Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Наиболее сильное влияние на развитие психологии и психиатрии в Соединенных Штатах оказали две теории. Первая – теория и практика психоанализа, ведущая...полностью>>
'Реферат'
Во все времена женщине уделялась различная роль в обществе и в семье. Женщина была и мебелью в доме, и прислугой в своей собственной семье, и властной...полностью>>
'Семинар'
Докладчик: АЛЕКСАНДР КОСТИН, исполнительный директор ЗАО «АБМ Партнер», оценщик 1 ой категории, консультант по созданию конкурентных преимуществ в биз...полностью>>
'Тесты'
Учитель вводит абстрактные понятия, не объясняя сущность предмета или явления, а давая готовые ответы для обязательного запоминания. Например: «Что т...полностью>>

Программа 68-ой научно-практической конференции студентов, магистрантов и аспирантов белорусского

Главная > Программа
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

Белорусский государственный университет



Факультет международных отношений





СБОРНИК ТЕЗИСОВ

68-й научно-практической конференции студентов, магистрантов
и аспирантов

Минск, 27 апреля 2011 г.

Минск, 2011

Редакционная коллегия:

Шадурский Виктор Геннадьевич, доктор исторических наук

Достанко Елена Анатольевна, кандидат политических наук

Решетников Дмитрий Георгиевич, кандидат географических наук

Русакович Андрей Владимирович, кандидат исторических наук

Ярошевич Вячеслав Иванович, кандидат экономических наук.

Сборник тезисов 68-й научно-практической конференции студентов, магистрантов и аспирантов факультета международных отношений БГУ. Минск, 27 апреля 2011 г. / Редкол.: В.Г.Шадурский и др. – Минск, 2011.

В сборнике представлены тезисы выступлений студентов, магистрантов и аспирантов на 68-й научно-практической конференции студентов, магистрантов и аспирантов факультета международных отношений БГУ. Рассмотрены проблемы международных отношений, международного права, международных экономических отношений, языкознания и культурологии.

ПРОГРАММА

68-ОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СТУДЕНТОВ,

МАГИСТРАНТОВ И АСПИРАНТОВ БЕЛОРУССКОГО

ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА

ФАКУЛЬТЕТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Пленарное заседание: 27 апреля, 10.00. ауд. 603

Открытие конференции

Шадурский В.Г. – декан факультета международных отношений, профессор

Деятельность Информационного центра Европейского

Воротилина В.Е., Управление международных связей БГУ

О порядке работы конференции

Ярошевич В.И., председатель Совета по НИРСА ФМО БГУ, доцент кафедры МЭО ФМО БГУ

Работа секций: 27 апреля, с 11.00



СОДЕРЖАНИЕ

Секция «История международных отношений»

1. Дипломатическая деятельность Виталия Степановича Смирнова

Жерносек А.Ю., студ. 2 к., научный руководитель – Свилас С.Ф.

2. Витебский котел – первая победа операции «Багратион»
Назаренко А. М., студ. 3 к., научный руководитель — Шарапо А. В

СЕКЦИЯ «ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННЫХ международных отношений»

1. США-КНР: стратегическое соперничество за сферы влияния

Беспанская Н., студ.4 к., научный руководитель – Розанов А.А.

2. Северное «мини-НАТО»: дипломатическая интрига или реальность?

Чернявская Е., студ. 3 к., научный руководитель: Шадурский В.Г.

СЕКЦИЯ «ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВ И МЕЖДУНАРОДНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ»

1. Пытанне пра будаўніцтва Беларускай АЭС у адносінах Беларусі і Літвы

Лясная І. М., студ. 4-га курса, навуковы кіраўнік – Фральцоў У. В.

2. О некоторых аспектах энергетической политики Европейского союза и Республики Беларусь

Чиж А., студ. 4 к.,научный руководитель – Хухлындина Л.М.

СЕКЦИЯ «ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА И ОРГАНИЗАЦИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ СВЯЗЕЙ»

1. Православная Церковь как субъект международной миротворческой деятельности

Бирилло А. С., студ. 3 к., научный руководитель: Михалькевич Г. Н.

2. Польша и Беларусь через призму туристического обмена

Крюк Ю. Е., студ. I к., науч. рук. Русович В.И.

СЕКЦИЯ «ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО»

1. Долевое строительство жилья: рискуем оправданно

Фидек А. В., студ. 2 к., научный руководитель - Денисенко М. А.

2. Порядок разрешения споров по биржевым сделкам, совершаемых на товарных биржах. Арбитражная комиссия

Скребец А. И, студ. 2к., научный руководитель – Денисенко М.А.

3. Законодательное закрепление презумпции согласия на забор органов и тканей человека

Шетько А.Н., студ. 1 к., научный руководитель – Байбороша Н.С.

4. Дискредитация как одна из форм недобросовестной конкуренции по законодательству Республики Беларусь

Тыкоцкая Н.Г., аспирант, научный руководитель – Бабкина Е.В.

Секция «Европейское право»

1. Свобода передвижения граждан третьих стран в Европейском Союзе

Федорова В.Л., студ. 4 к., научный руководитель – Ухванов В.Н.

2. Перспективы создания патента Европейского Союза

Лобанова Е. А., студ. 4к., научный руководитель – Леанович Е. Б.

3. Проблемы суверенитета в условиях глобализации. Соотношение государственного суверенитета и интеграции стран Европейского Союза

Бельский А. П., студ. III к., науч. рук. Юрьева М.В.

4. История интеграционных процессов в Европейском Союзе

Короед Н.В., студ. 4 к., научный руководитель – Кудрявец Ю.Н.

5. Дистрибьюторский договор и антимонопольное законодательство Европейского союза

Степанчикова Ю.С., аспирант ФМО,научный руководитель – Бабкина Е.В.

Секция «Международное частное право»

1. Свободные лицензии на программное обеспечение

Иванова Е. студ. 4 к., научный руководитель – Леанович Е.Б.

2. Принцип конфиденциальности в международном коммерческом арбитраже

Гаврилова О. Г., студ. 5 к., научный руководитель – Бабкина Е.В.

3. Интеллектуальное пиратство в сети Интернет на примере использования протокола BitTorrent

Дударева А.А., студ. 3 к., научный руководитель -- Леанович Е.Б.

4. Траст в англо-саксонском праве

Веремейчук И. Н., студ. 4к., научный руководитель – Леанович Е. Б.

5. Урегулирование инвестиционных споров в рамках Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций

Асинская Н. А., студ. III к., науч. рук. Бабкина Е.В.

6. О понятиях «инвестирование» и «инвестиционная деятельность»

Шевченко А. П., аспирант, научный руководитель – Денисенко М. А.

7. Последовательность ДНК как объект правовой охраны права интеллектуальной собственности

Парфенчик О.С. аспирант, научный руководитель - Леанович Е.Б.

8. Принципы международного частного права и их роль в правоприменении

Оксютчик Н.В., аспирант, научный руководитель – Бабкина Е.В.

9. Правовое регулирование юрисдикционного иммунитета иностранного государства в Республике Беларусь

Фирсова Д. О., аспирант, научный руководитель – Леанович Е. Б

СЕКЦИЯ «КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

И ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН

1. Проблемы отмены смертной казни в Соединенных Штатах Америки

Маркевич В.З., студ. 2 к., научный руководитель - Вашкевич А.Е.

2. Правовой статус Кнессета

Шрайбман А. Г., студ. 2 к., научный руководитель - Вашкевич А.Е.

3. Институт монархии в Швеции

Федулова Д.С., студ. 3 к., научный руководитель – Вашкевич А.Е.

СЕКЦИЯ «МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО»

1. Понятие «частная жизнь» в решениях Европейского Суда по правам человека

Красотенко О.Ю., студ. 5 к., научный руководитель - Вашкевич А.Е.

2. Эволюция понятия агрессии в международном публичном праве

Борис А. Э., студ. 4 к., научный руководитель – Дейкало Е.А.

3. Имплементация политических прав женщин в законодательство Республики Беларусь

Вендина Д.А., студ. 4 к., научный руководитель - Зыбайло А.И.

4. Особенности нормативно-правового механизма защиты окружающей среды в период вооруженного конфликта

Дубровник Е.В., аспирант, научный руководитель – Зыбайло А.И.

5. Определение термина «народ» в контексте права народов на самоопределение

Басалыга А. Е. аспирант, научный руководитель Павлова Л. В.

Секция «теориЯ и историЯ государства и права»

1. Проблема рецепции иностранного права в законах XII таблиц

Макаёв Н.В., студ. I к., науч. рук. Ковкель Н.Ф.

2. О некоторых характеристиках вербальных коммуникаций в профессиональной деятельности юристов

Баранов Р.М., студ. I к. научн. рук-ль Ковкель Н.Ф.

3. Демократические реформы на острове Хиос в Vl в. до н.э.Социальная опора реформ.

Сапега А.Н., студ.I к., научный руководитель - Ковкель Н.Ф.

СЕКЦИЯ «СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ»

1. Развитие аутсорсинга в мировой экономике

Беленькая Я., студ.3 к., научный руководитель – Ковшар Е.А.,

СЕКЦИЯ «НАЦИОНАЛЬНЫЕ ЭКОНОМИКИ В СИСТЕМЕ МИРОВОГО ХОЗЯЙСТВА»

1. Венчурное инвестирование в Республике Беларусь: состояние и направления развития

Ремнёв С., студ. 3 к., науч. рук. – Кирвель О. Ч.

2. Внешний долг и экономическая безопасность Республики Беларусь

Гурецкая Е., студ. 2 к., научный руководитель — Семак Е. А.

СЕКЦИЯ «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ»

1. Состояние и перспективы развития мирового рынка услуг

Зыкова Д., студ. 3 к., научный руководитель – Климович Л. А.

2. Мировой опыт формирования и основные тенденции развития рынков ценных бумаг

Маркварде А.Ю., студ. 2 к., науч. рук. Семак Е.А.

СЕКЦИЯ «ТАМОЖЕННОЕ ДЕЛО»

1. Кинологическая служба Республики Беларусь: современное состояние и перспективы развития

К. О. Сергиеня (студ. 3 к.),науч. рук. В. А. Острога

2. Механизм реализации положений, регламентируемых Конвенцией СИТЕС, в рамках Программы «Зелёная таможня»

К.Н. Роговец (студ. 3 к.), науч. рук. В.В.Ляховский

3. Таможенные аспекты деятельности БАМАП

Н.С. Черкасс, 3 к, БГУ

Секция «ГЕОГРАФИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ТуризмА»

1. Организация туризма в студенческой среде

Семенова Е. Д., студ. 2 к., научный руководитель Мозговая О. С.

2. Выставки и ярмарки в маркетинге туристического предприятия

Герасимович А.С., студ. II к., науч. рук. Мозговая О. С.

3. Перспективы развития походов Бедаруси

Горбунова А.А., Уйтина В.В. 1 курс, научный руководитель: Мозговая О.С.

Секция «МЕНЕДЖМЕНТ В СФЕРЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ТуризмА»

1. Пути совершенствования процесса реализации функций менеджмента в практике управления ГУ «ЦентрКурорт»

Лащенов А.А., студ. IV к. БГУ, науч. рук. Аношко Я.И

СЕКЦИЯ «ПРОБЛЕМЫ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ В ДЕЛОВОМ ОБЩЕНИИ НА АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ»

1. Cross-cultural advertising

Пурчельянова Н. Ю., IV курс, науч. рук. Дубинко С. А.

2. Attitude to truth, cross-cultural approach

N. I. Korbit, 4th-year student, A. P. Vasin, 4th-year student tutor - S. A. Dubinko

3. Negotiations: cultural relativism or universal behaviour?

Рыковская М., студ 4 к., научный руководитель Дубинко С. А.

4. Perception of time in different cultures

Ковалевич М,А., Берестовская Н.И., 4 курс, науч. рук. Дубинко С. А.

5. Gender Differences in Cultural Awareness

Alexandra A. Krishchanovich, 4th year st, Scientific sup. — S. Dubinko

6. Superstitious behaviour and beliefs of the modern British

Макарчик Д., Чалевич Д., студ. 2 к., научный рук. – Гриневич Е. В.,

7. How not to be an old hat when you’re abroad

Prihodko Olga, Plaksina Daria, 2 course, supervisor Grinevich E.V.

8. Body language in different cultures

Гецевич И, студ. 3 к.Руководитель Денисова Г.Г

СЕКЦИЯ «ДЕЛОВЫЕ КУЛЬТУРЫ В МЕЖДУНАРОДНОМ БИЗНЕСЕ»

1. Бизнес культура: больше, чем этикет

Тарайковская Е.Д., Кузнецова Е.А, Фомкин К.В., ст 3 к., н. р. Андреева Л.Г

СЕКЦИЯ «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕВОДА В ТЕКСТАХ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА»

1. Linguistic approach: does language shape thoughts?

В. А. Змушко, студ. 3 к., научный руководитель, Г. Г. Денисова

2. Перевод и использование идиоматических конструкций и выражений в текстах экономического характера

Олешкевич А.С., Добринец О.В., студ. 3 к. науч. рук. Денисова Г.Г.

СЕКЦИЯ «ИСКУССТВО ПРЕЗЕНТАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ»

1. Advertising and an Advertising Budget

Alexandra Krishchanovich, 4th year student,scientific supervisor — L. Andreeva

2. How to make a good advertisement?

Рыковская М., студ 4 к., научный руководитель Андреева Л. Г.

СЕКЦИЯ «СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В РАЗВИТИИ МЕЖДУНАРОДНОГО ТУРИЗМА»

1. STARBUCKS’ EXPERIENCE AS A SOURCE OF QUALITY IDEAS FOR BELARUSIAN COFFEEHOUSES

В.С. Бухтаревич, студ. 3 к., научный руководитель А. Ф. Дрозд

2. THE WORLD’S TOP TOURISTYLE="ATTRACTIONS

Л.И. Данильчик, Е.В. Корсак, Е.В. Шадзевич, н. р. А.Ф. Дрозд

3. Autumn, Winter, Spring and Summer in the UK tourism & travel industry

Семёнова Е.Д., студ. 2 к., научный руководитель — Костёрова Н. А., ст.пр.

4. Events management

Н. В. Казарина, студ. 3 к., научный руководитель А. Ф. Дрозд, доцент

Секция «Актуальные проблемы перевода (английский язык)»

1. Полисемия как проблема в языке права

Лобанова Е. А., студ. IV к. БГУ, науч. рук. Ивашкевич И. Н.

2. Проблемы перевода единиц устаревших терминосистем (мер веса)

Логинова У., студ. 4 к., научный руководитель Караичева Т.В.

Секция «Профессионально-ориентированная речь на английском языке»

1. Women in Armed conflicts: Legal Status and Protection

Taleronok Anna 4th year, academic adviser Ivashkevich I.N., PhD

2. Trademarks

Monich Mary 4th year, academic adviser Ivashkevich I.N., PhD

3. Arab revolutions 2010-2011: a step forward or the way to nowhere?

Klimenka Kate, 5-th year student, academic adviser - Ivashkevich I.N., PhD

Секция «Англоязычный мир и проблемы международного права»

1. Some legal issues of the transplantation in the Republic of Belarus

А. Shetsko, BSU 1st year student, academic adviser – L. Laptsinskaya

2. Legal regulation of marijuana in the United States

Денисюк Д., студ. 2.к., научный руководитель – Лаптинская Л.С.

3. Family Violence

Olga Rudnitskaya, BSU 1st year student, academic advisor – L. Laptinskaya

Секция «Современные аспекты лингвострановедения»

1. Conformity. The Influence of the Majority

Аксючиц М., студ. 2 К., научный руководитель – Дмитриева Э.А.

2. Virginia Woolf’s Concept of Feminism

Грамович. А., студ. 4 к.,научный руководитель — Дмитриева Э. А.

3. Phenomenon of Tolkienism

Аскари А.С., студ. 3 к., научный руководитель – Дмитриева Э.А.

Секция «Библия и мировая культура»

1. Мотив тщетных поисков смысла бытия в поэме Т. С. Элиот

«Бесплодная земля»

Константинова А. К., студ. 5 к. БГУ, научный руководитель Синило Г. В.

2. Интерпретация притчи о Каине и Авеле в мистерии Дж.Г. Байрона «Каин»

Лустач Е. С., студ. 5 к., научный руководитель – Синило Г. В.

3. Представление о вечной женственности в еврейской мистике и в гностицизме

Зиновьева А., студ. 3 к., научный руководитель – Синило Г. В.

Секция «Теория культуры: типология и проблемы изучения»

1. Lady Liberty: женский образ в североамериканской культуре как первообраз архетипа матери

Романовская И. А., студ. 4 к., науч. рук. Усовская Э. А.

2. Идентичность в глобализирующемся мире

Симаков Ю.С., студ. IV к. науч. рук., Усовская Э. А.

3. Лингвистические процессы периода Третьего Рейха и их влияние на культуру

Лапоревич Е. С., студ. 4 к., науч. рук. Супранкова Т. С.

Секция «Мировая и национальная художественная культура»

1. Эстетика Энвайронмента

Евтушенко А. Ю., студ. 4 к., научный руководитель Финкельштейн Л. Д.

2. Особенности экспрессионизма в немецком кинематографе

Чуясов Ю.В., студ. V к., научный руководитель Усовская Э. А.

3. Реализация концепции «пластического театра» Теннесси Уильямса в кинематографе

Шукевич П. С., студ. 5 к., научный руководитель Шода М. Ю.

СЕКЦИЯ «Литература в контексте культуры»

1. Праблемы Чарнобыля ў беларускай літаратуры

Каралёва А. С., студ. 5 к., научный руководитель Лявонава П. І.

2. Прерафаэлитские мотивы в романе Джона Харвуда «Призрак автора»

Хмелькова И. А., студ. 4 к., науч. руководитель – Шода М. Ю.

3. Цветопись в поэзии Георга Гейма

Прокопова А. В., студ. 3 к., научный руководитель Супранкова Т. С.

СЕКЦИЯ «лингвокультурология и проблемы межкультурной коммуникации»

1. Особенности перевода медицинских текстов

Хайновская Т.С., студ. 4 к., научный руководитель –Гончарик А.В.

2. Политический «брендинг»: девизы, слоганы, комиксы

Кудько Е.В., студ. 4 к., научный руководитель – Савик С.Н.

3. Безэквивалентная лексика как переводческая проблема

Хаманеева Л.А., студ. 4 к., научный руководитель – Савик С.Н.

СЕКЦИЯ «Актуальные проблемы теории и практики перевода»

1. Імавернаснае прагназаванне ў перакладзе

Канабяеўская Г. В., студ. 5 к., навуковы кiраўнiк – Мархасёў І. Р.

2. Особенности перевода английских неологизмов и клишированной лексики

Лапшина О., студ. 5 к., научный руководитель – Мархасёв И.Р.

СЕКЦИЯ «Проблемы языка в контексте современной научной парадигмы»

1. Суггестивная функция звукоизобразительной системы языка в создании рекламного воздействия

Нефёдова Н. В., студ. 5 к., научный руководитель – Уланович О.И.

2. Blog as a new genre

Приставка Я. И., студ. 4 к., научный руководитель – Савик С. Н.

3. Вариативность семантических компонентов коннотации в разговорном стиле

Кейзер С., студ. 4 к., научный руководитель – Михайлов А.В.

4. Специфика функционирования механизма прогнозирования в речевой деятельности переводчика

Грицкевич К.С., студ. 5 к., научный руководитель – Уланович О.И.

СЕКЦИЯ «Эффективность речевого и коммуникативного поведения в деловом общении»

1. Transportation of goods

А.В Казакова, студ. 4 к. БГУ, науч. рук. О.И. Моисеенко

2. Reading the Body Signals

Банникова Е. В., Дыко В. С., студ. III к., науч. рук. Ахрименя Г. И.

3. How to Sniff out Hidden Secrets?

Яцко Д.И., Лужис Ж.В. студ. III к. БГУ, науч. рук. Ахрименя Г. И. 

СЕКЦИЯ «ИТАЛЬЯНСКИЙ ЯЗЫК»

1. Navi dei veleni (Отравляющие корабли)

Буюклы Я., студ. 2 к., научный руководитель – Долидович О.В.

2. ANIMALI IN VIA D’ESTINZIONE

Дубовская Е., студ. 4 курс, научный руководитель – Mартусь В. В.

3. La tragedia di Chernobyl: 25 anni dopo. Cooperazione umanitaria bilaterale italo-bielorussa

Блахова Е. Н., студ. II к.,науч. рук. Грекова Н. В.

СЕКЦИЯ «ФРАНЦУЗСКий ЯЗЫК»

1. La Statue de la Liberté et ses Répliques à Paris

Гурецкая Е., студ. 2 к., научный руководитель — Литвиненко О. Л.

2. Les obligations positives de l’état concernant la liberté de réunion en vertu de la Convention européenne des Droits de l’Homme

Chilo Karina, 3ième année

СЕКЦИЯ «португальский ЯЗЫК»

1. O Custo de Vida: a comporação

Захарова И.И., 4 курс, научный руководитель – Шарупич Т.С.

2. Tradições Gaúchas

Боравик А., студ. 2 к., научный руководитель — Шарупич Т.С.

3. Energias renováveis na política energética de Portugal

Чиж А., студ. 4 к., научный руководитель – Шарупич Т.С.

СЕКЦИЯ «Испанский язык»

1. La lucha por la vida humana, el presente de Chernobyl y el futuro de Fukuchima

Процко В. А. , 4 курс, научный рук. Полещук О. Г.

2. LA COLABORACIÓN INTERNACIONAL EN LA ESFERA DE DISMINUCIÓN DE LOS EFECTOS DEL ACCIDENTE EN CHERNOBIL. LAS ORGANIZACIONES DE SANEAMIENTO.

Е. В. Гуринович, студ. 3к., научный руководитель Ю. И. Судакова

Секция «Межкультурная коммуникация»

1. Zustand und Perspektiven des umweltfreundlichen Verkehrs in Deutschland und Belarus

Koslowitsch V., 1. Studienjahr, wissenschaftliche Beteuerin –  Kazankowa E. A.

2. Ohne Frauen ist kein Staat zu machen

Мацкевич М., студ. 2 к., научный руководитель — Василенко Т. В.

3. Ein fiktives Fußballspiel zwischen der deutschen und der belarussischen Nationalmannschaften

Рамановская В. (студ. 1 к.), научный руководитель – Казанкова Е.А.

4. Ästhetische Kraft des deutschen Wortes: Ergebnisse einer interkulturellen Untersuchung

A. Batetschko Wissenschaftliche Betreuerin: Dr. phil. Ekaterina Kazankova

5. Belarus-Bilder im Diskurs der deutschen Jugend

Можейко И. Л., студ. II к. БГУ, науч. рук. Ядченко Е. И.


СЕКЦИЯ «Язык специальности»

1. Völkerrechtlicher Schutz des Weltkulturerbes

Buratschewskaya V., wissenschaftliche Betreuung – Girina A.

2. Die Rechtsanwendungsfähigkeiten der Verfassungsbeschwerde in der Gesetzgebung der Bundesrepublik Deutschland und der Republik Belarus

Кречетов А. И., Елинова С. А. студ. 3 к, Науч. рук.: Шевцова В. А.

СЕКЦИЯ «история международных отношений»

1 место:

Дипломатическая деятельность Виталия Степановича Смирнова

Жерносек А.Ю., студ. 2 к.,

научный руководитель – Свилас С.Ф., к. ист. наук., доцент

Виталий Степанович Смирнов – советский, белорусский дипломат (16 февраля 1930 – 1 ноября 2007). Родился Виталий Степанович в многодетной рабочей семье в деревне Большие Сутоки Лиозненского района Витебской области. Был на комсомольской и партийной работе. С 1969 по 1974 гг. являлся постоянным Представителем Белорусской ССР при ООН, стал первым послом Беларуси, представлявшим нашу республику в этом органе. На протяжении 1974 – 1980 гг. был Председателем Президиума Белорусского общества дружбы и культурной связи с зарубежными странами. В 1980 – 1985 гг. – Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Пакистане, на протяжении 1988 – 1991 гг. – Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Бангладеш.

Первой поездкой за океан для Виталия Степановича являлась поездка на XVII сессию Генеральной Ассамблеи ООН, которая состоялась в 1962 году. Почти три месяца Виталий Степанович провел в Нью-Йорке вместе с приятелем Евгением Ивановичем Скурко (Максимом Танком). Он был представителем республики в Четвертом Комитете, а Максим Танк – в Третьем. Виталий Степанович защищал деколонизацию, а Максим Танк – права человека.

В 1969 году Виталий Степанович стал Постоянным представителем БССР при ООН. Тут он встретился с определенными трудностями. Одной из них было вхождение в советский дипломатический коллектив в Нью-Йорке. Многим дипломатам был характерен снобизм, они считали себя элитой, но чаще всего заботились только о своей карьере, а не о жизни народа, который они представляли. Кроме того, почти все эти дипломаты окончили специальные учебные заведения: МГИМО или Дипломатическую академию. Виталий Степанович же окончил Минский юридический колледж. Кроме того, в то время являлся самым молодым послом СССР – ему было всего лишь 40 лет. Коллеги относились к нему очень настороженно. Поэтому ждать помощи было не от кого. Все Виталий Степанович старался решать самостоятельно. В течение пяти лет работы в ООН Виталий Степанович занимался вопросами Четвертого Комитета (проблемы деколонизации) и Специального Политического Комитета (обстановка на Ближнем Востоке). Часто выступал в поддержку народов, борющихся за свое освобождение, критиковал Англию, Францию, Бельгию, США. В итоге борьба закончилась тем, что многие колониальные режимы рухнули.

Не один раз выступал в поддержку объединения Северной и Южной Кореи. В знак признательности за это получил приглашение президента Ким Ир Сена посетить страну. Впоследствии в Пхеньяне была опубликована книга на корейском и русском языках с выступлением Виталия Степановича на сессии Генеральной Ассамблеи ООН в поддержку КНДР. Перед от отъездом он даже получил подарок от Ким Ир Сена: картину, вышитую шелком, – изображение девушки с флейтой в руках. Виталий Степанович отметил, что отличительной чертой корейского народа является трудолюбие.

Работа в Четвертом Комитете дала возможность Виталию Степановичу познакомиться со многими героями, которые боролись за освобождение своей Родины. Он особенно выделял зимбабвийцев Джошуа Нкомо и Роберта Мугабе. В 1980 году их страна обрела независимость, в результате Роберт Мугабе стал премьер-министром, а затем президентом Зимбабве.

В 1970 году белорусское правительство приняло решение выдвинуть кандидатуру БССР на избрание непостоянным членом Совета Безопасности ООН. Это было самое сложное поручение, на выполнение которого ушло четыре года. Когда наступило время сессии Генеральной Ассамблеи ООН, из 123 делегаций 112 выступили за избрание Белорусской Советской Социалистической Республики непостоянным членом Совета Безопасности ООН на 1974 – 1975 годы. Избрание БССР стало историческим событием для белорусского народа. Очень важно и то, что в течение января 1975 года БССР председательствовала в Совете Безопасности ООН. Виталий Степанович стал первым послом Беларуси, который представлял нашу страну в высшем международном органе – Совете Безопасности ООН. Однако в том же году, летом, Виталий Степанович вернулся в Минск и был избран председателем Белорусского общества дружбы и культурной связи с зарубежными странами. Но до отъезда из Нью-Йорка Смирнову довелось 17 раз участвовать в работе Совета Безопасности. Например, в обсуждении вопросов «О чрезвычайных Вооруженных силах ООН на Ближнем Востоке», «Жалоба Ирака относительно инцидентов на его границе с Ираном», «Урегулирование ирако-иранского конфликта», «О продлении мандата войск ООН на Кипре» и др.

На протяжении 1974 – 1980 гг. Виталий Степанович был Председателем Президиума Белорусского общества дружбы и культурной связи с зарубежными странами. В 1980 – 1985 гг. являлся Чрезвычайным и Полномочным Послом СССР в Пакистане.

В 1988 году белорусский дипломат Виталий Смирнов стал Чрезвычайным и Полномочным Послом СССР в Бангладеш. В то время Бангладеш представляла собой тропический климат, ежегодные катастрофические наводнения, бедное населения. Эта страна входила в число наименее развитых стран мира. Частые стихийные бедствия – наводнения и ураганы, погибало иногда до 300 тысяч человек.

Экономика зависела от иностранной помощи – от Японии, США, Канады, Австралии, ФРГ, а также от богатых мусульманских стран, прежде всего, Саудовской Аравии. Поэтому развивать отношения СССР и Бангладеш было нелегко. Государства-доноры очень сильно влияли на эти отношения, чаще всего негативно. Например, ежегодно более 60 граждан Бангладеш получали высшее образование в СССР. Но желающих было более тысячи, при этом советские аттестаты и дипломы почему-то не признавались.

Следует разграничивать в этих отношениях политику и непосредственное мнение народа. Народ симпатизировал СССР.

По словам Виталия Степановича в Москве недооценивали влияние Бангладеш. Считали, что нет смысла развивать отношения с бедной страной. Сделки заключались неохотно. Часто менее выгодные сделки заключались с более привлекательными странами.

Об итогах работы в Бангладеш Виталий Степанович высказался положительно. За три года его пребывания в Бангладеш удалось открыть бангладешскую сторону для экономического сотрудничества с Советским Союзом и углубить советское влияние. Также удалось организовать визит министра иностранных дел Бангладеш в СССР. Виталий Степанович стал Почетным генеральным консулом Бангладеш в Республике Беларусь.

Смирнов В.С. также являлся кандидатом исторических наук. Был преподавателем и профессором кафедры внешней политики и дипломатии в Академии управления при Президенте Республики Беларусь.

Виталий Степанович был истинным специалистом своего дела, ответственным и честным работником, настоящим патриотом своей страны. Все, что он делал, было в интересах и во благо его Родины и народа. Люди запомнили его как доброго и очень отзывчивого человека, ведь истинный дипломат должен быть не только хорошим специалистом, но и хорошим человеком.

2 место:

Витебский котел – первая победа операции «Багратион»

Назаренко А. М., студ. 3 к.,

научный руководитель — Шарапо А. В., д. ист. н., профессор

Работа «Витебский котел – первая победа операции «Багратион»» является идейным продолжением моей первой работы «Белорусская Прохоровка – танковое сражение под Сенно». Та работа была посвящена трагическим событиям, развернувшимся на Витебщине в 1941 году на начальном этапе Великой Отечественной войны. Собирая материал для ее написания, я был поражен тем, насколько обильно полита кровью наша земля. Часто в братских могилах лежат вместе защитники 41-ого и освободители 44-ого. Посещая одну из таких могил, я узнал, что в ней покоится мой однофамилец Герой СССР Назаренко Павел Иванович. Узнать о воине-освободителе захотелось поподробнее, но это оказалось непросто. Восстанавливать былые события пришлось буквально по крупицам. В ходе исследования обстоятельств героической гибели Павла Ивановича ко мне пришло понимание того, что работу над освещением малоизвестных сражений и их героев надо продолжить. Так было положено начало данной работе.

На страницах работы я достаточно подробно осветил планы противоборствующих сторон, подготовку наступательной операции, ее основные этапы и итоги, стараясь делать акцент на малоизвестных фактах (например, главным автором «Багратиона» был белорус генерал армии Антонов Алексей Иннокентьевич). Центральное место занимает восстановленное мною описание последнего боя расчета РСЗО БМ-13 (легендарной «Катюши»), в который и входил П. И. Назаренко. Привожу его здесь в сокращенном варианте:

Разведчики из группы генерала Осликовского доложили командиру 3-го гвардейского минометного полка о приближении к огневой позиции 3-й батареи крупной вражеской колонны. Это был один из передовых отрядов вырвавшихся из витебского котла гитлеровцев. Командир батареи «катюш» гвардии капитан И. А. Скачков получил приказ залповым огнем накрыть колонну и задержать врага.

Между тем вражеская колонна приближалась. Залп батареи грянул, когда расстояние до цели не превышало трех километров. Разрывы вытянулись вдоль дороги, не менее половины снарядов накрыло колонну. Она рассыпалась, но уже вскоре приняла боевой порядок: впереди шла пехота, за ними ползли танки и штурмовые орудия. Рядом с огневой позицией начали рваться снаряды. Под сильным обстрелом гвардейцы зарядили боевые установки. С направляющих на врага устремились снаряды второго залпа. Невзирая на потери, противник продолжал атаку. Гвардейцам не раз приходилось вступать в ближний бой, отбивая атаки и контратакуя. Участник того боя бывший радист капитан запаса Д. Мальцев вспоминал:

— Черно-рыжие столбы разрывов поднимались у боевых машин. Одни гвардейцы падали, сраженные насмерть, другие, задетые осколками и пулями, наскоро перевязывали раны и вновь бросались к установкам. Люди были одержимы одним — беспощадно бить врага и непременно выстоять.

В этой смертельной схватке в очень тяжелом положении оказался расчет «катюши» гвардии сержанта Т.И. Светличного. Сам он был ранен уже в начале боя. В окровавленных бинтах был и наводчик рядовой С.Д. Бородулин. Превозмогая боль, сидел за рулем раненый водитель гвардии старший сержант П.И. Назаренко. Но они не оставляли своих мест у боевой установки: уже трижды их «катюша» открывала огонь и снова заряжалась.

Враг был уже совсем близко, когда зарядили последние боеприпасы. Скачков приказал ударить залпом в упор по наседавшей мотопехоте и отойти. Крутанув рукоятку подъемного механизма, Бородулин до отказа опустил направляющие. В перекрестие панорамы попала густая цепь автоматчиков, поодаль виднелись танки и штурмовые орудия. Светличный, не отрывая глаз от бегущих по полю гитлеровцев, вращал рукоятку прибора управления огнем. Ракеты одна за другой, будто стелясь над землей, метнулись в гущу врагов. Мощные разрывы накрыли атакующих. Это был последний залп: отойти с позиции гвардейцы уже не смогли. Подползшее штурмовое орудие выстрелом с близкого расстояния подожгло установку. Геройский экипаж погиб вместе со своей боевой машиной. Но враг через огневую позицию батареи гвардии капитана И. А. Скачкова не прошел. В критический момент боя к гвардейцам подоспела помощь – противник был остановлен и опрокинут.

Это лишь один боевой эпизод, который, тем не менее, свидетельствует о драматизме боев за освобождение нашей страны, об упорстве врага и героизме советских воинов. Окружение немцев под Витебском вошло в историю Великой Отечественной войны как одна из классических военных операций советского командования. В результате ее проведения враг потерял около 20 тысяч убитыми и более 10 тысяч захваченными в плен. Оборона немецкой группы армий «Центр» рухнула. Это был залог успеха операции «Багратион», которая положила конец организованному сопротивлению германских войск на востоке. Судьба «Тысячелетнего» Рейха окончательно решилась в непокорившейся Беларуси.




СЕКЦИЯ «ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННЫХ международных отношений»

1 место:

США-КНР: стратегическое соперничество за сферы влияния

Беспанская Н., студ.4 к.,

научный руководитель – Розанов А.А., д. ист. н., профессор

После краха мировой системы социализма и распада СССР изменились основные противоречия в мировом сообществе. Борьба двух мировых социально-экономических систем уступила место соперничеству между США – на сегодняшний день единственной сверхдержавой - и новыми «восходящими» странами, в частности быстро развивающимся Китаем.

Существует ряд спорных вопросов в общении между этими странами. Первый и наиболее острый – Тайвань. И хотя Пекин вряд ли готов на чрезвычайно рискованный конфликт с США из-за Тайваня, у этой военно-технической проблемы существует и экономическая основа. Суть ее в том, что с использованием обычных вооружений Китай не сможет преодолеть защиту Тайваня в виде американского флота, потенциал которого несопоставимо выше китайского. Однако за достаточно длительный период наращивания Китаем военно-морской мощи США смогут создать систему ПРО и угрожать Китаю, в случае его попыток захватить Тайвань с применением ядерного оружия. Таким образом, в случае непримиримости позиций обеих сторон, проблема может решиться в пользу Китая и без военного конфликта, но только тогда, когда возросшая экономическая мощь Китая позволит создать ему сопоставимый с американским «антиядерный зонтик».

Вторая зона противоречий, связанная с экономическим и военно-политическим соперничеством Китая и США, порождена, с одной стороны, именно ростом экономического и военно-политического потенциала первого, а с другой - стремлением вторых ограничивать китайскую экспансию, особенно в регионы, где сосредоточены энергетические ресурсы. Так, зоной обоюдных как военно-стратегических, так и экономических интересов в последнее время стала Центральная Азия. В Пекине, по-видимому, считают, что главная цель размещения американских военных баз в центральной Азии и Афганистане – не борьба с международным терроризмом, а военное «окружение» всей территории Китая. Тем не менее, несмотря на противодействие США, Китай добивается в этом регионе определенных успехов. Вашингтон считает, что КНР может создать военную угрозу интересам США. В связи с этим Госдепартамент призывает внедрять новые системы ПРО и наращивать сверхсовременный военный потенциал для сдерживания роста ядерного арсенала КНР и создания ему противовеса. Такие рекомендации содержатся в предварительном варианте доклада для служебного пользования, составленного консультативным советом по международной безопасности при госсекретаре США, экземпляр которого попал в редакцию Washington Times. Очевидно, что Вашингтон сознательно переоценил военные возможности Китая. Американцы стараются нарастить свой инструментарий для воздействия на Пекин с целью ослабления его экономических позиций на мировой арене. Между тем вероятность того, что сегодня Китай может создать именно военную угрозу США, крайне мала. Помимо того, что на территории КНР сосредоточены производства американских компаний, Пекин еще является крупнейшим кредитором США. Так, по мнению некоторых экспертов, американский финансовый кризис начался именно тогда, когда Китай решил вывести 5 млрд. долларов из ипотечных гигантов Fannie Mae и Freddie Mac. В связи с этим Вашингтон сейчас старается нарастить свой инструментарий для воздействия на Китай. Подозрения в военной угрозе с Пекина снимут, если он пойдет на уступки в экономических вопросах.

Соперничество двух держав за доступ к энергетическим ресурсам наблюдается и на Ближнем Востоке, в Африке, и даже в Латинской Америке - традиционном регионе американского влияния. Так, Пекин, устами председателя КНР Ху Цзиньтао, объявил, что его страна инвестирует 8,5 млрд. долларов в развитие инфраструктуры в Бразилии, ведет переговоры об инвестировании 19 млрд. долларов в инфраструктуру и крупные энергетические проекты Аргентины, а также покупает никелевый рудник на Кубе. В настоящее время прямые инвестиции Китая в Латинскую Америку составляют почти 1,6 млрд. долларов. По словам президента Венесуэлы Уго Чавеса, Китай собирается разрабатывать несколько венесуэльских нефтяных месторождений и участвовать в строительстве нефтеперерабатывающих заводов. Существуют и планы строительства нефтепровода с месторождений Венесуэлы на Тихоокеанское побережье Колумбии, что позволит экспортировать венесуэльскую нефть без использования контролируемого проамериканским правительством Панамского канала. Исходя из растущих потребностей в энергоресурсах, КНР будет предпринимать все более активные шаги к установлению сотрудничества с энергетически богатыми латиноамериканскими странами, что чревато нарастанием конкуренции между Пекином и Вашингтоном.

Третье противоречие – существующая проблема прав человека и деятельность прозападных правозащитных организаций, включая тибетскую эмиграцию. Хотя в настоящее время правящий режим в Китае достаточно уверенно контролирует внутриполитическую ситуацию, в будущем, по мере модернизации структуры китайского общества, социальная база оппозиции может расшириться, и именно эта проблема может стать основной в китайско-американских отношениях.

В целом, говоря о Китае, можно сделать вывод, что его дипломатия носит в основном региональный характер, приобретая черты глобальности по мере возрастания общемировой роли самого региона Восточной Азии. Выражаясь политическим языком, Китай всегда был страной с большими перспективами, а значит, отличался терпением. Соединенные Штаты же всегда были страной ускоренного прогресса, а значит, отличались нетерпением. Нам остается лишь наблюдать, чей стиль больше подходит для современной эпохи.

3 место:

Северное «мини-НАТО»: дипломатическая интрига или реальность?

Чернявская Екатерина (III МО, 2 группа)

Кафедра международных отношений

Научный руководитель: Шадурский В.Г.

Доктор исторических наук

19-20 января 2008 в Лондоне при посредничестве премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона прошёл Североевропейский саммит, в котором приняли участие министры иностранных дел 8 государств, а именно: Исландия, Швеция, Дания, Финляндия, Норвегия, Латвия, Литва и Эстония.[4] В качестве основного пункта по предложению норвежской стороны в план переговоров был включён проект так называемого северного «мини-НАТО», предусматривающий создание Соединённой нордической федерации в составе участвующих в переговорах государств, то есть фактически передачу вопросов внешней политики и безопасности в руки объединённых наднациональных органов, чего не было в регионе с 1397 (Кальмарская уния).[2] Оборонная система будущей федерации должна будет базироваться на двух «столпах» - военных подразделениях Балтийского (“Baltic Watch”) и Баренцевого морей (“Barents Watch”), а также системы спутникового слежения и подразделения по кооперации административных действий в Арктике (co-operation on Arctic governance).[1] Второй целью создания «мини-НАТО» выступает координация действий на международной арене в виде единого североевропейского фронта, задача максимум – стать участником G20. [3]

Однако по результатам проведённой встречи не было опубликовано совместного коммюнике или заявления, что нехарактерно для встреч, проводимых на этом уровне. Более того, пресса и наблюдатели от заинтересованных международных организаций (в первую очередь ЕС, НАТО, Арктический совет) не были даже приглашены на саммит.[4] Никаких итогов переговоров опубликовано не было. К чему такая конспирация?

По прошествии года, казалось, все забыли о «мини-НАТО». Однако просочившаяся не без помощи сайта Wkileaks депеша бывшего посла США в Норвегии Бенсона Уитни сыграла роль взорвавшейся бомбы. В своём донесении он так прокомментировал этот дипломатический проект: «Северный «мини-НАТО» полезен, чтобы присматривать за полярными медведями и русскими». [4]

Незамедлительно последовала резкая критика со стороны РФ, в частности в русском варианте перевода будущий проект называется «мини-НАТО», чем подчёркивается в первую очередь военный характер создаваемого объединения. Не стоит также забывать и стереотипного представления о том, что НАТО и РФ по-прежнему находятся в противостоянии, несмотря на окончание холодной войны.

На мой взгляд, такая засекреченность переговоров говорит о пересечении серьёзных интересов, в первую очередь экономических, в регионе Арктики. По оценкам ООН в этом регионе содержится около 336 млрд. т нефти или примерно 20% всех мировых запасов. Интерес к нефти в Арктике за последние 10 лет значительно возрос, что можно связать с таянием ледников (упрощение добычи) и общим ростом цен на мировом рынке углеводородов. РФ ещё в 2001 пыталась единолично завладеть регионом, подав заявку в ООН, пытаясь таким манёвром вернуть свой статус сверхдержавы. Однако Комиссия по границам континентального шельфа в том же году зафиксировала секторальное деление Арктики. Согласно ему, РФ получает около 30 % крупных месторождений нефти, в то время как совокупная доля североевропейских стран примерно 40%. Также стоит отметить тот факт, что военное присутствие РФ в регионе преобладает над совокупным североевропейским (Северный Флот РФ против датских и норвежских отрядов береговой охраны). Так сложившаяся геополитическая и экономическая ситуация вполне способствует нарастанию трений в регионе.

Таким образом, создание некого рода объединения странами Северной Европы позволит нарастить своё военное присутствие в Арктике в целях защиты своих экономических интересов.

Литература:

  1. Thorvald Stoltenberg Nordic Cooperation on Foreign Policy and Security Policy/ [Proposals presented to the extraordinary meeting of Nordic Foreign ministers in Oslo on 9 February 2009]

  2. “One for all, all for one. New Nordic Defense Policy?” / [Nordic Council of Ministers]. – Copenhagen, 2009

  3. Официальный сайт Совета Министров Северных стран [Электронный ресурс]. - http://www.nordregio.se Режим доступа:

http://www.nordregio.se/?vis=artikkel&fid=11649&id=0312201011371019395&magasin=ja

  1. Официальный сайт журнала EUOBSERVER [Электронный ресурс]. - Режим доступа: /13/31641, http://eu/?aid=31677, /?aid=27574, /?aid=30797, /886/31329,

СЕКЦИЯ «ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВ И МЕЖДУНАРОДНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ»

1 место:

Пытанне пра будаўніцтва Беларускай АЭС у адносінах Беларусі і Літвы

Лясная І. М., студ. 4-га курса,

навуковы кіраўнік – Фральцоў У. В., к. гіст. н., дацэнт

Намер Беларусі будаваць уласную АЭС быў агучаны яшчэ ў снежні 2009 г., калі была створана «Дырэкцыя будаўніцтва атамнай электрастанцыі». Канчатковыя дакументы былі падпісаныя 16 сакавіка 2011 г., аднак увесь гэты час вакол гэтага праекта не суціхаюць спрэчкі.

Асноўныя непаразуменні на пачатковым этапе былі выкліканыя абранай пляцоўкай для будавання. Яна знаходзіцца ў Астраўцы Гродзенскай вобласці у 53 км ад сталіцы Літвы Вільнюса. З-за неабходнасці рыхтаваць план эвакуацыі жыхароў на выпадак аварыі літоўцы пакрысе пачалі ўздымаць канфлікт на міжнародны ўзровень.

Сутнасць напружанасці і ў тым, што трохкутнік на мяжы Беларусі, Літвы і Расіі ў хуткім часе будзе змяшчаць адразу тры АЭС – Астравецкую, Вісагінаўскую і Калініградскую. Таму адразу пачалі казаць пра палітычны падмурак беларускага рашэння будаваць АЭС, фінансаванне якой будзе забяспечана крэдытам з Расіі.

Сітуацыя ўскладнілася далейшымі працэдурнымі пытаннямі. Літва неаднойчы заяўляла, што Беларусь не прадстаўляе неабходныя дакументы ў вызначаны тэрмін, у тым ліку і тыя, што датычацца ацэнкі ўплыву на навакольнае асяроддзе, фактычна парушаючы міжнародную канвенцыю ESPOO. Гэта стала прычынай таго, што беларускаму паслу ў Вільнюсе 6 снежня 2010 г. была ўручана нота пратэста.

Супраць беларускага плана будаўніцтва АЭС выказваліся не толькі афіцыйныя асобы, але і некаторыя прадстаўнікі навуковай супольнасці Літвы. Так, акадэмік Ю. Вілемас заявіў: «Гэта абсалютна палітычнае рашэнне – калі вы нам, то і мы вам».

Пра канкурэнтнае спаборніцтва заявіў і Прэзідэнт Рэспублікі Беларусь А. Лукашэнка, звяртаючыся са штогадовым пасланнем да беларускага народа і Нацыянальнага Сходу: «Чаму абураюцца палякі? Чаму палякі перажываюць? Яны ж самі запланавалі будаўніцтва АЭС. Мы будзем канкурэнтамі. (…) Я прыняў рашэнне па АЭС, я нясу за гэта адказнасць».

Літоўскі міністр замежных спраў А. Ажубаліс заявіў, што беларускі праект прадстаўляе сабой пагрозу для АПАД (NATO), і Літва будзе прыцягваць да яго ўвагу праз структуры Еўрапейскага саюзу і АБСЕ, у якой яна зараз з’яўляецца старшынёй. Больш за тое, Літва абвясціла, што прыбалтыйскія краіны будуць байкатаваць пастаўкі энэргіі з Беларускай АЭС.

Такім чынам, пытанне пра будаўніцтва Беларускай АЭС значна пагоршыла двухбаковыя дачыненні Беларусі і Літвы. Спецыфікай дадзенага пытання з’яўляецца тое, што яму ад пачатку надалі пераважна палітычную афарбоўку і пачалі разглядаць толькі ў рэчышчы эканамічнага спаборніцтва. Спачатку гэта было праблемай дзвюх суседніх краін, але вынікам яе эскалацыі стаў яе пераход на міжнародны ўзровень.

2 место:

О некоторых аспектах энергетической политики Европейского союза и Республики Беларусь

Чиж А., студ. 4,

научный руководитель – Хухлындина Л.М., к. ист. н., доцент

Ресурсную базу мировой экономики в целом и экономики отдельных государств в частности подрывает истощение запасов топливных полезных ископаемых – одна из глобальных проблем человечества. Сокращение запасов нефти и газа будет иметь негативные последствия как для стран-производителей, так и для импортеров углеводородного сырья. Первые на начальном этапе будут получать все большую прибыль от продажи сырья в связи с повышением цен на него, однако в последующем, когда нефтегазовые месторождения иссякнут, они лишатся основных статей экспорта. В свою очередь страны-импортеры окажутся перед угрозой снижения рентабельности производства вследствие роста цен на топливно-энергетические ресурсы, а также столкнутся с жесткой конкуренцией за минеральные ресурсы.

Подобная перспектива – истощение недр Земли – ставит перед правительствами сложную задачу обеспечения энергетической безопасности своих стран, которая может быть решена лишь при условии тесного межгосударственного и межрегионального сотрудничества. В этом отношении Европейский союз, как интеграционное объединение со сложившейся системой взаимодействия его участников, представляет особый интерес.

В настоящее время ЕС разрабатывает собственную стратегию поведения в условиях энергетического кризиса – общую энергетическую политику, направленную как на создание эффективной энергетической системы внутри объединения, так и на поиск внешних партнеров для поставок энергоносителей и расширения научно-технического сотрудничества в сфере альтернативных источников энергии. Энергетическая составляющая на современном этапе развития ЕС является одним из ведущих направлений его внутренней и внешней политики. Цель энергетической политики Евросоюза – добиться энергетической независимости региона и обеспечить энергетическую безопасность единой Европы.

Но, несмотря на очевидную угрозу собственной энергетической безопасности, между членами Евросоюза отсутствует единство относительно будущего энергетической политики организации в целом, поскольку каждая их стран стремится провести в жизнь такие методы по выходу из энергетического кризиса, которые в наибольшей степени будут соответствовать ее национальным интересам. Однако даже при наличии спорных вопросов членам Европейского союза удалось выработать общую позицию по энергетической политике на прошедшем в феврале 2011 г. саммите ЕС, который был посвящен проблемам энергетической безопасности. Решения саммита подкреплены целым рядом документов, среди которых особо выделяется стратегия «Энергетика – 2020» – в ней отражены ключевые задачи энергетической политики и определены пути их достижения до 2020 года.

Поставленные перед государствами-участниками Евросоюза задачи: достижение устойчивого развития; обеспечение бесперебойных поставок энергии потребителям; сохранение конкурентоспособной экономики – будут решаться посредством:

  • диверсификации поставок энергоносителей с целью снизить зависимость от России – основного поставщика углеводородов в ЕС;

  • возрождения атомной энергетики с применением современных технологий строительства для обеспечения полной безопасности эксплуатации атомных электростанций;

  • развития сектора альтернативных и возобновляемых источников энергии для сокращения потребления нефти и газа, обеспечения электроэнергией отдаленных населенных пунктов, а также для снижения объемов выбросов углекислого газа в атмосферу;

  • внедрения энергосберегающих технологий, которые дадут возможность не только сохранить производство на прежнем уровне, но и снизить энергоемкость экономики.

Необходимо отметить, что в связи с аварией на японской атомной электростанции Фукусима-1, произошедшей вследствие разрушительного землетрясения и цунами 11 марта 2011 г., будущее атомной энергетики во всем мире и, в частности, в Европе, оказалось под вопросом.

Угрозы энергетической безопасности и Республики Беларусь, и стран ЕС формируются под воздействием аналогичных факторов. И наша республика нуждается в дальнейшем совершенствовании собственной энергетической политики, направленной на преодоление зависимости от крупнейшего поставщика нефти и газа – Российской Федерации. Перспективными проектами для Беларуси представляются Энергетическое сообщество, созданное членами ЕС и соседними государствами, а также инициатива «Восточное партнерство», в рамках которого планируется наладить сотрудничество в сфере энергетики. Участие в данных проектах даст возможность Республике Беларусь подключиться к единой энергетической системе Европы и модернизировать собственную. Кроме того, необходимо развивать альтернативную энергетику с привлечением иностранных инвестиций и современных технологий. Важным партнером в этой сфере может стать Австрия, как один из ведущих производителей электроэнергии с помощью силы ветра. Эффективной, но дорогостоящей мерой станет строительство собственной атомной электростанции. Экономии финансовых средств и сохранению природных ресурсов способствуют энергосберегающие технологии, совершенствование которых позволит в будущем снизить импорт углеводородов и электроэнергии в страну.

СЕКЦИЯ «ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА И ОРГАНИЗАЦИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ СВЯЗЕЙ»

2 место:

Православная Церковь как субъект

международной миротворческой деятельности

Бирилло Алеся Сергеевна БГУ, 3 курс

Научный руководитель: кандидат исторических наук, доцент Михалькевич Георгий Николаевич

Среди людей бытует мнение, что вся деятельность духовных структур в отношении любых событий сводится к обрядам религиозного характера. Этим мнением часто апеллируют люди-атеисты, доказывая бесполезность Церкви. Но, в сущности, не нужно быть религиозным фанатиком, чтобы оценить ее вклад в мировое сообщество, достаточно посмотреть на факты и признать, что сегодня Церковь предстает перед нами как особый, относительно независимый субъект международных отношений, обладающий своим ведомством внешних сношений, своими представительствами в различных странах мира, и даже своими представительствами при некоторых международных организациях, что делает для нее возможным участие в международной деятельности. Основным направлением в этой сфере для Церкви исторически сложилась миротворческая деятельность.

В 1948 году тремя протестантскими церквями («Вера и порядок», «Жизнь и деятельность» и «Международный миссионерский совет») при ООН был основан Всемирный Совет Церквей (ВСЦ) со штаб-квартирой в Женеве – первая неправительственная организация, получившая консультативный статус при ООН. В мае 1992 г. в качестве полноправного члена в Международный Совет Общинных Церквей, являющийся отделом Всемирного Совета Церквей, была принята и Русская Православная Церковь, непосредственно к которой относится и Белорусская Православная Церковь, что послужило своего рода международным признанием ее заслуг в области миротворческой деятельности. В настоящее время ВСЦ объединяет свыше 330 Церквей, конфессий и общин более чем в 100 странах мира, без его внимания не обходится ни одно международное событие.[1] За время существования ВСЦ Православная Церковь провела десятки миротворческих операций в различных уголках мира как в рамках этой организации, так и самостоятельно.

Март 1999 года. Военная операция НАТО в Югославии под предлогом этнических чисток среди населения, проводимых сербскими властями. Результатом стал распад Югославии и разжигание межэтнической войны в регионе. Ввиду этих событий ведущая часть ВСЦ обратилась к международному сообществу и другим с призывом гарантировать возвращение всех беженцев и мирное сосуществование этнических сообществ. Под эгидой сестринских поместных церквей начинается восстановление православного наследия этого региона. Так, Летом 2008 года возник проект «Белая Русь – сестре Сербии». Представители белорусской общественности, ученые и религиозные деятели обратились к епископу Рашско-Призренскому и Косово-Метохийскому Артемию с предложением оказать помощь одной из православных сербских общин в Косово. Владыка рассказал о храме святой Петки. Храм 12 века, признанный не только культурным достоянием Сербии, но и включенный в список всемирного наследия ЮНЕСКО, был частично разрушен во время военных действий. Поддержку белорусам в восстановлении храма оказывает Министерство культуры Сербии, участие в мероприятиях принимают посол Сербии в Беларуси доктор Сречко Джукич и министр-советник посольства Сербии в Беларуси Милан Живкович. Оргкомитет проекта возглавляет заведующий кафедрой славянских литератур филологического факультета БГУ профессор Иван Чарота. [2]

Особое внимание Православной церкви уделяется палестино-израильскому конфликту. В этой проблеме ВСЦ занимает жесткую позицию по отношению к Израилю. На прошедших 10 августа 2001 г. консультациях по этой проблеме был принят документ под названием "Международное экуменическое мнение относительно палестино-израильского конфликта". [3] В нем осуждается занятие Израилем палестинских территорий, репрессии против мирного населения и присутствует призыв оказать давление как на правительство Израиля. На своем очередном заседании в феврале 2005 года Центральный комитет Всемирного совета церквей постановил церквям-участницам использовать экономические рычаги для разрешения ближневосточного конфликта. Некоторые Церкви начали процесс избирательного отзыва своих инвестиций из транснациональных корпораций, «вовлеченных в оккупацию». В 2006 году в связи с обострением ситуации Центральным комитетом ВСЦ было принято решение о создании Палестино-Израильского экуменического форума с целью облегчить координацию усилий между церквами-членами и организациями по восстановлению мира в этом регионе. [3]

Как видим, миротворческая деятельность Православной церкви весьма разнообразна и основательна. Очевидно, преимущество религиозного миротворчество состоит в том, что оно в меньшей степени связано политическими, экономическими и военными обязательствами с руководством того и или иного государства, что позволяет Церкви действовать прямолинейно и открыто.

