Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
При приеме граждан, имеющих среднее (полное) общее образование, среднее профессиональное образование, высшее профессиональное образование, обязательн...полностью>>
'Тезисы'
Не так давно было высказано мнение о том, что учение о Церкви всё еще пребывает на “до богословской” стадии развития1[1]. Пожалуй, слишком сильное ут...полностью>>
'Документ'
Предлагаем вашему вниманию переиздание собрания творе­ний святителя Игнатия Брянчанинова (1807—1867), известного рус­ского подвижника и духовного пис...полностью>>
'Литература'
19. Маркетинговые исследования: Сборник статей по теории и практике маркетинговых исследований / Под общей ред. Е.В. Ромата.-Харьков: НВД «Студцентр»...полностью>>

Xiv. Новые тенденции в развитии русской культуры

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Глава XIV. Новые тенденции в развитии русской культуры

XVIIXVIII вв.

В истории культуры известны переломные моменты, когда происходит изменение типов культуры – одни уходят, на смену им приходят другие. Однако согласно закону о прерывности и непрерывности развития культуры, это не означает полного разрыва в основании всей культуры, уничтожения ранее сложившихся смыслов и форм ее существования. В переходные периоды в традиционной, укоренившейся культуре возникают новые объективные явления и тенденции, отвечающие духу времени. Они настойчиво пробивают себе дорогу, способствуя ее дальнейшему развитию, но уже в соответствии с актуальными культурно-историческими задачами. Таким образом, каждая следующая ступень в культурном развитии с необходимостью наследует достижения предшествующих эпох, включая их в обновленную систему ценностей.

Одной из наиболее значимых эпох в развитии отечественной культуры является культура XVII-XVIII вв. Она связана с глубокими социокультурными изменениями, которые привели к смене Средневекового типа культуры на более прогрессивный тип ­ – «Российское Просветительство».

В рамках истории русской культуры в этой эпохе можно выделить два по особой значимости периода:

  • конец XVII - первая четверть XVIII в. – время становления новой – светской культуры;

  • вторая половина XVIII – первая половина XIX в. – эпоха Русского Просветительства.

Новые черты в социальном и культурном развитии

России в XVII в.

На протяжении длительного периода алгоритмом, определявшим историю и культуру средневековой Руси, являлось православное христианство. К началу XVII в. оно превратилось в фактор консервации социальной жизни и неподвижности допетровской Руси. К этому времени в глубинах русской культуры уже зародились новые – светские ценности, отвечавшие духу времени. О процессе, протекавшем в социокультурной сфере во второй половине XVII столетия, П.Я. Чаадаев (1794-1856) пишет: «Под действием этой единой идеи (православия – авт.) развилось наше общество. К той минуте, когда явился со своим преобразованием Петр Великий, это развитие достигло своего апогея. Но то не было собственно социальное развитие: то был интимный факт, дело личной совести и семейного уклада, т.е. нечто такое, что неминуемо должно было исчезнуть по мере политического роста страны. Естественно, что весь этот домашний строй, примененный к государственному, распался тотчас, как только могучая рука кинула нас на поприще всемирного прогресса»1. Эта идея П.Я. Чаадаева четверть века спустя была поддержана выдающимся русским историком С.М. Соловьевым (1820-1879). Смысл эпохи, которую переживал русский народ «в силу естественного роста и необходимого развития», С.М. Соловьев видел в усилении гражданственности и цивилизации.

Переход от культуры Московской Руси к культуре России сопровождался социокультурными кризисами, первыми из которых явились церковный раскол и кризис национальной ментальности, ставший выражением начавшегося кризиса архаического социального типа.

А) Одним из проявлений кризиса средневекового мировоззрения оказались церковные реформы патриарха Никона (1605-1681), которые привели к религиозному расколу. Религиозный раскол в предпетровскую эпоху был не просто религиозным, а расколом в самом основании традиционной русской культуры, радикальным разрывом с прошлым. Как отмечает русский философ ХХ в. Н.А. Бердяев (1874-1948), в расколе были два элемента – религиозный и революционный. «В XVII в. произошло одно из самых важных событий русской истории – религиозный раскол старообрядчества, – писал Н.А. Бердяев. – Ошибочно думать, что религиозный раскол был вызван исключительно обрядоверием русского народа, что в нем борьба шла исключительно по поводу двуперстного и трехперстного знамения креста и мелочей богослужебного обряда. В расколе была и более глубокая историософическая тема. Вопрос шел о том, есть ли русское царство истинно православное царство, т.е. исполняет ли русский народ свое мессианское призвание. Конечно, большую роль тут играла тьма, невежество и суеверие, низкий культурный уровень духовенства и т.п. Но не этим только объясняется такое крупное по своим последствиям событие как раскол. В народе проснулось подозрение, что православное царство, Третий Рим, повредилось, произошла измена истинной веры. Государственной властью и высшей церковной иерархией овладел антихрист. Народное православие разрывает с церковной иерархией и с государственной властью. Истинное православное царство уходит под землю. С этим связана легенда о Граде Китеже, скрытом под озером. Народ ищет Град Китеж. ... Раскол делается характерным для русской жизни явлением. …Раскол нанес первый удар идее Москвы как Третьего Рима. Он означал неблагополучие русского мессианского сознания. Второй удар был нанесен реформой Петра Великого».2

