Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Закон'
С каждым уходящим годом отдаляются от нас события Великой Отечественной войны. Всё меньше и меньше становится её активных участников-фронтовиков, тру...полностью>>
'Документ'
«Никто не скажет, будто я тиран и сумасброд, за то, что к чаю я люблю хороший бутерброд», - заявлял король в известном детском стишке, требуя подать с...полностью>>
'Документ'
Привет, подруга! Приглашаю тебя на мой улетный безник, который состоится на стрит… ну ты знаешь где я живу) Лав тебя, моя дорогая, будь в отпадном пр...полностью>>
'Документ'
В деятельности классного руководителя форма воспитательной работы с коллективом класса является той первичной клеточкой, из которой складываются будн...полностью>>

И. Е. Калабихина Гендерная дискриминация на российском рынке труда

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Консорциум женских неправительственных объединений. Проблемы правовой защиты женщин от дискриминации в сфере труда и занятости.

Москва. 2008. - …. стр

Работа подготовлена на основе материалов серии экспертных семинаров, состоявшихся в Консорциуме в 2006-2008гг. Эти материалы размещены на сайте Консорциума:

Издание брошюры осуществлено по инициативе Консорциума женских неправительственных объединений при финансовой поддержке Некоммерческого партнерства «Независимой организации «В поддержку гражданского общества».

СОДЕРЖАНИЕ

Е. Н. Ершова
Предисловие 4

ЧАСТЬ I. АНАЛИТИЧЕСКИЕ РАЗРАБОТКИ 7

C. Г. Айвазова
Проблемы использования судебной системы для защиты
от дискриминации по признаку пола
7

И. Е. Калабихина
Гендерная дискриминация на российском рынке труда:
современная ситуация и актуальные предложения
по устранению неравенства
45

А. В. Гвоздицких
Принцип равноправия в оплате труда
и его гендерный аспект
118

Е. Г. Луковицкая
Реализация права женщин на труд в Великом Новгороде 182

ЧАСТЬ II. ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ 203

1. Перечень федеральных законов в сфере юридического обеспечения прав российских женщин 203

2. Решение Судебной Палаты по информационным спорам РФ о равноправии женщин. 209

3. Семья и работа. Трудовые права беременных женщин и работающих родителей 211

4. Примеры успешных действий 237

Предисловие

Проблему дискриминации женщин формулирует Президент Консорциума женских неправительственных объединений

Елена Ершова:

Почему мы решили выбрать эту тему и всерьез ею заняться? Дискриминация в сфере труда и занятости – одна из самых важных проблем не только для женщин, но для российского общества в целом. Пока мы не решим ее, пока мы не остановим дискриминацию, а я бы сказала, что за последние годы она не только не уменьшается, но даже может быть и усиливается, мы не решим ни одну социальную проблему в России. По одной простой причине. Дискриминация женщин в сфере труда и занятости является первоосновой таких острых социальных явления как бедность семьи с детьми, уровень рождаемости, дефицит квалифицированной рабочей силы и феминизация бедности. Среди бюджетников, составляющих основную массу бедных, около 80% составляют женщины. Это так называемые «новые бедные», то есть люди, работающие и в то же время живущие в условиях бедности. В отличие от большинства стран наличие работы в России не гарантирует материального благополучия.