Литература:

  1. Полвека служения // Всемирный совет церквей [Электронный ресурс]. – 2011. – Режим доступа : http://www./wcc/who/service-r.html. – Дата доступа : 20.04.11

  2. Белая Русь – сестре Сербии. Журнал «Минские епархиальные ведомости» // Минская епархия БПЦ Московского Патриархата. - 2009. - №1. - С.58-59

  3. Церкви о конфликте / Казакин А. // На религии [Электронный ресурс]. – 2001. – Режим доступа : /facts/2001-08-22/3_conflikt.html. – Дата доступа : 24.04.11

3 место:

Польша и Беларусь через призму туристического обмена

Крюк Ю. Е., студ. I к. БГУ,

науч. рук. Русович В.И., канд. ист. наук, доц.

Польша во все времена привлекала путешественников и к концу XX века вошла в первую десятку стран мира по уровню посещаемости туристами [1]. Крупнейшими туристическими объектами являются города, занесенные в список ЮНЕСКО: Краков с действующим Ягелонским университетом и Королевским замком на Вавеле; Варшава – ярчайший пример восстановительных архитектурных работ в послевоенные годы; Величка, популярный музеем соляных копий. Особым спросом у туристов пользуются горнолыжные курорты страны (Закопане, Крыница, Татры) [5].

Отличительные черты современного польского туризма: оснащение инновационными технологиями, реставрация старых и открытие новых достопримечательностей [6, 7].

Белорусско-польский туристический диалог находится в динамично-развивающемся состоянии, свидетельством чему являются подписанные в последние годы двухсторонние соглашения, международная конференция по перспективам белорусско-польского трансграничного сотрудничества в рамках Еврорегионов (декабрь 2009 г.), открытие в Варшаве белорусского туристического информационного центра (ноябрь 2010 г.), ратификация договора о приграничном движении между двумя странами (ноябрь 2010 г.) и другие мероприятия [9].

Вместе с тем следует отметить, что после вступления Польши в шенгенскую зону (2008 г.) число взаимопосещений туристами наших стран заметно снизилось.

Таблица 1. Динамика польско-белорусского туристического обмена в 2000-2009 годах [3, 4, 8]:

Годы

Количество

туристов (тыс. чел.)

2000

2005

2007

2008

2009

2010

Из Польши

в Беларусь

13464

11755

10287

5563

3729

4006

Из Беларуси

в Польшу

52694

44160

38 473

4565

6230

7407

Хорошей перспективой дальнейшего развития и углубления отношений между Польшей и Республикой Беларусь является разработка таких туристических проектов, как «Путешествие в этно-сказку», предполагающий проведение реконструкции музеев, издание туристической энциклопедии, привлечение в турбизнес народных мастеров и «Коммуникация без границ», открывающий сотрудничество аналогичных туристических объектов в приграничных районах [10].

Богатое историческое наследие, сохраненное в уникальных достопримечательностях населенных пунктов Беларуси и Польши, а также душевность и гостеприимство белорусов и поляков, позволяет быть уверенными не только в реализации намеченных и планируемых туристических проектов, но и в увеличении числа туристов, а значит в лучшем понимании друг друга и укреплении дружбы между нашими народами.

Литература:

  1. Анхель. Луганское туристическое агенство. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /node/94.

  2. Белорусские депутаты ратифицировали белорусско-польский договор о приграничном движении. [Электронный ресурс] – Режим доступа: terfax.by/news/belarus/82744

  3. Газета «Туризм и отдых». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.poiskturov.by/cgi-bin/articles.cgi?t=text...

  4. Национальный статистический комитет Республики Беларусь. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://belstat.gov.by/homep/ru/indicators/main2.php

  5. Туристический портал Беларуси VP.BY. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://news.vp.by/news-2010-12-31-29018.htm.

  6. Туристический портал Беларуси VP.BY. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://news.vp.by/news-2011-02-04-29433.htm.

  7. Туристический портал Беларуси VP.BY. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://news.vp.by/news-2011-02-08-29485.htm

  8. Хартия’97. Статистика туризма: спад по всем статьям. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /ru/news/2009/3/3/15688/

  9. ADT.BY.[Электронный ресурс] – Режим доступа: http://adt.by/content/view/1662/227/

  10. . [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /tourism/tourism_in_poland.html

СЕКЦИЯ «ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО»

1 место:

Долевое строительство жилья: рискуем оправданно

Фидек А. В., студ. 2 к. БГУ,

научный руководитель - Денисенко М. А., к. юр. наук, доцент

Суть долевого строительства заключается в привлечении строительными компаниями (застройщиками) средств граждан (дольщиков), за счет которых и будет построен новый дом. Такой способ строительства жилья обладает рядом преимуществ.

При долевом строительстве граждане получают возможность покупки жилья в рассрочку на несколько лет вплоть до непосредственной сдачи объекта.

В отличие от приобретения квартиры на вторичном рынке жилья, при долевом строительстве дольщик получает в собственность новую квартиру.

Долевое строительство – это чрезвычайно выгодное вложение средств, поскольку цены на квартиры в готовом доме намного выше.

Однако, несмотря на все свои плюсы, долевое строительство является достаточно рискованным предприятием. Никто не застрахован от того, что не натолкнется на недобропорядочного заказчика, оформляющего на одно и то же помещение нескольких дольщиков или постоянно повышающего якобы «фиксированную» стоимость жилья. 

Как не стать жертвой мошенников при строительстве жилья? В защите законных интересов поможет состоящий из 7 шагов алгоритм действий грамотного дольщика.

ШАГ 1: СБОР ИНФОРМАЦИИ О РЕПУТАЦИИ ЗАСТРОЙЩИКА

Прежде чем заключить договор долевого строительства следует изучить документы потенциального застройщика и уточнить, сколько лет он работает на строительном рынке, сдавал ли он уже жилые дома, в какие сроки выполнял обязательства по другим проектам.

В сборе информации могут помочь распространенные сегодня интернет-форумы потенциальных дольщиков, в которых обсуждается вся необходимая информация. Следует также избегать «проблемных застройщиков», список которых находится на сайте Мингорисполкома.

ШАГ 2: ИЗУЧЕНИЕ ПОЛОЖЕНИЙ ПРОЕКТНОЙ ДЕКЛАРАЦИИ

Не лишним будет проверить соблюдение застройщиком требования об обязательной публикации в местном печатном СМИ и на сайте Мингорисполкома проектной декларации, в которой содержатся важнейшие характеристики подлежащего строительству объекта. Не рекомендуется заключать договор, когда проектная декларация не опубликована. Это может оказаться следствием наличия непогашенных долгов у застройщика.

ШАГ 3: ОЦЕНКА ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ СТРАХОВАНИЯ

Несколько лет назад законодатель вводил обязательное страхование ответственности сторон договора долевого строительства жилья. Сегодня же страхование может быть лишь добровольным, а потому каждый дольщик может самостоятельно решить целесообразно ли в его случае страховаться.

ШАГ 4: АКЦЕНТ НА ПРИНЦИПИАЛЬНЫХ НЮАНСАХ

При заключении договора необходимо четко описать объект долевого строительства, поскольку если он не согласован, то и требовать его невозможно. Все обязательства должны содержать четкие сроки исполнения, причем не только строительства, но и передачи объекта от застройщика к дольщикам. В договоре обязательно следует прописать меры ответственности и порядок разрешения споров.

Законные неустойки за просрочку исполнения своих обязательств сторонами являются крайне малыми, а потому во избежание просрочки контрагента можно по соглашению с застройщиком соразмерно увеличить эти неустойки.

ШАГ 5: ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОКОНЧАТЕЛЬНОЙ СТОИМОСТИ ОБЪЕКТА

Самый частый сюрприз долевого строительства – это конечная цена квартиры. Она зачастую меняется в связи с изменением индекса строительно-монтажных работ (индекса СМР).

Цена в договоре может быть фиксированной, с прогнозным показателем индекса СМР или неизменной. Для дольщика наиболее предпочтительна неизменная цена. Однако, в таких договорах цены обычно фиксируются в долларовом эквиваленте и расчет производится в белорусских рублях по курсу Нацбанка на день оплаты. В таком случае дольщик очень рискует при удорожании валюты.

ШАГ 6: ПРИЕМКА ОБЪЕКТА

Все явные недостатки квартиры необходимо перечислить в акте приемки, сделав оговорку о дефектах и желаемом сроке их устранения. Существенные недостатки по требованию дольщика устраняются, если они выявлены в течение 2 лет после подписания акта сдачи-приемки объекта.

ШАГ 7: ОФОРМЛЕНИЕ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ

По поводу проблемы, возникающей при оформлении застройщиком-мошенником прав нескольких дольщиков на одно помещение необходимо отметить следующее. Лицо, первым оформившее право собственности на объект, и будет являться его собственником. Следовательно, дольщику желательно поторопиться с оформлением прав собственности на объект.

В заключение выражаем надежду, что изложенный в статье алгоритм действий поможет читателю попасть в долевое строительство и при этом не попасть впросак.

2 место:

Порядок разрешения споров по биржевым сделкам, совершаемых на товарных биржах. Арбитражная комиссия

Скребец А. И, студ. 2к.,

научный руководитель – Денисенко М.А., к. юр. н., доцент

В процессе заключение и исполнения биржевых сделок между контрагентами по биржевому договору могут возникать различные споры, которые, безусловно, нуждаются в своевременном и эффективном разрешении. Согласно ст. 10 Гражданского кодекса Республики Беларусь защиту нарушенных прав осуществляют не только общие и хозяйственные суды, включенную в национальную судебную систему, но и третейские суды. Кроме того, хозяйственные суды в свою очередь в соответствии с действующей редакцией Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь обеспечивают право сторон на альтернативные способы разрешения споров, в первую очередь на передачу спора на рассмотрение в коммерческий арбитраж (третейский суд).

С целью зашиты законных прав и интересов сторон, а также быстрого, справедливого и правильного рассмотрения споров по биржевым сделкам на биржах создаются специальные органы – арбитражные комиссии.

Следует отметить, что деятельность арбитражной комиссии при бирже предусматривалась как Законом «О товарных биржа» 1992 г., так и ныне действующим от 2009 г. Однако, полагаем, важно заметить, что новый Закон внес значительные изменения в правовой статус арбитражной комиссий, о чем непосредственно речь пойдет ниже.

В соответствии со ст. 15 Закона «О товарных биржах» 1992 г. споры по биржевым сделкам первоначально в обязательном порядке разрешаются арбитражной комиссией биржи в соответствии с правилами биржевой торговли. В случае же несогласия сторон с решением арбитражной комиссии такие споры могут рассматриваться в судебном порядке. Согласно статье 6 ХПК, если законодательными актами для определенной категории споров или договором установлен досудебный (претензионный) порядок урегулирования спора, спор может быть передан на рассмотрение хозяйственного суда лишь при условии соблюдения такого порядка.

Таким образом, при возникновении спора, вытекающего из отношений сторон по биржевой сделке, такой спор первоначально должен быть обязательно рассмотрен арбитражной комиссией биржи и только потом в случае несогласия сторон с решением комиссии спор может быть передан на рассмотрение в хозяйственный суд.

Иной порядок разрешение споров по биржевым сделкам предусмотрен ныне действующим Законом. Как и прежде, согласно статье 15 Закона 2009 года в целях рассмотрения споров по биржевым сделкам создается арбитражная комиссия, которая, как подчеркивает законодатель, является постоянно действующим арбитражным органом. Кроме того, Закон обращает внимание на то, что споры между работниками биржи и самой биржей не рассматриваются арбитражной комиссией.

Согласно ч. 1 ст. 30 Закона споры по биржевым сделкам рассматриваются судом или арбитражной комиссией в соответствии с соглашением сторон биржевой сделки, если в соответствии с законодательством стороны не выбрали иной порядок разрешения споров.

Таким образом, с момента вступления в силу Закона 2009 года арбитражная комиссия товарной биржи приобретает статус третейского суда, а стороны биржевой сделки получат право своим соглашением определять, какой именно орган (суд или арбитражная комиссия) будут рассматривать возникающие между ними споры. Кроме того, в соответствии с той же нормой Закона 2009 года стороны вправе выбрать иной, соответствующий законодательству, порядок разрешения споров. Например, своим соглашением установить обязательный досудебный порядок разрешения споров путем переговоров либо заключить соглашение о передаче таких споров в установленных законодательством случаях на рассмотрение Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате.

Следует заметить, что такие изменения не привели к снижению спроса на услуги арбитражной комиссии. Более того, как отмечают сотрудники ОАО «БУТБ» стороны в случае возникновения споров активно обращаются в арбитражную комиссию, такой механизм позволяет им эффективно урегулировать разногласия в кратчайшие сроки. Так, только с момента вступления в силу нового Закон «О товарных биржах» арбитражная комиссия при ОАО «БУТБ» успела рассмотреть уже более 1000 споров.

Стороны должны учитывать, что порядок разрешения споров в арбитражных комиссия существенно отличается от установленного ХПК. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 30 порядок разрешения споров определяется Регламентом арбитражной комиссии. В целом он соответствует общепризнанным принципам арбитражного процесса: законность, независимость, равенство сторон, конфиденциальность, состязательность, обязательность решения.

Между тем, весьма специфичным представляется порядок обжалования решений арбитражных комиссий. Так, ч. 3 ст. 30 устанавливает, что обжалование решения арбитражной комиссии может быть произведено путем заявления ходатайства в Высший Хозяйственный Суд Республики Беларусь о его отмене в порядке и по основаниям, предусмотренным хозяйственным процессуальным законодательством для обжалования решений международных арбитражных (третейских) судов, находящихся на территории Республики Беларусь. Исчерпывающий перечень таких оснований указан в ст. 255 ХПК. Так, в числе оснований находятся недееспособность стороны по сделке, выход арбитражной комиссии за пределы третейского соглашения, неуведомлении стороны спора о составе суда. Таким образом, ознакомление с данным перечнем позволяет заметить, что необоснованность решения арбитражной комиссии товарной биржи, неточное либо неправильно применение норм материального права не являются основанием для отмены решения. Следовательно, решения арбитражной комиссии не может быть отменено в силу неполного исследования доказательств, неправильного толкования норм материального права. Обжаловать решение арбитражной комиссии при товарной бирже можно только по основаниям прямо установленным ч. 2 и 3 ст. 255 ХПК.

Данная ситуация представляется неоднозначной. С одной стороны, как отмечается в литературе, отсутствие возможности обжалования решения третейского суда основано на праве спорящих сторон самостоятельно выбрать в качестве судей лиц, которым обе стороны доверяют разрешить их спор. Таким образом, предлагая третейскому суду разрешить дело, стороны заранее соглашаются с тем, что решение такого суда будет окончательным [5] Однако с таким замечанием трудно согласиться. В соответствии с положениями Регламента арбитражной комиссии при ОАО «БУТБ» арбитры третейского разбирательства назначаются Председателем, который в свою очередь также назначается Правлением биржи. С другой стороны, наличие возможности обжалования решения арбитражной комиссии привело бы к тому, что споры затягивались на долгое время, а ведь одной из главных целей третейского разбирательства и состоит в том, чтобы стороны могли разрешать возникающие споры в максимально короткие срока без потери качества.

Подводя итог, отметим, что наличие специального постоянно действующего непосредственно при бирже третейского суда дает возможность контрагентам быстро, эффективно и справедливо разрешить спор по биржевой сделке. Более того, развитие альтернативного разрешения споров экономического характер, в частности по биржевым сделкам, является важным для реализации принципа доступности правосудия, служит сохранению и дальнейшему обеспечению его высокого качества, а также обеспечивает условия для сохранения и развития партнерских деловых отношений в сфере бизнеса и деловой среды.

Литература:

1. Закон Республики Беларусь от 5 января 2009 г. № 10-З «О товарных биржах» [Электронный ресурс]. – 2011. – Режим доступа: http://www.pravo.by/webnpa/text.asp?RN=H20900010. - Дата доступа: 19.04.2011

2. Закон Республики Беларусь от 30 марта 1992 г. № 1516-XII «О товарных биржах» в ред. Законов Республики Беларусь от 17.06.1993 N 2427-XII, от 30.07.2004 N 307-З (утратил силу)

3. Регламент арбитражной комиссии ОАО «Белорусская универсальная товарная биржа» (в редакции протокола заседания Правления от 06.08.2009 № 114) [Электронный ресурс]. – 2011. – Режим доступа: http://www.butb.by/index.php?page=47&id=62. - Дата доступа: 19.04.2011

4. Хозяйственный процессуальный кодекс Республики Беларусь от 15 декабря 1998 г. №290-13 (в ред. Законов Республики Беларусь от 06.08.2004 N 314-З, от 22.12.2005 N 76-З, от 29.06.2006 N 137-З, от 11.07.2007 N 251-З, от 20.06.2008 N 349-З, от 08.07.2008 N 395-З, от 15.06.2009 N 26-З, от 10.01.2011 N 241-З, с изм., внесенными Указом Президента Республики Беларусь от 12.11.2003 N 508)

5. Бенсман М. В. Изменения законодательства о биржевой торговле / М. В. Бенсман // Планово-экономический отдел, № 6 (72), июнь 2009

3 место:


Законодательное закрепление презумпции согласия на забор органов и тканей человека


Шетько А.Н., студ. 1 к.,

научный руководитель – Байбороша Н.С., преподаватель

Основным нормативным правовым актом, регулирующим трансплантацию органов и тканей человека на территории Беларуси, является Закон Республики Беларусь «О трансплантации органов и тканей человека» от 4 марта 1997 г. № 28-З [1] (далее – Закон). Автором рассматриваются вопросы презумпции согласия, которые нашли отражение в Законе, а также предлагаются некоторые способы повышения эффективности правового регулирования забора органов у трупного донора.

Существует два подхода к определению согласия лица на забор у него органов после смерти: презумпция согласия и презумпция несогласия. Последняя означает, что лицо считается несогласным на забор у него органов и тканей после смерти, если нет доказательств обратного – устного согласия лица либо его родственников, документов, подтверждающих согласие (применяется в США, Германии, Франции, Италии). Согласно ч. 3,4 ст. 11 Закона в Республике Беларусь (как и в Австрии, Финляндии, Греции) действует презумпция согласия на забор органов у трупного донора: если при жизни человек (или член его семьи) не заявлял об отказе в передаче органов другому лицу после своей смерти, он считается согласным на подобные действия. Реализация этого принципа в Беларуси связана с проблемами психологического характера, и в первую очередь, недовольством родственников донора, которых не поставили в известность о заборе органов. Необходимо отметить, что в тексте Закона нет указания на необходимость обязательного проведения беседы с родственниками умершего о предполагаемом заборе органов. Таким образом, если к моменту проведения подобных действий врачи не были уведомлены об отказе рассматриваемого лица на донорство, эти действия не являются противозаконными.

Тем не менее, правомерность действий врачей не решает указанных психологических проблем. Кроме того, человек не может быть уверен, что после смерти с его телом поступят так, как он того хотел бы. Согласно ч. 2 ст. 17 Дополнительного протокола к Конвенции по правам человека и биомедицине относительно трансплантации органов и тканей человеческого происхождения1 (далее – Протокол) органы и ткани не могут быть удалены, если лицо возражало против этого [2]. Закрепление подобного принципа на международном уровне свидетельствует о его глубоком уважении к правам человека. Отсутствие у врачей сведений об отказе потенциального донора или его семьи на изъятие органов не исключает того, что человек был против такого вмешательства. С другой стороны, необходимо учесть, что изъятие органов у трупного донора часто происходит в условиях, исключающих возможность проведения такой беседы. В подобной ситуации из-за потраченного времени орган может стать негодным к пересадке и трансплантация становится невозможной. Это может привести к снижению количества пересадок, проводимых в стране, перегрузке «листов ожидания» и увеличению смертности среди тех, кто находится в очереди на пересадку.

Наиболее оптимальным решением данной проблемы представляется проведение комплекса мер по скорейшему установлению согласия умершего на донорство. Для этих целей необходимо создать республиканский банк данных, содержащий информацию о лицах, отказавшихся от посмертного изъятия у них органов. Для наиболее полной реализации права человека на распоряжение своим телом необходимо обязать участковых врачей-терапевтов в поликлиниках и лечащих врачей в больницах информировать пациентов о возможном донорстве и, при необходимости, регистрировать отказ в республиканском банке данных. Можно также последовать практике некоторых зарубежных государств: в США презумпция согласия или несогласия донора отражается в «карточке донора», в Германии – в специальном вкладыше, помещенном в паспорт. Кроме того, активная политика правительства, медицинской общественности, религиозных и общественных организаций по популяризации донорства может уменьшить количество отказов. Показателен пример Испании, которая благодаря подобным методам вышла на одну из лидирующих позиций в области трансплантаций [3]. Таким образом, предложенные выше меры могут существенно повысить эффективность правового регулирования трансплантаций в Республике Беларусь.

Литература:

  1. О трансплантации органов и тканей человека: Закон Респ. Беларусь, 4 марта 1997 г., № 28-З : в ред. Закона Респ. Беларусь от 09.01.2007 г. // Нац. центр прав. информации [Электронный ресурс]. – 2007. – Режим доступа : http://www.pravo.by/webnpa/text.asp?RN=H29700028. – Дата доступа : 16.03.2011.

  2. Дополнительный протокол к Конвенции по правам человека и биомедицине относительно трансплантации органов и тканей человеческого происхождения // Совет Европы [Электронный ресурс]. – 2008. – Режим доступа:

t/Treaty/rus/Reports/Html/186.htm. – Дата доступа: 13.03.2011.

  1. Смирнов, Ф. Презумпция донорства / Ф. Смирнов // Медицинская газета [Электронный ресурс]. – 2000. – № 56. – Режим доступа: /2000/56/article_956.html. – Дата доступа: 08.03.2011.




Дискредитация как одна из форм недобросовестной конкуренции по законодательству Республики Беларусь


Тыкоцкая Н.Г., аспирант,

научный руководитель – Бабкина Е.В., к.юр.н., доцент


В законодательстве Республики Беларусь отсутствует определение термина «дискредитация», хотя в ст. 249 Уголовного кодекса Республики Беларусь закреплен состав преступления «Дискредитация деловой репутации конкурента» – распространение индивидуальным предпринимателем или должностным лицом юридического лица в рекламе, средствах массовой информации и иным способом заведомо ложных сведений, наносящих вред деловой репутации конкурента. В общеупотребимом значении под дискредитацией понимается подрыв доверия к кому-нибудь или чему-нибудь, умаление чьего-либо авторитета. Защита гражданско-правовыми способами белорусских субъектов хозяйствования от дискредитации основывается на ст. 153, п. 2) ст. 1029 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) и п. 2 ст. 142 Закона Республики Беларусь от 10 декабря 1992 г. «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» (далее – Закон).

Применительно к недобросовестной конкуренции в законодательстве Республики Беларусь, как и в законодательстве многих государств (Испании, Казахстана, Колумбии, Украины, Швейцарии) указанный термин используется в качестве одной из ее форм. Так, в
п. 2 ст. 142 Закона закреплено, что запрещаются и признаются в установленном порядке неправомерными утверждения при осуществлении предпринимательской деятельности, способные дискредитировать хозяйствующий субъект, товары или предпринимательскую деятельность конкурента, в том числе в результате:

распространения хозяйствующим субъектом непосредственно или через других лиц в средствах массовой информации, рекламных и иных изданиях, через любые электронные средства массовой информации и иными способами ложных, недостоверных, искаженных сведений о предпринимательской деятельности, финансовом состоянии, научно-технических и производственных возможностях, товарах конкурента;

распространения хозяйствующим субъектом непосредственно или через других лиц в любой форме и любыми способами заявлений, которые содержат информацию, порочащую деловую репутацию хозяйствующего субъекта либо его учредителя (участника, собственника имущества) или работника, и могут подорвать доверие к хозяйствующему субъекту как производителю товаров.

Поскольку в абз. 1 п. 2 ст. 142 Закона уже определено, что соответствующие утверждения должны быть способны дискредитировать хозяйствующий субъект, товары или предпринимательскую деятельность конкурента, указание в абз. 3 п.2 упомянутой ст. Закона на то, что соответствующие заявления должны создавать возможность подрыва доверия к хозяйствующему субъекту как производителю товаров, является излишним.

В то время как для признания согласно абз. 2 п. 2 ст. 142 Закона распространения касающихся конкурента дискредитирующих сведений недобросовестной конкуренцией необходимо, чтобы они тем или иным образом не соответствовали действительности, в отношении распространяемых порочащих деловую репутацию конкурента либо его учредителя (участника, собственника имущества) или работника заявлений (абз. 3 п. 2 ст. 142 Закона) подобного требования не установлено, т.е. в данном случае законодатель придерживается более строгого подхода по сравнению с используемым в ст. 153 ГК. Это представляется не вполне обоснованным.

Полагаем, что признание недобросовестной конкуренцией распространения соответствующих действительности заявлений, которые содержат информацию, порочащую деловую репутацию хозяйствующего субъекта – конкурента или других лиц, не должно осуществляться автоматически. Следует поддержать высказанную в научной литературе точку зрения, согласно которой в такой ситуации надлежит установить цели, которые преследовались соответствующим лицом. Так, было бы неправильным считать недобросовестной конкуренцией заявления хозяйствующего субъекта об имевших место нарушениях его конкурентом действующего законодательства, если указанный хозяйствующий субъект руководствовался исключительно благими намерениями, например, предотвратить угрозу жизни или здоровья населению, создаваемую товарами конкурента. Необходимо, чтобы оценка такого действия, как распространение упомянутых заявлений, осуществлялась с учетом всех конститутивных элементов понятия недобросовестной конкуренции, в том числе наличия или отсутствия у соответствующего действия направленности на приобретение преимуществ в предпринимательской деятельности.

Кроме того, поскольку дискредитировать конкурента, его товары или предпринимательскую деятельность можно, в том числе распространив заявления, содержащие информацию, порочащую деловую репутацию любых лиц, связанных с осуществлением им этой деятельности (например, деловой репутации их клиентов), целесообразно пересмотреть и перечень субъектов, которые могут быть затронуты действиями, обозначенными в абз. 3 п.2 ст. 142 Закона.

Секция «Европейское право»

1 место:

Свобода передвижения граждан третьих стран в Европейском Союзе

Федорова В.Л., студ. 4 к.,

научный руководитель – Ухванов В.Н., к. филос. н., доцент.

Реализуемая в праве Европейского Союза свобода передвижения лиц включает свободу передвижения граждан третьих стран. [1] Право на свободное передвижение предполагает отмену любой дискриминации и включает право на трудоустройство, свободное перемещение и проживание. Договор о функционировании Европейского Союза не содержит норм, относящихся к правам граждан третьих стран, однако по этому вопросу существует обширное вторичное законодательство, а также международные договоры между ЕС и третьими странами.

Наиболее широким статусом, практически равным статусу работника-мигранта, пользуются граждане Норвегии, Исландии, Лихтенштейна и Швейцарии в соответствии с Соглашением о Европейском экономическом пространстве 1992 г. и специальным соглашением между ЕС и Швейцарией о свободном передвижении лиц 1999 г., а также граждане государств-кандидатов.[1]

Договор об Ассоциации с Турцией, Ломейская Конвенция между Сообществом и африканскими, карибскими и тихоокеанскими государствами, Соглашение о сотрудничестве с Марокко и др. содержат положение о том, что трудящиеся таких государств и члены их семей, проживающие с ними, должны пользоваться в сфере социального законодательства теми же правами без дискриминации, что и граждане государства-члена, в котором они работают (дело Суда ЕС С-18/90, Kzibek [3]).

Корфское соглашение о партнерстве и сотрудничестве 1994 г. между Россией и ЕС [2] не содержит положений о свободе передвижения граждан Российской Федерации, однако в ст. 23 предусматривается, что стороны должны обеспечить отсутствие дискриминации по поводу заработной платы, условий труда и увольнения, в случае работы граждан России в государствах-членах (дело Суда ЕС C-265/03, Simutenkov [4]).

Директива 2009/50/ЕС принята с целью создать благоприятные условия для переезда, проживания и трудоустройства в ЕС высококвалифицированной рабочей силы из третьих стран. Директива вводит специальный вид на жительство ЕС – Европейская голубая карта для граждан третьих стран, обладающих высокой профессиональной квалификацией. Обладатели данной карты наделяются правом по истечении полутора лет работы в государстве-члене, выдавшем Европейскую голубую карту, переезжать для осуществления трудовой деятельности в другие государства-члены ЕС.

Отдельные категории граждан третьих государств могут пользоваться правом на свободу передвижения в силу юридических связей с гражданами ЕС. Директива Совета 2004/38/ЕС [6] определяет круг членов семьи, под которыми понимаются супруг, партнер, с которым гражданин Союза вступил в зарегистрированное партнерство, прямые потомки, которые не достигли возраста 21 года либо находятся на иждивении, родственники по прямой восходящей линии, находящиеся на иждивении, а также аналогичные родственники супруга или партера. Объем прав, который гарантируется членам семьи гражданина ЕС включает в себя право на совместное проживание, право на образование, право на трудоустройство, право на социальное обеспечение, право на налоговые и социальные льготы и привилегии. Все эти права содержатся в таких документах, как Регламент 1612/68/ЕЭС [7], Директивы Совета 2003/109/ЕС[8], 2004/38/ЕС [6] и др.

Анализируя вторичное законодательство ЕС, можно сделать вывод о том, что Союзом были предприняты усилия по гармонизации режима свободного передвижения граждан третьих стран, особенно членов семей граждан ЕС. Однако развивающийся интеграционный процесс показывает необходимость улучшения положения трудящихся граждан третьих стран, большего уровня их социальной защищенности и в конечном итоге возможного уравнивания их в правах с гражданами ЕС, так как «продолжающее неравенство между гражданами ЕС и негражданами ЕС в этом вопросе является перверсией принципов Сообщества и в ряде случаев противоречит как логике внутреннего рынка, так и принципам, лежащим в основе свободы передвижения лиц в ЕС»[5]

Литература

1. Кашкин С.Ю. Введение в право Европейского союза: учебник / С.Ю. Кашкин, П.А. Калиниченко, А.О. Четвериков; под ред. С.Ю. Кашкина. – Изд. 2-е, испр. и доп. – М. : Эскмо, 2008. – 384 стр. – (Российское юридическое образование).

2. Дипломатический вестник. 1994. № 15/16. С. 29–59.

3. C-18/90, Kzibek, [1991] ECR I-199

4. C-265/03 Igor Simutenkov v. Ministerio de Educación y Cultura, Real Federación Española de Fútbol [2005] ECR I-1215

5. Hoogenboom T. Free Movement and Integration of Non-EC Nationals and the Logic of the Internal Market // Free Movement of Persons in Europe / H.G. Schermers et al. Eds., The Hague: T.M.C. Asser Instituut, 1993.

6. OJ 2004 L 158/77

7. OJ. Special edition, 1968 (II)

8. OJ 2004 L 16/44

2 место:

Перспективы создания патента Европейского Союза

Лобанова Е. А., студ. 4к.,

научный руководитель – Леанович Е. Б., к. юр. наук, доцент.

В данный момент на европейском континенте действует Европейская патентная организация (ЕПО), в которую входят как страны ЕС, так и другие территориально близкие страны. ЕПО позволяет получить так называемый европейский патент. Однако на протяжении уже более десяти лет ведутся переговоры о создании единого патента в рамках Европейского Союза.

Необходимость создания единого патента ЕС вызвана несколькими причинами. Во-первых, это дороговизна существующей процедуры получения европейского патента, что в основном обусловлено затратами на перевод. Так, получение европейского патента обходится в среднем в десять раз дороже, чем получение американского патента. Во-вторых, проблемы возникают в связи с принятием судами различных европейских стран сильно разнящихся решений по одинаковым вопросам в сфере интеллектуальной собственности. В связи с этим предлагается создать суд, который будет рассматривать дела, связанные с европейскими патентами и патентами ЕС.

Впервые Комиссия направила Предложение о принятии Регламента Совета ЕС касательно патентов Сообщества 1 августа 2000 года (COM(2000) 412, 1.8.2000). В нём Комиссия предлагала создание единого патента Сообщества (сейчас – патент ЕС), который бы существовал наряду с национальными патентами и европейскими патентами, предоставляемыми в соответствии с Европейской патентной конвенцией 1973 года.

Новый патент должен отличаться упрощённой и экономичной процедурой перевода. В частности, государствам-членам ЕС необходимо прийти к единому решению по поводу лингвистического режима, который будет применяться к новым патентам. Испания и Италия считают дискриминирующим применение английского, немецкого и французского языков при подаче заявки. С другой стороны, перевод на все официальные языки ЕС слишком является слишком затратным и проблематичным для владельцев патентов.

Дебаты в Совете ЕС начались с новой силой после издания Сообщения Комиссии «Об улучшении патентной системы в Европе» (Commission Communication "Enhancing the patent system in Europe") в апреле 2007 года. В данном Сообщении была подтверждена идея о необходимости создания системы единого патента Сообщества. Также государствам-членам ЕС было предложено найти подход к процедуре языкового перевода (translation arrangements), который позволил бы снизить расходы и обеспечить распределение патентной информации по всем официальным языкам Сообщества.

Предложение Комиссии ЕС, выдвинутое 4 декабря 2009 года предполагает, что единый патент ЕС будет относиться к особой категории Европейского патента. Полномочия на предоставление данного патента будут возложены на Европейское патентное ведомство. В результате, единая процедура в соответствии с Европейской патентной конвенцией будет применяться в отношении как единых патентов, так и иных европейских патентов.

Совет ЕС на заседании от 10 марта 2011 года утвердил более тесное взаимодействие (enhanced cooperation) в рамках создания единого патента (unitary patent), в котором будут участвовать 25 государств-членов ЕС (своё участие не подтвердили Италия и Испания).

Литература:

  1. Communication from the commission to the european parliament and the council [Электронный ресурс]. – 2011. – Режим доступа : http://europa.eu/legislation_summaries/internal_market/businesses/intellectual_property/l24120b_en.htm. – Дата доступа : 19.04.2011.

  2. Proposal for a Сouncil Regulation on the Community patent [Электронный ресурс]. – 2011. – Режим доступа : register.consilium.europa.eu/pdf/en/04/st07/st07119.en04.pdf.- Дата доступа : 19.04.2011.

  3. Conclusions on an enhanced patent system in Europe [Электронный ресурс]. – 2011. – Режим доступа : www.consilium.europa.eu/uedocs/cms_data/docs/.../111744.pdf.- Дата доступа : 19.04.2011.

  4. Council Decision of 10 March 2011 authorising enhanced cooperation in the area of the creation of unitary patent protection (2011/167/EU) [Электронный ресурс]. – 2011. – Режим доступа : ec.europa.eu/.../patent/20110413-impact-assessment-summary_en.pdf.- Дата доступа : 19.04.2011.

3 место:

Проблемы суверенитета в условиях глобализации.

Соотношение государственного суверенитета и интеграции стран Европейского Союза

Бельский А. П., студ. III к. БГУ,

науч. рук. Юрьева М.В.., преподаватель кафедры МЧИ и ЕП БГУ

В настоящее время глобализация затронула все основные сферы общественных отношений, стала их неотъемлемой частью. Это выражается в интеграции различных стран в экономической, политической, правовой, культурной и иных сферах деятельности. Однако именно глобализация и происходящие в ее рамках экономические, политические, правовые процессы не только порождают серию вызовов различным атрибутом государства, но и подчас ставят под сомнение само существование государства и государственности в его традиционном понимании.[1, c 39.]

Изначально катализатором глобализационных процессов выступают экономические интересы. Каким бы количеством ресурсов и экономическим потенциалом не обладало государство, все же развитие экономики будет в нем несоизмеримо ниже, нежели в странах, участвующих в мировых экономических процессах. [3, c.25]

Значительное количество государств современного мира, не успев вступить в стадию укрепления национальной или многонациональной государственности, оказались в ситуации размывания тех ориентиров, к которым они были устремлены. Имеется в виду обретение самостоятельности в форме государственного суверенитета.

Лишь небольшое количество могущественных государств (США; Германия, Франция, Великобритания - в рамках ЕС-, Российская Федерация, Китай), так называемых «архитекторов» глобализации, получают ощутимую пользу от интеграционных процессов. [1, c.38] За счет развитой экономики, мощного политического влияния, государства и блоки, доминирующие на международной арене, навязывают свои ценности, определяют содержание стандартов и правил для других стран и народов. [3,c.26]

Глобализация – весьма неоднозначное явление, в котором скрыты, как положительные стороны (кооперация государств для решения мировых проблем), так и отрицательные моменты (усиление взаимозависимости государств, «размывание суверенитета», нивелировка культурной самобытности).

Несомненно, суверенитет в условиях всеобщей интеграции претерпевает определенные изменения. Многие ученые сходятся во мнении, что традиционное видение этого явления более не актуально, и что следует выработать новую, оптимальную модель государственного суверенитета.[1, c.40]

В связи с этим особый интерес представляет европейская интеграционная модель, которая рассматривается в качестве весьма демократичного и более гибкого варианта по сравнению с американской моделью, так как США в своей деятельности не показывают должно уважения к суверенитету других государств.

Углубление интеграционных процессов, создание и развитие наднациональных институтов ЕС является вызовом традиционному понятию национально-государственного суверенитета. Происходит трансформация суверенитета, так как государства добровольно отдают часть своих суверенных полномочий - в ведение Сообществ. Так, в настоящее время можно констатировать следующие моменты: верховенство европейского права над правом государств-членов, исключительные полномочия наднациональных институтов ЕС (Суда ЕС, Еврокомиссии, Европарламента), отсутствие у государств-членов права самостоятельно и автономно принимать важные решения.[5,c.13]

Однако следует обратить внимание также на принципы субсидиарности (осуществление ЕС только тех действий, которые государства-члены не в состоянии эффективно провести в жизнь самостоятельно) и пропорциональности (деятельность ЕС по осуществлению целей и задач не должна выходить за пределы необходимого), лежащие в основе права ЕС, а также концепцию « продвинутого сотрудничества»( «Европа разных скоростей»). Последняя позволяет государствам-членам самостоятельно выбирать скорость и глубину интеграции в тех или иных сферах, вместе кооперироваться для усиленной совместной деятельности. Эти особенности европейской интеграции позволяют говорить о ее большей демократичности, гибком обращении с государственным суверенитетом членов.

Характеризуя европейскую модель интеграции, российский правовед Шугуров М.В. справедливо подчеркивает, что ей присуще «сохранение государственно-национального разнообразия».[1, c.43]

Таким образом, европейская модель интеграции представляет собой своеобразный компромисс между полномочиями наднациональных органов и государственным суверенитетом участников ЕС. Несмотря на некоторые уступки, она не является идеальной или достаточно справедливой в силу того, что фактически не обеспечивает равную пользу от интеграции всем странам-членам

Подводя итоги, необходимо констатировать, что глобализация оказывает значительное влияние на суверенитет, однако не стоит рассматривать ее как исключительно негативное явление. Следует понимать, что глобализация открывает новые возможности не только для сохранения государства, но для его развития в обновленных формах, в том числе в обновленных формах суверенитета. Поэтому реализация негативных или позитивных тенденций глобализации и интеграционных процессов зависит во многом от способности государств перейти к новой парадигме государственного суверенитета.

Литература:

1. М.В. Шугров, Государственный суверенитет и глобализация: философия вызовов и перспектив, журнал «Современное право», №2 2009

2. Ю.А. Лепешков, Европейская интеграция. Правовые вопросы, учебное пособие, БГУ, Минск, 2008

3. Р.И. Захарьян, Глобализация и суверенитет государства, журнал «Право и государство: теория и практика», №5 2009

4. Т.М. Полякова, Суверенитет государства и глобализация, журнал «История государства и права» №7 2007

5. Н.Ю. Веремеев, Трансформация государственного суверенитета в условиях интеграции ЕС, автореферат диссертации…, Минск, 2009

3 место:

История интеграционных процессов в Европейском Союзе

Короед Н.В., студ. 4 к.,

научный руководитель – Кудрявец Ю.Н., ст.преподаватель

В интеграционных процессах, происходящих в современном мире, отчетливо просматриваются как универсальный, так и региональный аспекты, причем можно отметить явное преобладание последнего. Национальное регулирование внешнеторговых и таможенных вопросов на данном этапе глобализации перестает быть эффективным, требуется активное осуществление мер по координации усилий и взаимному межгосударственному сотрудничеству.

Несмотря на образование в 1992 г. Европейского Союза как новой формы сотрудничества, таможенный союз был создан намного раньше, в рамках одного из элементов будущего Евросоюза. Таможенный союз сегодня является неотъемлемым элементом единого рынка ЕС с его четырьмя основными свободами (свобода движения товаров, лиц, услуг и капиталов); создание, поддержание и развитие единого европейского рынка, где товар передвигаются без ограничений, было бы невозможно без таможенного союза.

Национальный уровень на сегодняшний день остается основным в осуществлении таможенного регулирования, даже с учетом образования и функционирования единой межгосударственной таможенной территории. Однако специфика ЕС заключается в том, что с национального уровня фактически снята тяжесть нормативного регулирования; таможенное законодательство формируется на уровне ЕС, национальное законодательство решает вопрос его конкретного применения

Созданный de jure таможенный союз был развит до внутреннего рынка de facto с 1994 г. Достижение этого уровня стало возможным благодаря наличию обширного нормативного материала и сложившейся за предшествующий период правоприменительной практике.

В 1960 году в Стокгольме была подписана Конвенция об учреждении Европейской ассоциации свободной торговли. Хотя ЕАСТ изначально замышлялась как альтернатива интеграции в рамках Европейских сообществ, общность целей сделало развитие сотрудничества между этими организациями неизбежным. Такое сотрудничество развивалось преимущественно по двум направлениям.

Во-первых, процессы европейской интеграции предопределили роль ЕАСТ, как организации, в которой проходила своего рода «подготовка» некоторых европейских государств к вступлению в Европейские сообщества.

Во-вторых, начиная с 1960-х г.г. ЕАСТ и Европейские сообщества стремились оформить на основе международных соглашений как можно более глубокие связи в экономической сфере между собой. Следующим важным шагом по сближению деятельности двух организаций стало подписание Люксембургской декларации, которая обозначила переход к более тесному экономическому сотрудничеству между ЕАСТ и Сообществами, а также развитие такого сотрудничества в сферах не экономического характера, например, в области здравоохранения. Итогом же совместной работы организаций в заданном направлении стало создание Европейского экономического пространства (ЕЭП) в 1994 г.

На пространстве бывшего СССР также активно идут процессы экономической интеграции государств. Ярким примером тому является создание Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана. Формирование таможенного союза предусматривает создание единой таможенной территории, в пределах которой не применяются таможенные пошлины и ограничения экономического характера, за исключением специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер. В рамках таможенного союза применяется единый таможенный тариф и другие единые меры регулирования торговли товарами с третьими странами.

В 2009 году Высший орган таможенного союза, Комиссия таможенного союза и правительства Сторон провели комплекс мероприятий по завершению формирования договорно-правовой базы таможенного союза, включая Единый таможенный тариф, Таможенный кодекс, Статут Суда таможенного союза.

Таможенный союз — первый этап интеграции. В рамках ТС создается общий рынок товаров, который носит незавершенный характер, поскольку у стран отличаются антимонопольное регулирование, налоговые системы. Следующим этапом станет единое экономическое пространство. Для этого необходимо обеспечение равного и свободного доступа к транспортным услугам и к энергетическим ресурсам. Для его обеспечения планируется: предоставить национальный режим в доступе к услугам железнодорожного и трубопроводного транспорта, ввести общие правила установления тарифов и обеспечить механизмы их установления, открыть внутренние водные пути для перевозчиков-резидентов сторон на условиях национального режима, открыть воздушное пространство для авиакомпаний-резидентов сторон на условиях национального режима, установив единые требования к безопасности, регистрации и лицензирования, установить единые требования к автомобильным перевозкам и автотранспортным средствам. После заключения и вступления в силу всех запланированных соглашений, на территории Таможенного союза возникнет полноценное единое экономическое пространство.

Литература

  1. Мещанова М.В., Правовое регулирование внутреннего рынка Европейского Союза.   Мн. 2010. – 145 c

  2. [Электронный ресурс]. – 2008. – Режим доступа:

http://www.t/AboutETS/Pages/default.aspx Дата доступа: 25.04.2011

Дистрибьюторский договор и антимонопольное законодательство Европейского союза

Степанчикова Ю.С., аспирант ФМО,

Научный руководитель – Бабкина Е.В., к.ю.н., доцент

Основными законодательными актами Европейского Союза (далее – ЕС), регламентирующими исключение дистрибьюторских договоров из сферы действия антимонопольных ограничений, являются Регламент Европейской комиссии № 330/2010 от 20 апреля 2010 г. по применению статьи 101(3) Соглашения о функционировании Европейского Союза по категориям вертикальных соглашений и практик (далее – Регламент 330/2010), Регламент Комиссии от 27 мая 2010 г. по применению статьи 101(3) Соглашения о функционировании Европейского Союза по категориям вертикальных соглашений и практик в области автомобильного транспорта № 461/2010 (далее – Регламент 461/2010).

Дистрибьюторский договор, являясь договором между двумя или более сторонами, которые осуществляют деятельность по распределению на различных уровнях одного и того же вида продукции, подпадает под определение «вертикального договора», приведенного в п.1 ст. 1 Регламента 330/2010, следовательно, на основании п. 1 ст. 2 представляет собой исключение из сферы действия антимонопольных ограничений. Для распространения на дистрибьюторский договор такого режима к договору предъявляется ряд требований. Руководство по вертикальным ограничениям (Guidelines on Vertical Restrains) 2010 года является приложением к Регламенту 330/2010, выступает своего рода комментарием к нему и имеет ключевое значение при анализе условий договора. В соответствии с п.1 ст. 3 Регламента доля как поставщика, так и дистрибьютора на соответствующих рынках не может превышать 30 %, что является новеллой по сравнению с ранее действовавшими регламентами, в которых учитывалась лишь доля поставщика. Также в некоторых случаях применяется требование, по которому годовой оборот стороны в договоре не может превышать 50 миллионов евро (п.2 ст.2).

Исключение, предусмотренное Регламентом 330/2010 для дистрибьюторского договора, не распространяется в случае, если договор имеет целью установить: 1) запрет дистрибьютору определять цену продажи товара; 2) ограничение территории, на которой либо круга лиц, которому дистрибьютор будет в дальнейшем продавать товары, 3) ограничение способности дистрибьюторов, работающих на уровне розничной торговли, продавать товары конечным потребителям, 4) запрет на сотрудничество и заключение договоров для дистрибьюторов между собой, 5) ограничение права поставщика-производителя запасных частей поставлять данный товар конечным потребителям, обслуживающим и ремонтным мастерским, которые не уполномочены дистрибьютором на проведение ремонта и обслуживание товара (ст. 4). Дистрибьюторский договор, содержащий хотя бы одно из выше названных условий, будет считаться противоречащим нормам антимонопольного законодательства, и в соответствии со ст. 101(2) Соглашения о функционировании Европейского союза признаваться ничтожным.

Запрет поставщику устанавливать ограничение территории либо круга лиц, которому дистрибьютор может перепродавать товары, действует с рядом исключений. Одним из таких исключений является разрешение поставщику в соответствии со ст. 4(b)(i) Регламента 330/2010 запрещать дистрибьютору «активную торговлю» на территории либо кругу лиц, которых поставщик «закрепил за собой», либо за другим дистрибьютором. В Руководстве по вертикальным ограничениям (п. 51) вводятся дефиниции «активная и пассивная торговля», дается разъяснение по поводу того, как «закрепляется» территория либо круг лиц. «Закрепленными» территория либо круг клиентов считаются тогда, когда поставщик договаривается о поставках товаров только одному дистрибьютору на определенной территории (определенному кругу лиц). Так, исключительный дистрибьютор защищен от продаж на закрепленной за ним территории (кругу лиц) другими дистрибьюторами либо самим поставщиком.

Таким образом, в соответствии со ст. 4 Регламента 330/2010 поставщик имеет право запретить «активную торговлю» товаров на определенных территориях (кругу лиц) со стороны дистрибьютора, что соответствует определению исключительного дистрибьюторства. Соответственно на данном этапе развития права ЕС условие об исключительном дистрибьюторстве может быть включено в договор, что не было возможным ранее. Вариант, предложенный в п. 12(b) Типового дистрибьюторского контракта Международной торговой палаты, в целом соответствует антимонопольному законодательству ЕС, тем не менее, на наш взгляд, требует корректировки. Необходимо запретить дистрибьютору продавать товар не на любой территории (кругу лиц), кроме той, что закреплена за ним, а лишь на тех, которые закреплены за поставщиком и его дистрибьюторами. Запрет не может распространяться на «пассивную торговлю». В соответствии с Руководством по вертикальным ограничениям к «пассивной торговле» относится общая реклама, продвижение товара, в том числе посредством сайта. Так, если покупатель нашел дистрибьютора через Интернет и заказал через сайт товар, то такая продажа будет считаться формой «пассивной торговли» и не может быть запрещена со стороны поставщика.

Вышеприведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что расширение изъятий в антимонопольном регулировании в рамках ЕС, закрепленных в Регламенте 330/2010, соответствуют представлениям Международной торговой палаты о дальнейшем прогрессивном развитии торгового права, способствуют развитию принципа свободы договора и заслуживают внимания в процессе совершенствования отечественного антимонопольного законодательства.

Секция «Международное частное право»

1 место:

Свободные лицензии на программное обеспечение

Екатерина Иванова студ. 4 к.,

научный руководитель – Леанович Е.Б. доцент, к.ю.н.

«Свободные» лицензии (от англ. open, free) представляют собой право использовать программное обеспечение (далее – ПО) для ЭВМ, изображения, музыку свободно, включая возможность его воспроизведения, изучения, переработки, с условием их дальнейшего некоммерческого распространения.

Наибольший спрос и обсуждение получили свободные лицензии на программное обеспечение. При использовании ПО со свободной лицензией программный код, лежащий в основе таких программ, доступен пользователям для того, чтобы они могли читать его, вносить в него изменения и создавать новые варианты ПО, включающие эти изменения. В данном случае принято называть такое ПО программным обеспечением с открытым исходным кодом.

В основе проекта свободных лицензий лежит метод, называемый «copyleft» (сохранение права копирования). Идея copyleft состоит в том, что запуск программы разрешен всем, ее копирование, изменение и распространение измененных версий, но существует запрет на добавление собственных ограничений. Таким образом, основополагающие свободы, которые определяют «бесплатность ПО» гарантированы всем, кто имеет копию; они становятся неотъемлемыми правами. [1]

В настоящее время существует большое количество свободных лицензий. Видится наиболее удобным рассмотреть их и классифицировать в зависимости от производителя.

Согласно законодательству Республики Беларусь права на компьютерные программы охраняются авторским правом (ч. 10 п. 1 ст. 993 ГК). Поэтому основными нормативно-правовыми актами, содержащими положения об охране компьютерных программ, будут:

- Гражданский кодекс Республики Беларусь 1999г.

- Закон РБ «Об авторском праве и смежных правах» 1996г.

В Республике Беларусь передача имущественных прав на компьютерную программу осуществляется в рамках лицензионного договора и авторского договора (п. 1 ст. 984 ГК; ст. 25 Закона). Авторский договор является более специализированным при передаче прав на компьютерные программы. Однако также возможна передача прав по таким договорам: договор уступки исключительных прав, договор о создании и использовании результатов интеллектуальной деятельности, договор купли-продажи экземпляра компьютерной программы. Кроме того, в гражданском законодательстве закреплен принцип свободы договора (п. 7 ст. 2 ГК). Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законодательством (п. 2 ст. 391 ГК). Условия договора определяются по усмотрению сторон в порядке и пределах, предусмотренных законодательством (п. 3 ст. 391 ГК).

Для определения возможности заключения и присоединения в Республике Беларусь к такого рода договору как свободная лицензия на программное обеспечение, видится необходимым сопоставить основные принципы, предусмотренные договором свободной лицензии и авторским (лицензионным) договором.

Положение договора

Договор свободной лицензии

Авторский договор (Лицензионный договор)

Предмет договора

Передача прав на использование компьютерной программы: ее воспроизведение, распространение, переработку. Почти во всех лицензиях передаются именно эти правомочия.

Передача имущественных прав на объект интеллектуальной собственности. В данном случае использование компьютерной программы может включать в себя: право на воспроизведение, распространение, прокат, переделку, переработку, перевод. Перечень имущественных прав не является закрытым, т.е. иное использование компьютерной программы возможно.

Форма договора

Компьютерные программы, передаваемые по свободной лицензии, распространяются, как правило, через Интернет. Такие программы находятся в свободном доступе для скачивания, свободно передаются пользователями ЭВМ. Такие условия передачи программ обусловлены безвозмездностью их передачи (в большинстве случает). В связи с этим договор свободной лицензии заключается в электронной форме.

Авторский договор должен быть заключен в письменной форме (п. 1 ст. 27 Закона). В законе оговорено, что при продаже экземпляра компьютерной программы договор будет считаться заключенным, если его условия изложены соответствующим образом на экземплярах программы. Однако мы редко можем говорить о продаже программ под свободной лицензией и о изложении условий договора на экземплярах таких программ. Можно принять заключение договора он-лайн аналогией письменной формы, которая будет считаться соблюденной при помещении условий договора на упаковку экземпляра программы. Также можно говорить об электронном документе, который приравнивается по юридической силе к документу на бумажном носителе (ч. 1 ст. 22 Закона «Об электронном документе и электронной цифровой подписи»). Если в соответствии с законодательством Республики Беларусь требуется, чтобы документ был оформлен в письменной форме, то электронный документ и его копия считаются соответствующими этому требованию (ч. 3 ст. 22 Закона «Об электронном документе и электронной цифровой подписи»). Однако электронный документ будет иметь юридическую силу, если он будет подписан электронной цифровой подписью. Придание юридической силы иностранным электронным документам возможно при наличии международного договора Республики Беларусь о взаимном признании таких документов(ч. 1 ст. 30 Закона «Об электронном документе и электронной цифровой подписи»).

Тем не менее, о форме лицензионного договора законодатель ничего не говорит.

Язык договора

Свободные лицензии действуют только на английском языке.

Официальными языками Республики Беларусь являются русский и белорусский. Нет указаний в законодательстве на обязательное их использование при заключении договора и иностранным лицом.

Территория действия договора

Не указываются в договоре свободной лицензии

Должна быть указана территория. При отсутствии в авторском договоре условия о территории, на которую распространяется действие этого права, действие передаваемого по договору права ограничивается территорией Республики Беларусь (ч. 3 п. 1 ст. 26 Закона).

Срок действия договора

Не указываются в договоре свободной лицензии

Должен быть указан, в противном случае договор считается заключенным только на пять лет (ч. 2 п. 1 ст. 26 Закона).

Возмездность договора

Договор свободной лицензии предполагается безвозмездным. Часто компьютерные программы под свободной лицензией находятся в свободном доступе. Поэтому такие договоры часто не содержат положений о вознаграждении.

Авторский договор должен содержать существенное условие о его возмездности (п. 1 ст. 26 Закона). Если свободные лицензии рассматривать как авторский договор, и в них не будет содержаться условие о вознаграждении, то такой договор будет считаться незаключенным (п. 1 ст. 402 ГК). Однако лицензионный договор не требует обязательного указания вознаграждения.

Иные существенные условия договора

Договор свободной лицензии в качестве одного из существенных условий предусматривает следующие ограничения для лица, которому передаются права: дальнейшее «свободное» распространение программы и ее производных, открытие доступа к коду программ, невозможность коммерциализации программ.

Согласно белорусскому законодательству существенными условиями договора являются те, в отношении которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение (ч. 2 п. 1 ст. 402 ГК). Встает вопрос: будет ли такое ограничение считаться правомерным? Неправомерным считается ограничения, которые могут нанести неоправданного ущерба нормальному использованию произведения и необоснованно не ущемляют законные интересы правообладателя (п. 4 ст. 16 Закона и ч. 2 п. 3 ст. 983 ГК).

Действующие положения законодательства Республики Беларусь не позволяют сделать однозначный вывод о недействительности свободных лицензий. В целом, если основываться на действующих принципах права, можно говорить о возможности заключения договором свободных лицензий на территории Республики Беларусь, гражданами Республики Беларусь. Следует добавить, что многое будет зависеть от судебной практики, ожидается, что она будет развиваться в сторону признания допустимости договоров на свободное программное обеспечение.

