Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Про затвердження Тимчасових методичних рекомендацій щодо запровадження програмно-цільового методу складання та виконання місцевих бюджетів в системі о...полностью>>
'Руководство пользователя'
Программно-аппаратный комплекс NET-Rt11 & DOS-Line включает в себя: сетевую систему NET-Rt11 версии В-2.0 и мультитерминальную систему DOS-Line верси...полностью>>
'Программа'
выработать общую стратегию взаимодействия Церкви (епархии, благочиния, приходы) и образовательных учреждений (управления, отделы образования, общеобр...полностью>>
'Документ'
Всякое живое, развивающееся учение внешне противоречиво. Это относится и к учению марксизма-ленинизма как к учению эволюции и развивающемуся учению. ...полностью>>

Иеродиакон Иов (Чернышев), кандидат богословия

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Иеродиакон Иов (Чернышев), кандидат богословия

«Монастырское просветительское служение в XIX-нач.XX вв. на примере образовательной деятельности народного училища Николо-Угрешского монастыря».


Систематическое отечественное образование, зародившись в теократических традициях Московской Руси, в своем историческом развитии прошло сложными путями синодальной эпохи, пережило советские преобразования и вышло на новые просторы Российской Федерации. Цельность религиозного мировоззрения и гражданского поведения жителей Руси нашло свой отпечаток и в единении религиозного и светского образования. Отделение Церкви и государства, продекларированное политическим курсом, который был взят в 1917 году, привело к отделению и образования от сферы церковной деятельности, к упразднению самой крупной в мире системы богословского образования, к уничтожению религиозной доминанты гражданского общего образования. Пережившая гнет идеологического материалистического давления, отечественная система образования ныне может свободно и беспристрастно оценивать итоги прошлого, не повторяя синодальной слепоты к дореволюционным ошибкам и советского всеобщего осуждения монархического опыта существования нашего государства. Есть прекрасные наработки минувших столетий, которые востребованы в современности; есть чему поучится у наших предков, сумевших реализовать определенные образовательные проекты, достигнув немалого успеха в деле просвещения.

В этом аспекте весьма интересным представляется опыт церковных структур в создании учреждений общего образования. По своему содержанию эти школы не являются чисто богословскими – они направлены на получение такого образования, которое в нынешнем секулярном воззрении может быть названо светским (хотя, естественным для синодальной эпохи образом, содержит элементы религиозного образования). Вместе с тем, они, в сути своей, являют удобный для повторения опыт синтеза воспитания мировоззренческой концепции с педагогической деятельностью.

Важнейшие позиции в активной жизни Русской Церкви всегда занимали монастыри: они, хотя и избегают мира, оказываются в ключевых моментах русской истории. Добрую лепту внесли они и в дело русского образования. Именно в начале XIX столетия при монастырях стали заводиться школы, больницы, богадельни и приюты, число которых со временем весьма возрастало. Положительный опыт отечественных обителей необходимо исследовать, сопоставляя их наработки с актуальными вызовами современных учебных направлений, – в этом заключается перспектива благоприятного исхода поиска должного сочетания вероучительной и общеобразовательной компоненты в педагогической сфере. В данном рассмотрении будет представлен опыт Николо-Угрешского монастыря в создании монастырского народного училища – учреждения начального образования.

Николо-Угрешский монастырь – древняя обитель Московской земли, основанная великим князем Дмитрием Донским. История обители была крепко связана с историей Русского государства, в периодах ее развития были и славные моменты подъема, и трудности оскудения и разорения, особенно, в тяжелый для русских монастырей реформационный XVIII век. Особую славу обители снискал ее настоятель – архимандрит Пимен (Мясников), ныне прославленный в лике преподобных отцов.

За годы правления архимандрита Пимена (1852-1880) Угреша превратилась из духовно и материально оскудевшей полузабытой обители в процветающий монастырь. Большой заслугой преподобного явился перевод монастыря в 1853 году на общежительный устав. В то время это был непростой шаг, и требовалось приложить много усилий для того, чтобы преобразовать внутреннюю монастырскую жизнь. Многие современники по достоинству оценили это деяние преподобного Пимена Угрешского. Например, митрополит Антоний (Храповицкий) пишет, что такие настоятели, как: «...Феофан Новоезерский, Пимен Николоугрешский, Иона Киево-Троицкий, Серафим Заоникиевский, Фотий Юрьево-Новогородский довели свои монастыри до состояния лавр, приняв их в качестве нищенских скитов»1.

