Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
456470, Челябинская область, Уйский район, село Уйское, ул. Дорожников, 24, ( МУ «Комитет по управлению муниципальным имуществом Уйского муниципальног...полностью>>
'Документ'
Гидрокавитационная обработка предназначена для дезактивации, очистки и подготовки поверхности. Обработка основана на кавитационных процессах, созданн...полностью>>
'Реферат'
В условиях быстрого развития общества современный мир ставит перед человеком ряд задач, во-первых, индивид сталкивается с необходимостью взаимодейств...полностью>>
'Учебно-методическое пособие'
Настоящее издание является пособием для подготовки студентов лечебного факультета по эпидемиологии и руководством по технике работы на практических з...полностью>>

Философия о знании и познании: актуальные проблемы Материалы Всероссийской научной конференции (Ульяновск, 1819 июня 2010) Ульяновск 2010

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Рецензии

Н.Г. Баранец

Зачем пишут энциклопедии?

В 2009 году опубликована «Энциклопедия эпистемологии и философии науки» (М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2009. – 1248 с.). Это результат многолетней работы коллектива авторов, организованный сектором социальной эпистемологии Института философии РАН. В редакционный совет издания вошли академики РАН В.С. Стёпин и Т.И. Ойзерман, члены-корреспонденты РАН П.П. Гайденко, И.Т. Касавин и Б.Г. Юдин, а так же такие известные философы как Т. Рокмор (США), Р. Харре (Великобритания), К. Хюбнер (Германия), П.Г. Щедровицкий. Редколлегию возглавил И.Т. Касавин, научное редактирование выполняли по разделам: общие статьи  В.А. Лекторский, по логике – А.С. Карпенко, по методологии гуманитарных наук – Л.А. Микешина, по науковедению – А.П. Огурцов, по эпистемологии – В.Н Порус, по философии науки – Б.И. Пружинин, по истории эпистемологических учений – С.Г. Секундант, по методологии естествознания – В.П. Филатов. В написании статей участвовали более 150 высокопрофессиональных авторов. Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект № 07-03-16110д), «Внешпромбанка» и научного фонда «Институт развития им. Г.П. Щедровицкого».

Энциклопедия является первым опытом подобного жанра в отечественной эпистемологии. Её появление актуально и полезно, так как эпистемология и философия науки  это одна из наиболее активно развивающихся дисциплин в отечественной философии.

Авторским коллективом была проделана колоссальная работа по выбору наиболее значимых, содержательно и информационно востребованных тем, были выделены ведущие направления и школы в эпистемологии и философии науки, основные понятия, дисциплины и концепции, фундаментальные труды философов и ученых.

Очевидно, что в ближайшее десятилетие эта энциклопедия будет самым авторитетным и востребованным изданием для специалистов и всех интересующихся проблемами философии науки.

Несомненным достижением авторского коллектива и редколлегии можно считать то, что в энциклопедии освещены как уже вошедшие в состав этих дисциплин традиционные для них проблемы и понятия, так и те понятия из области эволюционной и социальной эпистемологии, которые стали обсуждаться и использоваться в последнее десятилетие.

Объём энциклопедии – впечатляет (1248 страниц), дальнейшее увеличение потребовало бы издания её в двух томах, что думается и будет осуществлено при её переиздании. Отчасти необходимость ограничения объёма, по-видимому, привела к тому, что в неё не попал ряд весьма необходимых статей. Очевидно, что организовать вполне слаженную работу такого большого авторского коллектива и выверить всё необходимое в первом издании было невозможно. Сейчас задача редколлегии состоит в том, чтобы, собрав рецензии и отзывы, усовершенствовать её для следующего переиздания. Замечания, которые хотелось бы высказать, можно разделить на три группы.

Первые связаны с очевидной неполнотой, ликвидировать их можно за счет увеличения общего объёма энциклопедии. Так, в энциклопедии нет статьи о «Понимании», хотя есть статья о «Предпонимании». В статье «Научное сообщество» есть ссылка на статью «Научная коммуникация», но её в энциклопедии нет, так же как статьи по «Фальсификации». Причём найти недостающий объём, по-видимому, было можно, если бы некоторые понятия не освещались в трёх статьях, зачастую мало дополняющих друг друга. Резон редколлегии очевиден – показать недостаточную содержательную определённость и дискуссионность некоторых понятий, но иногда это выглядит излишеством. Кроме того, весьма полезное начинание по представлению трудов философов и ученых, так же могло быть более реализованным, если бы было изначально адекватно оценено значение тех или иных работ. В результате, в энциклопедии оказались мало относящиеся к эпистемологии работы С. Франка «Непостижимое. Онтологическое введение в философию религии», С. Московичи «Машина, творящая богов», М. Мосса «Очерк о даре», в то время как в энциклопедии нет отдельных статей по работам такого ключевого мыслителя ХХ века в эпистемологии, как И. Лакатос.

Вторая группа замечаний касается информационности статей, их стилистики и оформления. Есть в энциклопедии ряд статей не отличающихся достаточной содержательной полнотой и информативностью. Так, например, в статье «Аргументация» ничего не говориться об аргументационной конструкции, соотношении аргументации и доказательства, не упоминаются современные теории аргументации, а в списке рекомендуемой литературы нет ссылок на работы отечественных специалистов по этой теме  И.А. Герасимовой, А.А. Ивина, Г.И. Рузавина. В статье «Нормы науки» вообще ничего не сказано о реальном функционировании этоса науки и контрнормах (партикуляризме, борьбе за приоритет, организованном догматизме).

