Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Реферат'
На мой взгляд, данная тема весьма актуальна. В наши дни уровень образованности качественно и количественно возрастает, люди интересуются проблемами, ...полностью>>
'Книга'
Год выпуска: 2001Автор: Протоиерей Евгений ПоповЖанр: Православное богословие для мирянИздательство: Москва, "Правило веры"ISBN: 5-7533-010...полностью>>
'Конкурс'
1.2. Организация и проведение Конкурса строится на принципах общедоступности, свободного развития личности, защиты прав и интересов участников Конкур...полностью>>
'Программа'
Развить рефлексию чувств и переживаний, самоконтроль и ответственность, снизить уровень тревожности, развить ролевые качества и способности к достиже...полностью>>

Философия о знании и познании: актуальные проблемы Материалы Всероссийской научной конференции (Ульяновск, 1819 июня 2010) Ульяновск 2010

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

КОНЦЕПЦИЯ НООСФЕРЫ И ЕЕ СОВРЕМЕННЫЕ ИНТЕРПРЕТАЦИИ

Понятие «ноосфера» (греч. нус – «разум», сфайра – «шар») было предложено профессором Сорбонны Эдуардом Леруа в работе «Необходимость идеализма и факт эволюции» (1927 г.). В его представлении «сфера разума» формируется уже с момента появления человека в биосфере, с началом процессов эволюции его психики и разума. Понятие «ноосфера» в таком контексте характеризует принципиально новый этап эволюции мира, становления «мыслящей» оболочки планеты, формирующейся человеческим сознанием, силой духа человечества и его разумом. Считается, что основу его концепции ноосферы составили известные представления неоплатоников об эманации, хотя сам Э. Леруа ограничился лишь введением нового понятия, не развивая далее, ставшую в последующие годы столь популярной, идею.

Значительно большую известность приобретают учения о ноосфере Тейяра де Шардена и Владимира Ивановича Вернадского. Принципиальные различия их позиций обозначают два доминирующих в современной литературе подхода к интерпретации понятия ноосферы: идеалистический и материалистический. По этому вопросу Т. де Шарден занимал позицию, достаточно близкую к взглядам Леруа: ноосфера - «мыслящий пласт» планеты, своеобразная оболочка Земли, зародившаяся в конце третичного периода, разворачивающаяся над растениями и животными, вне биосферы и над ней. Такой ноосфере присущи мысли и дела человека, вся совокупность мыслящих сил и единиц. По мнению Шардена, именно она в значительной степени сможет определять процессы эволюции в биосфере посредством новых средств и факторов развития, имеющих духовно-психическую природу, и этот феномен как великий эволюционный скачок сравним лишь с витализацией материи, происхождением жизни на Земле. Т. де Шарден утверждает, что человек стремится перейти в сферу разума и раствориться в Боге. В будущем ноосферное (коллективное) сознание станет контролировать направление эволюции планеты и сольется с природой в идеальной точке Омега [1].

Т. де Шарден также усматривал определенную последовательность в процессе непрестанного усложнения развивающейся космической материи – космогенеза: применительно к нашей планете выступает геоценез, перерастающий в биоценез, а из последнего на ступени возникновения человека возникает сфера развивающегося разума – ноогенез. Он привносит существенный элемент финализма в концепцию ноосферы: за биосферой (живой природой) и ноосферой (сферой разума) предполагается наступление «теосферы», завершающей весь процесс космогенеза. Но что именно означает «точка Омега»: мистический, духовный полюс мира или же «конец света», предсказанный Священным писанием – остается неизвестным.

В.И. Вернадский был значительно менее подвержен мистицизму. Ноосферой он называет ту область явлений, которая выходит за пределы изучения естествознания и не может быть охвачена ни одной из естественных явлений в отдельности. Именно в такой ноосфере переплетаются константы косной и живой природы, особенности общественного развития и интеллектуальной мысли, проявляется новая форма биогеохимической энергии, границы которой весьма зависимы от степени разумности и качества мыслительных процессов. У Вернадского понятие ноосферы отличается от понятия географической среды: географическая среда – это та оболочка планеты, которая воздействует на условия жизни конкретных людей и общества в целом, влияет на интенсивность производства, культуру и быт людей, а ноосфера, напротив, является той оболочкой планеты, на которую воздействуют производство, культура и быт людей. На ноосфере отражаются глобальные последствия технического прогресса, но не все эти изменения влияют на географическую среду. Разрушение озонового слоя – факт ноосферы, но не качество географической среды в целом. Новое состояние биосферы, к которому мы, не замечая этого, приближаемся, по Вернадскому, и есть ноосфера [2].

