Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Автореферат'
Работа выполнена на кафедре педагогики Автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Ленинградский государственный у...полностью>>
'Документ'
От истоков медицины и до наших дней человек испробовал множество разно­образных методов и средств лечения. По мере совершенствования медицинских знан...полностью>>
'Диплом'
Актуальной проблемой становится развитие концептуальных основ и методических подходов к оценке и повышению качества менеджмента, которые могли бы быт...полностью>>
'Закон'
На підставі Бюджетного кодексу України, ст. 10 розділу І, пункту 5 розділу ХІХ, підрозд.8 розд. ХХ Податкового кодексу України, Указу Президента Укра...полностью>>

Организационно-правовые основы деятельности юридической службы вооруженных сил россии в ХVIII начале ХХ в. (Историко-правовое исследование)

Главная > Исследование
Сохрани ссылку в одной из сетей:

В Морском министерстве с принятием Временного положения об управлении Морским министерством в 1911 г. экспертиза законопроектов была передана в компетенцию юрисконсультской части Морского министерства.

2. Кодификация военного (морского) законодательства. Она осуществлялась кодификационным отделением канцелярии Военного (Морского) министерства, деятельность которого сводилась к изданию Свода военных (морских) постановлений, продолжений к нему, сборника приказов по военному (морскому) ведомству с алфавитным и хронологическим указателями всех приказов, объявленных в прошедшем году, сборников общих для всех частей военного (морского) ведомства инструкций.

Военное законодательство России в рассматриваемый период представляло собой систему нормативных актов, регулирующих общественные отношения в военной области, принимаемых главой государства – Императором - совместно с общегосударственными представительными органами (Государственной Думой и Государственным советом) или совместно со специальными совещательными органами военного управления (Военным и Адмиралтейств-советом) и затем включенных в Свод военных и морских постановлений.

В состав военного законодательства входили законодательные акты, принятые как до создания 23 апреля 1906 г. законодательной Государственной Думы, так и после этого. В кодифицированном виде они объединялись в Своды военных и морских постановлений, которые приобретали силу закона1.

Подготовка проектов актов военного законодательства производилась в специальных органах – Военном и Адмиралтейств советах, которые были органами военного управления (см. приложения 2, 4, 6).

Основным сборником военных законов России до 1917 г. являлся Свод военных постановлений, где законоположения были изложены в удобной и доступной форме. Идея о составлении систематического целого из многочисленных разновременно изданных военных узаконений впервые была практически осуществлена в период царствования императора Николая I. В 1838 г. был издан первый Свод военных постановлений.

В 1859 г., этот Свод был выпущен во втором издании. Преобразования в военном ведомстве в 60-е гг. потребовали пересмотра и постепенного изменения почти всех отраслей военного права, что вызвало необходимость издать целый ряд новых положений, изложенных в порядке, не согласованном с программой Свода 1859 г. Это обстоятельство потребовало переработки и издания очередного Свода военных постановлений, начатого в 1869 г.2 Все объявленные в приказах по военному ведомству Высочайшие [императорские. - Г.Р.] повеления3, которые заключали в себе изменения, дополнения или отмену законов, уже вошедших в Свод 1869 г., вносились в особые продолжения к этому Своду. Таких продолжений к 1914 г. вышло три (в 1890, 1900, 1907 гг.).

В военно-морском ведомстве результатом первоначальной кодификации стало издание «Собрания законов и постановлений, для морского управления относящихся» в 1844 г.; хронологического указателя морских постановлений с 1700 по 1875 г.; Военно-морского судебного устава 1867 г.; военно-морского дисциплинарного устава 1880 г.; военно-морского устава о наказаниях 1875 г. и ряда других актов.

Таким образом, до введения представительных органов власти в России российский император обладал полномочиями одновременно высшего исполнительного и законодательного органов. В связи с этим, различить издаваемые им в качестве главы исполнительной власти акты от актов законодательства, им же издаваемых, представлялось достаточно сложным. Компетенция главы государства и представительных учреждений, например в области обороны, была четко определена.