Литература:

  1. Стефан Дж. Дэвидсон «Пособие по программному обеспечению с открытым исходным кодом для предпринимателей и юристов» 2004,

  2. А. Жемчугов «Перспективы свободных лицензий в России».

  3. Распоряжением Правительства Российской Федерации от 20.10.2010 г. № 1815-р «О государственной программе Российской Федерации «Информационное общество (2011 - 2020 годы)»

  4. Закон Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах» 1996 г.

  5. Гражданский кодекс Республики Беларусь 1999г.

1 место:

Принцип конфиденциальности в международном коммерческом арбитраже

О.Г.Гаврилова, студ. 5 к.,

научный руководитель – Бабкина Е.В., к.юр.н., доцент

Конфиденциальность всегда рассматривалась как одно из преимуществ международного коммерческого арбитража по сравнению с разрешением споров в государственных судах.

В доктрине и в арбитражной практике сложилось два противоположных подхода к данной проблеме. Согласно классическому подходу, существует «подразумеваемая конфиденциальность, вытекающая из частноправовой природы арбитража» (Dolling-Baker v Merret (1990), Hassneh Insurance Co of Israel v Mew (1993)). Такого подхода придерживаются Англия, Швейцария, Франция. Однако последней тенденцией в развитии международного коммерческого арбитража выступает отказ от презумпции конфиденциальности и введение ряда исключений для данного принципа (Esso Australia Resources Limited v Plowman (1994), Al Trade Finance v Bulgarian Trade Bank (2000)).Такой подход характерен для стран англо-саксонской системы права (Австралия, США).

В решениях арбитражных институтов, а также в регламентах некоторых из них нашли закрепление следующие исключения из принципа конфиденциальности: необходимость защиты своих прав, защита правосудия или публичного интереса, наличие явного или подразумеваемого согласия другой стороны, необходимость исполнения судебного определения.

Лишь некоторые арбитражные регламенты в той или иной мере регулируют вопросы конфиденциальности (регламенты ВОИС, Лондонского международного арбитражного суда, Миланской палаты международного и национального арбитража, Международного арбитражного центра Дубая). Выбирая тот или иной регламент при составлении арбитражной оговорки, сторонам необходимо учитывать сферу действия положения о конфиденциальности данного арбитражного регламента, а именно: на кого и на что распространяется обязанность соблюдать конфиденциальность. Единого подхода к данному вопросу в арбитражной практике не сложилось. Как правило, обязанность соблюдать конфиденциальность распространяется на арбитражный институт, арбитров, экспертов, свидетелей и лишь в некоторых случаях на стороны. Предметом положения о конфиденциальности может быть сам факт арбитражного разбирательства, процессуальные и иные документы, существо спора, имена участников разбирательства, решения арбитражного суда.

Регламент Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате регулирует вопросы конфиденциальности лишь в самом общем виде. В ст. 13 Регламента «конфиденциальность рассмотрения дел» закреплена как принцип, который далее раскрывается в ст. 16 Регламента: «Разбирательство дела ведётся конфиденциально, если состав суда по просьбе или с согласия сторон не принял решения рассмотреть его публично. Члены президиума МАС, другие его постоянные сотрудники и запасные арбитры могут присутствовать в закрытом заседании. Суд может допустить на закрытые заседания также указанных стороной лиц (кроме представителей, действующих на основании доверенности), но не более двух с каждой стороны. Участники закрытых заседаний обязаны хранить в тайне всю полученную по делу информацию, о чём предупреждаются единоличным арбитром или арбитром-председателем». Аналогичные положения содержит в ст. 12 и 16 Регламент Международной палаты арбитров при Союзе юристов. Таким образом, арбитражные институты Республики Беларусь скорее придерживаются классического подхода и не содержат детальной регламентации вопросов конфиденциальности.

Отсутствие закрепления в выше указанных регламентах средств правовой защиты, которыми может воспользоваться сторона в случае нарушения конфиденциальности, также может вызывать практические трудности. В мировой арбитражной практике встречаются следующие средства защиты – судебный запрет, меры по предварительному обеспечению иска и возмещение убытков. Однако стороны, как правило, сталкиваются с проблемой обоснования необходимости применения судом той или иной меры, доказывания наличия и размера убытков, а также причинной связи между нарушением конфиденциальности и убытками. Нередко арбитражные суды ссылаются на отсутствие у них компетенции на рассмотрение спора о конфиденциальности в случаях, когда их регламенты не содержат правового регулирования данного вопроса.

Во избежание проблем, которые могут возникнуть в связи с нарушением конфиденциальности, сторонам договора можно порекомендовать следующее: включать положение о конфиденциальности в договор; заключать отдельное соглашение о конфиденциальности; при составлении арбитражной оговорки выбирать регламент, который содержит наиболее детальную регламентацию обязанности соблюдать конфиденциальность.

Литература:

1. Lawrence Т., Confidentiality and disclosure of the proceedings/T. Lawrence//Litigation and arbitration. - 2009. - P. 14-19

2..Crookenden S., Who should decide arbitration confidentiality issues/S. Crookenden// Arbitration International. - Volume 25, № 4. – 2009. - P. 603-614

3. Kyriaki N.,Confidentiality in International Commercial Arbitration/ N. Kyriaki. – Berlin: Springer Verlag , 2010.- P. 28-41

2 место:

Интеллектуальное пиратство в сети Интернет на примере использования протокола BitTorrent

Дударева А.А., студ. 3 к.,

научный руководитель -- Леанович Е.Б., к. юр. н., доцент

Интеллектуальное пиратство – несанкционированное правообладателем распространение материала, защищённого авторским правом, такого как программное обеспечение, музыкальные композиции, фильмы, книги, компьютерные игры [1].

Классическое представление о компьютерной сети – это несколько серверов (программное обеспечение, принимающее запросы от клиентов), выполняющих каждый свою функцию и большого числа клиентских машин. Такая архитектура компьютерной сети получила название клиент-серверной. Минусы такой архитектуры очевидны – практически вся нагрузка ложится именно на ресурсы сервера и в случае выхода его из строя доступ к его ресурсам не получит ни один клиент.

Протокол же BitTorrent используется в пиринговой сети, в которой отсутствуют выделенные серверы. Например, в сети есть 9 машин, при этом каждая может связаться с каждой. Каждая из этих машин может посылать запросы на предоставление каких-либо ресурсов другим машинам в пределах этой сети и, следовательно, выступать в роли клиента. Будучи сервером, каждая машина должна быть способной обрабатывать запросы от других машин в сети, отсылать то, что было запрошено [4].

Таким образом BitTоrrent — пиринговый сетевой протокол для кооперативного обмена файлами через Интернет.

Информация о необходимых для поиска файлах распространяется в других файлах с расширением .torrent (это значит определитель местонахождения) ресурса, которые можно скачать с сайтов в Интернете. Так что поисковиками в данном случае служат именно сайты.

Далее при запуске этого файла клиент пытается установить соединение с сервером, который выдает адреса клиентов, подключенных данному серверу, у которых есть необходимая информация. Клиенты соединяются друг с другом и обмениваются сегментами, частями файлов. Для эффективной работы сети BitTorrent необходимо, чтобы как можно больше клиентов были способны принимать входящие соединения [3].

Стоит отметить, что описанный принцип работы протокола проходит без непосредственного участия человека. Программы сообщают необходимые сведения, программы же отправляет запросы, собирает информацию по частям и распространяют ее.

Использование данного протокола популярным шведским сайтом The Pirate Bay, повлекло за собой судебные тяжбы с большим количеством звукозаписывающих компаний (Warner Brothers, EMI, Colombia Pictures, 20th Century Fox, Sony BMG и др.).

Если руководствоваться классическим подходом в праве интеллектуальной собственности, то прав автора веб-сервер The Pirate Bay не нарушал, так как на нем располагается не сам объект авторского права, а лишь информация о нем. Протокол BitTorrent действует в пиринговой (одноранговой) сети, которая, в отличие от обычных многоранговых (клиент-серверных) сетей, не подключена к централизированному компьютеру. Данное обстоятельство делает практически невозможным привлечение к ответственности The Pirate Bay, так как здесь он – лишь посредник, обеспечивающий техническую возможность обмена информацией, независимо от того, является ли она легальной или нет. Создатели технологии не могут нести ответственности за нелегальное использование информации конечными пользователями, а те, в свою очередь, не будут нести ответственности из-за технической сложности вычисления конкретного нарушителя-пользователя.

Предлагаются различные способы решения возникшей проблемы. Во-первых, ввести плату за результаты интеллектуальной деятельности в абонентскую плату за услуги провайдеров и внедрить контроль за трафиком в целях идентификации произведений и лиц, их использующих [4]. Во-вторых, привлекать к ответственности как единичных пользователей, так и Интернет-провайдеров. В-третьих, привлекать к ответственности за нарушение авторских и смежных прав владельцев либо создателей пиринговых сетей. В-четвертых, исходя из аналогии Интернета и телевидения, осуществлять организацию коммерческого оборота Интернет-ресурсов на основе его окупаемости за счет рекламы.

Представляется наиболее целесообразным использование первого способа. В то же время, нельзя забывать о том, что пиратство невозможно искоренить и уничтожить полностью. Война с ним представляется бессмысленной, поскольку научно-технический прогресс чрезвычайно упрощает информационные обмены. Выход видится в легализации свободного или облегченного доступа к произведениям при соблюдении прав авторов.

Литература

1. Толмачев, Ю.Н. О соотношении понятий «контрафакция» и «интеллектуальное пиратство» в законодательстве России и зарубежных стран / Ю.Н. Толмачев // Вестник Московского университета МВД России. – 2009. - №9. – С.186-187.

2. Экономика. Новости Беларуси [Электронный ресурс]. – 2011. – Режим доступа: /by/2011/02/20/text18501.htm. – Дата доступа : 04.04.2011.

3. Спецификация торрент протокола [Электронный ресурс]. – 2011. – Режим доступа: /faq/спецификация-BitTorrent-протокола.php. – Дата доступа: 04.04.2011.

4. Дарбинян, С. Копирайт против торрентов: цифровая эра авторских прав / С. Дарбинян // ИС. Авторское право и смежные права. -2009. - №10. – С.25-27.

3 место:

Траст в англо-саксонском праве

Веремейчук И. Н., студ. 4к.,

научный руководитель – Леанович Е. Б., к. юр. н., доцент

Траст - это правоотношение, в силу которого одно лицо (учредитель; сэтлор) передаёт в собственность другому лицу (доверительному собственнику; трасти) какое-либо имущество или право с возложением на него обязанностей по управле­нию такой собственностью от своего собственного имени в качестве независимого собственника для извлечения выгоды в пользу третьих лиц (выгодоприобретателей; бенефициаров) [1, с. 3].

Правовое регулирование. Так как юридическая концепция траста принадлежит английскому общему праву (Common Law), то в большей степени она опирается на многовековую судебную практику (систему прецедентов), чем на писаные законы, которые в общем праве призваны лишь фиксировать или в крайнем случае уточнять уже сложившиеся юридические нормы. Тем не менее, в некоторых странах приняты законодательные акты, явным образом формулирующие положения общего права, относящиеся к трасту. Например, Закон «О международных трастах» (Кипр), Trusts (Jersey) Law 1984 (Джерси), Закон «О типах траста» (Великобритания) и др. На международном уровне в рамках Гаагской конференции по международному частному праву был разработан международный договор, касающийся признания трастов (Конвенция о праве, применимом к трастам, и об их признании. Гаага, 1 июля 1985). Однако пока его подписали лишь 11 стран и не все еще ратифицировали. Тем не менее это единственный международный договор, регулирующий коллизионные вопросы в отношении траста.

Причины создания траста. Среди причин, побуждающих к созданию траста, следует назвать следующие:

1.Снижение налогов или полное освобождение от:

а) подоходного налога;

б) налога на прирост капитала;

в) процентов по валютным вкладам;

г) имущественных налогов и иное [1, с. 33].

Однако зачастую законодатель, осознавая возможность использования преимуществ траста с целью сокрытия доходов и неуплаты полной суммы налогов, вводят специальное законодательство, сводящее такую выгоду к нулю. Однако прецеденты все равно случаются, к примеру, дело о «безотзывном трасте» (Острова Кука, 2000-2001гг.) [2].

2.Сохранение конфиденциальности.

Тем не менее, по законодательству большинства государств суд при осуществлении любых гражданских или уголовных процессуальных действий может вынести решение о предоставлении информации или документов, которые являются конфиденциальной информацией [1, с. 32-33]. Кроме того имеют место прецеденты, из которых следует, что такая конфиденциальность порой может вести к нежелательным последствиям, как это было в отношении Вадима Шмидта, сына вице-президента компании «Лукойл» (дело «Роузвуд Траст Лимитед» против Шмидта (Остров Мэн, 2001г.) [2].

3. Сохранение семейного владения имуществом, будучи альтернативой завещанию.

4. Укрытие имущества с целью уберечь его от претензий кредиторов.

Однако в отношении последнего пункта следует иметь в виду, что по законодательству большинства стран, если суд, рассматривающий дело по наложению взыскания на имущество траста, придёт к выводу, что учредитель имел целью передачи имущества в траст именно избежание претензий на такое имущество со стороны кредиторов, или учредитель продолжает контролировать имущество, переданное в траст, то суд может принять решение о наложении взыскания на такое имуще­ство [1, с. 20-21].

В современном гражданском обороте выделяют следующие схемы траста, различающиеся по сложности связей между субъектами и степени сокрытия реального бенефициара:

- обычный траст;

- альтернативный траст;

- усложненный альтернативный траст.

Таким образом выглядит траст в рамках англо-саксонского права. И подводя итог вышесказанному, можно выделить следующие положительные и отрицательные черты данного правового института.

Преимущества траста: возможность выделить часть имущества его учредителя в отдельную структуру, обезопасив тем самым это имущество от притязаний кредиторов и государственных органов; способ законным образом уйти от некоторых налогов; передача активов под профессиональное управление, что может повысить эффективность их использования; функции завещания.

Недостатки траста: дороговизна услуг доверительного собственника; существует возможность утраты контроля над переданным имуществом, подвергая его опасности некомпетентного управления или злонамеренной растраты; изменение законодательства может сделать траст бессмысленным с налоговой точки зрения [3;4].

Литература

  1. Матридис, К. Трасты в оффшорных зонах.– Белгород:Крестьянское дело, 1997. – 121с.

  2. Буква закона против здравого смысла или кое-что об оффшорных трастах
    [Электронный ресурс]. – 2011. - Режим доступа: /articles/trust_cases.htm. - Дата доступа: 19.04.2011.

  3. Доверительное управление в международном налоговом планировании
    [Электронный ресурс]. – 2011. - Режим доступа:

/articles/fiduciary_relations.htm. - Дата доступа: 19.04.2011.

  1. Траст и его использование – международная практика [Электронный ресурс]. – 2011. - Режим доступа: /articles/trust.htm. - Дата доступа: 19.04.2011.

3 место:

Урегулирование инвестиционных споров в рамках Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций

Асинская Н. А., студ. III к. БГУ,

науч. рук. Бабкина Е.В., канд. юр. наук, доц.

Международно – правовой механизм страхования иностранных инвестиций получил свое институциональное оформление с момента принятия в 1985 г. в Сеуле Конвенции об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций (далее МИГА, MIGA)

Задача агентства - стимулирование потока инвестиций в развивающиеся страны путем предоставления иностранным инвесторам финансовых гарантий от некоммерческих рисков.

МИГА предоставляет гарантии по следующим видам рисков:

1. Перевод валюты - любое введение по инициативе принимающего правительства ограничений на перевод за пределы принимающей страны ее валюты в свободно используемую валюту.

Этот вид страхования защищает инвестора от убытков, связанных с невозможностью конвертировать денежные средства в местной валюте для их вывоза из страны.

2. Экспроприация или аналогичные меры – «любое законодательное действие или административное действие или бездействие, исходящее от принимающего правительства, в результате которого владелец гарантии лишается права собственности над своим капиталовложением, контроля над ним или существенного дохода от такого капиталовложения, за исключением общеприменимых мер недискриминационного характера, обычно принимаемых правительствами с целью регулирования экономической деятельности на своей территории».2

Под экспроприацией следует понимать как саму экспроприацию, так и национализацию, конфискацию, секвестрацию, захват, арест или замораживание активов.

3. Война и гражданские беспорядки - любые военные действия или гражданские беспорядки на территории принимающего государства. С 2009 в данный вид риска включаются также террористические акты

4. Риск нарушения договорного обязательства со стороны принимающего государства. Страховое возмещение по данному виду риска можно получить при соблюдении ряда условий:

- владелец гарантии не имеет возможности обратиться к судебному или арбитражному органу за получением защиты нарушенных прав;

- такой орган не принимает решения свыше 2 лет;

- такое решение не может быть исполнено.

5. Неисполнение государством безусловных финансовых обязательств или гарантий, предоставляемых в пользу иного инвестиционного проекта, отвечающего требованиям МИГА.

Перечень некоммерческих рисков не является исчерпывающим. По совместному заявлению инвестора и принимающей страны сферы охвата некоммерческих рисков могут быть расширены. Инвестор может застраховать несколько некоммерческих рисков, но получить компенсацию только по одному основанию.

Гарантия может быть предоставлена как физическим, так и юридическим лицам. Инвестором может быть любое юридическое лицо, независимо от того, находиться оно в частном владении или нет, главное – осуществление деятельности на коммерческой основе. Следовательно, государственные предприятия также могут заключать договор о гарантии, если они заняты коммерческой деятельностью.

Инвестиции могут быть застрахованы максимум на 90 % суммы инвестиций. Страховой взнос устанавливается в размере от 0,45 до 1,75% в год в зависимости от оценки вероятности наступления страхового случая в конкретной стране. При наступлении страхового случая инвестор должен заявить агентству претензию не позднее 3 лет.

После выплаты компенсации владельцу гарантии все права инвестора в порядке суброгации переходят к МИГА. Следовательно, отношения частно – правового характера (между иностранным инвестором и агентством) переходят в публично – правовую плоскость (между международной организацией и государством). Сеульская Конвенция стала первым международно – правовым документом, который на международном уровне предоставил инвестору гарантии защиты от некоммерческих рисков.

По сообщению Правительства Республики Беларусь, «объем иностранных инвестиций в Беларусь в 2010 г составил более 9 млрд долл, в том числе прямых – 6 млрд долл. Потенциальная потребность в иностранных инвесторах на период с 2007 года по 2010 год оценивается в 15,5 млрд. долл.».3

Надлежащая правовая защита иностранных инвестиций является одним из основополагающих факторов, способствующих притоку иностранных инвестиций в страну. Делая Республику Беларусь открытой для зарубежных инвесторов, целесообразно помнить об эффективном и гармоничном взаимодействии международного и внутригосударственного права, примером которого служит страхование иностранных инвестиций, осуществляемое МИГА.

О понятиях «инвестирование» и «инвестиционная деятельность»

Шевченко А. П., аспирант,

научный руководитель – Денисенко М. А., к.юр. н., доцент

В настоящее время в Республике Беларусь ведется работа по совершенствованию законодательства, регламентирующего инвестиционную деятельность. Понятия «инвестирование» и «инвестиционная деятельность» являются ключевыми категориями, используемыми для определения предмета правового регулирования соответствующих нормативных правовых актов, а также для формулирования предмета и объекта договорных обязательств, возникающих в данной области. В этой связи, представляется актуальным исследование сущности названных категорий.

В законодательстве Республики Беларусь определение понятия «инвестирование» не закреплено. Вместе с этим, данный термин используется в ряде нормативных правовых актов, как правило, подзаконных, а также международных договоров Республики Беларусь, которые регламентируют вопросы поощрения и защиты инвестиций.

При изучении правовых категорий «нельзя игнорировать экономическое содержание, лежащее в их основе» [1, с. 6]. В экономической литературе общепринятое определение инвестирования отсутствует. Под ним может пониматься «акт обмена удовлетворения сегодняшней потребности на ожидаемое удовлетворение ее в будущем с помощью инвестиционных благ» [2, с. 71]. В наиболее широком смысле инвестировать означает «расстаться с деньгами сегодня, чтобы получить бóльшую сумму в будущем» [3, с. 1].

В юридической литературе термин «инвестирование» трактуется также неоднозначно. Большинство авторов (И.В. Ершова, О.Н. Кондрашкова, О.В. Пиняскина, А.Б. Смушкин С.П. Мороз, О.В. Цегельник и др.), главным образом, российских, основывают свои позиции на анализе положений Закона РСФСР от 26 июня 1991 г. «Об инвестиционной деятельности в РСФСР» и Федерального закона от 25 февраля 1999 г. «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений». Ими инвестирование определяется как вложение инвестиций и рассматривается в контексте раскрытия понятия «инвестиционная деятельность» в качестве составляющей такой деятельности. При этом в последнем из названных законодательных актов инвестиционная деятельность обозначается как «вложение инвестиций и осуществление практических действий в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта» (абз. 3 ст. 1). А.В. Майфат, базируя свою точку зрения на анализе американского законодательства и судебной практики, выделяет такие квалифицирующие признаки инвестирования, как передача имущества организатору инвестирования, как правило, в собственность; наличие цели получения дохода; отсутствие физических усилий по реализации инвестиций со стороны инвестора [1, с. 11-14].

Для определения термина «инвестирование» необходимо раскрыть содержание понятия «инвестиции» и обозначить круг объектов инвестирования. Не имея возможности в рамках данной статьи детально проанализировать данные категории, отметим, что под инвестициями мы понимаем не изъятые из оборота объекты гражданских прав, кроме нематериальных благ. Объектами инвестирования могут быть «любые объекты гражданских прав, за исключением личных неимущественных благ, денег, прав на денежные требования, имеющих стоимость меньшую либо равную вложенной, собственных обязательств инвестора и ценных бумаг, их удостоверяющих» [4, с. 93].

С учетом изложенного сформулируем дефиницию термина «инвестирование»: это вложение (отчуждение) инвестиций в объекты инвестирования с целью получения прибыли (дохода). При этом инвестирование может выступать предпринимательской деятельностью (например, лизинг), а может и не быть таковой (заключение договора банковского вклада). Если инвестирование дополнить совершением определенных практических действий по реализации инвестиций, осуществляемую деятельность необходимо квалифицировать в качестве инвестиционной. Исходя из Инвестиционного кодекса Республики Беларусь (далее – ИК) цель инвестиционной деятельности может заключаться не только в получении прибыли (дохода), но и в достижении и другого полезного (значимого) эффекта (результата). С таким подходом сложно согласиться, поскольку инвестирование всегда направлено на получение прибыли (дохода), что a priori влечет возникновение некоего полезного эффекта (пополнение бюджета за счет налоговых доходов, создание рабочих мест и др.). Определение инвестиционной деятельности, заложенное в ст. 2 ИК, нуждается в корректировке и потому, что в действующей норме оно отождествляется с инвестированием: в ее дефиниции отсутствует указание на совершение практических действий по реализации инвестиций. Кроме того, данное определение нуждается в конкретизации с той позиции, что использование объектов гражданских прав для личных, семейных, домашних нужд инвестиционной деятельностью не признается.

Список использованных источников

  1. Майфат, А.В. Гражданско-правовые конструкции инвестирования: Монография / А.В. Майфат. – М.: Волтерс Клувер, 2007. – XIV, 312, [1] с.

  2. Массе П. Критерии и методы оптимального определения капиталовложений: Пер. с фр. – М.: Статистика, 1971. – 504 с.

  3. Шарп У., Александр Г., Бейли Дж. Инвестиции: Пер. с англ. – М.: ИНФРА-М, 2001. – XII, 1028 с.

  4. Антипова, О.М. Правовое регулирование инвестиционной деятельности (анализ теоретических и практических проблем) / О.М. Антипова. – М.: Волтерс Клувер, 2007.–236 с.

Последовательность ДНК как объект правовой охраны права интеллектуальной собственности

Парфенчик О.С. аспирант,

научный руководитель -- Леанович Е.Б., к. юр. наук, доцент

С выдачей Ведомством по патентам и торговым знакам США в 1980 году первого патента на последовательность ДНК заявителю А.М.Чакрабарти патентование генов в последующие десятилетия стало обычной практикой. Вместе с тем, в академической среде все чаще стал выноситься на повестку дня вопрос о правомерности отнесения последовательностей ДНК к объектам патентного права. Причиной, вызывающей споры о правовой природе последовательностей ДНК, является, прежде всего, их сложный технический характер и, как следствие, трудности его интерпретации в гуманитарной и правовой плоскости.

Согласно патентному законодательству регионов, владеющих 82,7% патентов на биотехнологические продукты в мире, к которым относятся США, Европа и Япония, последовательности ДНК относятся к такой категории объектов патентного права, как химические соединения, входящие в состав еще более широкой категории - вещество [i, р. 19]. Такая позиция была публично озвучена патентными ведомствами этих стран: Европейским патентным ведомством, Ведомством по патентам и товарным знакам США и Патентным ведомством Японии в совместном заявлении в рамках Трехстороннего проекта (Trilateral Co-operation) [ii, р. 163]. Впоследствии она была подтверждена практикой патентных ведомств [iii, p. 400].

Вместе с тем, существует ряд стран, законодательство которых также признает патентоспособность последовательностей ДНК, но относит их совершенно иной категории объектов патентного права. Так, согласно патентному праву Республики Беларусь последовательности ДНК относятся к такой категории, как биотехнологические продукты [iv, с. 38]. Выделение последовательностей ДНК в отдельную категорию права подчеркивает их специфику и отличия от обычных химических соединений. Эта специфика состоит в следующем.

Согласно патентному праву Республики Беларусь в формуле патентной заявки обязательным требованием является указание функции биотехнологического изобретения [v, 50]. Одновременно с этим, патентное законодательство не обязывает заявителей патентов на химические соединения указывать в формуле изобретения их функцию. Данная функция для последовательности ДНК означает не что иное, как информацию о том, какой белок кодирует патентуемая последовательность ДНК, т.е. информацию об определенном качестве биологического организма. Обычное химическое соединение данной информации не содержит, что и составляет их главное отличие от ДНК.

Простое представление информации в патентном праве традиционно признается непатентоспособным объектом. Так, пункт d подпункта 2 статьи 53 Европейской патентной конвенции прямо запрещает патентование информации как таковой [vi, р. 38]. Схожая норма содержится в пункте 2 Закона Республики Беларусь «О патентах на изобретения, полезные модели и промышленные образцы» (далее – Закон) [vii]. Информация о том, какую молекулу белка кодирует определенная последовательность ДНК, в сущности, является тем вкладом в уровень техники, благодаря которому изобретение признается новым. Эта информация существует в единственно возможной последовательности ДНК, являющаяся, таким образом, уникальным материальным носителем этой информации. Запрет на использование конкретной последовательности ДНК третьими лицами как следствие ее патентования неизбежно влечет запрет на использование информации вообще. В связи с подобной неразрывностью связки «структура-функциональность», патентование последовательностей ДНК может рассматриваться как неправомерное в связи с патентованием de facto и самой информации, содержащейся в ДНК.

Некоторыми исследователями также подчеркивается, что последовательности ДНК по структуре и функционированию схожи с компьютерными программами [viii]. Азотистые основания ДНК (АСTG), составленные в последовательности, имеют тот же вид, что и машинный язык компьютерных программ. Подобно компьютеру, получающему импульсы извне и производящему ожидаемые действия и операции, что условно называется «обработкой информации», ДНК, передавая инструкции другой молекуле – РНК, создает протеины путем реагирования на биологические стимулы. В связи с этим, исследователями, указывающими на это отличие ДНК, предлагается ввести охрану последовательностей ДНК не патентным, а авторским правом.

Таким образом, несмотря на официальное закрепление на законодательном уровне патентоспособности последовательностей ДНК, в академической среде ответ на вопрос, какую отрасль права целесообразно распространить на них (патентное, авторское) либо вообще исключить из правовой охраны в силу их информационного характера, еще не дан.

Литература:

[] The OECD Compendium of patent statistics 2008 // OECD patent database [Electronic resource]. – 2008. – Mode of access: /dataoecd/5/19/37569377.pdf. – Date of access: 19.02.2011.

[] Trilateral Co-operation of the US, European and Japanese Patent Offices // Biotechnology Law Review. – 1988. – № 7. – p. 159-193.

[] Hormone Relaxin // European Patent Office Official Journal. – 1995. – p. 388-407.

[] Правила составления, подачи и предварительной экспертизы заявки на выдачу патента на изобретение, утвержденных постановлением Комитета по науке и технологиям при Совете Министров Республики Беларусь 16.06.2003 №19 (далее – Правила №19

[] Там же, с. 50.

[] European Patent Convention // Special edition of European patent Organization Official Journal №1. – 2007. p. 228.

[] Закон Республики Беларусь 16.12.2002 № 160-3 «О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы» (в ред. законов Республики Беларусь от 29.10.2004 №319-3, от 07.05.2007 № 211-3, от 24.12.2007 № 299-3) // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2003. – № 1. с.9-25.

[] Holman C.H. Copyright on Engineered DNA: An Idea Whose Time Has Come? / Holman C.H. // West Virginia Law Review. – 2010. – №113. p. 700 – 738.

Принципы международного частного права и их роль в правоприменении

Оксютчик Н.В., аспирант,

научный руководитель – Бабкина Е.В., к. юр. н., доцент

Международное частное право в настоящий момент переживает один из наиболее бурных этапов своего развития. Многообразие форм международного взаимодействия, в котором участвуют физические и юридические лица, интернационализация гражданского оборота, расширение географии интеграционных процессов обусловливают потребность в совершенствовании институтов и механизмов международного частного права, их современном и надлежащем применении, а также глубоком теоретическом осмыслении и обосновании.

С сожалением приходится констатировать, что в современной науке международного частного права больший акцент сделан на рассмотрение и научное осмысление практических вопросов и крайне мало внимания уделяется фундаментальным вопросам теории, в частности, принципам международного частного права.

В зарубежной доктрине принципы международного частного права уже достаточно давно являются предметом научного исследования [10,11]. Более того, даже те иностранные авторы, которые напрямую не говорили о существовании принципов международного частного права, не исключали гипотетическую возможность существования «единообразия коллизионных норм на всем земном шаре» [2, С. 32], т.е. косвенно признавали наличие неких основополагающих идей, основываясь на которых указанное единообразие могло быть достигнуто.

В отличие от зарубежной, отечественная доктрина международного частного права незаслуженно обходила вопрос о принципах международного частного права, крайне редко упоминая об их существовании: попытки дать определение принципов международного частного права, привести их примерный перечень, а также предложить стройную систему в разное время предпринимали в комплексных работах, посвященных международному частному праву, Л.А. Лунц [3], Л.П. Ануфриева [1], В.Г. Тихиня [7], М.Л. Чудаева [9], в специальной статье, посвященной указанной теме, – О.Н. Толочко [8]. Большинство же авторов вообще не говорит о существовании принципов международного частного права, ограничиваясь упоминанием весьма спорной категории, именуемой «общими началами правоприменения в международном частном праве» [4]. Указанная позиция отечественных исследователей привела к тому, что на настоящий момент основательные исследования, посвященные принципам международного частного права, в постсоветской доктрине практически отсутствуют.

Анализ современных взглядов на определение принципов международного частного права позволяет констатировать полное отсутствие единого подхода к решению данного вопроса. Вместе с тем, существующие различия и противоречия в подходах исследователей к принципам международного частного права, а также отсутствие их нормативного закрепления, разумеется, не означают, что таковые вообще отсутствуют как правовая реальность, ибо правовые принципы – «это не результат субъективного усмотрения законодателей, а объективно присущие праву качества» [6, С. 243]. Существование и функционирование принципов международного частного права подтверждается, среди прочего, стройностью, четкостью и слаженностью регулирования частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом, которое в общемировом масштабе подчинено строгой логике, единому духу и основополагающим идеям. Сложность же доктринального закрепления принципов международного частного права объясняется, с одной стороны, изначально присущей данному вопросу острой дискуссионностью [6, С. 243-244], объясняемой особой значимостью и ключевой ролью принципов права, и, с другой стороны, существенными концептуальными различиями в подходах к решению вопроса о месте международного частного права в системе права.

В то же время закрепление принципов международного частного права на доктринальном уровне абсолютно необходимо. Четкая теоретическая дефиниция принципов позволит в будущем придать ей в той или иной форме нормативное закрепление, что в свою очередь знаменовало бы собой завершение формирования теоретических основ международного частного права как особой системы правовых норм. Переход от казуальной формы правового регулирования к абстрактной (чем, по сути, и являются принципы права) является неизбежным результатом развития той или иной системы правовых норм и вызывается, прежде всего, глубокими качественными изменениями отношений, регулируемых этой системой. Международное частное право в настоящий момент достигло той ступени своего развития, на которой возникает объективная потребность в его упорядочении на основе фундаментальных руководящих положений, поскольку стихийный процесс возникновения юридических норм уже не позволяет достичь необходимого правового результата - он становится малоэффективным в силу неизбежной внутренней противоречивости процесса нормотворчества, не основанного на строгой системе принципов. Как справедливо отмечал В.С. Нерсесянц, основная задача нормотворчества «состоит не в денормативизации права, а в юридизации нормы закона» [5, С. 52], а потому вычленение и нормативная фиксация объективно существующих принципов позволит осуществить переход на качественно новый уровень развития международного частного права в Беларуси. Принципы права позволяют придать правовому регулированию научность и значительно повысить его результативность. Обладая высшей степенью абстрактности по сравнению с конкретными юридическими нормами, они способствуют юридическому закреплению не только того, что уже сложилось в социальных отношениях, но и направляют правовое регулирование «вперед», задают вектор сознательного и планомерного воздействия на нормотворческую деятельность.

Учитывая объективное существование принципов международного частного права как правовой реальности, попытаемся дать их определение, на наш взгляд отражающее все их существенные признаки и раскрывающее их функциональное предназначение. Итак, принципы международного частного права – это объективно существующие основополагающие, руководящие идеи, осуществляющие функции внутреннего согласования и эффективного функционирования всей системы международного частного права, а также непосредственного регулирования частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом, при наличии в ней пробелов и противоречий.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1. Ануфриева Л.П. Международное частное право: В 3-х т. Том 1. Общая часть: Учебник. – М.: Изд-во БЕК, 2002. – 288 с.

  2. Вольф М. Международное частное право. / Пер. с англ. – М.: Гос. изд. иностр. лит., 1948.– 703 с.

  3. Лунц Л.А. Международное частное право (Общая часть).– М.: Госюриздат, 1959. – 280 с.

  4. Международное частное право: учеб. / Л.П. Ануфриева, К.А. Бякишев, Г.К. Дмитриева и др.; отв. ред. Г.К. Дмитриева. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. – 688 с.

  5. Нерсесянц В.С. Философия права. Учебник для вузов. – М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА – ИНФРА-М), 2000. – 652 с.

  6. Теория государства и права: Учебник для вузов / Под ред. проф. В.М. Корельского и проф. В.Д. Перевалова. – 2-е изд., изм. и доп. – М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА – ИНФРА-М), 2000. – 616 с.

  7. Тихиня В.Г. Международное частное право. Изд. 5-е, перераб. и доп. – Мн.: ИООО «Право и экономика», 2003. – 412 с.

  8. Толочко О.Н. Принципы международного частного права // Белорусский журнал международного права и международных отношений. 2001. № 2. С. 24 – 29.

  9. Чудаева М.Л. Международное частное право: курс лекций. – Мн.: Акад. упр. При Президенте Респ. Беларусь, 2007. – 150 с.

  10. Nussbaum, Arthur. Principles of Private International Law. - New York, London, Toronto: Oxford University Press. 1943. Pp. xvi, 288.

  11. Wengler W. The General Principles of Private International Law. - Recueil des Cours de l'Academie de droit internatinal de La Haye, vol. 104, 1961, pp. 279-469.

Правовое регулирование юрисдикционного иммунитета иностранного государства в Республике Беларусь

Фирсова Д. О., аспирант,

научный руководитель – Леанович Е. Б., к.юр.н., доцент

Принцип иммунитета государств базируется на принципах общего международного права: уважения государственного суверенитета и равенства государств [3, c. 15]. Юридическая норма-принцип обычно предполагает существование системы специальных норм, которые определяют её конкретное содержание. Тем более широкими являются границы толкования принципа иммунитета государств в связи с тем, что данный принцип не является нормой jus cogens международного права [4, c. 205].

Хозяйственный процессуальный кодекс Республики Беларусь в редакции от 6 августа 2004 года (далее – «ХПК»), наконец, воспринял тенденцию более узкого применения данного принципа, осуществив переход от абсолютного к функциональному иммунитету иностранного государства [1, ст. 239]. Анализ действующей статьи 239 ХПК выявляет следующие особенности предоставления иностранным государствам юрисцикционных иммунитетов в Республике Беларусь.

  1. В качестве критерия предоставления иностранному государству на территории Республики Беларусь судебного иммунитета и иммунитета от предварительного обеспечения иска выступает характер соответствующих действий иностранного государства: были ли действия иностранного государства осуществлены им в качестве суверена (de jure imperii) или не в качестве суверена (de jure gestionis). Законодательно не установлено, на основании чего суд может определить качество, в котором выступает государство в конкретном случае, что влечёт непредсказуемость разграничения действий государства, осуществляемых в качестве суверена и не в качестве суверена - de jure imperii и de jure gestionis. Эта черта имманентно присуща теории функционального иммунитета [2, с. 82]. К настоящему моменту законодатели государств мира, Комиссия по международному праву ООН, исследователи в области проблем международного права приложили немало усилий, для того, чтобы минимизировать такую непредсказуемость, в частности, посредством конкретизации понятия действий de jure imperii и de jure gestionis.

Наибольший положительный эффект при такой конкретизации имела замена понятия действий de jure gestionis термином «коммерческая сделка». При этом при определении того, является ли действие коммерческим, решающее значение в современном праве большинства иностранных государств придаётся не её цели (например, выдача заказа одним государством на постройку военного судна частной фирме другой страны рассматривается как действие jure imperii), а её юридическому характеру (тот же заказ рассматривается как действие jure gestionis) [2, с.38].

  1. Функциональным являются иммунитет от предъявленного иска в хозяйственном суде, привлечения к участию в деле в качестве третьего лица, а также иммунитет от предварительного обеспечения иска. Иммунитет в отношении исполнительных мер (обращения взыскания) остаётся абсолютным. Невозможность обращения взыскания на имущество делает бессмысленным долгий и непростой судебный процесс против иностранного государства. Возможность обращения взыскания на имущество иностранных государств существует и предусмотрена, в частности, правом США, Соединённое Королевство, Франция, Германия государств, суды которых имеют наибольший опыт в практическом решении данного вопроса [4, с. 43, 62, 65, 69]. При этом законодательством указанных государств для приведения в исполнение иностранных арбитражных решений требуется наличия совокупности специальных условий. Например, во Франции, где нормы об иммунитете иностранных государств не кодифицированы, действует правило, согласно которому обращение взыскания на имущество иностранного государства возможно при условии, что истец докажет, что целевое предназначение имущества имеет коммерческую природу и что данное имущество связано с отношениями, в связи с которыми возник иск. Такая позиция была сформулировано в решении года по делу Societe Eurodif v. Republique Islamique d’Iran в 1984 году [4, c. 66].

  2. Единственное условие, которому согласно статье 239 ХПК должен отвечать отказ от судебного иммунитета и иммунитета от предварительного обеспечения иска, - его соответствие требованиям законодательства соответствующего иностранного государства. При этом не принимается во внимание возможность отсутствия таких требований в законодательстве иностранного государства, как например, в самой Республике Беларусь. На практике этот пробел неизбежно повлечёт, в том числе, споры о том, можно ли считать отказом от иммунитета соответствующее устное заявление иностранного государства об отказе, указание сторонами в основном договоре суда Республики Беларусь в качестве компетентного органа разрешения споров и права Республики Беларусь в качестве применимого.

Литература:

  1. Кодекс Республики Беларусь от 15.12.1998 г. № 219-З (ред. от 10.01.2011 г.) «Хозяйственный процессуальный кодекс Республики Беларусь» // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2011.

  2. Ушаков, Н.А. Юрисдикционные иммунитеты государств и их собственности / Рос. акад. наук, Ин-т государства и права. – М., Наука, 1993. – 238 с.

  3. Хлестова И. О. Проблемы юрисдициокционного иммунитета иностранного государства: автореф. дис. ... докт. юр. наук : 12.00.03 / И.О.Хлестова; Моск. гос.и. межд. отн. МИД РФ – М., 2003. – 49 с.

  4. Bishop, R.D. Enforcement of Arbitral awards Against Sovereigns / R. D. Bishop. – JurisNet LLC, 2009. – 494 с.

  5. Jurisdictional Immunities of States and Their Property // Yearbook of the ILC, Part 1, A/CN.4/SER.A/1982/Add.l (Part 1).

Разработка условий международного коммерческого договора как одна из форм защиты интересов юридических лиц

Ведерникова Л. А., студ. 4 к.,

научный руководитель – Бабкина Е. В., к.юр.н., доцент

В современных условиях глобализации коммерческих отношений юридические лица, в том числе и белорусские, не ограничиваются в своей деятельности пределами одного государства. Эта деятельность проявляется, в частности, в заключении различных видов внешнеэкономических сделок, среди которых лидирующую роль играет договор международной купли-продажи товаров, наряду с договорами перевозки, транспортной экспедиции, страхования, расчетами. Широко используются посреднические договоры — поручение, комиссия, консигнация, агентский договор и их разновидности — дистрибьюторские соглашения. Очевидно, что для урегулирования данной сферы отношений не достаточно национально-правового регулирования, оно неизбежно сменяется международно-правовым регулированием в виде универсальных международных конвенций (Конвенция ООН 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров, многочисленных транспортных конвенций. Однако выявленная в конце прошлого столетия недостаточная эффективность международных коллизионных и материально-правовых конвенций обусловила поиск новых регуляторов отношений международного коммерческого оборота, что привело к появлению и расширению сферы применения lex mercatoria (международные торговые обычаи, обыкновения, типовые контракты, проформы).

Несмотря на вышеперечисленные источники правового регулирования международных коммерческих отношений, главенствующую роль в урегулировании договорных отношений и при разрешении споров между хозяйствующими субъектами различной национальной принадлежности играет договор. Это обусловлено тем, что процесс создания единых материальных правил осуществляется лишь в отдельных областях международной торговли, в то время как не затронуты или не достаточно затронуты унификацией многие другие области, например вопросы договорной правоспособности, многие институты обязательственного права, такие как страхование, подряд, услуги. Кроме того, действующие конвенции регулируют далеко не все вопросы правоприменения. В договорных отношениях главенствует принцип свободы договора, что позволяет включить в договор такие условия, которые в будущем исключат если не все, то, по крайней мере, многие проблемы, связанные со спорами о толковании тех или иных положений, которые зачастую имеют значительные отличия в различных правовых культурах. Таким образом, стороны могут использовать самозащиту права.

В международных хозяйственных операциях крайне важно предусмотреть надежную возможность получения платежей по сделке, что обуславливает необходимость включения в контракт условий о международных расчетах, с использованием защитных оговорок и иных способов обеспечения исполнения обязательств. Чтобы обезопасить обязательственное отношение от воздействия инфляции, на практике издавна используются так называемые защитные оговорки (англ. protective clauses). Они ставят стоимость обязательства в зависимость от определенного, менее подверженного изменениям показателя, в роли которого могут выступать: стоимость золота; изменение курса валюты платежа по отношению к одной или нескольким более стабильным валютам (валютной "корзине" или, например, к таким специальным расчетным единицам, как экю, СПЗ) , определенным сторонами; индекс цен и т.д. В связи с этим различаются следующие категории защитных оговорок: золотая, валютная, индексная оговорки, оговорка о пересмотре договорной цены и "эскалаторная" оговорка.

Не менее важное место в договоре должны занять условия перевозки товара через территорию многих стран и условия страхования товара от опасности утраты или повреждения.

В международных коммерческих связях существует риск невыполнения обязательств из-за непредвиденных событий, что диктует необходимость включения в контракт условия о форс-мажорных обстоятельствах. Поскольку международная сделка лежит в сфере действия нескольких правовых систем - международных и национальных, то целесообразно включить в нее условие о применимом праве.

Следует отметить, однако, что на содержание экспортно-импортных сделок большое влияние оказывает национальный публичный порядок и сверхимперативные нормы. Например, использование иностранной валюты влечет за собой применение валютного законодательства, абсолютное большинство норм которого носит императивный характер. Золотая оговорка запрещена для применения во внутригосударственных контрактах почти во всех странах: во Франции — еще в 30х годах, в Германии — в 1947 г., США — в 1933г. в условиях полного изъятия золота из обращения; в Англии в 1956 году золотые оговорки были объявлены противоречащими публичному порядку. Золотые оговорки в указанных странах допускаются только в международных платежах. Действительность валютных оговорок не оспаривается практически нигде, в отношении индексных оговорок вопрос решается в разных странах неодинаково.

Таким образом, правовое регулирование международной коммерческой сделки представляет собой комплексное правовое обеспечение, состоящее из взаимодействующих и взаимосвязанных правовых источников международного и национального характера. Вместе с тем, применяя на практике принцип свободы договора, используя такой способ защиты прав и законных интересов, как самозащита права в виде особых оговорок и условий обеспечения обязательства, стороны договора в состоянии разработать обоюдовыгодный справедливый контракт, основанный на балансе интересов.

СЕКЦИЯ «КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

И ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН

1 место:

Проблемы отмены смертной казни в Соединенных Штатах Америки

Маркевич В.З., студ. 2 к.,

научный руководитель - Вашкевич А.Е., к. ю. н., доцент

В Соединенных Штатах Америки вопрос применения смертной казни регулируется законами штатов самостоятельно. На сегодняшний день в стране применяется пять предусмотренных законом способов казней: смертельная инъекция (34 штата, подразделения армии США, таким способом могут караться преступники, осужденные федеральным судом), электрический стул (9 штатов), газовая камера (5 штатов), повешение (применяется в двух штатах), а также расстрел (применяется только штате Оклахома, в штате Юта) в последних четырех случаях осужденный может выбрать в качестве альтернативы смертельную инъекцию. [1]

Прежде чем перейти к самой проблеме отмены смертной казни следует отметить что именно в Соединенных Штатах Америки впервые была полностью отменена смертная казнь, в частности в штате Мичиган в 1846 году (единственным преступлением, за которое могла быть назначена смертная казнь была измена государству). Вскоре после этого в 1852 году смертная казнь была отменена в Род-Айленде и в 1853 году в Висконсине. В Штате Мэн смертная казнь была отменена в 1876 году, затем она была восстановлена в 1883, но вновь отменена в 1887. [2, c. 782] Последними штатами, отменившими смертную казнь являются: Нью-Джерси (2007), Нью-Мексико (20 марта 2009) и Иллинойс (9 марта 2011)

Статистические данные показывают, что количество казней в Соединенных Штатах за последнее десятилетие сократилось почти вдвое (с 98 в 1999г. до 42 в 2007г.). Следует также отметить что больше половины казней реализуется в штате Техас. Вместе с количеством казней снижается и количество осужденных на смертную казнь (с 284 в 1999г. до 110 в 2007г.) Кроме того в некоторых штатах вводится мораторий на применение смертной казни, также сокращается круг лиц, которые могут быть казнены и круг преступлений, за которые может быть назначена смертная казнь. [3, с. 2-4]

Говоря о смертной казни в Соединенных Штатах, следует также упомянуть о деле Фурмана против Джорджия. В 1972 году суд штата Джорджия, по делу «Фурман против Джорджии», признал смертную казнь мучительной, а следовательно, противоречащей Конституции. Вследствие этого одиннадцать лет (с 1967 по 1977 год) на всей территории Соединенных Штатов применение смертной казни было прекращено. Но в 1976 году Верховный суд Соединенных Штатов признал казнь соответствующей Конституции. Таким образом, она была восстановлена в тех 38 штатах, где не была отменена ранее, а также на федеральном уровне.

В наши дни продолжаются споры относительно применения смертной казни. Основными аргументами сторонников смертной казни являются:

- смертная казнь является средством защиты от наиболее опасных преступников

- сохранения смертной казни как средства предупреждения

- смертная казнь является справедливым воздаянием за особо тяжкое преступление

- таким образом государство демонстрирует свою силу и контроль за обществом

Основными аргументами в пользу отмены являются:

- риск допущения судебной ошибки и казни невиновного;

- отказавшись от насилия, государство послужит примером для граждан, делая ее неприемлемым ответом на провокацию;

- применяя смертную казнь государство унижает достоинство человека, нарушает его право на жизнь;

- сохранение смертной казни выявляется в экономическом и социальном неравенстве американских граждан, расовой дискриминации.

Отметим, что большая часть общественности Соединенных Штатов положительно относятся к сохранению высшей меры наказания в их стране.

В последние годы немалое влияние и давление на Соединенные Штаты оказывается со стороны мирового сообщества и в особенности со стороны Европейских стран. Это воздействие оказывается как индивидуально отдельными государствами, так и совместно посредством различных международных и региональных организации, таких как Организация Объединенных Наций, Совет Европы, Европейский Союз. [4, с. 4-5]

Анализ источников о основных тенденциях, касающихся применения и отмены смертной казни в Соединенных Штатах Америки и других странах позволяет сделать вывод о том, что положительные тенденции в отмене смертной казни сохраняться и возможно в течение нескольких ближайших десятилетий смертная казнь будет отменена на всей территории государства. Тем не менее сложно сказать каким именно путем смертная казнь будет отменена. Существует два наиболее вероятных способов: первый - отмена смертной казни Верховными судами штатов, второй – отмена путем утверждения законов об отмене конгрессами и губернаторами штатов.

Литература:

1. University of Alaska Anchorage [Electronic resource] / History of the Death Penalty
& Recent Developments. – 2005.- Mode of access: http://justice.uaa.alaska.edu/death/history.html. - Date of access: 10.04.2011.

2. Human rights quarterly / Martin A. Rogoff // For the Abolition of the Death Penalty in America: The Advocacy of Robert Badinter. - The Johns Hopkins University Press. – 2008.

3. Bernard E. Harcourt The Road to Abolition // Abolition in the U.S.A. by 2050: On political capital and ordinary acts of resistance. – ed. Charles Ogletree and Austin Sarat New York: NYU Press. – 2008. – 35 fact sheets.

4. Nora V. Demleitner // The Death Penalty in the United States: Following the European Lead? – University of Oregon. – 2002. – 27 fact sheets.

2 место:

Правовой статус Кнессета

Шрайбман А. Г., студ. 2 к.,

научный руководитель - Вашкевич А.Е., к.ю.н., доцент

Парламент Израиля - Кнессет является наиважнейшим конституционно-правовым институтом Государства Израиль вследствие своих исключительных полномочий в различных сферах государственно-политической жизни.

Способ формирования Кнессета является исключительно демократичным. Процедура голосования и широкое участие всех политических сил в избирательном процессе делают его абсолютно прозрачным. Пропорциональная система, сложившаяся в Израиле, характеризуется направленностью на максимально широкое представительство всех политических сил в парламенте [1, c. 12]. Этому же способствует относительно низкий избирательный барьер (2%), который обеспечивает представительство мелким или недавно появившимся партиям [1, c. 14]. В условиях крайне конфликтной обстановки в обществе, тяжелейшего внешне- и внутриполитического положения, такая мера необходима для перевода конфликтов из социальной в политико-правовую плоскость. Существование единственного избирательного округа способствует акценту парламентариев не на локальных, а на общегосударственных проблемах, ввиду отсутствия императивного мандата, или прямой зависимости депутата от своего местного электората. Голосование по партийным спискам призвано также минимизировать явления предвыборного популизма и голосования за конкретного человека[2, c. 78].

Как и в любой избирательной системе, недостатки израильской являются продолжениями ее достоинств. Широкое представительство ведет к сложностям в формировании правящей коалиции и нестабильности правительства. Голосование за список исключает прямую ответственность депутата, что лишает население возможности влиять на избранных ими представителей вплоть до следующих выборов. Чтобы частично сгладить эти недостатки в Израиле был введен институт предварительного голосования, или «праймериз». Кроме того, механизм разрешения политических кризисов является достаточно налаженным, чтобы решать периодически возникающие противоречия в конституционном поле.

Переходя к центральному вопросу правового статуса любого государственного органа – к его полномочиям и функциям – нужно отметить крайне высокую роль, которую «основатели» Государства Израиль отдали парламенту. Кнессет уполномочен принимать законы по любым вопросам общественной жизни [2, c. 91]. Особым видом таковых являются Основные законы, планируемые как составные части будущей Конституции. Кнессет, как и положено ему в парламентской республике, формирует правительство. Делает это руководитель правящей коалиции по поручению президента [3, c. 68]. Президент Государства Израиль также избирается Кнессетом. В отношении правительства Кнессет имеет ряд контрольных полномочий, выражающихся в депутатских запросах, возможности выражения вотума недоверия и создании специального единоличного контрольного органа – Государственного контроллера. Кроме перечисленных, Кнессет также формирует практически в полном составе Центральную избирательную комиссию из числа представителей всех фракций. В доктрине выделяют также воспитательную, квазисудебную и функцию представительства интересов[4, c. 56].

Однако полномочия Кнессета ограничены надзорными и контрольными полномочиями Верховного Суда, который является в Израиле органом конституционной юстиции.

Внутренняя структура Кнессета является достаточно традиционной для парламента демократического государства. Президиум в составе председателя и его заместителей выполняет организационные функции. Основная работа Кнессета проходит в специализированных комиссиях, суть полномочий которых – в разработке законопроектов. Комиссии, как и парламент в целом, формируются на фракционной основе – что дополнительно подчеркивает и так высочайшую роль партий в Израиле [4, c. 86]. Особенностью структуры Кнессета является специфика формирования некоторых комиссий, что продиктовано крайне экстремальными условиями существования самого государства и исключительной важностью этих комиссий. В наши дни в Израиле работает Кнессет 18 созыва. Правящая коалиция состоит из правых и религиозных партий.

Подводя итог, нужно отметить крайне высокий уровень организации всех аспектов работы Кнессета: и формирования, и функционирования, и внутреннего устройства. Особенно ценным опыт Израиля в построении устойчивой демократической системы становится, если иметь в виду те временные рамки, в которых это государство строилось, и те тяжелые условия, в которых оно вынуждено существовать и по сей день. Такой опыт должен по праву учитываться нами как государством в переходном периоде своего конституционно-правового и политического развития.

Литература:

1. Воробьев, В.П. Высшие органы власти Государства Израиль. / В.П.Воробьев; - М: МГИМО (У) МИД России, 2002. – 187 с.

2. Чайко, И.А. Израильский парламентаризм (конституционно-правовой анализ). Дис. …канд. юрид. наук: 12.00.02 / Чайко И.А. - М., 2006. - 167 c.

3. Зубарев, М.Ю. Становление и развитие парламентаризма в государстве Израиль (конституционно-правовой анализ). Дис. … канд. юрид. наук: 12.00.02 / Зубарев М.Ю. - М., 2005. - 185 c.

4. Нойбергер, Б. Верховенство Кнессета или власть правительства? / Б. Нойбергер // Власть и политика в Государстве Израиль. – Тель-Авив: Открытый Университет Израиля, 1998. – Ч. 3. – С. 58–111.

3 место:

Институт монархии в Швеции

Федулова Д.С., студ. 3 к.,

научный руководитель – Вашкевич А.Е., к.ю.н., доцент

На сегодняшний день Швецию можно смело признать «государством всеобщего благоденствия» и одним из наиболее видных демократических государств в мире. Нововведения в обществе и государстве страна успешно комбинирует с традициями, оставаясь и в начале XXI в. монархией, что является большим достижением всего шведского общества.

Швеция является парламентской монархией, где власть монарха ограничена Конституцией. Положение монарха Швеции в системе государственных органов в первую очередь определяется конституционным законом, составляющим ядро шведской Конституции – «Формой правления» 1974 г., в соответствии с которой определяется, что «в государстве главой государства является король» [2].

На сегодняшний день монарх в Швеции является лишь главой государства и не входит в какую-либо ветвь власти, однако при этом он осуществляет свои полномочия и функции во взаимодействии с другими органами власти, не обособляясь от законодательной и исполнительной ветвей власти. Шведский монарх является гарантом национального единства, обеспечивающим одновременно преемственность и стабильность государственной власти, взаимодействие её различных ветвей.

Порядок наследования престола в Швеции частично определяется в главе 5 «Глава государства» «Формы правления» 1974 г. [2] и более детально регламентирован в законодательном акте, составляющем часть Конституции Швеции – в «Акте о престолонаследии» 1810 г. в редакции 1979 г. [2]. Там установлены требования, предъявляемые к шведскому монарху, процедурные вопросы, связанные с престолонаследием, а также порядок установления регентства в Швеции.

