Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
Лисиченко Г.В., зам.директора по науке Института геохимии окружающей среды НАН и МЧС Украины, член-корреспондент НАН Украины, доктор технических наук,...полностью>>
'Документ'
Человечество вступило в 3-е тысячелетие в состоянии глубокого внутреннего противоречия по выбору решения совместного обеспечения условий жизнедеятель...полностью>>
'Документ'
Цей стандарт містить відповідно до чинних нормативно-правових актів інформацію про процедуру надання адміністративної послуги „Прийняття рішення про ...полностью>>
'Доклад'
Abstract. Показано, что важнейшие события истории Древнего Рима и государств, считавших себя его преемниками (Византия, Россия) происходили на максим...полностью>>

Ции научно-исследовательский институт актуальные проблемы ювенального права и прокурорского надзора по делам несовершеннолетних Материалы «круглого стола» Москва ● 2010

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

АКАДЕМИЯ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ

Актуальные проблемы

ювенального права

и прокурорского надзора

по делам несовершеннолетних

Материалы «круглого стола»

Москва ● 2010

АКАДЕМИЯ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ

Актуальные проблемы

ювенального права

и прокурорского надзора

по делам несовершеннолетних

Материалы «круглого стола»

Москва ● 2010

УДК 347.157

ББК 67.404.532+67.721.91

А43

Ответственный редактор О.В. Пристанская, заведующая отделом проблем прокурорского надзора и укрепления законности в сфере охраны прав несовершеннолетних НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ.

Рецензент О.И. Величко, кандидат юридических наук, доцент кафедры Института повышения квалификации руководящих кадров Академии Генеральной прокуратуры РФ.

А43

Актуальные проблемы ювенального права и прокурорского надзора по делам несовершеннолетних: материалы «круглого стола» / [отв. ред. О.В. Пристанская]; Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации. – М., 2010. – 104 с.

Сборник подготовлен на основе материалов выступлений участников заседания «круглого стола» на тему: «Актуальные проблемы ювенального права и прокурорского надзора по делам несовершеннолетних», состоявшегося 23 июня 2008 г. в Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. В нем освещены такие актуальные вопросы, как состояние законности в сфере охраны прав несовершеннолетних; проблемы повышения эффективности прокурорского надзора за исполнением законодательства об охране прав несовершеннолетних; место и роль ювенального права в системе российского права; понятие, предмет и перспективы развития ювенального права; проблемы взаимосвязи ювенального права и прокурорского надзора.

Для работников прокуратуры, научных и образовательных учреждений, специалистов в области уголовного и ювенального права, криминологии, возрастной психологии, психиатрии, детской психопатологии, психологии массовых коммуникаций, информационной безопасности детей.

УДК 347.157

ББК 67.404.532+67.721.91

© Академия Генеральной прокуратуры

Российской Федерации, 2010

Введение

23 июня 2008 г. в НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации состоялось заседание «круглого стола» на тему: «Актуальные проблемы ювенального права и прокурорского надзора по делам несовершеннолетних».

На обсуждение вынесены такие актуальные вопросы, как состояние законности в сфере охраны прав несовершеннолетних; проблемы повышения эффективности прокурорского надзора за исполнением законодательства об охране прав несовершеннолетних; место и роль ювенального права в системе российского права; понятие, предмет и перспективы развития ювенального права; проблемы взаимосвязи ювенального права и прокурорского
надзора.

Проведение «круглого стола» обусловлено особой важностью и остротой проблем охраны прав и законных интересов детей.

Защита детства является конституционной обязанностью государства. Объявление 2008 года годом семьи дало дополнительный импульс к совершенствованию государственно-правовой политики и развитию законодательства в сфере правового регулирования охраны прав и законных интересов несовершеннолетних и оказания семье помощи в их содержании и воспитании. Не утрачивает актуальности проблема повышения ответственности родителей за неисполнение ими обязанностей в отношении несовершеннолетних детей.

В 2008 г. приняты важнейшие федеральные законодательные акты: Федеральный закон «Об опеке и попечительстве», регламентирующий защиту детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в связи с чем внесены изменения в Гражданский, Семейный и Жилищный кодексы РФ.

13 мая 2008 г. Указом Президента РФ в целях поощрения граждан России за большие заслуги в укреплении института семьи и воспитании детей учрежден орден «Родительская слава». Пересматриваются в сторону увеличения социальные пособия, субсидии и дотации, предназначенные для материальной поддержки семей с несовершеннолетними детьми.