Б) В XVII в России происходит падение уровня культуры. Один из русских писателей-историков, князь М.М. Щербатов (1733-1790) об упадке культуры Московской Руси пишет: «Воззрим на умоначертание и на состояние России. Вельможи и весь народ погружены были в суеверие и все другие народы столь погаными считали, что за грех почитали с кем неединоверцем иметь какое сообщение, не токмо чтобы хотеть что полезное для отечества от них перенять. Бояре были горды, суеверны, несообщительны; местничество, было хотя уничтожено, но в сердцах их пребывало в своей силе. … Леность, увальчивость, привязанность к домам крепко вкоренились, а загрубелость и привязанность ко всем старым обычаям, яко естественное положение, в них учинилось...

Не было в России наук, и не токмо побуждения, но паче было отвращение что познать; ибо познание сие надлежало почерпнуть от чужестранных народов, а народ наш и их самих, их языки и все, от них происходящее, нечистым и богопротивным почитал. Искусства и рукоделие не в лучшем были состоянии; не было ни фабрик, ни ремесел, а что и было, и то находилось в крайнем несовершенстве»3.

По мнению известного писателя и историка культуры первой волны русской эмиграции В. Вейдле (1895-1979), «последний век допетровской Руси являет поразительную картину возвращения культуры на уровень фольклора, всеобщего распыления и рассасывания в народе высоких культурных форм. В области религиозной жизни показатель тому раскол – восстание народной религиозности против более ученого, дисциплинированного и сознательного православия; в области литературы – торжество народной повести и усилившаяся анархия языка; в области искусства – путь от мастера Дионисия к ярославским росписям, от строго иконного письма к иллюстрации и лубку, от сосредоточенной и выразительной архитектуры шатровых храмов к декоративному растворению любого строительного замысла. Все отчетливо оформленное, носящее печать личности, все сотворенное до конца неудержимо растекается в завитках, переливах, узорах. Вместо форм – узорочье... После того как все расшаталось, осело, размякло, не так уж много осталось и разрушать»4.

Отечественный историк, искусствовед Д. Дмитриева также отмечает, что «художественная система Древней Руси была великой и прекрасной, покуда не истощилась ее историческая почва. Но в XVII веке она истощилась, и плоды начинали чахнуть. На общемировом историческом фоне она становилась архаизмом…»5.

В) Появляются ростки демократизации и обмирщения культуры, означавшие начало распада предшествующей – религиозной культуры. Старые формы и определяющие ценности стали входить в противоречие с новым взглядом на мир. Начинается разрушение традиционного средневекового мировоззрения, религиозного по своей сути, и развертывание процесса «обмирщения» (от слова «мирской» – светский). Культура начинает освобождаться из-под духовного диктата церкви. Традиционная старомосковская ментальность обнаружила себя перед совершенно новыми вызовами, и, прежде всего, перед необходимостью собственного духовного, идейного и политического самоопределения. Прежние, принимавшиеся «на веру» (в буквальном смысле) ценности и аксиомы, стали объектом критического пересмотра, а иногда и тотального, нигилистического отрицания.

«Обмирщение» культуры – многосторонний общественный процесс:

  • вследствие оживления сферы материальной культуры, церковь начинает уступать приоритет в создании и распространении идей и культурных ценностей. В этот процесс все шире включались городские ремесленники и торговые люди. В городской среде формировались новые идеалы и представления, моральные и эстетические нормы и вкусы, которые вступали в противоречие со средневековыми аскетическими канонами, утверждавшимися церковью. Литература обогащалась фольклорными сюжетами, а литературный язык сближался с живым народным языком. В архитектуре, живописи, особенно в прикладном искусстве стало явно проявляться влияние народного творчества. Возрастание роли демократических элементов в искусстве, литературе усиливало влияние народной культуры на культуру господствовавшего класса.

