Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Календарно-тематический план'
Частные производные и дифференцируемость функции нескольких переменных. Касательная плоскость и нормаль к поверхности. Геометрический смысл полного ди...полностью>>
'Документ'
Встреча в Львове. Выезд из Львова в 08:30 от ж/д вокзала. Переезд в город ЭГЕР - жемчужину венгерского барокко и родину огненно красных вин. Пешеходн...полностью>>
'Документ'
Впервые напечатано отдельной книгой, под заглавием «На дне жизни», издательством Мархлевского в Мюнхене, без указания года, и под заглавием «На дне»,...полностью>>
'Кодекс'
який діє на підставі цивільної правосуб’єктності, з однієї сторони, та Донецька обласна універсальна наукова бібліотека ім. Н. К. Крупської (далі – Б...полностью>>

А. Г. Асмолов психология личности принципы общепсихологического анализа Допущено Государственным комитетом СССР по народному образованию в качестве учебник

Главная > Учебник
Сохрани ссылку в одной из сетей:

А.Г. Асмолов

ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ

Принципы

общепсихологического

анализа

Допущено Государственным комитетом СССР

по народному образованию

в качестве учебника

для студентов высших учебных заведений,

обучающихся по специальности

«Психология»

ИЗДАТЕЛЬСТВО

МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

1990

ББК 88

А 90

Печатается по постановлению

Редакционно-издательского совета

Московского университета

Рецензенты:

Кафедра логики и психологии Тартуского

государственного университета;

доктор философских наук И. С. Кон

Асмолов А. Г.

А 90 Психология личности: Учебник.—М.: Изд-во МГУ, 1990. — 367 с.

ISBN 5—211—00221—0.

В учебнике с позиций историко-эволюционного подхода излагаются представления о возникновении и развитии личности в истории природы и общества. С привлечением культурно-исторического, этнографического и клинического материала освещаются вопросы соотношения наследственности и социальной среды в развитии человека, мотивация развития личности, роль творчества и характера личности в формировании образа жизни. Особо рассматриваются проявления индивидуальности личности в ситуациях личностного выбора — использование социальных стереотипов в качестве средств овладения своим поведением.

Для преподавателей и студентов психологических факультетов университетов, а также для социологов, этнографов, антропологов, врачей и педагогов.

0303020000 (4309000000) —175

А ——————————— 27—89 ББК 88

077(02)—90

ISBN 5—211—00221—0. © Асмолов А. Г., 1990

Психология личности есть психология драматическая. Почва и центр этой драмы — борьба личности против своего духовного разрушения. Это борьба никогда не прекращается.

А. Н. Леонтьев

Раздел I

Уровни

методологии науки и

проблема личности

Как зритель, не видевший первого акта,

В догадках теряются дети,

И все же они ухитряются как-то

Понять, что творится на свете.

С. Маршак

Глава 1

ОТ ФЕНОМЕНОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ —

К УРОВНЯМ МЕТОДОЛОГИИ НАУКИ

Особенности познавательной ситуации изучения личности.

Первое отличие познавательной ситуации исследования психологических закономерностей становления и развития личности состоит в том, что в психологии до сих пор возникают серьезные затруднения при попытках очертить сферу эмпирических фактов, относящихся к предмету психологического, изучения личности. Многогранность феноменологии личности, отражающая объективно существующее многообразие проявлений человека в истории развития общества и его собственной жизни, превращает исходный вопрос любого познания — вопрос об эмпирической сфере изучения личности — в камень преткновения и арену самых оживленных дискуссий. С подобной остротой вопрос об исходном пункте исследования не стоит ни в психологии познавательных процессов (восприятия, памяти, мышления), ни в других отраслях психологической науки — социальной психологии, возрастной и педагогической, медицинской, инженерной и психологии труда, психофизиологии, зоопсихологии и т. д.

