Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Компьютерное моделирование является неотъемлемой составной частью информатики. В существующей научно-методической литературе встречаются различные по...полностью>>
'Автореферат'
На правах рукописи ШУБИН Андрей Владимирович ВОЗМОЖНОСТИ ДИАГНОСТИКИ ДЕМПИНГ-СИНДРОМА ПОСЛЕ ОПЕРАЦИЙ ПО ПОВОДУ ЯЗВЕННОЙ БОЛЕЗНИ ЖЕЛУДКА И ДВЕНАДЦАТИП...полностью>>
'Программа'
Цель: профессиональная переподготовка специалистов для выполнения нового вида профессиональной деятельности в области металловедения и термической об...полностью>>
'Документ'
Ионообменная очистка применяется для извлечения из сточных вод металлов (цинка, меди, хрома, никеля, свинца, ртути, кадмия, ванадия, марганца и др.), ...полностью>>

Оссии: философская и междисциплинарная парадигма материалы Всероссийской научной конференции г. Белгород, 4-7 октября 2006 года Вдвух частях Часть I белгород 2007

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Шумилкина О.Г.

г. Орел, ОрГУ

По мнению многочисленных исследователей русской философии, основой ее мировоззренческих исканий является антропоцентризм, ориентированный на раскрытие феномена человека, состоящего в уникальном своеобразии его природы и сущности, соотношении в нем духовно-телесного состава, его возникновении и бытии, месте и особом предназначении во вселенной. Своеобразие рефлексии антропологической проблематики в русской философской мысли заключается в наличии универсального подхода к разнообразным аспектам существования человека в мироздании. Неслучайно, что уровень развития ментального поля человеческого общества, его философско-этическое мировоззрение и, соответственно, духовный и нравственный облик социума характеризуются степенью разработанности антропологической проблематики в онтологическом, гносеологическом, аксиологическом и праксиологическом аспектах. В контексте антропологической проблематики содержится синтетическое единство всех сторон объективной реальности и движений человеческого духа.

Актуальность антропологической проблематики объясняется тем обстоятельством, согласно которому антропологизм является одной из важнейших черт русской философии на всех этапах ее существования. Доминирующее положение данной проблематики обусловлено извечным стремлением мыслителей раскрыть загадку человека, постичь его сущность и природу, разрешить неоднозначные вопросы его существования. Первостепенное значение антропологии определяет вектор развития всей религиозно-философской рефлексии отечественной духовно-интеллектуальной традиции. Антропологическая интенциональность религиозной философии связана, на наш взгляд, с особенностями русского менталитета, ориентированного на осмысление глобальных онтологических и прочих вопросов, рассматриваемых исключительно в фокусе человеческого бытия. Обращение к антропологическим воззрениям крупнейших русских религиозных философов С.Н. Булгакова и Н.А. Бердяева представляется нам обоснованным в силу оригинальности их концепций, претендующих на возможность разрешения многочисленных духовных и практических проблем современности. Религиозно-философское осмысление антропологической тематики обретает фундаментальное значение для самопознания и самоопределения человека в сфере богочеловеческих, социальных и межличностных отношений, что соответствующим образом отпечатлевается на способе его существования в мировом историческом контексте.

Следующим важнейшим фактором, подтверждающим актуальность выбранной темы, является ярко выраженная в современной отечественной философской мысли тенденция к исследовательскому анализу и рефлексии бесценного духовного наследия русской религиозной философии, включающего в себя творчество С.Н. Булгакова и Н.А. Бердяева.

Приступая к сравнительному анализу религиозно-философских концепций С.Н. Булгакова и Н.А. Бердяева, необходимо на наш взгляд отметить некоторую общность их духовной эволюции, представляющей собой путь от марксизма к идеализму, затем осознанный переход к религиозному сознанию, определившему основную интенцию творчества мыслителей. Внешним определяющим фактором указанной общности является так же сходство источников, оказавших особое влияние на формирование религиозно-философского мировоззрения С.Н. Булгакова и Н.А. Бердяева – немецкая классическая философия, элементы христианского вероучения, раскрытые в святоотеческом наследии, а так же глубокие оригинальные идеи выдающихся отечественных мыслителей, таких как Ф.М. Достоевский и В.С. Соловьев.

Однако существование в общем культурно-историческом контексте, сходство духовного пути, многолетняя личная дружба и совместное творчество не способствовали унификации взглядов философов, а напротив оказались позитивной основой для самобытного развития их религиозно-философских теорий.

Обратимся к компаративистской части нашего исследования более подробно. Анализируя антропологический аспект творчества С.Н. Булгакова и Н.А. Бердяева, мы должны указать на различную степень его проработанности в контексте концепций данных философов. По мнению В.В. Зеньковского, антропология Булгакова малосодержательна и построена на повторениях идей В.С. Соловьева и П. Флоренского. Действительно, Булгаков погружает проблемы антропологии в недра своего софиологического учения. Субъектом хозяйства и истории является не единичный и феноменальный человек, а целостное унитарное человечество, составляющее один из важнейших сегментов концепции всеединства. Подобный подход делает антропологию философа в большей степени социально ориентированной.

Антропологическое восприятие Бердяева основывается на иной позиции, согласно которой проблема человека есть единственная, исключительная тема любой философской рефлексии. Субъектом персоналистской антропологии автора является его величество Человек как высшая ценность экзистенции; человечество осмысливается как субъект только лишь в исторической перспективе.

Согласно Булгакову, человечество как совокупность индивидуумов, объединенных в род, находит свою идею в Божественной Софии, женственной воспринимающей основе мира, в ней обретая свое софийное ядро. София в соответствии с божественным планом творения детерминирует вектор развития человечества, определяет способы существования и реализации присущих человечеству потенций.

Н.А. Бердяев отказывается от идеи существования какой-либо абсолютной метафизической основы, безусловно подчиняющей себе жизнь и мотивацию поведения человека; автор убежден в том, что Бог не обладает непосредственной властью над своим созданием, а служит некоторым вспомогательным средством на пути достижения им добра, истины и красоты. Однако, на наш взгляд, некой силой, косвенно опосредующей богочеловеческие отношения можно назвать Ungrund, бездну, из которой человек почерпнул неограниченную свободу, определившую особый способ его взаимосвязи с Творцом.