Одной из актуальнейших политических задач, поставленных Российским государством, является решение проблемы демографической безопасности. Осенью 2007 г. Указом Президента РФ утверждена Концепция демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года, направленная на увеличение продолжительности жизни населения, сокращение уровня смертности, повышение роста рождаемости, укрепление здоровья населения и улучшение на этой основе демографической ситуации в стране. Названной Концепцией предусмотрено, в частности, усиление государственной поддержки семей, имеющих детей, в том числе при помощи мер правового регулирования.

2 июня 2008 г. на парламентских слушаниях в Государственной Думе представлен и обсужден проект Концепции государственной политики с сфере духовно-нравственного воспитания детей в Российской Федерации и защиты их нравственности, включающей проекты 16 федеральных законов в указанной сфере.

Особую значимость в этих условиях приобретает прокурорский надзор, который, с одной стороны, обеспечивает единство правового поля, с другой стороны, способствует принятию более совершенных законов на основе анализа прокурорами практики их применения.

Обеспечение системности и эффективности законотворческого процесса, его соответствия объективным и прогнозируемым социальным потребностям в сфере охраны детства, совершенствование организации и методики прокурорского надзора требуют серьезного научного обсуждения с привлечением специалистов разных отраслей научного знания и практических работников.

В заседании приняли участие представители Генеральной прокуратуры Российской Федерации, НИИ, Санкт-Петербург-
ского и Иркутского юридических институтов Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Управления по правам ребенка аппарата Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, Миндзравсоцразвития России, Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при губернаторе Московской области, а также специалисты в области уголовного и ювенального права, криминологии, детской психологии и психиатрии, филологии, психологии массовых коммуникаций, информационной безопасности из ведущих научных и образовательных учреждений страны.

Состоявшееся на «круглом столе» обсуждение еще раз подчеркнуло необходимость продолжения организационно-право-вой, методологической, теоретической и методической разработки проблем ювенального права и их реализации в системах специализированного обучения работников суда, прокуратуры и других правоохранительных органов, правового обучения населения, а также повышения компетентности в вопросах ювенального права сотрудников представительных и исполнительных органов государственной власти, органов местного самоуправления, на которых возложены полномочия в сфере охраны детства.

О.В. Пристанская,

заведующая отделом проблем

прокурорского надзора и укрепления законности

в сфере охраны прав несовершеннолетних НИИ

Академии Генеральной прокуратуры РФ,

кандидат юридических наук

Проблемы становления ювенального права

как условие обеспечения законности в сфере

охраны прав несовершеннолетних

Современный период развития Российского государства отличается интенсивным процессом реформирования федерального, регионального и местного законодательства, регулирующего правовое положение детей в Российской Федерации во всех сферах их жизнедеятельности. В этих условиях формирование ювенальной государственно-правовой политики происходит в значительной мере бессистемно и хаотично, принимаемые в данной сфере законы не в полной мере соответствуют социальным потребностям, нередко вступают в противоречие друг с другом, при их разработке и принятии не всегда учитывается современная социальная, криминогенная и виктимогенная ситуация в стране, внутренние и международно-правовые обязательства государства в сфере охраны семьи и детства, сохраняются недопустимо низкий профилактический потенциал и недостаточная регулирующая роль права в повседневной жизни детей.

Мониторинг государственной политики России в сфере правовой охраны детей за последнее десятилетие фиксирует ее неблагоприятные с социально-правовой, криминологической и правозащитной точек зрения тенденции. Приходится констатировать, что вносимые в образовательное, информационное, уголовное и иные отрасли права изменения сами по себе способны иногда оказывать криминогенное и виктимогенное влияние на наиболее уязвимые группы населения, прежде всего детей. Так, очевидное негативное, с точки зрения снижения гарантий безопасности несовершеннолетних учащихся, значение имеют внесенные 24 апреля 2008 г.1 изменения в ст. 53 Закона РФ «Об образовании», фактически открывшие двери школ для лиц, имеющих неснятую и непогашенную судимость за совершенные против несовершеннолетних преступления, не являющиеся тяжкими или особо тяжкими (к ним относятся: развратные действия; половое сношение, мужеложство или лесбиянство с лицом, не достигшим 16 лет; неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, сопряженное с жестоким обращением с ним; распространение порнографических материалов или предметов; неквалифицированные виды организации занятия проституцией, притоносодержательства и др.).