  • Московская Русь нуждалась в знающих, образованных людях, способных заниматься дипломатией, разбираться в военном деле, имеющих технические знания, умеющих вести торговлю и пр.;

  • в Россию усиливался приток иностранцев: купцов, специалистов в различных отраслях производства, поступавших на государственную службу. В русской среде распространялась информация о том, как живут люди в европейских странах. Общение с иностранцами вело к исчезновению отчужденности русской культуры от западной, характерной для России прошлых веков. Постепенно, хотя и не всегда гладко, преодолевалось насаждавшееся церковью представление о национальной исключительности.

Перемены в культуре были подготовлены всем ходом предшествующего развития и обусловлены внутренними сдвигами, прежде всего внутренней секуляризацией (от позднелат. saecularis – мирской, светский), которая требовала своего внешнего выражения. Процесс секуляризации формировался под влиянием западноевропейской светской жизни. «Не только разные технические «удобства» жизни, но еще больше эстетика западного быта пленяли русских людей с невообразимой силой. … Разумеется, менялись не только внешние формы жизни, – вырастала потребность и в новой «идеологии», – вместо былой (церковной)», – отмечал известный русский религиозный философ В.В. Зеньковский (1881-1962) 6.

На рубеже XVII-XVIII вв. происходит зарождение русской нации. Конфессиональное начало, которое длительное время обеспечивало единство российского народа, постепенно начинает уступать место экономическим связям, интегрирующим в одно целое народности, проживающие на территории России. Однако этот процесс только начинался и протекал еще очень медленно.

К концу XVII в. Россия являлась крупнейшей державой на Востоке Европы. Тем не менее, в цепи западноевропейских государств она оставалась слабым звеном, что грозило ей потерей национальной независимости. Ее культура на общеевропейском фоне выглядела архаичной. Причины отставания России имели объективный характер. Это были:

  • последствия негативного влияния 200-летнего ордынского ига и постоянные войны;

  • огромная, но малозаселенная и слабоосвоенная территория с недостаточно консолидированным многонациональным этническим составом, придерживающимся разных религиозных конфессий;

  • изолированность страны от незамерзающих морей и удобных гаваней;

  • крепостной порядок, приковывавший крестьян к земле, а посадских людей к посадам, мешающий проявлению инициативы значительной части населения:

  • отсутствие системы высшего и среднего образования.

Социальные и культурные характеристики

общественной жизни в России в конце XVII в.

Усиление гражданственности и цивилизации (П.Я. Чаадаев).

Установление после Смуты новой царской династии Романовых, новых государственных границ, торжество дворянства.


Церковный раскол, как раскол в самом основании традиционной русской культуры, как радикальный разрыв с прошлым.


Выбор дальнейшего пути России: самодержавие как форма политического правления, крепостное право как основа экономики, православие как идеология, сословный строй как социальная структура.


Падение уровня

культуры.


Появление ростков демократизации и обмирщения культуры, означающие распад предшествующей культуры – церковной.


XVII век –

«бунташный век».


Таким образом, XVII в. является переходным этапом, открывая новую страницу в истории российской культуры. С одной стороны, она сохраняла прочно устоявшиеся православные традиции, а, с другой, – из новых условий и потребностей времени объективно рождалось требование ее обновления. Однако следует иметь ввиду, что накопление духовных ценностей в устойчивых, традиционных обществах происходит очень медленно, и новые тенденции в культуре, переплетаясь в острой борьбе со «старым», ясно обозначились только к концу века.

Под реформой принято понимать мирное эволюционное переустройство, модернизацию, реорганизацию какой-либо сферы общественной жизни, порядков, учреждений и институтов в рамках существующей социальной системы без ее разрушения или слома в целом.

Петровские

реформы –

смена «языка культуры»

Реформы Петра I как ответ на вызов времени. Идеологический кризис, охвативший религиозную жизнь, культурный застой, непрекращающееся недовольство народа в «бунташное» XVII столетие, перемены в мире, внутренние и внешние потребности выросшего молодого государства требовали от России решения стоящих перед ней проблем. Слабость и отсталость России грозили потерей государственной независимости и опасностью самому ее существованию. Ответом на вызов времени стали радикальные преобразования в начале XVIII столетия, затронувшие все области государственной, экономической, социальной и культурной жизни страны. Реформы, проводившиеся в России в первой четверти XVIII в., неотделимы от «личности-события» (С.М. Соловьев) Петра I (1672-1725). Петр I – выдающийся русский полководец и государственный деятель, правивший Россией в течение тридцати шести лет, с 1689 по 1725 гг. (с 1721 г. – первый российский император). Большинство ученых считают, что во время петровской эпохи был сделан решительный скачок в хозяйственной и культурной жизни страны, детерминированный внутренними предпосылками, сложившимися в XVII и в предшествующие века, и значительно ускоренный вмешательством государственной власти.

