Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа дисциплины'
Санкт-Петербургский филиал федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Национал...полностью>>
'Реферат'
Реферат представляет собой изложение имеющихся в научной литературе и других источниках информации (интернет, газеты, научно-популярные журналы и др.)...полностью>>
'Доклад'
Муниципальное образовательное учреждение средняя общеобразовательная школа № 20 расположена в Ленинском районе города Иванова по адресу: проспект Стр...полностью>>
'Урок'
не просто жилище с крышей над головой, а место, где его любят и ждут, понимают и принимают таким, каков он есть, где тепло и уютно. Но у всех нас ест...полностью>>

Хаскелл Б. Карри

Главная > Семинар
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Хаскелл Б. Карри

Заметки об определении и природе математики1

Руководитель семинаров по философии: доц. С.Л. Катречко

Выполнил: асп. каф. Высшей Алгебры МГУ Е. Епифанов

Научный руководитель: д. ф.-м. наук, проф. Г.Б. Шабат

Предисловие переводчика

В своей «Заметке об определении и природе математики» Х.Б. Карри представляет свой философский взгляд на предмет математики. При этом он проявляет себя как приверженца формалистского видения оснований математики. Приводя различные точки зрения, он сначала критикует, пусть и не очень развернуто, но, тем не менее, достаточно серьезно, реалистический и интуиционистский взгляды, а затем показывает, что формалистский подход позволяет избежать трудностей, которые возникали других концепциях. В завершение, он приводит модель, по которой можно отделить математическую теорию от приложений, а также в некотором роде классифицировать «степени отдаленности» теории от приложений. Карри последовательно показывает, что формализм лучше всего подходит в качестве концепции основания математики, однако, он не приводит практически никаких недостатков своей теории, и это не позволяет принять полностью его точку зрения.

Эта статья является исследованием, написанным по просьбе проф. Гонсета, различных точек зрения на философию математики. Это переработка моих предыдущих рассуждений на эту тему, которые я теперь считаю не совсем верными. Аргументация основана на моем контакте с математикой и никак не использует знакомства с философией. Я не пытался ограничить себя рамками того, что называется рассказом, но статья задумывалась как самодостаточная.

* * *

Основной тезис таков: математику можно понимать как объективную науку, которая не зависит от всех без исключения элементарных философских предположений. Она является набором теорем, касающихся определенной темы, и эти теоремы верны, так как они относятся к фактам. Принятая мной позиция – это некоторый формализм, который можно называть эмпирическим формализмом.

Проблема математической истины

Существуют три принципиальных точки зрения на предмет математики, а именно: реализм, идеализм и формализм. Сейчас мы рассмотрим реалистический и интуиционистский подходы, а формализм оставим для следующего раздела.

Следуя реализму, математические высказывания отражают наиболее общие свойства нашего физического мира. Несмотря на то, что это сильно упрощенный взгляд на математику, и принимая во внимание важную роль, которую играет бесконечность в математике, это утверждение недоказуемо.

С идеалистической точки зрения, математика работает со свойствами различных мысленных объектов. Существует множество разновидностей этого подхода соответствующих природе этих объектов. Самыми крайними являются платонизм, который приписывает реальность всем бесконечным конструкциям классической математики, и интуиционизм, который зависит от априорного понимания течения времени. Все виды идеализма можно подвергнуть такой фундаментальной критике: во-первых, они весьма смутные, а, во-вторых, они опираются на метафизические предположения, от которых математика, если она обладает вышеупомянутым предфилософским свойством, должна быть независима.

Важно понимать, что эта критика, очевидная в случае платонизма, также применима и к интуиционизму. Что касается смутности, то Гейтинг в своем докладе (опубликованном в рамках серии Ergebnisse der Mathematik und ihrer Grenzgebiete, изд-во Springer-Verlag), развернуто показывает невозможность четкого определения понятия математической интуиции. Что же касается метафизического, то из интуиционистских работ становится понятно, что их “ur-intuition” обладает следующими свойствами: (1) это обязательно мыслительная деятельность; (2) она априорна; (3) она не зависит от языка; и (4) она объективна в том смысле, что она одинакова для всех мыслящих существ. Существование интуиции, временной или нет, удовлетворяющей этим четырем условиям является лишь предположением.