Обращаясь к аспекту творения человека, философы склоняются к мнению, согласно которому Бог сотворил человека, жаждая ответной любви свободного существа. Булгаков осмысливает данное метафизическое событие в согласии с христианской традицией, однако утверждает, что человеческие ипостаси были и созданы, и рождены, и эманированы Богом. Бердяев предполагает изначальное пребывание прародителей и всего творения в замысле Божием, в космическом плане. Способ создания человека по убеждению философа однозначен – творение.

Особый интерес представляет определение сущностной природы человека в творчестве анализируемых нами мыслителей. По мнению Булгакова, человек в раю до грехопадения обладал полнотой образа Божия и был призван в процессе духовного совершенствования обрести заданное богоподобие; Бердяев указывает на изначальную полноту образа и подобия Божия в человеке. Мыслители по-разному оценивают степень поврежденности человеческой природы в результате грехопадения. Булгаков придерживается ортодоксальной христианской точки зрения, согласно которой данная катастрофа исказила образ Божий в человеке и повлекла за собой окончательную утрату предзаданного богоподобия. Бердяев более радикален в своих идеях: несмотря на трагические последствия грехопадения, богоподобие человека было возвращено ему воплотившимся Абсолютным Человеком – Иисусом Христом, искупившим все грехи человечества Своей крестной смертью. Человек, таким образом, вновь стал подобен Творцу, что наиболее ярко отразилось в возможностях человеческого творчества.

Согласно мнению авторов, человек соединяет в себе два начала: природу творящую и природу тварную по Булгакову; божественную и низшую природы по Бердяеву. Наличие бинарности делает человека причастным разнородным мирам – трансцендентному божественному миру Св. Троицы через человеческую природу Христа, а так же имманентному природному миру, содержащему в себе материальную основу всей твари.

По мысли философов, призвание человека заключалось в его синергийном сотрудничестве с Богом; однако грехопадение нарушило гармонию и привело к губительным последствиям для человека и всего мироздания. Согласно Булгакову, вина за богоотступничества полностью возлагается на прародителей, взалкавших люциферического знания; человек, являющийся изначально художником в райском саду, после грехопадения превратился в хозяина и работника, из царя природы – в ее невольника.

Оценивая грехопадение как катастрофу, Бердяев убеждает нас в богоотступничестве и вине всей отпавшей твари, а так же свидетельствует о силе и величии человека, дерзнувшего на подобный шаг. Мыслитель утверждает, что грехопадение стало причиной возникновения временного материального мира, мира природной необходимости, в оковах которой отныне вынужден пребывать человек.

Согласно убеждениям С.Н. Булгакова и Н.А. Бердяева человек не утратил своего высокого иерархического статуса во вселенной: он выше ангелов по происхождению; кроме того, человек наделен свободой и способен к преобразованию мира.

Булгаков обращает наше внимание на цель существования человечества в павшем мире: оно является демиургом, субъектом хозяйства, призванным к очеловечиванию природы, к восстановлению софийности мира и его преображению, к обретению в Боге своих утраченных онтологических корней. Бердяев обозначает цель человеческого бытия схожим образом: человек призван к преобразованию косной материи мира, к восстановлению своего царственного статуса, к преодолению рабства земной необходимости и творческому выходу в качественно иное, трансцендентное бытие – в Царство Божие.

В данном аспекте антропологической проблематики анализируемых философов мы должны отметить их своеобразное понимание взаимоотношения свободы и творчества в природе человека.

Согласно Булгакову, человек обладает свободой саморождения и самотворчества, он самостоятелен в избрании модуса своего существования, свободен в выборе между добром и злом. Человеческая свобода исчерпывается самим человеком, реализующим в мире свою собственную тему. Булгаков воспринимает человека как «серого мага», лишенного возможности творчества из ничего и способного только к перераспределению изначально данного порядка природы. Человеческую свободу и творчество в мире детерминируют София и Промысел Божий, направляющие мир в соответствии с Божественным планом.

Бердяев категоричен в утверждении иной позиции: согласно его мнению, изначальная предвечная свобода человека коренится не в Боге (как у Булгакова), а в иррациональной бездне, в Ungrund, что избавляет человека от любой, в том числе и божественной, детерминации. Человек в своем свободном творчестве подобен Богу, ему дана ничем не обусловленная возможность творчества из ничего как признание Творцом высочайшего статуса своего создания.

В данном случае мы должны указать на значимое отличие в рефлексии мыслителями интенций человеческого творчества. Для Булгакова сфера творчества в мире ограничивается хозяйственной деятельностью, осуществляемой человечеством во всех сферах своего бытия; творческая интенция Бердяева есть устремленность свободного духа в сферы запредельного, переживание вдохновенного творческого экстаза, не связанного никакими условиями.

Булгаков определяет хозяйственные отношения человека и объекта его хозяйственного воздействия как их взаимопроникновение, корреляцию, в которой снимаются все противоречия между субъектом и объектом; таким образом достигается хозяйственное преображение мира, осуществляется человеческое творчество.

Бердяев воспринимает творчество человека как духовный прорыв в мир сущностей, свободный от рабства необходимости. Однако земное творчество, воплощенное в хозяйственной деятельности и в накоплении культурных ценностей, воспринимается автором как негативный итог объективизации духа, как воплощение его застылости и охлажденности. Данное положение Бердяева логически делает творческий акт лишенным смысла и ценности, поскольку его результаты вновь укореняют человека в мире ограниченности и необходимости.

Своеобразно понимание мыслителями историософского аспекта антропологической проблематики.

Согласно Булгакову, человеческая история детерминирована влиянием Божественной Софии и Промыслом Божиим о судьбах творения. Человек является пассивным существом в историческом процессе; однако духовная зрелость Богочеловечества, осознавшего свою мистическую природу во Христе, способно ускорить конец царства Антихриста, призвать Христа и приблизить Царство Божие.

Бердяев убежден в активном творческом участии человека и всего человечества в историческом процессе, в его историческом со-творчестве с Богом. Смысл истории для философа заключается в творческом преодолении ограниченного мира и выходе человечества в сверхисторический план бытия для решения невыполнимых в земном контексте метапроблем человеческого духа. Рождение Богочеловечества расценивается автором как наиболее благоприятный исход человеческой истории, в контексте которой творческие акты свободного и активного Богочеловечества незаметно приблизят Царство Духа, Царство Небесное.

Таким образом, мы можем утверждать положение, согласно которому смыслом религиозно-философского творчества С.Н. Булгакова и Н.А. Бердяева является попытка устранения трагической отчужденности Творца и творения, стремление к преодолению духовной слабости, замкнутости, ограниченности и разъединенности человечества в контексте земной истории посредством синергийного сотрудничества свободного человека и Бога.