Эффективность петровских реформ была обусловлена их объективной необходимостью для жизни русского общества. Они отличались органичностью культурных преобразований и прочностью, поскольку соответствовали характеру и менталитету россиян, историческим потребностям и возможностям России.

Все преобразования, которые проводил Петр I, проходили под давлением военных событий. Программа реформ отличалась тотальным характером и затрагивала весь контекст жизнедеятельности российского государства: административный аппарат и методы управления государством, армию и флот, сферу производства и изменение правопорядка, быт и нравы, искусство и досуг. Продолжая политику своего отца Алексея Михайловича, Петр I ускорил начатые процессы секуляризации и выдвижение нового привилегированного класса – дворянства. В 1721 г. царь упразднил Патриаршество и учредил Святейший синод, который стал представлять собой одну из коллегий Сената, отличающуюся от других только сферой деятельности. При Петре I была создана регулярная армия с единым принципом комплектования и обучения. В России появилась целая плеяда талантливых полководцев: Меншиков, Шереметев, Апраксин, Брюс и др. В первой четверти XVIII в. произошли существенные сдвиги в области промышленности. Быстрыми темпами развивались металлургия, текстильная промышленность, работавшая в основном на армию. Возникали новые отрасли производства, такие как судостроение, шелкопрядение, стеклянное и фаянсовое дело, производство бумаги. Дальнейшее развитие получило ремесло.

Развитие промышленности привело к зарождению отечественной буржуазии – Строгановы, Демидовы, Походяшины, Осокины, Баташевы, Мясниковы и др. Развитие промышленного и ремесленного производства наряду с получением Россией выхода к Балтийскому морю способствовало расширению внешней и внутренней торговли. Усиливался обмен товарами между различными регионами страны, что вело к интенсификации социокультурных связей между ними. В области социальной политики были приняты меры по окончательному слиянию двух сословий феодалов – дворян и бояр – в единый класс. С этого времени светских феодалов стали называть дворянами (помещиками или по-польски – шляхтой).

Царь стремился переделать русское дворянство, вводя новые корпоративные стандарты, соответствующие аристократии «цивилизованных народов». Особенностью культурных преобразований было их насаждение «сверху», нередко путем навязывания чуждых русскому обществу европейских бытовых традиций. Повсеместно вводится новая, более практичная европейская одежда, упраздняются многочисленные запреты в общественной жизни и в быту, характерные для средневековья. Изменился внутренний порядок дома, система дворцовых интерьеров. Появились новые формы общения, развлечений, многочисленные светские праздники. Начиная с 1 января 1700 г. Россия перешла на новое летоисчисление от Рождества Христова, как это было принято в большинстве европейских стран. С этого времени стали устраивать елки и отмечать Новый год.

Существенным образом преобразился государственный подход к организации просвещения, образования и науки. На одной из частных печатей царя был вырезан девиз: «Аз есмь в чину учимых и учащих мня требую». Вся деятельность Петра I точно ему соответствовала. Просвещение и наука представлялись Петру I прежде всего с их практической стороны. Выучиться чему-нибудь необходимо было для жизни, для дела, для того, чтобы тотчас приложить полученные знания на практике. В то же время Петр I говорил о необходимости развития просвещения и науки для того, чтобы поднять культурный уровень общества. Важным шагом на пути прогресса образования и просвещения стало введение более приближенных к практическим нуждам алфавита и гражданского шрифта. В первой четверти XVIII в. появляются первые средства массовой информации – газета и журнал, были напечатаны сотни книг, возникают библиотеки и общедоступный театр, парки и парковая скульптура, дворцовая архитектура.