Активизировал монастырь свою деятельность и в области просветительства, благотворительности и социальной работы. В этом ключе особенным стоит считать появление народного училища при монастыре. Историк монастыря Д.Д. Благово (в монашестве – архимандрит Пимен) оценивает открытие училища как событие чрезвычайное, «принесшее великую честь отцу Пимену и заслужившее ему всегдашнюю, нескончаемую благодарность сотней тысяч людей»2.

Инициатором создания народного монастырского училища стал советник Московской палаты государственных имуществ Яков Иванович Попов. Первоначально архимандрит Пимен относился негативно к этой идее, в своих воспоминаниях он говорит так: «я нисколько не сочувствовал этому делу, не видя в нем пользы для обители и сомневаясь, чтобы для окрестного населения оно оказалось полезным, и потому слушал советы Якова Ивановича, отнюдь не располагая им следовать»3. Биограф архимандрита Пимена Д.Д. Благово подробно описывает все попытки Я.И. Попова открытия училища. На все его многочисленные обращения архимандрит Пимен обычно отвечал: «Ну ладно, ладно… Когда вот обстроюсь да устроюсь, тогда вот и училище заведу…»4. «Иногда отец Пимен подшучивал над Поповым, зная его конек, и скажет ему:

– Ну так как же, сударик, училище-то открыть?»5

Подобные разговоры ничем не заканчивались, архимандрит Пимен все это обращал в шутку. На светлой седмице 1866 года Я.И. Попов гостил в Угреше и, наконец-то, добился разрешения настоятеля на открытие училища: уже с Фоминой должны были начаться уроки. Однако, сам отец Пимен к этому не относился серьезно, думая, что «скоро сказка сказывается, да нес скоро делается, и учеников не собрали, а что там выйдет – будет видно»6. Но Якову Ивановичу не доставало только согласия отца архимандрита – все уже было им подготовлено. На следующий же день в монастырь пришло около 60 человек, изъявивших желание обучаться. Так 8 апреля 1866 года открылось монастырское народное училище.

Вполне вероятно, как замечает Д.Д. Благово, что решающим аргументом в пользу открытия народного училища стало мнение Преосвященного Леонида (Краснопевкова), епископа Дмитровского, викария Московской епархии, который был добрым другом преподобного Пимена Угрешского. Владыка Леонид, приводя положительное мнение императрицы о благотворительных заведениях Угреши, считал, что организация училища вполне уместна и необходима7.

Первоначально училище располагалось в здании бывшего монастырского постоялого двора на берегу Москвы-реки, но затем для него была приобретена земля и выстроено каменное двухэтажное здание с храмом во имя Сошествия Святого Духа на апостолов, освящение которого в 1873 году совершил епископ Леонид.

Преподавание в училище осуществлялось силами насельников монастырей. Первым преподавателем стал послушник Димитрий Григорьевич Байков, впоследствии – иеромонах Досифей8, «которому училище и обязано своим устройством»9. Однако, по свидетельству Д. Д. Благово, «впоследствии он был на некоторое время удален от преподавания по проискам недоброжелателей, но потом оно было возвращено ему»10. Для отца Досифея из братии позже, после преобразования училища в двухклассное и передачи в ведение Министерства народного просвещения, стали выделяться два помощника11.

Училище позволило местному населению, не обладавшему достаточными материальными средствами, обеспечить детей образованием.

Образовательный процесс был построен аналогично приходским уездным училищам. В число преподаваемых дисциплин входили: 1) начальная грамота, 2) объяснение молитв, 3)чистописание, 4) начала черчения, 5) Священная история, 6) упражнение в чтении гражданском и церковном, 7) арифметика, 8) катехизис, 9) изъяснение богослужения, 10) русский язык, 11) история, 12) линейное черчение, 13) разбор рукописей по сборнику Золотова12.