Его учение становится тем важным звеном, которое, объединив эволюцию живого вещества с миром неживой материи и перекинув мост к современным проблемам развития общества, подводит к новому видению процессов, в нем происходящих. Идеи Вернадского во многом способствовали развитию материалистических представлений о возможностях современной науки и техники в сфере гармонизации отношений между обществом и природой.

В современной философской и научной литературе встречаются и иные подходы к интерпретации понятия “ноосферы”. Примером промежуточной («дуалистической») позиции могут служить представления Л.Н. Гумилева. Гумилев полагает, что понимание ноосферы как сферы разума применимо и к той части биосферы, которая преобразуется человеком (в таком контексте понимают ноосферу времен древних греков и ноосферу средневековья и многие другие авторы), и к мистической «мыслящей оболочке» планеты, о которой говорил Т. де Шарден [3].

Н.Н. Моисеев предпочитает более уместным говорить не о ноосфере, а об

эпохе ноосферы, когда человек научится разумно распоряжаться свои могуществом и обеспечить такое взаимоотношение с окружающей средой, которое позволит развиваться и обществу, и природе [4, 24]. Он отмечает, что в результате грандиозных успехов синергетики за последние несколько десятилетий был сделан ряд эпохальных открытий, позволивших связать многие факты, носившие ранее фрагментарный характер, в результате чего перед исследователем разворачивается грандиозная панорама возникновения из хаоса все новых и новых образований, взаимосвязанных систем разной временной и пространственной протяженности. По его мнению, породив человека, природа «избрала» еще один могучий катализатор мирового процесса развития: развитие общества и природы сделаются неразрывными, и биосфера перейдет однажды в сферу разума – в ноосферу, стадию гармонии во взаимодействии общества и природы, однако «войти в ноосферу и заложить основу научного управления развитием земной биосферы» позволит только искусственный интеллект [4, 207].

В последние годы усиливаются тенденции, значительно более критично воспринимающие саму идеологию ноосферных представлений. Так например, А.А. Горелов, признавая ценность идей Вернадского о растущем осознании усиливающегося вторжения человека в естественные биогеохимические циклы и необходимости принятия ответственности за будущее развитие природы, в то же время указывает на незавершенность учения Вернадского о ноосфере в целом. В подтверждение своей позиции А.А. Горелов приводит следующие аргументы: во-первых, В.И. Вернадский обратился к идее ноосферы в последние годы своей жизни и не закончил работу по развитию этой мысли: «В концепции ноосферы представлен в полной мере один аспект современного этапа взаимодействия человека и природы – глобальный характер единства человека с природной средой»; во-вторых, в период создания этой концепции противоречивость данного взаимодействия не проявилась с такой силой, как сейчас [6, 51].

О степени актуальности учения Вернадского о ноосфере следует судить не только по материалам многочисленных отечественных учебных пособий по философии, социальной экологии, философии и методологии науки, в которых авторы большинство предъявленных Вернадским условий для формирования ноосферы признают выполненными, а построение ноосферы – уже почти свершившимся фактом. Но В.И. Вернадский не дожил четверть века до опубликования первых прогнозов Римского клуба о динамике развития мира, и не мог, естественно, предположить бурных событий второй половины ХХ века: ускорения научно-технической революции, гонки вооружений, обострения глобальных проблем и т.п. Условия, выполнение которых Вернадский считал обязательным для формирования ноосферы (их совокупность для упрощения можно было бы назвать «меморандумом Вернадского»), остаются и сегодня не менее актуальными для развития общества. Но в мире значительно усложнилась ситуация в целом, и поэтому «меморандум Вернадского» в таких условиях более напоминает «декларацию о намерениях», чем обоснованную модель научной теории.

Однако, существуют и противоположные точки зрения. В.П. Казначеев, в частности, признавая, что «переход биосферы в ноосферу протекает сегодня в жестокой борьбе», все же считает, что положение Вернадского о превращении биосферы в ноосферу в естественно-историческом развитии Земли можно назвать «законом ноосферы Вернадского», поскольку «научное, глубокое содержание, вложенное в этот термин В.И. Вернадским, получило широкое естественнонаучное и философское признание» [5, 62]. Вместе с тем, подобная аргументация (“широта признания идей” в обществе) не может ничего говорить о степени научности тех или иных идей (идеи геоцентризма в средневековой Европе, марксизма-ленинизма в СССР, маоизма в КНР обладали не меньшей широтой признания в обществе).