Второе отличие познавательной ситуации психологического изучения личности — насущная необходимость учета междисциплинарного статуса проблемы личности, находящейся в поле внимания общественных и естественных наук, практики и духовной культуры. Любая область психологического исследования так или иначе соприкасается со смежными течениями науки. Например, психология мышления граничит с логикой, лингвистикой, семантикой и кибернетикой, занимающейся моделированием искусственного интеллекта. Социальную психологию нельзя представить вне теснейших контактов с социологией, историей и этнографией. Любой медицинский психолог должен быть вооружен знаниями по психиатрии, нейрофизиологии, анатомии и морфологии нервной системы. Но вряд ли можно сегодня назвать такую область науки или практики, которая бы хоть в какой-то степени не отнесла такой объект исследования, как личность, к своей «территории», оказалась бы равнодушной к проблеме личности. Даже в такой зрелой, являющейся образцом объективности и идеалом точности науке, как физика, положение о неразрывности наблюдателя и наблюдаемых явлений, особенно явлений микромира элементарных частиц, становится основой корректно проводимого исследования. Личность познающего субъекта входит тем самым в физике в сам процесс анализа объективной реальности. Что же касается традиционных конкретных областей человекознания и обществознания — истории, филологии, социологии, этнографии, антропологии, демографии т. д., — то в каждой из них волна интереса к разным аспектам проблемы личности неуклонно нарастает.

Легче всего для объяснения растущего интереса к проблеме личности в разных науках было бы сослаться на дань моде или даже дух времени. И то и другое действительно имеет место. Но главная причина перемещения проблемы личности в фокус самых разных дисциплин заключается в объективно возросшем влиянии личности на судьбы исторического процесса, а вместе с тем и той колоссальной ответственности за эти судьбы перед прошлыми, настоящим и последующими поколениями человечества.

В своем развитии человеческий род достиг уникального положения в мире. Человечество по праву гордится своим могуществом. Вместе с тем уникальное положение человечества в мире природы определяется не только могуществом в сфере созидания, но и возможностью одного человека решить вопрос «быть или не быть» человечеству в целом. Ни у одного другого биологического вида судьба вида не зависит от действий того или иного его отдельного представителя. Поступки же отдельного человека могут как помочь сделать новые шаги к вершинам цивилизации, так и привести к полному исчезновению человечества с лица земли. И с этим возросшим влиянием поступков и деяний личности на судьбы человечества связана третья черта познавательной ситуации изучения личности как в психологии, так и в других областях науки.

Многомерность феноменологии личности, междисциплинарный статус проблемы личности в человекознании и обществознании, объективный рост зависимости судеб исторического процесса от решений отдельной личности приводят к мысли о необходимости ее изучения в системе координат, задаваемых различными уровнями методологии науки. В современной методологии и логике науки выделяется следующая общая схема уровней методологии: уровень философской методологии, уровень методологии общенаучных принципов исследования, уровень конкретно-научной методологии и уровень методики и техники исследования. Обращение к уровням методологии науки, прежде всего к уровню марксистско-ленинской методологии познания человека, продиктовано тем, что без понимания функций каждого из этих уровней психология окажется беспомощной при выделении эмпирической сферы фактов, относящихся к компетенции психологического изучения личности, решении задач междисциплинарного синтеза, мировоззренческой оценке представлений о природе личности. При изучении личности вне контекста уровней методологии науки психология личности рискует превратиться в бесперспективную погоню за точными ответами на неверно поставленные вопросы и заболеть болезнью коллекционирования фактов-«фантомов», рождающихся и умирающих в стенах лабораторий. Факты, безусловно, являются воздухом ученого. С них начинают движение классическая физика, химия, биология. В психологии личности те или иные факты не могут быть сами по себе оценены как проявление личности до тех пор, пока не выделена система координат, в которых ведется их изучение. Для того чтобы убедиться в этом, следует поставить вопрос о том, какие проявления относятся к сфере психологии личности, а затем описать различные феномены личности в повседневной жизни.