6 октября 1868 года в народном училище был проведен в первый раз экзамен в присутствии епископа Дмитровского Леонида и ректора Московской духовной семинарии архимандрита Никодима. Это было проверкой школы, которая к тому моменту существовала уже почти три года. Испытание прошло успешно – учащиеся проявили вполне приличные познания, лучшим ученикам подарили книги.

Из первых 60 учеников в скором времени «осталось менее половины, но в последствии снова все обратились и оставались в нем уже не по принуждению, а по желанию»13. Известно, что на первых порах «в числе учащихся было и несколько крестьянских девочек, но впоследствии найдено неудобным присутствие девочек, которых было весьма немного в числе мальчиков и притом в училище при мужском монастыре, и в скором времени принятие их было прекращено»14.

В 1873 году было открыто новое училище. В торжествах принимали участие епископ Дмитровский Леонид, генерал-губернатор Москвы князь В.А. Долгоруков, члены училищного совета Московского земства князья Трубецкой и Туркестанов, инспектор народных училищ Московской губернии Краснопевков15. В 1878 году оно было преобразовано в двухклассное и передано в ведение Министерства народного просвещения. Это мера, по мнению, преподобного Пимена, должна была оградить училище от самовольного забвения будущими настоятелями: «училище поставлено в ведение Министерства народного просвещения, следовательно, во всяком случае упразднить его никак уже не дозволят»16. На содержание же училища монастырь использовал собственное имущество: смежный с подворьем дом и лесную дачу.

В Российском Государственном архиве древних актов (РГАДА) хранятся документы, подтверждающие материальную обеспеченность образовательных и благотворительных учреждений при Николо-Угрешском монастыре. В ведомости «об имениях, принадлежащих Николо-Угрешскому монастырю Московской епархии и о доходах с их имений»17 указывается, что на содержание народного училища, больницы с аптекой, богадельни и странноприимного дома расходуется 15 286 рублей в год18. В ведомости «о капиталах и недвижимом имуществе»19 монастыря указано, что на благотворительные учреждения обители за год было выделено 13 375 рублей20. Эти документы не имеют точной датировки, однако, содержащиеся данные позволяют отнести ее к концу XIX столетия21.

Биограф архимандрита Пимена Д.Д. Благово так оценивает число учеников: «всех учащихся с 1866 по 1874 год было до 750 человек (следовательно, с тех пор, в восемь лет, 1874-1882, должно удвоить это число), из них третья часть (250) окончили полный курс учения; около 350 вышли в разное время и более 150 поступили в новое училище»22.

При открытии нового училища в 1873 году ученики были разделены на 4 категории: полные монастырские пансионеры, полупансионеры, своекоштные, вольноприходящие. Со временем полупансионеры и своекоштные ученики были отменены, а число монастырских полных пансионеров возросло с 50 до 8023.

Ряд выпускников народного монастырского училища, успешно закончив курс обучения, поступали в высшие училища: учительскую семинарию, духовное училище, фельдшерскую школу, в Ломоносовскую семинарию, что при Катковском лицее24.

Создание народного училища по достоинству было оценено современниками, его почтил своим неустанным вниманием и увлекшийся образовательным процессом настоятель монастыря архимандрит Пимен. Как пишет Д.Д. Благово, «впоследствии времени отец Пимен понял, какое значение может иметь училище при монастыре, в особенности когда увидел, с каким сочувствием и с какой благодарностью оно было принято окрестным населением и, совершенно отстав от своего первоначального предубеждения, приохотился, пристрастился к монастырскому училищу и не щадил ничего для того, чтоб обставить его надлежащим образом»25.

От дней преподобного Пимена началась жизнь этого учебного центра, который вместе с Угрешским монастырем стал шествовать по историческому пространству, переходя от десятилетия к десятилетию.

Среди преподавателей училища был и иеромонах Макарий (Ятров), впоследствии занявший настоятельскую должность в обители в достоинстве архимандрита.