Кроме того, некоторые из весьма уважаемых ученых, чья работа всегда отличается высоким качественным уровнем, возможно в силу недостатка времени, подали «старые» статьи (уже печатавшиеся в других изданиях), которые сами по себе полезны, но не достаточны для энциклопедического жанра. Так, в статье «Загадка» С.С. Неретина, пишет, что это «способ представления и познания мира в Средневековье» (что было естественно для её работы «Опыт словаря средневековой культуры»// Благо и истина. М., 1998), но не упоминает об античной традиции загадки.

Малосодержательны статьи по категориям диалектики, они иллюстрируются банальными примерами из истории науки, переходящими из статьи в статью. К тому же удивляет наличие в ряде статей «пристрастных», «субъективных», «оценочных» суждений, которые, думается, мало уместны в издании такого рода. Например, в статье «Догматизм» Г.Д. Левин пишет: «Распространенная причина Д. – непрофессионализм. Все попытки непрофессионалов творчески развить защищаемое ими учение, напр., марксизм, неизбежно кончаются конфузом. Остается одно: не позволять ни себе, ни другим ничего устранять из него и ничего невносить в него. Вся научная деятельность догматиков сводиться к логическим дедукциям из исходных положений защищаемого ими учения и к полемике (подчас безобразной по форме) между коллегами, пришедшим к разным выводам» (С.208). Явно небесспорные утверждения, к тому же предложения мало связаны.

Кроме того, очень многие авторы (А.Л. Блинов, С.С. Гусев, А.П. Забияко, Г.Д. Левин, А.Л. Никифоров, В.С. Швырев и др.) не потрудились сопроводить свои статьи списком литературы, в которой рассматривается эта проблема, понятие, концепция и т.д. Возникает вопрос – разве они первые исследователи этих тем? Хотелось бы, чтобы этот весьма существенный недостаток был устранён в последующих переизданиях. Так же следует сказать о необходимости более тщательного составления глоссария, в котором исчезли некоторые ведущие эпистемологии (например, Т. Кун) и информация о ряде ведущих в недавнем прошлом отечественных философах.

Третья группа замечаний, определяется доминирующими среди части авторов феноменологическими, структуралистскими, постмодернистскими симпатиями. Это привело к тому, что весьма подробно проанализированы работы французских структуралистов и постмодернистов, американской антропологической школы, но работы ряда выдающихся отечественных и зарубежных ученых по философским проблемам науки не нашли отражения (П.Л. Капицы, В.А. Фока, Э. Шредингера), а так же забыты работы таких крупных отечественных эпистемологов, как П.В. Копнин, В.А. Смирнов, В.А. Штоф.

В результате этих феноменолого-структуралистских симпатий не вполне адекватно распределение статей по объёму – очень большие статьи посвящены «Дискурсу», «Дискурс-анализу» и очень скромные по проблемам науковедения. Вовсе непонятно  зачем было размещать явно культурологические статьи (например, о «Жертвоприношении» Т.И. Борко, в которой совсем нет эпистемологического аспекта). Более того, вследствие этих предпочтений «постструктуралистски» представляются ключевые для постпозитивизма понятия – так, А.Т. Бикбов, раскрывая понятие «Дисциплина научная», после краткого представления идей Т. Куна, основное внимание сконцентрировал на мало относящихся к проблеме работах М. Фуко «Порядок дискурса» и П. Бурдье «Homo academicus». Он не упоминает иных исследователей, плодотворно работавших над этим вопросом – Н. Сторера, И. Шпигель-Резинга, Д. Лоу и др.

Завершая, стоит отметить, что все эти замечания носят корректирующий характер, и ничуть не обесценивают того огромного труда, который успешно завершён авторским коллективом. Можно поздравить читателей с появлением достаточно удобной и весьма полезной «Энциклопедии», а так же поблагодарить редколлегию и авторский коллектив за эту книгу.

Е.В. Кудряшова, А.В. Никишкин

О методологии в энциклопедии «Эпистемология и философия науки»

В 2009 г. опубликован фундаментальный труд – энциклопедия «Эпистемология и философия науки», вызывающая огромный интерес, поскольку ведущие специалисты по тематике гносеологии, эпистемологии, методологии и философии науки в России приняли участие в написании статей. Приступая к знакомству с этой работой, встает вопрос, как оценивать статьи и что именно можно ждать от статьи в энциклопедии? У. Эко в своей книге «Как написать дипломную работу» рекомендует начинать работу над дипломом со знакомства со справочными материалами в библиотеке, в первую очередь с энциклопедиями и словарями, статьи в которых могут дать обзорный материал по соответствующей теме и краткий список литературы [Эко, 2003, с. 71]. Тем самым автор с очевидностью ожидает, что статьи в энциклопедии представляют собой наиболее краткие, но и наиболее значимые сведения по соответствующей проблеме, которые могут стать отправной точкой научной работы.

По всей видимости, статьи в энциклопедии представляют собой особый жанр, задача которого в наиболее сжатой форме отразить объективный взгляд на проблему и указать в списке литературы основные работы специалистов по этой проблеме. Когда речь идет о философии, следует помнить о том, что философия относится к социально-гуманитарной области знания, что вызывает некоторые серьезные затруднения в написании научных работ вообще и статей в энциклопедию в частности. Во-первых, учитывая высокую роль авторства и процедуры интерпретации в философии, трудности вызывает выполнение требования объективности. Во-вторых, социально-гуманитарное знание довольно часто имеет дело с оценками и ценностями, совершенно нивелирующими значимость объективности. Статья в энциклопедии, согласно своим жанровым особенностям, должна стремиться к преодолению этих трудностей и формированию сколько-нибудь объективного взгляда на проблему. Энциклопедические статьи по философии, видимо, должны рассматривать объективность как «общепринятость», «общезначимость», то есть рассказывать о проблеме с наиболее общей точки зрения, отодвигая на второй план авторскую позицию. Исключение оценок и ценностей из статей гарантирует описательный характер изложения.