Научное издание

ЧЕЛОВЕК В ИЗМЕНЯЮЩЕЙСЯ РОССИИ:

ФИЛОСОФСКАЯ И МЕЖДИСЦИПЛИНАРНАЯ
ПАРАДИГМА

Материалы Всероссийской научной конференции

г. Белгород, 4-7 октября 2006 года

В двух частях

Часть I

Компьютерная верстка Н. А. Гапоненко

Подписано в печать 02.03.2007. Формат 60×84/16. Гарнитура Times.

Усл. п. л. 15,58. Тираж 100 экз. Заказ 49.

Оригинал-макет подготовлен и тиражирован в издательстве

Белгородского государственного университета

3 08015 г. Белгород, ул. Победы, 85

1 Подробнее см.: Гарнцев М.А. Византийская философия // Человек: Мыслители прошлого и настоящего о его жизни, смерти и бессмертии. Древний мир – эпоха Просвещения. – М., 1991. – С.138-141.

* В античности, возможно, не было концепта личности, хотя эмпирическая личность была, культурно-антропологический феномен личности во всей его специфике присутствовал.

1 Святоотеческая хрестоматия. – М., 2001. – С.314.

1 Нельзя не увидеть лежащую в их основе просвещенческую парадигму – как относительно понимания человека, так и историцистскую.

1 См.: R. Wisser. Martin Heidegger im Gespräch // Heidegger M. GA Bd. 16. Reden und andere Zeugnisse eines Lebensweges 1910-1976. Hrsg. von Hermann Heidegger. Fr.a.M: Klostermann. 2000.

2 Сам автор категорически отрицал даже возможность такой интерпретации, также как и ее «экзистенциалистское» истолкование.

3 Уже Письмо о гуманизме озадачило многих не только высказанным сомнением в необходимости сохранить слово (понятие) «гуманизм», но и утверждением, что изначальным измерением человека выступает измерение Священного (в котором нет места – измам). См.: Хайдеггер М. Время и бытие. Статьи и выступления. Пер. с нем. – М.: Республика, 1993. С. 193-194, 213.

4 Достаточно напомнить известный еще у досократиков пример ограниченной бесконечности: муравей, бегущий по сфере.

1 Платоновско-схоластическая линия, принимающая во внимание также лейбницевское учение о монадах.

2 Помимо неоплатоновской трактовки неполноты как неполноты совершенства и, соответственно, «не совсем бытия» здесь также в смысле тезиса К. Гёделя о принципиальной неполноте метода формализации в науке.

1 Еще в Бытии и времени утверждалась необходимость де(кон)струкции философско-теологической традиции для того, чтобы как следует поставить вопрос о бытии. Традицию нужно разобрать «до основания» и пробиться к фундирующей ее проблематике. Впоследствии понятие деструкции переосмысливается Хайдеггером как прием собственно метафизической традиции.

2 Bauen Wohnen Denken // Heidegger M. Vorträge und Aufsätze (1936-1953).
GA Bd.7. Hrsg. von F.-W. Herrmann. Fr/M. Klostermann. 2000.

3 Российскому читателю такая постановка вопроса знакома также достаточно давно, благодаря проницательному замечанию некоего профессора насчет разрухи в головах, которая является истинной причиной разрухи в экономике, политике и жизни.

4 По этой проблеме см. мои статьи: Судьба метафизики и судьба человека // Вопросы философии, 2005. № 11; «Лесные тропы» бытия. Феноменология истории Мартина Хайдеггера // Вопросы философии, 2006. № 11.

1 Хайдеггер М. Отрешенность. Пер. A. C. Солодовниковой // Вестник высшей школы. – 1991. – № 11.

1 Чехов А.П. Вишневый сад./Собр. соч. в 18 т. Т.9. – М.: ГИХЛ, 1963. – С.643.

2 Чехов А.П. Любовь ./ Указ. соч. Т.4. – С.117.

3 Бунин И.А. Памятный ьал./Собр. соч. в 9 т. Т.7. – М.: Худож. литер., 1966, С.322.

4 Куприн А.И. С улицы. /Собр. соч. в 6 т. Т.3. – М.: ГИХЛ,1958, С.241.

5 Чехов А.П. Записные книжки./ Указ. соч. Т.10, С.499.

1 Ерофеев Виктор. Девушка и смерть. /Жизнь с идиотом. Рассказы молодого человека. – М.: Зебра Е,2002, С.85-86.

1 Жалдак Н.Н. Практическая логика // Путь в науку. – 1987. 16 (931). – С. 4. Жалдак Н.Н. Практическая логика. – Кемерово: Изд-во КемГУ, 1988. Жалдак Н.Н. Практическая логика. – Белгород: Изд-во Белгородского СХИ, 1991.

2 См.: Светлов В.А. Практическая логика: Учеб. пос./Изд. 2-е испр. и доп. – СПб.: ИД «МиМ», 1997. С. 3-4.

1 См.: Светлов В.А. Практическая логика: Учеб. пос. / Изд. 2-е испр. и доп. – СПб.: ИД «МиМ», 1997. – С.24.

2 См.: Светлов В.А. Практическая логика: Учеб. пос. / Изд. 2-е испр. и доп. – СПб.: ИД «МиМ», 1997. – С.4.

1 Ром Харрэ и Грант Жилет условно обозначают «человеческую» или «антропоцентристскую» онтологию как «онтологию Выготского», а «механистическую» – как «онтологию Ньютона». См.: Harre R., Gillet G. The Discursive Mind. – London; Thousand Oaks, 1994. – pp. 29-30.

2 Макаров М. Основы теории дискурса. – М.: «Гнозис», 2003, с.21.

1 Автономова Н.С. Постструктурализм // Современная западная философия. Словарь. – М., 2000. – С. 331.

1 Буданов В.Г. Трансдисциплинарное образование, технологии и принципы синергетики // Синергетическая парадигма. Многообразие поисков и подходов. – М.: Прогресс – Традиция, 2000. – С. 285-304.

1 Шефер.Г. «Зигзаг» как метод обучения, или Может ли из сумбура возникнуть порядок? // Синергетическая парадигма. Многообразие поисков и подходов. – М.: Прогресс-Традиция, 2000. – C. 272-284.

1 Батищев Г.С. Истина и безусловные ценности //Гуманистические ценности современной культуры. – М.,1988.- С.22

2 Бахтин М.М. К методологии гуманитарн6ых наук // Эстетика словесного творчества. – М., 1979. – С.392.