Думается, целесообразно было бы, используя опыт создания Свода военных постановлений 1869 г., в настоящее время осуществить создание единого кодифицированного акта военного законодательства – Свода военного законодательства или военного Кодекса. Реализация этого предложения позволила бы усовершенствовать систему военного управления, составляющих ее органов, должностных лиц, устранить пробелы в законодательстве, несогласованность и противоречивость актов законодательства, принятых в различное время. Такой же позиции придерживается Селюков В.А.1 в своем научном труде.

3. Юридическое обеспечение договорной и претензионно-исковой работы2. Это достаточно целостное направление деятельности юридической службы имело две весьма отличные по определенным признакам части (или стадии). Первая - это работа на стадии установления договорных отношений и исполнения договорных обязательств, которая включает разработку и редактирование проектов договоров, составление юридического заключения на предмет целесообразности подписания договора. Эта часть хозяйственно-правовой деятельности юрисконсульта может быть названа договорной работой. При наличии факта нарушения договорных обязательств на стадии исполнения конечной целью юридического обеспечения становилась защита прав и интересов потерпевшей стороны. Эта работа заключалась в фиксировании признаков нарушения договора, уведомлении стороны, нарушившей обязательства, и предъявлении требования о добровольном (как правило в форме претензии) либо принудительном исполнении договора и возмещении убытков в порядке искового (судебного) производства или путем обжалования в административном порядке. Эту стадию целесообразно определить как претензионно-исковую работу.

В период учреждения должности юрисконсульта в составе Военного министерства в 1836 г., «предварительное рассмотрение дел по спорам и искам казны на частных людей и частных лиц на казну, вступающих исполнительным или судебным порядком к военному министру, в военный совет или в генерал-аудиториат»1, было определено как основное и единственное направление деятельности юрисконсульта. Таким образом, претензионно-исковая работа первоначально была основным направлением деятельности юрисконсульта и может рассматриваться как самостоятельная функция юридической службы в период с 1836 по 1903 г. Масштабы такой деятельности неуклонно возрастали. Например, в 1836 г. на рассмотрение юрисконсульта поступило 46 дел, по ним было подготовлено 18 заключений, в которых мнения юрисконсульта и департамента2 совпадали, и 26 заключений, где юрисконсульт занимал противоположную позицию по претензиям штатных лиц к казне. Военным советом удовлетворены материальные требования на сумму 296 тыс. рублей, отказано в удовлетворении требований на общую сумму 1381 тыс. рублей; по претензиям казны сумма взысканий составила 285 тыс. рублей, а списано в связи с отказом в удовлетворении требований казенных интересов 24 тыс. рублей. В 1844 г. цифры по тем же показателям распределялись следующим образом: 296 дел, 137 заключений положительных, 127 отрицательных, удовлетворены частные претензии на 41 тыс. рублей, на 724 тыс. рублей -отклонены, 376 тыс. рублей взыскано по претензиям казны, на 138 рублей списано1 (см. приложение 7). Дела «по спорам и искам казны на частных лиц и частных лиц на казну» относились к так называемой группе дел административной юстиции. Это были дела, возникающие из нарушенного или спорного права, которые в соответствии с Уставом гражданского судопроизводства 1864 г. были изъяты из общей подсудности и отнесены к компетенции административной власти. В Российской империи XIX - начале ХХ в. имущественные права частных лиц определялись нормами гражданского права и защищались по правилам гражданского судопроизводства общими судами2. Законодательство не отступало от этого принципа и в том случае, если спор возникал между казной, с одной стороны, и частным лицом - с другой3, но оно давало правительственным установлениям определенные средства защиты казенного интереса. Совокупность этих средств составили изъятия из общего порядка гражданского судопроизводства. Важнейшие из них заключались в следующем: 1) дела казенных управлений не могли рассматриваться мировыми судами, а также в сокращенном порядке; 2) они не могли прекратиться примирением сторон или присягой; 3) решение суда по делам казенных управлений выносилось после заключения прокурора; 4) по каждому такому делу прокурор вправе был обратиться в кассационный департамент с представлением об отмене судебного решения; 5) то же право имели соответствующие министры и главнокомандующие1. Эту категорию дел рассматривал Первый департамент Сената. Такие споры возникали, как правило, из договоров поставки, подряда и аренды. В соответствии со ст. 1302 Устава гражданского судопроизводства право иска возникало здесь с момента окончательного расчета с контрагентом. Этим правилом предусмотрено, что распоряжение мест и лиц казенного управления, их медлительность или бездействие, допущенные во время исполнения подряда или поставки, могут быть обжалованы только в административном порядке. Жалобы подавались в порядке подчиненности, поэтому в Первом департаменте Сената обжаловались распоряжения главного начальства2 (например, военного или морского министра).