Венцом реформаторской деятельности Петра Великого стало основание в 1703 г. Санкт-Петербурга, сыгравшего огромную роль в истории культуры России. По словам российского ученого А.С. Запесоцкого, «Петербург является в первую очередь историко-культурным феноменом»7. Созданный в ходе реформ, Петербург закономерно вобрал в себя лучшие традиции отечественной культуры – личностное начало, стремление к свободе, восприимчивость по отношению к другим культурам. Эти черты в нем органично сочетались с передовыми идеями европейских стран Нового времени. «Россия вошла в Европу, как спущенный корабль, при стуке топора и при громе пушек, – писал А.С. Пушкин (1799-1837). – Но войны, предпринятые Петром Великим, были благодетельны и плодотворны. Успех народного преобразования был следствием Полтавской битвы, и европейское просвещение причалило к берегам завоеванной Невы»8. Петербург стал городом общемировых культурных традиций, которые явились результатом творческой переработки чужеземных образцов на российской почве. Однако появившись в эпоху культа разума и знания, он значительно отличался от старых европейских столиц – Парижа, Рима, Лондона в лучшую сторону, поскольку с самого начала создавался как центр просвещения и науки. Характерными чертами петербургской культуры были академизм, профессионализм. Первый историограф Петровской реформы И. Голиков сравнивает «град Петров» с египетской Александрией, являвшейся научным центром древнего мира. В XVIII в. со всей России и из-за рубежа в северную столицу стекаются лучшие умы и художественные силы. Быстрыми темпами создаются научные и учебные заведения, активно формируется слой образованных людей. Строятся величественные архитектурные сооружения, создаются крупнейшие промышленные предприятия.

Петр I сохранял крепкую связь со своим народом. Он не раз подвергался искушению: пока русские учатся, пригласить в опасные для страны годы войны иностранных фельдмаршалов, генералов и офицеров. Однако сумел преодолеть его и, считая, что война является лучшей школой для развития способностей, «отстранял духовное принижение народа». То же самое относилось и к дипломатической службе, и к управлению государством. Петр сумел побороть в себе подобные желания, поскольку жил со своим народом одной жизнью и строго придерживался правила: во главе «известного управления» ставить русского человека, второе после него место мог занимать иностранец. Не имея первоначально специальных знаний, русские люди, которым «Петр поручил начальство над своими неопытными войсками, оказались полководцами, каких не могла дать ему образованная Европа; те неприготовленные русские дипломаты, не знавшие ни прошедшего, ни настоящего держав, куда были посланы представителями России, очень скоро стали в уровень с самыми искусными министрами европейскими»9.

Ценностные ориентиры новой культуры. Реформы Петра Великого предопределили существенные изменения в приоритете ценностей русской культуры. Характерными чертами историко-культурного процесса становятся практицизм и ускорение тех его областей, в которых было заинтересовано правительство:

  • развитие светского образования,

  • книжное дело,

  • научные знания,

  • градостроительство.

1) В первой четверти XVIII в. уменьшается значение религиозного мировоззрения как преобладающей формы духовного творчества. Известный российский ученый, академик А. Панченко отмечает, что секуляризация культуры расчленила средневековую цельность древнерусской культуры сплошь религиозной и «застывшей» как система готовых эталонов, клише, форм, этикета, на две культуры: светскую и религиозную (духовную)10. При этом религиозная часть культуры оттеснялась на периферию национально-исторического развития, а новообразовавшаяся – секулярная, светская культура укоренялась в центре культурной и общественной жизни.

2) Русская культура XVIII в. стала проникаться принципом историзма. Традиционное мышление, характерное для средневековой культуры, начинает уступать место представлениям о социальном и культурном прогрессе как поступательном движении общества вперед, его развитии и совершенствовании.

3) По сравнению с предшествующим временем значительно ускорился темп жизни. Этому во многом способствовало увеличение потока информации – выпуск газеты, переводной и оригинальной литературы; поездки в западноевропейские страны. Как отмечает историк искусства Н. Дмитриева, «культура петровского времени отличалась деловитостью, но скучной ее не назовешь: в ней таилась романтическая нетерпеливость – поскорее узнать, открыть, освоить, догнать. После столетий неспешного традиционного развития и недоверия к новшествам Россию обуяла неистовая любознательность. Сам Петр не только собственноручно владел четырнадцатью ремеслами – плотничал, точил, строил, делал чертежи кораблей, – но и страстно увлекался всем необычным – редкостями и диковинами. …Поэзия петровского времени – это поэзия кораблестроительства, соленого морского ветра. Вкусы Петра в данном случае отражали стремления новой России: прорыв к морю составлял ее неотложную историческую задачу»11.