Формалистское определение математики

Следуя формализму, центральная концепция математики – это концепция формальной системы. Такая система определяется набором соглашений, которые я буду называть ее примитивными рамками (primitive frame), выделяя следующие: во-первых, должны быть объекты теории, которые я буду называть термами; во-вторых, должны быть правила, по которым можно строить утверждения с этими термами, т.е. какие предикаты мы примем за фундаментальные; и, в-третьих, какие из этих элементарных высказываний являются истинными. Первый и третий наборы из этих соглашений с необходимостью являются рекурсивными определениями, ибо мы не углубляемся в природу того, что такое термы, а просто приводим список простейших термов или символов, операторов и правил построения, по которым строятся все остальные термы. Аналогично, мы начинаем со списка элементарных утверждений, аксиом, которые верны по определению, и задаем правила вывода, по которым получаются все остальные теоремы. Доказательство элементарного утверждения поэтому заключается в том, чтобы проверить, что оно удовлетворяет определению элементарной теоремы.

Следует отметить, что в такой формальной системе неважно, что именно мы берем за основные символы (и операторы) – это могут быть отдельные объекты, символы, абстрактные концепции, переменные, и т.д. Любой такой способ понимания формальной системы можно назвать ее представлением. Примитивные рамки определяют, независимо от представления, какие элементарные высказывания истинны, и поэтому определяет значение фундаментальных предикатов. В этом смысле примитивные рамки определяют систему.

Важным случаем представления является символьный случай. При таком представлении, на котором настаивал Фреге и его последователи (Гильберт, Карнап, представители польской школы), формальная система становится эквивалентной формализованному синтаксису объектного языка. У этого представления есть определенные плюсы в виде четкости и конкретности. Но так же есть и недостатки. Для него необходимо, как показал Карнап, различать символы, используемые как названия термов, и представителей этих термов обычно это означает, что для последней цели берут более-менее известные символы, а те, которые используются реже, берут для первой. Т.к. мы никогда не используем символы объектных языков в теории, а только для ее введения, то это приводит к нечеткости. Почему нельзя упразднить объектный язык, и считать, что знаки являются объектами, которые можно брать в качестве символов, если нам потребуется? К тому же, рассмотрение других представлений может дать упрощения, которые синтаксическое представление дать не может. Таким образом, синтаксическая точка зрения приводит к крайнему номинализму – как видно из включения скобок, запятых, и проч. в число символов, и к выражениям, которые не являются «хорошими», а это недопустимо и противоречит духу математики.

При изучении формальных систем мы не должны ограничиваться выведением элементарных утверждении шаг за шагом. Вместо этого мы берем систему, определенную своими примитивными рамками, и изучаем ее всеми доступными методами. Таким способом мы можем получать новые утверждения, которые мы будет называть метатеоретическими утверждениями. Так же как и элементарные высказывания, они обязательно относятся к свойствам системы; но они так же могут использовать посторонние соображения. Так как они относятся с тем, что с точки зрения примитивных рамок является хорошо определенными предметами, то вопрос об их истинности не вызывает трудностей, кроме тех, которые присущи образованию сложных утверждений в целом.

Тогда формалистское определение математики таково: математика – это наука о формальных системах. Утверждения математики являются высказываниями, элементарными или метатеоретическими, в как-либо формальной системе, или множестве систем. Для каждого такого высказывания, которое не использует посторонних рассуждений, есть объективный критерий истинности в том смысле, что доказательство может быть проверено объективно; но высказывание может быть неопределенным в том смысле, что нет способа его получения (Entscheidungs-verfahren). Конечно, без интуиции здесь не обойтись, т.е. интуитивное понимание рекурсивных определений, математической индукции и проч.; но метафизическая природа этой интуиции не имеет отношения к делу. (Если используются внешние рассуждения, то мы имеем дело с прикладной, а не чистой математикой – граница между математикой и другими науками не четкая, и не должна такой быть). Следует упомянуть, что мы не сводим математику к одной формальной системе, более того метатеоретические высказывания включены в математику. Это ответ на возражения, которые могут возникнуть на основе теорем о неполноте Сколема, Геделя и др.

Истина и приемлемость

Обратимся теперь к связи между математикой и ее приложениями. Для этого мы введем другую концепции квази-истины, которую можно применять не к отдельным утверждениям, а к целым системам. Будем называть ее приемлемостью. Понимать под этим будем рассуждения, которые приводят нас к тому, что одна формальная система интересна больше другой.

Обычно приемлемость – это способ интерпретации теории в связи с какой-либо темой. Такую интерпретацию следует отличать от представления: в представлении предикаты определяются примитивными рамками, а при интерпретации мы связываем их с некоторыми интуитивными идеями, так что возникает вопрос о согласованности между истинностью утверждений формальной системы и соответствующих интуитивных утверждений. Поэтому приемлемость связана с конкретным замыслом, и обсуждать ее бессмысленно, пока не будет указана цель.

В качестве примера рассмотрим приемлемость классической математики для приложений в физике.

Среди критериев приемлемости можно упомянуть следующие: (1) интуитивная ясность исходных утверждений; (2) логичность (внутренний критерий); (3) полезность теории в целом.