Справедливости ради следует отметить, что Вернадский нигде и никогда не называл свою гипотезу ноосферы учением [2, 10]. При оценке его вклада в учение о ноосфере следует помнить, что в отечественной философии многие борцы за идейную чистоту науки пытались стать «святее Римского папы», и истинность таких философских идей в определенном смысле можно соотносить с «искренностью» позиций исследователей («Учение Маркса всесильно, потому что оно верно», например). Философия и в наш просвещенный век еще не совсем свободна от идеологии. Гипотезу В.И. Вернадского о «ноосфере» довольно часто превращали в инструмент идеологической борьбы также, как и диалектику Гегеля – в марксизме. С этой точки зрения, критическая рефлексия должна выступать в познании наряду с логикой важнейшим методологическим инструментом обоснования объективности научных взглядов и философских позиций.

Попробуем подвергнуть критическому анализу возможности выполнения условий «меморандума Вернадского» в настоящее время. Даже самый поверхностный обзор свидетельствует в целом о весьма неприглядной картине:

  1. Заселение человеком всей планеты. Условие не выполнено, так как исследовательские станции на Антарктиде – всего лишь место работы небольших групп исследователей. К тому же, значительные территории Российской Федерации и ряда других стран (Канады, США, Казахстана, Монголии и др.) не заселены. В России их освоению во многом препятствует демографический фактор. Существенных изменений этих тенденций в обозримом будущем не предвидится.

  2. Резкое преобразование средств связи и обмена между всеми странами Земли. Условие выполнено.

  3. Усиление всех связей, в том числе политических, между всеми странами Земли. Условие выполнено, но может быть, и не совсем в том смысле, о котором писал Вернадский. Минусов от современных процессов глобализации предостаточно (политическая однополяризация, международный терроризм, распространение наркотиков и т.п.).

  4. Начало преобладания геологической роли человека над другими геологическими процессами, протекающими в биосфере. Почти выполнено, но многими достижениями в этой области не следует гордиться (Чернобыль, Сахель, Арал и др.).

  5. Расширение границ биосферы и выход в космос. Частично выполнено. Человечество осваивает космическое пространство, но ухудшает условия существование собственной колыбели – биосферы.

  6. Открытие новых источников энергии. Частично выполнено. Альтернативные источники энергии известны, но пока доля их в общем энергетическом балансе незначительна.

7. Равенство людей всех рас и религий. Не выполнено. Наивысшая толерантность достигнута лишь в странах с развитой демократией. Однако общая тенденция более удручающая. Сегодня политики чаще говорят об угрозе обострения конфликтов между разными цивилизациями и конфессиями, чем о достигнутых успехах в этой области.

8. Увеличение роли народных масс в решении вопросов внешней и внутренней политики. Частично выполнено в наиболее развитых странах.

9. Свобода научной мысли и научного искания от давления религиозных, философских и политических построений и создание в государственном строе условий, благоприятных для свободной научной мысли Частично выполнено.

10. Продуманная система народного образования и подъем благосостояния трудящихся, Создание реальной возможности не допустить недоедания и голода, нищеты и чрезвычайно ослабить болезни. Не выполнено.

11. Разумное преобразование первичной природы Земли с целью сделать ее способной удовлетворить все материальные, эстетические и духовные потребности численно возрастающего населения. Не выполнено.

12. Исключение войн из жизни общества. Не выполнено.

Таким образом, из двенадцати требований «меморандума Вернадского» выполнены только два пункта, пять – частично выполнены, а пять – не выполнены вовсе. Конечно, столь поверхностный обзор сложившейся ситуации в мире может и должен быть подвержен критике (соответственному уточнению и исправлению оценок), но, судя по всему, радикального пересмотра состояния «ноосферного фонда» современного бытия человечества в обозримом будущем, к сожалению, не предвидится. Следовательно, ноосфера – не реальность, а мечта о «золотом веке человечества и природы»: соответственно, гипотеза о ноосфере не может считаться «законом ноосферы».

Существуют разные подходы к «классификации» современных представлений о ноосфере. К наиболее типичным трактовкам концепции ноосферы в современной литературе П.С. Карако относит следующие виды:

  1. Концепция ноосферы как своеобразное «продолжение» биологической эволюционной теории (В.С. Степин).