1 Одоевский В.Ф. Письмо А.А.Краевскому // Одоевский В.Ф. Русские ночи. – Л., 1975. – С.235.

2 Хомяков А.С. Соч. в 2-х т. Т.2. Работы по богословию. – М., 1994. – С. 97.

1 См.: Розеншток-Хюсси О. Язык рода человеческого. – М.; СПб., 2000. – С.106.

1 См.: Kvale S. Psychology and postmodernism. L.: Sage Publ., 1994.

2 См.: Аллахвердов В.М. Методологическое путешествие по океану бессознательного к таинственному острову сознания. – СПб.: Речь, 2003.

3 См.: Василюк Ф.Е. Методологический анализ в психологии. – М.: МГППУ; Смысл, 2003.

4 См.: Мясоед П.А. Психология в аспекте типов рациональности // Вопросы психологии. 2004, № 6. – С. 3-18.

5 См.: Радзиховский Л.А. Логический анализ и проблема понимания в психологии // Вопросы психологии. 1989, № 5. – С.99-106.

1 См.: Смирнов С.Д. Методологический плюрализм и предмет психологии // Вопросы психологии. 2005, № 4. – С. 3-8.

2 См.: Юревич А.В. Методологический либерализм в психологии // Вопросы психологии. 2001, № 5. – С. 3-18.

3 См.: Мазилов В.А. Научная психология: тернистый путь к интеграции // Тр. Ярослав. методол. семинара. Т.1./ Под ред. В.В. Новикова. – Ярославль: МАПН, 2003. – С. 205 – 237.

4 Гусельцева М.С. Методологические кризисы и типы рациональности в психологии // Вопросы психологии, 2006, № 1. – С. 6.

5 См.: Торчинов Е.А. Религии мира: Опыт запредельного. Психотехника и трансперсональные состояния. – СПб.: «Петербургское Востоковедение», 2000: 2-е изд., испр.; Торчинов Е.А.Пути философии Востока и Запада: познание запредельного. – СПб.: «Азбука-классика», «Петербургское Востоковедение», 2005.

6 См.: Начала христианской психологии. Учебное пособие для вузов / Б.С. Братусь, В.Л. Воейков, С.Л. Воробьев и др. – М.: Наука, 1995.

7 См.: Лекторский В.А. Научное и вненаучное мышление: скользящая граница // Наука и религия. Междисциплинарный и кросс-культурный подход. Научные труды / Под ред. И.Т. Касавина. – М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2006. – С. 42-58; Лекторский В.А. О некоторых вариантах соединения религии и научного знания // Там же. – С. 235 – 245.

8 См.: Человенко Т.Г. Диалогическая методология взаимодействия: Религиоведческая актуальность и перспективы исследования // Philotheos. 2005, №5. – С. 425-429; Человенко Т.Г., Человенко А.С. Опыт компаративистского анализа религиозных феноменов архаических и нехристианских культур в творчестве М. Элиаде // Ученые записки. – Т. III. – Религиоведение / Под общ. ред. Т.Г. Человенко. – Вып. 3. – Орел: Издательство ОГУ, Полиграфическая фирма «Картуш», 2005. – С.31-38; Человенко Т.Г. Norma psychichého vývinu ako factor sociálnej primeranosti náboženského vedomia // Alternatívne liečebné metódy s presahmi do náboženstiev. – Bratislava, 2006.

1 Напр.: Человенко Т.Г. Проблема релятивизма в историко-философской мысли: религиоведческая актуальность и перспективы исследований // Ученые записки. – Т. III. – Религиоведение / Под общ. ред. Т.Г. Человенко. – Вып. 3. – Орел: Издательство ОГУ, Полиграфическая фирма «Картуш», 2005. – С. 4-26

2 Гусельцева М.С. Постнеклассическая рациональность в культурной психологии // Психологический журнал. 2005. Т. 26. № 6. – С. 5-15.

1 Касавин И.Т. О возможности нового направления исследований: «Science & Spirituality» // Наука и религия. Междисциплинарный и кросс-культурный подход. Научные труды / Под ред. И.Т. Касавина. – М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2006. – С. 5-10.

1 О значении феноменологических исследований для современной религиоведческой науки см.: Человенко Т.Г. Актуальные проблемы феноменологического анализа религиозных явлений. – Орел, Изд-во ОРАГС, 2006; Человенко Т.Г. Некоторые феноменологические проблемы исследований в религиоведении // Философия и будущее цивилизации: Тезисы докладов и выступлений IV Российского философского конгресса:
В 5 т. Т. 2. – М.: Современные тетради, 2005. – с. 609-610; Человенко Т.Г. О значении феноменологического науковедения для религиоведческих исследований // Свеча – 2005. Истоки: Религия и личность в прошлом и настоящем: Материалы международной конференции / Под ред. проф. Е.И. Аринина. – Владимир-Москва, 2005. – С. 289-292.

2 Гусельцева М.С. Методологические кризисы и типы рациональности в психологии // Вопросы психологии, 2006, № 1. – С.11

1 История русской литературы: В 3 т. – М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1963. – Т. II. – С. 8.

1 Цит. по кн.: Сахаров В.И. Страницы русского романтизма: книга статей / В.И. Сахаров. – М.: Советская Россия, 1988. – С. 8.

2 В этом смысле романтизм значительно отличается от классицизма, национальные варианты которого достаточно унифицированы.

1 Жан-Поль. Приготовительная школа эстетики / Жан Поль. – вступ. ст., сост., пер. и коммент. Ал.В. Михайлова. – М.: Искусство, 1981. – С. 115.

1 К романтикам относились не только мэтры вроде Пушкина или Лермонтова, но и множество малозначительных эпигонов. Между тем, именно эпигоны обычно как раз и обеспечивают своей типовой «продукцией» идентичность и непрерывное самовоспроизводство литературного направления.

1 Сочинения братьев А. и Ф. Шлегелей переводились в журналах «Сын Отечества» (с 1813 г.) и «Московский вестник» (в 1820-е годы).

1 Тургенев И.С. Полн. собр. соч. – Т. 1. – М.; Л., 1960. – С. 220.

1 Подробнее об этом см.: Бурханов Р.А., Шумкова Т.Л. Трансцен­дентальная антропология И. Канта и Ф.В.Й. Шеллинга. – Екатеринбург; Нижневартовск, 1998. – С. 7 –8.