4) Петр I стремился закрепить достигнутые в ходе реформ успехи и установить во всем государстве единый порядок, т.е. обязательные для всех правила, охватывающие все стороны российской жизни и, соответственно, культуру. По словам историка культуры В. Вейдле, путь Петра I «шел к снесению старого и к постройке на образовавшемся пустыре чего-то разумного, полезного и вытянутого по линейке»12. Так, создавая формы петербургской жизни: прямые перспективы, возведенные по официально утвержденным проектам дворцы и дома, подчиняя установленным правилам порядок общественной жизни, Петр I пытался создать «правильный», «образцовый» для городской российской жизни город.

Особое место среди государственных преобразований Петра I принадлежит принятой в 1722 г. «Табели о рангах», в которой были приведены в систему все государственные чины. «Табель о рангах», обязывала всех дворян служить и объявляла службу единственным способом получения любого государственного чина.

Большой популярностью в России пользовалась книга «Юности честное зерцало». В переведенной по приказанию царя с немецкого языка книге содержалось специальное руководство о правилах хорошего тона и поведения в обществе.

5) В петровскую эпоху важное значение приобретает личностное начало. Динамизм общественной жизни петровской эпохи рождал деятельную личность, а не безликого, плывущего по течению, человека. Это были новые, в основном «простые люди» дворянского мира – патриоты, новаторы, рвущиеся вперед. Многие из них, мечтая о создании обновленной России, с легкостью порывали с ценностями уходящей культуры. Их стремление к карьерному росту обеспечивалось Табелью о рангах, что вело к возрастанию личной инициативы, деловитости и активности.

Характерной особенностью русской жизни того времени становится творческий подъем. Политика заимствований достижений западноевропейской цивилизации содержала в себе реальную угрозу денационализации России. В этом случае страна, потерявшая национальное своеобразие, могла бы лишиться и места в европейской культуре. Эта опасность проявилась с самого начала вследствие резкого и насильственного характера петровских реформ. Однако эти же реформы вызвали и огромный национальный творческий подъем.

Патриотическая деятельность народа нашего Отечества по завоеванию достойного места в мировом сообществе была сопоставима с подвигом, который на протяжении его великой истории совершался не единожды. По словам С.М. Соловьева, никогда ни один народ не совершал такого подвига, который был совершен русским народом в первую четверть XVIII века. На исторической сцене явился народ малоизвестный, бедный, слабый, не принимавший участия в общей европейской жизни; неимоверными усилиями, страшными пожертвованиями он дал законность своим требованиям, явился народом могущественным, но без завоевательных стремлений, успокоившимся, как только приобретено было необходимое для его внутренней жизни.

6) Трансплантация достижений западной цивилизации на российскую почву привела к появлению в русской национальной ментальности двух параллельно протекавших процессов – рациональной самоидентификации и бессознательно-невротического переживания травмы разрыва со «своим» и становления «чужого»13, что нашло соответствующее отражение в трудах отечественных мыслителей. В историософских работах XVIII-XIX вв. доминирует оценочность культурно-исторического развития России в основном в двух плоскостях: одни авторы утверждают ее преимущество перед Западом, другие, наоборот, признают ее отсталость. Как отмечает П.Я. Чаадаев, «с того дня, как мы произнесли слово «Запад» по отношению к самим себе, – мы себя потеряли».

Однако подражание Западу, в котором часто упрекали Петра I, не было его главной целью. Оно имело лишь утилитарное, прикладное значение как способ «подтянуть» Россию к модели передовой державы с высокоразвитой культурой, сильной в экономическом и в военном отношении. Будучи русским императором, Петр не был западником в упрощенном понимании этого термина. Царь относился к Европе чисто «утилитарно». Он избирательно и прагматически заимствовал инструментарий европейской цивилизации, позволяющий оперировать во внешней среде и иметь над ней контроль более могущественными средствами. Главной целью Петра было не смиренное «вхождение в европейский дом», а великая Россия. Развитие культурно-исторического процесса в России в эпоху реформ Петра I – это целостный, поступательный процесс, без каких-либо «революционных метаморфоз» и «чудесных преображений» России из азиатской в европейскую страну. Как отмечает известный отечественный историк Л.Н. Гумилев (1912-1992), в странах Западной Европы давно родилось предубеждение против неевропейских народов. Многие авторы универсальных концепций истории, философии, морали и политики в XVIII в. имели об Азии крайне поверхностное и часто превратное представление. К тому же «в XVIII в. юные петиметры, возвращаясь из Франции, где они не столько постигали науки, сколько выучивали готовые концепции, восприняли и принесли домой концепцию идентичности русских и татар как восточных варваров. В России они сумели преподнести это мнение своим современникам как само собой разумеющуюся точку зрения на историю».14 По мысли российского академика Д.С. Лихачева, в петровскую эпоху основные направления эволюционного развития России не изменились, изменился лишь ритм развития. Петр привел Россию не из Азии в Европу, а из Средневековья в Новое время. Недаром, как заметил Герцен, «на вызов Петра Россия ответила Пушкиным», т.е. явлением исключительно русского характера.