Принятие законодательных решений, непосредственно затрагивающих права ребенка, бывает основано на политических, экономических, конъюнктурных и иных прагматических соображениях, лоббировании интересов, противоречащих задачам охраны прав несовершеннолетних, без учета законных интересов этой наиболее уязвимой категории населения.

Так, Федеральный закон от 08.12.2003 № 162-ФЗ, преследуя цели «экономии» репрессивных средств для разрешения организационно-финансовых проблем уголовно-исполнитель-ной системы государства, снизил уровень уголовно-правовой защиты несовершеннолетних потерпевших за счет сужения уголовно-правовых гарантий обеспечения основных, базовых прав детей – жертв преступлений, декриминализации преступлений против несовершеннолетних, либерализации уголовной ответственности взрослых преступников.

Серьезный методологический недостаток современной государственно-правовой политики состоит в непоследовательности действий законодателя при разрешении коллизий между конституционными правами и свободами совершеннолетних лиц (права на распространение и получение информации, свободы слова и свободы творчества, половой свободы и т.д.), с одной стороны, и общепризнанными правами и законными интересами несовершеннолетних – с другой, в случаях их противоречия друг другу. Отсюда размытость юридических границ обеспечения безопасности детей от злоупотреблений и противоправных посягательств со стороны взрослых лиц, недостаточно четкое определение приоритетных правоохраняемых объектов в рамках этого «правового поля». В конечном счете указанные коллизии далеко не всегда разрешаются в пользу детей, составляющих почти четверть населения страны. Попытки мерить одним аршином права детей и права взрослых лиц в правотворческой деятельности недопустимы.

Например, принятые в 2006 г. федеральные законы «Об информации, информационных технологиях и защите информации»1 и «О рекламе»2 по ряду принципиальных позиций снизили предусмотренные ранее правовые гарантии защиты прав и законных интересов детей при распространении информации по информационно-телекоммуникационным сетям общего пользования. С их вступлением в законную силу допускается: распространение вредной для детей информации в случаях, когда за ее незаконный оборот не установлена административная или уголовная ответственность (включая пропаганду насилия и жестокости); размещение рекламы в учебниках, предназначенных для учащихся 10 – 11 классов; распространение рекламы в детских и образовательных телепередачах, даже тех, продолжительность которых составляет 15 минут, без установления при этом каких-либо специальных требований и ограничений к содержанию (контенту) такой информационной продукции.

Несоответствие правовых норм правам детей (на половую неприкосновенность, на нормальное физическое, психосексуальное и нравственное развитие) – нередко закономерное следствие их разработки исключительно на основе формально-юридиче-ского подхода без учета современных научных знаний в смежных областях науки, без привлечения специалистов соответствующего профиля. Принятые таким образом ошибочные законодательные решения способны повлечь серьезнейшие негативные последствия.

Например, менее чем через полтора года после введения в действие УК РФ 1996 г. в ст. 134 УК РФ возраст половой неприкосновенности потерпевших без какого бы то ни было обоснования был снижен с 16 до 14 лет1. Тем самым по формально-юридическим основаниям были декриминализированы ненасильственные гетеро- и гомосексуальные контакты взрослых лиц с подростками 14 – 15-летнего возраста. В результате количество зарегистрированных по ст. 134 УК преступлений и совершивших их лиц снизилось в 1999 г., по сравнению с 1997 г., в 2,8 раза
(с 542 до 194 фактов и с 336 до 122 человек соответственно). От уголовной ответственности тем самым были освобождены клиенты 14 – 15-летних детей-проституток, образовалась не контролируемая обществом и государством ниша высокоприбыльной коммерческой сексуальной эксплуатации детей. Потребовалось пять лет2 совместных усилий юристов, педиатров, детских психологов, психиатров, физиологов, акушеров-гинекологов, сексологов, педагогов, чтобы восстановить в указанных статьях возраст согласия до 16 лет, приведя его в соответствие с научно установленными среднестатистическими темпами психофизиологического и психосексуального развития современных российских подростков.

Не могут не настораживать попытки необоснованного возложения всей полноты ответственности за содержание, воспитание, образование, защиту прав и законных интересов несовершеннолетних на их родителей при полном игнорировании соответствующих обязательств государства, закрепленных в ст. 38 Конституции РФ.