2 Кант И. Критика чистого разума // Собр. соч.: В 8 т. – М., 1994. – Т. 3. – С. 588.

3 Кант И. Логика. 1800 // Собр. соч.: В 8 т. – М, 1994. – Т. 8. – С. 280.

4 Кант И. Антропология с прагматической точки зрения. 1798 // Собр. соч.: В 8 т. М., 1994. –Т. 7. – С. 138.

1 Лосев А.Ф. Самое само // Лосев А.Ф. Миф. Число. Сущность. – М., 1994. –
С. 383.

2 Шеллинг Ф.В.Й. Система трансцендентального идеализма // Соч.: В 2 т. – М., 1987. – Т. 1. – С. 402.

1 Новалис. Фрагменты // Литературные манифесты западноевропейских романтиков. – М., 1980. – С. 96.

2 Там же.

3 Бердяев Н.А. А.С.Хомяков. – М., 2004. – С.18.

1 Бердяев Н.А. А.С.Хомяков. – М., 2004. – С. 22.

1 Берковский Н. Я. Романтизм в Германии. – СПб., 2001. – С. 25.

2 Шеллинг Ф.В.Й. Философские исследования о сущности человеческой свободы и связанных с ней предметах // Соч.: В 2 т. Т.2. – М., 1989. – С. 101.

3 Шлегель А.В. Из «Берлинского курса» // Литературные манифесты западноевропейских романтиков. – М.: Изд-во МГУ, 1980. – С.126.

1 Берковский Н. Я. Романтизм в Германии. – СПб., 2001. – С. 26.

2 Там же. – С. 27.

3 Шлегель Ф. Эстетика. Философия. Критика. – Т.1. – М., 1983. – С. 235.

1 Там же. – С. 300.

1 Берковский Н. Я. Романтизм в Германии. – СПб., 2001. – С. 17.

1 Вайнштейн О. Б. Язык романтической мысли. О философском стиле Новалиса и Фридриха Шлегеля. – М., 1994. – С. 74.

2 Шеллинг Ф. В. Й. Система трансцендентального идеализма. – Л., 1936. –
С. 355–356.

1 Курбатов Г.Л. Указ. соч. С. 44.

1 Там же. С. 45.

2 См., например: Каждан А.П., Литаврин Г.Г. Очерки истории Византии и южных славян. – СПб., 1998. – С. 117.

3 См., например: Рим 13, 1-2; 1 Пет 2, 13-15,17; Ин 19, 11.

4 См., например: Константин Багрянородный. Об управлении империей. С. 55,57, 61. Константин жестоко порицает своего предшественника, императора Романа Лакапина за то, что «он многое вершил деспотично и крайне самовластно, не повинуясь при этом запретам церкви, не следуя заповедям и повелениям великого Константина. По разумению надменному и самовольному, добру неученому, следовать надлежавшему и хорошему не желавшему, как и блюсти обычаи, от отцов переданные…» (Там же. С. 61, 63).

1 Достаточно указать на характеристики, которые дает императорам византийский писатель и историограф XI в. Михаил Пселл. Льва Исавра он именует «зверем», а его сына Константина «орудием Антихриста». Императора Михаила I он осуждает за то, что тот «…был все же чересчур кроток для царской власти и вообще неприспособлен к правлению. Доверяя дурным и коварным людям, он сокрушил и уничтожил все…». Таким отрицательным правителям, разрушителям «ταξίς» и действовавшим вопреки «οίχονομία», он противопоставляет императоров, восстанавливавших и соблюдавших их – например, Никифора Фоку или Василия II, которого он считал едва ли не идеалом правителя, «усерднейшим из всех императоров» (Михаил Пселл. Краткая история. 88-89, 94, 105 ,106).

2 Кекавмен. Советы и рассказы. V. 77.

1 Цит. по: Курганов Ф.А. Византийский идеал царя и царства и вытекающие отсюда, по сравнению с идеалом церкви, отношения между церковной и гражданской властью. Казань, 1881. С. 24.

2 Литаврин Г.Г. Византия, Болгария, Древняя Русь (IX – начало XII в.). СПб., 2000. С. 338.

3 Не случайно, повествуя о реакции родителей на требование князя Владимира отдавать детей в «книжное учение», летописец писал, что «…матери же чад своих плакахуся по них, и еще бо ся не утвердиле верою, но акы по мерьтвеце плакахуся (выделено нами – П.Т.)…» (Ипатьевская летопись // Русские летописи. Т. 11. – Рязань, 2001. – С. 81). Ведь и в самом деле, юноши, поступая в книжное учение, отрывались от традиционной культуры, традиционного быта, уходили в иной мир, «умирая» для мира прежнего, и их родители, еще не успевшие должным образом «пропитаться» христианским духом, не были готовы пожертвовать своими детьми ради нового, незнакомого бога.

4 Литаврин Г.Г. Византия и славяне. – СПб., 1999. – С. 471.

1 Успенский Б.А. Царь и патриарх. – М., 1998. – С. 5.

2 Там же. С. 5-7.

3 Котляр Н.Ф. Древнерусская государственность. – СПб., 1998. – С. 71.

4 В этой связи достаточно привести пример с князем Игорем, который попытался вопреки обычаю взыскать с древлян двойную дань, за что и был казнен ими, причем древляне отнюдь не считали, что совершили преступление и святотатство, подняв руку на наместника Бога на земле. Для них князь был лишь «первым среди равных». См., например: ПСРЛ. Т. I. – Стб. 54-56. Да и сами первые Рюриковичи так еще не считали. Достаточно указать на поразивший Льва Диакона, привыкшего к пышному византийскому придворному церемониалу, облик Святослава Игоревича, лишенный всяких признаков исключительности и божественности (Лев Диакон. История. IX.11).

1 Рядом отечественных исследователей отмечалось, что определенный сакральный характер уже был присущ власти первых князей из дома Рюриковичей – например, Святослава Игоревича (См. например: Свердлов М.Б. Домонгольская Русь. – СПб., 2003. С. 226-227). Однако, можно предположить, что представления древних русичей середины Х в. о сакральности власти киевского князя отличались, и значительно, от византийской модели божественной императорской власти. Во всяком случае, данный вопрос нуждается в дальнейшем изучении.

2 Никольский Н.М. История русской церкви. – М., 1985. – С. 36.

3 Карпов А.Ю. Владимир Святой. – М., 1997. – С. 207.

1 Замалеев А.Ф. Овчинникова Е.А. Еретики и ортодоксы. – Л., 1991. – С. 15.