После получения окончательного расчета контрагенту предоставлялся выбор: или предъявить иск казне в судебном порядке или обжаловать действие начальства в вышестоящую административную инстанцию3. Относительно споров, возникающих из договоров аренды (по договорам об отдаче арендных статей в оборонное содержание), за контрагентом оставалось право альтернативного выбора как в период исполнения договора, так и после окончательного расчета.

В связи с возрастающими потребностями армии и флота в вооружении и боеприпасах, особенно в период русско-японской (1904-1905 гг.) и первой мировой (1914-1918 гг.) войн, с размещением огромных заказов на поставку военного имущества юридическое обеспечение договорной и претензионно-исковой работы стало одним из приоритетных направлений деятельности юридической службы вооруженных сил. Объем этой работы был особенно велик в довольствующих управлениях Военного и Морского министерств, которые размещали свои заказы на различное военное имущество, вооружение и боеприпасы. К их числу в Военном министерстве относились главное военно-техническое, интендантское и артиллерийское управления, а также управление военно-воздушного флота (создано в мае 1916 г. Приказом по военному ведомству № 250); главное управление кораблестроения и снабжения, морской технический комитет и портовые управления в Морском министерстве. Значительность масштаба этой работы убедительно подтверждается сведениями из всеподданнейших докладов по Морскому и Военному министерствам за период с 1905 по 1916 г.1, списком претензий к военному ведомству в связи с русско-японской войной2, ведомостями о движении судебных дел, состоящих в производстве юрисконсультской части3. Например, во всеподданнейшем докладе по Морскому министерству за 1915 год морской министр генерал-адъютант Григорович докладывал следующие сведения: «Ведению утвержденной на время войны службы тыла подлежали, главным образом, вопросы, связанные с организацией морских перевозок и применением закона о военно-судовой повинности, а также дела, разрешение коих требовало применения норм международного права, к числу которых относятся: рассмотрение претензий владельцев пароходов и грузов дружественных и нейтральных держав, застигнутых войной в наших портах, дела о перемене флота, о реквизиции грузов на задержанных вражеских пароходах, вопросы о военной контрабанде и проч.»4.

«Для рассмотрения и направления претензий лиц, пострадавших вследствие распоряжений военно-морских властей по обстоятельствам настоящей войны, в составе морского ведомства в минувшем году была образована особая комиссия. В течение года в комиссию поступило от русских и иностранных подданных около 60 претензий, из которых часть была передана по принадлежности губернаторам и в местные по портовым делам присутствия; по остальным состоялись постановления комиссий, часть претензий была отклонена; из числа претензий, признанных подлежащими удовлетворению, наиболее крупной являлась претензия владельцев голландского парохода Алкор, собственникам которого была уплачена стоимость потопленного на Ганге парохода с материалам и в размере 54721 голландских флоринов»1. Об объемах военно-морских поставок министр только по Архангельскому порту приводил следующие цифры. «Общее поступление грузов [речь идет об Архангельском порте. – Р.Г.] в течение навигации минувшего 1915 г. составило свыше 74000000 пудов, из коих угля для флота и военных грузов - около 63000000 пудов, а остальное количество составили частные грузы»2.

В период первой мировой войны тенденция к объединению договорной и претензионно-исковой работы в единое направление деятельности юридической службы получила свое правовое закрепление. Например, в Положении об управлении военного воздушного флота, утвержденном Приказом по военному ведомству от 16.04.1916 г. № 222, в ст. 172 определено: «Юрисконсульт ведет судебные дела, возникающие в управлении военного воздушного флота, рассматривает и редактирует торговые условия и составляет заключения по юридическим вопросам, возникающим при производстве дел в управлении, а равно по жалобам и претензиям. Ведет переписку по судебным вопросам подведомственных управлению учреждений, представляемым в Военный совет».

