, и никогда не жалел об этом.

Другие похожие документы..