Кроме этого мы не решим ни одну проблему, связанную с детьми, потому что значи­тельная часть детей живет в семьях, где кормильцами являются бедные работающие мамы. Ведь 30% детей в России рождается вне брака. Кроме того, больше половины браков разваливается. Алименты платят только 16% разведенных мужей. А размеры детских пособий, несмотря на провозглашенную политику поддержки материнства, поистине нищенские – после достижения ребенком полутора лет и вплоть до его совершеннолетия они в основном не превышают 200 рублей. (В то время как пособия на детей в приемных семьях составляет от 8000 до 15000 рублей в месяц в зависимости от региона). Таким образом, не выполняются условия даже простого воспроизводства, в соответствии с которыми доход домохозяйства должен быть не менее прожиточного минимума на каждого члена. Поэтому нечего удивляться, что 57% семей с детьми живут в условиях бедности. А это значит, что дети не имеют нормального питания, не получают ни нормального образования, ни нормального медицинского обслуживания, тем самым нарушаются нормы Конституции РФ, гарантирующей достойный образ жизни всем гражданам и членам их семей. И когда наши генералы заявляют, что новобранцев в армии приходится откармливать – у них нет сил таскать автомат. Это результат нашей социальной политики, и результаты сохраняются, пока дискриминация женщин остается фактом нашей повседневной жизни. Все это подтверждает, что пока не преодолена феминизация бедности, ни одна социальная программа не будет успешно решена.

Для женщин по-прежнему закрыты престижные и хорошо оплачиваемые профессии. Чем престижнее, чем больше зарплата в профессии, тем меньше там женщин. У нас продолжает сохраняться список запрещенных для женщин профессий, в котором более трехсот названий. Чтобы прикрыть факты откровенного нарушения права женщин на свободный выбор профессии, политики зачастую занимаются дешевой демагогией. Пожалуйста, объясните мне такую заботу о женщинах – они могут по состоянию здоровья, в том числе и репродуктивного, стоять на холодной мокрой палубе и заниматься засолкой рыбы. И это не вредно. А вот идти учиться на штурмана или капитана – нельзя, вредно. Стюардессой летать – это можно, а получать образование летчика-штурмана-радиста – никак нельзя. Вот такая любопытная «забота». Если растет социальная престижность и повышается оплата какой-либо профессии, неизбежно начинается вытеснение из нее женщин – мы наблюдаем это в банковских и финансовых учреждениях. Аналогичный процесс сегрегации наблюдается и внутри любой профессии – чем ниже должностная позиция, чем меньший финансовый поток доступен на этом уровне, тем выше доля занятых там женщин. Чем выше должность, чем больше денег – тем меньше женщин мы увидим на этом уровне. Ни зря число женщин на уровне принятия решений можно пересчитать по пальцам. А в органах местного самоуправления их доля не редко превышает 50%.

К числу запрещенных для женщин относится работа со свинцом, со многими другими веществами. А меня всегда интересует вопрос: кто-нибудь проверял, как сказывается на мужском репродуктивном здоровье работа со свинцом, мышьяком и прочими «прелестями» производства. Почему мы все это запрещаем женщинам под предлогом заботы об их репродуктивном здоровье. А каково репродуктивное здоровье мужчин? Это нам неважно? И не стыдно ли нам, что на наших космических кораблях летают американки. А у нас уже несколько лет закрыт прием женщин в группу космонавтов. Приходили к нам женщины, просили помочь. Мы им предложили принести заявление с полученным письменным отказом, чтобы можно было обратиться в суд. К сожалению, судиться с властью никто не хочет.

Кто у нас в стране занимается этими проблемами? Суды, прокуроры, по закону обязанные обращать на них внимание? Или Федеральная служба по труду и занятости, государственные инспекции по труду в регионах? Какую роль они играют? Если занимаются, то чем конкретно и как? Чтобы сделать эту проблему видимой, они должны сотрудничать с общественными организациями, вместе думать и предлагать, как одолеть дискриминацию женщин на рынке труда, как вывести женщин и их детей из-под гнета бедности. Если эту проблему не решить, то бесполезно говорить о социальной безопасности и стабильности в нашей стране.

Предлагаемая Вашему вниманию брошюра не претендует на то, чтобы дать ответ на все возникающие в этой связи проблемы. Но она показывает, насколько важна эта проблема и предлагает мнение ряда научных экспертов и представителей гражданского общества, озабоченных ее решением. Мы надеемся, что она явиться стимулом и для государственных, и для общественных структур в поисках конструктивных решений.

ЧАСТЬ I.