2 Так, в 996 г. собор епископов торжественно объявил Владимиру, что он «…поставлен еси от Бога (выделено нами – П.Т.) на казнь злым, а добрым на милованье…» (ПСРЛ. Т. I. Стб. 127).

3 См., например: ПСРЛ. Т. I. Стб. 216. Князь Всеволод Ярославич «…бе издетьска боголюбив, любя правду, набдя оубогыя, въздая честь епископом и презвутером, излиха же любяше черноризци и подаяше требованье им…».

4 «Слово…». С. 119.

5 См.: Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв. – М., 1993. – С. 419.

1 Горский А.А. Русь. От славянского Расселения до Московского царства. –
М. 2004. – С. 118.

2 Рыбаков Б.А. Указ. соч. – С. 416.

3 Горский А.А. «Всего еси исполнена земля русская…»: Личности и ментальность русского средневековья. – М., 2001. – С. 135.

4 Г.Г. Литаврин отмечал, что претензии Симеона болгарского на императорский титул были связаны, очевидно, с его намерениями самому стать императором Византии, тем более что такие прецеденты уже имели место в византийской истории (Литаврин Г.Г. Формирование и развитие Болгарского раннефеодального государства (конец VII – начало XI в.) // Раннефеодальные государства на Балканах VI – XII вв. – М., 1985. –
С. 168).

1 См., например: Домников С.Д. Мать-земля и Царь-город. Россия как традиционное общество. – СПб., 2002. – С. 350-351; Горский А.А. Русь. От славянского Расселения до Московского царства. – С. 116-118.

2 Так, в русском летописании за византийскими императорами упорно не признавали титула «Римские (ромейские)», называя их греческими царями. См., например: ПСРЛ. Т. I. Стб. 30, 33 и далее.

3 «Слово…». – С. 114-115. Примечательно, что такое отношение к христианизации сложилось не только на Руси, но и у балканских славян. «Принимая христианство, «варварские» славянские государства рассчитывали занять самостоятельное место в политической структуре Европы, установить нормальные и равноправные отношения с христианскими соседями. Вместе с тем их правители стремились не допустить того, – отмечали А.И. Рогов и Б.Н. Флоря, – чтобы с принятием христианства они оказались в зависимости от христианских держав. Неслучайно поэтому во всех памятниках местной традиции так настойчиво подчеркивалась самостоятельная роль славянских правителей в принятии христианства…» (Рогов А.И., Флоря Б.Н. Образование и формирование общественно-политической идеологии в славянских странах //Раннефеодальные государства и народности. – М., 1991. – С. 210). Также, как и славянских государствах Центрально и Юго-Восточной Европы, на Руси в конце Х – XI вв. киевские князья приложили немало усилий для того, чтобы завести собственные кадры православного духовенства, установить почитание собственных святых – «патронов» страны (Там же. –
С. 210-212).

1 Ильин В.В. Философия истории. – М., 2003. – С. 224.

2 Сахаров А.Н. Конституционные проекты и цивилизационные судьбы России // Отечественная история. – 2000. – № 5. – С. 5.

1 Алексеев Ю.Г. Государь всея Руси. – Новосибирск, 1991. – С. 6.

2 Ключевский В.О. Курс русской истории // Ключевский В.О. Сочинения в 9 т. – М., 1988. – Т. III. – С. 195.

3 Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. – М. 2003. – С. 16.

1 Михневич Н.П. Стратегия. Кн. 1. – СПб., 1906. – С. 36.

2 Тойнби А. Цивилизация перед судом истории. – С. 47.

3 Шоню П. Цивилизация классической Европы. – Екатеринбург, 2005. – С. 21.

1 Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Т. 1 // Соловьев С.М. Сочинения. Т. 13. Кн. VII. – М., 1991. – С. 8.

2 По мнению А. Филюшкина, эта война в значительной степени была инспирирована польско-литовской дипломатией. См.: Филюшкин А. Орден раздора // Родина. – 2002. – № 3. – С. 48-51.

3 Хоскинг Дж. Россия и русские. Т. 1. – М., 2003. – С. 156.

1 Россия сложилась как мононациональное и монорелигиозное государство, но уже в 50-х гг. XVI в., с присоединением Поволжья, стала полиэтническим и поликонфессиональным, настоящей империей, тогда как аппарат управления существенно к этому времени не переменился.

2 Тойнби А. Постижение истории. – М., 1991. – С. 147.

3 Каменский А.Б. От Петра I до Павла I... С. 48.

1 Федотов Г.П. Россия и свобода // Федотов Г.П. Святые Древней Руси. – М., 2003. – С. 616.

2 В этом вопросе мы согласны с мнением Б.Н. Флори, отмечавшим, что польско-литовская модель общественно-политического развития носила тупиковый характер и была отвергнута русским обществом как неприемлемая. См.: Флоря Б.Н. Иван Грозный. – М., 2003. – С. 395-397.

3 Флоря Б.Н. Иван Грозный. – С. 395.

4 Т.о., прав был отечественный историк А. Петров, когда писал, что «…в борьбе за «киевское наследство» (и за ордынское в том числе – П.В.) Московская держава сформировалась как сплоченная национальная военно-государственная структура. Сформировался своего рода военный лагерь (выделено нами – П.В.). Государева власть стала единой и самодержавной, подчиняя и подавляя частные и общественные интересы. Только прочное и безусловное сосредоточение сил и средств в распоряжении власти (выделено нами – П.В.) дало возможность организовать их и вести активную политику на пространствах Восточной Европы…» (Петров А. Петров А. Мечты о золотом столе. Киевское наследство в политической жизни средневековой Восточной Европы // Родина. 2002. – № 11-12. – С. 172).

1 Лосев А.Ф. Русская философия // диск История Философии / CD-cерия Электронная библиотека ИДДК, 2000 г. – гл.V.

2 Кант И. «Религия в пределах только разума» // И.Кант Трактаты и письма. – М., 1980. – С.96-98.

3 Соловьев В.С. Чтения о Богочеловечестве. – М.: Изд. АСТ, 2004. – С.55.

1 Кант И. «Религия в пределах только разума» // И.Кант Трактаты и письма. – М., 1980. – С.96-98.

2 Соловьев В.С. Оправдание добра./ Cоч. в 2-х томах. – М.: Мысль, 1990. – Т.1 – С.112.

3 Там же. – С. 283.

4 Там же. – С.317.