Первый президент Чехословацкой республики Т.Г. Масарик (1850-1937) в книге «Россия и Европа» пишет: «Несмотря на религиозную и церковную изоляцию, в Москве существовало (и это важно иметь ввиду) внутреннее спонтанное стремление к реформам и европеизации. Под последним термином следует понимать нечто большее, чем простое подражание Европе или заимствования у Европы. С самого начала русское государство развивалось в согласии с его собственными принципами, и эта эволюция проходила параллельно с эволюцией в Европе, будучи подобной ей и во многих отношениях даже идентичной. Русские были индоевропейцами, так же как и германцы и романоязычные народы; они учились у византийцев, как германцы и романцы учились у римлян, наконец, нужно помнить, что несмотря на взаимную обособленность, некоторый обмен цивилизованных сил никогда не прекращался»15.

Выдающийся русский мыслитель В.Г. Белинский (1811-1848) в одной из своих работ тонко подметил: «…Родовое, субстанциальное начало в нас не подавлено реформой Петра, но только получило через нее высшее развитие и высшую форму. … Какие хорошие свойства русского человека, отличающие его не только от иноплеменников, но и от других славянских племен, даже находящихся с ним под одним скипетром? Бодрость, смелость, находчивость, сметливость, переимчивость – на обухе рожь молотит, зерна не обронит, нуждою учится калачи есть, – молодечество, разгул, удальство, – и в горе, и в радости море по колено! Но разве европеизм может изгладить эти коренные субстанциальные свойства русского народа? Разве образованный русский человек теперь не так же, как и прежде, размашист в горе и в радости и не родной брат тому, который некогда, приложив руку к уху, певал богатырским голосом на весь божий мир:

Высота ли, высота поднебесная,

Глубота ли, глубота океан-море,

Широко раздолье по всей земле,

Глубоки омуты днепровские»16.

7) В российском обществе возникла новая динамика социального и культурного развития.

Социальная и культурная динамика общественной жизни

России, сложившаяся вследствие реформ

Все вводимые новшества – бытовые, в сфере этики и т.п. были обязательными для дворян.

Нововведения почти не затрагивали крестьянство, мелкого городского люда, податных сословий.

Древнерусские традиции не погибли, а только ушли вглубь и на периферию.

Избирательное заимствование отдельных элементов, перенесение их верхушечных плодов на несвойственную им почву, неизбежно вызывало возникновение эклектизма, который в течение последующих десятилетий нивелировался путем поисков многочисленных органических сочетаний отечественного и иноземного. Этот процесс обеспечивался за счет народной культуры, составлявшей основу отечественной культуры.

В культуре сложилась своеобразная амальгама (сплав): традиционные представления сочетались с новыми, но не сливались с ними полностью.

Эклектизм, эклектика означает механическое соединение разнородных, часто противоположных принципов, сочетаний, взглядов, стилей и т.д.

Петровская технология «культурной революции». Несмотря на то, что переход от средневековой культуры к новой был обусловлен всем ходом предшествующего исторического и культурного развития, смена «знаковой системы» российской культуры представляла собой не простую задачу, особенно в условиях отсутствия средств массовой информации. Д.С. Лихачев отмечал: «Петр I не был первым, кто поднял спор новой России со старой Русью. Но Петр всячески пытался этот спор сделать демонстративным. Он стремился… к тому, чтобы утвердить в сознании современников глубину совершающегося переворота… Все перемены облекались в демонстративные формы»17. Решающую роль в успехах реформ Петра I сыграли высокий гражданский пафос его планов, выраженный публично, миф, образ и знак, которые с помощью административного ресурса и народной молвы входили в общественное сознание. «Программа деятельности великого человека была начертана, – пишет С.М. Соловьев,«Учиться! работать! – воскликнул он своему народу. Я показываю пример, восстановим нашу честь и славу, выучимся побеждать иноземцев, чтоб они не смели презирать нас; возьмем у них науку, благодаря которой они так превосходят нас; приобретем морские берега, обогатимся торговлею, заведем промыслы, проложим дороги, пророем каналы, переведем все их хорошие книги на свой язык»18.