Эти предварительные замечания о требованиях к энциклопедическим статьям оказываются чрезвычайно важными, когда мы начинаем читать статьи по методологии в энциклопедии «Эпистемология и философия науки». Авторы статей, ведущие в отечественной философии специалисты по соответствующей проблеме – В.С. Швырев, С. В. Илларионов, Л.А. Микешина, В. Г. Федотова – прекрасно ориентируясь в материале, при этом часто дистанцируются от требований общепринятости и описательности, заменяя их своим авторским взглядом. Кроме того, не многие статьи по методологии указывают списки литературы по проблеме, что порой ещё раз указывает на авторское, оценочное изложение той или иной проблемы.

Рассмотрим последовательно содержание статей по методологии. Статья «Метод» В.С. Швырева поднимает вопросы об определении метода, об основных особенностях метода и способах разграничения метода и других алгоритмиризованных операций, о классификации методов, о значении методов в истории культуры, науки и философии.

Автор формирует широкое представление о методе как «сознательном способе достижения какого-либо результата, осуществление определенной деятельности, решение некоторых задач» [Швырев, 2009, с. 494]. Тем самым В.С. Швырев связывает метод не только с познавательной, но с любой осмысленной деятельностью, однако, учитывая специфику тематики в энциклопедии, само содержание статьи концентрируется на рассказе о методе как операции познавательной деятельности. Возможно, чтобы связать широкое определение метода и тот факт, что представление о методе в эпистемологии связано с познавательными операциями, требуется более узкое, эпистемологическое определение. Например, «метод – это система принципов, правил, требований и приемов, которым следует руководствоваться в процессе познания» [Баранец, 2009, с. 185], или «метод означает совокупность приемов и операций практического и теоретического освоения действительности» [Голубинцев, Данцев, Любченко, 2001, с. 404]. Если не вводить эпистемологическое определение, то метод оказывается связанным с любой деятельностью, однако в большинстве изданий и в практике употребления, по меньшей мере в философии науки и эпистемологии требуется связать метод с познавательной деятельностью.

К особенностям метода В.С. Швырев относит последовательность приемов, артикулированность, сознательность, контролируемость, планируемость, кроме того, метод должен включать в себя оценку эффективности применения. В.С. Швырев указывает, что метод часто сводится к алгоритмизации, формализации и чистой технике, однако даже будучи алгоритмом, метод противопоставлен нерефлексивной деятельности и нерефлексивной алгоритмизации. Чтобы разграничить алгоритмизированный метод и нерефлексивную алгоритмизацию, В.С. Швырев обращает внимание на еще один ряд признаков метода: во-первых, метод является сформулированным на основании чего-либо и потому его генезис можно восстановить, во-вторых, применение метода всегда сопряжено с оценкой и критикой.

Ценным представляется замечание автора о том, что метод является не только признаком научного познания, справедливо говорить о том, что религия, искусство и другие виды познавательной деятельности формируют свои методологические требования. Однако В.С. Швырев связывает представление о методе, сформированном вне науки, исключительно с преднаукой, где метод носил рецептурный характер. При этом, учитывая требование самого автора разделять алгоритмизированный метод и нерефлексивную алгоритмизацию, оказывается затруднительным отнести преднаучные рецептурные операции к методам, поскольку сам рецептурный характер этих операций указывает на то, что они применялись без оценки и критики, и вряд ли кто-то из тех, кто пользовался этими операциями, мог точно установить их генезис.

Особое внимание В.С. Швырев уделяет вопросу о методе как ценности современной цивилизации и культуры. Автор указывает, что исторически вопрос о методе ставился в рамках философии, затем метод становится важнейшим регулятором научного поиска и связан с обоснованием форм научного познания. Однако ценность метода для современной культуры вряд ли можно сводить лишь к тому, что наука задается вопросами о своих методологических основаниях, то же делает богословие, когда поднимает вопрос о том, как толковать Священное писание, эстетика, когда встает вопрос о том, как оценивать произведения искусства и пр.

В конце статьи В. С. Швырев поднимает вопрос о классификации методов. По типу деятельности автор выделяет методы, которые применяются в конкретных областях, и методы, которые применяются в различных областях. Среди научных методов автор выделят методы исследования в отдельных дисциплинах и междисциплинарные общенаучные методы. Особым классом методов являются методы, которые вырабатывает философия. По мысли В. С. Швырева, это разграничение является альтернативным способом классификации.

Довольно часто, когда говорят о методах, в классификациях стремятся учесть более или менее устоявшиеся классы методов. В частности методы довольно часто располагают иерархически, например, выделяют всеобщие, общенаучные и частно-научные методы [см. Голубинцев, Данцев, Любченко, 2001, с. 404-407], универсальные, общенаучные и специальные методы [см. Баранец, 2009, с. 186], или философские, общенаучные, частнонаучные, дисциплинарные, методы междисциплинарных исследований [см. Лешкевич, 2001, с. 21]. Под философскими методами при этом довольно часто понимают всеобщие, общезначимые методы-подходы, которые используются не только в самой философии. Когда говорят об общенаучных методах, довольно часто различают методы по уровням организации научных исследований, в частности существуют методы эмпирического уровня научного исследования и теоретического уровня научного исследования, а также логические методы.