  2. Ноосфера как чисто социальное явление, определенное устройство общества. (А.К. Скворцов).

  3. Ноосфера не есть результат эволюции биосферы. Она – проявление Космического Разума (В.Н. Демин).

  4. Конценция ноосферы в рамках отождествления представлений о ней В.И.Вернадского и Тейяра де Шардена (В.Л. Контримавичус).

  5. Учение Вернадского о ноосфере лишено объективного смысла (В.И. Данилов-Данильян, А.А. Горелов и др.) [7, 94-96.].

Сам же П.С. Карако связывает сущность самой концепции ноосферы с идеологией Э. Леруа, А. Бергсона и других сторонников теории «творческой эволюции».

Значительно более рациональной представляется позиция Т.Г. Лешкевич, которая считает, что исходя из наличия большого массива фактографических данных о глобальных негативных последствиях антропогенной деятельности можно говорить только о двух сценариях развития ноосферных процессов:

  1. ноосфера как сфера разума не оправдывает своего наименования, поскольку разум разрушает сам себя (тупиковый сценарий);

  2. возможность гармоничной конвергенции всех типов материальные систем, коэволюция как новый этап согласованного существования природы и человека [8, 193].

Сегодня же, по утверждению Н.Ф. Реймерса, количество живого вещества в биосфере уже снизилось примерно на 30 %, а в год в среднем человечество поглощает до 20 % производимой ею продукции [9, 129]. По подсчетам Б. В. Ключникова, уже к 1974 году 1/6 часть всей поверхности Земли представляла собой «ландшафт крыш и асфальта» [10, 124]. Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что «экологический бумеранг» чаще возвращается в те места, которые особо приглянулись человеку. Весьма гибельно сказывается на качестве природной среды, и соответственно, на качестве жизни самого человека, ускоренное развитие техники. В погоне за техническим комфортом человек становится все более индифферентным по отношению ко многим другим ценностям, в том числе и «подлинным» (по К. Лоренцу). Таким образом, биосфера постепенно превращается из сферы жизни в сферу ее отрицания, поскольку она уже не в состоянии обеспечивать условия, необходимые для устойчивого существования человечества.

Как отмечает А.А. Горелов, становление ноосферы – возможность, но не необходимость. Ценность самой концепции в том, что она дает конструктивную модель вероятного будущего, а ее ограниченность в том, что она «рассматривает человека прежде всего как разумное существо, тогда как индивиды и тем более общество в целом редко ведут себя по настоящему разумно. Пока человечество движется отнюдь не к ноосфере, а последняя остается одной из гипотез» [6, 53]. Подобные взгляды все чаще разделяют и другие авторы. Ю.В. Чайковский однозначно считает, что в данном случае В.И. Вернадский ошибается: «человечество не создает ноосферу, а рушит биосферу, так что натягивать новую оболочку (ноосферу) скоро будет просто не на что» [11, 304].

К сожалению, человечеству более свойственно обращаться к прошлому или заглядывать за горизонт будущего, чем задумываться о настоящем. По-видимому, подобная тенденция проявляет себя и в философии, так как многие специалисты, обсуждая достоинства «ноосферы» (весьма маловероятного сценария «светлого» будущего человечества), уделяют недостаточно внимания анализу реальной картины противостояния человека с окружающей его природной средой. Сегодня же человечество, «убаюканное» технологическим комфортом, почти позабыло об «экологическом шоке» семидесятых годов ХХ века. Общество в определенной степени уже “привыкло” к угрозе возникновения термоядерной войны и начинает привыкать к другим глобальным проблемам, в том числе и к экологической. Однако порог опасности глобальных проблем еще не пройден, и нынешний финансово-экономический кризис только свидетельствует об ускорении темпов обострения глобальных процессов, нарастания лавины новых масштабных кризисных явлений. И в этом смысле лучше переоценить опасность проблем, стоящих перед человечеством, чем недооценить ее.

Ю.М. Чайковский справедливо замечает, что «наконец, надо понять куда направлена эволюция человека (и как вида и как царства) на самом деле, а не в наших желаниях. Запад, проведя полвека без крупных войн и поправив отчасти свою природу (путем антирыночных мер, облеченных в рыночных терминах), склонен видеть будущее светлым, однако его зависимость от других стран растет угрожающе. Остальная природа, получив выброшенные с Запада грязные (во всех смыслах) технологии, быстро деградирует. Если эту тенденцию и можно было бы переломить, то только радикальным перераспределением средств, благ и природоохранной активности, с богатого Запада в остальные регионы. Это как раз и было бы началом «ноосферы», но к этому никаких возможностей пока не видно…» [11, 652-653].