АНАЛИТИЧЕСКИЕ РАЗРАБОТКИ

C. Г. Айвазова

Проблемы использования судебной системы для защиты от дискриминации по признаку пола

Джозеф Стиглиц, лауреат Нобелевской премии 2001 года по экономике, в одной из своих наиболее известных работ «Глобализация: тревожные тенденции» особо подчеркнул, что в наше время «существует «социальный контракт», который связывает граждан друг с другом и с их правительством…Частью социального контракта является «справедливость», которая заключается в том, что бедные имеют свою долю в успехах общества, а богатые разделяют невзгоды общества в периоды кризисов». Это убеждение разделяют и другие западные эксперты. Некоторые из них для оценки политических аспектов социальных трансформаций предлагают использовать новое понятие «дееспособность государства». Оно означает готовность действующей власти осознавать социальные проблемы, адекватно реагировать на них и предпринимать эффективные корректирующие действия – как в ответ на кризисные ситуации, так и в ходе перспективного планирования и управления процессами социальных перемен.

Начав реализацию приоритетных национальных проектов, российское государство, в сущности, попыталось продемонстрировать такого рода «дееспособность». Основной акцент в этих проектах сделан на проблему «сохранения нации», на умножение «человеческого капитала». Благодаря национальным проектам приобрели политическое звучание, в частности, и вопросы демографического состояния страны. О рождаемости как о национальной проблеме говорят сегодня не только первые государственные лица, но и все мало-мальски заметные политические деятели.

Это – факт важный и в целом позитивный. Смущает только одно – подавляющее большинство таких речей отличается предельной механистичностью. О рождаемости рассуждают с инструменталистской точки зрения – так, как будто бы речь идет о производстве станков или тракторов, а вовсе не о сложном процессе взаимодействия людей, живущих в определенных исторических условиях. Практически не учитываются ни реальные жизненные ситуации, ни нынешние ценности, настроения и ожидания наших сограждан – мужчин и женщин, которых призывают увеличивать семьи, рожать много детей. И по большому счету не просчитывается ответная реакция тех, на кого эти речи направлены.

Как же могут реагировать на эти призывы российские женщины? По данным социологов, воспитание хороших детей является жизненной задачей основной массы наших соотечественниц. И самое главное – три четверти из них хотели бы иметь не одного, как сегодня, а двух-трех детей. Что им мешает реализовать эти желания? В первую очередь, материальные трудности. Рождение второго, и уж тем более третьего ребенка, значительно снижает материальный уровень семьи. Об этом пишут многие эксперты. В стороне от их внимания остается другая, более сложная проблема. В чем ее существо? Прежде всего, в том, что около 90% женщин активного возраста работают в общественном производстве и потому испытывают на себе то, что в советское время определялось формулой «сложности совмещения женщинами профессиональной активности с семейными и материнскими обязанностями». Отметим, кстати, что советское государство худо-бедно, но было озабочено созданием условий, позволяющих женщинам сочетать трудовую деятельность с материнством. У сегодняшнего российского государства нет специальной политики в этой сфере. Показательно, например, что в условиях широкой включенности женщин в общественное производство, государство практически не занимается развитием сети дошкольных и школьных учебных заведений. В России сегодня не хватает 1 миллиона мест в детских садах. Не случайно, наша страна значительно отстает от большинства своих европейских соседей по показателю «безопасное материнство», занимая на соответствующей международной шкале лишь 36 место.

Российские женщины не чувствуют надежной поддержки и со стороны своих мужей. Алкоголизм, наркомания, разводы, насилие в семье, просто мужская безответственность – явления типичные для сегодняшней семейной жизни. К тому же, как уже отмечалось, более трети детей появляются на свет вне брака. Не случайно, выстраивая планы по рождению детей, женщины все чаще рассчитывают только на собственные силы. И на собственные материальные ресурсы, на собственный заработок. Каковы же их шансы на рынке труда? Может ли он обеспечить воспроизводство женской рабочей силы и к тому же дать женщине возможность вырастить не одного, а двух-трех детей в достойных условиях? Ответ, к сожалению, отрицательный. А причина по большому счету одна – дискриминация, нарушение прав женщин.