Так, законопроекты, направленные на усиление ответственности родителей за воспитание детей, предусматривают «введение санкций, вплоть до уголовного наказания, в отношении родителей (матерей), отказывающихся без уважительных причин взять детей из родильного дома, иного лечебного, воспитательного, социозащитного учреждения», а также введение для этих лиц «обязанности возмещать затраты по содержанию ребенка, помещенного в социальное учреждение»1. Такие законодательные инициативы, преследуя гуманные цели повышения правовых гарантий охраны базовых прав ребенка, разрабатываются без учета криминологически неблагоприятного прогноза их реализации в условиях современной России. Чрезмерное ужесточение уголовных репрессий за уклонение родителей от воспитания детей в условиях распространенного в стране материального, социального и нравственно-психологического неблагополучия большинства семей с несовершеннолетними детьми2 может повлечь криминологически значимые негативные последствия, включая распространение убийств новорожденных детей и жестокого обращения с ними, возрастание числа абортов и самоабортов (в том числе криминальных, совершаемых в антисанитарных условиях, на поздних сроках беременности), рост числа подкинутых детей, материнской и младенческой смертности. Как следствие указанных факторов – усугубление демографического кризиса в России, дальнейшее снижение уровня защиты права детей на жизнь и выживание до и после рождения.

В начале XXI в. наблюдалось отступление от ранее заявленных государством задач, многие стратегические, программные положения, направленные на охрану детства, остались нереализованными, сроки действия ряда важнейших документов давно истекли3, а новые до сих пор не приняты. На отход России от принципа приоритетного соблюдения прав ребенка обращено внимание Комитетом ООН по правам ребенка в Заключительных замечаниях по итогам рассмотрения третьего периодического доклада России о выполнении Конвенции о правах ребенка (сентябрь 2005 г.)1, который, в частности, с озабоченностью отметил, что с 2000 г. Россия не имеет общенационального плана действий в интересах детей2.

Проводимая Российским государством в 2002–2005 гг. фундаментальная реформа федеративных отношений и местного самоуправления болезненно затронула основы законодательного регулирования правового статуса ребенка в России. Федеральными законами от 22.08.2004 № 122-ФЗ3 и от
31.12.2005 № 199-ФЗ были существенно пересмотрены основы государственной нормативно-правовой политики в интересах детей, изменен ряд положений базовых и отраслевых законодательных актов, регулирующих права ребенка (Закон РФ «Об образовании», федеральные законы «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», Семейный кодекс Российской Федерации, Основы законодательства Российской Федерации о культуре, Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан и др.).

На уровне федерального законодательства пресловутый Закон № 122-ФЗ серьезно ухудшил правовое положение детей в основных сферах их жизнедеятельности (образования, здравоохранения, трудоустройства, культуры, отдыха, досуга, обеспечения жильем). В нарушение общепризнанных международно-правовых принципов и норм неоправданно был сокращен перечень провозглашенных на федеральном законодательном уровне прав ребенка (права на приоритетную социальную защиту со стороны государства, на оказание бесплатных социальных услуг в сфере образования, культуры, социальной помощи и реабилитации), обязанности по их реализации, ранее закрепленные за федеральными органами исполнительной власти, переданы на уровень субъектов Федерации.

Изменениями, внесенными в базовый закон о регламентации правового статуса ребенка в России – Федеральный закон от 24.07.1998 № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», исключены важнейшие правовые гарантии охраны прав несовершеннолетних: признание государственной политики в интересах детей приоритетной «областью деятельности органов государственной власти Российской Федерации»1; «обязанность установления и соблюдения государственных минимальных социальных стандартов основных показателей качества жизни детей»2; обязательства государства, связанные с всеобъемлющей «защитой» прав и законных интересов детей, на уровне федерального законодательства заменены на обязанности лишь государственной «поддержки» детства.

Отсутствие целостной концепции государственно-правовой политики в сфере охраны прав ребенка, несовершенство законов, их пробельность, коллизионность, неадекватность социальной действительности нередко способствуют формированию сложных, острых, трудноразрешимых и даже конфликтных социально-правовых ситуаций и тем самым обусловливают правонарушающее и виктимное поведение несовершеннолетних.

Такую роль прежде всего играют нормы права, не отражающие изменившиеся социальные потребности общества и интересы охраны детства в сфере охраны здоровья, образования, труда, социальной защиты, информационной безопасности. Не менее деструктивное влияние оказывают противоречивые, несогласованные, порой хаотичные изменения, внесенные в последнее десятилетие в законодательство, регламентирующее правовой статус ребенка.