Многогранность феноменологии личности

В исследованиях по психологии личности причудливо переплетаются между собой столь различные проявления человека, как мотивы его деятельности, индивидуальные биохимические свойства, социальные роли, типы высшей нервной деятельности, физическая внешность, идеалы, способности, аффекты, вкусы, особенности национального характера, мировоззрение, нравственный облик, самосознание, самооценка, потребности, влечения, продукты творчества, воображение, одаренность, интеллект, социальное положение, скорость реагирования, черты индивидуального характера, настроение, чувства антипатии и симпатии, переживания, навыки и умения, эмоции, установки, манера общения и поведения, ценностные ориентации, поступки, деяния, воля, образ «Я» и т. д. Такое многообразие проявлений человеческой природы уживается с неявно задаваемым логикой частных эмпирических исследований допущением о существовании некоей одномерной феноменологии в области изучения психологии личности. Указанное допущение, за которым стоит тот или иной образ человека в данной культуре, нередко толкает исследователей на путь отстаивания своей сферы фактов как центральной характеристики личности, а дискуссии о примате данного феномена личности начинают напоминать спор слепых, ощупывающих слона с разных сторон и высказывающих различные версии о том, с кем же им довелось повстречаться. На смену неявному допущению о существовании какого-либо одного центрального пласта феноменов личности приходят порой попытки построения предмета психологии личности с помощью коллекционирования различных проявлений «по аспектам», что приводит к возникновению иллюзии целостности картины там, где на деле существует механический конгломерат скрепленных статистическими корреляциями различных сторон человеческой жизни.

Попытки собрать личность человека из осколков ее проявлений или построить общую теорию личности из суммы частных теорий не отличаются новизной. Еще в XVIII в. французский философ Этьен де Кондильяк в «Трактате об ощущениях» не спеша собирал «статую» человека, последовательно наделяя ее обонянием, вкусом, осязанием, потребностями, ловкостью, желаниями, воспоминаниями, идеями, самосознанием. У статуи пробудились страсти, а удовольствие и страдание стали единственным двигателем развития ее способностей. И статуя Кондильяка жила, по словам автора, жизнью изолированного человека, пользующегося всеми своими чувствами.

Окажись исследователь по психологии личности на месте Э. Кондильяка, он с самого начала испытал бы большие трудности в отборе строительного материала, из которого предстояло бы воссоздать статую личности. Любой ли человек представляет собой личность? Можно ли назвать личностью появившегося на свет ребенка? В любую ли историческую эпоху существовала личность? Исчезает ли личность со смертью человека? С чего начинается личность? С помощью какого материала при строительстве статуи личности удается провести границу между человеком и животным? И главное, какими фактами воспользоваться для построения статуи личности?

Большинство людей отличаются друг от друга по своей внешности, росту, цвету кожи, телосложению, весу и другим особенностям человеческого тела как физического объекта. Вряд ли тем не менее строитель статуи личности начнет свою работу с использования этого материала, так как, казалось бы, никто не будет пытаться даже из самых точных внешних характеристик человека вывести черты его личности. Однако не стоит торопиться с выводами. В повседневной жизни накоплено немало наблюдений о связи физической внешности человека с особенностями его характера: люди маленького роста имеют тенденцию ходить большими шагами; полные люди чаще худощавых являются счастливыми обладателями покладистого характера; цвет кожи в определенных общественно-исторических условиях оказывает роковое влияние на весь жизненный путь человека. В античные времена с опорой на факты, говорящие о связи внешнего облика с характером человека, возникло целое учение — физиогномика. Его представители по внешнему облику человека распознавали характер, благородные и дурные наклонности личности. Физиогномика не ушла в прошлое, а в некоторых формах и сегодня используется при создании различных типологий характера. Отбрасывая ассоциирующиеся с физиогномикой представления о фатальной предопределенности характера внешним обликом человека, не следует впадать в крайность и изображать всю предшествующую практику распознавания личности по внешнему облику как историю бесполезных ошибок. Факты остаются фактами: при первом взгляде на одного человека иногда хочется с ним заговорить, а при встрече с другим — перейти на противоположную сторону улицы; мужчины атлетического сложения чаше воспринимаются как уверенные в себе, а худощавые — как честолюбивые и подозрительные и т. д. Так как же обойтись с этими фактами: отнести внешний облик человека к проявлениям его личности или нет? Поставленный в такой форме вопрос не имеет ответа.