Архимандрит Макарий (в миру Михаил Иванович Ятров) родился в 2 сентября 1858 года в семье священника. По достижении 11 лет Михаил поступил в уездное Скопинское духовное училище, которое оканчивает в 1871 году. Дальнейшее его обучение проходило в Рязанской духовной семинарии. Но в 1875 году жизненный путь юноши резко изменился. Михаил определен на службу в 72–й пехотный Тульский полк. Позднее он был произведен в унтер–офицеры, а со временем в прапорщики. Во время русско–турецкой войны 1877–1878 годов он проявил себя как отважный воин и верный товарищ, за что был награжден медалью. После окончания Варшавского пехотного юнкерского училища Михаил Ятров, в 1881 году высочайшим приказом произведенный в подпоручики, командовал ротой26.

Выйдя в отставку, Михаил Иванович с марта 1883 года учительствует в Николо–Угрешском народном училище. 13 апреля 1891 года Михаил Иванович был пострижен в мантию с именем Макарий. 9 августа 1892 года он был рукоположен в сан иеродиакона, а 12 сентября 1893 года состоялась его священническая хиротония27.

Хотя с 1899 года отец Макарий официально уже не был законоучителем, но, продолжая заниматься любимым делом, преподавал Закон Божий в Николо–Угрешском училище. За труды на ниве образования отец Макарий получил свою первую иерархическую награду — набедренник28.

В октябре 1888 года училище было преобразовано в церковно–приходскую школу, а М. Ятров был утвержден преподавателем Закона Божия.

Это преобразование возникло на общей волне образовательной политики обер-прокурора Святейшего Синода К.П. Победоносцева, при котором церковно-приходские школы, ранее, с 1874 года, активно сокращаемые и заменяемые народными училищами Министерства народного просвещения, получали «второе дыхание». В изданных в 1884 году по инициативе К.П. Победоносцева «Правилах о церковно-приходских школах» говорилось, что «школы сии имеют целью утверждать в народе православное учение веры и нравственности христианской и сообщить первоначальные полезные знания»29.

Народное училище, существовавшее уже в формате церковно-приходской школы, продолжало свою образовательную деятельность, благотворно влияя на местное население. Это учебное заведение пользовалось неизменной поддержкой монастыря. Вместе с тем, как отрасль училища возникла при монастыре послушническая школа, в которой преподавались катехизис, церковный устав с изъяснением богослужения, церковное чтение и пение. При архимандрите Макарие Закону Божию и чтению учил сам настоятель в трапезной монастыря дважды в неделю, а пению – регент хора монастыря иеромонах Феодосий.

Состояние церковно-приходской школы на начало XX столетия можно оценить по данным ведомости о школах, богадельнях и больницах за 1909 год30 – единственном документе, сохранившемся до нашего времени от той школы. Из нее узнаем, что в монастырской церковноприходской школе законоучителем состоит священник села Котельники Московского уезда о. Иоанн Михайлович Анееров, выпускник Московской семинарии, получает жалование 30 рублей в месяц. Учителями являются Алексей Петрович Фивейский, выпускник Вифанской Духовной семинарии, и Сергей Михайлович Соловьев, выпускник Московской семинарии, оба жалование получают по 35 рублей в месяц. А преподаватель Иоанн Сергеевич Соколов, выпускник Московской Духовной Семинарии, получает жалование 30 рублей в месяц.

Сергий Соловьев преподавал в угрешской школе в 1906-1910 годах, после чего принял священный сан и совершал пастырское служение в Успенской церкви с. Шубина Бронницкого уезда Московской губернии. В 1938 году был расстрелян на полигоне Бутово, в 2000 году прославлен в лике новомучеников и исповедников Российских. В лике священноисповедников прославлен и священник Георгий Александрович Троицкий, проходивший пастырское служение в с. Рай-Семеновское Серпуховского уезда Московской губернии и скончавшегося в 1931 году после мужественного подвига исповедничества. Он был преподавателем монастырской церковно-приходской школы в после окончания Московской семинарии вплоть до принятия священного сана в 1898 году.