Защита от дискриминации по признаку пола де-юре

Принятая в 1993 году Конституция РФ определила, что Россия является демократическим правовым государством, признающим обеспечение прав и свобод человека своей обязанностью. Это определение предполагало, что женщинам, как полноправным членам общества, должна быть предоставлена вся совокупность прав человека, включая право на труд. В соответствие с этим в текст Конституции была включена новая для российского законодательства правовая норма, которая вошла составной частью в раздел «Права человека» (статья 19, часть 3). Эта норма требует, чтобы государство и другие субъекты права не только гарантировали равные права и свободы мужчин и женщин, но и создавали равные возможности для их реализации. Она сформулирована таким образом: «Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации».

Кроме того, статья 15, часть 4 Конституции РФ провозглашает, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Иными словами, применительно к нашему сюжету можно утверждать, что российские суды обязаны способствовать соблюдению норм, например, такого международного документа как Конвенция ООН «О ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин».

Важно отметить еще и тот факт, что статья 46 Конституции РФ гарантирует каждому гражданину судебную защиту его прав и свобод. Любой гражданин вправе обращаться не только в российские суды, но и в международные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все внутренние возможности страны для его правовой защиты.

В середине 90-х годов российские законодатели разработали и приняли такой значимый идеологический акт как «Концепция законотворческой деятельности по обеспечению равных прав и равных возможностей мужчин и женщин». Затем были ратифицированы два основополагающих международных документа – Конвенция МОТ (№156) «О равном обращении и равных возможностях для трудящихся мужчин и женщин: трудящиеся с семейными обязанностями» и «Факультативный протокол к Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин». Как положено в этих случаях, в соответствие с их нормами были приведены и нормы российского законодательства.

Сегодня на предотвращение дискриминации женщин на рынке труда нацелены правовые нормы, включенные в главные своды государственных законов России – Трудовой, Гражданский, Уголовный и другие Кодексы. Они содержат положения, запрещающие дискриминацию по признаку пола. Этих положений достаточно много. Наиболее полно их смысл передают статьи №3 и №64 нового Трудового Кодекса РФ. О чем они говорят?

Статья 3. Запрещение дискриминации в сфере труда провозглашает:

«Каждый имеет равные возможности для реализации своих трудовых прав.

Никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества независимо от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, политических убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника…

Лица, считающие, что они подверглись дискриминации в сфере труда, вправе обратиться в органы федеральной инспекции труда и (или) в суд с заявлением о восстановлении нарушенных прав, возмещении материального вреда и компенсации морального вреда».

Статья 64. Гарантии при заключении трудового договора поясняет: «Запрещается необоснованный отказ в заключении трудового договора».

Какое бы то ни было прямое или косвенное ограничение прав или установленных прямых или косвенных преимуществ при заключении трудового договора в зависимости от пола…, не связанных с деловыми качествами работников, не допускается, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом.

Запрещается отказывать в заключении трудового договора женщинам по мотивам, связанным с беременностью или наличием детей…

По требованию лица, которому отказано в заключении трудового договора, работодатель обязан сообщить причину отказа в письменной форме.

Отказ в заключении трудового договора может быть обжалован в судебном порядке».

Со своей стороны, закон РФ «О прокуратуре РФ» признает, что противоречащие закону действия и акты (в частности, те, что способствуют дискриминации, ущемлению прав граждан), могут быть обжалованы прокурором. Прокурор полномочен обратиться в суд за защитой прав и охраняемых законом интересов граждан.

Некоторые эксперты, оценивая антидискриминационный потенциал российского законодательства, подчеркивают, что в нем отсутствуют механизмы восстановления в правах лиц, пострадавших от дискриминации по признаку пола, и привлечения виновных к ответственности1. На наш взгляд, эта позиция не совсем корректна. Серьезные санкции за дискриминацию граждан по признаку пола предусмотрены рядом статей Уголовного Кодекса РФ, в частности, статьями 136, 145.