С большей вероятностью, по-видимому, материалом для строительства статуи личности может послужить прошлый опыт человека — его знания, убеждения, умения, привычки, стереотипы, разнообразные проявления памяти. Человек, лишившийся прошлого опыта, утрачивает ориентацию в пространстве и времени, теряет свое «имя», лишается в известном смысле своего «Я». Мастер описания внутреннего мира личности М. Пруст красноречиво повествует о могуществе воспоминания, возвращающего человеку его «Я»: «Когда я просыпался среди ночи, то, не соображая, где я, я не сознавал также в первое мгновение, кто я такой; меня не покидало лишь первобытно-простое ощущение того, что я существую, — подобное ощущение может биться и в груди у животного; я был беднее пещерного человека; но тогда воспоминание — еще не воспоминание места, где я находился, но нескольких мест, где я живал и где мог бы находиться, — приходило ко мне словно помощь свыше, чтобы извлечь меня из небытия, из которого я не мог выбраться собственными усилиями; в одну секунду я пробегал века культуры, и смутные представления керосиновых ламп, затем рубашек с отложенными воротничками мало-помалу восстанавливали черты моего «Я». Образ «Я» возвращается к просыпающемуся человеку через воспоминание истории культуры, его дома, вещей, плана комнаты, одежды. Значит ли это, что вся предшествующая история культуры — память общества, мир принадлежащих человеку вещей, воспоминания детства и т. д. — все это выступает как проявления его личности? Если это так, то, наделив статую памятью и знаниями, строитель превратит ее в личность, а стерев память — лишит возможности стать личностью. Но и этот вывод поспешен. Человек может лишиться багажа своей памяти, очутиться в «беспамятном мире», пережить ощущение смерти «Я»... и при этом остаться личностью. Историю борьбы личности за возвращение мира описывает известный психолог А. Р. Лурия в своей небольшой книге «Потерянный и возвращенный мир». Герой этой книги, построенной на дневниковых записях, лейтенант Засецкий, у которого вследствие вызванного ранением массивного поражения левой теменно-затылочной области мозга возникли глубокие нарушения речи к памяти: «В результате ранения я все забыл, чему когда-то учился и что когда-то знал.., Я все забыл, и после ранения сызнова начал расти и развиваться до некоторого момента, а затем вдруг мое развитие приостановилось к так находится в недоразвитом положении и до сего времени. Главное же недоразумение было в моей памяти: я забыл все на свете, и теперь снова начинаю осознавать, запоминать, понимать уже той памятью, которой я пользовался еще в детстве...». После ранения у Засецкого нарушилось узнавание вещей, возникло ощущение потери правой половины тела, расстроилось понимание значений слов, распались трудовые навыки. Ему пришлось заново учиться чтению, вспоминать буквы. Засецкий, по его словам, начал жить в беспамятном мире: «Но вот удивительный результат ранения, — продолжает А. Р. Лурия. — оно полностью пощадило мир его переживаний, мир его творческого энтузиазма, оно оставило полностью сохранным его личность, личность человека, гражданина, борца!».

В своем воображении Засецкий представляет себя то знатным хирургом, то крупным инженером, то няней, ухаживающей за больными бойцами. Через воображение он создает взамен утраченного беспамятного мира прошлого новые будущие миры, в которых все вновь и вновь находит себя, делает себя личностью. Эти факты говорят о том, что проявления личности несводимы к ее прошлому опыту или знаниям. Вместе с тем воспоминание помогает человеку, утратившему ориентацию в мире, в поисках собственного «Я». Становится очевидным, что и вопрос о том, относятся ли проявления прошлого опыта к феноменам личности или нет, не может быть решен вне той или иной системы координат изучения личности.