Среди преподавателей церковно-приходской школы при Угрешском монастыре стоит назвать Иоанна Александровича Соколова, который в течение 4 лет был старшим учителем (1897-1901). В 1901 году Иоанн Соколов женился и принял священный сан, в 1915 году овдовел. В 1928 году принял монашеский постриг и был хиротонисан во епископа Орехово-Зуевского, викария Московской епархии. В течение нескольких лет владыка Иоанн занимал викарные кафедры Московской епархии. В 1936 году занимал кафедры в Брянске и в Вологде. С 1937 года – епископ Архангельский, с 1938 года – архиепископ. В 1941 году был назначен на Ульяновскую кафедру. С 1942 года – архиепископ Ярославский и Ростовский. В 1944 году возведен в сан митрополита и назначен митрополитом Киевским и Галицким, Экзархом Украины. В 1964 году был уволен на покой по болезни. Преставился ко Господу 29 марта 1968 года31.

Таким образом, монастырское народное училище, ставшее впоследствии церковно-приходской школой, осуществляло свою деятельность вплоть до революционного 1917 года. Временное правительство взяло либеральный курс, направленный на постепенное отделение Церкви от государства и освобождение образования от религиозной компоненты. Но свершившийся октябрьский переворот заменил эту медленный, несколько дипломатический процесс на стремительные действия власти большевиков, которые очевидным образом были ориентированы крайне враждебно по отношению к Церкви.

20 января 1918 года был принят, а 23 января – опубликован, декрет об отделении Церкви от государства, ставивший Церковь в бесправное положение, которое продолжалось на протяжении всего советского периода. Принцип свободы совести, продекларированный в этом документе, приводил, в частности, к тому, что «школа отделяется от Церкви. Преподавание религиозных вероучений во всех государственных и общественных, а также частных учебных заведениях, где преподаются общеобразовательные предметы, не допускается… Все имущества существующих в России церковных и религиозных обществ объявляются народным достоянием»32.

На деле это означало начало невиданной кампании по преследованию верующих, закрытию храмов и изъятию церковных ценностей, с этого времени «посыпался ряд декретов и постановлений, направленных на удушение Церкви»33. Советская власть видела в Церкви идеологического врага, в которой «опорной базой контрреволюции зачастую были монастыри»34. Участь школы при Николо-Угрешском монастыре была предрешена. 3 марта 1919 года вышло постановление Народного комиссариата просвещения, воспрещавшее духовенству принимать участие в образовательных процессах.

В Угрешском училище воцарилось полное запустение, о чем свидетельствует акт осмотра училища и гостиницы от 13 января 1919 года35. Участники осмотра «обнаружили там полнейший разгром, при чем часть здания каменного бывших переплетных и др. мастерских внутри уничтожено огнем… остальные смежные помещения, уцелевшие от огня, оказались в полном беспорядке…в храме при школе алтарь и пр. иконы сняты и перенесены в здание монастыря, часть иконостаса находится тут же при школе, окна, рамы и частью двери у помещений поломаны и разбиты, вообще представляют разгромленный и загаженный вид...»36.

Так трагически закончилась история школы, открытой преподобным Пименом Угрешским и поддерживаемой его преемниками. И хотя школа прекратила свое существование – положительный опыт ее просвещения ценен и важен, ее образовательная значимость, столь высоко оцениваемая современниками, вызывает еще большую похвалу с исторического расстояния, разделяющего нас и выявляющего поистине важные и добрые вещи.

Исторический образовательный опыт Николо-Угрешского монастыря подтверждает тезис, высказанный преподобным Пименом в его Воспоминаниях: «Преподавание, находясь в руках монашествующих, будет проникнуто духом христианского благочестия, а не тем зловредным суемудрием и неверием, которые все более и более овладевают миром»37.

1 Антоний (Храповицкий), митр. Пастырское Богословие. М., 1994. С. 199.

2 Благово Д. Д. Архимандрит Пимен. Биографический очерк настоятеля Свято-Никольского Угрешского монастыря / издательство ставропигиального общежительного мужского Свято-Никольского Угрешского монастыря, 1998. С. 195.

3 Воспоминания архимандрита Пимена / издательство ставропигиального общежительного мужского Свято-Никольского Угрешского монастыря, 2004. С. 203.