В целом, статья В.С. Швырева «Метод», несмотря на широкое определение метода, формирует довольно узкое представление о проблеме, игнорируя достижения общепринятых в отечественной философии идей, уходя от описательного характера изложения, не предлагая соответствующий список литературы.

Статья В.С. Швырева «Методология» поднимает вопросы об определении методологии и истории методологии. Автор рассматривает методологию как «тип рационально-рефлексивного сознания, направленный на изучение, совершенствование и конструирование методов» [Швырев, 2009, с. 495]. Учитывая, что определение философии в «Новой философской энциклопедии» определяется как форма общественного сознания [см. Степин, 2001, с.195], В.С. Швырев имеет в виду под методологией – философскую дисциплину, которая занимается исследованием методов. Однако нужно учесть, что термин методология может использоваться как обозначение группы методов, которые используются при исследовании конкретной проблемы или вопроса (например, методология Н. Лумана), при исследовании конкретной области знания (методология науки) и как философская дисциплина, которая занимается исследованием методов. Несколько ниже В.С. Швырев указывает, что существуют представления о методологии инженерного дела, методологии образования, методологии науки междисциплинарного уровня и пр., однако в определении этого не указывает.

В.С. Швырев указывает, что разработка методологии связана с появлением философии, и рефлексией над деятельностью, и затем автор рассматривает основные этапы философского осмысления метода. При этом В.С. Швырев четко не разделяет поиск философских методов достижения истинного знания и поиск научных методов. Научные и философские методы действительно на ранних этапах развития имеют одну историю, однако, даже если научные методы разрабатывались философами, метод «майевтики» является чисто философским, а труд Евклида «Начала» формирует чисто научные методы. Эта особенность требует дополнительного, более четкого пояснения того, как разграничить философский поиск метода достижения истинного знания и философский поиск научного метода.

Справедливо указывает В.С. Швырев на то, что исследования методологии научного поиска в философии, особенно до XIX-XX вв., имели характер зависимости от общих, философских подходов. Именно поэтому, модели эмпирико-индуктивистской и рационалистическо-дедуктивной методологии в XVII в., и научная методология в немецкой классике, философские по своей сути, расходились с реальной практикой науки, что и вызывает необходимость разделения философского и научного подходов в методологии. В.С. Швырев считает, что методология XIX – XX вв. выходит за пределы философии, поскольку ориентирует на реальные методологические проблемы науки, в частности, ведутся разработки методов социально-гуманитарного знания, ставятся проблемы оснований математики, которые стимулировали направление методологии науки, ориентированной на применение методов символической логики. Однако если учесть, что эпистемология все же философская дисциплина, и перечисленные исследования являются в чистом смысле эпистемологическими, то речь все еще идет о философии. Даже неопозитивизм предполагал эпистемологическое (философское) исследование по общенаучной, а не по дисциплинарной методологии, поскольку неопозитивисты ставили проблему различения осмысленных\бессмысленных выражений, а не научных\ненаучных. Постпозитивисты, в первую очередь, это философы и историки науки, а не ученые. История методологии, которая остается философской дисциплиной, в таком случае будет идти не от методологии в философии к методологии в науке, а от философски-ориентированной методологии к научно-ориентированной.

В целом, статья В.С. Швырева совмещает гносеологический и чисто эпистемологический контекст исследований в русле методологии.

Статья С. В. Илларионова «Методология естественных наук» поднимает проблему истории развития и классификации методов естествознания. В данной статье проводится попытка дать возможно более общее представление о данных методах. Тем не менее, первое же предложение, которое должно бы дать общее представление, о чём пойдёт речь далее, ставит в тупик: «Методология естественных наук – изучение методов познания мира средствами естествознания» [Илларионов, 2009, с. 502]. Сразу становится неясно, что и чем изучается и что к чему относится. Вероятно, имеется в виду, что методология естественных наук занимается изучением методов и средств познания мира естествознанием или в естествознании.

Существенно то, что автор включает М.Е.Н. в более широкую область исследований, объясняя, что эта дисциплина имеет значение, только в рамках логико-методологической концепции науки и в рамках исторических концепций.

Далее приводится краткая, но достаточно подробная историческая характеристика развития представлений о естественнонаучных методах начиная с XVII и до середины XX века. Но здесь возникают два вопроса: 1) каким образом представление о методах в естествознании выглядит в настоящий момент? И 2) Почему, говоря об оформлении представлений о методах в рамках постпозитивизма, автор совершенно обходит своим вниманием К. Поппера и И. Лакатоса, хотя упоминает и Т. куна, и П. Фейерабенда? И если первый вопрос ещё можно оставить без ответа (хотя в масштабе такой энциклопедии это крайне нежелательно), то второй – никак не может быть отброшен. И если даже оправдывать это упущение тем, что работа И. Лакатоса в СССР была представлена как книга по философии математики, то игнорирование К. Поппера в данном случае необъяснимо. О последнем речь заходит только в дальнейшем, когда речь заходит о «принципе фальсифицируемости», о чём будет сказано ниже.