5 Соловьев В.С. Оправдание добра / Соч.: В 2 т. – М.: Мысль, 1990. – Т. 1– С. 285.

1 Там же. – С.365.

2 Кант И. Критическое Освещение Аналитики Чистого Практического Разума // Критика практического разума. Кн.1 // Кант И. Соч. в 6 т. – М.: Мысль, 1965. – Т. 4.

3 Цит. по Лазарев В.В.Этическая мысль в Германии и России. Кант-Гегель-Вл.Соловьев. – М.: РАН. Институт философии, 1997. – Прим. [50] к c.52-56

4 Соловьев В.С. Кант // Статьи из энциклопедического словаря / Соч. в двух томах. – М.: Мысль, 1990. – Т. 2. – С.467.

1 Соловьев В.С. Кант // Статьи из энциклопедического словаря / Соч. в 2 т. – М.: Мысль, 1990. – Т. 2. – С.467.

2 Хоружий С.С. Неотменимый антропоконтур // Вопросы философии. – 2005. – №2. – С.89.

3 Соловьев В.С. Формальный принцип нравственности (Канта) – изложение и оценка с критическими замечаниями об эмпирической этике// Оправдание добра / Cоч. в 2 т. – М.: Мысль, 1990. – Т.1. – С.558.

4 Соловьев В.С. Оправдание добра./ Cоч. в 2 т. – М.: Мысль, 1990. – Т.1. –
С.248 – 249.

5 Кант И. О мотивах чистого практического разума // Критика практического разума. Кн.1,Гл.3 // Кант И. Соч. в 6 т. – М.: Мысль, 1965. – Т. 4.

1 Кант И. О мотивах чистого практического разума // Критика практического разума. Кн.1,Гл.3 // Кант И. Соч. в 6 т. – М.: Мысль, 1965. – Т. 4.

2 Там же.

3 Там же.

4 Соловьев В.С. Оправдание добра./ Cоч. В 2 т. – М.: Мысль, 1990. – Т.1. – С.192.

5 Там же. – С.704.

1 Хоружий С.С. Неотменимый антропоконтур // Вопросы философии. – 2005, – №2. – С.98.

2 Соловьев В.С. Смысл любви / Собр.соч. в 2-х томах. – М.: Мысль, 1990. – Т.2. – С.520.

3 Хоружий С.С. Наследие Владимира Соловьева сто лет спустя. – Сборник статей. – Москва, 2000.

4 Соловьев В.С. Оправдание добра / Cоч. В 2 т. – М.: Мысль, 1990. – Т.1. – С.243.

1 Соловьев В.С. Формальный принцип нравственности (Канта) – изложение и оценка с критическими замечаниями об эмпирической этике // Оправдание добра / Cоч. в 2 т. – М.: Мысль, 1990. – Т.1. – С.576.

2 Соловьев В.С. Критика отвлеченных начал / Соч. в 2 т. – М.: Мысль, 1990. –
Т. 1. – С.592.

3 Хоружий С.С. Неотменимый антропоконтур // Вопросы философии. – 2005. – №2. – С.74.

4 Там же. – С.73.

5 Там же. – С.100.

1 Лихачёв Д.С. Человек в литературе Древней Руси / Избр. работы. В 3 т. – Л., 1987. – Т.3. – С.157.

1 Там же. – С.144.

2 Буслаев Ф.И. Исторические очерки русской народной словесности и искусства. Т. 1. – СПб., 1861. – С.639.

1 Лихачёв Д.С. Человек в литературе Древней Руси… – С.121.

1 Карнеги Д. Как завоевывать друзей, оказывать влияние на людей. – Киев, 1989. С.11.

1 С. Хантингтон. Столкновение цивилизаций. – М., 2003.

2 Чешков М.А. Глобальный контекст постсоветской России: Очерки теории и методологии мироцелостности. – М., 1999. – С.297.

3 Печчеи А. Человеческие качества. – М.: Прогресс, 1985. – 312 с.

4 Jantsh E. The selforganizing univers: Scientific and human implications of the emerging paradigm of evolution. Oxford: Pergamm Press, 1980 343 p.

5 Новая философская энциклопедия. – М., 2001. – Т. 4. – С. 333.

6 С. Хантингтон. Столкновение цивилизаций. – М., 2003.

7 Vfclav Havel, «Civilization`s Thin Veneer», по С. Хантингтону. Столкновение цивилизаций. – С. 75.

1 Речь идет о теории возникновения пространства и времени из единой материальной точки, предполагающее порождение всего «первичным толчком». Все в мире осуществляется по единым законам, они одинаковы для «универсальной истории», «глобальной истории» и «всемирной истории». В общем – это генез Вселенной с момента появления до её гипотетической гибели. Данная теория отражение в законах «всемирной истории» в законах развития и социального существования человечества.

2 Назаретян А. П. «Цивилизационные кризисы в контексте Универсальной истории». – М.: Per Se, 2001.

3 Тойнби А. Дж. «Постижение истории». – М.: Айрис-пресс, 2001.

1 Мамардашвили М. К. Мой опыт нетипичен. – СПб., 2000.

2 Ф.Х. Кессиди Глобализация и культурная идентичность // Вопросы философии. – 2003. – №1. – С.79.

1 В.С. Ротенберг; В.В. Аршавский. «Межполушарная асимметрия мозга и проблема интеграции культур» // Вопросы философии. – 1984. – № 4. – С. 78-86.

2 Аникеев Е.Н., Семушкин А.В. Диалог цивилизаций: Восток-Запад // Вопросы философии. – 1998. – № 2. – С. 177.

1 Шаповалов И.А. Некоторые теоретические аспекты формирования российского правосознания // Государство и право. – 2005. – №4. – С. 84.

1 Там же, С. 142.

1 См.: Яницкий О.Н. Россия как «общество риска»: контуры теории // // Россия: трансформирующееся общество / Под ред. В.А.Ядова. – М.: Издательство «КАНОН-Пресс-Ц», 2001. – С.24.

1 См.: Сардовский К. Аппарат для бедных // Независимая газета. – 2006. –
15 февраля.

2 Зубок Ю.А. Проблемы социального развития молодежи в условиях риска // Социологические исследования. – 2003. – №4. – С.44.

1 См.: Петров А.В. Социальные практики молодежи: механизмы структурирования и идентификации // Вестник Московского университета. Серия 18. Социология и политология. – 2006. – №3. – С.129.