Статья 136. Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина определяет:

«1. Дискриминация, то есть нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его пола…,

наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения,

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет».

Статья 145. Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей до трех лет предусматривает:

«Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение женщины по мотивам ее беременности, а равно необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение с работы женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет, по этим мотивам

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов».

На наш взгляд, даже этот крайне беглый обзор российского законодательства позволяет утверждать, что в современной России есть правовая база для предотвращения дискриминации по признаку пола2. Российское законодательство в сфере труда и занятости учитывает международные стандарты гендерного равноправия, которое в принципе может быть защищено с помощью судебных инстанций. Любой российский гражданин, любая гражданка вправе рассчитывать на поддержку правосудия в случае, если столкнется с дискриминацией по признаку пола на рынке труда. А лицо, которое спровоцировало эту ситуацию, может понести достаточно серьезное уголовное наказание.

Однако, как эксперты, так и активисты правозащитных организаций единодушно – и справедливо – утверждают, что данные нормы законодательства остаются практически невостребованными. Их не используют для обращения в суд. Почему? Потому ли, что в стране решены проблемы, связанные с дискриминацией по признаку пола? Или потому, что механизмы дискриминации оказываются более мощными, чем существующие возможности правовой защиты от нее? И можно ли сделать соответствующие статьи Уголовного, а также Трудового Кодексов действенным оружием в преодолении дискриминации по признаку пола в России?

Положение женщин на рынке труда де-факто

Чтобы ответить на эти вопросы, обозначим – хотя бы в самых общих чертах, – каково же фактическое положение дел с соблюдением прав российских женщин в социально-экономической сфере.

С начала 90-х годов в нашей стране стали происходить глубокие политические и экономические трансформации. Они привели к серьезным переменам и в социальной жизни. Специалисты единодушно утверждают, что курс на либеральные реформы сопровождался усилением неравенства социальных позиций и жизненных шансов женщин и мужчин, которое особенно отчетливо дает о себе знать в сфере занятости, на рынке труда.

Основным процессом, определявшим ситуацию в экономике страны в годы реформ, стало ее разгосударствление, формирование нового негосударственного сектора, куда вошли как частные предприятия, так и предприятия смешанной формы собственности. Одним из результатов этого процесса явилась гендерная дифференциация рынка труда: мужчины оказались в численном большинстве среди занятых в динамичном негосударственном секторе экономики, женщины – среди занятых в государственном секторе, особенно – в здравоохранении, науке, образовании, культуре, а так же в числе безработных. Такого рода дифференциация естественно отразилась на усилении дискриминационных тенденций в отношении женщин в сфере занятости, что проявилось в целом ряде показателей.

Первый и наиболее очевидный из них – массовое вытеснение женщин из общественного производства. Если в 1990 г. в экономике России было занято 38 млн женщин, то к началу XXI века уже только около 31 млн. Это значит, что численность работающих женщин уменьшилась в эти годы почти на 7 млн человек. В 1990 г. женщины составляли 51% занятых, к рубежу XXI века – только 47%. Массовая безработица в большей мере затронула женщин, чем мужчин. От начала 90-х годов и по сей день доля женщин среди официально зарегистрированных безработных неизменно составляет около 2/3. Кроме того, женщинам сложнее, чем мужчинам найти новое рабочее место. Особенно трудно приходится девушкам, только выходящим на рынок труда, и женщинам предпенсионного возраста.