4. Юридическая экспертиза вопросов правового характера, возникающих в деятельности органов военного (морского) управления. Данным направлением деятельности охватывались те правовые вопросы, которые возникали в деятельности военного (морского) управления и которые не вошли в названные выше функции.

Юридическая экспертиза выполнялась, как правило, в форме письменного заключения. Эта функция была закреплена в обязанностях юрисконсультов всех звеньев. Например, юрисконсультская часть Морского министерства обязана составлять заключения по возникающим в этих учреждениях и управлении порта вопросам о толковании и применении законов1. В соответствии с Положением о юрисконсультах при главных управлениях - интендантском, артиллерийском и военно-техническом - на них возлагалось составление заключений по всем возникающим в главном управлении юридическим вопросам2, составление заключений по юридическим вопросам, возникающим при производстве дел в управлении, а также по жалобам и претензиям3. В деятельности органов военного (морского) управления возникали самые разнообразные юридические вопросы, требующие разрешения специалистов в области права. Например, фонд канцелярии Военного министерства в Российском государственном военно-историческом архиве содержит дела за период с 1905 по 1913 г. по следующим составам: заключения юриста по делам о служебных подлогах, превышении власти, растратах, крупных хищениях; заключения юрисконсульта об отклонении ходатайств о возврате залога; заключение законодательного отдела и мнение юрисконсульта о правах наместника на Кавказе и другие дела.

5) Методическое руководство деятельностью подведомственных органов военно-юридической службы. Данная функция как самостоятельное направление деятельности военно-юридической службы выделилась с введением должностей юрисконсультов в некоторых военных округах, а также в главных портовых управлениях Морского министерства. Объем и содержание методического руководства зависели от служебно-правового положения конкретного звена юридической службы, а также характера задач, решаемых обслуживаемым органом военного (морского) управления.

В Морском министерстве юрисконсульт (см. приложение 6) осуществлял подбор кандидатов на должности юрисконсультов портов, назначение которых производилось на основании его заключения Высочайшим приказом по морскому ведомству. Руководство нижестоящим звеном юридической службы вменялось в обязанность юрисконсульту порта, который «предоставляет юрисконсульту Морского министерства срочные о положении этих дел (исковых) сведения» 1.

В Военном министерстве на юрисконсульта возлагались «общие указания по делам, подлежащим ведению окружных юрисконсультов, главных военных управлений и управлений военного воздушного флота». Их аттестация производилась по докладу юрисконсульта министерства начальником канцелярии и окончательно утверждалась военным министром. Общее руководство деятельностью юристов подведомственных управлений осуществлялось на основании ст. 488 книги 1 третьего издания Свода военных постановлений в пределах компетенции, установленной для помощников начальников главных управлений. Ежеквартально в Военное министерство представлялись ведомости «о движении порученных ... судебных дел и последующих определениях и решениях судебных инстанций, а также о причинах замедления рассмотрения дел».

Для понимания содержательной стороны рассматриваемой функции необходимо учитывать организационные и методические аспекты руководства. Наиболее правильной представляется точка зрения Е.М. Каземирова, который в диссертационном исследовании организационно-правовых вопросов деятельности юридической службы Министерства обороны СССР выделил организационный и методический аспекты функции методического руководства правовой работой в подведомственных органах военного управления и воинских частях. Организационный аспект управления, по мнению автора, связан со способами обязывающего воздействия и заключается в постановке определенных задач, контроле за их выполнением, материальном, техническом и ином обеспечении. Сущность же методического аспекта в государственном управлении состоит в доведении до объекта управления наиболее прогрессивных приемов, способов решения поставленных задач1. В содержании функции методического руководства подведомственными органами военно-юридической службы России в конце XIX - начале ХХ в. преобладает, на наш взгляд, организационный аспект. Методическая составляющая руководства юрисконсультов Военного и Морского министерств подведомственными структурными подразделениями (см. приложения 1 – 6) в тот период была менее значительной, хотя «обязанность общих указаний по делам, подлежащим ведению окружных юрисконсультов ...», включает и методический аспект. Такое соотношение можно объяснить незначительной практикой функционирования нижестоящих звеньев юридической службы, а также достаточной процессуальной самостоятельностью юристов округов (управлений), которые уже при назначении на должность должны были иметь «достаточные знания и опытность ведения административных и судебных дел»2.