Примечательно, что в Швеции существует особая система престолонаследия – шведская, при которой женщины наследуют престол на равных правах с мужчинами [3, с. 277]. Данное нововведение явилось результатом реформы 1979 г., вызванной широким общественным движением за равные права женщин и мужчин.

На сегодняшний день полномочия короля Швеции носят скорее формальный характер, а власть короля может быть охарактеризована как ограниченная. На законодательном уровне полномочия монарха Швеции закреплены в главе 5 «Глава государства» «Формы правления» 1974 г. [2]. В результате Турекова компромисса 1971 г. [1, с. 146], достигнутого во время обсуждения нового текста Конституции, принятой впоследствии в 1974 г., принадлежащие королю права были частично переданы тальману Риксдага, а частично – Правительству, которое стало официально главой исполнительной власти.

Можно констатировать, что сегодня полномочия шведского монарха в основном сводятся к представительским прерогативам. Король является символом страны и представляет Швецию в международных отношениях. В то же время у него есть и некоторые полномочия внутри страны, например, открытие сессий Риксдага, однако они в большей степени носят традиционный и церемониальный характер, и монарх не играет большой роли ни во внешней, ни во внутренней политике современной Швеции.

В современной Швеции существуют как сторонники, так и противники монархической формы правления [4]. Однако тот факт, что она сохранилась в Швеции до сегодняшнего дня, является большим достижением шведского общества. В ходе анализа проблемы выявилось, что сегодня нет явных предпосылок для замены монархической формы правления в Швеции на республиканскую.

Шведская монархия легко адаптируется к изменяющимся условиям и является демократичной и прогрессивной по своему характеру, что и позволило ей сохраниться до сегодняшнего дня.

Монарх в Швеции продолжает оставаться данью традиции, культурным наследием и частью исторического менталитета шведского общества.

Анализ источников об институте монархии в Швеции даёт возможность сделать вывод о том, что данная тема разработана не полностью и, на мой взгляд, интерес к проблематике монархической формы правления в Швеции недостаточен в нашей литературе. Полагаю, что для Республике Беларусь данная тема является актуальной в контексте развивающихся белорусско-шведских отношений.

Литература:

1. Исаев, М.А. Основы конституционного строя Швеции: учеб. пособие / М.А. Исаев; МГИМО, кафедра конституционного права. – М.: МГИМО-Университет, 2008. – 192 с.

2. Конституция Швеции (Королевства Швеции) от 27 февраля 1974 г. // Swedish Palm [Электронный ресурс]. – 2002. – Режим доступа: http://www.sweden4rus.nu/rus/info/juridisk/konstitucija_shvecii.asp. - Дата доступа: 01.03.2011.

3. Могунова, М.А. Государственное право Швеции / М.А. Могунова. – М.: Норма, 2009. – 384 с.

4. Linder, A. Ja. Monarkins bästa tid är nu. Nej. Monarkin har aldrig varit farligare än nu. / A. Linder. – Stockholm: Albert Bonniers Förlag, 2010. – 211 p.

СЕКЦИЯ «МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО»

1 место:

Понятие «частная жизнь» в решениях Европейского Суда
по правам человека

Красотенко О.Ю., студ. 5 к.,

научный руководитель - Вашкевич А.Е., к.ю.н., доцент

Одной из наиболее интересных и наименее изученных категорий Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод является категория «частной жизни».

Статья 8 Конвенции гарантирует каждому право на уважение его частной и семейной жизни, неприкосновенность жилища и тайну корреспонденции, а также защиту от незаконного вмешательства со стороны государственных органов в осуществление этого права. Дефиниции «частной жизни» текст Конвенции не содержит. Отсутствие правового закрепления этого понятия, видимо, не случайно. Сфера частной жизни столь широка и многообразна, что очертить ее рамками одной статьи, безусловно, очень трудно. Но определенное представление можно получить, проанализировав практику толкования и применения Европейский Судом по правам человека ст. 8 Конвенции.

По мнению Европейского Суда по правам человека, частная (личная) жизнь – это емкая категория, которой невозможно дать исчерпывающего определения. Каждый человек волен развивать это понятие и наполнять его определенным смыслом. В 1992 г. Суд заявил: Было бы непозволительно ограничить понятие [личной жизни] «внутренним кругом» … и исключить оттуда целиком внешний мир, не входящий в этот круг. Таким образом, понятие личной жизни с необходимостью включает право на развитие взаимоотношений с другими лицами и внешним миром.

Составляющими частной жизни, согласно прецедентному праву Европейского Суда по правам человека, являются:

Персональная идентификация. Данный вопрос касается, прежде всего, изменения фамилии, регистрации имен, а также изменения пола и внесения соответствующих исправлений в акты гражданского состояния (Шарн против Финляндии; Гийо против Франции; B. против Франции).

Определение законных связей. Важной составляющей частной жизни является доступ человека к информации о своем прошлом и своих родственных связях (Гаскин против Соединенного Королевства), возможность не только установления, но и оспаривания отцовства (Расмюссен против Дании).

Физическая и моральная неприкосновенность. Обязательные медицинские обследования, принуждение к медицинскому и психиатрическому лечению, физическое насилие и отсутствие юридической возможности привлечь виновных к ответственности (X & Y против Нидерландов), запрет на добровольную смерть (Притти против Соединенного Королевства) и на аборт по медицинским показаниям (Тисиак против Польши) могут быть признаны вмешательством в частную жизнь.

Личное пространство. Речь идет об «экологических» правах человека, а также о публикации фотографий и информации личного характера (Фон Ганновер против Германии).

Сбор и использование информации. Современное общество невозможно представить без систем наблюдения, дактилоскопии, баз ДНК, официальной переписи населения – но ведь вся собранная таким образом информация, безусловно, касается частной жизни.

Доступ к персональным данным. Несмотря на то, что определенная информация может подлежать хранению, это не обязательно означает, что лицо, о котором она собрана, будет иметь автоматический доступ к ней (Лендэр против Швеции).

Сексуальные отношения. Сексуальная жизнь отдельного лица является частью и важным аспектом его личной жизни. Заявители в Европейском Суде отстаивали свое право на гомосексуальные отношения (Даджен против Соединенного Королевства), садомазохистские практики (Ласки, Джаггард и Браун против Соединенного Королевства) и публичную демонстрацию сексуального поведения.

Социальная активность. Возможность эффективного взаимодействия с другими людьми приобретает особую значимость в делах, касающихся тюремных заключенных (МакФили против Соединенного Королевства) и иммигрантов (Сливенко и др. против Латвии).

Профессиональные взаимоотношения. По мнению Суда, нет принципиальных оснований полагать, что понятие «частной жизни» исключает деятельность профессионального и делового характера, именно в своей работе большинство людей имеют значительное, если не наибольшее, количество шансов развивать отношения с внешним миром (Нимиц против Германии).

Сущность понятия «частная жизнь» отнюдь не является раз и навсегда определенной. Суд уклонился от установления специфических правил по его определению. В частности, его подход состоит в том, чтобы определить применимость ст. 8 по каждому конкретному делу, от дела к делу, создавая тем самым концепцию независимого и гибкого понимания положений Конвенции. Важно уяснить, что это понятие не статично, а напротив, динамично настолько, насколько его значение способно развиваться и изменяться по мере развития самого общества.

Литература:

  1. Harris, O’Boyle & Warbrick. Law of the European Convention on Human Rights. Second edition. Oxford university press, 2009. – Р.361 – 423

  2. Pieter van Dijk, Fried van Hoof, Arjen van Rijn, Leo Zwaak. Theory and practice of the European Convention on Human Rights. Fourth edition. Antwerpen  – Oxford, 2006 – Р.664 - 750

  3. Moreham, N.A. The Right to Respect for Private Life in the European Convention on Human Rights: A Re-examination. // European Human Rights. Law Review. Issue 1, 2008 – Р.44 – 80

  4. Килкэли, У. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Статья 8. Право на уважение частной и семейной жизни, жилища и корреспонденции: Прецеденты и комментарии / У. Кикли, Е.А. Чефранова. — М. Российская академия правосудия, 2001.— 116 с.

  5. Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. // Права человека: международно-правовые документы и практика их применения: в 4 т. Т.1 / сост. Е.В. Кузнецова. – Минск: Амалфея, 2009. – С.111

2 место:

Эволюция понятия агрессии в международном публичном праве

Борис А. Э., студ. 4 к.,

научный руководитель – Дейкало Е.А., к. ю. н., старш. преп.

В процессе исторического развития, подразумевающего значительные изменения в общественных отношениях, сознании и культуре, а следовательно – и в практике международных отношений, применение вооружённой силы и актов насильственного воздействия на государства с целью нарушения их суверенитета либо политической независимости подвергались последовательному и необратимому ограничению посредством появления новых обычных норм. Ключевым элементом на пути к этому стала концепция агрессии. Начавшись как представление о неправомерности агрессивных войн, она постепенно приобрела форму сложного понятия, выражающего для государств строгую необходимость воздерживаться в своих действиях от широкого круга действий.

Первоначальный этап криминализации войн как средства разрешения международных споров начался в средневековье и проявил себя в появлении обычая «справедливой войны», сформировавшегося под влиянием, что изначально ограничило применение вооружённой силы в среде западноевропейских государств. В период Нового Времени данный подход был замещён рядом новых правовых доктрин, включая положения, отражённые в работах Б. Айалы, Ф. де Виториа и Г. Гроция, что значительно углубило взгляды на правомерность применения вооружённой силы между государствами. [1]

И хотя представление о противоправности агрессивной войны было присуще международному праву со времени его зарождения, Вопрос о предотвращении и необходимости запрещения агрессивных войн особо остро встал по окончании I Мировой войны. В результате изменений, вызванных ей, широко распространилось убеждение, что «сама возможность войны должна быть исключена». Вследствие этого был принят ряд документов, таких, как Устав Лиги Наций, Пакт Брианна-Келлога, Конвенция об определении агрессии, Женевский протокол о мирном разрешении международных споров, в которых юридически запрещалась агрессивная война либо предлагалось такое запрещение. [2, с. 79-82]

Наиболее серьезное влияние на развитие представлений о преступности агрессивной войны оказало создание и функционирование Нюрнбергского Международного военного трибунала. В его Уставе были сформулированы нормы о планировании, подготовке, развязывании или ведении агрессивной войны, а также об участии «в общем плане или заговоре, направленных к осуществлению любого из вышеизложенных действий». [3]

Основные разногласия в понимании преступления агрессии по международному уголовному праву заключаются в вопросах о том, как должно быть определено преступление агрессии по международному уголовному праву и в том, кто должен нести уголовную ответственность за совершение преступления агрессии. [4, с. 292-294]

Наиболее признанные на сегодняшний день воззрения на агрессию в праве в её наиболее значимых чертах описывают как преступление против мира и безопасности, проявляющееся в форме любого деяния,, выраженного в прямом или косвенном вооруженном нарушении государственного суверенитета, территориальной целостности или политической независимости другого государства (группы государств) вопреки положениям Устава ООН, создающее de facto и (или) de jure состояние войны между государствами (группами государств), и влекущее индивидуальную ответственность виновных.

Однако значительное усложнение отношений между государствами позволяет предположить, что в будущем такой подход может быть дополнен и иными деяниями, которые, хотя и не предполагают использования вооружённой силы, тем не менее, по своему умыслу и последствиям для суверенитета и политической независимости соразмерны уже широко признанным формам агрессии. К их числу могут быть отнесены действия, нарушающие целостность функционирования информационной инфраструктуры органов другого государства, совершаемые с теми же целями, что и акты «классической» агрессии.

По меньшей мере, к началу XXI века в международно-правовой практике и доктрине прочно укоренилось понимание того, что агрессивная война является одним из тягчайших международных преступлением против безопасности и всеобщего мира. Тем не менее, в современном международном праве сохраняется немало спорных вопросов понимания агрессии как преступления, влекущего индивидуальную ответственность лиц.

На настоящий момент авторитетные международные органы ведут работу над выработкой определения агрессии, которое по возможности было равно принято всеми государствами.

Литература:

  1. Pietropaoli S. Defining evil. The war of aggression and international law / S. Pietropaoli // Jura Gentium Journal of Philosophy of International Law and Global Politics [Electronic resource]. – Mode of access: http://www.juragentium.unifi.it/en/surveys/wlgo/cortona/pietropa.htm – Date of access: 04.12.2010.

  2. Решетов Ю. А. Борьба с международными преступлениями против мира и безопасности / Ю. А. Решетов; М.: Междунар. отношения, 1983. —224 с.

  3. Устав Международного военного трибунала от 8 августа 1945 года. // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. – М., 1955. – Вып. 11.

  4. Bantekas I. International Criminal Law / I. Bantekas; – Oxford and Portland, Oregon: Hart Publishing, 2010. – 604 c.

3 место:

Имплементация политических прав женщин

в законодательство Республики Беларусь

Вендина Д.А., студ. 4 к.,

научный руководитель - Зыбайло А.И., к.ю.н., доцент

Международные стандарты в области защиты политических прав женщин получили свое закрепление в законодательстве Республики Беларусь: в Конституции Республики Беларусь, в отраслевом законодательстве, в частности, в Избирательном кодексе Республики Беларусь, Законе «О государственной службе в Республике Беларусь» и Законе «Об общественных объединениях».

В Республике Беларусь женщинам обеспечивается предоставление равных с мужчинами возможностей в общественно-политической и других сферах деятельности (ст.32 Конституции), что соответствует принципу недискриминации, нашедшему отражение в ст. 2 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. и ст. 2 Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1979 г., участницей которых является Республика Беларусь.

Положения, закрепленные в ст.ст. 38, 64 Конституции и ст.ст. 4, 6 Избирательного кодекса, соответствуют международно-правовым стандартам, установленным в ст.1 Конвенции о политических правах женщин и ст. 7 (a) Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, применительно к праву женщин избирать и быть избранными, на равных с мужчинами условиях, без какой-либо дискриминации, во все установленные национальным законом учреждения, требующие публичных выборов.

Право равного доступа к любым должностям в государственных органах без какой-либо дискриминации, которое впервые было закреплено в ст. 2 Конвенции о политических правах женщин и ст.7 (b) Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, нашло свое отражение в ст. 39 Конституции и в ст.ст. 6, 24 Закона «О государственной службе в Республике Беларусь».

В условиях становления институтов гражданского общества в Республике Беларусь особенно велико значение права женщин принимать участие в деятельности неправительственных организаций и ассоциаций, заниматься проблемами общественной и политической жизни страны, закрепленное на международном уровне в ст. 7 (с) Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин». На национальном уровне данное право регламентируется ст.ст. 36, 37 Конституции и ст. 2 Закона «Об общественных объединениях». Многие активные женщины в Беларуси пришли в политику не через административную карьеру и поддержку властных структур, а через публичное действие - участие в массовых мероприятиях, в избирательных компаниях, работе в партиях и женских неправительственных организациях [1].

Таким образом, можно сделать вывод о значительном влиянии международно-правовых актов на белорусское законодательство и достаточном соответствии законодательной базы Республики Беларусь международным стандартам в области защиты прав женщин. Однако, несмотря на то, что в Республике Беларусь не существует законодательных ограничений на участие женщин в политике и государственном управлении, формальное равенство прав женщин и мужчин отнюдь не гарантирует равенство их прав в жизни. Несмотря на высокий уровень образования и профессиональной квалификации, представительство женщин в высших эшелонах власти в Беларуси является весьма незначительным. Так, например, в Совет Министров в настоящее время входит только одна женщина – министр труда и социальной защиты. Несмотря на значительное расширение дипломатических представительств Республики Беларусь за рубежом, лишь 4 женщины представляют Республику Беларусь на международной арене в ранге посла.

С целью эффективного осуществления национальной политики в области защиты прав женщин, в том числе и политических, в 2000 г. в Республике Беларусь создан специальный орган - Национальный совет по гендерной политике при Совете Министров Республики Беларусь. Однако Совет не имеет реальных полномочий по осуществлению контроля за соблюдением прав женщин, выполняя лишь роль аналитического, консультативно-совещательного и координирующего органа.

Полагаем, что отсутствие органа, контролирующего соблюдение политических прав женщин, не позволят говорить о совершенстве внутригосударственного механизма имплементации международных стандартов. Национальный совет по гендерной политике может выполнять функции такого органа в случае, если будут расширены его полномочия, выработаны конкретные правила его работы, а также механизм подачи жалоб на нарушение прав женщин, в том числе и политических.

Литература:

  1. Альтернативный отчет Республики Беларусь по выполнению Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. [Электронный ресурс]. - 2009. - Режим доступа: http://widm.iatp.by/ . - Дата доступа: 20.03.2011.

  2. Седьмой периодический доклад Республики Беларусь об осуществлении положений Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин [Электронный ресурс]. - 2011. - Режим доступа: http://www.mintrud.gov.by/ru/activity/new_url_1826189281. - Дата доступа: 20.03.2011.

Особенности нормативно-правового механизма защиты окружающей среды в период вооруженного конфликта

Дубровник Е.В., аспирант 2 года обучения кафедры международного права; научный руководитель – Зыбайло А.И., к.ю.н., доцент

Исходя из специфики международно-правовых норм, обеспечивающих защиту окружающей среды в период вооруженного конфликта, в доктрине международного гуманитарного права (далее – МГП) была разработана теория двух видов правовой защиты в рамках исследуемого вопроса. Первый – непосредственная (прямая) защита, которая обеспечивается положениями, специально разработанными с этой целью. Второй – косвенная защита, которая вытекает из различных положений, специально не направленных на международно-правовую защиту окружающей среды в период вооруженного конфликта.

Единого международного соглашения, направленного на защиту окружающей среды в период вооруженного конфликта на сегодняшний день не существует, поэтому первым и единственным примером непосредственной защиты окружающей среды во время вооруженного конфликта остаются нормы, содержащиеся в:

Дополнительном протоколе I 1977 г. А именно в п. 3 ст. 35: «запрещается применять методы или средства ведения военных действий, которые имеют своей целью причинить или, как можно ожидать, причинят обширный, долговременный и серьезный ущерб природной среде»; и ст. 55: « При ведении военных действий проявляется забота о защите природной среды от обширного, долговременного и серьезного ущерба. Такая защита включает запрещение использования методов или средств ведения войны, которые имеют целью причинить или, как можно ожидать, причинят такой ущерб природной среде и тем самым нанесут ущерб здоровью или выживанию населения. Причинение ущерба природной среде в качестве репрессалий запрещается».

Вопрос отнесения Конвенции о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду 1976 г. (Конвенция ЭНМОД) к области непосредственной защиты окружающей среды в период вооруженного конфликта или к области косвенной защиты остается дискуссионным. Основополагающие обязательства государств сформулированы в ст. I Конвенции: не прибегать к военному или любому враждебному использованию средств воздействия на природную среду, которые имеют широкие, долгосрочные или серьезные последствия в качестве способов разрушения, нанесения ущерба или причинения вреда, любому другому государству-участнику и др.

Необходимо отметить, что Конвенция ЭНМОД и Дополнительный протокол I являются взаимодополняющими документами, однако придают различный смысл одним и тем же терминам, содержащимся в их положениях. Поэтому подробное исследование данных международных стандартов и, впоследствии, выработка системы правильного толкования обеспечит, на наш взгляд, эффективную практическую реализацию их положений.

II. В ряде международных соглашений содержатся положения, которые, хотя и не нацелены в первую очередь на предотвращение нападений непосредственно на окружающую среду, тем не менее, обеспечивают различными способами ее косвенную защиту. С целью всестороннего анализа данный блок международно-правовых норм целесообразно классифицировать в зависимости от объекта/предмета договора, выделив в отдельную категорию универсальные международные стандарты, в частности:

Устав Организации Объединенных Наций 1945 года; Заключительный акт совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) 1975 года.

  • Среди норм международного экологического права особое развитие получили рамочные конвенции и акты квазинормативного характера, именуемые «мягким правом» (Декларация Стокгольмской конференции ООН по проблемам окружающей человека среды 1972 г., Декларация по окружающей среде и развитию 1992 г.).

  • Среди договоров в области международного гуманитарного права особое значение имеют: Дополнительный протокол I (а именно, ряд положений помимо п.3 ст. 35 и ст. 55); Дополнительный протокол II; Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия […] 1980г., а также пять ее протоколов; Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия 1972 г., и химического оружия 1993 г. и об их уничтожении и др.

Также нормы, касающиеся международно-правовой защиты окружающей среды в целом содержатся в ряде международных договоров, направленных на частичное или полное запрещения отдельных видов оружия: Договор об Антарктике 1959 г.; Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела 1967 г.; Договор о нераспространении ядерного оружия 1968г.; Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний 1996 г. и др.

Вместе с тем, существующая система международно-правовых актов не может в полной мере обеспечить защиту окружающей среды в период вооруженного конфликта в целом из-за следующих недостатков: приоритетность использования международного права остается в зависимости от интересов отдельных государств; анализ воздействия оружия на экосистему, необходимый для изучения уровня экологической опасности, предпринимается лишь изредка; принцип "добровольности" при создании и соблюдении международно-правовых норм позволяет государствам не присоединяться к уже существующим и избегать участия в разработке новых норм, если таковые противоречат их государственным интересам.

Определение термина «народ» в контексте

права народов на самоопределение

Басалыга Александр Евгеньевич аспирант 1-го года обучения,
научный руководитель Павлова Людмила Васильевна, к.ю.н., доцент

Принцип уважения права народов на самоопределение (далее – Принцип) закреплён в Уставе ООН [1], в статье 1 обоих Пактов [2, 3], в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН [4], а так же в Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам [5]. Вместе с тем и в международно- правовых документах и в доктрине отсутствует его унифицированная трактовка, что ведёт к различному толкованию принципа особенно в отношении субъектов, которые имеют право на самоопределение. Вышеназванные международно-правовые документы, регламентирущие принцип, гласят, что все народы имеют право на самоопределение. Между тем, действующее международное право не содержит определения термина «народ». Полагаю, что для эффективной реализации принципа необходимо выработать унифицированный подход к определению термина «народ».

Согласно пункту 2 статьи 1 Устава ООН одна из целей ООН развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов, а также принимать другие соответствующие меры для укрепления всеобщего мира. В связи с этим необходимо определить нация или народ обладает правом на самоопределение.

По мнению  П. Торнбери, согласно Уставу ООН, право на самоопределение закреплено за «народами», причем сам термина «народ» вызвал оживленные дискуссии на конференции в Сан-Франциско. Он приводит разъяснение Секретариата конференции по этому вопросу:.. «народы» обозначают группы людей, которые могут составлять (или не составлять) государство или нацию» [6].

Из вышеуказанного следует, что термин «народ» толковался достаточно абстрактно и широко, из чего можно сделать вывод, что разработчики Устава ООН не смогли прийти к единому подходу к определению субъектного состава указанного принципа.

Исходя из широкой трактовка термина «народ» предлагает его определение  Гросс Эспиель, согласно которому народом является «любая отдельная человеческая общность, объединенная самосознанием и желанием образовать общность, способную действовать в интересах общего будущего» [7].

Наряду с довольно общими формулировками, в литературе встречаются и попытки определения понятия народ, основанные на конкретных признаках. Так, по мнению 
О. Журека, «наибольшего внимания заслуживает определение, рекомендованное Международной комиссией юристов в связи с рассмотрением событий в Восточном Пакистане. По их мнению, народ- это общность истории, расовые и этнические, культурные и языковые, религиозные и идеологические связи, общее географическое местоположение, общая численность данного образования» [8].

Авторитетный российский юрист С.В. Черниченко предлагает следующие критерии народа: 1) географическая общность проживания; 2) экономическая целостность и связанная с ней социальная целостность; 3)общность культуры и осознание этого [9].

Попыткой выработки определения термина «народ», характеризующего его с различных сторон, является Итоговый доклад Конференции ЮНЕСКО, проходившей в Париже в 1989 году. Согласно вышеупомянутому докладу «народ»- это

1) группа людей, которые обладают многими или всеми следующими характеристиками:

а) общими историческими традициями, b) расовой или этнической общностью,
c) культурной однородностью, d) языковой общностью, e) территориальными связями,
g) общей экономической жизнью.

2. группа не должна обязательно иметь значительную численность
(пример – население микро-государств), но должна представлять нечто большее, чем простое объединение индивидов.

3. группа, как таковая, должна стремиться, чтобы ее считали народом, и должна иметь самосознание народа, хотя, обладая указанными выше характеристиками, группа или члены группы могут и не иметь такого желания и самосознания, и, возможно,

4. группа должна иметь учреждения и другие средства для проявления своих характеристик и своего стремления к общности [10].

На основании вышеизложенного, для целей реализации принципа права народов на самоопределение предлагаю следующее определение термина «народ». Это устойчивая общность людей, имеющая общую историю развития в рамках определённой территории, обладающая едиными культурными признаками, которые могут отличить её от других групп людей (язык, традиции), являющаяся относительно этнически однородной и обладающая самосознанием своей уникальности в качестве народа.

Список использованных источников

1. Устав Организации Объединённых Наций // Организация Объединенных Наций [Электронный ресурс] – Режим доступа: /ru/documents/charter/index.shtml – Дата доступа: 18.04.2011.

2. International Covenant on Civil and Political Rights, 16 December 1966, art 1 // United Nations Treaties Series [Electronic resource] – Mode of access: /doc/Treaties/1976/03/19760323%2006-17%20AM/Ch_IV_4p.pdf – Date of access: 18.04.2011.

3. International Covenant on Economic, Social and Cultural Rights, 16 December 1966, art 1 // United Nations Treaties Series [Electronic resource] – Mode of access: /doc/Treaties/1976/01/19760103%2009-57%20PM/Ch_IV_3p.pdf – Date of access: 18.04.2011.

4. Declaration on the Principles of International Law Concerning Friendly Relations and Co-Operation Among States In Accordance With the Charter of the United Nations, GA Res. 2625 (XXV), UN GAOR, 25th Sess., Supp. No. 28, UN Doc A/8028 (1970) Electronic resource] – Mode of access: /doc/RESOLUTION/GEN/NR0/348/90/IMG/NR034890.pdf?OpenElement – Date of access: 18.04.2011.

5. Declaration on the Granting of Independence to Colonial Countries and Peoples, GA Res. 1514 (XV), 15th Sess. (1960) [Electronic resource] – Mode of access: /doc/RESOLUTION/GEN/NR0/152/88/IMG/NR015288.pdf?OpenElement – Date of access: 18.04.2011.

6. Thornberry, P. International Law and Minorities / P. Thornberry. – L., 1991. P. 111.

7. Gros, E. The Right to Self-Determination. – Implementation of United Nations Re solutions // N. UN Pub. 1980 (UN Sales E.79.XIX.5) [Electronic resource]. – Mode of access: /kashmirself.html – Date of access: 18.04.2011.

8. Журек, О.Н. Самоопределение народов в международном праве / О.Н. Журек // Советское государство и право. № 10, 1990. С. 99.

9. Черниченко, С.В. Теория международного права: в 2 т. Т. 2 – М.: Издательство «НИМП», 1999. – С.177.

10. Final report and recommendations, UNESCO, Paris 27-30 November 1989 [Electronic resource]. – Mode of access:/images/0008/000851/085152eo.pdf – Date of access: 18.04.2011.

Секция «теориЯ и историЯ государства и права»

1 место:

Проблема рецепции иностранного права в законах XII таблиц

Макаёв Н.В., студ. I к. БГУ,

науч. рук. Ковкель Н.Ф., канд. юрид. наук, доцент

Новые законы, а тем более, своды законов, никогда не возникают на пустом месте, а на основе тех или иных правовых памятников и обычаев, как в случае с законами XII таблиц. Децемвириальный свод, без сомнений, основан как на нормах обычного права, так и на чужеземных нормах, значение и роль которых однозначно определить невозможно.

Проблема определения количественного соотношения между заимствованными нормами и положениями местного права остаётся нерешённой по сей день, ставя вопрос о достаточном отражении местных традиций в писаном праве. Таким образом, изучение рецепции иноземных норм в законах XII таблиц представляется актуальным в свете решения поставленной проблемы.

Если основываться на трудах древнеримских историков и юристов[4, с. 75-76], определенно можно говорить о значительном древнегреческом влиянии на составление законов XII таблиц. Однако вполне разумно усомниться в объективности утверждений некоторых авторов, которые доказывали прямое и полное заимствование норм кодекса из Греции, чаще всего из законов Солона. Это можно аргументировать следующим образом:

во-первых, слишком большой интервал в полтора столетия между реформами Солона и созданием децемвириального свода;

во-вторых, в V веке до н.э. взаимоотношения между римской республикой и Грецией не могли быть слишком тесными из-за немалого расстояния между ними и непрочными экономическими и политическими связями;

в-третьих, маловероятным кажется то, что в течение года своего правления децемвиры ждали послов из Греции с законами, не разрабатывая никаких собственных норм.

Рационально будет предположить, что законы XII таблиц были основаны на обычном праве и дополнены некоторыми греческими нормами, доказательством чего служит фрагмент из “Римских древностей” Дионисия Галикарнасского[2, с. 113-117]. Логично выдвинуть идею, что заимствованные нормы включались в кодекс лишь тогда, когда на регулирование определенного вида общественных отношений не находилось нормы из римского обычного права (например, некоторые нормы десятой таблицы и закон об установлении границ).

Обращая внимание на то, что законы Солона были написаны в стихотворной форме и что, по предположению Т. Тондо, децемвириальный свод также был написан в стихах[3, с. 242-243], напрашивается вывод о заимствовании общей формы кодекса.

Вполне вероятно то, что греческие законы попали к децемвирам не непосредственно, а через Южную Италию, с которой у Рима взаимоотношения были более близкими, нежели с Грецией. Учитывая, что в V веке до н.э. на юге Италии были широко распространены идеи греков-пифагорейцев, то следует говорить о масштабном влиянии пифагореизма на законы XII таблиц. Хотя стоит, вероятнее всего, остановиться на посреднической роли последнего.

Существуют предположения и об иных заимствованиях[2], однако они не всегда достаточно аргументированы. Справедливо будет поддержать идею о влиянии этрусского права на децемвириальный свод, так как этруски и римляне имели долгую историю взаимоотношений на протяжении и царского периода, и периода ранней республики в Риме. Влияние этрусков на римлян в различных сферах жизни было велико, и право не могло стать исключением. Однако стоит скептически смотреть на утверждении о влиянии Египта и Вавилона на законы XII таблиц. Частичное совпадение некоторых статей децемвириального кодекса и законов Хаммураппи (например, о положении жены, о продаже сына, о жрицах) можно объяснить сходством общественного развития древних народов, общими идеями регулирования тех или иных отношений, и говорить о рецепции норм из Вавилона и Египта даже через посредников не совсем верно.

Таким образом, представляется необходимым сделать вывод, что рецепция иностранного права не преобладала над местным в процессе создания законов XII таблиц.

Представляется необходимым заметить, что греческое влияние играло значительную роль во всех сферах общественной жизни Рима. Следует предположить, что именно со времени создания децемвирального свода начинаются заимствования римлян у греков в праве, культуре, образовании, а это значит начало тесного взаимодействия народов и образования единого античного культурно-исторического пространства.

Литература:

  1. Дионисий Галикарнасский. Римские древности: в 3т. Т.3. / Дионисий Галикарнасский. – Москва: Наука, 2008. – 373 с..

  2. Коптев А.В. XII таблиц и календарь архаического Рима: к вопросу об обществе и эпохе записи древнейших римских законов. [Электронный ресурс]. – 1997. – Режим доступа: /publik/article.htm. – Дата доступа: 09.10.2010/

  3. Кофанов, Л.Л. Возникновение и развитие римского права в VIII-V вв. до н.э.: дис. … д-ра юрид. наук: 12.00.01 / Л.Л. Кофанов – Москва, 2006. –370 с.

  4. Никольский, Б.В. Система и текст XII таблиц. / Б.В. Никольский. – Санкт-Петербург: тип. А.С. Суворина, 1897. – 480 с.

2 место:

О некоторых характеристиках вербальных коммуникаций в профессиональной деятельности юристов

Баранов Р.М., студ. I к. МП ФМО БГУ;

научн. рук-ль Ковкель Н.Ф., к.ю.н., доцент

Формирование профессиональной языковой компетенции специалиста является одной из задач современного вузовского образования.

К юристам обращаются за решением различных правовых вопросов и проблем; поэтому от того, насколько вразумительно представитель юридического труда сформулирует ответ, зависит исход сложившейся проблемы. Право же способно выполнять свою регулирующую функцию только тогда, когда адресуемая информация воспринята и усвоена личностью. Актуальность темы обусловлена недостаточным вниманием к языку права со стороны юристов и лингвистов, что приводит к снижению качества подачи содержания юридической речи и ее эффективности.

Феномен делового общения трактуется различными исследователями по-разному (Т.В. Губаева, Н.Н. Ивакина).

Большинство правоведов под межличностными коммуникациями юриста понимают разовые или постоянные осуществляемые в рамках правовой процедуры, индивидуальные или коллегиальные, непосредственные или опосредованные контакты юриста с другими физическими лицами, предпринятые по его или чужому решению в целях осуществления профессиональных обязанностей. Исходя из этого, юрист в процессе своей деятельности выступает в различных коммуникативных ролях. Отсюда следует, что сама ситуация предполагает различные варианты организации юридической речи со своими принципами композиции и словесными приемами.

В русскоязычной правовой литературе, когда речь идет о проблематике межличностных коммуникаций юриста, основное внимание в качестве разновидности публичной речи уделяется выступлениям юриста в суде. Но остаются открытыми, практически неразработанными вопросы ведения более широкого круга бесед: переговоры, коллегиальные обсуждения, лекции на правовую тему, юридические консультации и др. Эти вопросы обсуждаются в неправовой литературе, прежде всего, в управленческой, психологической и т.д. В деятельности работника юридического труда подготовленная речь употребляется повсеместно; выступления на процессах (прокурор), заранее продуманный монолог в беседе (адвокат), на допросе (следователь) и т.д. Предварительная работа над содержанием и формой предстоящей речевой коммуникации важна и необходима. Вместе с тем настоящему профессионалу для того, чтобы научиться свободно говорить (импровизировать), лучше не пользоваться полным текстом выступления, а конспектом ключевых слов - тезисами. Свобода от текста дает возможность варьировать мысль, развивает речевое мышление, активизирует память. Кроме того, говорящий отдает предпочтение тому или иному стилю: в речи, рассчитанной на предварительное обдумывание, оптимальным является официально-деловой стиль, в устной речи на суде – публицистический.

Проблему, на наш взгляд, составляет в первую очередь то, что далеко не во всех университетах РБ преподаются курсы «Речевая коммуникация», «Культура юридической речи», суть которых заключается в обучении профессиональному общению (т.е. мотивированному использованию речевых средств, умению управлять аудиторией, отвечать на вопросы и др.). Трудность образовательного процесса состоит в том, что в правовой сфере общения существует несколько своеобразная система лексических и грамматических средств выражения, подчиненная задачам коммуникации именно в этой сфере. Речевая коммуникация юристов, как отмечается, в их деятельности составляет более 80%, поэтому совершенствование их коммуникативных навыков имеет как социокультурное, так и профессиональное значение. Кроме того, в устную речь можно вложить гораздо больше смысла, чем в письменный текст.

Речевую деятельность юриста можно классифицировать как речь устную и письменную, внутреннюю и внешнюю, диалогическую и монологическую, обыденную и профессиональную, подготовленную и неподготовленную. Речь в деятельности юриста выступает как носитель информации и как средство воздействия. Особого внимания заслуживает речь юриста в СМИ. Здесь осуждаются, например, распространение непроверенных сведений, нетактичные высказывания, употребление различного рода ярлыков.

Речь должна быть построена так, чтобы она привлекала внимание, наилучшим образом способствовала убеждению, это имеет особое значение для государственного обвинителя и защитника в прениях сторон по материалам судебного разбирательства. Стремление убедить и максимально воздействовать на интеллект и эмоции граждан требует знания сложнейших языковых средств. В этой связи крайне важно, чтобы общение в правовой сфере соответствовало требованиям правовой культуры, одной из составных частей которой ученые-юристы считают культуру речи.

Основным критерием культуры речи лингвисты считают нормативность, которая включает в себя точность и ясность, правильность, чистоту речи, т.е. отсутствие в ней диалектных, просторечных слов, неуместно (и без учета их значения) употребляемых иноязычных слов. Кроме того, культурной считается речь, которой присуще речевое мастерство: богатство словаря, разнообразие грамматических конструкций, художественная выразительность. Это касается любого юриста вне зависимости от специализации.

Профессиональная речь юриста в обязательном порядке должна реализовываться через литературную форму языка. Основной признак литературного языка – наличие устойчивых норм (общепринятых правил произношения и употребления слов). Понятно, что юрист-практик не обязан понимать профессиональную речь как искусство выражения мысли, ориентированное на глубокие знания уровней структуры языка, однако он обязан ориентироваться на следующие характеристики официальной речи, если он заботится о своем личном и профессиональном авторитете.

Грамотность. Казалось бы, внимание судей и присутствующих на суде граждан сосредоточено на содержании речи, однако любое нарушение нормы языка вызывает абсолютно естественную негативную реакцию, кроме того, отвлекает от восприятия материала.

Другой необходимой характеристикой культуры юридической речи юриста является ее точность, т.е. соответствие высказывания замыслу оратора и явлениям действительности. От того, насколько точно понимают сказанное нуждающиеся в квалифицированной юридической помощи лица, подчас зависит содержание их объяснений и показаний и, следовательно, исход дела. Точность профессиональной речи создается употреблением юридических терминов и клише: «мотивы преступления», а не побуждения; «возбудить уголовное дело», а не начать; «применить меры пресечения», а не принять. Формулировки и юридические термины должны употребляться в том значении, в котором это предписано законом. Нельзя, например, вместо термина обыск употреблять осмотр, термин подозреваемый заменить термином обвиняемый (!) и т.д. («Обвиняемый» в описательной части обвинительного заключения вводится только после формулировки предъявленного обвинения). Точность – универсальная характеристика, которая позволяет в частности речи юристов-международников выражать общепонятное отношение к тому или иному явлению в сфере международно-правовых отношений (особенно, если учитывать условия полиязычной среды).

Устойчивые языковые стандарты в официальной речи юристов-правоприменителей, обладая четкой семантикой, несут определенную функциональную нагрузку: экономя мыслительную энергию, они способствуют однозначному выражению мысли, об­легчают общение. В них все определено вплоть до лексического состава и порядка слов: предъявлено обвинение; виновность доказана; собраны доказательства; рассматривается уголовное дело; наступает ответственность; материалы дела подтверждают...

Юридические клише не производятся в речи, а воспроизводятся в ней. Так, слово «моральный» подсказывает, что дальше следует употребить «вред»; слово «явка» требует словоформы «с повинной»; «презумп­ция», как правило, не употребляется без слова «невиновности»; за словом «конфи­скация» следует только «имущества» и т.д. Не­смотря на то, что в некоторых из них слова употреблены в пе­реносном значении (поддерживать обвинение, вступить в дело), стилистического оттенка они не имеют.

С другой стороны, точности выражения мысли мешают высказывания, засоренные лишними словами и словосочетаниями (как правило, неуместно употребляемыми вводными конструкциями и частицами), что приводят к появлению таких примеров: Значит, существуют, в общем-то, будем говорить, расплывчатые доказательства, которые как бы мешают расследованию дела.

Одним из основных требований культуры (юридической) речи является ясность - умение говорить доступно, доходчиво о сложных вопросах. Речь становится неясной вследствие низкой культуры мышления. Вносить неясность могут местоимения, неправильный порядок слов, нарушение согласования и др.

Логичность. Мыслить и рассуждать логично - значит мыслить последовательно, доказательно и убедительно. Это необходимо помнить юристам, в т.ч. судебным ораторам, т.к. их речи требуют обоснованности выводов. Логичность на уровне целого текста создается композицией речи и рядом логических приемов.

Уместность. Это такой подбор языковых средств, который делает речь отвечающей целям и условиям общения (т.е. это умение построить речь соответственно теме, задаче, времени и месту).

Успешное выступление также зависит от знаний (компетенции) юриста, его профессионального опыта, (в некоторых случаях обоюдного желания вести разговор), свободного владения материалом, самообладания, выдержки, правильного внешнего выражения своих чувств.

Важно, что созданию экспрессивности служат языковые средства, с помощью которых оратор выражает эмоционально-волевое отношение к предмету речи и тем самым воздействует на эмоции. Однако каждое изобразительно-выразительное средство уместно в юридической речи в том случае, когда помогает усилить звучание аргумента, а также выразить важную, с точки зрения говорящего, мысль. Использование риторических приемов ради высокопарности речи снижает ее убедительность.

Чтобы создать эффект диалоговой речи используют следующие средства: риторический вопрос, восклицание, обращение, вопросно-ответный ход, введение чужой речи; фигуры, создающие эмоциональный контакт с адресатом. В течение выступления повторяйте наиболее важные положения, закрепляйте их в сознании собеседника (слушателей). Умело учитывайте состояние и запросы слушающих вас людей.

Роль современной юридической риторики не столько в том, чтобы все юристы освоили искусство речи, сколько в том, чтобы каждый из них скорректировал собственный опыт выступлений, научился избегать индивидуальных и типичных ошибок.

Таким образом, общая практика овладения навыками правильного говорения в рамках профессионального ораторского мастерства постепенно становится неотъемлемой составляющей подготовки будущих специалистов в области юриспруденции. Мы показали, что язык, язык права в частности, занимает особое место в профессиональной деятельности юриста, независимо от того, где она протекает: ведет ли юрист деловую беседу или защищает права подсудимых и др. Противоречие состоит в том, что существует явственная необходимость в организации качественной, профессионально значимой речевой подготовки будущих специалистов в сфере права с отсылкой на целостную и в то же время специализированную, методически обоснованную систему, подготовки юристов-студентов высших учебных заведений Республики Беларусь.

Литература:

  1. Губаева, Т.В. Язык и право: искусство владения словом в профессиональной юридической деятельности./ Т.В. Губаева. - М.: Норма, 2007. - 160с.

  2. Ивакина, Н.Н. Профессиональная речь юриста./ Н.Н. Ивакина. - М.: Норма, 2010. - 448с.

  3. Шепелев, А.Н. Язык права как самостоятельный функциональный стиль: дис. / А.Н. Шепелев. - к.ю.н.. - Тамбов, 2002. - 217с.

3 место:

Демократические реформы на острове Хиос в Vl в. до н.э.

Социальная опора реформ.

Сапега А.Н., студ.I к.,

научный руководитель - Ковкель Н.Ф., к. ю. н., доцент

Древнегреческие рабовладельческие полисы на протяжении всего периода своего развития отличались друг от друга в политическом, экономическом, социальном и, конечно, правовом аспектах. Особое место среди древнегреческих полисов занимал Хиос, имеющий свои определенные особенности в некоторых сферах жизнедеятельности.

Хиос стал одним из первых полисов в Ионии, где были проведены демократические реформы, закрепленные в ретре [3, с.94-95]. В современности не существует единого подхода к дате, причинам, поводу установления реформ в Хиосе. Это обстоятельство создаёт поле для новых гипотез и придает данной теме актуальность. Исследование процесса реформирования на острове может позволить глубже познать социальную структуру ионийских полисов, раскрыть общие и специфические черты, сравнить тенденции с континентальной Грецией. Данные выводы могут разрешить споры в вопросах развития архаической Ионии и обогатить образовательный процесс по историческим и правовым дисциплинам.

Исходя из содержания текста ретры, часть которой дошла до наших дней, необходимо утверждать о серьезных демократических преобразованиях и изменениях среди населения полиса[1, с. 325-328]. На основе этих данных следует сделать вывод о том, что толчком преобразований в общественном устройстве хиосского полиса стали движение и активная борьба за свои права демоса. Ретра не имела большого объема (только 32 строки), однако, согласно ей, расширялись полномочия совета, за которым теперь было закреплена необходимость контроля над должностными лицами, а также гражданину хиосского полиса предоставлялось право апелляции в совет в случае злоупотреблений в поступках должностных лиц, что являлось значительным шагом в расширении прав демоса.

Каким же образом демос добился определенных прав для себя: путем эволюции или же более активными действиями? Однозначного ответа нет. Следует предположить, что такого рода нормы, имеющие, безусловно, демократичный характер, не могли быть закреплены без наличия серьезного социального противоречия. Учитывая тот факт, что в Хиосе существовала тирания до VI в. до н.э., социальный взрыв вполне мог состояться. Тем более логично будет предположить, что землевладельческая верхушка, обладающая значительным влиянием и средствами, недоброжелательно относилась к расширению прав демоса, а фактически своему ослаблению.

Социальной опорой реформ можно считать демос, но острую полемику вызывает вопрос роли рабов в реформах в хиосском полисе [2]. Хиос во многих древнегреческих источниках называли крупнейшим центром работорговли, жители этого полиса стали первыми в древнегреческом мире приобретать рабов-варваров и, следовательно, количество рабов на Хиосе было огромно, вполне возможно, что в несколько раз превышающее количество свободных. В труде Афинея описывается восстание рабов под предводительством Дримака, которое стало широко известным событием. Некоторые исследователи связывают это восстание с принятием ретр, однако данное событие изложено только лишь в труде Нимфадора из Сиракуз, а как показывает современный анализ рассказа сицилийца, данный источник является достаточно ненадежным из-за чрезмерного окрашивания событий и содержания элементов легенды. Стоит согласиться с той точкой зрения, которая считает восстание рабов на Хиосе событием, произошедшем на несколько веков позднее.

Существует точка зрения, которая утверждает, что некоторые нормы из хиосских ретр использовал в будущем Солон, однако логично будет с ней не согласиться, ибо существует несоответствия с датировкой создания законов и потом, Хиос по сравнению с Афинами всегда являлся второстепенным полисом и сомнительно то, что имел возможность хоть как-то на них влиять. Однако не стоит приуменьшать роль демократических реформ на Хиосе, ведь в древнегреческих источниках хиосский строй был примером социальной гармонии и общественного взаимопонимания. Таким образом, можно небезосновательно утверждать, что демократические преобразования на Хиосе являются важной вехой в истории развития полисной системы и государственности вообще.

Литература:

  1. Лаптева, М.Ю. У истоков древнегреческой цивилизации: Иония XI—VI вв. до н. э. / М. Ю. Лаптева. - Санкт-Петербург: Гуманитарная академия, 2009. - 508, [3] с

  2. Шишова, И.А. Античная традиция о дримаке. [Электронный ресурс]. – 2008. Режим доступа: /publik/article.htm?a=1269362419 – Дата доступа: 31.03.2011.

  3. Яйленко, В.П. Архаическая Греция и Ближний Восток/АН СССР, Ин-т всеобщ. истории. – М.: Наука, 1990. – 270 с.

СЕКЦИЯ «СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ»

1 место:

Развитие аутсорсинга в мировой экономике

Беленькая Я., студ.3 к.,

научный руководитель – Ковшар Е.А., старший преподаватель

Современные тенденции мировой экономики, такие как глобализация, информатизация, усиление конкуренции на фоне ограниченности стратегических ресурсов, диктуют особые условия для участников экономических отношений. Как на национальном, так и на международном уровне, субъекты рынка стремятся добиться максимальной эффективности своей деятельности. Успешность экономических агентов на рынке обусловливается их способностью адаптироваться к быстро меняющимся условиям внешней среды за счет применения оптимизационных схем и внедрения инноваций. Одним из актуальных способов повышения эффективности экономической деятельности является аутсорсинг.

В дословном переводе с английского языка аутсорсинг означает «использование вне­шних ресурсов» «outside resource using».

Под аутсорсингом понимают выполнение отдельных функций (производственных, сервисных, информационных, финансовых, управленческих и прочих) или бизнес-процессов (организационных, финансово-экономических, производственно-технологических, маркетинговых) внешней организацией, располагающей необходимыми для этого ресурсами, на основе долгосрочного соглашения.

Концепция аутсорсинга сводится к трем основным принципам:

каждый должен заниматься своим делом и иметь возможность сконцентрироваться только на нем;

решение сопутствующих задач нужно поручить тому, кто спра­вится с ними лучше;

такое распределение работы экономит средства заказчика и прино­сит доход исполнителю.

Сегодня аутсорсинг стал неотъемлемой частью бизнес-процессов, которые происходят в ключевых отраслях экономики, играет все большую роль как в мировой, так в российской и белорусской практике.

Ежегодный прирост числа сделок в сфере международного аутсорсинга в 2005−2008 гг. составил около 30%.

Установлено, что на мировом рынке лидерами в потреблении услуг аутсорсинга являются США, Западная Европа и Япония. Наибольшая концентрация поставщиков аутсорсинговых услуг наблюдается в странах Юго-Восточной Азии и Центральной и Восточной Европы.

Среди современных тенденций развития аутсорсинга на мировом рынке можно выделить высокий динамизм развития, активное вовлечение хозяйствующих субъектов все новых стран, глокализацию, нарастающую конкуренцию.

Важно подчеркнуть, что ИТ-аутсорсинг находит применение гораздо чаще других видов аутсорсинга. В 2009 году на долю ИТ-аутсорсинга пришлось 42% всех мировых затрат на ИТ-услуги. По итогам 2008 года, объем мирового рынка ИТ-аутсорсинга составил 199,6 млрд. долл. (общий объем рынка аутсорсинга составил 310 млрд. долл.). При исследовании географии мирового рынка аутсорсинга ИТ-услуг, в качестве лидеров обозначены Индия (доля на мировом рынке по состоянию на 2009 год − 44,8%) и Китай (доля на мировом рынке по состоянию на 2009 год – 25,9%).

В целом в 2010 году мировой рынок аутсорсинга достаточно быстро восстановился после небольшого падения в связи с финансово-экономическим кризисом.

Рынок аутсорсинга в России находится на начальном этапе, но демонстрирует положительные сдвиги. Наиболее востребованным для российских компаний является международный аутсорсинг информационных технологий и производственно-хозяйственных функций. К наиболее значимым положительным последствиям передачи процессов/ функций на аутсорсинг российские компании относят снижение затрат, возможность сосредоточения на основном бизнесе, повышение качества, снижение рисков, повышение конкурентоспособности, а к отрицательным – высокие издержки на поиск контрагентов и угрозу безопасности компаний.

В Беларуси аутсорсинг пока еще не получил такого мощного развития, как в остальном мире. Несмотря на это достаточно высокая оценка потенциала Республики Беларусь со стороны независимых экспертов свидетельствуют о перспективности участия нашей страны в международной торговле услугами аутсорсинга.

Активно развивается рынок ИТ-аутсорсинга. Беларусь входит в пятёрку стран Восточной Европы по объёмам аутсорсинга, уступая по этому показателю в основном только гораздо большим по количеству населения странам.

В заключение следует отметить, что сейчас не только международный рынок аутсорсинговых услуг, но российский и белорусский неуклонно растет и расширяется. Можно предположить, что деловой мир всего через несколько лет будет выглядеть не как обособленные крупные компании, замкнутые в себе и имеющие всего несколько внешних связей, но как скопление небольших предприятий и фирм, связанных между собой сетью взаимных услуг. Возможно, аутсорсинг сделает мир лучше, ведение дел – удобнее, а возможности бизнеса – шире.

СЕКЦИЯ «НАЦИОНАЛЬНЫЕ ЭКОНОМИКИ В СИСТЕМЕ МИРОВОГО ХОЗЯЙСТВА»

1 место:

Венчурное инвестирование в Республике Беларусь: состояние и направления развития

Ремнёв Степан, студ. 3 к.,

науч. рук. – Кирвель Ольга Чеславовна, к.э.н., доцент

В наиболее упрощенном виде венчурное инвестирование – это предоставление средств на долгий срок молодым компаниям, находящимся на ранних стадиях развития, в обмен на долю в этих компаниях [1, с. 8]. Венчурный капитал представляет собой финансовое звено инновационной инфраструктуры, объединяющее носителей капитала и носителей технологии. Среди участников системы венчурного инвестирования особое место занимает государство. Оно не только может выступать в качестве венчурного инвестора, но и задавать правила игры для всех остальных участников системы.

На данный момент основным источником финансирования инноваций, в том числе рисковых проектов, для белорусских предприятий являются их собственные средства. В то же время венчурное инвестирование могло бы решить данную проблему. В мировой практике оно признано одним из самых эффективных механизмов ускорения инновационных процессов, так как предполагает финансирование высокорисковых проектов посредством прямых инвестиций в малые предприятия, в том числе инновационные [2, с. 90].

В Беларуси существует ряд серьезных проблем, связанных с развитием венчурной деятельности, среди которых С.А. Егоров еще в 2007 г. выделил следующие: неразвитость малого предпринимательства в целом, инновационного предпринимательства в частности; неразвитость фондового рынка; отсутствие инновационных менеджеров; снижение уровня наукоемкости ВВП; снижение доли высокотехнологичного экспорта [3, с. 62].

Несмотря на проводимые в последние годы реформы, данные проблемы все еще решены не до конца. Так в интервью газете "Белорусы и рынок" в начале марта 2011 г. представитель ГКНТ Игорь Войтов выделил следующие проблемы [4]:

отсутствие возможности использовать традиционные для западных стран источники формирования венчурных средств, например, пенсионные и страховые фонды;

недостаточно хорошая работа системы защиты интеллектуальной собственности;

довольно низкий уровень инвестиционной культуры отечественных предпринимателей;

недостаточная защищенность имущественных прав инвесторов.

Но главной проблемой И. Войтов назвал недостаток опыта белорусских специалистов в области венчурного финансирования.

Для решения многочисленных проблем, связанных с институциональными и экономическими условиями осуществления венчурной деятельности в Беларуси разработана концепция Государственной программы инновационного развития Республики Беларусь на 2011-2015 гг. На реализацию 259 проектов планируется затратить около 44 трлн белорусских рублей (5% ВВП ежегодно), что примерно в 2,5 раза превысит объем финансирования аналогичной программы 2007-2010 гг. [2, с. 87].

Также среди возможных государственных мер, которые могли бы ускорить формирование системы венчурного финансирования в Республике Беларусь И. Войтов назвал следующие:

разработка приемлемых для большинства специалистов методов прогноза эффекта от инноваций, что могло бы увеличить число проектов, соответствующих требованиям, общепринятым в среде венчурных инвесторов;

развитие информационной среды, позволяющей малым инновационным предприятиям и инвесторам находить друг друга, а также стимулировать кооперационные связи между малыми и крупными предприятиями;

содействие повышению образования в области венчурной деятельности путем обучения специалистов в соответствующих бизнес-школах и университетах;

воспитание венчурной культуры среди предпринимателей в малом и среднем бизнесе, с тем, чтобы они привлекали рисковый капитал под перспективные проекты вместо того, чтобы полагаться на внутреннее финансирование или получение кредитов;

создание механизмов финансовой поддержки в форме целевых грантов или налоговых льгот на реализацию проектов на этапе идей или промышленных образцов, когда перспективы получения коммерческих кредитов или венчурного финансирования не определены [4].

Таким образом, рассмотренные выше аспекты развития венчурной деятельности в республике свидетельствуют о сложности и противоречивости протекания инновационных и инвестиционных процессов в Беларуси. Но, несмотря на многочисленные проблемы в данной сфере, инновации являются основным фактором успешного развития белорусской экономики. Поэтому необходимо осваивать и применять на практике современные методы и механизмы финансирования новых технологических решений, такие как венчурное инвестирование, и тем самым способствовать реализации высокоэффективных инновационных проектов.

Литература:

  1. Каширин, А.И. Венчурное инвестирование в России / А.И. Каширин, А.С. Семенов. – Москва : Вершина, 2007. – 330 с.

  2. Яковлева, Н.А. Финансовые аспекты современной инновационной деятельности в Республике Беларусь / Н.А. Яковлева // Экономика и управление. – 2010. – N 4 – С. 87-91.

  3. Егоров, С.А. Институциональные условия развития венчурной деятельности в Республике Беларусь / С.А. Егоров // Подготовка специалистов в области инновационной деятельности: состояние и перспективы : материалы Междунар. науч.-практ. семинара (27-28 сент. 2007 г.) / [под ред. Е.В. Гуриной]. – Минск, 2007. – С. 61-63.

  4. Сержанович А. Риск как путь к развитию / А. Сержанович // Белорусы и рынок. – 2011. – 28 февр.- 6 марта. – С. 3.