Этому выводу трудно что-либо возразить, тем более, что вместо предполагаемых ноосферных процессов в биосфере сформировалась новая «антиноосферная» реальность – система глобальных угроз, угрожающих устойчивому развитию человечества. В истории человечества уже был один переломный момент, «осевое время» (по К. Ясперсу), придавший мощный импульс развитию человеческой цивилизации. Сейчас наступает, по всей видимости, другое «осевое время», не менее важное для истории. Если первое «осевое время» обозначило перспективы становления цивилизации, то второе –перспективы ее возможной гибели. Только преодолев барьер второго «осевого времени», можно решить проблему выживания человечества и биосферы. Мир социума возвращается к своему началу, но не станет ли это начало – началом его конца, покажет будущее. Древние греки утверждали: «сначала выжить – затем философствовать», но сегодня, чтобы выжить, нужно сначала научиться философствовать.

Литература:

1. Шарден Т. Феномен человека. - М., 1986.

2. Вернадский В.И. Биосфера и ноосфера. – М., 2004.

3. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. – М., 2004.

4. Моисеев Н.Н. Человек и ноосфера. - М., 1990.

5. Казначеев А.А. Учение о биосфере. – М., 1985.

6. Горелов А.А. Экология. – М., 2005.

7. Карако П.С. Философия и методология науки: В.И. Вернадский. Учение о биосфере. - Минск, 2007

8. Лешкевич Т.Г. Философия науки. – М., 2005.

9. Реймерс Н.Ф. Надежды на выживание человечества. - М., 2001.

10. Ключников Б. В. Концепции и прогнозы нового международного порядка. Горизонты 2000 года. – М., 1985.

11. Чайковский Ю.М. Активный связный мир. Опыт теории эволюции жизни. - М., 2008.

Н.Б. Годзь

Предмет экология и его философская наполненность

Динамика роста научного знания предполагает создание и развитие определенных методических принципов и приемов в образовании студентов, а также разработку и внедрение новых методов работы самих студентов. Необходимо учитывать принцип трансдисциплинарности, при котором разные типы наук соеденинены между собой. Философские дисциплины важны в силу того, что именно они продолжают выполнять мировоззренческие, онтологические, гносеологические и аксиологические функции. Вместе с тем, наблюдается тенденция сократить курс философии как таковой, и в особенности чтение ее в технических вузах. Истоки подобной тенденции имеют разную подоплеку. Во-первых, объективно увеличивается необходимость введения специфических и профильных дисциплин, во-вторых, необходимо увеличение профильных предметов (в которых каждая отрасль науки тоже не стоит на месте), в третьих, срабатывает принцип заинтересованности исключительно в интересах своей специальности.

Не секрет, что все цивилизационные потоки, в которых развивается человечество, культура в целом давно вынесла на передний план глобальный вопрос, что является необходимым условием в интеллектуально - информативном плане развития человека как такового, т.е. перечень какой информации и в каком возрасте следует вводить в образовательные программы. Что есть необходимым, а что второстепенным. Например, в дореволюционные годы в Российской империи в гимназиях учащиеся изучали несколько десятков типов одной только корневой системы.

Одной из проблем, которые глобально вышли на передний план есть проблема сохранения жизни как таковой и человека, как части природы в частности. В этой связи естественным шагом в этом направлении есть развитие дисциплин экологической направленности и именно здесь мы и обнаруживаем проблематичность предмета экология в силу специфики его как мегадисциплинарной науки, в которой присутствует масса профильных экологических дисциплин, не говоря уже о самой экологии в первичном ее виде. Развитие экологии и неоэкологии не только разрешает ряд практических и теоретических вопросов, но и выводит на передний план проблему внедрения универсальных принципов изучения действительности, которыми, как известно, обладает исключительно философия.