Подводя итог рассуждениям о понятии юридической службы вооруженных cил России XVIII - начала ХХ в., ее задачах и функциях, можно, на наш взгляд, отметить следующее.

Во-первых, под юридической службой вооруженных сил России XVIII - начала ХХ в., следует понимать систему органов, должностных лиц в составе органов военного и морского управления предназначенных для правового обеспечения их деятельности, защиты прав и законных интересов правовыми средствами.

Во-вторых, основными задачами юридической службы, являлись укрепление законности в деятельности органов военного управления и защита прав и законных интересов военного (морского) ведомств в порядке административного или судебного производства.

В-третьих, основное направление деятельности юридической службы в период возникновения и развития аудиторов как первоначального элемента юридической службы ограничивалось рамками военно-судебного процесса и заключалось в руководстве и правовом консультировании лиц, осуществляющих правосудие.

Следовательно, можно сказать, что в своем конкретном проявлении военно-юридическая служба представляла собой специальную деятельность юридически значимых должностных лиц, введенных в состав (штаты) органов военного управления. Содержание и формы этой деятельности отчетливо проявлялись в задачах и функциях юристов военного и морского ведомств, о чем подробнее речь пойдет во второй главе диссертационного исследования.

С появлением в Военном и Морском министерствах юрисконсультов, а также законодательного и кодификационного отделений в составе канцелярии Военного (Морского) министерства основные функции военно-юридической службы заключались в следующем:

1) обеспечение законности проектов военного законодательства и представление их законосовещательным органам (Военному (Адмиралтейств) совету) на предварительное утверждение;

2) кодификация военного (морского) законодательства;

3) юридическое обеспечение договорной и претензионно-исковой работы;

4) юридическая экспертиза вопросов правового характера, возникающих в деятельности органов военного (морского) управления;

5) руководство деятельностью подведомственных органов юридической службы.

Рассмотрев исторические особенности возникновения юридической службы вооруженных сил России можно прийти к выводу о том, что юридическая служба формировалась в соответствии с социальным заказом государства, военной организации, суть которой сводилась к правовому обслуживанию деятельности этой организации. Задачи и функции юридической службы непосредственно вытекали из сущности самой службы. В последующей истории ее развития произошли определенные изменения.

§ 2. Основные исторические этапы возникновения и развития юридической службы вооруженных сил России

История юридической службы тесно связана с историей развития военного управления и государственно-правовых учреждений России.

Являясь производной структурой органов военного управления, предназначенной для правового обеспечения их деятельности, юридическая служба России сформировалась в рамках проводимых в России в XVIII – начале XX в. преобразований государственных административных учреждений. Исследуя правовую природу органов государственного управления Российской империи, профессор Коркунов Н.М.1 справедливо отмечал, что административная иерархия первоначально возникла как средство для объединения деятельности органов государственного управления и придания ей единообразного направления. С повышением требований законности, предъявляемых к управлению и с установлением государственного единства, когда отпала необходимость в каких-либо чрезвычайных мерах его охранения, сравнительное значение этих двух задач административной иерархии изменилось. «Теперь преимущественное значение придают не столько подчинению всей администрации видам главы государства, сколько именно контролирующей деятельности высших органов и охране законности»1.

В становлении юридической службы вооруженных сил России можно выделить основные этапы, содержание которых позволяет глубже осмыслить тенденции в ее развитии и в значительной мере предопределить направленность современного процесса правового обеспечения Вооруженных Сил Российской Федерации, роль и место юридической службы в этом процессе.

Предпосылки возникновения юридически значимых органов в военном управлении были созданы предшествующим развитием государственного строя вообще и вооруженных сил России в частности.