3 место:

Внешний долг и экономическая безопасность Республики Беларусь

Гурецкая Е., студ. 2 к.,

научный руководитель — Семак Е. А., к. э. н., доцент

Республика Беларусь имеет стойкое отрицательное сальдо счета текущих операций платежного баланса. В связи с активным привлечением иностранных кредитов для балансирования текущего счета внешний долг республики становится значительной проблемой. С 2006 г. наблюдается тенденция более высокого роста валового внешнего долга РБ, по сравнению с предыдущими периодами. Если показатель внешнего долга за 2006 г. принять за 100%, то внешний долг Беларуси на 1 января 2011 г. составил 373%, или $ 28 512,1 млн.

Из данных, представленных в таблице 1, видно, что в Республике Беларусь существуют проблемы с ликвидностью, платежеспособностью (что характеризуется отношением обслуживания внешнего долга к экспорту и отношением международных резервов к краткосрочному кредиту), а также с чрезмерным накоплением краткосрочного долга. Большой разрыв по многим пунктам в количественных показателях на 01.01.2009 и 01.01.2010 свидетельствует о нарастающих проблемах экономической безопасности страны в рамках внешнего долга, требующих принятия своевременных мер.

Индикаторы же устойчивости внешнего государственного долга пока не превышают пороговых значений, что может означать, что указанные выше проблемы, относятся к банковскому и корпоративному секторам. Поэтому на современном этапе стоит отметить актуальность регулирования корпоративной внешней задолженности.

Таблица 1Динамика индикаторов устойчивости валового внешнего долга Республики Беларусь

Пороговые значения на дату

ВВД/ВВП

ВВД/Э

Обслуживание ВВД/Э

Доля краткосрочного долга в общем объеме ВВД

Резервы / краткосрочный долг

Не более 50%

Не более 150%

Не более 15%

Не более 50%

Не менее 130%

01.01.2001

16

27,4

9

58,6

29,1

01.01.2002

24,2

35,1

7,6

62,6

19,3

01.01.2003

26,7

41,9

7,1

63,7

19,2

01.01.2004

23,5

36,1

13,7

66,2

18

01.01.2005

21,3

31,5

11,7

77,8

20,1

01.01.2006

17

28,2

12,4

71,2

35,5

01.01.2007

18,5

30,8

16,6

69,8

28,9

01.01.2008

27,6

45,2

14,4

63,0

53,2

01.01.2009

24,9

41,0

17,4

54,6

37,0

01.01.2010

44,8

88,7

23,4

44,7

57,3

01.01.2011

52.2

95,6

17,3

44,9

39,3

Примечание – Источник: собственная разработка на основе данных НБРБ [2].

В соответствии с прогнозом, опубликованным в докладе персонала МВФ по итогам работы миссии в Минске в период с 25 января по 4 февраля, валовой внешний долг Беларуси в среднесрочной перспективе продолжит расти и составит в 2011 г. 57,3% ВВП, в 2013 г. -67,3% ВВП, в 2016 г. - 74,5% ВВП.

В 2013 г. эксперты предполагают также рост внешнего госдолга до 27,3% ВВП, в 2016 г. - до 29% ВВП. Между тем, они ожидают и рост золотовалютных резервов Беларуси: в 2011 г. - $6,2 млрд., в 2013 г. - $7,3 млрд., в 2016 г. - $9,1 млрд.

Можно предложить следующие меры по устранению угроз экономической безопасности нашей республики, связанных с внешним долгом:

размещение евробондов;

ужесточение контроля над состоянием внешнего долга страны;

повышение доходности бюджета от внешнеэкономической деятельности, как по экспорту, так и по импорту;

стимулирование притока иностранных инвестиций, их использование в интересах развития экономики с учетом разрабатываемой структурной и промышленной политики;

сбалансирование бюджета;

увеличение золотовалютных резервов страны;

координация работы всех ведомств, в том числе действий Правительства РБ и Национального Банка Беларуси по управлению внешним долгом.

Литература:

  1. Интернет-портал International Monetary Fund [Электронный ресурс]. / Republic of Belarus: 2011 Article IV Consultation-Staff Report; Staff Supplement; and Public Information Notice on the Executive Board Discussion. – 2011. – Режим доступа: /external/pubs/ft/scr/2011/cr1166.pdf. – Дата доступа: 12.04.2011.

  2. Маркусенко, М. Внешний долг Беларуси: тенденции и перспективы / М. Маркусенко // Финансовый директор. – 2010. – № 6 (90) – С. 6–10.

  3. Национальный Интернет-портал Республики Беларусь [Электронный ресурс]. / Национальный банк Республики Беларусь / Валовой внешний долг Республики Беларусь. – Режим доступа: http://www.nbrb.by/statistics/ExternalDebt/. – Дата доступа: 12.04.2011.

СЕКЦИЯ «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ»

1 место:

Состояние и перспективы развития мирового рынка услуг

Зыкова Д., студ. 3 к.,

научный руководитель – Климович Л.А., к. эк. н., доцент

Динамика сферы услуг складывалась при довольно заметных отраслевых различиях в ее темпах, что порождало непрерывные изменения в общей структуре, заметно ускорившиеся в последней четверти прошлого века.

Рынок услуг - сфера обращения или совокупность актов купли-продажи различных видов деятельности, удовлетворяющие потребности отдельного человека, группы людей, организаций.

Доля услуг в ВВП развитых стран колеблется в пределах 65-90%. Безусловными лидерами являются страны европейского региона (71,6% в 2008г.) и Северной Америки (62,8% в 2008 г.). Что касается Азии и Африки, то, можно сказать, что такие показатели (48,3% и 42,3% в 2008 году, соответственно) отражают недостаточную эффективность экономического развития некоторых стран, что сказывается в целом на регионе. В целом в мировом ВВП наблюдается сокращение доли услуг.

Однако, несмотря на незначительное снижение доли услуг в ВВП, в настоящее время существуют причины, обуславливающие ее рост во многих странах и регионах.

Итак, причины, стимулирующие быстрый рост мирового рынка услуг, следующие:

- высокий уровень жизни, повышающие спрос на услуги;

- развитие всех видов транспорта, стимулирующих международную мобильность, как предпринимателей, так и населения;

- новые формы связи, позволяющие заменить личные контакты продавцов и покупателей;

- ускорившийся процесс расширения и углубления международного разделения труда, ведущий к образованию новых видов деятельности, прежде всего, в непроизводственной сфере.

Можно сделать вывод о том, что сфера услуг значительно преобладает над производством, что в свою очередь является мощным толчком для развития любой специализирующейся на ней экономике.

В последние два десятилетия на мировом рынке услуг четко проявились следующие тенденции в развитии его отдельных сегментов:

- Снизилась доля фрахта и других транспортных услуг (с 21,9% в 1990-х годах до 18,7% в 2009 г.), что связано с уменьшением удельного веса сырья в международной торговле.

- Увеличилась доля туризма в экспорте услуг, что обусловлено ростом доходов населения, совершенствованием транспортных средств, развитием инфраструктуры туризма (с 43,2% до 65% в 2000-2010 гг.).

- Наблюдается рост информационных и компьютерных услуг, что является результатом инновационной деятельности в этой сфере.

- По темпам абсолютного роста и по значимости в общем объеме мирового экспорта услуг основным (44,7%) и наиболее динамично развивающимся стал сегмент «особые частные услуги, куда входят финансовые, страховые, аудиторские, консалтинговые и прочие услуги».

С каждым годом значимость международного рынка услуг растет. Особое место и значительную долю в этой сфере занимают транспортные и деловые услуги, но наблюдается такая особенность, что место деловых услуг в общей доли мировых услуг займут туристические услуги и поездки. В структуре мирового рынка услуг происходят значительные изменения, также прямо пропорционально изменяется и динамика данной сферы. Все это связано с глобализационными процессами в экономике. Данный факт подтверждается рядом факторов. В целом, рынок услуг развивается весьма динамично и толчком к этому является НТП, Интернет и глобализация.

3 место:

Мировой опыт формирования и основные тенденции развития рынков ценных бумаг

Маркварде А.Ю., студ. 2 к. БГУ,

науч. рук. Семак Е.А., к.э.н., доцент

Одна из особенностей мировой экономики в конце CC– начале CI веков - возрастание роли рынка ценных бумаг, который приобрел ведущее значение в системе финансовых рынков. В настоящее время в ценных бумагах воплощена большая часть финансовых активов развитых стран мира.

Различают две модели фондовых рынков. Американская модель - биржевой рынок с доминированием небанковских инвесторов и упором на операции с корпоративными акциями. Европейско-континентальная (германская) модель - банковский рынок, с доминированием на нем кредитных учреждений и упором в основном на операции с государственными ценными бумагами.

Ряд исследователей (Levine and Zervos и Demirguec-Kunt и Levine) показывают, что не существует жесткой связи между типом финансовой системы и темпом экономического роста. Также Barth, Caprio and Levine провели сравнительный анализ деятельности банков в более чем 60 странах и выявили, что строгие ограничения деятельности банков, вовсе не благотворны, а довольно пагубны. 1

Тенденции развития мировых фондовых рынков следующие:

  • конвергенция американской и германской модели в смешанную;

  • интернационализация и глобализация рынка;

  • универсализация банков;

  • слияние и поглощение финансовых учреждений;

  • объединение фондовых бирж;

  • концентрация и централизация капиталов;

  • взаимопроникновение в другие рынки капиталов;

  • секьюритизация;

  • повышение уровня организованности и усиление государственного контроля;

  • либерализация и демократизация госрегулирования рынка. 2

Принципиально важное изменение мирового фондового пространства состоит в том, что, начиная с 80-х годов прошлого века, на нем постоянно возрастает доля рынков развивающихся стран. К концу XX века доля «нарождающихся» фондовых рынков (т.е. рынков развивающихся и стран с переходной экономикой) в мировой капитализации составляла уже около 10% с тенденцией к дальнейшему росту по сравнению с 3-4% в начале 80-х годов. 3

Рынок ценных бумаг Республики Беларусь находится на начальном этапе своего формирования в среде развивающихся рынков, насчитывая в настоящее время менее двух десятилетий. Важнейшая проблема на современном этапе развития рынка ценных бумаг в Республике Беларусь – его отставание от динамики экономического роста, потребностей формирования внутренних инвестиционных ресурсов и их перераспределения в реальный сектор экономики. Исходя из мировых тенденций развития фондовых рынков, можно предложить следующие мероприятия по развитию фондового рынка в Беларуси:

  • применение различных стимулирующих методов, таких, как налоговые льготы для инвесторов, бюджетная поддержка при развитии стратегических направлений экономики и тому подобное.

  • совершенствование нормативной базы, в том числе в направлении снижения административных барьеров, связанных с обеспечением механизма функционирования рынка и укрепления доверия к нему со стороны инвесторов.

  • в долгосрочной перспективе обеспечить вхождение белорусских эмитентов на международные финансовые рынки, включая осуществление размещения акций и облигаций белорусских эмитентов на данных рынках

  • формирование системы институтов долгосрочных накоплений (институциональных инвесторов: инвестиционных, пенсионных фондов) как наиболее значимых и ресурсоемких участников фондового рынка.

  • оптимизацию доли государства в акционерном капитале предприятий с целью повышения эффективности управления этими активами.

  • осуществить формирование механизма секъюритизации банковских активов (кредитов), предусматривающего их трансформацию в ликвидную форму через эмиссию ценных бумаг (облигаций). 4

Литература:

1. Stock Market, Banks and Economic Growth / Levine Ross, Zervis Sara. // American Economic Review. – 1998. –№ 88.

2. Рубцов, Б.Б. Тенденции развития мировых фондовых рынков / Б.Б. Рубцов // Мировой фондовый рынок и интересы России / Смыслов Д.В. [и др.]; под ред. Д.В. Смыслова – Москва: ИМЭМО РАН. – 2003.

3. S&P: в 2007 году развивающиеся рынки выросли больше, чем развитые / Бабанина Е. // K2Kapital [Электронный ресурс]. – 2001. – Режим доступа: /weekly/report/26617/. – Дата доступа: 15.03.2011.

4. Белорусский фондовый рынок. Теория или реальность? / Аналитика // Infobank.by [Электронный ресурс]. – 2008. – Режим доступа: bank.by/803/Default.aspx. – Дата доступа: 15.03.2011.

СЕКЦИЯ «ТАМОЖЕННОЕ ДЕЛО»

1 место:

Кинологическая служба Республики Беларусь: современное состояние и перспективы развития

К. О. Сергиеня (студ. 3 к.),

В. А. Острога (кандидат ист. наук), БГУ

Проблематика. Данная работа направлена на исследование кинологической службы таможенных органов Республики Беларусь, созданная в целях повышения эффективности деятельности таможенных органов по пресечению незаконного перемещения наркотических средств и психотропных веществ через таможенную территорию белорусского государства.

Цель работы. Определить современное состояние и перспективы развития кинологической службы таможенных органов Республики Беларусь.

Объект исследования. Деятельность специально подготовленных собак по выявлению контрабанды наркотических средств и психотропных веществ в таможнях, расположенных на потенциально опасных направлениях.

Использованные методики. Анализ проблемных областей развития таможенной кинологической службы, синтез, сравнение и метод статистического анализа.

Научная новизна. Белорусская таможенная кинологическая служба призвана стать реальным подспорьем в охране экономических интересов государства. Для того чтобы избежать ошибок, необходимо, прежде чем принимать меры по ее дальнейшему развитию, провести глубокий анализ ее современного состояния, а также оценить имеющиеся для ее развития возможности. В данном контексте приоритетным является решение проблем подбора сотрудников для отделов кинологической службы, выбора и подготовки служебных собак, а также устранение пробелов в области нормативного регулирования кинологической деятельности.

Полученные научные результаты и выводы. Кинологическая служба таможенных органов эффективно выполняет свои задачи, используя отечественный опыт иных правоохранительных органов, а равно опыт зарубежных кинологических служб. Важным шагом на пути к созданию самостоятельной кинологической службы таможенных органов должны стать: разработка нормативных документов, регулирующих порядок применения розыскных собак при осуществлении таможенного контроля; строительство собственного кинологического центра; организация целенаправленного разведения собак, обладающих требуемыми качествами; углубление международного сотрудничества.

Практическое применение полученных результатов. Опыт таможенной кинологической службы используется для расширения областей применения служебных собак, в частности поиска взрывчатых веществ и пресечения незаконного перемещения товаров подакцизной группы.

2 место:

Механизм реализации положений, регламентируемых Конвенцией СИТЕС, в рамках Программы «Зелёная таможня»

К.Н. Роговец (студ. 3 к.), В.В.Ляховский (канд. ист. наук), БГУ

Проблематика. Данная работа направлена на изучение механизма, при помощи которого реализуются положения, регламентируемые Конвенцией СИТЕС, в рамках Программы «Зелёная таможня». Данная природоохранная тематика имеет ряд особенностей, которым при исследовании поднимаемых вопросов было уделено особое внимание.

Цель работы. Охарактеризовать работу механизма реализации положений, регламентируемых Конвенцией СИТЕС, его составные части, а также способ, при помощи которого данные части связываются между собой в единое целое.

Объект исследования. Работа механизма реализации положений Конвенции СИТЕС, способы их имплементации в рамках Программы «Зелёная таможня», принципы, на которых базируется работа механизма Конвенции СИТЕС.

Использованные методики. Метод сравнения, сопоставление и метод статистического анализа.

Научная новизна. Ввиду того, что Программа «Зелёная таможня» была запущена сравнительно недавно, то данная тематика отличается своей новизной и актуальностью, а вопросы, связанные с реализацией положений Конвенции СИТЕС с каждым годом приобретают всё большую важность, поскольку их решение является первостепенной задачей мирового сообщества. На сегодняшний день требуется нахождение практических способов, которые позволили бы решить задачи, поставленные перед Конвенцией СИТЕС, с наименьшими материальными затратами в кротчайшие сроки.

Полученные научные результаты и выводы. В современном мире положения, регламентируемые Конвенцией СИТЕС нашли поддержку среди многих государств, отличающихся между собой как по уровню своего экономического развития, так и по географическому положению. При этом высокий уровень работы специалистов, занятых в области реализации положений Конвенции СИТЕС, не вызывает никаких сомнений и заслуживает высочайших оценок со стороны многих международных организаций и мирового сообщества в целом.

Практическое применение полученных результатов. Данная работа направлена не только на рассмотрение теоретических аспектов, связанных с реализацией положений, регламентируемых Конвенцией СИТЕС, но и на практическую сторону рассматриваемых вопросов. Так, кроме того, что была дана оценка работе механизма Конвенции СИТЕС в целом, были предложены, которое позволят в будущем достичь ещё больших результатов в данной области.

3 место:

Таможенные аспекты деятельности БАМАП

Н.С. Черкасс, 3 к, БГУ

Проблематика. Данная работа направлена на анализ таможенных аспектов деятельности Белорусской ассоциации международных автомобильных перевозчиков (БАМАП), т.к. интеграционные процессы предусматривают создание условий для свободного перемещения товаров, услуг, капиталов и т.д.

Цель работы. Проанализировать деятельность БАМАП, связанную с выполнением условий Таможенной конвенции о международной перевозке грузов с использованием книжки МДП 1975 г.

Объект исследования. Отношения в области международных автомобильных перевозок.

Использованные методики. Анализ, синтез, сопоставление.

Научная новизна. Географическое положение Республики Беларусь в центре Европы предопределяет ее транспортную политику, а стабильная и эффективная работа транспорта отражается на экономическом развитии страны. Перевозка транзитных грузов стала важным источником экспорта услуг и валютных поступлений в бюджет, что и относится к деятельности Ассоциации БАМАП.

Полученные научные результаты и выводы. Республика Беларусь имеет все предпосылки стать масштабным транспортно-логистическим международным центром. Она не просто связывает Запад с Востоком и Север с Югом транспортными путями, но и становится региональным узлом по обслуживанию потоков транзитных грузов. С осуществлением данных задач справляется Ассоциация БАМАП, которая совершенствует оказываемые в транспортной сфере услуги, повышает квалификацию водителей-«международников».

Практическое применение полученных результатов. Следует отметить то, что необходимо постоянно проводить конкурсы профессионального мастерства водителей-«международников» по процедуре МДП, т.к. на основании результатов конкурсов, а также проводимых после них семинаров, определяются навыки управления автопоездами и знание водителями положений Конвенции МДП. Таким образом, обучение водителей магистральных автопоездов осуществляется по программе, нацеленной не только на приобретение теоретических знаний, но и на закрепление практических навыков. Повышение эффективности работы международных перевозчиков и снижение потерь от простоев транспортных средств заключаются в объединении усилий экспортеров и импортеров товаров, таможенных агентов, автотранспортных и экспедиторских организаций для использования информационных технологий предварительного электронного информирования (ЭПИ) таможенных органов и проекта Международного союза автомобильного транспорта TIR-EPD по предварительному электронному декларированию.

Секция «ГЕОГРАФИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ТуризмА»

1 место:

Организация туризма в студенческой среде

Семенова Е. Д., студ. 2 к.,

научный руководитель Мозговая О. С., ст. пр.

Организация отдыха людей разных возрастных категорий имеет свои особенности. Студенческий туризм тяготеет к самодеятельной форме организации. Главными причинами тому, с одной стороны, является желание минимизировать финансовые издержки, связанные с отдыхом, с другой – стремление к независимости, самостоятельности и оригинальности. Организации групповых молодежных путешествий в обход коммерческих организаций во многом способствуют туристические клубы при Вузах. Не секрет, что существование таких клубов зависит от энтузиазма участников. В этом отношении студенты специальностей, связанных с менеджментом в сфере туризма, наиболее мотивированы участвовать в работе туристических клубов. Для них туризм – это не только отдых, но и практика прикладных навыков, необходимых для будущей профессиональной деятельности.

Свой туристический клуб действует и на кафедре международного туризма факультета международных отношений БГУ. Клуб организовывает на факультете несколько видов туристических поездок:

  • поездки, организованные при поддержке со стороны туристических компаний (в данном случае участие туристического клуба ограничивается набором группы);

  • поездки, организованные клубом самостоятельно.

В зависимости от сложности задуманного маршрута следует комбинировать оба упомянутых подхода. Однако второй вариант позволяет проявить большую креативность и имеет дополнительное преимущество в форме многосторонней практики прикладных профильных навыков.

Самостоятельно организуются в основном пешеходные экскурсии либо поездки небольшой дальности, не требующие привлечения собственного транспорта. В настоящее время туристический клуб уже разработал и апробировал несколько самодеятельных поездок более сложных по содержанию и более продолжительных по времени и километражу. В основу их организации положен принцип разделения труда и ответственности. За участниками клуба закрепляются разнообразные индивидуальные задания, такие, как поиск транспорта и подсчет километража, контроль набора группы, подготовка путевой информации и самого текста экскурсии.

Следует отметить, что туристический клуб кафедры международного туризма использует свой потенциал в популяризации самодеятельного студенческого туризма не в полной мере. Необходимым условием совершенствования работы туристического клуба является разработка базовой маркетинговой стратегии его развития. В ее основу должны лечь, в первую очередь, анализ целевой аудитории и разработка туристического продукта, отвечающего ее требованиям, во-вторых – стратегия совершенствования системы коммуникаций по средствам разработки собственного сайта и групп клуба в социальных сетях. Также не меньшее значение имеет развитие коммуникаций с туристическими клубами БГУ и других Вузов.

Задачи, которые ставит перед собой туристический клуб кафедры международного туризма факультета международных отношений, по своей сути являются типовыми, и поэтому предложения по их решению будут актуальны для любого студенческого туристического клуба на пути к самосовершенствованию. В таком случае, сама стратегия развития куба и итоги ее реализации могут послужить методологической основой и руководством к действию при подготовке аналогичных стратегий клубами других факультетов и Вузов. Таким образом, туристический клуб кафедры международного туризма имеет возможность оказать реальное содействие развитию самодеятельного студенческого туризма в Республике Беларусь.

2 место:



Выставки и ярмарки в маркетинге туристического предприятия

Герасимович А.С., студ. II к. БГУ,

науч. рук. Мозговая О. С., старший преподаватель

Участие в выставках и ярмарках является действенным средством коммуникационной политики в международном маркетинге, стимулирующем продажи товаров и услуг на зарубежных рынках, эффективным методом в конкурентной борьбе. Однако предприятию следует помнить, что участие в торговых ярмарках и выставках всегда сопряжено со значительными расходами, которые могут быть осуществлены впустую. Ведь на ярмарке или выставке наиболее опасны для вас ваши собственные ошибки и менее – ваши конкуренты. Автор заинтересовался новизной и актуальностью данной тематики в сфере услуг (и туризма в частности) и провел исследование на примере туристического предприятия ОДО «Колорлэнд», которое функционировало на момент написания статьи уже 14 лет на рынке туристических услуг и неоднократно участвовало в различных выставках и ярмарках.

Прежде всего, нужно четко определить цели, которые фирма ставит перед собой, участвуя в выставке. Туристическая фирма ОДО «Колорлэнд» поставила следующие цели:

  • Демонстрацию продукции, представление новых товаров (услуг);

  • Продвижение торговой марки, улучшение имиджа фирмы;

  • Изучение рынков сбыта, формирование дилерской сети (агенты и субагенты);

  • Рекламу фирмы;

  • Непосредственный сбыт продукции;

  • Изучение продукции и стратегии конкурентов.

  • Расширение клиентской базы

  • Изучение спроса и лояльности клиентов путем проведения анкетирования потребителей

Участвуя в работе ярмарки или выставки, каждая фирма хочет использовать конкретные мероприятия для достижения своей главной цели - обеспечения эффективной предпринимательской деятельности в долгосрочной перспективе. Этой цели и ее достижению должны быть подчинены цели более низкого уровня, в частности цели реализации маркетинга. Последними, например, являются:

  • обеспечение эффективной товарной политики;

  • реализация действенной ценовой политики;

  • обеспечение эффективной политики распределения товаров;

  • реализация действенной политики продвижения.

С целью анализа эффективности участия в выставке «Отдых-2011» и оценки лояльности потребителей автор предложил руководству туристической фирмы ОДО «Колорлэнд» провести анкетирование потребителей. Потребителям предлагалось ответить на 11 вопросов с целью улучшения качества продукции и обслуживания и получить купон, позволяющий приобрести тур со скидкой до конца 2011 года, в знак благодарности. Таким образом, дополнительными, но не менее важными целями стали:

  • Расширение клиентской базы и реклама;

  • Улучшение имиджа компании;

  • Анализ работы сотрудников на выставке;

  • Анализ спроса;

  • Анализ эффективности рекламной кампании фирмы в 2011г.

В анкетировании участвовало 390 человек, из них 280 новых и 110 постоянных клиентов. Таким образом, фирма уже увеличила количество своих потенциальных клиентов по меньшей мере на 280 человек. Было выявлено, что наиболее эффективными средствами рекламной кампании стали печатная реклама (преимущественно за счет постоянных клиентов) и Интернет (за счет потенциальных клиентов). Таким образом, можно сделать вывод: в рекламной кампании на лето 2011 года для привлечения новых клиентов имеет смысл сделать акцент на рекламе в международной сети.

Потребителям также предлагалось дать оценку в баллах (от 1 до 5) следующих параметров: вежливость персонала, внешний вид сотрудников, компетентность сотрудников, качество предоставляемых услуг, скорость обслуживания, полнота предоставляемой информации, оформление стенда на выставке «Отдых-2011», удобство месторасположения офиса, удачность месторасположения стенда на выставке «Отдых-2011».

Лучшими аргументами в пользу или против участия в конкретной выставке могут служить результаты проведения этой выставки в прошлом году и результаты проведения других выставок этими же организаторами. Изучение каталогов, отзывов в прессе, мнение коллег, тип выставки, количество и уровень участников, количество посетителей.

Организация такого рода мероприятий предполагает высокую степень профессионализма, требует своевременного планирования, наличия квалифицированного персонала, тесного сотрудничества всех работников предприятия, на которых возложена совместная ответственность за подготовку и осуществление участия предприятия на выставках или ярмарках.

3 место:

Перспективы развития походов Бедаруси

Горбунова А.А., Уйтина В.В. 1 курс,

научный руководитель: Мозговая О.С., старший преподаватель

В настоящее время походы не настолько популярны, как 20 лет назад. Целью публикации является привлечь внимание к данной проблеме, проанализировать причины проблемы и предложить универсальное решение.

Поход — это групповое или индивидуальное мероприятие, связанное с перемещением по некому маршруту в рекреационных целях. Спектр походов весьма широк: от неспешной прогулки в лесу, до спуска по порогам.*

Следует отметить, что существует классификация походов по различным признакам: 1)по способу передвижения (пеший, велопоход, конный, парусный, водный,спелео); 2)по продолжительности похода (многодневный или походы выходного дня: одно, двух, трёхдневный);3)по сложности (категорийные походы (1-6 категория), степенные (1-3 степень) и прогулочные "матрасные").*

Походы появились в ХХ веке. Во второй половине ХХ века походы достигли пика популярности.*

С целью узнать как относятся белорусы к походам был проведен ряд опросов среди людей 18-40 лет различного социального положения, различной профессии,с различным уровнем заработка, работающих или студентов. Первый опрос – это опрос под названием «Любите ли вы походы?». На данный вопрос 20% опрошенных людей ответили «Никогда не пробовал(а) и не хочу», 18% ответили «Да», 16% ответили «Нет», 14% «Никогда не пробовал(а), но хочу попробовать», 32% опрошенных людей ответили «В молодости ходил(а), сейчас я уже не гожусь для этого».

Также был проведен опрос «Что вам не нравится в походах (по Беларуси)?». 47% опрошенных людей ответили, что им не нравится отсутствие удобств; 41% ответили, что предложения турфирм немногочисленны и неинтересны;12% опрошенных людей ответили, что в Беларуси мало живописных мест.

На основе анализа результатов 2 данных опросов были выявлены 4 причины, почему походы не пользуются популярностью: 1)отсутствие на туристическом рынке предложений походов, которые включали бы в себя банные услуги (посещение настоящей деревенской бани); 2)недостаточная реклама походов; 3)отсутствие на туристическом рынке предложений нестандартных походов (походов, которые бы были организованы не по обычному шаблону «прогулка-ночевка-прогулка»);4)малое предложение походов на туристическом рынке.

С целью узнать предпочтения белорусов относительно походов был проведен еще ряд опросов. Результаты данных опросов подсчитаны в зависимости от возраста и пола опрашиваемых людей. Первый опрос – это опрос под названием «Какой вид похода вы предпочитаете?». 62% опрошенных мужчин в возрасте 25-40 лет предпочитают пеший; 24% - велосипедный; 14% - иные виды походов. Результаты опроса женщин немного отличаются: 42% опрошенных женщин предпочитают пеший; 24% - велосипедный; 17% - водный; 17% - иные виды походов.

Ответы людей в возрасте 18-25 лет также немного отличаются от ответов людей постарше: на вопрос «Какой вид похода вы предпочитаете?» 48% опрошенных ответили, что предпочитают пеший; 33% - велосипедный; 17% - водный; 2% - иные виды походов.

Опрос «Оптимальный срок пребывания в походе» показал, что люди в возрасте 25-40 лет считают оптимальным сроком 5-6 дней, в то время как люди в возрасте 18-25 лет предпочитают более короткий срок – 3-4 дня.

Последний, проведенный опрос – это опрос «Какая компания для вас наиболее предпочтительна во время похода?». 44% опрошенных мужчин выбрали компанию семьи; 35% - большую компанию 20 и более человек; 21% - компанию близких друзей. В то время как 53% опрошенных женщин выбрали компанию близких друзей, а 47% - компанию семьи. 58% опрошенных людей в возрасте 18-25 лет выбрали компанию друзей; 20% - семьи; 20% - большую компанию 20 и более человек; 2% - прочее.

На основе анализа данных опросов был создан турпродукт, который будет интересен и приемлем для каждого.

Туристический поход «6 дней волшебства»:

1 день: город Мядель – озеро Рудаково (можно порыбачить, искупаться). Во время похода можно осмотреть остатки оборонительных сооружений времен Первой мировой войны.

2 день: Озеро Рудаково (прогулка по дендропарку) – деревня Скоры – туристическая стоянка Струголапы.

3 день: Деревня Струголапы – озеро Кузьмичи (рыбалка, привал) – деревня Нарочь (баня, знакомство с памятниками архитектуры д.Нарочь: Андреевский костел и Ильинская церковь).

4 день: Деревня Нарочь – деревня Шквашты – деревня Тюкши – озеро Шквашты (рыбалка). Путь будет также проходить по хвойному массиву, где понадобятся некоторые навыки ориентирования.

5 день: Озеро Швашты – деревня Мельники – деревня Сырмеж – курортный поселок Нарочь. В этот день можно будет покататься на велосипедах, байдарках, лодках и катамаранах, взяв их напрокат в курортном поселке.

6 день похода – это день разъезда по домам рейсовым автобусом.

Таким образом поход будет состоять из пяти дней (+6 – день разъезда)

Пройденный маршрут составит 44 км.

Затраты: 48 тыс. бел. руб. (проезд на автобусе в две стороны)

10 тыс. бел. руб. (стоимость бани)

6 тыс. бел. руб. (услуги фирмы)

Итого: 64 тыс. бел. руб. (в стоимость похода не включена стоимость продовольствия).

В процессе работы были выявлены причины проблемы непопулярности походов. На основе проведенных исследований был создан турпродукт, удовлетворяющий требованиям клиентов.

Секция «МЕНЕДЖМЕНТ В СФЕРЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ТуризмА»

1 место:

Пути совершенствования процесса реализации функций менеджмента в практике управления ГУ «ЦентрКурорт»

Лащенов А.А., студ. IV к. БГУ,

науч. рук. Аношко Я.И., канд. геол.-мин. наук, доцент

Грамотная реализация функций менеджмента обеспечивает достижение целей организации, способствует положительной тенденции в динамике экономической эффективности предприятия. Поэтому совершенствованию процесса управления должно уделяться достаточное внимание.

Наиболее распространенным для туристической индустрии является дифференциация функций менеджмента на функции планирования, организации, мотивации и контроля. Каждая из этих функций жизненно важна для предприятия. Вместе с тем планирование как функция управления обеспечивает основу для других функций и считается самой главной из них, а функции организации, мотивации и контроля ориентированы на выполнение тактических и стратегических планов предприятия.

В ГУ «ЦентрКурорт» довольно хорошо поставлен процесс краткосрочного, оперативного и стратегического планирования, но, тем не менее, ему присущи свои недостатки, ввиду чего руководство предприятия зачастую сталкивается с такой проблемой как невыполненный план. Во избежание этого необходимо делать поправку на динамику экономических, политических и социально-демографических факторов внешней среды туристического предприятия. Причем плановая деятельность обязательно должна быть тесно связана с маркетингом и контролем. Для осуществления этого необходим максимально тщательный анализ всех экономических и управленческих показателей предприятия в увязке с предыдущими плановыми периодами.

Маркетинговая деятельность ГУ «ЦентрКурорт» играет важную роль в управленческом исследовании организации. После выбора основных стратегических направлений действий предприятия необходимо их конкретизировать через планирование программы маркетинга. Также при осуществлении маркетинговой стратегии необходимо сделать акцент на продвижение бренда ГУ «ЦентрКурорт» и услуг, оказываемых им населению, в сети Интернет – Интернет-маркетинг (одно из наиболее перспективных направлений маркетинга).

Для совершенствования процесса организации в ГУ «ЦентрКурорт» эффективным будет создание кадрового отдела либо введение должности менеджера по кадрам, занимающегося подбором, расстановкой и обучением персонала. Это обусловлено высокой текучестью кадров на данном предприятии. Ситуация усугубляется непрерывным потоком проходящих практику в ГУ «ЦентрКурорт» студентов ВУЗов и ССУЗов. Необходимо также наладить совместную работу маркетингового отдела и отделов внутреннего, въездного, выездного туризма и отдела пассажирских перевозок. Это наиболее актуально для динамично развивающихся туристических направлений, изменение предложения которых среди партнеров, а порой и самой организации, под силу уследить лишь самим специалистам.

Совершенствование функции мотивации будет являться решающим фактором, влияющим на экономические результаты деятельности предприятия. Этому может содействовать грамотно построенная система мотивации, включающая в себя как материальные, так и нематериальные факторы. В реальной жизни мотиваторами выступают размеры надбавок (в частности, за выслугу лет) и объекты скрытой мотивации – мотивации временем. Этого явно недостаточно, в связи с чем встает вопрос индивидуальных надбавок с объемов продаж, которые перечисляются к заработной плате сотрудников без учета себестоимости рабочего труда. Что касается нематериальных форм мотивации, то особое внимание стоило бы уделить построению собственной организационной культуры предприятия, которую в данный момент можно отнести к типу «собирателей колосков», где все держится исключительно на авторитете руководителя.

Несмотря на то, что за многолетнюю практику работы в ГУ «ЦентрКурорт» выработана система контроля, достаточно хорошо выполняющая возложенные на нее функции, крайне необходимо внести некоторые изменения. Во-первых, необходимо изменить форму контроля над работой персонала. На предприятии 2-3 раза в неделю собираются 30-50 минутные планерки, на которых анализируется проделанная работа менеджеров. В свою очередь материальная заинтересованность работников выступала бы большим мотиватором и побуждала персонал самостоятельно искать недостатки в своей работе, а также пути их исправления. Помимо этого для совершенствования процесса контроля над персоналом организации следует ввести его периодическую аттестацию, которая определяет уровень профессиональных знаний работника, его личностный потенциал. На основании ее результатов выявляются слабые стороны профессиональной деятельности работника, показывается направление, в котором ему следовало бы «подтянуть» свои знания, улучшить свои личностные качества. К тому же результаты аттестации стали бы неплохим подспорьем в присвоении квалификаций персоналу организации.

СЕКЦИЯ «ПРОБЛЕМЫ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ В ДЕЛОВОМ ОБЩЕНИИ НА АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ»

1 место:

Cross-cultural advertising

Пурчельянова Надежда Юрьевна, IV курс, МЭ

Дубинко Светлана Алексеевна, к.ф.н., доцент

The essence of successful advertising is to convince people that a product is meant for them. By purchasing it, they will receive some benefit (lifestyle, status, convenience, etc.). However, when an advertising campaign is taken abroad different values as to what enhances status or gives convenience exist. These differences make the original advertising campaign defunct. It is therefore critical to any cross cultural advertising campaign that an understanding of a particular culture is acquired.

  1. Cultural differences can create problems when potential customers translate the message into their own cognition. A cosmetics firm attempted to sell its lipstick in Japan using a television ad that depicted Nero coming to life just as a pretty woman wearing the lipstick strolled by. Since Japanese women had no idea who Nero was, the commercial confused rather than amused or informed.

  2. As always, when dealing with different cultures, translation problems can be embarrassing. General Motors had a perplexing problem when they introduced the Chevy Nova in South America. Despite their best efforts, they weren't selling many cars. They finally realized that in Spanish, "nova" means "it won't go". Sales improved dramatically after the car was renamed the "Caribe."

  3. Poor marketing research is a major source of cross-cultural advertising blunders. A toothpaste’s product’s advertising in parts of Southeast Asia stressed that the toothpaste helped enhance white teeth: since the local people deliberately chewed betel nut to achieve the social prestige of darkly stained teeth, the ad was ineffective.

  4. Misunderstanding or lack of understanding of differences between cultures also have led to a number of advertising mistakes. When a baby care company advertised soap to Hungarian consumers showing a young woman holding her baby, Hungarians saw an unwed mother; the model was wearing a ring on her left hand; Hungarians wear wedding bands on the right.

  5. Culturally sensitive companies understand differences exist and make accommodations for them. Volvo emphasizes economy, durability, and safety in America; status and leisure in France; performance in Germany; safety in Switzerland; price in Mexico; and quality in Venezuela.

  6. Cultures in general do show distinct differences regarding tastes for their advertisements. French advertisements use more emotional appeals than American advertisements, but American advertisements contain more information cues. The French use humor more frequently in advertising than Americans. American commercials often feature a celebrity to provide testimonials or arguments in favor of the product.

  7. Advertising regulations range across the entire spectrum. Malaysia is determined to protect the Islamic population from the excesses of Western advertising and marketing. Some of the bans include no pork, alcohol, or cigarette advertising; women in advertisements should be decently dressed. All the commercials must be filmed in Malaysia and use only Malaysian models.

Hofstede's Cultural Dimensions can be very useful for cross-cultural advertising.

Power Distance: Status symbols are less frequently used in small power distance cultures then in large power distance cultures where prestige is an important appeal. Power distance can be shown in the way people interrelate or by the type of people shown (older vs. younger). In large power distance cultures, the elder (grandmother, mother, or aunt) advises the younger (daughter or niece).

Individualism / Collectivism: In individualistic cultures, the public tends to be addressed in a direct and personalized way. Words like you, we, and I are frequently used.

Masculine / Feminine cultures: In masculine cultures if men do something with babies, it likely serves their own purposes. In the masculine cultures of Latin America, men must be real men. In a Latin America survey across 7 countries, the percentage of answers agreeing with the statement “Real men don’t cry” correlated with masculinity. Appeals of masculine cultures are more task or success oriented whereas appeals of feminine cultures will be more relationship oriented.

Strong / Weak Uncertainty Avoidance: Testing and test reports are favored in strong uncertainty avoidance cultures. Technical explanations about the product can be very detailed for all sorts of products, be they cars, toothpaste, or shampoo. In strong uncertainty avoidance cultures, people tend to be better groomed than in weak uncertainty avoidance cultures. In advertisements from the southern European and Germanic countries, people are significantly better dressed than in advertising from the northern European cultures. Being well groomed means matching the right colors and picking the right accessories.

Literature:

  1. Marieke, K. de Mooij . Global Marketing and Advertising: Understanding Cultural Paradoxes / K. de Mooij Marieke. – The Netherlands. – SAGE, 2009. – 344 p.

  2. Herbig, P. Handbook of cross-cultural marketing / P. Herbig. – The USA. – Routledge, 1998. – 375

1 место:

Attitude to truth, cross-cultural approach

N. I. Korbit, 4th-year student, A. P. Vasin, 4th-year student

tutor - S. A. Dubinko, candidate of science, associate professor

One of the most convincing ways of establishing business relationships with someone is to install strategies which lead to early trust, particularly among multi-active and reactive employees, managers, customers and prospective partners. When considering building trust in an international group, national traits must of course, be kept in mind. To ensure a smooth-running team based on mutual trust, it is perhaps best to start with a set of basic trust-building strategies, the kinds that are outlined in numerous management manuals:

  1. Set clear, transparent aims and goals

  2. Prepare clear instructions

  3. Communicate them effectively

  4. Insist on an information-sharing policy

  5. Provide practical, user-friendly tools

  6. Set up time-efficient processes

  7. Recognize contributions

These principles appear to be transnational. However the attitude to truth in different cultures often differs. Members of high-trust societies normally have a ready trust for their compa­triots. They are usually linear-active and assume that their fellow nationals “follow the rules”; in other words, trust a person until he or she proves un­trustworthy. Members of low-trust cultural groups are initially suspicious of fel­low nationals - they are often multi-actives or reactives who have a more flexible adherence to rules, regulations and laws.

Picture 1. High and low truth societies (according to Richard Lewis).

high

Japan

Finland

Denmark

Germany

USA

medium

Britain

low

China

Korea

France

Italy

Taiwan

Mexico

Source: [1].

Several surveys have been carried out regarding trust in fellow nationals. Usually the Danes, Finns and fellow Nordics score highest, with the Germans and Japanese close behind. Britons are in the medium category. Americans, who once fit in the high-trust category, have a declining trust level due to perceived corruption in state and national government and in their financial institutions, particularly in corporate governance. Low-trust cultural groups are exemplified by such countries as China, Mexico, France and the Latin and Arab countries. People in these groups trust completely only those they know best: family and one or two close, lifetime friends.

The cross-cultural approach also includes attitude towards a contact. The Swiss, Germans, British, North Americans and Finns are among those who regard a written contract as something which, if not holy, is certainly final. When they put their name to an agreement they will, in most cases, honour it - the good name of the company is at stake. The same principle applies at the national level: British and French adherence to long-standing commitments in transnational projects such as Concorde and Airbus is taken for granted. The French tend to be precise, often extremely finicky, in the drawing-up of contracts, and, having got what they wanted, can usually be relied upon to follow through. Latins require more flexibility. The Italians or Argentinians see the contract as an ideal scheme in the best of all worlds, which sets out the prices, delivery dates, standards of quality and expected gain. But the world, as we all know, is-not perfect. Things may, and probably will, go wrong. South Americans and Spaniards often fail to meet deadlines and deliver late. They will, by way of insurance, have spent considerable time and energy building up a good relationship with their trading partner and will expect understanding if they run into difficulties in meeting the contract. They may also pay late; in this the French join them. For the Chinese and most Asians, on the other hand, the contract is merely a statement of intent. They will adhere to it as best they can but will rarely feel bound by it - particularly if they feel cheated or legally trapped, if anything in it contradicts common sense or if market conditions suddenly change: new tax laws, currency devaluations and drastic political changes can all, in their eyes, render a previous accord completely meaningless. The Japanese see the 'real' contract as the one made orally in good faith during a meeting where they trusted the other side, were too polite to offend and, in all probability, understood less than two-thirds of what was being said. Equally, they expect the written contract to reflect the harmonious style of the discussion. If the small print turns out to be rather nasty, they will ignore it or even contravene it without any qualms of conscience.

To sum up, the best advice in dealing with foreign business counterpart is to know his cultural background. The good thing is also to follow a Russian proverb “Trust but check”.

Literature:

  1. Lewis, Richard D. When cultures collide: leading across cultures / Richard D Lewis, - 3rd edition, Library of Congress Cataloging-in-Publication Data, - 576 pp., 2006.

2 место:

Negotiations: cultural relativism or universal behaviour?

Рыковская М., студ 4 к.,

научный руководитель Дубинко С. А., к.ф.н., доц.

Negotiation is the process by which we search for terms to obtain what we want from someone who wants something from us. [1, p. 4] This definition has two parts and if you are solely concerned with the first part of the definition, your behaviour changes your negotiation into one where you expect them to give you what you want for nothing – you behave as a “taker”. But when you are concerned only with the second part, you behave as a “giver” and give them what they want and expect nothing in return.

This behaviour is a product of natural selection and social evolution and your attitudes drive your behaviour. Some scientists believe that only significant differences between cultures influence negotiating behaviour and that is why each culture negotiates differently. They are called cultural relativists.

But there is another point of view, and some scientists believe that each culture has some common patterns of behaviour. They are called universalists.

It is possible to definite five types of such behaviour: extreme red, moderate red, extreme blue, moderate blue and purple. [1, p. 21] Neither red nor blue is morally or ethically superior to the others, but knowledge of red and blue attitudes is working data to use while negotiating.

For people behaving in the red style are typical manipulation, aggressiveness, intimidation, exploitation. They can choose this style of behaviour if the other party is blue and they want to exploit them and the other party is red and they want to protect themselves (sometimes by counterattack). Negotiation for them is war by all means. They see negotiation as a process in which parties divide a fixed pie with the intention that red player takes the biggest slice. A red player negotiates with “opponents”, who are rivals for whatever is in contention.

For people behaving in the blue style are typical win-win approach and cooperation. They see good in everyone and negotiate with “partners”, “friends’ and “honourable” persons. their slogan is “ a stranger is a friend you have not met yet”. Blue players avoid tension by conceding trivial things – and then by conceding bigger ones. There are two main reasons to choose this style of behaviour: the other party is blue and you want to cooperate(cooperation implies trust) or the other party's type is undetermined and the person takes the risk of being blue to create cooperation, but risking also to meet a red style. “Blue” players want to give because they see their often illusory relationship as more important than the result. Parenting, for example, is often accompanied by blue behavior towards the children.

The majority of people profess themselves to be moderate red or moderate blue depending on the situation. Neither all red nor all blue is the most effective negotiating outlook. Even alternating between red and blue is defective.

Most negotiators break each negotiating move into small steps, in some of which they behave in a red (taking) manner and others in a blue (giving) manner. It is very close to purple behaviour.

It is the most successful style of behaviour. In this case the negotiator neither takes nor gives as separate acts. He combines them into the purple conditional principle behind all acts of trading. “If you give me some of what I want, then I’ll give you some of what you want”. [1, p.126] In this format, the red demand is linked inextricably to the blue offer and, as long as they are linked, no amount of red play or red deviousness can ambush the purple proposal.

From my point of view, negotiating behaviour is a combination of cultural relativism and universal behaviour, because the impact of culture is of course significant, but I think that in every culture there can be definite negotiating styles. And it is very important to take into account not only universal behaviour, but also specific features of each culture.

Literature:

1. Kennedy, Gavin. Profitable negotiations / Gavin Kennedy. – Orion books, 1999. – 192 p.

3 место:

Perception of time in different cultures

Ковалевич М,А., Берестовская Н.И., 4 курс,

Дубинко С.А кандидат филологических наук, доцент

Time talks. It speaks more plainly than words.

Just as different parts of the world have different time zones, they also have varying perceptions of time.

One variable is the emphasis on short term or long term. Another consideration is pacing. Different people get things done at different rates of speed. In the West, a meeting is likely to turn immediately to business. But in many parts of the world, people might spend weeks, months or even years getting to know each other before doing business. The time of the day when something is done can give a special meaning to the event. For example, the time chosen for the call communicates its importance. People also differ in what they consider the appropriate use of time. And in many parts of the world, the conversation is often the purpose. Finally it’s necessary to examine the perception of deadlines. In many countries of the world, there is little understanding of need to rush. For many people, deadlines are lines in the sand- there’s always tomorrow. In the Middle East, deadlines can be ambiguous because only God knows the future. In Spanish, there is no exact translation for the word deadline. Once again, it's helpful to explain your cultural background, and responsibility ties to other parties.

For an American, time is truly money. In a profit-oriented society, time is a precious commodity. It flows fast, like a mountain river in the spring, and if you want to benefit from its passing, you have to move fast with it. Americans are people of action; they cannot bear to be idle. The past is over, but the present you can seize, parcel and package and make it work for you in the immediate future.

The Americans are not the only ones who sanctify timekeeping, for it is prac­tically a religion in Switzerland and Germany, too. These countries, along with Britain, the Netherlands, Austria and Scandi­navia, have a linear vision of time and action. They suspect, like the Americans, that time is passing without decisions being made or actions being performed. These groups are also monochrome; that is, they prefer to do only one thing at a time, to concentrate on it and do it within a fixed schedule. They think that in this way they get more things done—and more efficiently. The harder you work—the more hours, that is—the more suc­cessful you will be and the more money you will make.

Southern Europeans are multi-active, rather than linear-active. The more things they can do at the same time, the happier and the more fulfilled they feel. Multi-active peoples are not very interested in schedules or punctuality. They pretend to observe them, especially if a linear-active partner or colleague insists on it, but they consider the present reality to be more impor­tant than appointments. In their ordering of things, priority is given to the rela­tive thrill or significance of each meeting.

The German believes in a simple truth— scientific truth. They see compartmentalization of programs, schedules, procedures and production as the surest route to efficiency. The Swiss, even more time and regulation domi­nated, have made precision a national symbol. Accordingly, everything can be exactly calculated and predicted.

In countries inhabited by linear-active people, time is clock- and calendar-related, segmented in an abstract manner for our convenience, measurement, and disposal.

In multi-active cultures like the Latin spheres, time is event- or personality-related, a subjective commodity which can be manipu­lated, molded, stretched, or dispensed with, irrespective of what the clock says. Both the linear-active northerner and the multi-active Latin think that they manage time in the best way possible. In some Eastern cultures, however, the adaptation of humans to time is seen as a viable alternative. In these cultures, time is viewed neither as linear nor event—relationship related, but as cyclic. Each day the sun rises and sets, the seasons follow one another, the heavenly bodies revolve around us, people grow old and die, but their children reconstitute the process. Latin Americans see time passing without decisions being made or actions performed as having been "wasted."

Chinese concept

The Chinese, like most Asians, "walk around the pool" in order to make well-considered decisions, but they also have a keen sense of the value of time. This can be noticed especially in their attitude towards taking up other people's time, for which they frequently apologize. At the end of a meeting in China, it is cus­tomary to thank the participants for contributing their valuable time. This is indeed a double standard. The Chinese penchant for humility de­mands that the other person's time be seen as precious; on the other hand, the Chinese expect a liberal amount of time to be allocated for repeated considera­tion of the details of a transaction and to the careful nurturing of personal rela­tionships surrounding the deal. The future in China may involve centuries.

The Japanese have a keen sense of the unfolding or unwrapping of time. We need to emphasize the meticulous, resolute manner in which the Japanese segment time. The Japanese are more concerned not with how long something takes to happen, but with how time is divided up in the interests of properness, courtesy and tradition. In Japan's conformist and carefully regulated society, people like to know at all times where they stand and where they are at: this applies both to social and business situations.

Since time has such different meanings in different cultures, communication is often difficult. We will understand each other a little better if we can keep this fact in mind.

3 место:

Gender Differences in Cultural Awareness

Alexandra A. Krishchanovich, 4th year student, World Economy

Scientific supervisor — S. Dubinko, Candidate of Philology

According to Hofstede’s famous Intercultural Dimensions all countries can be placed on the Masculinity vs. Femininity scale.

Masculinity vs. its opposite, Femininity, refers to the distribution of roles between the genders. It is based on the fact that men's values differ more than women’s values from one country to another. Men's values can be maximally different from women's values in the countries with a high Masculinity score and similar to women's values in the countries with a low Masculinity score. Women in feminine countries have the same modest, caring values as the men; in masculine countries they are somewhat assertive and competitive, but not as much as the men.

So the main indicator is variability of male values. Feminine countries have a lower level of differentiation and inequity between genders, in masculine countries males tend to dominate a significant portion of the society and power structure. From Hofstede's research Japan is the world's most masculine society, with a rating of 95. Sweden is the most feminine with a rating of 5.

The dimension of Masculinity should be taken into account while doing business abroad. Remember that in masculine countries people live to work. You should prepare for longer work hours, a lot of business, some aggressiveness, unemotional communication style, individualism. On the contrary in feminine countries people live to work. There are no working overtime there, family is a priority, nepotism is positive, conflicts should ideally be solved through negotiation [2].

Is there any connection between a Masculinity rate and gender empowerment? It can be learnt from a comparison between female positions in countries with different masculinity ratings.

Japan (95). Women have equal legal rights with men. But there is strong unspoken discrimination towards women in the workplace. Western women working in Japan should not try to manage Japanese male colleagues.

The UK (66). Many women are often low paid. Nevertheless they are more often in managerial positions than in most other European countries.

The UAE (52). It is still possible to meet local men who show an overt gender bias. But it is becoming common to encounter women in business in all sectors of economy. International women business travellers shouldn’t find too much gender bias in the UAE.

South Korea (39). It is rare for women to succeed in business. Though foreign women will be accepted as part of a visiting delegation, it could be frustrating when senior female team members' views are ignored and younger, less senior male colleagues are paid both deference and respect.

Sweden (5). It is estimated that women currently hold around 20% of all management positions in Sweden – a higher figure than in most other industrialised countries. But 9 out of 10 CEOs are men and of the 248 companies of the Swedish stock exchange only 2 ones have women CEOs [1].

Thereby women can have no full equity even in feminine countries. It can be concluded that Hofstede never meant to describe how gender empowerment differs in a culture but rather uses the term 'Masculinity' to capture certain propensities.

Women can meet a lot of barriers during their working life everywhere. They can be (by way of example of female expatriates) female expatriates qualifications, the glass ceilings, gender stereotypes, dual-career couples and so on. At the same time, women mean a lot for business what can be seen by way of example of the USA.

  1. Better financial results. The 25 Fortune 500 firms with the best record of promoting women to high positions are between 18 and 69 % more profitable than the median Fortune 500 firms in their industries.

  2. Improved access to a well-educated segment of the workforce. In the year 2007-2008, women earned 57.3% of bachelor’s degrees, 60.6% of master’s degrees, and 51% of doctorates.

  3. Improved market share. Women-owned firms have an economic impact of $3 trillion annually that translates into the creation and/or maintenance of more than 23 million jobs – 16 percent of all U.S. jobs. 46% of all businesses are at least 50% owned by a woman or women.

4) Better management. Both employees and bosses rated female managers higher than male managers in 17 (16) of the 20 skill areas, 15 (16) at a statistically significant level respectively [3].

Conclusions:

1.  Hofstede's Masculinity dimension reflects variability of male values from one country to another. It looks at the degree to which 'masculine' values like competitiveness and the acquisition of wealth are valued over 'feminine' values like relationship building and quality of life.

2.  The Masculinity dimension has little to do with gender empowerment. Women can experience different barriers while working both in masculine cultures and feminine cultures.

3.  Both men and women have unique and valuable talents to contribute to organizations. When these talents are merged in a supportive, equitable business culture, the result can be shared by all participants – an example of a “win-win” scenario.

Literature:

  1. Cultural Differences in Business [Electronic resource]. – Mode of access: . – Date of access: 26.04.2011.

  2. Geert Hofstede Cultural Dimensions [Electronic resource]. – Mode of access: . – Date of access: 25.04.2011.

  3. The Business Case for Gender Diversity [Electronic resource]. – Mode of access: . – Date of access: 23.04.2011.

1 место:

Superstitious behaviour and beliefs of the modern British

Макарчик Д., Чалевич Д., студ. 2 к.,

научный руководитель – Гриневич Е. В., преподаватель

The purpose of the study is to examine the superstitious behaviour and beliefs in the modern British society and their developing in the last period of time. In accordance with the formulated purpose we tried to study:

the level of superstitious behavior and beliefs in the United Kingdom;

the most common and traditional superstitions;

changes in superstitious beliefs over the last years;

developing of new modern superstitions.

People fear what they don't understand and from that fear certain rituals, or superstitions, have been practiced throughout time as a form of protection from these unknown fears. Superstitions are beliefs that certain things or events will bring good or bad luck. People still tend to believe in superstitions despite all the technological and scientific advances in today's world.

The current level of superstitious behaviour and beliefs in the UK is high enough. According to the latest research more than half the British people admitted that they were at least a little superstitious or carried out some form of superstitious behavior, and 22% indicated that they were very superstitious [1].

Many traditional superstitions are still alive and well today. Touching wood is the most popular UK superstition, followed by opening an umbrella indoors, avoiding ladders, not smashing mirrors, etc.

The rank order and percentages of people endorsing these beliefs [2]:

Rank

Superstition

% of people endorsing each superstition

1

Touching wood

40%

2

Never opening an umbrella indoors

20%

3

Avoiding ladders

17%

4

Smashing mirrors

11%

5

A black cat

10%

6

Number 13

7%

New superstitions have arisen recently. They are constantly developing and evolving. These superstitions are strongly held by the younger members of society. 59% of people aged 11-15 admit they are superstitious compared to 44% of people aged between 31-40 and just 35% of the over 50s.