Влечения, потребности, установки, стремления и желания человека — вот, казалось бы, самый проверенный материал для того, чтобы заставить статую личности двигаться и действовать. Нередко говорят, что каждый человек видит в мире то, что он хочет увидеть, принимает желаемое за действительное. Дон Кихот, стремящийся встретиться с великанами, принимает за великанов ветряные мельницы и нападает на них. Африканец, оказавшись во власти сформированных в его жизни установок, в день приезда в Лондон ошибочно думает, что все полицейские дружественно настроены по отношению к нему, так как принимает знак остановки транспорта — правую руку полицейского, поднятую ладонью вверх навстречу движущемуся транспорту, — за теплое приветствие. Потребности и установки человека определяют избирательность восприятия и мышления, пристрастность процесса познания мира, давая о себе знать, когда их влияние на действительность становится слишком заметным. Психологи одного направления, известного в психологии под названием «New Look» («Новый взгляд»), охарактеризовали потребности, установки и желания как «личностные факторы» познания и попытались через изучение влияния этих личностных факторов на познавательные процессы человека судить об его личности. Например, представители «New Look» провели следующий весьма иллюстративный эксперимент, убедительно демонстрирующий роль личностных факторов в процессе познания. Они попросили детей нарисовать изображение Санта Клауса (Деда Мороза) 5 декабря, 21 декабря, 31 декабря. Оказалось, что чем ближе был праздник, тем больше места на карточке занимал Санта Клаус, тем больше набухал мешок с подарками у него за плечами. После встречи с Санта Клаусом его изображение на карточке резко уменьшилось (рис. 1). Путь, предложенный представителями «New Look» для строительства личности, заманчив. Потребности и установки человека — факторы, детерминирующие избирательность восприятия мира, направленность поведения человека. Но и этот путь, реально показывающий теснейшую связь мотивационно-потребностной сферы человека с познавательными процессами, не приводит к ответу на вопрос, что такое личность. Потребность в безопасности, потребность в комфорте, потребность в любви, потребность в познании, потребность в самовыражении. Список потребностей и влечений разнообразен. Исследователи, перечисляя одну за другой потребности личности, узнают лишь сами эти потребности, а представление о личности превращается в по-разному сконструированную конфигурацию нужд человека, его стремлений и желаний.

«Каждый человек стоит столько, сколько стоит то, о чем он хлопочет», — метко заметил в свое время Марк Аврелий. Ценности, ради которых живет человек, цели, к которым он стремится, действительно, входят в пространство феноменов психологии личности. Однако и они сами по себе не являются той силой, которая заставит ожить статую личности. Почему греческий философ Сократ предпочел остаться в темнице и выпить чашу с ядом, а не воспользовался возможностью бежать и покинуть Афины? Сократ остался в темнице, потому что в противном случае вся предшествующая жизнь для него бы обесценилась, утратила смысл. Но если бы Сократ совершил побег, то разве за этим поступком не стояла бы пусть иная, но придающая смысл его существованию ценность? Ценность определяет выбор поступка личности, но что определяет выбор ценности? Анализ самих по себе феноменов ценности, их влияние на жизнь личности оставляют и этот вопрос без ответа.

Рис 1. Влияние желаемого события на изображение детьми



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Труды международной научно-практической интернет-конференции

    Документ
    Сборник содержит материалы международной научно-практической конференции «Инновации в образовании: пути и средства реализации». В него вошли статьи российских и иностранных ученых, поступившие на сайт конференции в 2011 году.
  2. Диссертация на соискание ученой степени (1)

    Диссертация
    Глава I. Теория и практика организации деятельности помощи взрослым в избавлении от пристрастия к алкогольной зависимости в традициях педагогики православия.
  3. Отчет о работе российской академии образования

    Публичный отчет
    Психологические и физиологические закономерности и индивидуальные особенности развития и образования детей на разных этапах онтогенеза в современных социокультурных условиях
  4. Л. Ф. Бурлачук психодиагностика учебник

    Учебник
    Первый в СНГ учебник по психологической диагностике написан одним из известных и ведущих не только сегодня, но и в доперестроечное время специалистов в этой области.
  5. Е. Б. Шестопал политическая психология учебник (1)

    Учебник
    Учебник включает в себя три части. Первая - посвящена традиционным для любого курса темам: предмету, методологии и истории данной дисциплины. Во второй части рассматриваются политико-психологические феномены в массовом сознании.

Другие похожие документы..