2 См.: Тощенко Ж.Т. Парадоксальный человек. – М., 2001; Вишневский Ю.Р., Шапко В.Т. Парадоксальный молодой человек // Социологические исследования. – 2006. – №6. – С.26-36.

3 См.: Задорин И. Лишние люди? // Независимая газета. – 2006. – 21 марта.

4 См.: Молодежь и выборы // Режим доступа к изд.: /rcoit/inf_zap/vved.htm. – Систем. требования IBM PC; Internet Explorer.

5 См.: Политические молодежные организации // Режим доступа к изд.: /press/2005090502.html. – Систем. требования IBM PC; Internet Explorer.

6 См.: Молодежь в политике // Режим доступа к изд.: /report/map/projects/dominant/dom0615/domt0615_6/d051528. – Систем. требования IBM PC; Internet Explorer.

1 См.: Задорин И. Лишние люди? // Независимая газета. – 2006. – 21 марта.

2 См.: Ковалева А.И., Луков В.А. Социология молодежи. Теоретические вопросы. – М., 2000. – С.155-156.

3 См.: Социально-политическая ситуация в России в сентябре 2006 года // Режим доступа к изд.: /press/2006100301.print.html. – Систем. требования IBM PC; Internet Explorer.

1 См.: Зубок Ю.А., Чупров В.И. Правовая культура молодежи в ракурсе трансформационных стратегий // Социологические исследования. – 2006. – №6. – С.40.

1 Советский энциклопедический словарь. – М., 1982. – С.1107.

2 Лапин Н.И. Регион, его статус и функции в обществе: теоретико-методологические основы исследования // Социологические исследования. – 2006. – №8. – С.25.

3 Малякин И. Региональная российская мифология // Pro et contra. Т.5. №1. Зима 2000. – С.111.

4 См.: Туровский Р. Региональная идентичность в современной России // /ru/pubs/books/volume/56404.htm.

1 См.: Большаков С. Проблемы региональной идентичности в российском политическом пространстве // /uk/2003/n01/s03-1-06.htm.

2 См.: Туровский Р. Региональная идентичность в современной России // /ru/pubs/books/volume/56404.htm.

3 См.: Кувенева Т.Н., Манаков А.Г. Формирование пространственных идентичностей в порубежном регионе // Социологические исследования. – 2003. № – С.

4 См.: Малякин И. Региональная российская мифология // Pro et contra. Т.5. №1. Зима 2000. – С.109-122; Бляхер Л.Е. Политические мифы Дальнего Востока // ПОЛИС. – 2004. – №5. – С.28-39; Реутов Е.В. Политические мифы Белгородчины // Культурно-цивилизационные особенности развития современного российского общества: Сб. материалов региональной научной конференции. – Белгород: ИПЦ «ПОЛИТЕРРА», 2005. – С.353-364.

1 См.: Реутов Е.В. Региональный политический миф как социальная технология // Современные технологии в социальном управлении: Сборник научных трудов. – Вып.3. – Белгород: Белгородский институт государственного и муниципального управления (филиал) Орловской региональной академии государственной службы, 2005. – С.110-115.

2 См.: Бляхер Л.Е. Политические мифы Дальнего Востока // ПОЛИС. – 2004. – №5. – С.30-35.

3 Бляхер Л.Е. Дальний Восток России: в поисках политической идентификации // Политическая наука: Идентичность как фактор политики и предмет политической науки: Сб. науч. тр. / РАН ИНИОН. Центр социал. науч.-информ. исслед., Отд. полит. науки, ред.-сост. Малинова О.Ю. – М.: ИНИОН РАН, 2005. – 198 с. – (Полит. наука / Редкол. Пивоваров Ю.С. (гл. ред.) и др., 2005, №3). – С.114.

4 См.: Малякин И. Российская региональная мифология: три возраста // Pro et Contra. Т.5. Зима 2000. – С.110-111.

1 См.: /Pubikat/21_Identity2004/identity_2.html.

2 См.: Петров Н. Федерализм по-российски // Pro et contra. – Т.5. №1. Зима 2000. – С.9-10.

3 См.: Гельман В.Я. Возвращение Левиафана? (Политика рецентрализации в современной России) // ПОЛИС. – 2006. – №2. – С.90-109.

4 См.: /reviews/appointments.php.

1 См.: Региональные политические поля России: сравнительный анализ // /seminar.php?2006-01-26.

2 Там же.

3 См.: Задорин И. Доклад на общественных слушаниях по теме «Модели регионального автономизма: итоги года укрепления вертикали власти» 26 января 2006 г. // /opinions/109726404?mode=print&user_session=07882f086b77d356fc41b8a496f836d6.

4 См.: Там же.

1 См.: Там же.

2 См.: Ноженко М.В., Яргомская Н.Б. В поисках нового регионального сообщества: возможная перспектива рассмотрения федеральных округов // Политическая наука: Идентичность как фактор политики и предмет политической науки: Сб. науч. тр. / РАН ИНИОН. Центр социал. науч.-информ. исслед., Отд. полит. науки, ред.-сост. Малинова О.Ю. – М.: ИНИОН РАН, 2005. – 198 с. – (Полит. наука / Редкол. Пивоваров Ю.С. (гл. ред.) и др., 2005, №3). – С.119-141.

1 Бердяев Н. Русская идея. – М.: Эксмо; СПб.: Мидгард, 2005. С. 74.

1 Там же. – С. 75.

2 Там же. – С. 75.

3 Бердяев Н. Русская идея. – М.: Эксмо; СПб.: Мидгард, 2005. – С. 74.

1 Там же. – С. 544.

2 Н.А. Бердяев Истоки и смысл русского коммунизма. – М.: Наука, 1990. – С. 15.

3 Там же.

1 Н.А. Бердяев Истоки и смысл русского коммунизма. – М.: Наука 1990. – С. 15.

2 Лосский Н.О. История русской философии. – М.: Высшая школа; 1991. – С. 151.

3 Там же.

4 Там же. – С. 154-155.

1 Соловьёв В.С. Сочинения: в 2 т. Т.1 Философская публицистика. – М.: Правда, 1989. – С. 301.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Оссии: философская и междисциплинарная парадигма материалы Всероссийской научной конференции г. Белгород, 4-7 октября 2006 года Вдвух частях Часть II белгород 2007

    Документ
    Н.Ф. Фёдоров по праву считается родоначальником русского космизма. Именно с него начинается такое философское направление как русский космизм. Человечество призвано овладеть стихийными силами вне и внутри себя, выйти в космос для его

Другие похожие документы..