Интуиционисты много извлекли из первого критерия. Они указывают на то, что многие теоремы математики совсем не являются интуитивно очевидными. Ими созданы системы, которые – и это можно подтвердить без углубленного изучения интуитивной метафизики – гораздо яснее интуитивно, чем классическая. Однако, эти системы настолько сложны, что они бесполезны, и поэтому не подходят по критерию 3. Более того, это – решающее соображение; ибо физика наука эмпирическая, и вопрос интуитивности вторичен. Приемлемость классической математики – это эмпирический факт, и правильный ответ на интуиционистскую насмешку, состоящую в том, что классическая математика имеет только эвристическое значение, коль скоро затронута физика, состоит в том, что интуиционистская математика имеет такое же значение.

Критерий логичности предложил Гильберт. Вероятно, причиной для этого послужило то, что он, как и интуиционисты, ищет априорное оправдание. Но, оставляя в стороне то, что вопрос априорного оправдания неприменим к физике, я считаю, что доказательство логичности не является ни необходимым, ни достаточным условием для приемлемости. Оно, очевидно, не достаточно. А что касается необходимости, то так как ничего неизвестно о нелогичности, то доказательство логичности, хотя оно и увеличивает наше знание о системе, не влияет на ее полезность. Даже если будет установлена нелогичность, то она не означает немедленного отказа от теории, а всего лишь то, что ее нужно изменить и освежить. Между прочим, именно это уже произошло в прошлом; теперь мы знаем, что математика 18го века была не совсем логичной (в нашем смысле этого слова), но от ее результатов никто не стал отказываться. Поэтому особая позиция Гильберта по отношению к логичности не является частью формалистской концепции математики, и поэтому очень неудачно, что многие отождествляют формализм с тем, что следует называть гильбертизмом.

На этом остановимся и сделаем выводы. Приемлемость неразрывно связана с замыслом, поэтому система, приемлемая для одной цели, может не быть приемлемой для другой. Например, я соглашусь с Вейлем и Генценом, что существуют цели, для которых интуиционистские системы приемлемы, хотя они и не приемлемы для эмпирических наук, для приложений в физике. Опять же, приемлемость – это не истинность; фактически, формалистское определение математической истины совместимо практически с любой позицией в отношении приемлемости. В этом смысле, формалистская математика совместима с разными философскими взглядами; это объективная наука, которая может составлять часть знаний философии.

Математика и логика

В популярных ныне обсуждениях утверждается, что интуиционизм, формализм и логицизм являются тремя основными точками зрения на природу математики; причем, последнее предполагает, что математика есть логика. Но на самом деле третьего взгляда на то, что такое математика, который был бы альтернативен двум другим, нет; ибо, говоря, что математика есть логика, мы всего лишь заменяем одно неопределенное понятие другим таким же. Если обратиться к определениям слова «логика» в логических системах, то можно обнаружить, что они лежат в диапазоне от крайне платонического до чисто формалистского. Поэтому вопрос о связи математики и логики отличается от вопроса об определении математики; но из-за недостатка места мы не можем углубиться в этот вопрос.

1 P. Benacerraf, H. Putnam (eds) Philosophy of Mathematics (хрестоматия "Философия математики» (под. редакцией П.Бенацеррафа и Х.Патнема)



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Сафонова Н. В. Что изучает математика? (2)

    Документ
    Математика уже давно не черпает свои идеи из человеческого опыта. Отрыв от эмпирической базы ныне настолько силен, что возникает неожиданный, но серьезный вопрос: что изучает математика?
  2. Сафонова Н. В. Что изучает математика? (1)

    Документ
    “Выяснение природы математики относится не к математике, а к философии, и возможно только в рамках широких философских воззрений, понимающих математику не в отрыве от остальной науки, а учитывающих ее происхождение из естествознания,
  3. Реферат по философии Заметки об определении и природе математики

    Реферат
    В своей «Заметке об определении и природе математики» Х.Б. Карри представляет свой философский взгляд на предмет математики. При этом он проявляет себя как приверженца формалистского видения оснований математики.
  4. Джек Лондон. Смирительная рубашка

    Документ
    как воск, еще не отлился в устойчивую форму, твое сознание еще находилось в процессе формирования О да, ты становился самим собой, и ты забывал.
  5. Душкин Роман Викторович darkus@yandex ru Москва, 2001 лекция

    Лекция
    Функциональное программирование ставит своей целью придать каждой программе простую математическую ин­терпретацию. Эта интерпретация должна быть независи­ма от деталей исполнения и понятна людям, которые не имеют научной степени в предметной области.

Другие похожие документы..