Следующее, что обращает на себя внимание, - это рассмотрение в статье основных проблем М.Е.Н. Автор выделяет изучение общенаучных методов, изучение частно-научных методов, и анализ методологических принципов. И объясняет общие моменты этих проблем. Однако следует указать, что, по мнению С. В. Илларионова, «Общие методы, как правило, включают в себя более частные и специальные» [Илларионов, 2009, с. 503]. При этом классификация методов в целом выглядит достаточно необычно: К числу общих относятся методы эмпирического уровня, а также метод индукции, аксиоматический метод и методы гипотез. В собственном смысле последние автор не называет методами теоретического уровня. В результате возникает вопрос: к каким из представленных родов методов относить методы абстрагирования, идеализации, формализации, моделирования, а также методы дедукции, классификации, сравнения, анализа и синтеза?

К частным и специальным методам автор относит метод единственного сходства и различия, сопутствующих изменений, метод аналогии. Тем самым под частными методами понимаются конкретные приемы общих методов теоретического уровня. Например, метод единственного сходства и различия, сопутствующих изменений, метод аналогии - это приемы индукции. Но затем автор зачем-то к частным методами относит мыслительный и математический эксперимент. Но почему эти два метода не носят общенаучный характер? При этом автор указывает, что он знает что это теоретический уровень.

В итоге получается, что у автора существует путаница между частными-специальными приемами-методами и методами теоретического уровня научного познания. Тем не менее, если ввести различение эмпирического и теоретического уровня и уровня частных методов-приемов то подобной путаницы можно будет избежать.

В качестве ещё одного замечания можно указать достаточно странное распределение объёма статьи между самими методами естествознания и методологическими принципами (последним уделяется ничуть не меньше внимания, нежели первым), в то время как сами методы представлены в авторской трактовке, но никак не в общепринятой. При этом, например, принцип дополнительности не упоминается вовсе, видимо, как ненаучный.

В целом же следует отметить, что статья во всей своей целостности вполне может послужить в качестве справочного материала, каковым она и должна являться, поскольку, помимо исторического обзора и попытки дать классификацию методов со ссылками на ключевые в данном вопросе фигуры, в статье присутствует достаточно полная библиография, которую можно использовать в качестве дополнительной литературы по данному вопросу. Кроме того, это свидетельствует о стремлении автора представить по возможности наиболее компромиссную точку зрения, которая соответствовала бы в определённой степени и его и общепринятым взглядам на данную проблему.

Литература:

  1. Баранец Н.Г. История и философия науки. Ульяновск: Мастер Студия, 2009. – 308 с.

  2. Илларионов С. В. Методология естественных наук // Эпистемология и философия науки. – М.: «КАНОН+» РООИ «Реабилитация», 2009, С. 502-505

  3. Лешкевич Т.Г. Философия науки: традиции и новации. М.: «Издательство ПРИОР», 2001. – 428 с.

  4. Степин В.С. Философия//Новая философская энциклопедия: в 4-х т. Т. 4 - М.: Мысль, 2001.- С. 195-200

  5. Голубинцев В.О., Данцев А.А., Любченко В.С. Философия для технических вузов. Ростов н/Д: Феникс, 2001. – 503 с.

  6. Швырев В.С. Метод//Эпистемология и философия науки. – М.: «КАНОН+» РООИ «Реабилитация», 2009, С. 494-495

  7. Швырев В.С. Методология//Эпистемология и философия науки. – М.: «КАНОН+» РООИ «Реабилитация», 2009, С. 495-497.

  8. Эко У. Как написать дипломную работу. Гуманитарные науки: Учебно-методическое пособие. М.: Книжный дом «Университет», 2003. – 2 изд. – 240 с.

О.В. Ершова

О методологии гуманитарных и социальных наук

В рамках методологического семинара по философии и методологии науки участниками семинара обсуждались статьи В.Г. Федотовой и Л.А. Микешиной по методологии гуманитарных и социальных наук, статьи М.А. Кукарцевой, Н.М. Смирновой по идиографическому методу. В отношении статей были сделаны как положительные, так и отрицательные критические замечания. Участники обсуждения ориентировались на образец формы представления энциклопедических статей, предполагающей объективный анализ какой-либо проблематики в историко-информационном аспекте. Ряд статей не вполне реализовал эти требования.

Статья В.Г. Федотовой освещает проблему методологии гуманитарных и социальных наук. В энциклопедической статье автор описывает специфику социально-гуманитарных наук, дает характеристику моделям взаимодействия социально-гуманитарных наук и философии, особый акцент делается на рассмотрении влияния философии на социально-гуманитарные науки через понятие исследовательской программы. Автор выделяет в своей статье две исследовательские программы (натуралистическую и культурцентристскую), показывая их развитие в исторической перспективе. В.Г. Федотова предполагает, что эти две исследовательские программы являются основными в методологии гуманитарных и социальных наук. Информационный план статьи В.Г.Федотовой выдержан в определенном авторском стиле.