Первоначально в удельно-вечевой период, как отмечает Н.А. Данилов, военное управление было личной задачей и личным правом князя, который осуществлял его непосредственно2. У князя были помощники, исполнители его воли, избираемые из числа наиболее верных дружинников. Их права и обязанности основывались на личном поручении князя. Управление отдаленными местностями поручалось наместникам и волостелям, которые заменяли князя и представляли его интересы во всех отношениях. В тот период, по справедливому замечанию профессора К.А. Неволина, «повсюду для управления существовали только известные лица, а не места присутственные»3. В глазах общества и самих князей наилучшим князем был тот, кто непосредственно, не доверяясь никому, отправлял правосудие. Об этом свидетельствуют некоторые дошедшие до нас источники. Так, Владимир Мономах в своем завещании приказывает детям своим вершить суд «не зря ни на посадников, ни на воевод, ни на отроков» 1.

В 1146 г. киевляне требовали от князя Игоря: «Аще кому от нас будет обида, то ты прави»2. Примеры единоличных решений князя имеются и в «Русской правде»3.

Кроме совещательного органа – княжеской (боярской) думы, при князе состояли исполнители для сбора податей и пошлин (даньщики, бельщики, мытники, пятеньщики, мостовщики и др.). Более определенное значение имели придворные должности, выполняющие общие административные функции (дворские, дворецкие и казначеи)4.

Компетенция вышеуказанных должностных лиц не была точно регламентирована. Все ветви власти сосредоточивались в руках князя, а исполнение отдельных его волеизъявлений в равной мере могло поручаться всем состоявшим при нем лицам. Не только судебная власть, по объективной оценке А. Д. Градовского, соединялась с исполнительной, но даже военное управление не было отделено от гражданского5.

По мере усиления Московского княжества и присоединения к нему территорий северо-восточной Руси в обществе начинает пробуждаться сознание общероссийского (национального) единства. Постепенно служба князю стала пониматься как государственная служба, которая становится повинностью служилого сословия.

Последующее развитие Московского государства и расширение его границ потребовали создания различных органов гражданского управления, первоначально появившихся в виде приказов. «Цари, - указывает А.Д. Градовский, - владея государством обширным, имея дело с усложнившимися задачами управления, не могли обходиться случайной и нерегулированной помощью некоторых должностных лиц»1.

Частые и продолжительные войны, необходимость постоянно защищать границы государства от набегов внешних врагов потребовали возложения на органы гражданского управления военно-административных функций, а впоследствии привели к созданию и военно-специальных органов.

Первоначально при распределении компетенции между приказами управление вооруженными силами страны было отнесено к разрядному приказу и (разряду), который кроме других вопросов ведал и всеми военными делами. По мнению Н.А. Данилова, исследовавшего устройство центрального военного управления России в этот период, учреждение разрядного приказа (разряда) произошло не позже 1535 г.2 В целом приказное начало довольно определенно выступает в XV - начале XVI в. Разряд делился на несколько столов, а последние - на повытья. Каждый стол осуществлял делопроизводство по однородным государственным делам или в пределах какой-либо территориальной части государства.

Важнейшим из них был Московский большой стол, в котором сосредоточивались все военные дела общего характера3. С увеличением числа войск, развитием вооружения, усложнением процесса управления армией были образованы приказы по разнородным специальным нуждам войск. Таковыми были приказы: хлебный, рейтарский, денежной раздачи, счетных дел.

Согласно исследованиям русского историка К.А. Неволина4, нормативную основу которых составило Полное собрание законов Российской империи, к началу царствования Петра I центральное военное управление было представлено следующими приказами:

1. Разрядный приказ регулировал прохождение службы служилыми людьми (боярами, окольничими, думными и ближними людьми, стольниками, стряпчими, московскими и городовыми дворянами, дьяками, детьми боярскими), казаками и солдатами; производил назначение воевод. В последний период своего существования приказ заведовал строительством укрепленных городов, снабжением их оружием, комплектованием личным составом и управлением.

2. Приказ большого двора назначал воевод в подведомственные ему города, комплектовал их военнослужащими, осуществлял в них правосудие до учреждения в нем особенного судного приказа.