Younger people are more influenced by modern superstitions relating to the internet. For example, it is considered that if you can Googlewhack your name (return just one response from an internet search engine query) it is good luck. Another version of this superstition is that it's very good luck if you google for something you remember from your childhood and find it.

To invite good luck or to avoid bad luck, many people believe that they shouldn’t use a credit card for a purchase of less than $20.

It is also good luck if you see two cars of the same make, model and color within 60 seconds, and it's not a car dealership or something.

Some of traditional superstitions acquired new modification. For example, people used to wear lucky charms, but now they put on lucky items of clothing for important events.

Modern number superstitions include choosing meaningful numbers for lottery tickets, such as birthdays or the number of house or flat. Numbers figure strongly in chain letters or e-mails, where the recipient is encouraged to copy and send the message to 3 or 7 more people within 3 days to avoid bad luck. Numbers appearing in a certain order or sequence can also be seen as a good or bad omen, such as the dates 07/07/07 or 12/12/12.

In summary the results of the study indicate that the majority of the Britons still believe in superstitions. Among them traditional and almost habitual prejudices are prevalent, because they are strongly held by conservative people at a mature age and youth as well. We should also take into account the fact that the highest number of the superstitious British is juvenile. Younger people are more influenced by modern superstitions relating to the youth culture, the internet and current developments. So new superstitions are constantly developing and evolving, and that there is no reason to expect superstition to decline in the near future.

Literature:

  1. Belief in superstitions / British religion in numbers [Electronic resource]. - Mode of access : http://www.brin.ac.uk/figures/#ChangingBelief. - Date of access : 02.04.2003.

  2. New study reveals UK's top superstitions / Sky News [Electronic resource]. – 2007. - Mode of access : /skynews/Home/Sky-News-Archive/Article/20080641291802. – Date of access : 03.04.2011.

  3. Wiseman, R. UK Superstition Survey / R. Wiseman // [Electronic resource]. – Mode of access : .by/ru/art/a041031.html. – Date of access : 03.04.2011.

2 место:

How not to be an old hat when you’re abroad

Prihodko Olga, Plaksina Daria, 2 course,

supervisor Grinevich E.V., senior lecturer

The topic of our research is “How not to be an old hat when you’re abroad”. This topic is directly connected with slang. We based our choice of the topic on the fact that nowadays the usage of slang in our fast growing society is becoming a common practice. What is more, when travelling to different countries one can face various problems connected with understanding local language which is often mixed up with slang words. So as we can see it’s quite useful to be aware of some popular slang words if you want to accustom in the foreign society successfully.

But what do we mean when we refer to the usage of so called slang words? Well, slang is the use of informal words and expressions that are not considered standard in the speaker's dialect or language. Slang is often to be found in areas of the lexicon that refer to things considered taboo. It is often used to identify with one's peers and it is used by people of all ages and social groups especially in the modern 24-hour society.

In our research we’ve made an attempt to allocate thematic section in this variety. So we’ve picked out 206 slang words and expressions (most of them are represented by nouns, adjectives and set verb expressions) which are used to describe people (their behavior, character, emotions) and classified them according to the meanings of the components they consist of (for example, big cheese - boss: cheese is something we eat; yellow – coward: it’s a colour). This classification shows the most common usage of slang words in everyday life as it does not concern to a special field of knowledge or work like computer slang, game-slang or gangster-slang. As a result we have allocated 12 groups each united by certain criterion. These groups are: actions (activities), clothes, food and kitchen, human body, objects, personal names, colours, family members, characters, animals, nature and others. The 12th group consists of slang expressions, that can’t be referred to any above-mentioned group or build up another independent group. It’s worth mentioning, that 19 slang expressions refer to two groups (for example, redneck: red is colour and neck is part of human body). As a result of our research we’ve found out that the most numerous groups are (in order of decreasing): characters (18%), actions (12%), human body (10%), objects (10%) and animals (8%), whereas the smallest group is family members (2%).

So why do these words (dedicated to the aforementioned topics) dominate in forming slang expressions which are used for describing people? From our point of view the main reason is that slang functions as an alternative vocabulary, replacing standard terms with more forceful, emotive or interesting versions. Moreover, slang expressions often embody attitudes and values of the society members where they arise.

The spreading of words from group characters can be explained by following: it seems to be easier to name somebody with one laconic word without using the whole phrase. For example klutz is usually a sound we hear when something is broken therefore it is used to name a clumsy person. However, sometimes the origin of words from this group is unknown and words themselves seem to be at least strange. For example: drama queen, wishy washy, xanthippe, goon.

In the English language exists a number of expressions that describe people through their actions or deeds. These expressions are used mostly in figurative way: one doesn’t give concrete expression to what people do, but say what their actions resemble. Perhaps such slang expressions have spread due to their clarity and evidence. For example: blow off steam, show one’s colours.

One can also notice that sometimes people are compared with animals they resemble through their behaviour. Mainly such slang expressions are used in an offensive way according to the negative features of animals. For example: bull in a china shop, chicken, goat, bug-eyed.

We’ve also noticed that family members tend to be less used as slang expressions. That may be explained by an English proverb: “My home is my castle”. Family is respected very much, that’s why slang expressions containing the name of any family member (most often “daddy”) have mainly positive meaning. For example: big brother, big daddy, faddy daddy, Uncle Tom.

To make a conclusion, we should say that slang is a kind of secret language, a way for people to gain power in something. And as slang consists of here-today-gone-tomorrow components it’s too hard to learn it all and to investigate this phenomenon deeply. There is still much to be done and what is more this topic is interesting and quite useful both for young specialists working abroad and adolescents who want to be on the wave.

Literature:

  1. How to Speak English Fluently // Real spoken English [Electronic resource]. – Mode of access: /how-to-speak-english-fluently. – Date of access: 27.03.2011.

  2. Slang // Learn American slang expressions [Electronic resource]. – Mode of access: /slang.php?012. – Date of access: 27.03.2011.

3 место:

Body language in different cultures

Гецевич И, студ. 3 к.

Руководитель Денисова Г.Г., ст. преподаватель

Body language reminds me of silent movies. The kind of movie where facial expressions, exaggerated body movement and grand gesticulations communicate everything you need to know to follow along. Silent-movie actors like Charlie Chaplin were the pioneers of body-language skills, as this was the only means of communication available on the screen However, delivering a movie through body language alone is no easy feat and I often find myself watching old Charlie Chaplin movies enthralled with his ability to communicate so much information with almost nothing ever being said.

Body langue is the only language used all around the globe. But all cultures, wherever they may originate from, have some forms of body langue. However, interpreting these gestures can be a difficult task, especially as global communication is growing rapidly, as similar gestures have different meanings in different cultures. That is why I have decided to find the most important and interesting facts about Body language differences to keep in mind when you communicate with people from other cultures than your own, in order to avoid misunderstandings and embarrassments.

I would like to begin with eyes. We spend much of our face-to-face time looking at the other person's face, so eye signals are a vital part of being able to read a person's attitude and thoughts. When people meet for the first time they make a series of quick Judgments about each other, based largely on what they see. We use phrases such as: “She gave him a look to kill”, “He has shifty eyes”, “A person has unforgiving eyes “.The eyes can be the most revealing and accurate of all human communication signals.

In our western society eye contact usually represents interest and understanding. Among for example Chinese women, however, eye contact is considered rude and even hostile. Arabic cultures make prolonged eye-contact. They believe it shows interest and helps them understand truthfulness of the other person. The Japanese, on the other hand, consider it an invasion of privacy, and rarely look another person in the eye.

Closing eyes means “Bored or sleepy in America” &“I’m listening and concentrating.” in Japan, Thailand, China. A very confusing story happened to former Vice President Walter Mondale, who in 1975, was invited to speak to the Japanese Diet. He became irritated when he noticed that more than half of the audience closed their eyes. When the talk was over, Mondale snapped at the U.S. ambassador, "Why did I bother to come and talk to them?" "Why, Sir?" the ambassador asked. "They didn't care to hear what I had to say; they were sleeping." "No, Sir," the ambassador replied, "they closed their eyes to close out everything else in order to digest your speech."

And the last point concerning eyes that I want to tell you about is that looking right and up means visual imagining, fabrication, lying &looking left and up - recalling images, truthfulness. That is why pay attention to this fact when you find out any information.

The head is very significant in body language. In some countries, Greece, Turkey and Bulgaria for example, moving the head up/down or from side to side may have additional or different meanings to those conventionally interpreted in the UK/US. Specifically, in Turkey head nodding and shaking, some people may also signal 'no' by moving their head up. In most Asian cultures, head is where spirit resides and one should not touch another's head.

Facial expressions reflect emotions, feelings, and attitudes. While expressing "true" feeling and emotion is valued in the West, it is prohibited in the East. The Asians, who are taught to practice self-control, are often labeled as "emotionless”. Smiling in the East is not necessarily a sign of happiness; rather it signifies "yes," "I don't understand what you said," or can be a cover-up for embarrassment.

Nose. Tapping the nose is more common in Europe than in the United States. It means "confidential" in England but "watch out!" in Italy. Blowing the nose on public streets, while seen as an impolite gesture in North America, is a common practice in most Asian countries. This rids the body of waste and; therefore, it is seen as healthy. At the same time the Asians do not understand why the Americans blow their noses onto a Kleenex that is put back in their pocket and carried with them throughout the day. Holding the nose means “Something smells bad.” It is universal. Pointing to nose - “It’s me” in Japan.

Lips and Mouth. Kissing is a sign of love or affection in the West. People kiss when they meet or when they say goodbye. But kissing is viewed as an intimate act in Asia and is not permissible in public. In some cultures, such as Filipino, Native American, Puerto Rican, and several Latin American, people use their lips to point, instead of a finger.

Lips & mouth. Kissing in the western world is a complex thing. In some more conservative cultures, kissing a member the opposite sex in public is a definite faux pas, especially in deeply religious societies. In China and Japan, kissing is not usual as a greeting. In some countries such as France and Italy, it is acceptable to exchange a kiss on one or both cheeks while shaking hands upon entering or exiting a business meeting. In other countries such as Japan, this type of behavior is considered impolite as Japanese are not a "touch oriented society".

Hands. Hand waves are used for greeting, beckoning, or farewell. The American "goodbye" wave can be interpreted in many parts of Europe and Latin America as the signal for "no." The Italian "goodbye" wave can be interpreted by Americans as the gesture of "come here." In fact in America, to refuse a handshake is considered a very rude gesture

Legs & feet. In Asia and some European countries, putting feet up on a desk or any other piece of furniture is very disrespectful. Sitting cross-legged, while common in North America and some European countries, is very impolite in other parts of the world. In Thailand, Japan and France as well as countries of the Middle and Near East showing the soles of the feet demonstrates disrespect. You are exposing the lowest and dirtiest part of your body so this is insulting.

So, I took a look at the most common mistranslated cultural body language differences in order to help you become more comfortable and correct the next time you visit another country. I hope you will become more sensitive to the clues of body language and will understand foreigners even when they are not talking.

I would like to end my article with the phrase of most famous silent-movie actor Charlie Chaplin “Words are cheap. The biggest thing you can say is 'elephant'.” We are our bodies and a gesture says more than a thousand words! Remember it.

СЕКЦИЯ «ДЕЛОВЫЕ КУЛЬТУРЫ В МЕЖДУНАРОДНОМ БИЗНЕСЕ»

1 место:

Бизнес культура: больше, чем этикет

Тарайковская Е.Д., Кузнецова Е.А, Фомкин К.В., студ 3 к.

научный руководитель Андреева Л.Г., ст. преподаватель, БГУ

По мере ускорения процессов глобализации, совершения значительных сдвигов во всех сферах человеческой деятельности от экономики до культуры, характерной чертой современного бизнеса становится сложное взаимодействие национального и интернационального, внутри - и внеорганизационного, что ведёт к формированию так называемой кросс - национальной деловой культуры, принципы и правила которой признаются большинством бизнесменов мира. В то же время бизнес культура во многом продолжает ассоциироваться только лишь со сводом правил этикета для каждой отдельно взятой страны. Эта работа направлена на исследование глубинных различий как в организационном так и в интернациональном контекстах бизнес культуры.

Целью работы являлось представление обоснованной классификации бизнес культуры с точек зрения внутриорганизационного менеджмента, психологии, а также на уровне национальных культурных различий. Объектом исследования выступила бизнес культура в контексте внутриорганизационных и национальных культурных различий. Характеристики современной мировой экономики поставили на повестку дня вопрос о влиянии национальных культур разных стран на международную предпринимательскую деятельность; влиянии внешнем – на уровне взаимодействия с заказчиками, поставщиками и т.д., и внутреннем – между сотрудниками предприятия. Изучение феномена бизнес культуры, анализ возможностей и ограничений, которые несут в себе культурные константы, пока единичны в отечественной бизнес практике. Но шагающая впереди мировая практика свидетельствует о перспективности управления оргкультурой предприятия с учетом особенностей национальных культур его сотрудников. Знание и понимание процессов, происходящих на данной почве, а не поверхностное представление о правилах бизнес этикета способствует повышению конкурентоспособности в новом окружении. Материал работы структурирован и наглядно представлен в виде видеофильма, полного утрированного юмора, доведённого до гротеска, значение которого в раскрытии внутренних возможностей студентов сложно переоценить: обучение без страха и давления, получение теоретических знаний через практическую реализацию также являются новейшими веяниями в педагогических дисциплинах. Неординарный подход к интерпретации вполне реальных жизненных ситуаций делает фильм ярким и запоминающимся..

Бизнес культура для любого предприятия действительно представлена внутренним и внешним полем, каждое из которых имеет свои законы и специфические черты. В этой связи необходимо признать перспективность изучения и взвешенного сочетания позитивных составляющих оргкультур отечественных и иностранных компаний. Поскольку на основании международного сотрудничества и различий в национальных культурах сотрудников потенциально может возникнуть синергетический эффект, следует увязывать стратегию развития компании, ее управление и оргкультуру на основе присущей ей бизнес культуры.

. Полученные данные актуальны в связи с ростом сотрудничества белорусских и иностранных производителей. Работа будет интересна студентам экономических специальностей, изучающим менеджмент и английский язык. Видеофильм также может быть использован в качестве учебного материала в курсе лекций и практических занятий по английскому языку для экономических специальностей.

СЕКЦИЯ «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕВОДА В ТЕКСТАХ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА»

1 место:

Linguistic approach: does language shape thoughts?

В. А. Змушко, студ. 3 к.,

научный руководитель, Г. Г. Денисова, старший преподаватель

Languages differ dramatically from one another in terms of how they describe the world. Each language differs from the next in numerous ways: from obvious differences in pronunciation and vocabulary to more subtle differences in grammar. It is interesting to analyze whether having different ways of describing the world leads speakers of different languages also to have different ways of thinking about the world.

Cross-cultural wordplay.

Let us take the following statement: ’the elephant ate the peanuts’. We must include tense in English to show that the event happened in the past. In Indonesian and Mandarin, indicating when the event occurred would be optional and could not be included in the verb. In Russian, the verb would need to include tense and also whether the peanut-eater was male or female (though only in the past tense.) In Turkish, one would specify (as a suffix on the verb) whether the eating of the peanuts was seen by anyone or if it was hearsay. It appears that speakers of different languages have to attend to different aspects of the world in order to use their language properly

The Metaphor TIME as SPACE across languages

In the way languages describe spatial locations considerable cross linguistic differences were noted. Whereas most languages (e.g. English, Dutch, Russian) rely heavily on relative spatial terms to describe the relative locations of objects (e.g. left/right, front/back), Tzeltal (a Mayan language) relies mainly on absolute reference (a system similar to the English north/south direction system). Spatial locations that are north are said to be downhill, and those south are said to be uphill.

Languages also differ from one another on their descriptions of time. While all languages use spatial terms to talk about time (e.g. ’looking forward to seeing you’, falling behind schedule’), different languages use different spatial terms. We will look at the following dimensions of space and their metaphorical influence on time: orientation of the time-line, position of times relative to the observer, and time as motion.

Direction of the time-line. In metaphorising time as space we have to take into consideration that while time is usually illustrated as one line, the time-line, space has three dimensions with 3 axes: a horizontal, a vertical and a lateral axes. We can see these orientations of time in expressions such as ’the weeks ahead of us’ or ’the worst is behind us’. In Western cultures, the front-back orientation dominates in temporary scenes. We do not see a vertical or lateral movement in expressions such as ’this coming week’ or ’the days gone by’, or ’the following week’, we do not imagine a month approaching from above or from the left side. In Eastern languages, on the contrary, for example, in Chinese, the vertical axes commonly conceptualizes time. Earlier times are viewed as ’up’ and later times as ’down’. Thus ’shànyuè’ (up.month) means last month and ’xiàyuè’ (down.month) means next month.

Position of times relative to the observer. The pattern mainly found across languages is that of the horizontal time axes and, especially in Western languages, of the future as being in front of an imaginary observer. The following descriptions of static situations illustrate our standard arrangement with the future in front of us and the past behind us: ’I can’t see the future’, ’troubles lie ahead’, or, ’I am looking forward to seeing you’. As for the past: ’that’s all behind us now’ or ’that was way back in 1900’.

The future may also be seen as lying behind and the past as lying in front of the observer. The logic of this arrangement is that we can ’see’ or know the past but not the future. Scientists found this model in Indian languages Aymara and Toba which are spoken in Peru and Bolivia, respectively. In Aymara and Malagasy, the past is rendered as ’nayra timpu’ (eye time, i.e., ’the time before my eyes’) and tomorrow as ’q’ipi uru (back day, i.e., ’the day at my back’).

A picture worth thousands words.

This picture represents a pair of events that you can understand immediately, probably without talking to yourself at all. Something happens to the boy in the tree, and something happens to his dog. An owl and some bees are involved; the location is most likely in a forested area.

Figure 1. A picture from a storybook

(Pinker 1995 in: Language, Culture and Thought 2002)

If we examine the grammatical categories interpreted by different nations, we will arrive at very interesting conclusions. The English speaker interprets the activity of the dog as durative, or extended in time, in comparison to the activity of the boy. In a typical English sentence, we might say: „The boy fell off the tree, and the dog was running away from the bees.” In Russian we have a durative form of the verb as well, there are special prefixes, which are used to express duration or single action: бежал - сбежал, убежал; падал – упал. A Spanish-speaker will recognize the durativity of running as well, because Spanish also has a progressive aspect, as well as an imperfect aspect. Nonetheless, this speaker might also note that the falling of the boy is punctual or completed, since Spanish makes a contrast between perfective and imperfective aspects.

There is a group of languages having no grammatical marking of perfective/imperfective or of progressive, such as German or Hebrew. Hebrew has no grammatical aspect at all; verbs are simply inflected for past, present, or future tense. German has a simple past and present. Neither language has grammatical marking of either progressive or imperfective.

Language

Picture description

English translation

English

The boy fell off... and the dog was being chased by the bees.

He's [the dog is] running through there, and he [the boy] fell off.

-

Russian

Мальчик свалился с дерева, за собакой гнались пчелы.

The boy fell off…and the dog was being chased by the bees.

Spanish

Se cayó el niño y le perseguían al perro las avispas.

Se cayó... El perro está corriendo.

"The boy fell and the wasps were chasing the dog."

"The boy fell... The dog was running."

German

Der ist vom Baum runtergefallen und der Hund läuft schnell weg.

Er rannte schneller und immer schneller.

Der Hund rennt rennt rennt.

"He fell off from the tree and the dog runs away quicky"

"He ran faster and faster"

"The dog runs runs runs"

Hebrew

Hu nafal ve hakelev barax.

Hayeled nafal... ve hakelev boreax.

"He fell and the dog ran away"

"The boy fell... and the dog runs away"”

Table 1. Picture description by different speakers

(Pinker 1995 in: Language, Culture and Thought 2002)

The events of this picture book are experienced differently by speakers of different languages in the process of making a verbalized story out of them. For example, there is nothing in the pictures themselves that leads English speakers to verbally express whether an incident is in progress or Spanish speakers to note whether it has been completed. In addition, there is nothing in the figure to encourage German speakers to formulate descriptions of trajectories or to make Hebrew speakers indifferent to conceiving of events as durative or bounded in time.

Although language is a powerful tool in shaping thought and one’s native language plays a role in shaping common thought (how we tend to think about time) it does not completely determine thought, since one can always learn a new way of talking, and with it, a new way of thinking.

Thoughts are embedded in the culture that appears through communication and is expressed by means of language (pronunciation, vocabulary and subtle differences in grammar). Language can be regarded as a mirror of our thoughts. The question is whether our thought is determined by language or language is determined by thought.

2 место:

Перевод и использование идиоматических конструкций и выражений в текстах экономического характера

Олешкевич А.С., Добринец О.В., студ. 3 к. МТ, БГУ,

науч. рук. Денисова Г.Г., ст. преподав.

Язык каждого народа обладает такими фразеологическими оборотами, значение которых не вытекает из их грамматической конструкции или из значения элементов, их составляющих. Эти обороты не поддаются непосредственному (прямому) переводу и носят название идиоматических выражений или идиом [1, с.17].

Идиома, вид фразеологизма, – лингвистический термин, обозначающий выражение (оборот речи), употребляющееся как некоторое целое, не подлежащее дальнейшему разложению и обычно не допускающее внутри себя перестановки своих частей. При переводе английских идиоматических выражений используются их соответствия в русском языке:

1) абсолютные эквиваленты: to follow in somebody’s footsteps – пойти по чьим-то стопам, to play with fire – играть с огнем, there’s no smoke without fire – нет дыма без огня;

2) относительные эквиваленты (при сохранении значения английского выражения в русском варианте имеются некоторые отличия): to show one’s teeth - огрызаться, to start business from scratch – начать с нуля, whip and carrot policy – политика кнута и пряника;

3) фразеологические аналоги: to hit the nail on the head – попасть в точку, to beat about the bush – ходить вокруг да около;

4) описания (когда в русском языке нет соответствующего эквивалента или аналога): to show the white feather – проявить малодушие, трусость; to have a skeleton in the cupboard – иметь личную тайну, скрываемую от посторонних (в русском языке нет аналога выражения «иметь скелет в шкафу»).

5) свободный перевод (описательный перевод в сочетании с калькированием): green idea – «незрелая мысль», the ruling clique - «правящая клика» [2].

В деловом мире существуют специфические выражения, непонятные иностранцу. Каждая иностранная компания или организация может проходить стадии успеха и неудач. И, безусловно, это находит отражение в идиомах. Рассмотрим наиболее яркие и интересные из них.

Любители карточных игр привнесли немало метких выражений в копилку английского языка, которые активно используются в деловой сфере. Слово и понятие “deal” (карт. сдача) породило такие выражения, как “square deal” (честная игра), “fair deal” (честная игра, сделка, справедливое отношение), “raw deal” (жульничество, нечестная игра), 'big deal' (крупное дело; важная личность). Благодаря преданным карточному делу людям мы можем сказать, что у нас туз припасен в рукаве (“have an ace up our sleeve”), и поднять ставки (“put up the ante”), а когда кто-то пасует (“throws in his hand”), мы сохраняем невозмутимый вид (“keep a poker face”)[3, с.98].

Также большое количество идиом включают слова, относящиеся тем или иным образом к теме еды, и порой тяжело догадаться, что они могут значить деловой среде. Например:

to take the bread out of somebody’smouth

(отнимать хлеб)

The decision to ban street vendors took the bread out of the mouths of  many people.

big cheese

(важная персона, «шишка»)

Tom's father is a big cheese in the oil industry.

Довольно часто идиомы, используемые в бизнес-среде, включают названия различных животных. Чаще всего они носят неформальный характер. Например:

eager beaver

(трудолюбивый, увлеченный работой человек)

The new accountant works all the time - first to arrive and last to leave   - a real eager beaver!

monkey business

(афера, жульничество, мошенничество)

The results announced seem suspicious - I think there's some    monkey business going on!

Цифры также очень часто входят в состав идиом. Интересными примерами использования таких идиом в деловой сфере могут служить:

number cruncher

(бухгалтер; служащий, занимающийся сложными математическими расчётами)

She's a number cruncher who perfectly understands the organization's financial situation.

сatch twenty two

(парадоксальная ситуация; загвоздка)

I can't get a job without a work permit, and I can't get a work permit  without a job. It's a catch 22 situation[4].

Таким образом, по причине огромного разнообразия идиом невозможно выработать универсальные приемы их перевода, пригодные в любых ситуациях. Поэтому, чтобы успешно справиться с подобной задачей, необходимо не только осознать суть и содержание переводимого материала, но и правильно определить его стилистический эффект.

Литература:

  1. Гришаева Е.Б., Хайбуллина Д.Т. Английский язык в современном бизнес-

пространстве (English in the Business Environment):учеб.пособ./Е.Б.

Гришаева - Издательство КрасГУ: Красноярск,2008.-117с.

  1. Гурьева З. И. Речевая коммуникация в сфере бизнесе(На материале текстов на русском и английском языках) : Дис.. д-ра филол. наук : 10.02.19 : Краснодар, 2003.- 446c. РГБ ОД, 71:04-10/34

  2. Литвинов П.П. 3500 английских фразеологизмов и устойчивых словосочетаний./П.П.Литвинов – М.: Астрель, 2007.-288с.

  3. Longman Dictionary of American English Idioms, Addison Wesley Longman, Karen Stern-L.: Pearson ELT, 2000.- 416 с.

СЕКЦИЯ «ИСКУССТВО ПРЕЗЕНТАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ»

1 место:

Advertising and an Advertising Budget

Alexandra Krishchanovich, 4th year student,
scientific supervisor — L. Andreeva, senior teacher

According to Kotler’s definition, advertising is “any paid form of non-personal presentation and promotion of ideas, goods and services through mass media such as newspapers, magazines, television or radio by an identified sponsor” [2, p.58].

There are five main stages in a well-managed advertising campaign:

Stage 1: Set advertising objectives.

Stage 2: Set the advertising budget.

Stage 3: Determine the key advertising messages.

Stage 4: Decide which advertising media to use.

Stage 5: Evaluate the results of the advertising campaign.

The role of advertising is to create demand for a product. The amount spent on advertising — the advertising budget — should be relevant to the potential sales impact of the campaign. This, in turn will reflect the characteristics of the product being advertised. That’s why an advertising budget of any advertising campaign should be well-planned.

For example, new products tend to need a larger advertising budget to help build awareness and to encourage consumers to trial the product. Thus an advertising budget is set considering in what stage of life-cycle is a product category.

A product that is highly differentiated may also need more advertising to help set it apart from the competition — emphasizing the points of difference.

An advertising budget is usually a percentage share of total marketing budget which is apportioned. The decisions on the amount to be spent are made by advertising managers in co-operation with advertising agency. Many companies resort to more than one method of determining the size of their advertising budgets.

The method selected determines the size of the budget which can have an impact upon the composition of the advertising mix, hence it is of prime importance to select a proper method for the advertising budget. These methods are:

  • percentage of sales method;

  • sales objective method;

  • profit maximization method;

  • objective & task approach;

  • competitors’ parity approach.

In 2010, spending on advertising was estimated at more than $300 billion in the United States and $500 billion worldwide. The largest sums are usually spent on advertising of automotive products and services ($4.5 billion in January – June 2009), telecommunications ($4.3 billion), financial services ($3.8 billion), local services ($3.7 billion), direct response ($3.3 billion), miscellaneous retail ($3.1 billion), food and candy ($3 billion), restaurants ($2.9 billion), personal care products ($2.7 billion), travel and tourism ($2.4 billion) [3].

Top 10 marketers by worldwide media spending in 2009 are represented in the picture 1. The three leaders are Procter & Gamble Co. ($8.68 billion in 2009), Unilever ($6.03 billion) and L’Oreal ($4.56 billion) [1].

Nevertheless it’s obvious that high advertising budgets are not the key to effective advertising. A low budgeted advertisement has the same probability of success if it is a part of good marketing programm, e.g. Red Bull.

Worldwide ad spending is concentrated in the USA ($157.6 billion in 2008), Europe ($124.6 billion) and Asia & Pacific ($117 billion) [3].

Conclusions:

Setting the advertising budget is an essential part of any advertising campaign.

An advertising budget should be relevant to the potential sales impact of the campaign. Companies resort to different methods of determining the size of their advertising budgets: percentage of sales method, profit maximization method, sales objective method, etc.

The sums which are spent on advertising in the world annually amount to billions of dollars.

A large advertising budget does not guarantee successful advertising campaign (e.g. Red Bull).

Picture 1 – Advertising budgets, billion dollars [1]

Literature:

  1. Global Marketer Trees 2010 [Electroniс resource] / Ad Age DataCenter. – Mode of access: /datacenter/globalmarketers2010. – Date of access: 23.04.2011.

  2. Kotler, P. Marketing Essentials / Philip Kоtler. – Northwestern University. – Prentice-Hall, Inc., 1984. – 552 p.

Largest Advertising Budgets [Electroniс resource] / Creditloan. – Mode of access: /infographics/largest-advertising-budgets. – Date of access: 23.04

3 место:

How to make a good advertisement?

Рыковская М., студ 4 к.,

научный руководитель Андреева Л. Г., ст.преп.

Contrary to what many people think, it is not very difficult to create a great advertisement. To do this, it is important to take into account some simple factors and follow some fairly basic rules. The problem is that in any advertisement, the timeframe you have to make an impression on your audience is limited to seconds. For billboard and print ads, this may be as little as 3-5 seconds; for radio and television, 30 seconds is usually standard. This limited time and space may encourage the notion that the advertisement or commercial must be filled with information, but it is far more effective to develop a concise, coherent advertisement that appeals well to its audience.

But what makes this or that advertisement really good?

A good advertisement connects with its audience, is memorable and easily recalled, provides information quickly and succinctly, doesn’t confuse the viewer or make them hunt for the pertinent information and calls the viewer to action.

A good print advertisement is composed of four elements: a provocative image, a strong headline, a paragraph or two of tight, well-written copy, a logo and/or contact information.

To make such an advertisement it is important to follow some rules.

First, you should work off a strategy. It tells you who you're talking to, what he/she cares about, how she/he thinks. It also tells you what factor about the product – or how the promise of using/eating/wearing/driving the product – appeals to this audience. All great work begins with a marketing solution, not a creative solution.

Second, it is important to have an idea. It is really hard to find the right idea, but without the idea it is impossible to create an advertisement.

Third, try to think in words and pictures. These two work together. A picture that finishes the thought started in the headline, or vice versa, is always better than either one attempting to do the entire job alone, because it involves the reader.

Then, it is useful to take risks. Great advertising shouldn't be comfortable. It should go against the grain, challenge convention, make us see things differently. For something to be truly memorable – and that's one of your first objectives – it should be unfamiliar. So advertisements should surprise people. Not for the sake of surprise, but for the sake of making them pay attention. A good rule is to stay in touch and remember that company sells products, services, promises and hope to actual, individual men, women, teenagers. If this company doesn't know who they are, how can they reach them? And also important to use more than one contact method. We live in a world that thrives on multiple ways to get in touch and we can use all of them. It can be helpful to include a map. It is often said that the map sold more advertisements than many other design features. Advertisers love maps because their audience loves maps. They're easy to read and understand without a lot of words. Maps will help your clients get where you want them to go: straight to your store.

It is necessary to remember that benefits are the key and every advertisement needs to have 2 or 3 significant benefits to the consumer highlighted each time. Make sure your brand is readily apparent. Don't just put your logo in your ad if it doesn't include your slogan: make sure you are branding your company name, your logo, and your slogan so that when people think of you they think of all three things.

Of course it is unfair to steal ideas. Any good creative director in this business knows the majority of great advertisements that have been done at least since the '60s. So this method won’t work in the advertising industry.

But some people say that to create a good advertisement you don’t need to follow any rules. It is art like painting a good picture or writing a wonderful song and in art there can be no rules at all. The most important is think about the product and about the client, all the other things are not so important and to do something that's never been done before: fresh, original, different and unexpected.

Literature:

1. Heard, Geoffry. How to make great ads for (sm)all businesses/ Geoffry Heard. – The Worsley press, 1999. – 144 p.

СЕКЦИЯ «СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В РАЗВИТИИ МЕЖДУНАРОДНОГО ТУРИЗМА»

1 место:

STARBUCKS’ EXPERIENCE AS A SOURCE OF QUALITY IDEAS FOR BELARUSIAN COFFEEHOUSES

В.С. Бухтаревич, студ. 3 к.,

научный руководитель А. Ф. Дрозд, канд. филолог. наук, доц.

All commercial foodservice operations have one thing in common: a financial objective to generate a profit from the sale of their food and beverage products. There are also some ways in which they are different. This article focuses on the unique characteristics of food services in Starbucks’ coffeehouses.

What, if anything, can you do to better manage the foodservice operations (to reduce costs without sacrificing quality standards) and to develop more effective marketing (to increase guest counts, check averages, and revenues?). It’s high time to get inspired by the positive experience of the most successful chain of the coffeehouses in the world which is growing by three to four stores a day – Starbucks Company.

Many guests of these restaurants have typically visited this or another restaurant in the chain. They know what to expect and use their experiences to determine whether future visits are likely to be enjoyable. Systems for food and drinks serving in Starbucks’ coffeehouses is effectively designed to minimize unsuccessful service that can cause lowered food quality ( such as cold food) and longer guest waits (for example, when a large volume of slow-to-prepare ice cream drinks hinders the production of other drinks). The speed and manner in which products are delivered to guests is very important: the perceived quality of service is an important factor considered by guests as they evaluate their food service experience.

In Starbucks’ coffeehouses professional food and beverage servers must be knowledgeable (for example, about the available food or beverage products and about work tasks required to serve their guests). They must also be skilled (to deliver service meeting the foodservice operation’s quality standards). As importantly, professional servers must have an attitude that emphasizes pleasing the guests. Every foodservice operation in Starbucks’ must meet or exceed the product, service, and environmental quality standards expected by the guests. These expectations are, however, not often the highest for the restaurant guests in our republic. Quality ideas of Starbucks’ Company can be easily turned into a set of recommendations for Belarusian restaurants.

No restaurant can function properly unless the personnel are friendly. And there are slim chances of personnel being friendly unless Human Resources department does its job properly.

At Starbucks efficient HRM begins with efficient job postings. Unlike Belarusian employers who make quite impersonal want ads, Starbucks’ HR managers make emphasis on the personal qualities they want to see in the candidates. This allows prospective employees to self-select themselves to a certain extent and make the job postings sound livelier [1].

Starbuck’s managers have come up with an idea to call all their employees «partners». This is quite easy to implement in our country as well because the word «partner» is international [2].

Every partner hired for a retail job in a Starbucks store receives at least 24 hours training in the first two to four weeks which is aimed at developing a true connoisseur’s palate from the start, by teaching trainees the basics about coffee and its rich history. They have opened Coffee Master Programme and those who complete all the stages including preparing complicated beverages and making a report at the Starbucks annual conference wear a black apron to set them apart [3]. It’s no use for Belarusian coffeehouses to introduce suchlike complicated training programmes but putting more efforts and time into trying to make training an event for future co-workers may pay off by ensuring motivated personnel and low employee turnover.

It’s worth paying attention to the fact that career paths in Starbucks are very structured. One will never see some of their vacancies advertised externally as they are keen to grow from within. They take an individual approach to employees since they want them to develop at a pace that’s right for them. This means they will expect their partners to speak out and let them know they are ready to talk about progressing to the next stage [4].

By taking measures Starbucks can be proud of their competent personnel. No wonder that According to a Hewitt Associates Starbucks Partner View Survey, Starbucks employees have an 82% job satisfaction rate. This percentage is staggering compared to the industry average of 50% [5].

Starbuck’s unique atmosphere is determined by a number of factors. First of all they create it in accordance with the needs of the customers by having launched “My Starbucks idea” project with the help of which each customer can suggest some ideas concerning service, products and special offers in the special section on their web-sites. Their ideas range from suggesting new flavors to making a new logo for Starbucks’ coffee [6]. Adapting this idea to our conditions it would be great to have suggestion boxes inside the coffeehouses because visiting web-sites of the restaurants on a regular basis is still not that popular with Belarusian customers.

Another tip helping to create a special atmosphere is to sell merchandise in the coffeehouses like bottled drinks, CDs, drinkware, gift packs. Apart from bringing additional profit merchandise contributes to creating a unique concept of any restaurant [7].

Despite the fact that the concepts of Belarusian restaurants differ a lot from that of Starbucks’, using its ideas may boost the quality of service in local restaurants with the minimum amount of effort, money and time.

Literature:

1. Starbucks' Human Resource Management Policies and the Growth Challenge/ IBC Center for Business Research [Electronic resource]. – Mode of access: /casestudies/catalogue/Human%20Resource%20and%20Organization%20Behavior/Starbucks%20Human%20Resource%20Management-Growth%20Challenge-Case%20Studies.htm. – Date of access: 04.01.2011.

2. Facts About Starbucks and Our Partners (Employees) [Electronic resource]. – Mode of access: /article_display.cfm?article_id=225. – Date of access: 04.01.2011.

3. Green of black/ Careers at Starbucks UK [Electronic resource]. – Mode of access: http://careers.starbucks.co.uk/working-here/green-or-black. – Date of access: 04.01.2011.

4. Training and Progression/ Careers at Starbucks UK [Electronic resource]. – Mode of access: http://careers.starbucks.co.uk/working-here/training-and-development. – Date of access: 04.01.2011.

5. How Starbucks achieved its amazing success/ Helium: Business News & Issues [Electronic resource]. – Mode of access: /items/1283019-starbucks-success-and-management. – Date of access: 04.01.2011.

6. My Starbucks Idea/ Starbucks Coffee Company [Electronic resource]. – Mode of access: /. – Date of access: 04.01.2011.

7. Starbucks Store [Electronic resource]. – Mode of access: /. – Date of access: 04.01.2011.

2 место:

THE WORLD’S TOP TOURISTYLE="ATTRACTIONS

Л.И. Данильчик, Е.В. Корсак, Е.В. Шадзевич,

научный руководитель А.Ф. Дрозд, кандидат филологических наук, доцент

Over the recent decades, the growth and development of tourism as both a social and economic activity has, by any stretch of imagination, been remarkable. The development of tourism is frequently based on existing natural or man-made attractions, such as hotels, restaurants, heritage sites or buildings, wilderness areas etc. The nature of tourism demand has undergone a fundamental transformation, with new types of holidays, new tourism experiences emerging. These include innumerable specific types of holiday that fall under broader headings, such as so-called cultural tourism, adventure tourism, extreme tourism, new-age tourism, etc. It is unlikely nowadays that someone prefers to spend two weeks' holiday as a couch potato. That would be much more interesting to visit countries and places you've never been to and see sights you even have never heard of. If you want to make your holiday unforgettable, we suggest you going to these unique hotels.

The Sand Hotel in the United Kingdom is the world’s first sand castle hotel. It was opened on Weymouth beach. A team of six people and a digger were working from 12 to 14 hours a day for eight days, altogether 600 hours. And 1,000 tons of sand was necessary to build this hotel, and it will set you back just $20 a night. A twin and double bedroom is on offer, while the roofless structure gives guests the chance to "star-gaze" at night.

The Ice Hotel in Canada is located just 30 minutes north of Québec City in Canada. It operates from the first week in January to the last week in March, every year it is redesigned and rebuilt entirely. Everything in this hotel is made out of ice. More than 700 000 people from around the world have visited the Hotel de Glace. It has always been and will always be an authentic, unique and unforgettable way to experience winter.

Underwater Hotel in Fiji was opened in 2009 in Fiji. This resort was built 40 feet underwater. A standard suite costs in the region of $1500 a night. Visitors can see everything from their rooms through transparent walls and even feed fish swimming by.

The Propeller Island City Lodge situated in Germany. All rooms and objects were created by the German artist Lars Stroschen. There are 30 rooms with an absolutely unique and personal ambience. One could consider the City Lodge to be a museum with guest accommodations.

If you’re looking to spice up your eating experience we recommend you to visit Dinner in the Sky restaurant which is located in Paris. The uniqueness of Dinner in the Sky is that it is the only restaurant which is hosted at a table suspended at a height of 50 meters. You will never forget your dinner with 21 people around the table and three staff members in the middle (chef, waiter, and entertainer) at such a dizzy height. Dinner in the Sky offers people the opportunity to turn something ordinary into a unique and memorable event.

If you are fond of oriental combat sports and mystery you had better visit Ninja Restaurant in New York. It is the only restaurant in the world where Ninjas serve you. The ordinary and the extraordinary mingles where one is able to experience the mysterious world in which the Ninja lives.

However, if you are eager for getting into paradise you should go to the Maldives’ Ithaa restaurant. Ithaa is the world’s first and unique underwater restaurant that allows its visitors to enjoy their meal and observe the beautiful underwater scenery at the same time. The mostly acrylic restaurant stands at 5 meters bellow the sea level offering its customers a 270 degrees panoramic view of the coral reef that surrounds it. Ithaa can only accommodate 14 people at a time so be sure to book your table in advance if you plan to spend your holiday at the Hilton Maldives complex. It will cost you up to $300 but at least you know you’ve eaten in a truly exclusive location.

If you happen to be either in Paris or in London and you like frightening experiences, then you should try Dans Le Noir? restaurant. It doesn’t look very impressive from the outside but it’s the only place where you can have a meal in the dark. Once there you discover you actually can’t see a thing and you can only hear the whispers of the other guests. You also have the chance of ordering the “surprise menu” so you can discover what you are eating for yourself. Dining can be pretty tricky in these circumstances and if you’re not careful, it can get pretty messy. With the help of the blinded guides you are going to completely re-evaluate the notion of taste and smelling through their gastronomic and pedagogical process.

And the last but not the least is Chillout - ice restaurant in Dubai. Chillout is the first ice lounge in the Middle East where everything from decoration, furniture and teacups is made from ice. Chillout is a spell binding place with its ice sculptures, seating arrangement and illuminated interiors, all at a chilling temperature of -6 C. At -6 C it’s just the right place to get closer!

You are about to begin a fascinating journey that explores the diversity of the world’s greatest architecture? We recommend you to visit Kansas City Library! One of the most unusual buildings in Kansas City is said to have been the facade of the parking garage of the public library. The design of the garage wall now looks like a row of giant books lined up on a shelf. The shelf showcases 22 titles reflecting a wide variety of reading interests.

Your journey will become more specific as you have a close look at Upside Down House. Designed by Daniel Czapiewski, located in the tiny village of Szymbark in Poland. The house has attracted thousands of tourists lately. Some of them complained of mild seasickness and dizziness after just a few minutes of being in the structure. The designer Czapiewski once said he had built the house to remind people about the crimes against humanity.

We live in a wonderful world that is full of many treasures we take for granted. There is no end to the adventures we can have if only we seek them with our eyes open.The travel-tourism-hospitality industry is vast, and it offers seemingly endless and exiting opportunities for those who aspire to see something unusual.

3 место:

Autumn, Winter, Spring and Summer in the UK tourism & travel industry

Семёнова Е.Д., студ. 2 к.,

научный руководитель — Костёрова Н. А., ст.пр.

Recent economic crises had a dramatic impact on the world tourism & travel industry. The global recession turned bright tourist summer into gloomy autumn.

Nevertheless travel to Europe continued to account for more than half of global overnight visitor arrivals. But a generally strong euro made Europe a relatively expensive destination for international travelers. Destinations outside of Europe grew more affordable for European travelers too. As a result the number of arrivals to European countries dropped and the gloomy autumn turned into winter.

But while the Euro is strong, the Pound remains weak compared with recent history. Since 2007 to 2011 the Pound has fallen by 30 per cent against the Euro.

Talking about the current performance of the British tourism industry we can predict that:

In the near future the British travelers will continue to look for value and cost savings. Inbound tourism seems to be more affordable among the British this time.

International travelers should take advantage of this situation. Due to the exceptionally competitive exchange rate Britain has become a more affordable than ever.

Moreover Britain is about to enter a period, expected to deliver a major boost to tourism and the British economy. The Royal Wedding in 2011, the Queen’s Diamond Jubilee and London Olympic and Paralympic games. “Visit Britain”, the national tourism & travel agency, intends to roll out several global marketing campaigns to leverage these events: Luxurious Britain, Classic Britain, Dynamic Britain.

The Classic campaign is aimed to promote traditional tourism market, the Luxurious Britain campaign attracts the world’s wealthiest people with more than a million dollars to spare. Even despite the economic downturn, the number of “rich” tourists travelling throughout the country increased by 17 per cent, compared to 2008, and reached 10 million in 2009.

But up-coming events in the royal family seem to inspire the classic tourism as well, making it not less exciting, giving a second breath to this marketing campaign.

It is not a secret that Prince William, the second in the line for throne, will finally get married on 29 April 2011.

The Royal Wedding will mark the start of the spring of the British tourism & travel industry. Capitalizing on the worldwide interest in the Wedding, a number of new routes to Britain’s vast array of attractions has been created to showcase the whole country.

One more important event in the royal family is Queen’s Elizabeth Diamond Jubilee. A Diamond Pass has been created to mark 60 years of Queen’s reign. The Pass can save up to 40% off the gate prices to top historic sites. And will be available only for overseas visitors.

And finally the 2012 Olympic and Paralympic Games are commonly described as once-in-a-lifetime opportunity to enhance the image of the UK as a visitor destination.

Nevertheless experts predict a drop in the number of arrivals during the main tourism events. This is a result of so-called “stay away” effect. Many potential leisure and business visitors and some of the British as well will choose to spend their spare time outside Britain. They expect that the country will be expensive and busy.

It is important to understand that both the Games and the described key royal events are a long-term investment. The tourism and hospitality industry stands to gain immeasurably from them in the near future.

Good marketing strategy together with unique appeal of Britain as a holiday destination are able to turn spring fresh and encouraging trends in the British tourism & travel industry into its total recovery and further sustainable growth. And the first spell of new tourist summer will be not far off then.

3 место:

Events management

Н. В. Казарина, студ. 3 к.,

научный руководитель А. Ф. Дрозд, доцент

Special events managements is an exiting and growing industry. It attracts persons who possess creative talents and organizational skills. Events professionals enjoy a work environment in which no two days are the same. They create and customize events that provide clients with entertaining, unique, and memorable experiencies.

Special events management is the profession that plans and controls public assemblies gathered for the reasons of celebration, entertainment, and education. ( among other purposes). Activities integral to the process include those related to event research, design, planning, coordination, and evaluation.

Celebration of special events has been part of human history. The special events management profession originated within the discipline of public relations when specialists became necessary to manage activities that creative organizations used to obtain publicity and to build corporate images.

In the last 10 to 15 years, there has been an enormous growth in the event management business. Almost 500 billion US dollars is spent annually on planned events around the world. The industry includes fields such as the MICE (Meetings, Incentives, Conventions and Exhibitions), conferences and seminars as well as music and sports events. The industry now includes events of all sizes from the Olympics down to a breakfast meeting for ten business people.

Many event planners classify events by markets. The most commonly considered are: tourism events, association events, casino and hotel events, retail operations events, fairs, festivals, parades, corporate events, cause- related events,, sporting events and social events. Corporations typically spend a lot of money on events, but the social market is the largest because it encompasses life-cycle events such as birthdays, weddings, anniversaries, and funerals.

One of the biggest trends in the event industry today is the merging of corporate and public events. This is accomplished through many forms of sponsorship. Money, goods, and/or services are provided by an organization in exchange for public relations, advertising, and charitable tax benefits. In addition to the arts, corporate sponsorship plays an increasingly important role in numerous public events, including festivals and holiday celebrations.

Another trend in the special events industry is a renewed interest in professionalism. The nation’s current economic uncertainty, rapid technological advances, and increased competition, among other factors, have prompted event professionals to differentiate themselves by professional credentials and practices. Certification designations are more important today than they have been in the special events industry.

The work of an event planner is many ways similar to that of a meeting planner. The purpose of the event and its budget are initially established. Then the guest list and transportation requirements can be considered. At the same time, the event’s theme may determine its location( which is also affect transportation). When the event site is known, general and specific event planning activities can begin. A postevent evaluation should be undertaken at its conclusion.

The International Special Events Society ( ISES) categorizes members into event disciplines. Category of corporate event management services are corporate hospitality events. A few examples are corporate concerts, fashion shows, team build activities, award shows, corporate parties, incentive programs, and recognition events. The main purpose of these types of events is to improve the relations of the company with their employees as well as with their customers.

There are also other classifications of the event activities: by size: Hallmark (World Expos, Olympic Games); Mega-Events (Rolling Stones concert Halifax September 23, 2006); Major (Kieler Woche); Local/Community; Individual/Private (Wedding Party / Hen Party); by sector: Sport; Entertainment; Art; Culture; Gambling; Outdoor activities; Tourism; by form: One-Time Event; Recurrent event; Fair; Festival; Regular/ Occasional /Spontaneous Activity, etc.

It is commonly known that the more complex the event, the more complex the planning. There is a certain sequence of actions concerning organization of an event. Firstly, it is necessary to set clear objectives, secondly - to draft an outline plan including stakeholders, dates, venue, staffing, costs and then make detailed planning of a budget, logistics and event communications. After that, the necessary arragements for the event are made. Then it is high time to implement an event and analyze its results.

Nowadays events management in the tourism industry is one of the best marketing strategies to attract tourists to the destination. Every event contributes a lot to the local community as tourists spend money on accommodation, food and leisure activities at the destination. Events also help to shape an image of this particular place in the minds of intended tourists who have never visited the place. The examples of world-known events that require a special approach in organization can be San Diego Brazil Carnival, Oktoberfest, The Eurovision Song Contest, The Olympic Games, etc.

The Republic of Belarus also provides many events, some of which are international. Minsk hosted Junior Eurovision Song Contest on the 20th of November 2010. 2014 Hockey World Championship will be held by Belarus in its capital Minsk. Such events as the International Festival of Arts Slavonic Bazaar in Vitebsk, International Festival of medieval culture (Novogrudok), International culinary Festival «Motalskiya Prismaki» are also very exciting.

Events are becoming more and more important nowadays so the significance of their management is also increasing. The management of events is an interdisciplinary task, which covers diverse fields in practice and in research establishments. Events management facilitates rapid communication, impact assessment, and total control of the situation. Such investment in planning helps people to succeed even in the largest, long-term incident.

Секция «Актуальные проблемы перевода (английский язык)»

1 место:

Полисемия как проблема в языке права

Лобанова Е. А., студ. IV к. БГУ,

науч. рук. Ивашкевич И. Н., к. фил.наук, доцент

Полисемия (от греч polys - многий и sema - знак), или наличие у одного и того же слова нескольких связанных между собой значений, является одним из факторов, затрудняющих коммуникацию. В зависимости от лексического окружения (контекста, ситуации) слово как бы поворачивается разными гранями присущей ему семантики.

Лексическая полисемия ставит перед исследователями несколько серьезных теоретических и практических проблем. Эти трудности возникают в типичных для толковых словарей непрестанных смешениях значений и употреблений слова, в расплывчатости границ между значениями и оттенками значений слова, в постоянных разногласиях по вопросу о количестве значений слова и правильности их определения.

Многозначность (как явление) достаточно часто встречается и в юридической терминологии. Термины - это слова специальные, ограниченные своим особым назначением; слова, стремящиеся быть однозначными как точное выражение понятий и называние вещей. Особенностями значения термина являются: соотнесенность не с отдельным предметом, а с понятием; потребность в дефинировании; формирование индивидуальных, свойственных отдельным ученым понятий; соотнесенность значения термина со значениями других терминов в пределах соответствующей терминологической системы; соотнесенность с определенной профессиональной деятельностью и др. Ввиду того, что юридический текст должен обладать такими качествами, как точность, логичность, недвусмысленность, чёткое уяснение значений терминов является исключительно важным.

В данной работе проблема полисемии рассматривается на примере нескольких терминов: treaty, act, agreement, covenant, protocol, convention, declaration, charter.

Термин ‘agreement’ во многих источниках определяется через понятие «treaty» и наоборот. Казалось бы, что между этими понятиями можно поставить знак равенства. Однако «agreement» может употребляться и в значении «решение», «согласие». В свою очередь «treaty» иногда означает не «договор», а процесс переговоров по его заключению. Например, to be in treaty with smb. for smth - вести с кем-л. переговоры о чём-л.

Термин ‘act’ в зависимости от контекста может означать ‘акт как действие’ (caught in the act of stealing — пойманный при совершении кражи), ‘акт как закон’ (Single European Act – Закон о единой Европе).

Пакт (covenant) в международном праве означает вид международного договора, определяющий основополагающие принципы сотрудничества двух или более государств в конкретных сферах [1, с. 618], например International Covenanton Civil and Political Rights — Международный пакт о гражданских и политических правах. Однако ‘covenant’ употребляется и в иных значениях: Covenant of the League of Nations — Устав Лиги Наций; the Old Covenant — Ветхий Завет; the New Covenant — Новый Завет.

Что касается слова ‘протокол’ (protocol), то оно помимо значения «международный договор», может подразумевать под собой, в том числе, запись ведения переговоров.

Конвенция (convention) – это международный договор по специальному вопросу, как правило, многосторонний. Содержание конвенции обычно посвящено одному предмету. Конвенции регулируют как международные отношения в различных сферах (политической, социальной, экономической и др.) [1, с . 230]. К примеру, Convention on International Bills of Exchange and International Promissory Notes, 1988 - Конвенция "О международных переводных векселях и международных простых векселях", 1988. Однако ‘convention’ в определённом контексте приобретает другое значение – совет, съезд, например, в США constitutional convention — конституционный конвент.

Хартия (charter) – это формулирующий общие принципы и цели международный акт, обычно не имеющий обязательной силы (например, Charter of Paris for a NewEurope – Парижская хартия для Новой Европы) [2]. ‘Сharter’ употребляется и в значении ‘устав’ (the UN Charter). В историческом контексте ‘charter of pardon’ — (королевский) указ о помиловании.

Представленные в данной статье значения рассматриваемых юридических терминов – лишь малая часть из всех значений, которые термин может приобретать в зависимости от контекста. У одного термина может быть до 5-6 значений, и он в (сочетании с другим словом) может продуцировать совершенно новые оттенки значения того или иного понятия, которые используются для описания различных явлений и событий.

Литература:

  1. Тихомирова Л. В., Тихомиров М. Ю. Юридическая энциклопедия. Издание 5 –е, дополненное и переработанное / Под ред. М. Ю. Тихомирова. – М.:2007. – 972 с.

  2. Юридические словари. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: /?subaction=showfull&id=0000006514&archive=&cnshow=news&start_from=&ucat=21. – Дата доступа: 10.10.2010.

2 место:

Проблемы перевода единиц устаревших терминосистем (мер веса)

Логинова У., студ. 4 к., спец. МО

научный руководитель Караичева Т.В., доцент, кандидат фил. наук

Перевод текста с одного языка на другой – это, несомненно, часть сопоставления не только языков, но и культур. Нередко в процессе перевода переводчик сталкивается с некоторыми элементами языка, не поддающимися адекватному переводу, так как в языке перевода отсутствуют понятия или явления, существующие в исходном языке. В этом контексте проблемы, возникающие при переводе единиц устаревших терминосистем, в частности мер веса, составляют особую трудность. В настоящее время метрическая система официально принята во всех государствах мира, кроме США, Либерии и Мьянмы (Бирма). Но особый интерес представляет собой Великобритания, где этот процесс еще далек от завершения. Имперская система мер в этой стране имеет глубокие исторические корни, является частью языка и неразрывно связаны с английской литературой.

До 1971 года Великобритания пользовалась трехуровневой недесятичной денежной системой. Переход на общепринятую в мире десятичную систему в денежных расчетах состоялся лишь 15 февраля 1971 г. Фунт стал равняться ста пенсам. После перехода на десятичную денежную систему английские монеты стали называться «новые пенсы». Но в позднее слово «новый» было снято, и монетам было возвращено их традиционное название. К этому времени из обращения были выведены монеты в 1/2 пенни, 3 и 6 пенсов.

В современном обществе наблюдается сосуществование в сознании и обиходе людей двух систем, имперской и метрической. Прошли те времена, когда стоимость золота определялась его весом: чем тяжелее была золотая монета, тем большей стоимостью она обладала. Два фунта золота были в 2 раза дороже одного фунта золота. Сегодня деньги более не связаны с мерой веса.

В то же время имперская система мер веса сохраняет свое употребление. И это происходит несмотря на то, что с 1 января 2000 года по закону все сыпучие товары должны измеряться согласно метрической системе мер (килограммы и граммы). Но уже в 2007 году Евросоюз принял решение отказаться от попыток запретить в Великобритании использование имперской системы мер и весов.