В отношении содержательно-формального плана статьи В.Г. Федотовой «Методология гуманитарных наук» были сделаны следующие критические замечания. Во-первых, отмечается неопределенность предложенной дефиниции методологии гуманитарных наук. «Методология гуманитарных и социальных наук является учением не только о методах познания и практики, но и дисциплиной, изучающей все способы деятельности субъекта познания и практики» [Федотова, 2009. С.499]. Во-вторых, автор статьи выделяет несколько моделей взаимодействия философии и социально-гуманитарных наук, но при этом модели четко не прописаны и в основном носят авторский характер (что понять без вхождения в контекст данной концепции достаточно сложно). В-третьих, В.Г. Федотова ведет рассуждение об исследовательских программах: натуралистической и антинатуралистической, при этом не указывает истоки этих программ, причины их возникновения, представители данных исследовательских программа, проблемы осмысленные в рамках этих программ. При описании того, как в ходе развития истории и человеческого роста пришли к открытию новой онтологической реальности-культуры указывается лишь на влияние экономического фактора. Акцентируется мало внимания на собственно методах гуманитарных и социальных наук, вскользь лишь упоминается метод: индивидуализации, понимания, интерпретации. В рассуждениях о культурной программе или натуралистической складывается впечатление, что речь идет просто о направлениях постпозитивизма и логического позитивизма в области философии науки к тому же не проясняется влияние этих программ на методологию гуманитарных и социальных наук. Подводя итог в рассуждениях об этих двух программах автор утверждает, что они являются системообразующими факторами обществознания, определяющими видение его специфики и его методов, но при этом автор так и не указывает на эту специфику и методы. Это то, что касается отрицательных замечаний в отношении статьи, положительный отклик в отношении статьи нашел полноценный список литературы, по которому можно проследить развитие проблематики методологии гуманитарных и социальных наук. В целом можно сказать, что в статье выражен четко авторский подход к исследуемой проблематики, в результате чего собственное концептуальное осмысление этой проблематики затрудняет понимание реципиентом, находящимся вне контекста данного концептуального поля. Таким образом, участники обсуждения пришли к заключению, что историко-информационный план статьи фактически не выдержан, объективный анализ субъективирован авторским концептуальным видением проблематики, что ведет к подмене необходимого содержания.

В содержании статьи Л.А. Микешиной в отличие от статьи В.Г. Федотовой затрагивается лишь методология гуманитарных наук. Автор статьи отмечает, что методология гуманитарных наук является относительной новой областью философского познания. Первую часть статьи автор посвящает историческому экскурсу в исследуемую проблему, затем Л.А. Микешина рассматривает особенности методологии гуманитарных наук в традиционном контексте субъектно-объектной парадигмы. Особое внимание автор уделяет описанию проблем, поднимаемых в методологии гуманитарных наук. В статье Л.А. Микешиной так же выдержан сугубо авторский подход к проблеме методологии гуманитарных наук. Статья имеет список литературы по исследуемой теме, но при этом список не достаточно полон для освещения проблемы. В содержательном плане положительный отклик находит освещение проблем поставленных в рамках методологии гуманитарных наук, особенностей методологии гуманитарных наук в субъектно-объектной парадигме (но при этом отсутствуют персоналии). Стиль Л.А. Микешиной трудно воспринимается, так как многие термины, которые сложны для понимания реципиента несведущего в данной области. Термин «методология гуманитарных наук» в рамках авторского подхода не получает четкого определения, так как, с точки зрения Л.А. Микешиной, научный термин может иметь только форму «контекстуального определения». В историческом аспекте большое внимание уделяется «родоначальнику» проблематики гуманитарных наук Дильтею, но при этом забывается о работах Риккерта, Виндельбанда, Вебера. Подборка информационно-содержательного материала идет в ключе авторских концептуальных пристрастий. В целом статья ориентирована на восприятие реципиента-специалиста в области гуманитарных и социальных наук, знакомого с собственно теоретическими воззрениями автора в историко-философской области.

В процессе осмысления статей по методологии гуманитарных и социальных были приняты к сведению и статьи, посвященные собственно методам гуманитарных наук. В статьях Н.М. Смирновой и М.А. Кукарцевой описан идиографический метод. Эти две статьи имеют в некотором смысле взаимодополнительный характер. Положительно то, что Н.М. Смирнова при определении идиографического метода использует (по всем правилам историко-научного исследования) значение термина с греческого языка, что дает определенную содержательную информацию в дальнейшем понимании термина. Автор четко указывает те персоналии, благодаря интеллектуальным изысканиям которых был введен термин, произведения, в которых была сделана заявка на этот новый метод. Автор, описывая суть научного познания в неокантианстве, выводит представление о номотетическом методе, тем самым указывая на истоки исследуемой темы (следовательно, те или иные понятия, методы « не повисают в воздухе»). К достоинствам стиля работы можно отнести то, что прояснение сути идиографического метода идет на материале истории. Но переход от описания идиографического метода к номотетическому не достаточно последователен, к тому же присутствует неясность в трактовке номотетического метода (и смутное прояснение из первоисточника). В изложении не хватает системности и последовательности и лишь присутствие цитат из первоистоисточника проливает свет на понимание этих двух методов. Когда автор говорит о рациональности идиографического метода, он не проясняет, в чем же состоит иррациональность дильтеевского метода. Н.М. Смирновой не указаны хронологические рамки существования этого метода, является ли этот метод на данный момент актуальным в гуманитарных науках, получил ли этот метод развитие в каких-либо других направлениях, областях научного исследования. В статье отсутствует список литературы по изучаемой проблематике. Статья трудна для восприятия, написана сложно и понимается только при знании определенного контекста и представления о сути этих двух методов.

В статье М.А. Кукарцевой присутствует описание исторического развития идиографического метода: в каких направлениях шло осмысление метода, какие особенности в развитие самой исторической науки это внесло, на какие научные направления он повлиял. М.А. Кукарцева четко прописывает, в связи с чем возникла проблематика идиографического и номотетического метода. Эта статья является более информационно содержательной и понятной для восприятия читателя, находящегося вне контекста всей проблематики идиографического и номотетического метода.

В целом все рассмотренные статьи при всех их достоинствах все же недостаточно соответствуют общепринятому стандарту написания энциклопедический статей, которые должны носить историко-информационный характер и избегать по возможности субъективизма (авторского подхода) в изложении материала, что уместно только в монографиях и журнальных статьях, допускающих собственные концептуальные воззрения.