Следующий показатель дискриминации женщин – увеличение разрыва в оплате их труда сравнительно с трудом мужчин. Если к началу реформ средняя «женская» зарплата по стране составляла примерно 2/3 «мужской», то теперь, по оценкам большинства экспертов, она не превышает 50% - 60%. Причина этого разрыва во многом кроется в усилении межотраслевой дифференциации в оплате труда, поскольку в самом невыгодном положении оказались те отрасли производства, где в составе занятых преобладают женщины, – текстильная, швейная, обувная. А также – отрасли социальной сферы: здравоохранение, образование, культура, социальное обеспечение. В них женщины составляют около 80% работников. Их средняя заработная плата не превышает 40-60% от средней заработной платы по стране. Причем именно в этих отраслях все 90-е годы были правилом хронические задержки с выплатой зарплаты. С другой стороны, происходило вытеснение женщин из тех отраслей, в которых уровень оплаты труда начал существенно расти – в торговле, снабжении и сбыте, общественном питании, страховании, финансовой сфере.

Сопоставляя данные об уровне средней заработной платы по секторам экономики и доле занятых в них женщин, специалисты приходят к выводу о том, что именно государственный сектор формирует спрос на дешевую рабочую силу, на который откликаются в основном женщины. Негосударственный сектор более корректен в отношении труда занятых в нем женщин.

Гендерные различия в оплате труда связаны не только с отраслевыми особенностями женской занятости, но еще и с прямым нарушением принципа равной оплаты за равный труд. Приведем только два примера: заработная плата женщин-врачей в конце 90-х годов была на 20% ниже, чем заработная плата их коллег-мужчин; в середине текущего десятилетия женщины–менеджеры имеют заработную плату, которая составляет только 60% от заработной платы их коллег-мужчин, выполняющих аналогичные функции.

Еще один показатель дискриминации – снижение профессионально-карьерного статуса женщин. Практически во всех отраслях экономики он значительно ниже, чем у мужчин. В числе работников промышленности, имеющих минимальные разряды, 2/3 женщин. В числе же работников наивысшей квалификации лишь 1/5 женщин. Это – парадокс российской экономики. Ведь по показателю высшего и среднего образования женщины заметно опережают мужчин. Согласно официальной статистике, высшее и среднее специальное образование имеют 64% работающих женщин и только 47% работающих мужчин.

Следующий показатель дискриминации – сложности со становлением женского предпринимательства. В сфере предпринимательства возникло своего рода «гендерное правило»: чем крупнее бизнес, тем меньше в нем женщин. Их представительство в предпринимательской и банковско-финансовой элите ничтожно мало. Среди владельцев мелких и средних предприятий женщин значительно больше – около 30%.

В результате такого рода трансформаций в стране возникла новая социальная проблема – феминизация бедности. Бедность в России приобрела женское лицо. Почему? Потому что уровень доходов почти трети российских женщин равен всего лишь величине прожиточного минимума. Женщины образуют большинство среди самых экономически уязвимых групп населения – безработных и пенсионеров. Они же несут ответственность за основную часть неполных семей. Феминизация бедности явилась прямым результатом сравнительно низкой конкурентоспособности российских женщин, особенно – на старте реформ, что было обусловлено не столько их деловыми качествами, сколько самой стратегией реформ. Экономисты доказывают, например, что, в числе прочих причин, феминизация бедности провоцируется минимизацией социальных расходов государства. Кроме того, из года в год федеральный бюджет выделяет в несколько раз больше ассигнований на зоны «мужской ответственности» и занятости (армия, силовые структуры, содержание высших эшелонов власти), чем на отрасли с «женской» занятостью (социальная сфера, культура, образование, здравоохранение и т.д.).

Что еще влияет на конкурентоспособность женщин? Ограничения на использование женского труда, закрепленные в трудовом законодательстве и снижающие заинтересованность работодателей в привлечении женской рабочей силы. Перегруженность женщин домашним трудом и трудом по воспитанию детей, ограничивающая их трудовую и профессиональную мобильность. Наконец, традиционные стереотипы отношения работодателей (как частных предпринимателей, так и представителей государства) к женскому труду как деятельности «на подхвате у мужчин», не ради реализации своих способностей, а для дополнительного дохода семьи и т.д. Эти стереотипы, в конечном счете, формируют и закрепляют горизонтальную (отраслевую) и вертикальную (карьерную) сегрегацию женщин.