Традиционные неметрические единицы измерения, использование которых разрешено законодательством страны, были ограничены до следующих единиц:

- миля (1,609 км), ярд (91.44 см), фут (30.48 см) и дюйм (2.54 см) для использования на дорожных указателях, для определения расстояния и скорости;

- пинт (568 мл) для продажи пива и молока в повторно используемых контейнерах;

- фунт (453,6 г) и тройская унция (31 г) для измерения веса золота, серебра и других драгоценных металлов

Существует 4 основных способа перевода единиц устаревших терминосистем.

При необходимости точного перевода термина, когда действительно важен именно точный вес, пересчеты выполняются точно с использованием таблиц мер и весов. В таком случае при переводе требуются пояснения, так как получатель на русский язык этой системой представлений не владеет.

The 13 French raids across southern France turned up no less than 48.5 lbs (22 kg) of explosives.

В результате 13 внезапных нападений на территории южной Франции были найдены, по меньшей мере, 48,5 фунтов (22 кг) взрывчатки.

Но возможны случаи локального употребления устаревших мер веса. На протяжении многих веков Ирландия славится своим превосходным пивом, бесчисленными пабами. Поэтому весьма маловероятно, что ирландцы перестанут заказывать пиво в таких привычных и любимых ими пинтах. Но для русскоговорящего человека более понятным будет перевод-аналог: «большая/малая кружка».

Иногда наиболее приемлемым может быть не буквальный перевод, а приблизительный пересчет.

With its 56-inch wingspan, a female red-tailed hawk can weigh up to four pounds.

У самки краснохвостого ястреба размах крыла составляет 17 м, весить она может до 2 кг.

В переносном смысле фунты и унции могут приобретать значение «много-мало», при этом идет постепенное расширение сферы использования данного значения, его фразеологизация. Переносное значение чаще всего проявляется во фразеологизмах, удачные варианты перевода которых можно найти в словарях реалий, во фразеологических или толковых словарях.

a pound to a penny - держать пари, биться об заклад

аn ounce of practice is worth a pound of theory - меньше слов, больше дела

in for a penny, in for a pound - взялся за гуж, не говори, что не дюж

аn ounce of discretion is worth a pound of wit - капля такта дороже потоков острословия

an ounce of prevention is worth a pound of cure - лучшая тактика – профилактика

Следует отметить, что большинство общественно-политических изданий возвращаются к имперской системе лишь для того, чтобы сделать акцент на традиционность и привычность или употребить уже ставшим фразеологическим оборот для усиления эмоциональной окраски.

Таким образом, каждый переводчик должен стремиться не только к тому, чтобы передать средствами другого языка целостно и точно содержание подлинника, но должен помнить о необходимости сохранения всей полноты национально-культурных особенностей оригинала.

Секция «Профессионально-ориентированная речь на английском языке»

1 место:

Women in Armed conflicts: Legal Status and Protection

Taleronok Anna 4th year,

academic adviser Ivashkevich I.N., PhD

Today, it is more dangerous to be a woman on the war than a soldier.”

There have been more than 250 major wars since the end of World War II, resulting in over 23 million casualties. In wartime, civilians suffer the most. In today's wars, 90 percent of casualties are civilians, 75 percent of whom are women and children; a century ago, 90 percent of war casualties were male soldiers. From country to country war looks the same. In wartime, civilians suffer the most. Families are separated. Homes are destroyed. Food and water is scarce. Schools close. People are wounded or killed. Lives are shattered. Women have been trying to keep families together. Armed conflict displaces people from their homes and livelihoods. Women often have to cope with the loss of close relatives and find a new way to support themselves and their families.

The impact of armed conflict on women takes many forms, some are more apparent than others. One of the most torturous consequences of armed conflict for many women is the issue of missing persons. Thousands of women are searching for news on the fate of their relatives - generally male - who are missing. The inability to mourn and bury loved ones has an enormous impact on the survivors of war. This search for missing relatives often drags on long after the end of an armed conflict and can be a lasting impediment to the process of reconciliation.

The Law of Armed Conflict / International Humanitarian Law protects women who are taken prisoner, interned or detained. The relevant provisions are laid down in the four Geneva Conventions for the Protection of War Victims of 12 August 1949 and their two 1977 Additional Protocols and concern the treatment of persons deprived of their freedom, including the specific conditions of detention and treatment of women. In other situations of violence not covered by the 1949 Geneva Conventions and their Additional Protocols, other international standards supplement domestic legislation on the treatment of detainees.

The Amnesty International and its Stop Violence Against Women Campaign pointed out the three most important issues of today. They are as follows: lack of women’s security in situations where the rule of law has collapsed; abuse of women by armed groups; abuse of women by security or state personnel. According to the materials of The United Nations Fourth World Conference on Women ‘one out of every three women has been beaten, coerced into sex, or otherwise abused’. Some international legal instruments provide protection of women in armed conflict. They are as follows:

Article 27 of the 1949 Geneva Conventions, in response to the aggressive reprisal upon women during World War II, states, "Women shall be especially protected against any attack on their honor, in particular against rape, enforced prostitution, or any form of indecent assault.

Protocol I to the 1949 Geneva Conventions, addressing civilian and/or military authorities who involve themselves in cases of international armed conflicts, as well as colonial domination and racist regimes, states women "shall be protected in particular against rape, forced prostitution, and any other form of indecent assault."

Many acts of sexual violence – including rape, gang rape, abduction and sexual slavery, forced marriage, forced pregnancy, forced maternity, and sexual mutilation – constitute torture under Customary International Law. These acts are considered war crimes and constitute grave breaches of the Geneva Convention.

If the goal is to destroy the social fabric of society, the rape of girls and women is seen as a particularly effective weapon.  The UN recognizes four different types of war rape: 1) Genocidal rape where specific ethnic groups are targeted; 2) opportunistic rape that occurs when the rule of law breaks down during war time; 3) political rape that is used to punish certain groups; 4) forced concubinage in which girls and women are forced into sex slavery in militias and armies.

To conclude in modern armed conflicts women: 1) experience armed conflicts in a multitude of ways; 2) suffer in war today not because of an absence of law, but because of the lack of implementation of, and/or respect for, existing laws; 3) and it is also very important to involve women in the assessment of the situation of armed conflicts. As in the waging of today’s war, parties to armed conflict are more and more often not distinguishing between combatants and civilians, so governments of all states should take under consideration that it is necessary to have clear obligations under Human Rights Law to protect civilians from abuse by either their own forces or by members of armed groups. International Humanitarian Law, The Law of Human Rights and Refugee Law afford protection according to the needs of women in situations of armed conflicts.

2 место:

Trademarks

Monich Mary 4th year,

academic adviser Ivashkevich I.N., PhD

In the legal doctrine a Trademark is defined as ‘a sign which helps to distinguish goods and services of one producer from those of others’. That is why the importance of Trademarks is in its ability to distinguish the goods of different producers and to help customers to identify the goods of those producers whom we trust (such as for example Adidas) and who have gained its world-known brand name thanks to the quality of these goods. You may also refer to trade mark as a brand, logo and etc. There are two classifications of Trademarks. According to the first one Trademarks can be divided into the following groups: 1) Conventional TM; 2) Non-conventional TM. Conventional TMs are those which can be performed by signs consisting of: names (including personal names); letters; numerals; figurative elements; 3D graphic signs; combinations of colours. Non-traditional TM are based on: 1) color; 2) smell ; 3) sound; 4) light.

The example is the trademark of a famous bubble-gum ‘Wrigleys’ which consists of three colors: white, yellow and green; the logo of film company ‘Metro-Goldwyn-Mayer’ which is represented by lion's roaring.

The second classification of Trademarks distinguishes between ordinary TM and well-known TM. The main difference of the well-known TM from the ordinary one is that the term of their validity is unlimited. In the Republic of Belarus the list of well-known TM is presented by Milavitsa, Atlant, Savushkin Product, Velcom, Santa Bremor, Alivaryia, Kommunarka, Spartak and Pesnyary. The owners of such TM enjoy higher legal protection of their rights.

The list the main legal sources of TM on international level is as follows:

Paris Convention for the Protection of Industrial Property 1883 – which includes the main aspects of TM.

Madrid Agreement Concerning the International Registration of Marks 1891 and the Protocol to it 1989 which concerns the procedure of the registration of TM.

Nairobi Treaty on the Protection of the Olympic Symbol 1981. This document prohibits the use of Olympic Symbol for commercial purposes.

The Agreement on Trade-Related Aspects of Intellectual Property Rights 1994.

The main legal instrument regulating TM in the Republic of Belarus is the Law on TM and Service Marks which was adopted in 1993. Nowadays when the Republic of Belarus is going to enter the WTO the main objective of our country in respect of TM is to adjust TM law in accordance with TRIPS.

What concerns the registration of TM it must be noted that there are three types of such a registration:

• national (in the scope of it an application for the registration of TM is submitted to the patent authority of the proper country; in our country such an authority is the National Center of Intellectual Property). In accordance with this type of a registration the rights on trademarks are recognized only on the territory of the country of registration, e.g. in Belarus. That is why in order to protect the rights of owners of TM abroad two more types of registration exist. They are regional and international kinds of registration;

• in the scope of regional registration an application is submitted to the regional organization, such as, for example, the Office of Harmonization for the Internal Market, which is situated on the territory of the European Union. According to this registration rights on trademarks are recognized on the territories of all 27 members of the EU;

• and finally in the scope of international registration an application is submitted to the International Bureau of the World Organization on Intellectual Property within the framework of Madrid system of the registration of trademarks. According to this type rights are recognized on the territory of States-members of Madrid Agreement which an applicant indicates such States in his application.

There are some grounds for refusal to register TM. So the TMs are not registered if they:

 describe goods or services or any characteristics of them, for example, marks which show the quality, quantity, purpose, value or geographical origin of your goods or services;

 have become customary in the line of trade;

 are not distinctive;

 are specially protected emblems (flags and other State emblems, official signs and abbreviations and names of international inter-governmental organizations);

 are offensive;

 are against law, public order, principles of humanity and morality;

 are deceptive. There should be nothing in the mark which would lead the public to think that particular goods and services have a quality which they do not.

After any registration TM is designated by the symbol ® - which means «registered». Unregistered TM can be also indicated – by the symbols ™ (for goods) and ℠ - (for services). The advantage of the registered TM is that its owner has an ability to enjoy exclusive rights on it (including use and disposal) and to prevent them from infringements.

In conclusion it must be noted that trademarks play an extremely important role in commerce. If they didn`t exist we couldn`t identify and that is why buy goods of our favourite producers. The best way to ensure the protection of Trademarks is to register them.

3 место:

Arab revolutions 2010-2011: a step forward or the way to nowhere?

Klimenka Kate, 5-th year student,

academic adviser - Ivashkevich I.N., PhD

.

For almost half of the year world`s attention has been drawn to Arab countries. Revolutions are taking place in Tunisia, Egypt, Yemen, Bahrain, Jordan, Libya and other Muslim countries. This article makes an attempt to define reasons, motion/process of these revolutions and to show consequences for European and non-European states. The focus of my attention is Egypt and Tunisia because in these states we can see that the situation is more or less completed.

So revolution in Tunisia (the Sidi Bouzid Revolt, derived from the city where the initial protests began, or Jasmine revolution, but the last one is not in favor in Tunisia itself) began on 18th of December 2010 and hasn`t finished yet. But the events in this country led to the ousting of longtime president Zine El Abidine Ben Ali in January 2011.

Egyptian revolution (called 25th January revolution, Lotus revolution, or “18 day revolution” in the media) began on 25th of January and led to resignation of president Hosni Mubarak, but street demonstrations and other unrest have continued to the present day.

But what are the reasons for these events? Politicians and analysts said that the causes of them are as follows:

High unemployment rate

Food inflation

Corruption

Lack of freedom of speech and other political freedom

Poor living conditions (Egypt - construction boom, but prices are high and middle class people can not afford it)

State of emergency law in Egypt (N162 of 1958, enacted in 1967). Under the law police powers are extended, constitutional rights are suspended, censorship is legalized.

Despite the fact that the revolutions took place in neighboring Arab countries, they were different. But the situation in Tunisia and Yemen is similar. In both countries the governments are trying to minimize Islamic influence. For example there is a ban on wearing yashmak in public places. Careful attention is paid to education. Foreign and domestic donations are very high. But the authorities are unable to provide the youth with suitable working places. The situation is the following: young people study abroad and see prosperity and welfare of foreign countries then they come back to their native countries and face poverty and unemployment.

The attitude to opposition was different too. In Tunisia opposition had enough power (20% - 214 seats in Parliament), but in Egypt all opposition parties, especially Muslim, were banned.

Now let`s try to answer question which was stated at the beginning of this article ‘ARE ARAB REVOLUTIONS A STEP FORWARD OR THE WAY TO NOWHERE’?

As for me I cannot give a definite answer to this question. But it makes one think that these revolutions led to ousting dictators, and are a step towards democratic transformations, the chance to build the society based on human rights and democratic values. But, on the other hand, such events have their own negative effects. Three lessons should be learnt from the revolutions taking place in Libya, Egypt, Tunisia and elsewhere. The first is that they belong to the people who made them. The Libyans, Egyptians and Tunisians have made enormous personal sacrifices with their determination and heroism.

The second lesson is that these revolutions have only just begun, and the task of clearing out old faces is still work in progress. Tunisia ousted its second leader in as many months when Mohamed Ghannouchi resigned as prime minister after three days of protest. With the US and France pressing for the formation of a model which would absorb leading members of the old ruling party, the RCD, in a new democratic party, the Tunisian street is having none of it. They want a complete change, not people like Ghannouchi back in a new guise. Whether a leaderless revolution will be able to create its own leadership without fissuring is another matter. But it is clear what the ambition is.

The third lesson is that the process of remaking politics will occur independently of outside influence, Islamist or western. While the Egyptian military still need US aid, the government that finally emerges after free elections may indeed be more independent. Western policy in the Middle East will have little option but to adjust to a new reality. It will be in no position to dictate terms. When these regimes died, their role as unsavoury, but ultimately useful clients died with them. Of course new revolutions brought the problem of refugees. Thousands of people leave their home countries dreaming of better life.

So we are the witnesses of two huge but contradictory processes. One is the Arab liberation revolution. After half a century during which tyrants have ruled the Arab world, their control is weakening. The Arab masses will no longer accept what they used to accept. In this regard it is a step forward. The Arab liberation revolution will fundamentally change the Middle East.

Секция «Англоязычный мир и проблемы международного права»

1 место:



Some legal issues of the transplantation in the Republic of Belarus

  1. Shetsko, BSU 1st year student,

academic adviser – L. Laptsinskaya, senior reader

The principal normative legal act, which regulates the transplantation on the territory of Belarus is the Law of the Republic of Belarus “On the transplantation of human organs and tissues” 2007.[1] The author examines the presumption of consent and offers some measures to improve the regulation of taking out organs and tissues from a cadaveric donor.

According to parts 3, 4 art.11 of the Law taking out organs and tissues from cadaveric donor is regulated by the presumption of consent – that is, if a person (or the member of his/her family) didn’t express his/her refusal to giving the organs to anyone else after the death, he/she is deemed to agree to such actions. The realization of this principle in the Republic of Belarus is connected with some psychological problems. One of them is the dissatisfaction of the members of the family, who were not notified of the operation. The other is doctors’ misgivings about the family’s revenge, in case they are against. It should be observed, though, that according to the Law, it is not obligatory for doctors to talk to the relatives of a dead about the prospective taking-out of organs. Thereby, if by the moment of such an action doctors were not informed about a dead’s refusal to be a donor, the operation is not unlawful.

After all, the legitimacy of doctors’ actions doesn’t solve the problems mentioned. What is more, such manipulations deprive a person of the right to decide the destiny of the body after the death. Under part 2 art. 17 of Additional Protocol to the Convention on Human Rights and Biomedicine, on Transplantation of Organs and Tissues of Human Origin neither organs nor tissues can be taken out if a person protested against it. [2] The fixation of this principle on the international level proves its progressiveness and deep respect for human rights. According to the Belarusian law, the absence of any information that one was against being a donor after the death gives doctors the right to start an operation, but it doesn’t rule out the possibility of a person’s disagreement to this. So, the official fixation of the presumption of consent in the Law without pointing out the necessity of giving a talk to a dead’s family seems to be inhumane.

On the other hand, it should be mentioned, that taking out organs and tissues from a cadaveric donor is often performed in the conditions that simply preclude the opportunity to give such a talk. In this situation an organ can become unfit for a transfer and an operation becomes impossible because of the time spent. This may lead to the diminution in the number of graftings made in Belarus, overloading of waiting lists and an increase in the mortality among those who stand in a queue for transplantation. That is, the fixation of the obligation to give a talk to the members of a potential donor’s family is considered to be inhumane to a prospective recipient.

Carrying out a range of special measures to ascertain one’s consent to being a donor as fast as possible seems to be the best solution to the hurdles stated. In order to provide these measures a republican data bank should be created. The main objective of it is to contain full information about the people who are against serving as donors. For the most effective realization of the human right to decide the destiny of the body after the death it must be compulsory for all therapeutists in clinics and doctors in charge to inform patients about the possibility to become a donor. Apart from this they must register a person’s refusal in the republican data base if necessary. Thereby a doctor will be able to find out whether one is against serving as a donor or not in a few seconds, and the absence of necessity to give a talk to a dead’s family will drastically reduce the number of people waiting for an organ. This is very important, because the period of the vitality of some of them is too short (from 4 days to 1.5 minutes) What is more, active policy of the government, medical community, religious and public organizations can make a success in popularizing the donorship and cut down on the amount of refusals. For example, Spain has become one of the world’s leaders in this sphere after carrying out such activities. [3] All in all, the measures offered can drastically change the situation and improve the efficiency of the legal regulation of transplantation in the Republic of Belarus.

Literature

  1. The Law of the Republic of Belarus “On the transplantation of human organs and tissues” of March, 4th 1997, № 28-З (09.01.2007 № 207-З) // National Center of Legal Information [Electronic resource]. – 2007. – http://www.pravo.by. – Date of access: 16.03.2011.

  2. Additional Protocol to the Convention on Human Rights and Biomedicine, on Transplantation of Organs and Tissues of Human Origin // Council of Europe [Electronic resource]. – 2008. –http:t. – Date of access: 13.03.2011.

  3. Smirnow, F. The presumption of donorship / F. Smirnow // Medical newspaper [Electronic resource]. – 2000. – № 56. – . – Date of access: 08.03.2011.

2 место:

Legal regulation of marijuana in the United States

Денисюк Д., студ. 2.к.,

научный руководитель – Лаптинская Л.С.,ст.преподаватель

The Cannabis ( the marijuana plant) has a long history of medical, religious and industrial uses dating back thousands of years and today it is the most widely used illegal drug in the world. According to National Survey on Drug Use and Health 2008, more than 100 million Americans (42 % of adults) have ever tried it and 15 million have used it in the past month. Even Barack Obama said in his pre-election speech that, when he had been a kid, he had hailed frequently. Marijuana is the largest cash crop in the United States, because the value of produced marijuana is over $35 billion that is more than the value of corn and wheat combined.

In response to a substantial increase in drug use in America in 1970 the US Congress established the National Commission on Marihuana and Drug Abuse. The Commission`s report “Drug use in America: problem in perspective” was issued in March 1973, this act summarized the findings concerning the drug use patterns in the US. It proposed a framework for policymaking, legal regulation, prevention and treatment of drug use, as drugs still remained to be a crime cause. Later, The National Commission on Marihuana and Drug Abuse identified four models of availability for psychoactive substances. The first involved no special controls: the substance was treated in the same way as other market commodities; the second provided special control, but the substance was available for self-defined purposes. The third model limited availability to specific purposes (mostly medical). Under the fourth approach, the substance was not legally available at all, except for the research purpose. The first two models can be characterized as “regulatory” approaches and the second two as “prohibitory” approaches. In 1970, under the Controlled Substances Act, the manufacture and distribution of cocaine, opiates and cannabis were unlawful on both federal and state levels. Time passed, and Americans became less conservative. Since 1996, fourteen states have passed laws permitting the medical use of marijuana.

California (the first state to OK medical marijuana purchase) and Colorado are considered to be in the forefront of the burgeoning industry. In Colorado many labs are existing to provide medical testing and certification of marijuana specimens for the hundreds of retail dispensaries, and state-certified individuals. Testing is also offered to certified growers and to manufacturers of “edibles” – the cannabis-laced caramels, ice creams, chocolate-covered cherries and candies. The Full Spectrum Laboratories in Colorado do this varied service and are able to fulfill some complicated tests. THC(tetrahydracannabinol) is the most psychoactive component of the plant, producing the euphoria that people refer to as “getting high,” but medical marijuana experts generally are far more enthusiastic about another active ingredient, cannabidiol (CBD).

According to Bob Winnicki, one of the full-time scientists of the FSL, CBD produces the largest number of medical effects, such as anti-anxiety, anti-inflammatory effects; it easies the symptoms of arthritis, diabetes, nausea, lowers blood pressure. But many of the distributers grow the plant in their kitchens and medical properties of marijuana decline as well as CBD content. People sometimes get sick, so they think that the stuff is adulterated. FDA (Food and Drug Administration) has a vital role to play in correcting public misinformation regarding marijuana.

Under the state law you can start growing marijuana legally after getting a license, that means that you are able to buy, use and grow marijuana for medical reasons. A patient can have someone else grow the pot simply by possessing a photocopy of the card. In other words all this provides an opportunity for booming business, that pays huge fees plus ongoing sales tax – a great economic profit for the US. But what is really interesting, that marijuana is still banned on the federal level, as the federal legislation is predominant it should be prosecuted and classified as a violation of the federal law. Why no action is taken? The answer is that it is up to the federal government to say whether they want to prosecute them or not. President Barack Obama made his support for medical marijuana known during the 2008 election campaign and it has since become official policy.

To sum up, I would like to say, that phenomenon of marijuana, a drug on the one hand and a miracle cure without drawbacks on the other, is going to be a burning issue for dozens of years. Nowadays it has corresponding legal regulation: a ban on the federal level and limited access on the local. Due to the current political authority marijuana selling is not prosecuted, but it should be, as there arises another problem – a gap in enforcement of the federal law. Democracy – one of the principles of American society allows people themselves to rule their lives. Fifty-five percent of the people surveyed (CNBC poll) said they oppose complete legalization of marijuana, while one-third of the country is in favor of the idea. Will cannabis be treated like coke, available for everybody, anywhere, at any time? Only time will show.

Literature:

  1. Marijuana and Money [Electronic Resource].- , 2011.-Mode of access: /id/36179399. -Date of access: 15.04.2011

  2. Substance Abuse and Mental Health Services Administration, U.S. Department of Health and Human Services, National Survey on Drug Use and Health, 2008,Table G.1 and G.5.

  3. Gettman, J. “Marijuana Production in the United States”,The Bulletin of Cannabis Reform, No. 2, December 2006.

  4. NATIONAL COMMISSION ON MARIHUANA AND DRUG ABUSE. (1973). Drug abuse in America: Problem in perspective. Washington. DC: U.S. Government Printing Office.

3 место:

Family Violence

Olga Rudnitskaya, BSU 1st year student,

academic advisor – L. Laptinskaya, senior reader

Domestic violence as a factor of social disadvantage has always been a problem of all nations and peoples living in different corners of our globe. This problem is one of the most pressing topics of humanity. Society's attitude to family violence has changed. Previously, many types of domestic violence were actually legalized. In London at the beginning of the century there was a rule: "Male is entitled to beat his quarrelsome wife at home, in case that the stick he uses will be thicker than the thumb of his hand." In America in 1824, the law officially freed men from responsibility for corporal punishment of wives in cases of "extreme necessity". In America and Europe, domestic violence became a social problem and received a negative assessment by the society in the 70-s of the 20th century. And in Belarus there started a discussion of family violence since 1993. It was initiated by women's organizations.

Under the domestic violence should be understood any intentional act by one member of the family against another, if the act violates the constitutional rights and freedoms of members of the family, it causes him physical pain, harm, or carries a threat of physical or psychological harm of a family member. [1]

Family is the basic unit of our society. It has its own life circle and its own particular dynamics based on psychological, emotional and inter-personal factors specific to the group. [2, p.11] The social problem of domestic violence is multiple, its forms and types are multiple too. These forms are: physical, psychological, sexual and economical.

The phenomenon is fairly widespread and it affects all the members of the family. Thus this problem is divided into three types: violence against children, against the elderly and violence between husband and wife. [3, с.1]

The main factors that breed violence are: alcoholism, drugs, prostitution, unemployment, anxiety about the future, hidden mental problems, economical problems and jealousy. [2, p. 10] And some people just believe in severe upbringing. Childhood plays its role as well. Adults who abuse or neglect children or their intimate partner have had a very hard childhood. Some of these people were physically abused in their childhood. [4, p.62] It is a vicious circle: violence gives rise to violence.

According to the statistics one in four women has experienced domestic violence in her lifetime, mostly by an intimate partner. Women of different races are equally vulnerable. On average, more than three women and one man are murdered by their intimate partners in the USA every day. Violence against a male has grown appreciably. That, to my mind, stems from female’s emancipation. In a survey of American families, 50% of the men who frequently assaulted their wives also frequently abused their children. Violence against the elderly is widely spread too. It is the most hidden phenomenon in domestic violence. There is 36% of physical violence and 81% of psychological violence against the elderly. [5]

Although there are many reasons, they all stem from the fact that, by definition, everything takes place “privately” within the family. Victims rarely complain. If they are children, they’re often unable to voice their complaints, are afraid to do so or are not aware of their situation as they have no point of comparison. If they are women, they often keep quiet too, either because of ignorance of their rights or fear of the consequences, or because they are trying to save the family, particularly for the sake of children, or for psychological, emotional or cultural reasons. [2, p.10] For example, in England, if a woman, beaten by her husband, goes to the police, the authorities will remove children from such home. So the reasons why people keep silent are obvious. [4, p.58] Silence is often due to lack of assistance agencies because of ignorance of their existence, along with a fear of criminal procedures. As a result, violence within the family remains hidden, and there is very little statistical guidance in the matter.

After analyzing all the literature and statistics, it can be said that people are not informed enough of this problem. Most people consider physical violence to be a normal way of child upbringing and don’t think that psychological violence exists. In conclusion, I can say that we should raise public concern to this problem, begin to inform and to apply to the public and show that it is not the problem of one particular family, but of the whole society. Public support is necessary in any criminal prevention policy, and it is especially necessary for the prevention of violence in the family. In this field, intervention of neighbors, teachers, colleagues or welfare associations is essential. In view of the particular nature of violence in the family, it would be desirable to have special criminal law definitions for these offences. This would contribute to a clearer picture of the phenomenon.

Literature

  1. Шакина, В.А. Что такое насилие. [Электронный ресурс]. - Иркутск, 2008. – Режим доступа: /chto/main.html Дата доступа: 01.04.2011.

  2. Violence in the family. – Strasbourg: Council of Europe Publ., 1986.- (Legal affairs) – 15 p.

  3. Брайцева, Е.А. Женское супружеское насилие: авторефер. дис. канд. социолог.: 26.12.08/ Е.А. Брайцева; Нижегородский гос. ун-т. – Нижний Новгород, 2008. – 34 с.

  4. Criminological aspects of the ill-treatment of children in the family/ Europ. Comm. On Crime Problems. – Strasbourg: Council of Europe Publ., 1981. – 153 p.

  5. Domestic Violence// Resource Center [Electronic resource]. – Mode of access: /domestic/viblence/resources/C61/.Date of access: 18.04.2011.

Секция «Современные аспекты лингвострановедения»

1 место:

Conformity. The Influence of the Majority

Аксючиц М., студ. 2 К., научный руководитель – Дмитриева Э.А., старший

преподаватель кафедры английского языка гуманитарных специальностей


Conformity is a subject that psychologists have been investigating for almost half a century. Some of them think that this is some kind of a curse which we have to combat by all means, but others feel easier about it and prefer to investigate this phenomenon as something inevitable and immortal, trying to find out the reasons of it and situations when it can occur. So, let’s start with the definition of conformity.

According to the Oxford dictionary of social sciences, conformity is the tendency to make one's actions comply with prevailing norms, irrespective of one's personal beliefs. In 1935 Muzafer Sherif, a famous Turkish social psychologist, who worked at Oklahoma University, the USA, was one of the first to conduct a classic study of conformity. Sherif put subjects in a dark room and told them to watch a pinpoint of light and report how far it moved. Psychologists had previously discovered that a small, unmoving light in a dark room often appeared to be moving. This was labelled the autokinetic effect. First Sherif studied how subjects reacted to the autokinetic effect when they were in a room by themselves. He found that they soon established their own individual norms for the judgment—usually 2 to 6 inches. In the next phase of the experiment, groups of subjects were put in the dark room, 2 or 3 at a time, and asked to agree on a judgment. Now Sherif noted a tendency to compromise. People who usually made an estimate like 6 inches or 2 inches soon made their judgments to like 4 inches. Sherif's subjects were not aware of this social influence. When Sherif asked subjects directly, "Were you influenced by the judgments of other persons during the experiments," most denied it. But they had increased their conformity to group norms, anyway.

In 1951 another famous psychologist Solomon Asch, an American Gestalt psychologist and pioneer in social psychology, also held an interesting experiment on conformity. For the experiment, eight subjects were seated around a table, with the seating plan carefully constructed to prevent any suspicion. Only one participant was actually a genuine subject for the experiment, the rest being carefully tutored to give certain pre-selected responses. The construction was simple; each participant, in turn, was asked to answer a series of questions, such as which line matched the reference line. The participants gave a variety of answers, at first correct, to avoid arousing suspicion in the subject, but then with some incorrect responses added. This would allow Asch to determine how the answers of the subject would change with the added influence of peer pressure. The Asch Experiment results were unexpected and showed that peer pressure could have a measurable influence on the answers given. When surrounded by people giving an incorrect answer, over one third of the subjects also voiced an incorrect opinion. There have been a number of criticisms of Asch’s experiments; the subjects were all young males. More mature people have had enough experience of life, and more mental strength; they are more likely to hold true to their convictions. But anyway, the results were really striking.

Later, in 2005 Gregory Berns, a distinguished American neuroeconomist, held a similar experiment as Asch. For his experiment he used 2 3D objects and asked 32 subjects whether they match or not. As in Asch’s experiment the majority of the group was confederates who were told to give pre-selected numbers. It could seem amazing but the results were almost the same as in Asch’s experiment, but Berns discovered that if conformity occurred at the level of perception the occipital brain area was expected to show activity, and if it occurred at the level of action or judgement Orbitofrontal Cortex was expected to show activity.

It should be pointed out that in general there are LOTS of human mechanisms that can work for or against us. Clearly, conformity has some advantages. It can give the society a convenient structure, predictability and can also create some helpful conventions. But conformity starts to be against us when we become tyrannised by the group opinion in areas, where this opinion shouldn’t be the main for us. We can suddenly feel the loss of authentic self for no good reason. People, who can actually resist the public opinion and have their own point of view, form the minority, who struggle for freedom of mind and independence. But the paradox is that the opinion of that minority can be pressing either. So, everything starts from the beginning.

An interesting experiment showed that, for example, from a group of 10 people who say that their opinion is X, usually 1/3 has the opinion A. But they keep their point of view to themselves being afraid of social penalties, and so, they work for the statistics of the majority. But can you imagine how the social landscape could have changed if that minority wasn’t afraid? Many people try to show that they’re against conformity, they read a lot of “just do it” books, listen to auto trainings. But unfortunately, in fact, they don’t DO anything, they don’t change their behaviour. Also, the fear of disappointing people can play a great role and prevent us from free expression of our feelings, especially if those people are from a group that is very close to us.

I’d like to underline that sometimes we want to prevent confusion, we don’t want to be laughed at or seem antisocial, but I beg of you: let’s risk being more fully ourselves. Maybe we’ll like THIS more!

2 место:

Virginia Woolf’s Concept of Feminism

Грамович. А., студ. 4 к. ЛСВ,

научный руководитель — Дмитриева Э. А., ст. преподаватель

A profound and insightful statement on women and fiction, Virginia Woolf’s extended essay “A Room of One’s Own” has been repeatedly reviewed and analyzed since its first publication in 1929. Since then, critics often discuss the feminist aspect of Woolf’s essay in interestingly different ways. Some of them (like A. Bennett) state that Woolf’s essay is not a feminist work, reject the idea that Woolf’s discussion of women and fiction may lean towards politics, and reduce the essay’s scope to a collection of musings on women and fiction.

Nevertheless, the majority responds to “A Room of One’s Own” in the opposite way: they claim that Woolf’s work is feminist, and Woolf’s feminism emphasizes not only women and their relationship to fiction, but all people of genius who have not had an opportunity to use it because of their lack of money and privacy. Virginia Woolf’s own intention in writing the essay may have actually been to create a work that lay somewhere in between these two extremes.

Woolf repeatedly insists upon the necessity of an inheritance that requires no obligations and of the privacy of one's own room for the promotion of creative genius. She gives a historical argument that lack of money and privacy has prevented women from writing with genius in the past. Without money, women are slavishly dependent on men; without privacy, constant interruptions block their creativity. Freedom of thought is hampered as women consume themselves with thoughts of gender. They write out of anger or insecurity, and such emotions make them think about themselves rather than about their subjects. Aphra Behn is the first female writer to earn her own money from writing. She paved the way for 19th-century novelists like Jane Austen who were able to write despite the lack of privacy in their family sitting-rooms. Woolf believes that contemporary female writers still generally operate out of anger or insecurity, but that in the future, with money and privacy, their minds will be freed and their genius will blossom.

Woolf adapts Romantic poet Samuel Taylor Coleridge's idea that the "androgynous" mind is a pure vessel for thought that inspires the most objective and creative relationship with reality. Woolf does not view androgyny as asexual, but rather as a union of male and female minds, which she believes are different. She encourages this differentiation but sees their fusion as a necessity; both genders have a blind spot about their own and the opposite sex, and are dependent on each other to flesh out an accurate portrayal of humanity (she also contends that the sexes are dependent on each other to renew creative power). For instance, Woolf believes a female writer must find a sentence for womanly needs. Ultimately, the androgynous mind, like Shakespeare's, is unconcerned with its owner's petty grievances; it rises beyond and filters out its personality as its genius shines incandescently upon the world.

Woolf posits that men historically belittle women as a means of asserting their own superiority. In her metaphor of a looking-glass relationship, men, threatened by the thought of losing their power, reduce women to enlarge themselves. However, just as women's writing suffers from the emotions of anger and fear, men's writing suffers from this aggression. The men the narrator reviews do not write "dispassionate," detached arguments that would otherwise convince the reader, but expose their own prejudices. In the end, their writing revolves around them rather than around their subject. Woolf points out that war is a greater societal byproduct of this consuming aggression and defensiveness.

Much of "A Room of One's Own" is dedicated to an analysis of the patriarchal English society that has limited women's opportunity. Woolf reflects upon how men, the only gender allowed to keep their own money, have historically fed resources back into the universities and like institutions that helped them gain power in the first place; in contrast, the women's university the narrator stays at had to scrap together funds when it was chartered. Woolf compares the effect of the relative wealth of the male and female universities: the luxurious lunch at the men's college provokes pleasant intellectual banter, while the mediocre dinner at the female college hampers thought. Women are not even allowed in the library at the men's college without special permission, or to cross the lawn.

Woolf stretches back to Elizabethan times to give a fictional-historical example of sexism: Judith Shakespeare, imagined sister of William, leads a tragic life of unrealized genius as society scorns her attempts to make something of her brilliant mind. Woolf traces such obstacles against women writers through the modern day; beyond her main treatment of money and privacy, she touches upon topics such as the masculine derogation of female books, subjects, and prose style.

• Judith was as adventurous, as imaginative, as bright to see the world as William was. But she was not sent to school.

• While William learns, Judith is chastised by her parents should she happen to pick up a book, as she is inevitably abandoning some household chore to which she could be attending.

• Judith is betrothed, and when she does not want to marry, she is beaten and then shamed into marriage by her father.

• While Shakespeare establishes himself, Judith is trapped by the confines of the expectations of women.

• Judith kills herself, and her genius goes unexpressed, while Shakespeare lives on and establishes his legacy.

Thus, Virginia Woolf points out fundamental difference between two genders: men have always been free to do what they want, while women lacked this opportunity due to their dependence from men and institutions established and ruled by men. Though the essay does not contain any sharp criticism of modern society, “A Room of One’s Own” managed to become an inspiration for the global movement, which feminism has become in the 20th century.

3 место:

Phenomenon of Tolkienism

Аскари А.С., студ. 3 к. ЛСВ,

научный руководитель – Дмитриева Э.А., старший преподаватель

Many people have read books and a lot of among those who have are fascinated by J. R. R. Tolkien. And now there appeared such curious a phenomenon as Tolkienism.

Tolkienists are members of Tolkien Fandom, an international, informal community of fans of J. R. R. Tolkien’s works. This Fandom includes many societies and clubs all over the world. One of the first, the Tolkien Society, was founded in 1969 in the UK.

A tolkienist is someone who studies J. R. R. Tolkien’s works. These studies are called tolkienology, which include different researches:

  • Reconstruction of history of the Middle-earth;

  • Genealogies of creatures of the Middle-earth;

  • Tolkienian linguistics: researches of the languages, that Tolkien designed for the Middle-earth, and their writing systems;

  • Astronomic and geographical descriptions in the books;

  • Morality issues;

  • Tolkiennymy – etymology of names;

  • Strategies of wars and battles;

  • Tolkien’s calendars.

One of Tolkien’s fans has given on his web-site an explanation of tolkienism, which gives a full understanding of the phenomenon: “Tolkienism is a spiritual path that is based on the writings of the Silent Prophet – J. R. R. Tolkien. We acknowledge the existence of beings that no longer dwell on this planet, such as elves, dwarves, hobbits, etc. We can find in ourselves strength to face the future, or to foresee it if we are so gifted. It is the long forgotten strength of our ancestors, whoever they may be, that dwelt in the Middle-earth, when Men were noble and had not yet been corrupted. Many following this path are other kin; some are humans who have heard the words of the Silent Prophet and known, without doubt that his words were true. I explore this as a spiritual path and history that has been long-forgotten.”

The author of this explanation could be called a “radical” tolkienist. But is this kind of radicalism dangerous for the society? I think it is not. Tolkienists are not a terroristic group; they are a peaceful subculture, which includes people of the same interests. They gather together, take part in role playing games based on Tolkien’s books. These games are something like improvised theater plays, but a person does not have to learn his role by heart. He or she has a spontaneous role, which is not limited by a scenario. It gives every player a chance to unleash his imagination, to feel the atmosphere of another world and for some hours to become a part of it.

Still “radical” tolkienism can cause some problems in person’s family and in modern society. There were and still are some attempts to create a religious cult based on Tolkien’s books. Some “radical” tolkienists tried to found Temples of Gods of the Middle-earth in many countries. Nevertheless, if it is a spiritual way and if they do not have specific features of a destructive sect, it is their right to believe in whatever they want.

All people are similar in their beliefs. They believe in something that exists now only in the farthest depths of their memories. They believe that there is more than what there appears to be. Tolkienism, although like anything can be combined with a variety of other paths, is a separate path itself. One does not have to have Christian, Pagan or any other specific background to be a tolkienist. Although Tolkien was a Christian many of his influences came from traditional, pagan and other sources like folktales. Some may also call Tolkienists those who are eccentric fans of his books.

The most pressing problem is misunderstanding. Many people, especially parents, do not understand what tolkienism is. They do not understand why their children take part in role playing games. It seems and sounds very strange to them. On the other hand, children do not try to explain what they are busy with. Many of them begin to live in the world of their game. It leads to the generation gap becoming wider. I think, the reason of all these problems is not in tolkienism, it is in human nature. Many people do not understand the limits and go beyond all bounds.

It is quite apparent that many tolkienists are gifted people, who create wonderful verses, stories and paintings. There are lots of good singers among them. Still their creativity is mostly known only to other tolkienists. But everyone should understand that creativity is necessary only there, where it is interesting to people. Nevertheless, some creations of Tolkien’s fans are well-known. For example, rock-opera “Finrod-Song”, based on “The Silmarillion”, was composed, written and staged by Russian tolkienists. We also can mention two movies, “The Hunt for Gollum” and “Born of Hope”, which were produced by Tolkien’s fans in the UK.

In conclusion I would like to mention “Seven Stages of Tolkienism”:

  1. I’ve read Tolkien’s books, I like them.

  2. You are crazy about Tolkien? Make someone be crazy about him too!

  3. My nationality is an elf.

  4. Look at my passport! I am Gendalf the Grey!

  5. Do not laugh at me! I saw a hobbit in our forest yesterday! I swear!

  6. I have been in the Middle-earth! I have seen all the events!

  7. Tolkien was not right. Listen attentively, I’ll tell you how it was…

And may I ask you: what is your stage of tolkienism?

Many of us have heard such words like Shakespearian, Pushkinist and so on. These words refer to people who study works and language of different great writers and poets. I am sure, Tolkien is one of the most prominent writers of the 20th century, so people should not think that Tolkienists (those who study his books) are strange and dangerous for our society.

Секция «Библия и мировая культура»

1 место:

Мотив тщетных поисков смысла бытия в поэме Т. С. Элиота

«Бесплодная земля»

Константинова А. К., студ. 5 к. БГУ,

научный руководитель Синило Г. В., доцент.

Мотив тщетных поисков смысла бытия – один из главных мотивов поэмы Т.С. Элиота «Бесплодная земля». Он связан прежде всего со средневековой легендой о Короле-рыбаке, вынужденном искать Грааль, чтобы спасти себя и свою землю от бесплодия. Поскольку главным концептом легенды является земля, необходимо обратиться к анализу топоса земли в поэме Элиота. Образ бесплодной земли создается посредством использования синонимичных в контексте произведения слов и выражений. К ним относятся: stone (камень), rubbish (мусор), dust (пыль, прах, тлен), mountains (горы), rocks (скалы), road (дорога, путь), sand (песок), ruins (развалины, руины).

Наибольшее количество метафор земли содержится в пятой части поэмы – “What the Thunder Said”, соответствующей последнему этапу поисков Грааля. Все метафоры земли, содержащиеся в этой части, призваны подчеркнуть бессмысленность и тщетность поисков воды как средства, утоляющего духовную жажду. В последней части произведения находим противопоставление двух начал: сухого как бездуховного, обреченного, и влажного как духовного, спасительного. Такое противопоставление противоречиво: вода, источник есть традиционный библейский символ духовных знаний, духовного наполнения, но и камень символизирует христианскую церковь, т.е. духовные ценности. По А. А. Аствацатурову, такая дихотомия символов обусловлена разрывом представлений о Боге в сознании человека [1, с. 8]. Чтобы спастись, необходимо обрести Бога в душе. Тщетность человеческих усилий на этом пути подчеркивается во фрагменте, интерпретирующем евангельский сюжет о путешествии двух учеников Иисуса Христа. Ученики встречают Иисуса, но не узнают его. Это говорит о тщетности духовных скитаний лирического героя, о тщетности попыток вернуть содержание своей опустошенной душе, превратившейся в бесплодную землю. Из анализа духовного пути лирического героя следует, что в поэме мотив тщетных поисков реализуется в двух переплетающихся планах: первый связан с легендой о Граале, второй – это современный автору Лондон, жители которого утратили состояние духовной целостности и постоянно ощущают надорванность бытия.

В завершающем произведение фрагменте представлен внешне бессвязный ряд образов, отсылающих к произведениям разных культурных эпох: образ Короля-Рыбака, образ падающего Лондонского моста, образ разрушенной башни и др. Образ разрушенной башни символизирует гибель культуры, разрыв с традицией и, несомненно, отсылает в библейской притче о Вавилонской башне. Согласно Элиоту, нельзя разделять культуру отдельной личности, культуру отдельного социального слоя и культуру всего общества [2, с. 158]. В поэме Элиот символически отражает состояние культуры в целом, исходя из собственного определения. Согласно поэту, все три аспекта культуры искажены: чувственное преобладает над духовным. Культура гибнет по причине утраты связи с традицией, представляющей собой духовные ценности. Разрыв связи с культурами прошлого, с традицией, духовную пустоту символизирует ряд приведенных выше образов.

Финальные слова «Datta, Dayadhvam, Damyata // Shantih shantih shantih» являются ключом к решению проблемы духовной пустоты. Они означает последовательно «дай», «сочувствуй», «владей собой». Это три элемента, необходимых для человеческой жизни. «Shantih shantih shantih» переводится с санскрита как «мир, который превыше всякого ума» [3, с. 76]. В нашей интерпретации это мир, подчиняющийся законам Бога, которые человек не способен понять до конца, однако смысл его существования в подчинении этим законам, в любви к Богу. Данный фрагмент соотносится с финалом Книги Экклесиаста.

Выводы: мотив тщетных поисков в поэме Элиота «Бесплодная земля» реализуется через образ земли, который представлен рядом метафор (waste land, dead land, stony rubbish, и др.). Бесплодная земля символизирует гибнущую культуру, состояние смерти-в-жизни (преобладания чувственного над духовным). Лирический герой тщетно пытается найти спасение на трех уровнях: на уровне отдельной личности, на уровне отдельных социальных слоев, на уровне целого общества. Бесплодная земля – внутренний мир каждого отдельного человека и состояние всего человечества. В итоге лирический герой получает формулу избавления (Datta, Dayadhvam, Damyata, Shantih shantih shantih), однако в тексте не указано, понимает ли он суть этого откровения, т.е. его духовные поиски тщетны. Мотив тщеты в произведении подчеркивает жизненную необходимость следования определенным этическим установкам, без которых невозможно дальнейшее развитие личности, культуры и цивилизации.

Литература:

1. Аствацатуров, А. А. Проблема смерти в поэтической системе Т. С. Элиота / А. А. Аствацатуров // Фигуры Танатоса: Искусство умирания. Сб. статей / Под ред. А.В. Демичева, М.С. Уварова. СПб., 1998. С.34-50.

2. Элиот, Т. С. Три значения понятия культура / Т. С. Элиот // Т. С. Элиот. Избранное. М., 2002. С. 157 – 158.

3. Eliot. T. S. Notes on ‘The Waste Land’ / T. S. Eliot // T. S. Eliot. Collected poems. New York, 1991. P. 70 – 76.

2 место:

Интерпретация притчи о Каине и Авеле в мистерии Дж.Г. Байрона «Каин»

Лустач Е. С., студ. 5 к.,

научный руководитель – Синило Г. В., к. филол. н., доцент

Творчество выдающегося английского романтика Джорджа Гордона Байрона не всегда понимали и принимали на родине: его обвиняли в богохульстве и в отсутствии таланта, в однообразии и безвкусии. Но, как справедливо заметил однажды И.В. Гёте, “англичане могут думать о Байроне все, что им угодно, однако другого такого поэта они не произвели” [цит. по: 1, с. 103]. Действительно, Байрон является самой мощной фигурой английского романтизма, его имя стало символом эпохи, а его произведениями до сих пор восхищаются во всем мире.

С 16 июля по 9 сентября 1821 года Байрон пишет одно из самых дерзких своих произведений – мистерию «Каин». Прочитав байроновского «Каина», читатель с удивлением заметит, что у английского романтика жертвой выступает скорее Каин, нежели Авель. Каин Байрона – бунтарь, усомнившийся во всеблагости и справедливости Господа, он возмущен униженностью и страданиями людей. Нет ничего удивительного в том, что мистерия вызвала бурю негодований, “особенно, – как отмечает А. Моруа, – с точки зрения ортодоксальной религии” [2, с. 323].

Все произведение построено на антитезе. Т.Л. Бабчина замечает: “Каин – мятежник, Каин – глашатай свободной, критической мысли противопоставлен тирану – Богу и его прислужникам на земле: Адаму, Еве и, в первую очередь, брату Авелю” [3, с. 9]. Это противопоставление становится заметным с первых строк произведения, когда все (Адам, Ева, Авель, Ада и Селла) возносят хвалу Богу, а Каин молчит, более того он говорит: “I have nought to ask” [4, p. 3] («Мне нечего просить». – Здесь и далее подстрочный перевод наш. – Е. Л.), и на вопрос отца: “Nor aught to thank for” [4, p. 3] («И не за что быть благодарным?») – он также отвечает отрицательно. Герой высоко ценит знания, всей своей сущностью он хочет постигнуть тайны жизни и смерти. Он не понимает, что знание может быть опасно. Каин говорит: “… knowledge is good, // And life is good; and how can both be evil?” [4, p. 5] («… знание есть добро, // И жизнь есть добро, и как эти два понятия могут быть злом?»)

Общеизвестно, что знание влечет за собой усложнение жизни, особенно трагических сторон бытия, оно не всегда во благо. Размышляя об опасности знания, Г.В. Синило пишет: «Оно (знание – Е.Л.) вынуждает страдать, поскольку усложняет видение человеком мира и самого себя, приводит к утрате ясной целостности бытия, к внутреннему разрыву. Познание по определению трагично хотя бы потому, что экзистенциально ограничено. Вот почему мудрый Экклесиаст пишет: “Потому что во многой мудрости много печали; // и кто умножает познания, умножает скорбь” (Эккл 1:18)» [5, c. 116]. Данные слова как нельзя лучше передают душевное состояние байроновского героя. Он растерян, его мучает вопрос: в чем же виноват он, Каин? Почему он вынужден страдать из-за греха, которого не совершал? Вот тут-то и появляется Люцифер, который, как замечает А. Моруа, “объявляет себя равным Богу. Он предлагает показать Каину истинный мир, в котором нет условностей” [2, c. 322]. Люцифер, зовя Каина с собой, говорит: “Аnd I will show // What thou dar’st not deny, – the history // Of past – and present, and of future worlds” [4, p. 13] («И я покажу то, // что ты не осмелишься отрицать, – историю // прошлого – и настоящего, и будущих миров»).

Каин проклинает самого Бога, который лишил его (а вместе с ним и все человечество) вечной жизни: “Cursed be // He who invented Life that leads to Death! // Or the dull mass of life, that, being life, // Could not retain, but needs must forfeit it – // Even for the innocent!” [4, p. 43] («Будь проклят // Он, кто придумал Жизнь, которая ведет к Смерти! // Или тусклую жизнь, которую, хоть она и является жизнью, // Нельзя сохранить, но нужды, которые должны лишить ее – // Даже для невиновного»).

Каин впечатлен всем увиденным и услышанным от Люцифера. Видение иных миров приводит его в неописуемый трепет. Это и восхищение, и экстаз, и негодование на установленный Богом порядок. В такой духовной настроенности Каин вынужден приступить к жертвоприношению. Герой Байрона не хотел убивать своего брата, это не предумышленное убийство, каковым оно предстает в Священном Писании, но убийство, совершенное в момент аффекта. Каин видит, что огонь на жертвеннике Авеля разрастается в столп ослепительного пламени и поднимается к небу, а его жертвенник ветер опрокидывает и плоды раскидывает по земле. Он вступает в спор со своим братом, предупреждает его и затем, чтобы отстранить Авеля от алтаря, берет с жертвенника головню и поражает его в висок. Сам того не желая, Каин впустил в этот мир то, чего сам так боялся, – смерть. Но пока он этого еще не осознает (или не хочет осознавать): “I smote // Too fiercely, but not fatally. Ah, why // Wouldst thou oppose me? This is mockery; // And only done to daunt me: – ’twas a blow – // And but a blow. Stir – stir – nay, only stir! // Why, so – that’s well! – thou breathest! breathe upon me! // Oh God! Oh God!” [4, p. 83] («Я ударил // Слишком сильно, но не смертельно. Ах, почему // Ты противостоял мне? Это насмешка; // И сделано лишь для того, чтобы укротить меня: это был удар, // Всего удар. Пошевелись, пошевелись, только пошевелись! // Почему, так – это хорошо! – ты дышишь! Дыши на меня! // О Боже! О Боже!»)

Наконец, Каин понимает, что его брат мертв, на его стоны приходит Селла, вслед за ней Адам, Ева и Ада. Увидев распростертое на земле тело Авеля, Ева первой догадывается о произошедшем, она проклинает собственно сына, позже то же самое делает ангел (в Библии, как мы помним, сам Бог проклинает Каина). Одна Ада остается верной своему мужу и брату и вместе с ним покидает землю близ рая и отправляется в изгнание. На этом заканчивается мистерия Дж.Г. Байрона «Каин», вызвавшая бурю яростного негодования среди реакционной части английского общества и одновременно давшая повод к восторженным откликам со стороны настоящих ценителей творчества поэта.

В результате можно прийти к следующим выводам:

Мистерия Дж.Г. Байрона «Каин» отразила кризисное мироощущение, свойственное рубежу XVIII–XIX столетий – времени Французской буржуазной революции, наполеоновских войн, национально-освободительных движений.

Взяв за основу своего произведения библейскую притчу о Каине и Авеле, Байрон разработал ее в деталях, дал свое прочтение Писания. Главный герой английского писателя – Каин – образ собирательный, символический. Но если в Библии он является олицетворением самого страшного преступления – убийства, то здесь он представляет собой человека, жаждущего справедливости, сострадающего будущим поколениям людей, желающего постичь тайны мира, но вставшего на неверный путь Богоборчества и вынужденно платить за совершенную ошибку.

В мистерии Каин выступает жертвой. Он не имел сознательного преступного замысла. Трагедия героя заключена в раздвоенности личности, в потере целостности. В кульминационный момент убийства Каин изображается в состоянии аффекта. В этом кардинальное отличие интерпретации Байрона, который существенно смягчает вину своего героя.

Литература:

  1. Тертерян, И.А. Романтизм / И.А. Тертерян // История всемирной литературы: в 9 т. Т. 6. М., 1989.

  2. Моруа, А. Дон Жуан, или Жизнь Байрона / А. Моруа. М., 2000.

  3. Бабчина, Т.Л. Дж.Г. Байрон «Каин» / Т.Л. Бабчина. Рига, 1973.

  4. Byron, G.G. Cain: a mystery / G.G. Byron. Paris, 1968.

  5. Сініла, Г.В. Біблія як феномен культуры і літаратуры. Ч. 1. Духоўны і мастацкі свет Торы: Кніга Быцця / Г.В. Сініла. Мінск, 2003.

3 место:

Представление о вечной женственности в еврейской мистике и в гностицизме

Зиновьева А., студ. 3 к.,

научный руководитель – Синило Г. В., к. фил. н., доцент

Прежде чем как приступить к раскрытию обозначенной темы, следует оговориться, что мы не берем всю еврейскую мистику, которая ведет свое начало от эпохи поздней античности и простирается вплоть до современности, мы сосредоточимся на средневековой каббалистической мистике (испанская школа Каббалы, к которой относится и самое влиятельное каббалистическое сочинение – Книга Сияния). Также мы не беремся за все гностические учения, так как они еще более разнородны, чем еврейская мистика. В данной статье мы обратимся только к сиро-египетскому региону, а точнее к гностикам Василиду и Валентину (оба II в. н.э.), но весь гностицизм не сводится к этим, пусть даже столь ярким представителям. Оба гностика (и большая часть их последователей) сходятся на там, что существует некий первоначальный эон, непознаваемая Первосущность, находящаяся в молчании, который порождает два эона, которые последовательно порождают еще двух и так далее вплоть до тридцати. Тридцатым эоном является София (находится в паре-сизигии с «Желанным»). Далее существует несколько версий: либо София сама порождает несовершенное творение – Ахамот (падшую Софию), которую исключают из Плеромы в низший мир. И именно она, Ахамот, и становится матерью всего сущего, а также и матерью Демиурга. По второй версии София, вследствие своего неуемного желания познать тайну Первоотца, выпадает за пределы Плеромы, и уже там рождает сообща с некой «тенью» Христа, Демиурга и Диавола. Но в любой интерпретации София является источником как духовной жизни на земле, так и бездуховной.

Процесс выделение в едином Боге женской сущности, предвечной и внеположенной миру, начался в еврейской традиции еще в канонической Книге Притчей Соломоновых, продолжившись в период завершения кодификации Танаха (Ветхого Завета) (II в. до н.э.), а именно в книге Премудрости Иисуса сына Сирахова (начало II в. до н.э), затем в талмудическую эпоху (II в. до н.э – VI/VII вв. н.э.), и нашло свое полное и окончательное завершение в еврейской мистике – особенно в Зогаре (XIII в.) и Лурианской Каббале (XVI в.). Причем еще в собственно библейских текстах не встречается гипотазированного женского образы, Шехины (Божественного присутствия), но зато уже в талмудической литературе она появляется и начинает отождествляться с Хохмой – Божественной Премудростью, которая была героиней Книги Притчей Соломоновых и Книги Премудрости Иисуса сына Сирахова. Причем эти две фиксации образа Хохмы и станут той отправной точкой, из которой разовьется все учение о Шехине, как одной из неотделенных ипостасей Бога.