Именно в силу этих вышеназванных причин уже несколько лет нами читается и продолжает разрабатываться курс «Философские проблемы экологии». Известный философ, Анна Арендт предупреждала, что открытие мира, совершенное человеком выделяет человека из среды природы, тем не менее, создавая искусственную среду, человек самой своей жизнью связан с природой. Долгое время общественное сознание, по мнению А. Арендт имело направленность, которую можно охарактеризовать как направленность на уничтожение природного в жизни человека. Это стремление убегания от привязанности к земле приводит к попытке создания пробирочной жизни. Причем эта проблема носит и политический характер, поскольку человек будущего может стать заложником преступления против собственно человеческой экзистенции, поскольку это разрушит собственно органическую жизнь на земле. Все что создает человек, имеет значение, тогда, когда его можно высказать. Под термином vita activa Арендт предлагает рассматривать три главные виды деятельности человека - труд, работу и действие. Главные они, поскольку каждая из них соответствует одному из условий, в каких человеку дано жить на Земле. Работа, это деятельность, которая соответствует неприродности человеческого существования. Она обеспечивает искусственный мир вещей [см. 1, с. 17-21].

Влияние реалий мира на человеческую экзистенцию чувствуется и воспринимается как сила зависимости и обусловленности среды и способа производства, в котором положение, состояние человека это не одно и то же, что и его природа, это сумма всей человеческой деятельности и способностей человека. В соответствии с августиновским вопросом «quaestio mihi factus sum» многие вопросы, связанные с человеком и его трудовой практикой остаются, по мнению Арендт, без ответа. Анна Арендт, ссылаясь на высказывание своих современников, в частности, F.M. Confordta отмечает, что люди действия и люди мышления давно выбрали себе разные пути развития [см. 1, с. 23 - 29].

Немецкое слово Arbeit вначале использовали в речевых практиках только для обозначения полевых работ, которую выполняли невольники, в отличие от работы свободных ремесленников, которую называли Work таким образом, работать воспринималось как неволить необходимостью, именно это фундаментальное отличие между продуктивным и непродуктивным трудом с тех пор содержит фундаментальное отличие между работой и трудом [см. 1, с. 79-84].

Одной из причин современного состояния, как человека, так и природной среды, на наш взгляд было то, что вся направленность мысли и технологий была однолинейная, т.е. на покорение и превращение под свои сиюминутные потребности. Догмат о человеке, как венце природы и/или венца творения Божьего и, следовательно, властелина и преобразователя природы заглушал робкие голоса тех исследователей, которые предупреждали про ограниченность ресурсов природы и тех, кто предупреждал, что человечество, это одна из видовых форм жизни в равной мере как специфичная, так и «обычная», поскольку все живое так же уникально. От себя добавим, что все, что Есть и является Существующим именно в эту причину обладает правом уникальности, поскольку понятия «простое» и «сложное» - это лишь специфика классификации, которая облегчает человечеству изучение действительности, и поэтому носящая формальный, условный характер.

Еще одной из причин современного экологического состояния может быть то, что А. Арендт описывала следующим образом - индустриальная революция заменила мастерство просто рутинной работой, в результате чего вещи современного мира стали всего лишь продуктами работы, судьба которых заключается в их конце концов, употреблении. Продукты труда пока сохранили за собой право служить только для использования [см. 1, с. 94]. Ускоряя процессы воспроизводства, мы стали заложниками технологий и потребления, не спрогнозировав те же технологии устранения последствий своего индустриального воздействия, а также не предусмотрев всех тех ситуаций, в которых оказывается общество в постиндустриальном состоянии.

Современность вывела на сцену новый типаж человека, на смену Человека созидающего (А. Арендт) и Человека играющего (Й. Хейзинга) пришел Homo fortunatus, человек успешный, преуспевающий [см. 3, с. 177-121]. Появление типажа которого предусматривала и А. Арендт - поскольку в потребности ускорения вытеснения природного и уникального, естественного т.е. земного по происхождению - человечество не только не может производить и использовать, но и сохранять, уважать их длительность и уникальность собственных творений и творений природы. Современный человек стал рабом эпохи Потребления, в которой идеалом есть принудительное обновление всего, что окружает человека, т.е. постоянная гонка за гиперсовременным и модным, что втягивает человечество и человека в постоянный цикл метаболизма между человеком и природой [см. 1, с. 79-84]. Именно Арендт предупреждала, что идеалы homo faber, т.е. человека созидающего подменяются идеалами animal laborans, т.е. человека делающего и потребляющего и в этом случае, по Арендт, К. Маркс ошибался, когда рассматривал техническое развитие и механизацию труда, как исключительный и единственно правильно приводящий путь к освобождению, как человека, так и освобождению его времени для созидания и прогрессивного роста человечества в целом. Увы, свободное время animal laborans тратится только на потребление и исключительно на удовлетворение своих потребительских потребностей и аппетитов и чем больше свободного времени, тем ненасытнее аппетит [см. 1, с. 95-101]. Все экологические катастрофы и просчеты человечества в своем основании несут отпечаток этой системы мировоззрения. Тем более мировоззрение Homo fortunatus, которое предполагает успешливость такого порядка, при котором исключается сотрудничество и сострадание к слабым и «неудачливым», несхожим на большинство.