3. Стрелецкий приказ управлял стрелецким войском, осуществлял судопроизводство, кроме дел о разбое и воровстве с поличным с участием стрельцов. С 1680 г. стрелецкие дела, кроме московских стрельцов, передаются в ведение разрядного приказа.

4. Приказ рейтарский1 комплектовал, обеспечивал содержание и снаряжение рейтаров. В 1680 г. был объединен с иноземным приказом.

5. Приказ иноземный управлял преимущественно иностранцами, служившими в русских войсках, полках немецкого строя, а также драгунами.

Окончательное объединение рейтарского и иноземного2 приказов произошло в 1700 г., когда на их основе образовывается особый приказ, которому в 1701 г. присваивается название приказа военных дел. Ранее, в 1693 г., в этих приказах выделилась судебная часть, рассматривавшая дела по преступлениям, совершенным военнослужащими. Таким образом, отмечает П.О. Бобровский, в первые годы единодержавия Петра I образовался особый самостоятельный орган для высшего военного управления и суда, который стал основанием для образования в 1706 г. военной канцелярии, а затем в 1717 г. военной коллегии1.

6. Пушкарский приказ, упоминаемый впервые в царствование Ивана IV, управлял артиллерией и инженерной частью, а также рассматривал судебные дела по преступлениям, совершенным пушкарями и разного рода мастеровыми, занимавшимися производством боеприпасов и инженерного имущества. В 1701 г. этот приказ был переименован в артиллерийский, в 1706 г. в его составе выделяется артиллерийская канцелярия, в которой с 1714 г. сосредоточивается постоянное управление артиллерийской частью2.

К этому разряду следует отнести оружейный (или оружейную палату) и бронный приказы. Первый ведал производством оружия, второй – защитным снаряжением.

7. Поместный приказ осуществлял комплектование армии людьми по набору.

Помимо названных приказов, как правило в военное время учреждались временные приказы с соответствующим предмету ведения наименованием, например: денежного и хлебного сбора, денежной раздачи и т.п.

Все центральное управление, в том числе военное, было сосредоточено в Москве. Во главе приказов стояли бояре и окольничьи, они являлись представителями высшего служилого сословия и от имени царя рассматривали дела не только административного, но и судебного характера. Делопроизводство в приказах возлагалось на дьяков и подьячих. Дьяки состояли при воеводах в крупных городах, в более мелких – подьячие. Такое устройство приказного управления получило правовое закрепление в Соборном уложении 16491 г. и оставалось без существенных изменений до учреждения коллегий. Полномочия приказов определялись множеством законоположений, изданных в разное время. Конкретные дела зачастую толковались совершенно произвольно. Разрешение наиболее сложных дел выносилось на рассмотрение царя или Боярской думы.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Н. А. Петухов история военных судов россии монография

    Монография
    Сведения об авторе: Петухов Николай Александрович, заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации – председатель Военной коллегии Верховного Суда, заслуженный юрист Российской Федерации, судья высшего квалификационного
  2. Социальные и правовые проблемы становления, развития и функционирования системы военных судов россии

    Диссертация
    Одно из основополагающих конституционных положений гласит, что человек, его права и свободы признаются в России высшей ценностью, а соблюдение и защита этих прав и свобод – обязанностью государства.
  3. Субъекты правовой работы в россии и ее вооруженных силах

    Монография
    В монографии исследуются теоретико-правовые вопросы, связанные с возникновением правовой работы, выявлением ее сущности в историческом и духовном срезе, определением системы субъектов правовой работы на протяжении истории России и
  4. Правовые основы исполнения уголовных наказаний, применяемых к военнослужащим

    Реферат
    Г л а в а III. Организационно-правовые основы исполнения уголовных наказаний, назначаемых осужденным военнослужащим, по действующему законодательству Российской Федерации и проблемы их совершенствования.
  5. Деятельность миротворческих миссий оон, обсе и российской федерации в разрешении конфликтов на территории бывшей югославии

    Автореферат диссертации
    Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Владимирский государственный гуманитарный университет»

Другие похожие документы..