4Благово Д. Д. Указ. соч. С. 196.

5 Там же.

6 Воспоминания… С. 203.

7 Благово Д. Д. Указ. соч. С. 198.

8 Там же.

9 Там же. С. 245.

10 Благово Д. Д. Указ. соч. С. 326.

11 Воспоминания… С. 207; Благово Д. Д. Указ. соч. С. 326.

12 Благово Д. Д. Указ. соч. С. 326.

13 Воспоминания... С. 204.

14 Благово Д. Д. Указ. соч. С. 246.

15 Воспоминания... С. 204.

16 Благово Д. Д. Указ. соч. С. 330.

17 РГАДА. Ф.1205. Оп. 1. Д. 116. Л.1-2об.

18 Там же. Л. 2-2об.

19 РГАДА. Ф.1205. Оп.1. Д. 117. Л.1-2об.

20 Там же. Л. 2.

21 По крайней мере, эта ведомость, согласно данным о земельных владениях, не может быть датирована ранее 1877 г.

22 Благово Д. Д. Указ. соч. С. 326.

23 Там же.

24 Воспоминания... С. 208.

25 Благово Д. Д. Указ. соч. С. 199.

26 РГВИА. Ф. 400. Оп. 17. Д. 1165. Л.182-186.

27 РГАДА. Ф. 1205. Оп. 1. Д. 105. Л. 217.

28 ЦИАМ. Ф. 1371. Оп. 1. Д. 84. Л. 3.

29 Цит. по: Федоров В.А. Русская Православная Церковь и государство. Синодальный период. 1700-1917. М., 2003. С. 123.

30 РГАДА. Ф. 1205. Оп. 1. Д. 105. Л. 217-218.

31 Киреев А., протод. Епархии и архиереи Русской Православной Церкви в 1943-2008 годах. М., 2008. С. 375-376.

32 Цит. по: Русская Православная Церковь в советское время (1917-1991). Материалы и документы по истории отношений между государством и Церковью / сост. Г. Штриккер. М., 1995. С.113.

33 Поспеловский Д.В. Русская Православная Церковь в XX веке. М., 1995. С. 50.

34 Куроедов В.А. Религия и Церковь в советском государстве. М., 1982. С. 62.

35 ЦГАМО. Ф. 2501. Оп. 1. Д. 57. Л. 12.

36 Там же.

37 Воспоминания... С. 207.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Чернышев николо-угрешский монастырь в XX веке

    Автореферат диссертации
    Защита состоится “03” июня 2011 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета в Московской духовной академии по адресу: 141300, Московская обл., г.
  2. 1900, г. Саратов †?, из крестьян. С 1914 г находился на послушническом искусе в Тихоновой пустыни, в 1915 г

    Документ
    АБАЛЬМАСОВ Георгий Васильевич (1900, г. Саратов — †?), из крестьян. С 1914 г. находился на послушническом искусе в Тихоновой пустыни, в 1915 г. проходил келейное послушание (ГАКО, ф.
  3. Составитель Виталий Легостаев часть 2 боровский уезд издание осуществляется по благословению митрополита Калужского и Боровского Климента с 38 Синодик священнослужителей: книга

    Книга
    С 38 Синодик священнослужителей: Книга 1. Часть 2. Боровский уезд. / Составитель В.В. Легостаев. – Калуга: Издательство «Полиграф-Информ». 2008. С. 320.
  4. Cергей Бычков хроника нераскрытого убийства материал с сайта

    Обзор
    Предисловие Глава 1. Убийство Глава 2. Версии Глава 3. Ход расследования Глава 4. Взгляд в прошлое Глава 5. На пороге тюрьмы Глава 6. Из-под глыб Глава 7.
  5. Успенский б. Семиотика истории. Семиотика культуры оглавление

    Документ
    Работы, собранные в двухтомнике, в той или иной мере посвящены семиотике культуры. В том 1 «Семиотика истории. Семиотика культуры» включены как публиковавшиеся ралее работы: «Роль дуальных моделей в динамике русской культуры» (Совм.

Другие похожие документы..