Именно природа продолжает создавать человечеству все условия и материалы, из которых он сослагает и творит свое материальное бытие. Именно не испорченность живой природы и ее все еще способность само возобновляться оставляет человеку последние возможности колебаться в круге собственного биологического воспроизводства и движения. В мире между людьми и природой существует своя особенная связь и реальность, без которой, по А. Арендт может существовать вечное движение, но нет объективности [см. 1, с. 101-104].

Таким образом, вопросы философии природы и философской антропологии, философии техники и современной социальной философии так или иначе переплетаются между собой и создают поле для исследований, связанных с философскими проблемами экологии. Педагогическими методологическими и методическими решениями, через которые успешно, или менее успешно, но мы пробуем осветить наполненность и содержание этого предмета. Естественно, следует задаться вопросом в соответствии с какими принципами и для решения каких задач нам следует заниматься философией экологии [см. 2, с. 110-117]. При изложении данного курса следует учитывать перспективы как ближние, так и дальние. Добавим, что общая ситуация внутри и вне стран влияет в значительной степени на изложение и видение предмета и объекта исследований философии экологии, экологической ситуации ее причин и способов выхода из кризиса.

Литература:

  1. Арендт Ганна Становище людини. [Текст] / Ганна Арендт // [Пер. з англ.. М.Зубрицька]. -Львів: Літопис, 1999.- 254 С.

  2. Годзь Н.Б. Философские проблемы экологии. [Текст] // Вестник национального технического университета «ХПИ». Тематический выпуск «Философия». - 2007. - №4.- Харьков 2007. -с. 143, С. 110-117.

  3. Манжура В.И. Homo fortunatus: между энтропосом и антропосом. [Текст] / В.И.Манжура // Культурологічний вісник. Науково - теоретичний щорічник нижньої Наддніпрянщини. Вип..17- 2006. - Запоріжжя: Просвіта. - С. 117-121.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Сборник статей по Материалам Всероссийской научной конференции

    Сборник статей
    История и философия науки: Сборник статей по материалам Четвертой Всероссийской научной конференции (Ульяновск, 4-5 мая 2012) / Под ред. Н.Г. Баранец.
  2. Хх века о познании и его аксиологических аспектах Материалы Всероссийской научной конференции (Ульяновск, 25-26 июня 2009) Ульяновск 2009

    Документ
    Философия ХХ века о познании и его аксиологических аспектах: Материалы Всероссийской научной конференции (Ульяновск, 25-26 июня 2009)/ Под ред. Н.Г. Баранец.
  3. Сборник статей по материалам Всероссийской научной конференции. 12-14 ноября 2009 г. Нижний Новгород / под ред. Фортунатова Н. М. Нижний Новгород: Изд-во , 2010 с. Редакционная коллегия

    Сборник статей
    ЖИЗНЬ ПРОВИНЦИИ КАК ФЕНОМЕН ДУХОВНОСТИ: Сборник статей по материалам Всероссийской научной конференции. 12-14 ноября 2009 г. Нижний Новгород / под ред.
  4. Материалы российской научно-практической конференции с международным участием Ульяновск, 15-16 декабря 2010г. (сайт: ) Ульяновск 2010

    Диплом
    В 93 Высшее сестринское образование в системе российского здравоохранения: материалы российской научно-практической конференции с международным участием (15-16 декабря 2010г, г.
  5. Власть» иИнститута социологии ран (12 ноября 2010 г.) Научный проект «народ и власть: История России и ее фальсификации» Выпуск 2 Москва 2011

    Документ
    Тощенко Ж. Т. — чл.-корр. РАН, акад. РАЕН, д. ф. н., проф., зав. каф. теории и истории социологии и декан социолог. фак-та РГГУ, гл. ред. ж-ла «СОЦИС»

Другие похожие документы..