Известный отечественный философ и культуролог П.Н. Милюков (1859-1943), подчеркивает, что Петр I разбудил и привел в движение колоссальные силы народа. Эта реформа была не из таких, которые скрываются в глубине канцелярий и теряют силу в процессе нисхождения и восхождения по инстанциям. Она не могла остаться неизвестной самому последнему крестьянину в самом глухом захолустье. Но мало всего этого – Петр и сам не оставался вдали от народной массы. Россия была полна Петром и его реформой. Прожить жизнь и не столкнуться с ним, не попасть так или иначе в тень его гигантской фигуры становилось просто невозможно19.

Смена «знаковой системы» культуры наилучшим образом осуществлялась через элементы образа жизни, досуга элиты, которые затем оказывали влияние на все стороны общественный жизни. На ускорение смены «языка культуры» значительное влияние оказали также вынос столицы за пределы исконно русских земель, «изобретение нового русского знамени (перевернутого голландского флага)», различных «символов и эмблем», изменение прежних представлений о монархе на новое – как творца современной России, царя-труженика, царя-учителя и ученика, просветителя и исследователя, утверждение в обществе собственным примером новых представлений о времени и пространстве: «Он ходил быстро, ездил скоро и на большие расстояния, решал дела на ходу и в походах» и многое другое. Смена «знаковой системы» придала процессам, происходившим до того в полуосознанной форме, сознательное направление20 и позволила в короткие сроки пробудить страну, зарядить ее кипучей энергией, придать целым пластам населения ориентацию «на Запад». «Культурные символы, внедренные Петром I в общественное сознание, – пишет А.С. Запесоцкий, – стали играть роль своего рода указателей, дорожных знаков на пути к повышению социального статуса, карьере, богатству, общественному признанию. Хочешь процветать – поспешай, прояви отвагу, смекалку, получи образование, примени его на службе стране. Не можешь сам – отдай служению делу Петра своих детей… Неудивительно, что страна пришла в движение»21.

В целом эпоха реформ Петра I представляет собой важный период в развитии русской культуры, связанный с ликвидацией монополии церкви в духовной жизни, развитием светского знания, возникновением рационалистических и научных идей, формированием концепции абсолютизма, появлением новых идейных течений и художественных тенденций. При этом изменение «знаковой системы» не означало полного разрыва с традициями отечественной культуры. Великие победы, одержанные русской армией, политические, экономические и культурные реформы, осуществленные Петром I, позволили решить национальную задачу: Россия превратилась в могучую державу, способную, по словам Белинского, «судьбы мира держать на весах своего могущества».

Отечественная

культура XVIII в.: тенденции историко-культурного процесса

В XVIII столетии территория России значительно расширилась за счет включения в нее новых земель, особенно в южном и западном направлениях. Население страны к середине XVIII в. составляло 18 млн. человек, а к концу века оно удвоилось и достигло 36 млн. человек. Основную массу россиян составляли сельские жители. Горожан насчитывалось только 10 %. К началу XIX в. в России существовало 634 города.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Планы семинарских занятий для студентов технического вуза Москва 2010 г

    Планы семинарских занятий
    Культурология. Планы семинарских занятий по базовому курсу «Культурология» / Московский государственный институт электроники и математики. М., 2010. С.
  2. Русская культура второй половины XIII — XV веков

    Документ
    В историко-культурном процессе XIII—XV вв. выделяются два периода. Первый (с 1240 г. до середины XIV в.) характеризуется заметным упадком во всех областях культуры в связи с монголо-татарским завоеванием и одновременной экспансией
  3. Русская культура: понятие, генезис, самобытность, амбивалентность автор: П. В. Рождественский Содержание

    Документ
    Информация к размышлению. Великая русская литература как источник знания и понимания своего народа, его культуры. "Боже! Если бы стотысячная, пожалуй, даже миллионная толпа "читающих" теперь людей в России с таким же
  4. Проблемы сохранения и развития русской культуры в условиях эмиграции первой волны (культурно-просветительская деятельность и литературное творчество писателя-эмигранта г. Д. Гребенщикова)

    Автореферат
    Работа выполнена на кафедре лексикографии и теории перевода факультета иностранных языков и регионоведения Московского государственного университета им.
  5. А. М. Горького Заочное отделение исторического факультета Особенности развития русской культуры XVII века Контрольная работа

    Контрольная работа
    XVII век, начавшийся с великой Смуты и закончившийся первыми реформами Петра, оставил яркий след в развитии русской культуры. На месте традиционного, средневекового мировоззрения возникало новое, гуманистическое – в котором больше

Другие похожие документы..