В отраслевом законодательстве до сих пор сохраняются пробелы, не позволяющие обеспечить адекватную защиту прав детей, их безопасность. Они обусловлены, в частности, появлением новых, нетрадиционных для России видов угроз безопасности детей, связанных с развитием транснациональной организованной преступности (торговля детьми, коммерческая, сексуальная и экономическая эксплуатация несовершеннолетних), современных телекоммуникационных технологий и средств связи (детская порнография в сетях Интернет и мобильной связи), с либерализацией экономической, информационной, образовательной, миграционной, уголовной и иных сфер государственной политики.

Законодательная регламентация в России правового статуса ребенка в современном информационном пространстве не обеспечивает эффективной защиты детей от информации, наносящей вред их здоровью, нравственному и духовному развитию, их информационной безопасности. В настоящее время на федеральном уровне регулирование охраны и защиты прав детей в информационной сфере осуществляется не согласованными между собой правовыми актами и не охватывает всех видов информационной продукции и каналов ее публичного распространения. Принятые на международном уровне достаточно жесткие стандарты в этой сфере1, в том числе касающиеся наиболее массовых форм обращения потенциально вредной информации, распространяемой посредством кино-, аудио-, аудиовизуальной продукции, телекоммуникационных сетей открытого доступа (Интернета, мобильной связи), электронных и компьютерных игр, в российском законодательстве до сих пор не нашли последовательной реализации.

В целях восполнения указанных правовых пробелов в
14 субъектах Федерации приняты законы и подзаконные нормативные акты о защите общественной нравственности, направленные на охрану интересов детей в сфере оборота информации, при этом в семи из них действуют специальные законы о защите нравственности и здоровья детей. Однако они не решают проблемы создания остро необходимых общегосударственных гарантий информационной безопасности детства.

Формирование ювенальной государственно-правовой политики в стране происходит в отсутствие научно обоснованной Концепции, в основе которой должны лежать как общие принципы законности, так и общепризнанные принципы международного права1 в сфере охраны прав ребенка, закрепленные в Декларации прав ребенка ООН, Конвенции ООН о правах ребенка, международных правовых актах Совета Европы, Содружества Независимых Государств. К последним относятся следующие принципы, которые должны пронизывать все отрасли права, регламентирующие права детей.

1. Принцип приоритетности интересов детей, обеспечения государством особой их защиты, наилучшего обеспечения интересов ребенка во всех действиях в отношении детей (принцип государственного протекционизма в интересах несовершеннолетних) – основополагающий, базовый принцип международного права, конкретизируемый в других, неотъемлемо связанных с ним принципах.

2. Принцип допустимости ограничения законом прав и свобод граждан, если это необходимо для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав несовершеннолетних лиц1.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Категориальное мышление в праве: его значение Акашкин А. Ю

    Документ
    О степени разработанности понятия «категория», вообще, можно говорить только в рамках философского знания. Категории (от греч. kategoría - высказывание, обвинение; признак) в философии, наиболее общие и фундаментальные понятия, отражающие
  2. Концепция правовой политики республики казахстан на 2010-2020 годы и перспективы развития судебной системы астана-2009

    Документ
    Абдрасулов Е.Б., заведующий Отделом стратегических разработок и анализа Аппарата Верховного суда Республики Казахстан, доктор юридических наук, профессор;
  3. Д. С. Береговцова кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры теории и истории государства и права Полоцкого государственного университета

    Документ
    Региональная политика государств Восточной Европы : сб. материалов V респ. Афанасьевских чтений, Брест, 4 февраля 2011 г. / Брест. гос. ун-т им. А.С. Пушкина; [редкол.
  4. Сборник статей подготовлен на основе материалов Всероссийской конференции по проблемам правового просвещения и воспитания детей, состоявшейся 10 июня 2011 года в г. Волгограде. Ббк 67. 05

    Сборник статей
    Маликов Е. Ю.  кандидат юридических наук, председатель Волгоградского регионального отделения общероссийской общественной организации «Ассоциация юристов России»;
  5. Сборник статей /Отв. Ред. Иглина Н. Б. Архангельск, 2010. 163 с

    Сборник статей
    Совершенствование организации процесса ресоциализации несовершеннолетних правонарушителей: Сборник статей /Отв. Ред. Иглина Н.Б. – Архангельск, 2010. – 163 с.

Другие похожие документы..