Литература:

  1. Федотова В.Г. Методология гуманитарных и социальных наук //Энциклопедия эпистемологии и философии науки.- М.: Канон, 2009. 1247 с.

Содержание

От оргкомитета………………………………………………………………………………….3

Раздел 1. Социальная эпистемология о знании и познании

Дорожкин А.М. О рациональных заблуждениях и нерациональных истинах ……………………………….…………………………………………………………………….4

Баранец Н.Г. Верёвкин А.Б. К проблеме демаркации научного и

ненаучного знания ……………………………………………………………………………….10

Конопкин А.М. Множественность идеалов научности как предпосылка

псевдонауки…………………………………………………………………………………………18

Михайлова Л.Б. Две системы знания: сравнительный анализ науки и религии в свете эпистемологической проблематики……………………..………21

Зубова И.Л. Междисциплинарный и континуалистский подходы

к динамике научного знания…………………………………………………………………26

Беззубова О.В. Знание как практика в концепции М. Фуко ………………….30

Тихонов А.А., Тихонова А.А. «Личностное знание как фактор

прогнозирования» ……………………………………………………………………………….38

Сапрыгин Б.В. Представление о природе знания в релятивистских

концепциях аналитической философии ………………………..………………………45

Даренский В.Ю. Типы рациональности в контексте социальных

трансформаций…………………………………………………………………………………….53

Кривых И.Е. Многомерность мистического опыта ………………………………..61

Антипова И.Г. Знание: от субъекта к взаимодействию ……………………….67

Раздел 2. Ценностные ориентации познающего субъекта

Жерняков А.М. Наука в системе социальных ценностей …………………….72

Терпиловская Е.А. О проявлении идеологизации науки в первой

половине ХХ века………………………………..……….………………………………………80

Костяев А.И. Ориентация познающего субъекта в масштабе языка

культуры…………………………………………………….……………..…………………………83

Бетильмерзаева М.М.. Пограничность небытия и бытия как основание

познающего субъекта …………………………………………………………………………..87

Горина А.В. Ценностные ориентации эксперта как субъекта

познания ……………………………………………………………………………………………..90

Маннанов Р.Л. Ценностные ориентации познающего субъекта …………..93

Прошак Л.В. О тенденциях ценностных ориентаций медиаакторов как о предпосылках самодетерминации медиареальности ……………………………..96

Раздел 3. Конвенции и коммуникация в познании

Ершова О.В. Конвенции как неустранимый момент научного

познания…………………………………………………………………………………………….101

Кудряшова Е.В. Социальное происхождение знаний субъекта как

проблема гносеологии…………………………………………………………..……….…..108

Нургалеева Л.В. Интерсенсорное моделирование как основа

коммуникационных практик и базовая функция медиа………………………..116

Воронина Н.Н., Ткачев А.Н. Коммуникативно-познавательное значение символа в философии религии …………………………………………………………..123

Баранец А.Ю. Корреляция элементов коммуникативной ситуации и

реализации суггестивного эффекта убеждения………………………..…………129

Раздел 4. Методологические формы знания и деятельность в науке и философии

Дорожкин А.М. Является ли философия ценностным основанием

развития науки?…..………………………………………………………………………..…..136

Карелина Е.В. Теоретическая строгость – методологическая основа для формирования и реализации философских систем ……………………………142

Елхова О.И. Виртуальный поток как самоорганизующаяся система

смысла……………………………………………………………………………………..……….151

Адамсон А.Р. Проблема понимания в онтологическом аспекте

актуализации знания..………………………………………………………………….…….158

Давыдов А.В. Диалектика как способ интерпретации индивидуальной и социально-организованной сущности познания субъекта …………………….161

Васильева О.А. Методологический плюрализм в изучении ментальных феноменов средствами гуманитарных наук …………………………………………164

Раздел 5. Философия образования и проблемы преподавания философских дисциплин

Баранец Н.Г. О способах формирования философской традиции на

рубеже XIXXX веков..……………………………………………………………….……….170

Линькова Э.Ф. О возможности использования понятия «парадигма» в реконструкции истории образования …………………………………………………..186

Бережнова Д.Б.. Фоновое знание как содержательный компонент

образовательной среды.……………………………………………..………………………191

Терещенкова Е.Е. Современные образовательные модели: ценностно-целевые основания …………………………………………………………………………….196

Антипова И.Г. Субъект знания и другой: проблемы обучения и

релятивизма.………………………………………………………………………..……………201

Горина А.В., Герасимов Ю.В. Моделирование механизма

формирования интегративного гуманитарного знания как основы

профессиональной культуры специалиста…………………………………………..204

Раздел 6. Гуманитарное и естественнонаучное знание как

объект рефлексии ученых и эпистемологов

Дунаев М.В. Философское осмысление «открытого общества» …………211

Рябинин В.А. К вопросу о понятии «идеология» ……………………………….222

Фёдорова Ю.Ю. Вера, надежда, любовь как экзистенциальные состояния человека ……………………………………………………………………….…………….225

Цыповский О.Л. Евразийское умонастроение: в поисках «синтетической» науки ……………………………………………………………………………………….239

Мамедов Д.М. Заметки и замечания, относительно ряда базовых принципов логической науки ………………………………………………….…………………244

Подгорнов В.В. Контекстуальный детерминизм норм этики бизнеса религиозно-этическими системами как объект рефлексии

философа ………………………………………………………………………………………….251

Конихина Е.Ю. Возможность богословского творчества в рамках единой традиции РПЦ ……………………………………………………………………………………256