Таким образом, можно с полным правом говорить о том, что в годы реформ дискриминационные практики в отношении женщин на рынке труда стали еще более дифференцированными, многоуровневыми, разноплановыми. Вместе с тем, они сохранили прежний системный характер. Воедино – то есть в одну систему их связывает неравное отношение к мужчинам и женщинам как к работникам, предлагающим свои услуги на рынке труда. Вопреки действующим нормам права на этом рынке предпочтение всегда отдается мужчинам.

Эту ситуацию фиксируют эксперты3, активисты женских и правозащитных организаций, а также представители нового государственного института – региональные Уполномоченные по правам человека. Отметим, кстати, что они оказываются гораздо более чувствительными к дискриминационным тенденциям, чем «традиционные» государственные чиновники. Некоторые из них всерьез занимаются исследованием причин, порождающих гендерную дискриминацию, с тем, чтобы иметь возможность противодействовать ее проявлениям. Уполномоченный по правам человека Свердловской области Т. Г. Мерзлякова подготовила, например, специальный доклад на эту тему: «О нарушениях конституционных прав граждан по признакам пола и возраста в сфере труда». В нем, в частности, отмечается: «Исследования, проведенные Уполномоченным при подготовке настоящего доклада, показали, что дискриминация в сфере трудовых отношений, в частности, по признакам пола и возраста, превосходит все возможные пределы»4. И в тоже время: «Практика обращения женщин в суд с исками на работодателей… на сегодняшний день отсутствует….статья 136 УК на сегодняшний день практически не работает»5. О дискриминации по признаку пола и нарушениях трудового законодательства говорила в докладе «О соблюдении прав и свобод человека и гражданина в Калининградской области за 2004 год» И.Ф.Вершинина, Уполномоченный по правам человека Калининградской области6.

По инициативе и при поддержке Уполномоченного по правам человека Новгородской области Г. С. Матвеевой Новгородским гендерным центром было проведено специальное социологическое исследование «Мониторинг реализации права женщин на труд в Новгородской области». Обсуждение его результатов состоялось 12 октября 2007 г. на областной конференции под тем же названием7. Суть приведенного исследования сводится к следующему: «Гендерная дискриминация на рынке труда проявляется в неравенстве статусов индивидов на основании пола. Это, прежде всего, неодинаковое вознаграждение за равный труд, разные практики найма на работу и продвижения по службе. Это – еще и разная представленность мужчин и женщин в разных сферах деятельности: как правило, преобладание мужчин в более доходных сферах труда и занятости, женщин – в менее доходных. И вертикальная сегрегация – трудности продвижения женщин по должностной лестнице».



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Консорциум женских неправительственных объединений Нарушение прав женщин или дискриминация по признаку пола в России

    Реферат
    Консорциум женских неправительственных объединений. Нарушение прав женщин или дискриминация по признаку пола в России. Под редакцией Е.Н.Ершовой и С.Г.
  2. Гендерные идеи в истории педагогической мысли Казахстана 13. 00. 01- общая педагогика, история педагогики и образования, этнопедагогика

    Автореферат
    Защита состоится « » 2008 года в часов на заседании объединенного диссертационного совета ОД 14.50.05 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора педагогических наук при Карагандинском государственном университете им.
  3. Социально-правовой факультет (1)

    Программа
    Гендерология и феминология: Рабочая программа и учеб.-метод. материалы дисциплины / Сост. Е.В. Жижко; Краснояр. гос. ун-т. Красноярск: ЮИ КрасГУ, 2004.
  4. Понятие гендера. Гендерные исследования

    Документ
    «Гендерные исследования» как самостоятельная область научных и образовательных интересов является собирательным понятием для современных гуманитарных теорий — экономических, социальных, политических, лингвистических и других, так или
  5. Евгений Павлович Ильин (1)

    Документ
    В данной книге рассмотрены физиологические, психические и социальные различия мужчин и женщин с учетом многочисленных отечественных и зарубежных исследований.

Другие похожие документы..