Аверькова А.А. Философская культура: к вопросу об определении

понятия ………………………………………………………………………………………………259

Корнилова М.Н. Вклад неокантианцев в разработку методологии

гуманитарных наук ……………………………………………………………………………..262

Котляров М.А. Философское осмысление экономических проблем.….268

Сивелькина С.Н. Вопросы методологии экономики и философии

науки………………………………………………………………………………………………….271

Михайлов А.Н. Эпистемологические аспекты концептуализации

феномена фантастического ………………………………………………………………..276

Никишкин А.В. Развитие философии сознания и психологии в годы

войны ……………………………………………………………………………………………….280

Краева А.Г. Гносеологическая специфика музыкального мышления как отражение рациональных особенностей музыкального искусства ………..285

Буторина Л.О. Праздник как «диагноз» времени: к социально-философской постановке проблемы ……………………………………………………299

Манукян Е.В. Функционально-семантические представление констатива деструктивного характера …………………………………………………………………..304

Раздел 7. Математическое и естественнонаучное знание как объект рефлексии ученых и эпистемологов

Баранец Н.Г., Верёвкин А.Б. Логика роста научного знания и

феноменологическая история науки: проблемы и парадоксы ………………311

Морозов С.Е. Проблемы квантовой теории искусственного

интеллекта …………………………………………………………………………………………323

Гальченко Г.И., Лось В.Ю. К вопросу о познании тонкого мира… …….327

Веревичев И.И., Веревичева М.И. Концепция ноосферы и её

современные интерпретации ………………………………………………………………331

Годзь Н.Б. Предмет экология и его философская направленность ……..339

Рецензии

Баранец Н.Г. Зачем пишут энциклопедии?....................................……343

Кудряшова Е.В., Никишкин А.В. О методологии в энциклопедии

«Эпистемология и философия науки» …………………………………………………346

Ершова О.В. О методологии гуманитарных и социальных наук ………….353

Содержание………………………………………………………………………………………….361

Научное издание

«Философия о знании и познании:

актуальные проблемы»

Материалы Всероссийской научной конференции

(Ульяновск, 1819 июня 2010)

Ответственные редакторы:

Н.Г. Баранец, А.Б. Верёвкин

Подписано в печать 14.06.10.

Формат 60х84/16. Бумага офсетная. Гарнитура Tahoma.

Уч.-изд. л. 20,72

Тираж 150 экз. Заказ №10 /069

Отпечатано в издательско-полиграфическом центре «Гарт»

ИП Качалин А.В.

432042, Ульяновск, ул. Доватора,16

 Исследование проведено в рамках федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 20092013 годы проект НК-522П/24

1 Интерсенсорный – затрагивающий несколько чувств. Синестезия чувств обусловлена наличием психологического феномена целостного реагирования на внешний стимул.

2 Ментальные состояния понимаются как акт внутренней репрезентации.

3Афферентные системы – системы, выстроенные на основе синтеза материала, запечатленного в памяти, мотивации, информации о среде и пускового стимула с целью принятия решения. Из теории функциональной системы П.К. Анохина.

4Ср. попытку С.С. Аверинцева выразить идею любви на основе этой онтологии в одном из своих стихотворений: «Другие – это ад; так правду ада ад исповедал. Ум, пойми: в другом, во всяком, кто – другой, во всяком, кто – не я, меня встречает непреложно Единый и Единственный – услышь, Израиль! [см. 2Израиль! [чает непреложно Единый и Единственный - услышь425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425425]

 Исследование проведено в рамках федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры» на 2009 - 2013 годы проект КД НК-699П

 Исследование осуществлено при финансовой поддержки РГНФ. Грант № 10-03-21303а/В



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Сборник статей по Материалам Всероссийской научной конференции

    Сборник статей
    История и философия науки: Сборник статей по материалам Четвертой Всероссийской научной конференции (Ульяновск, 4-5 мая 2012) / Под ред. Н.Г. Баранец.
  2. Хх века о познании и его аксиологических аспектах Материалы Всероссийской научной конференции (Ульяновск, 25-26 июня 2009) Ульяновск 2009

    Документ
    Философия ХХ века о познании и его аксиологических аспектах: Материалы Всероссийской научной конференции (Ульяновск, 25-26 июня 2009)/ Под ред. Н.Г. Баранец.
  3. Сборник статей по материалам Всероссийской научной конференции. 12-14 ноября 2009 г. Нижний Новгород / под ред. Фортунатова Н. М. Нижний Новгород: Изд-во , 2010 с. Редакционная коллегия

    Сборник статей
    ЖИЗНЬ ПРОВИНЦИИ КАК ФЕНОМЕН ДУХОВНОСТИ: Сборник статей по материалам Всероссийской научной конференции. 12-14 ноября 2009 г. Нижний Новгород / под ред.
  4. Материалы российской научно-практической конференции с международным участием Ульяновск, 15-16 декабря 2010г. (сайт: ) Ульяновск 2010

    Диплом
    В 93 Высшее сестринское образование в системе российского здравоохранения: материалы российской научно-практической конференции с международным участием (15-16 декабря 2010г, г.
  5. Власть» иИнститута социологии ран (12 ноября 2010 г.) Научный проект «народ и власть: История России и ее фальсификации» Выпуск 2 Москва 2011

    Документ
    Тощенко Ж. Т. — чл.-корр. РАН, акад. РАЕН, д. ф. н., проф., зав. каф. теории и истории социологии и декан социолог. фак-та РГГУ, гл. ред. ж-ла «СОЦИС»

Другие похожие документы..