Исследовательница библейских текстов, Г.В. Синило полагает, что «открытие Йегошуа Бен-Сиры заключается в том, что Премудрость предстает в его книге как Возлюбленная и сама Любовь. Возможно, это уже шаг на пути отождествления Премудрости и Шехины – Присутствия Бога среди людей» [2, с. 221]. В Зогаре, по словам Гершома Шолема, одного из самых авторитетных современных исследователей еврейской мистики, «прежде всего она (Шехина) отождествлялась с «общиной Израиля», родом невидимой церкви, олицетворявшем мистическую идею Израиля в его союзе с Богом не только в его блаженстве, но и его страдании, и его изгнании. Шехина – не только Царица, Дочь и Невеста Бога, но и праматерь каждого индивидуума во Израиле»[3, с. 289].

На этом этапе развития еврейской мистической традиции (не без влияния гностических и неоплатонических идей) образ Шехины дифференцируется, она становится многоаспектной: так с одной стороны, Шехина является неотторжимой частью самого Бога, пребывающей в нем самом, как олицетворение одной из его эманаций – десятойой Сфирот, которая носит название Мальхут (что может быть переведено как «царственность» и ассоциируется с женским пассивным, рецептивным началом, «вечной женственностью», через которое божественная энергия изливается в мир дольний). В Зогаре и близко примыкающих к нему текстах существуют некоторое расхождение касательно того, где изначально пребывала Шехина – на небе или на земле, но изменение состояния самой Шехины мыслится как следствие порочности и несовершенства мира, а в первую очередь – человека в этом мире. Приведем пример из сочинения одного из представителей Жеромской Каббалы, Йосефа Джикатилы: «В начале творения сердцевина Шехины находилась в низших сферах. И так как Шехина была внизу, небо и земля составляло единство и пребывали в совершенной гармонии. Родники и каналы, через которые все из верхних сфер стекает в нижние еще действовали полностью и беспрепятственно, и, таким образом, Бог заполнял все сверху донизу. Но когда явился Адам и совершил грех, порядок вещей превратился в беспорядок и небесные каналы разрушились» [цит. по: 3]. Согласно второй версии, Шехина изначально присутствовала именно в высших сферах и находилась в мистическом браке со своим Небесным Супругом – Богом, но так как чаша грехов переполнилась (материальное воплощение этого – разрушение Иерусалимского Храма), и народ Израиля отправился в изгнание, то это привело к нарушению гармонии и в божественной сфере. И Бог вынужден был разлучиться со своей Шехиной, и она отправилась в изгнание вместе с народом.

Таким образом, можно провести параллели между образом Софии в гностицизме и образом Шехины (Хохмы) в еврейской мистике. И там и там эта «вечная женственность» является источником духовной жизни (она наделяет человек душой), но в гностицизме, с его отрицательным восприятием мира материального, София (или падшая София, Ахамот) является источником порочного и несовершенного мира. Такого положения нет в еврейской мистике, так как вещественный мир не является чем-то отрицательным и греховным. Шехина (Хохма) выступает как помощница Бога, «художница» во время создания дольнего мира, то есть как созидательная, «мироустрояющая» воля.

Литература:

1. Библия: Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета / Синод. пер.

2. Синило Г. В. Танах и мировая поэзия / Г.В, Синило. Минск, 2009.

3. Шолем Г. Основные течения в еврейской мистике / Г. Шолем. М. 2004

Секция «Теория культуры: типология и проблемы изучения»

1 место:

Lady Liberty: женский образ в североамериканской культуре как первообраз архетипа матери

Романовская И. А., студ. 4 к.,

Усовская Э. А., доцент

Исследование архетипических оснований культуры и человеческой деятельности — одна из ключевых проблем культурологии. Наиболее ярким и репрезентативным архетипом во всех культурах является архетип Матери. К. Г. Юнг дает емкое описание сути этого сложного архетипа: «Суть архетипа матери — нечто «материнское»: в конечном счете, магический авторитет всего женского; мудрость и духовная высота по ту сторону рассудка; нечто благостное, нечто дающее пристанище, нечто чреватое, несущее в себе что-то, подательница роста, плодородия и пропитания».

Lady Liberty воспринимается в сознании американцев наряду со многими другими определениями еще и как Мать, которая встречает своих заблудших детей — иммигрантов, которые после долгих скитаний в поисках счастливой жизни пришли обрести ее в лоне американской земли. В пользу таких коннотаций говорит и весьма выигрышное месторасположение статуи. Она размещена на острове так, что первое, на что падает взор вновь прибывшего путешественника или иммигранта — это Lady Liberty. Американский исследователь Марвин Трахтенберг подчеркивает высокую значимость Статуи Свободы как символа любящей матери для иммигрантов: «Миллионы иммигрантов, которые приезжали в Нью-Йорк на заре двадцатого века видели в этой величественной фигуре первое указание на начало их новой успешной жизни. Ее поднятую ввысь руку иммигранты воспринимали как радушное приветствие: “Эта огромная страна хочет видеть тебя в своих рядах!”

Все иммигранты, прибывавшие в Америку, связывают свои лучшие чаяния с этой страной-воплощением сбывающихся мечтаний. И первые переселенцы в этом плане задали тон последующим поколениям. Приехав в Новый Свет в большинстве случаев не от лучшей жизни, они смогли создать сильную и процветающую страну. Это лишний раз подчеркивает, что в сознании людей Америка ассоциировалась с Золотым Веком и Землей Обетованной. Такие коннотации не замедлили отразиться и на образе Статуи Свободы. Например, героиня Софи Лорен в фильме «La Mortadella» рассказывая полицейскому о своей жизни, предлагает ему послушать ее песни, которые она сочиняла еще на родине. Мелодичный голос героини повествует о своей тяжелой судьбе и невозможности официально зарегистрировать отношения с любимым на родине, неприятие и непонимание их чувств со стороны знакомых и родственников. И тут же она сообщает о решении, которое находит ее возлюбленный: поехать в Америку, где все люди счастливы, а влюбленные могут всегда быть вместе, не расставаясь, и обниматься под сенью Lady Liberty. Интересно отметить, что этот фильм в американской культурной среде получил второе название, которое даже не включает первое название — «Lady Liberty». Американские зрители четко соотнесли успех и счастье вновь встретившихся возлюбленных в конце фильма с «провидением» все той же заботливой матери Статуи Свободы.

Упрочиться во мнении о наделении американской культурой Статуи Свободы героическими смыслами помогает и плакатное искусство Америки разных временных отрезков, где первую скрипку отводится играть именно Lady Liberty. Наиболее рельефно эта идея репрезентируется в плакатах периода Первой и Второй Мировых войн. Например, пропагандистский плакат «That Liberty shall not perish from the earth! Buy liberty bonds» («Эта Свобода не должна исчезнуть с земли. Купи «облигации свободы»»), где на кроваво-красном фоне возвышается обезглавленная Статуя Свободы, обращенная спиной к зрителю и лицом к пролетающим в военном небе бомбардировщикам. Степень ответственности за плачевное состояние народной святыни несет каждый, кто смотрит на плакат и каждый должен стремиться приложить максиму своих усилий, чтобы спасая символ страны, сохранить тем самым и ее самою.

Сущностное ценностное наполнение образа Свободы, озаряющей мир, неисчерпаем, что только подтверждает ее исключительную значимость для американской культуры. Она поистине «включает в себя все и ничто в ней не отсутствует», как и в самом архетипе матери.

2 место:

Идентичность в глобализирующемся мире

Симаков Ю.С., студ. IV к.,

Усовская Э.А., доцент

Многие политические и социальные институты пошатнулись, показывая нам пример того, как глобальная система может выходить из-под контроля. Происходит резкая смена идентичностей, а также смена отношения к ним. Не так давно репортеры канала «Euro news» показали репортаж, где речь шла о мученике революции. Мужчина из Бенгази, начинив автомобиль взрывчатыми веществами, врезался в ворота правительственной военной базы. Благодаря содеянному, повстанцы захватили и уничтожили то, что по мнению большинства, можно назвать оплотом тирании. Родственники погибшего глубоко скорбят, но гордятся тем, что близкий им человек пал за свободу. Вот перед нами история, которая и служит примером смены идентичностей. С одной стороны,, нам предлагают восхищаться этим самоотверженным шахидом, с другой, нам становится непонятно почему, его единомышленники в Палестине, Ираке, Афганистане, Ливане именуются экстремистами, фанатиками и террористами. Такая двойственная политика наносит удар по нашему сознанию, т.е. способности индивида выражать свое собственное отношение. Здесь становится очевидным, что если глобальное мнение по отношению к данному человеку позитивно, а наше негативно – это заставляет нас сомневаться и, как результат принимать мнение большинства.

Глобальная политика, навязывает нам мнение-отношение: уже готовый вариант как нам оценивать те или иные события. Двойственное восприятие приводит нас к тому, что мы становимся невидимыми гражданами незримого общества. Такое впечатление создается с одной стороны, с помощью индивидуализации проблем, а также планов и общественных устремлений и, с другой – сокращения полномочий национального государства. Зигмунд Бауман пишет: «Современный политический суверенитет государства есть лишь слабая тень многогранной – политической, экономической, военной и культурной – автономии держав прошлого, создавшихся по образцу тотального государства» [1, с. LIII]. Сегодня, как отмечает исследователь, суверенные государства мало что могут предпринять ради противостояния давлению глобализованных капитала, финансов и торговли, в том числе и торговли в области культуры.

Первый фактор влияния глобализации на национальное самосознание наблюдается в снижении интереса людей к совместным и общим делам. Этому способствует государство, которое старается передать как можно больше обязанностей и функций в сферу частных интересов и забот индивидов. Под влиянием глобализирующих тенденций, государства неспособны решать локальные проблемы, также как и устанавливать общепринятые нормы и ценности: коллективные гарантии, нормы защищенности, эстетические принципы и модели поведения, которые могли бы ослабить чувства ненадежности и ощущение неопределенности. Такие переживания, подрывают уверенность человека в самом себе, вырабатывая двойной стандарт отношения к миру, и как результат, влекущий изменения в идентичности, общей идее восприятия окружающего индивида мира. Главным здесь является то, что подрывая уверенность человека в том, что он делает, лишает его возможности активно участвовать в общественной жизни, чувствовать свою принадлежность, а также задавать и поддерживать общие ментальные установки. То, что поддерживается в процессе обмена и передаче информации.

В мире глобальной культуры размываются границы о понятиях добра и зла, о справедливом обществе, о демократии, а также о природе общественного зла. Индивид теряет общее ощущение ментальной основы, он теряет устойчивое утверждение, к какому миру он принадлежит: локальному или глобальному, а также затрудняется определить собственный уровень идентификации. Идентификация на современном этапе – это теперь всего лишь абстрактная модель, которая утрачивает ценность в реальной жизни.

Идентичность и наше национальное самосознание – эта та призма, через которую рассматриваются, оцениваются различные черты нашего современного мира. «Так, обсуждение проблем справедливости и равенства пошло вдруг в терминах «признания», культура оценивается в понятиях личностных, групповых или категориальных различий, креолизации и гибридности; политические же процессы все чаще сопрягаются с теоретизированием вокруг проблемы прав человека (то есть прав на собственную идентичность) и повседневного поведения (то есть оформления, обсуждения и утверждения идентичности)» [1, с. 176].

В ходе глобализации человек утрачивает свою идентичность, переходит на уровень выполнения задач: приспособлению к сформировавшимся социальным типам и моделям поведения, подражанию, следованию образцам, повышение культурного уровня, стремления не выбиваться из ряда, не отходить от новых общепринятых норм. Такое состояние индивида профессор Бауман назвал «растекающимся модернити». Основная проблема заключается не в том, как обрести избранную идентичность и сделать так, чтобы окружающие приняли ее, сколько в том, какую идентичность выбрать и как суметь вовремя сделать правильный выбор, или изменить его, для того чтобы идентичность оставалась значимой для индивида. Как найти свое место в глобальном мире или стране и, найдя его, сохранить и избежать изгнания. Процесс глобализации разрушает границы и вместе с этим индивид приобретает чувство страха, подозрение, что пределы, в которые он с таким трудом проник, разрушаются и исчезают.

Таким образом, мы все меньше надеемся на коллективные усилия, многие события, риски, катастрофы, которые пугают нас, воспринимаются нами как индивидуальные проблемы, с которыми можно бороться только самостоятельно, и только личными усилиями. Получается, что мы зависим сегодня от глобальных факторов, но наши поступки и действия по-прежнему локальны. Идентичность в быстро приватизируемом и индивидуализируемом, стремительно глобализирующем мире – это то условие, которое придает безопасность и уверенность индивиду. Идентичности порождают четкие границы, защищая нас от их глобального исчезновения. Реальность глобализирующего мира заключается в том, что процесс идентификации и идентичность как таковая – это неизменный стержень внутри личности, который раскрывает ее природу. Идентификация всегда остается незавершенной, саморазвивающейся и как мне кажется открытой в будущее деятельности, в которую мы вовлечены. Поиск идентичности – это тот процесс, который порожден сочетанием «импульсов к глобализации и к индивидуализации, равно как и проблемами, вызываемыми к жизни этим сочетанием» [1, с. 102]. Таким образом, мы считаем, что проблемы связанные с идентификацией не противоречат тенденциям глобализации, они являются естественным спутником этого сложного многопланового феномена.

Литература:

1. Бауман, З. Индивидуализированное общество /З. Бауман. М.,2002

3 место:

Лингвистические процессы периода Третьего Рейха

и их влияние на культуру

Лапоревич Е. С., студ. 4 к.,

Супранкова Т. С., ст. преподаватель

Проблемой взаимовлияния языка и культуры начали заниматься еще в начале XIX в. братья Гримм. Именно они являются основоположниками научной германистики. Якоб Гримм сформулировал и исследовал закон, который позже был назван «законом Гримма» о первом германском передвижении согласных, о фонетико-морфологическом процессе в развитии германских языков, заключавшийся в изменении индоевропейских смычных согласных. Затем австрийская школа "Wörter und Sachen" («Слова и [вещи, дела] явления») рубежа XIX – XX вв. начала изучать эту проблему исходя из составных элементов языка, показав таким образом важность культурологического подхода во многих областях языкознания. Основатель ее и представитель Х. Шухардт указывал на определенный параллелизм между историей языка и историей материальной культуры. В качестве примера лингвист приводит немецкое слово «Рfeifenkopf» – «трубка без мундштука» (буквально значит «голова трубки»). Постепенно эту трубку начали вырезать из дерева в виде человеческой головы. Этим вопросом занимались многие ученые: В. Гумбольдт, Г. Гердер, Ж.-Ж. Руссо, А. Щлейхер, Л. Нуаре и др. Но наиболее знаменитой теорией в сфере культурно-языкового взаимодействия является, пожалуй, гипотеза Сепира – Уорфа. Согласно их концепции, структура языка определяет мышление и способ познания реальности. Ученые предположили, что люди, говорящие на разных языках по-разному воспринимают действительность, а соответственно, и по-разному мыслят. Другими словами, отношение к таким категориям, как пространство и время, зависит от родного языка.

Исходя из всего вышесказанного мы предположили, что так как язык и культура взаимообусловлены, то, изменяя язык, мы можем повлиять и на культурную составляющую, то есть на мысли людей, на манеру их поведения и т.д. Значит, возможно сознательное воздействие через систему языка на массы людей. Виктор Клемперер, один из первых исследователей феномена языка Третьего Рейха отмечает: «Но язык не только творит и мыслит за меня, он управляет также моими чувствами, он руководит всей моей душевной субстанцией, и тем сильнее, чем покорнее и бессознательнее я ему отдаюсь. А если язык образован из ядовитых элементов или служит переносчиком ядовитых веществ? Слова могут уподобляться мизерным дозам мышьяка: их незаметно для себя проглатывают, они вроде бы не оказывают никакого действия, но через некоторое время отравление налицо» [1, с. 6].

Наилучшим каналом воздействия на большую массу людей, безусловно, являются средства массовой коммуникации. Поэтому для исследования языка Третьего Рейха необходимо рассмотреть периодические издания, так как они в большей степени подвергались контролю и воздействию правящей партии. В качестве примера нами была выбрана немецкая газета времен правления А. Гитлера „Der Stürmer“: «… das, was ein Volk zum Geschehen in der Welt beiträgt, kann gut oder schlecht sein. Der Beitrag, den das jüdische Volk zur Weltgeschichte lieferte, war nicht gut gewesen. Es konnte nicht gutes gewesen sein, weil das Volk der Juden durch seine Erbanlage dazu verdammt ist, immer wieder Schlechtes hervorzubringen. Die Erbanlage aber sitzt im Blute. Das Blut der Juden ist eine Mischung aus dem Blut der Grundrassen der Menschheit. In den Adern der Juden läuft das Blut von weißen, schwarzen und gelben Menschen. Mischlinge folgen immer der „ärgeren Hand“» – «… то, что народ несет в мир, может быть плохим или хорошим. Вклад еврейского народа в мировую историю не был хорошим. Это не могло быть хорошим, так как еврейский народ в силу своей наследственности приговорен к тому, что он постоянно производит что-нибудь плохое. Наследственность кроется в крови. Кровь евреев – это смесь кровей основных рас человечества. По венам евреев течет кровь белого, черного и желтого человека. Полукровки направляются „злой рукой“» (здесь и далее пер. наш – Е. С.) [2, с. 1]. Также можно в качестве примера привести заметку из газеты „Adler“ №3 1942 года: «Millionen von Menschen stehen, oft Tausende von Kilometern von der Heimat entfernt, an der Front oder auf wichtigern Posten in den gesetzten Gebieten. Die Kriegs-Ferntrauung ist geschaffen worden, um dann auch eine Eheschließung zu ermöglichen, wenn der Soldat aus dringenden dienstlichen Gründen nicht nach Hause fahren kann» – «Миллионы людей находятся за тысячи километров вдали от родины, на фронте, занимают посты на оккупированных территориях. Военное заочное бракосочетание было создано для того, чтобы сделать возможным заключение брака, когда солдат по безотлагательным служебным причинам не может приехать домой» [3, c. 5] . По этим небольшим отрывкам видно, как через прессу пытались воздействовать на общую массу людей, используя такие характерные для языка Третьего Рейха черты, как термины, использование псевдо-мистического и архаизированного языка, употребление биологических и медицинских понятий, преувеличения и многократное повторение слова «еврей» в различных позициях. На наш взгляд, эти строки показывают, каким образом языковые средства использовались для распространения нацистской идеологии, что, в свою очередь, подтверждает предположение о взаимовлиянии языка и культуры.

Литература:

1. Клемперер, В. LTI. Язык Третьего Рейха. Записная книжка филолога/ В. Клемперер. М., 1998.

2. Streicher, J. Dem Sieg entgegen/ J. Streicher// Der Stürmer. № 1, 1940. С. 1 – 2.

3. Die Kriegs-Ferntrauung// Der Adler. № 3, 1942. с. 5.

Секция «Мировая и национальная художественная культура»

1 место:

Эстетика Энвайронмента

Евтушенко А. Ю., студ. 4 к.,

научный руководитель Финкельштейн Л. Д., доцент

Все мы живем не в пустоте. Всех нас окружает пространство, наполненное вещами, объектами как искусственного, так и натурального происхождения. Натуральная среда обитания – это первый и самый естественный дом человек. Если можно так сказать, то планета Земля – это самый первый арт-проект в таком малоизвестном широкому зрителю виде искусств как энвайронмент. Энвайронмент (англ. Environment – окружение, среда) – синтетический вид искусства, направленный на создание среды, по возможности всесторонне воздействующей на реципиента(зрителя, участника). Энвайронмент допускает как взаимодействие с натуральной средой и преобразование ее в соответствии с авторской концепцией, методами и манерой самовыражения, так и создание, организацию уникального неутилитарного художественного пространства без участия натуральной среды.

Итак, с появления человека на земле, начинается преобразование пространства вокруг. Очень продолжительное время характер этого преобразования был в основном утилитарный. Конечно, это естественная стадия и для искусства, ведь оно не могло взяться из ничего, искусство не могло начаться с непредметности. Таков был естественный процесс развития человеческого разума, аналогичным был и параллельный и по своей внутренней логике естественный процесс развития искусства. Таким образом, появление предметов, преобразованного для бытовых целей пространства в какой-то момент смогло дать человеку искусство, а много позже и чистое искусство, беспредметное, концептуальное, абстрактное, парадоксальное искусство.

Но вернемся к теме среды. Среда настолько привычное для нас понятие, что искать суть, сотканную из высших материй, арт-флюиды и креативную ауру, конечно, ни искусствоведы ни, тем более, обыватели не спешили. Но со второй половины ХХ века, к среде, скажем так, стали присматриваться внимательней, относиться с осторожным интересом. Хотя робкие попытки арт-среды заявить о себе не воспринимались, лишь постепенно люди стали замечать в ней не фон, а важный элемент арт-события. Все это, возможно, началось с той переломной поры, когда люди начали вообще во многом находить не просто бездействующий фон, а участника. Например, не просто зрителя, а участника, возможно даже соавтора; не просто местность, а ландшафт для воплощения поистине демиургических задумок; не просто шум, а определенное колебание определенных волн, необходимых именно в данную минуту в данном месте при данном освещении. Все это уже можно найти в акционизме. Акционизм – это “искусство действия”, течение в искусстве, появившиеся в 1960-х годах ХХ века в Америке и Западной Европе, как вид искусства, стремившийся стереть грань между действительностью и искусством, посредством вовлечения предметов и явлений из одного мира в другой мир, диффузии из мира искусства в мир повседневности. Этимология слова прозрачна и скрывается в английском act – действие. Виды акционизма, немало известные перформансы и хэппенинги, уже они вовлекали зрителей в некую арт-среду, этим одновременно создавая ее путем наполнения ее арт-формами, арт-действиями, производимыми зрителями. Таким образом, невидимая стена, которая присутствует между любым посетителем Лувра и произведениями искусств, или любого посетителя театра и академической сценой, в пространстве акционизма существовать перестает. Самой новейшей формой среды является киберпространство, которое по своему арт-потенциалу не уступает ни одной другой сфере жизни или явлению культуры.

С позиции искусствоведческой среда, наверное, одно из самых последних аспектов, к чему прикоснулась волшебная рука искусства, превращающая привычные предметы и явления повседневности в нечто иное. В этой метаморфозе утилитарный характер вещей замещается, у них появляется то самое нематериальное “поле”, что сравнимо только с божественным нимбом, которое максимально дистанцирует зрителя и объект искусства на расстояние абсолютной недосягаемости.

2 место:

Особенности экспрессионизма в немецком кинематографе

Чуясов Ю.В., студ. V к.,

научный руководитель Усовская Э.А., доцент

При рассмотрении и изучении стилей и направлений в искусстве исследователи не всегда обращают внимание на взаимосвязь между художественным направлением и ментальными особенностями культуры, в рамках которой оно зародилось. Обычно внимание уделяется историческим аспектам, которые оказывают непосредственное воздействие на ход развития культуры и общества. Но следует учитывать тот фактор, что при сходстве исторических процессов каждая нация по-разному реагирует на вызовы истории. Ответ на конкретный вызов обусловлен глубинными, психологическими чертами, которые складывались на протяжении долгой генетической истории. Поэтому, на наш взгляд, любая реакция на вызов истории – это следствие, а причина может лежать на более глубинном уровне – ментальном. Вызов начала ХХ века породил немало новых художественных направлений и стилей в качестве ответа. Ответом Германии стал экспрессионизм. И «не случайно, там, где складывалась близкая по напряженной конфликтности общественная и художественная ситуация, возникали и получали самостоятельное развитие родственные экспрессионизму явления и параллели в ряде европейских культур. Но для возникновения экспрессионизма особую роль сыграла ментальная сторона германской нации. Готфрид Бенн утверждал, что экспрессионизм «пронес свое знамя над Бастилией, Кремлем и Голгофой, только на Олимп он не вступил, как и ни на какую иную классическую землю» ... Политические, социальные, экономические обстоятельства только обусловили для экспрессионизма высшую значительность, почти выталкивая его за границы искусства … Удивительнее всего, что весь этот шквал не вредит экспрессионизму, а, наоборот, укрепляет, возносит на гребне своих волн до неожиданной высоты, словно искусство Германии нашло свою настоящую стихию [1, с. 433].

Нередко ХХ век часто характеризуется как драматический. Нет ничего удивительного в том, что для писателей новой Германии основным жанром стала драма. В ней легче было выразить состояние протеста, душевного кризиса, «крик». Появился даже новый термин «Schrei-dramen» – драмы крика. Лаконизм и напряженность выразительности доводит до крика, который как психологическая реакция художников приобретает самые разнообразные формы. Имея почвой духовное напряжение и протест, который трудно поддается рациональному объяснению, он зачастую принимает иррациональную оболочку, что сближает его с романтизмом. И это не решение конфликта, но способ его передачи.

Кинематограф часто строился на попытке разрешения противоречий между социальным и индивидуальным. «Для экспрессионистов внутреннее Я – истинное, творческое, личное Я в отличие от фальшивого, податливого, социального Я – непередаваемо, но может быть выражено посредством творчества» [2, с.12]. Для экспрессионистов важно было ощущение собственного «Я», а не общественного «Мы», отсюда столько трактовок и новизны. Каждый создавал свой собственный стиль, каждый творил свой миф вокруг действительности, каждый раскрывал свою душу.

Суть многих работ кинематографистов выражается экзистенциальной пограничной ситуацией, т. е. состоянием выбора между свободой и зависимостью, законом и преступлением, моралью и аморальным, а главное между жизнью и смертью. Человек стоит на границе двух миров, реальным и потусторонним. Выбор одного из них нередко «зависел от меры самоизоляции личности в бурлящем человеческом потоке» [3, с. 9].

Для кинематографа той эпохи важна была субъективная составляющая восприятия и творчества не только кинопродюсеров и актеров, но и зрителя, что также подчеркивает их ментальное единство. «Идолы (т.е. художественные образы), – пишет Кёбнер, – таким образом, являются точками пересечения фантазии и проекций актера и зрителя. Идолы принимают в расчет двоякие ожидания, они – посредники между стилизованным «автопортретом» художника и «искомыми портретами» адресата, которые имеют возможность выбора из данного ему ряда» [4, C.70].

Весь немецкий кинематограф объединяет не только общая социальная почва, на которой происходило становление всего экспрессионистского кино, но и национальное психологическое единство. Поэтому данные фильмы трудны для восприятия для представителей других наций. Как пишет Зигфрид Кракауэр: «Общим для всех этих историй являются суицидальная склонность сознания протагониста, частое воплощение другого в виде чудовища, нарочито выраженный и повторяющийся инцестуальный мотив и отпугивающее и захватывающее изображение злоупотребления власти и авторитета. «Исходя из этого, - отмечает далее Кракауэр, - гомосексуальные, параноидальные, нарцистические фантазии образуют закономерную константу в названных фильмах» [5, с. 28]. На основе чего он вывел полноценный психологический портрет «немецкой души», обозначив ее в качестве мужской, мазохистской и разрывающейся между бунтом и подавлением.

Можно сделать следующий вывод, что все стили имеют в основе своей социальные и ментальные черты той нации, которая его породила. Экспрессионизм, особенно в кино, дает нам возможность наиболее глубоко проникнуть в тайны немецкой души. Экспрессионизм является зеркалом немецкой души. «И в самом деле, - пишет Джордж Франкл, - искусство было и остается главным культом культур, внешним выражением внутренней работы воображения человека, его желаний и страхов, мечтаний и кошмаров, и этот воображаемый мир находит проявление в материальной форме. Благодаря искусству, мы можем воссоздать образ нашего предка…» [6, с.193]

Литература:

  1. Терехина, В.Н. Русский экспрессионизм: Теория. Практика. Критика / В.Н. Терехина. М.,2005

  2. Kuspit, D. Expressiv! Der innere Widerstreit des Ausdrucks / D. Kuspit. Berlin, 2004

  3. Маркин, Ю.П. Экспрессионисты. Живопись. Графика /Ю.П. Маркин. М., 2004.

  4. Koebner, Th. Eine Bildnisgalerie der deutschen Filmgeschichte / Th. Koebner // Idole des deutschen Films. Eine Galerie von Schlüsselfiguren. München, 1997

  5. Elsaesser, Th. Zwischen Filmtheorie und Cultural Studies / Th. Elsaesser // Idole des deutschen Films. Eine Galerie von Schlüsselfiguren. München, 1997

  6. Франкл, Дж. Цивилизация: утопия и трагедия./ Дж, Франкл. М., 2007

3 место:

Реализация концепции «пластического театра» Теннесси Уильямса в кинематографе

Шукевич П. С., студ. 5 к.,

научный руководитель Шода М. Ю., ст. преподаватель

Взаимопроникновение различных видов искусств, их влияние друг на друга, взаимное дополнение – все это живой и постоянно протекающий процесс, проявлявшийся в различных сочетаниях в различные эпохи. Синтез искусств подразумевает создание качественно нового художественного явления, не сводимого к сумме составляющих его компонентов. Говоря о синтезе искусств, нельзя обойти стороной такие явления, как театр и кинематограф, которые синтетичны по своей природе.

Синтетичность, многоцветие, полифония – пожалуй, главные характеристики американской драматургии времени второй мировой войны и более поздней. Самым ярким драматургом этого периода был, безусловно, Теннесси Уильямс. Он буквально заново открыл возможность слова, подтекста, «атмосферы», второго плана, ремарок, пластических, музыкальных и сценографических возможностей театра. Уильямс выдвинул концепцию «пластического театра», который посредством внелитературных средств добивался бы мощного эмоционального воздействия на зрителя, и последовательно воплощал этот принцип в жизнь, уделяя большое внимание при постановке своих пьес музыке, освещению и декорациям, которые всегда несли у него смысловую нагрузку. Также он являлся востребованным киносценаристом и лучшие свои пьесы адаптировал для большого экрана.

Предпосылки к созданию концепции обнаруживаются в любительских театрах Чикаго и Нью-Йорка первой трети 20 века. Еще знаменитый Юджин О'Нил, работавший в трупе "Провинстаун плейерз", произвел своеобразный пересмотр театра, отказавшись от традиционного деления на акты и сцены, вводя маски наподобие тех, что встречаются в азиатском и древнегреческом театрах, шекспировские монологи, греческий хор и спецэффекты с помощью освещения и звука. Ли Симонсон, один из основателей «Театральной Гильдии», стал, наряду с Н.Б. Геддесом, С.Хьюмом и Р.Э Джонсом, автором концепции «новой сценографии». Геддес, к примеру, предложил светом моделировать сценическое пространство. Свет в этом плане давал неограниченные возможности пространственных игр — быстро и легко позволял изменять облик сцены и создавать нужные эффекты. Но и Симонсон, и Геддес, в свою очередь получили «подпитку» из Европы. Знакомство со спектаклями МХТ, постановками М.Рейнхардта и сценографией А.Аппиа и Г.Крэга несомненно повлияли на их идеи. Рейнхардт, например, новаторски использовал вращающиеся сценические площадки, выдвинул авансцену в зрительный зал и вывел в него актеров, тем самым разрушив барьер между ними и публикой. В 1907 году Крэг начал использовать ширмы — закрепленные на шарнирах плоскости. Легкие, подвижные, при перемещении они мгновенно, на глазах зрителей меняли вертикальные линии сцены, ее объем. Глубоко экспрессионистские методы воздействия на зрителя объединяют «эпический театр» Брехта и концепцию Уильямса. Но, наибольшее влияние оказал А.П. Чехов, чье творчество научило Уильямса понимать важность сценического окружения, декораций, костюмов и символов, воплощающих особенности мест, в которых происходит действие.

Трансформация внешнего облика вещей – вот суть, сердцевина концепции «пластического театра», как сам утверждал Уильямс. Основные положения этой концепции сформулированы в предисловии к пьесе «Стеклянный зверинец» (1944). «Трансформации» Уильямс добивался благодаря использованию в пьесах таких внелитературных средств воздействия на зрителя, как экран, свет и музыка. Они подчеркивали значение того или иного эпизода, черту образа персонажа. В результате на сцене возникал многократно усиленный по своему воздействию художественный образ. На качественно новом уровне в театр вторгается изобразительное искусство, и декоративное оформление становится сценографией. Меняется роль музыки в спектакле, роль пластики. Световое оформление спектакля превращается из технического в художественное явление. Большое значение приобретают ремарки автора.

В синтетический по своей природе театр Уильямс привнес еще больший синтез внелитературных методов и классических театральных приемов. Его пьесы, словно стволовые клетки, легко приживаются и на сцене театра, и на большом экране благодаря синтетичности своей природы и синтетичности природы театра и кинематографа.

Полная фильмография писателя на состоит из 74 наименований. И, не смотря на то, что самой известной экранизацией является «Трамвай Желаний» 1951 года, взявшая 12 Оскаров, для детального рассмотрения нами была выбрана лучшая экранизация пьесы, с которой начался «пластический театр». Лучшей экранизацией «Стеклянного Зверинца» по праву считается работа режиссера Пола Ньюмана 1987 года. Рассматривать это произведение киноискусства мы будем исключительно с точки зрения его соответствия канонам «пластического театра».

Действие всего фильма разворачивается в узких комнатушках одного из домов Сент-Луиса. Это придает своего рода камерный оттенок происходящему и притягивает внимание исключительно на так называемое внутреннее действие персонажей. Ньюман скрупулезно следует установкам «пластического театра» – и музыка, и освещение, и цветовая гамма играют большую роль в воздействии на зрителя. Звуки скрипки, к примеру, звучат всегда, когда герои начинают вспоминать прошлое. Очень многое в фильме строится на контрастах света и цвета. Тусклая комната, сменяется ярко подсвечиваемым столиком со стеклянными фигурками животных – пресловутым «Стеклянным Зверинцем». Свет подчеркивает характер происходящего, усиливает действия актеров. Например, сцена, в которой Том, доведенный болтовней матери до предела, начинает наговаривать на себя, поминутно подходит к торшеру, поднося лицо прямо над лампой – свет и тени тут рисуют ужасную гримасу на его лице. Появление ярких цветов на экране – всегда подчеркивание определенного состояния героев или действия. Желтый платок, принесенный Томом домой, выглядит как артефакт из другого мира, другой неведомой Лауре жизни – она с волнением рассматривает его. Музыка усиливает это впечатление. Невероятно экспрессивна сцена, в которой Лаура выходит под раскаты грома из темноты своей комнаты на свет обеденного зала. В сцене, когда Джим заговаривает о комплексе неполноценности Лауры, ее поведение резко меняется, она смущается и отстраняется от Джима. Вторит ей и освещение, приобретающее красный оттенок. Безусловно, символичен и метафоричен весь эпизод, в котором Лаура показывает свою коллекцию стеклянных зверушек Джиму. Музыка и свет на протяжении всего эпизода подчеркивают характер происходящего. Крупных планов не так уж и много в картине, но все они показательны. Крупный план лица Лауры появляется перед зрителем в сцене, когда Джим признается, что он уже помолвлен. С того момента и до конца фильма, свет ни разу не падает на Лауру, она постоянно находится в тени.

Можно смело утверждать, что Ньюману превосходно удалось воплотить на экране концепцию «пластического театра» Уильямса. Режиссер не отходил от заданных драматургом установок и блестяще передал ту самую, уникальную «атмосферу» действия, присущую пьесам Теннесси.

СЕКЦИЯ «Литература в контексте культуры»

1 место:

Праблемы Чарнобыля ў беларускай літаратуры

Каралёва А. С., студ. 5 к.,

научный руководитель Лявонава П. І., дацэнт

Ужо больш за дваццаць год прайшло з 26 красавіка 1986 года, калі адбылася аварыя на Чарнобыльскай АЭС, і ўсё ж праблема Чарнобыля, радыяцыі да гэтай пары з’яўляецца актуальнай.

Чарнобыльская трагедыя змяніла светапогляд, прымусіла чалавека перагледзець сістэму каштоўнасцей. Пасля чарнобыльскай катастрофы зусім іншыя рысы набылі духоўная і сацыяльная культура нашага грамадства.

Пра праблемы духоўнай культуры трапна заўважыў І. Шамякін у прадмове да зборніка “Прайсці праз зону”: “менавіта з распаду духоўнасці і зачынаўся, горка выспяваў наш сумна вядомы Чарнобыль, каб потым ужо доўжыцца распадам шчыльна пасеяных радыёнуклідаў не толькі за дротам памянёнае зоны, аднак яшчэ багата дзе дальш, страката запэцкаўшы плямамі і карту Беларусі. І як ні жадалі б некаторыя з нас забыцца пра Чарнобыль, адправіць яго чорныя дзеі пад скляпенні прошласці, яны ўсё яшчэ грозяцца, лежачы пад нашымі нагамі пляйстарамі радыёактыўнага выкіду як не па ўсёй Бацькаўшчыне” (Шамякін, І. Прайсці праз зону: Проза, паэзія, публіцыстыка/ Уклад. І. Бутовіч. Прадм. І. Шамякіна. Мн.: 1996. С. 3). І, менавіта таму, чарнобыльскую катастрофу нельга разглядаць асобна, толькі як экалагічную катастрофу. Каб зразумець Чарнобыль і пераадолець яго, нам трэба зірнуць на гэтую праблему з пункту гледжання нашай культуры. І перш за ўсё такую магчымасць нам даюць шматлікія творы беларускай літаратуры пра Чарнобыль, у якіх адлюстроўваецца ўся вастрыня сацыяльных, духоўных, маральных і экалагічных праблем, звязаных з чарнобыльскай катастрофай.

Пачынаючы з таго часу, як адбылася трагедыя на ЧАЭС, як сцвярджае Міхась Тычына, “у розных відах і жанрах сучаснай літаратуры, ад ідэалагічна мэтанакіраванай публіцыстыкі і да мастацкай вобразатворчасці, назіраюцца спробы ўзняцца над чарнобыльскай трагедыяй, не толькі апісаць яе, але і асэнсаваць эстэтычна(Тычына, М. Выратуй і памілуй/ М. Тычына// Беларусь. 1994. № 8. С. 19).

Шмат твораў мастацкай літаратуры напісана пра Чарнобыль, як лірычных, так і празаічных. Што тычыцца прозы, то трэба адзначыць, што кожны беларускі празаік піша і падыходзіць па-рознаму да асэнсавання чарнобыльскай катастрофы. Напрыклад, у рамане С. Алексіевіч “Чарнобыльская малітва. Хроніка прышласці” пісьменніца дакументальна апісвае падзеі Чарнобыля, прыводзіць апавяданні рэальных людзей і іх пачуцці і настроі. Раман С. Алексіевіч можна адзначыць як імкненне да праўды. У аснове яе рамана – рэальная падзея: выбух на ЧАЭС і яго трагічны вынік – паміранне ліквідатараў і людзей, якія трапілі ў зону радыяцыі. Пісьменніца ў сваім творы “Чарнобыльская малітва” гаворыць пра тое, што чарнобыльская катастрофа – гэта катастрофа нашай будучыні. Яна таксама гаворыць, што чалавек не зможа пераадолець чарнобыльскую трагедыю, пакуль ён яе не зразумее. “Чарнобыльская малітва” Святланы Алексіевіч – гэта, менавіта, адзін з найлепшых твораў, у якім адлюстравана сама чарнобыльская катастрофа з усімі яе рэаліямі, жахамі, з усей яе безвыходнасцю. Эмацыянальнае ўздзеянне ў рамане дасягаецца за лік псіхалагічнага напружання, якое не знікае на працягу ўсёй “Чарнобыльскай малітвы”.

Некаторыя аўтары ў сваіх творах робяць акцэнт не на саміх падзеях Чарнобыля, а на тым, што адбылося пасля трагедыі: як змянілася жыццё звычайных людзей, як змяніўся іх светапогляд, і як змяніліся іх каштоўнасці. Менавіта, такія праблемы ўздымаюцца ў аповесці В. Казько “Выратуй і памілуй нас, чорны бусел”. Аўтар асобную ўвагу звяртае на тое, як змяніўся чалавек, асабліва “маленькі”, вясковы чалавек, пасля чарнобыльскай катастрофы. Казько малюе казачны свет, у якім людзі знайшлі сабе ратаванне ад наступстваў каатстрофы.

Аповесць В. Карамазава “Краем белага шляху” вылучаецца тым, што ў ёй яскрава паказаны глыбокія сацыяльныя праблемы паслячарнобылькага грамадства. Галоўная праблема, якую вылучае пісьменнік у сваёй аповесці, гэта праблема алкагалізму. В. Карамазаў імкнецца паказаць, што пасля катастрофы шмат людзей лічыла, што гарэлка выратуе іх. Аўтар піша пра цэзараў, галоўным для якіх з’яўляецца чарка. Адзін з герояў аповесці аднойчы заўважае: “Спілася краіна! Чуеш? І ніякі гарбач яе ўжо не ўратуе. Калі ўжо маткі співаюцца – канец усяму, Валетаў!..” (Карамазаў, В. “Аброчны крыж”. Аповесці, апавяданні/ В. Карамазаў. Мн.: 1994. С. 284). Там жа, у аповесці В. Карамазава дадаецца: “Цэзару галоўнае – гарэлка, а за гарэлку лепш – чарніла. Мазгі залье, тады ціхі, не бунтуе, не ўспамінае пра цэзій і стронцый, нават жыццю рады. Дзяржава гэта ведае – залівае зону чарнілам. Яна, карміцелька, і чутку пусціла, што чарніла вымывае з кішок радыяцыю” (Карамазаў, В. “Аброчны крыж”. Аповесці, апавяданні/ В. Карамазаў. Мн.: 1994. С. 302).

Выдатнай з’яўляецца не толькі проза на тэму Чарнобыля, але таксама і паэзія. Бадай, што кожны з сучасных беларускіх паэтаў так ці інакш закрануў тэму Чарнобыля ў сваёй творчасці. Можна сустрэць чарнобыльскія матывы ў творчасці Э. Акуліна, А. Зэкава. Цэлыя зборнікі паэзіі М. Мятліцкага расказваюць пра Чарнобыль, таму што яго родная вёска апынулася ў зоне адсялення.

Асобнае месца займаюць менавіта паэмы пра Чарнобыль. Паэмы Я. Сіпакова “Одзіум” і С. Законнікава “Чорная быль” – гэта глыбока філасофскія паэмы, у якіх разам з цяжкімі экалагічнымі пытаннямі, паўстаюць тасама і пытанні агульнакультурныя, агульначалавечыя, выкліканыя чарнобыльскай катастрофай. Так, напрыклад, С. Законнікаў у сваёй паэме “Чорная быль” апісвае Чарнобыль як трагедыю сацыяльнай і духоўнай культуры.

Такім чынам, трэба зрабіць выснову, што кожны твор пра Чарнобыль – гэта не проста апісанне падзей, якія адбываліся падчас катастрофы. У творах пра Чарнобыль пісьменнікі перш за ўсё намагаюцца знайсці выйсце з чарнобыльскай катастрофы, зразумець яе і асэнсаваць.

2 место:

Прерафаэлитские мотивы в романе Джона Харвуда «Призрак автора»

Хмелькова И. А., студ. 4 к., науч.

руководитель – Шода М. Ю.,

ст. преподаватель

Огромное влияние на творчество многих авторов, задействующих в своих произведениях викторианский хронотоп, оказали идеи, которым дало жизнь братство прерафаэлитов. Не избежал этого влияния и Джон Харвуд, известный ныне канадо-австралийский автор романов, в том числе неовикторианских. Черты, принципы, основные положения прерафаэлизма получают многогранное воплощение в романе «Призрак автора» и отнюдь не сводятся к прямому упоминанию художников братства и их работ. Именно поэтому мы можем говорить о прерафаэлитских мотивах, а не только аллюзиях и образности, хотя они, безусловно, сыграли важную роль в разработке сюжета произведения.

Образность в данном случае двузначна. Прежде всего, она описывает визуальный ряд, тщательно формируемый Джоном Харвудом и имеющий важное значение для понимания романа. Фотография, найденная в комоде матери, служит отправной точкой в истории Джерарда – главного героя произведения. И уже она напоминает о многих чертах, свойственных творчеству прерафаэлитов, чье влияние распространилось и на фотографию (достаточно вспомнить работы Д. М. Кэмерон). Вот что говорит герой о женщине на фотографии: «Она была молода, красива... У женщины была удивительно длинная и изящная шея, и, хотя фотография была черно-белой, мне казалось, я вижу, как играют краски на ее лице. Очень густые волосы были зачесаны назад и заплетены в длинную косу, а ее мантия – мне почему-то казалось, что такое роскошное платье должно называться именно так, - была из темного мягкого бархата. На плечах ткань была затейливо присборена и напоминала крылья ангела» [1, c. 9]. Сразу обращает на себя внимание два характерных штриха. Во-первых, длинная шея, упомянутая героем, являлась одним из элементов, присущих образу идеальной женщины, в творчестве такого мэтра, как Данте Габриэль Россетти (например, в его «Прозерпине»). Во-вторых, герой не зря обращает внимание на одежду женщины, называя ее мантией. Хорошо известно, что прерафаэлиты зачастую обращались в своих произведениях к средневековым сюжетам, одежда на их полотнах прописана настолько тщательно и любовно, что может служить иллюстрацией средневековой моды. Название фотографии также символично – «Зеленые рукава» - отсылающее нас к средневековой же песне.

Женский портрет, этот любимый жанр многих прерафаэлитов, так же часто фигурирует в романе, будучи и образным средством, и сюжетообразующим элементом. Это и портрет Серафины из одноименной сказке, включенной в «Призрак автора», и портрет Имогены де Вере в «Призраке» (внутренней повести), и фотография Лидии в «Рожденной летать». Немаловажен и воображаемый портрет Алисы, возлюбленной героя, сплетенный и связанный в его фантазии с работами Д. Уотерхауса, Д. Г. Россетти, Д. Милле и других членов и последователей братства: «Она оказалась идеальной моделью для художников той поры, но не всем удавалось талантливо написать ее портрет. Данте Габриел Россетти удачно изобразил волосы, но сделал ей злой рот. Эдуард Берн-Джонс прекрасно выписал лицо, но у него вышла промашка с волосами, и к тому же, на его картине она, обнаженная, появлялась из дерева, причем ... в объятиях обнаженного юноши» [1, с. 32].

Важным мотивом, связывающим образы героинь романа с прерафаэлитской эстетикой, являются густые вьющиеся волосы. Они словно существуют отдельно от своих хозяек – героинь внутренних произведений романа, словно воплощают их мистическую силу, привлекательность и губительность. У некоторых исследователей встречается мысль о том, что подобное изображение волос у прерафаэлитов связано с приданием им символического значения, подобного фрейдовской интерпретации образа Медузы, с их связью с образом пугающей и притягивающей femme fatale, столь значимым для живописи и поэзии прерафаэлизма.

Волосы необыкновенной красоты являются отличительной чертой таких мифических и легендарных персонажей прерафаэлитов, как La belle dame sans merсi, русалка у Д. Уотерхауса, Лилит у Д. Г. Россетти. Элизабет Гиттер указывает, рассуждая о полотне «Лилит» Д. Г. Россетти: «Величественная женщина получила свою необыкновенную жизненную силу отчасти благодаря своим волшебным волосам, которые наполнены своей собственной независимой энергией: очаровывающие – и зачарованные – ее блестящие локоны выражают ее мифическую силу и являются ее источником» (перевод наш – И. Х.) [2, р. 936]. Символично, что именно падение парика – потеря волос – знаменует раскрытие обмана Энн – главной «злодейки» романа и ее гибель.

Разрушительная, губительная сила женщины – тема многих работ прерафаэлитов и тот же мотив мы находим в книге. Серафина, Алиса, Энн, Лидия и Имогена де Вере – вольно или невольно они разрушали жизнь полюбивших их мужчин и погибали сами, являясь и соблазнительницами и жертвами одновременно, что также сильно привлекало прерафаэлитов.

Литература:

1. Харвуд, Д. Призрак автора / Д. Харвуд. М. : Книжный клуб, 2005.

2. Gitter, E. The Power of Women's Hair in the Victorian Imagination / E. Gitter // PMLA. – 1984. – Vol. 99, №. 5. – Р. 936–954.

3 место:

Цветопись в поэзии Георга Гейма

Прокопова А. В., студ. 3 к.,

научный руководитель Супранкова Т. С., ст. преподаватель

Творчество Георга Гейма, оборвавшееся трагической гибелью поэта, укладывается в недолгие тринадцать лет.

В истории литературы Гейм значится предтечей экспрессионизма. Но это лишь часть истины. Вместе с другими замечательными поэтами своего поколения он открыл за немногие годы творчества новое понимание времени, новый мир образов, новый язык, важные для всей немецкой поэзии.

По мнению выдающегося российского литературоведа, филолога и переводчика Н. С. Павловой, «творчество Георга Гейма открывает в немецкой поэзии особые возможности: в тяготевшем к абстракции экспрессионизме поэзию Гейма выделяет главенство предметности, поэт разворачивает картину за картиной, голос его не слышен» [1, с. 293]. Откликаясь на первый стихотворный сборник поэта, Эрнст Штадлер, поэт, филолог и переводчик, писал о нем еще в 1911 г. как о крупнейшем даровании, «совершенно поглощенном созерцанием своих образов, как будто оцепеневшем от их ужаса, но без ощутимого резонанса души, лирической взволнованности, полностью отдавшемся предметной мощи своих картин» [Цит. по 1, с. 294]. Исходя из этого поэзию Гейма можно назвать «молчащей», однако молчание это не абсолютно.

Гейм стирает границы между безобразным и прекрасным, живым и мертвым, человеческим и природным, отталкивающее уравнено с прекрасным. В одном и целом соединены противоположные, противоречащие друг другу начала: свет и тьма, движение и статика. Развития и динамики почти нет - читателю лишь дано видеть предмет все с новых и новых точек. Однако и здесь заложено развитие — все существует в предчувствии взрыва, отчего эта поэзия отличается напряженностью и кричащей образностью.

Изучая биографию Георга Гейма, можно обнаружить его огромный интерес к живописи, осознание им ее бесспорной близости с литературой (сам Гейм писал о близости его цветовой картины мира и видения цвета Ван Гога). Отсюда, по нашему мнению, и интерес поэта к технике цветописи. Гейм способен был уловить огромное разнообразие красок и оттенков, используя "цветовую" лексику в своих стихах так, чтобы создавать словесные картины и образы. Поэт предстает как подлинный художник, мастер создания эмоционально-образных элементов стиха.

Как отмечает Н. В. Пестова, российский германист, литературовед и лингвист, функции цвета в творчестве Г. Гейма и других «поэтов-экспрессионистов в полной мере отражают характер экспрессионистской цветовой метафоры в ее трех существенных аспектах: 1) цвет перестает относиться к сфере зрительного восприятия предмета; 2) цветовая метафора может выступать антиподом к непосредственному обозначению цвета или качеству определяемого понятия; 3) значение цвета радикально субъективируется – цвет насыщается разнообразными аффектами, и эта аффективная цветовая метафора относится к феноменам и процессам, выходящим за рамки чувственного восприятия вообще» [2, с. 175].

Внутри цветового поля Георга Гейма можно выделить шесть основных микрополей в порядке убывания их численности: «черные», «белые», «красные», «желтые», «зеленые» «синие». Также в поэзии Гейма присутствуют светообозначения «темный» и «светлый» при доминировании первого.

Центральное место в цветовом поле Гейма занимает триада «черное – белое – красное», она представляет наибольший интерес. Эта закономерность уходит корнями в глубокую древность. Выделение группы белый — черный — красный встречается во многих древних культурах и свойственно символике первобытных ритуалов, а также важно для философии христианства.

Желтый цвет в поэзии Гейма тесно связан с солярной символикой: образ солнца обладает как положительным, так и отрицательным значением, зачастую приобретая зловещие коннотации. Желтый цвет слаб; часто встречаясь в сопровождении черного, желтый «одолевается» им.

Зеленый цвет также теряет свою позитивную символику цвета жизни, весны, обновления и надежды и получает развитие в своих негативных значениях, как холодного цвета смерти (бледно-зеленый), болезни (зеленоватый оттенок нездоровой кожи), бездны, пучины и хаоса, тесно связан с водой.

Синий цвет у Гейма амбивалентен: он загадочен, глубок, зачастую непроницаем, но не угрожающ и используется, как правило, для воссоздания мистического романтического пейзажа, в нем присутствует нечто мечтательное. Однако синий – это также цвет умирания, бездны, необъяснимого и пугающего, мучений, что сближает этот цвет с черным.

В целом поэзия Георга Гейма выявляет многозначность и амбивалентность цветообозначений. Результатом их взаимодействия в тексте с различными понятиями является переосмысмысление и дополнение их основного значения новыми оттенками звучания. Экспрессионистское произведение не нацелено на внешнюю реальность, оно предполагает иную реальность – мир художника. Для экспрессиониста подлинная реальность заключена в нем самом. Предстающая перед нами действительность не может быть подлинной, реальность должна создаваться нами самими. И цвет как раз помогает это осуществить – отобразить личное восприятие автора.

Литература:

  1. Гейм, Г. Вечный день; Umbra vitae; Небесная трагедия / Пер. с нем. М. Гаспарова. М., 2002.

  2. Пестова, Н. В. Лирика немецкого экспрессионизма: профили чужести / Н. В. Пестова. Екатеринбург, 2002.



СЕКЦИЯ «лингвокультурология и проблемы межкультурной коммуникации»

1 место:

Особенности перевода медицинских текстов

Хайновская Т.С., студ. 4 к.,

научный руководитель –Гончарик А.В.

Перевод медицинских текстов и заключений -  очень востребованный вид перевода, но в то же время один из самых сложных и ответственных. Данный жанр предполагает стопроцентное понимание переводчиком текста оригинала и кропотливую работу со словарями и справочниками. Здесь нельзя фантазировать и угадывать, ведь от точности перевода нередко зависит медицинский диагноз, назначаемое лечение и, как следствие, жизнь пациента.

Плюсами данного вида перевода является наличие большого количества бумажных и электронных словарей и справочников, а также само содержание переводимых текстов, ведь из них можно получить много интересной и полезной информации, которую можно использовать не только "для общего развития", но и для поддержания собственного здоровья и здоровья близких.

Минусами являются трудоемкость и ответственность, поскольку медицинские тексты изобилуют не только латинскими названиями, но и всевозможными сокращениями. Нередко в перевод отдают рукописные тексты, а почерк у врачей не всегда разборчивый. 

Рассмотрим следующие виды медицинских переводов:

- перевод медицинских анализов, которые содержат массу сокращений, где каждая порой совершенно нечитабельная буква или цифра что-то значит. (Пр.: HEENT - Head, Eye, Ear, Nose and Throat Examination; Bilateral BKA – below-knee amputation; Heart :  S1 - The first heart sound, S2 - The second heart sound which marks the beginning of diastole).

- перевод инструкций к медицинскому оборудованию, где нужно не только хорошо разбираться в медицинских вопросах, но и иметь некоторые технические познания. (Пр. Acetal resin 'ацеталь’, Centering ferrule ‘центральная изоляционная трубка’, Melting chamber ‘плавильная камера’, Relative mould ‘форма для отливки искусственного зуба’, Flask ‘зуботехническая кювета’).

- перевод специализированных текстов. В этом случае с такими текстами нужно учитывать, что тексты смежной тематики могут быть насыщены абсолютно различной терминологией. Например, в описании двух аутоиммунных заболеваний могут встречаться разные термины.

(Пр.: Scleroderma – Backflow, cramping, fecal impaction, fibrosis, morphea; Systemic Lupus erythematous – musculoskeletal, glomerulonephritis, chorea, seizure).

Одним из аспектов использования медицинской терминологии является работа с Международной анатомической номенклатурой, а также свободное владение топографическими ориентирами, плоскостями и осями, применяющихся при описании морфологии. (Пр.: Reg. frontalis ‘лобная область’, Reg. Nasalis ‘область носа’, Fossa infraclavicularis ‘подключичная ямка’, Reg. sacralis ‘крестцовая область’, Palma manus ‘ладонь кисти’, Angulus costae ‘угол ребра’, Processus pyramidalis ‘пирамидальный отросток (небная кость)’, Decussatio pyramidum ‘перекрест пирамид (разрезы продолговатого мозга)’, Fenestra cochleae ‘окно улитки’).

Сделать качественный медицинский перевод способен не каждый лингвист, так как специфика текста таит в себе множество трудностей. Это способен сделать опытный переводчик, работая вместе с медицинским специалистом. Для повышения квалификации, переводчику, занимающемуся переводом медицинской литературы, следует посещать различные тренинги и лекции на медицинскую тему на английском языке. Благодаря этому переводчик сможет узнать многие особенности употребления медицинских терминов на английском языке.

Гиппократ сказал, что «медицина поистине есть самое благородное из всех искусств», а работа переводчика заключается в том, чтобы устранить любые языковые барьеры и дать врачам возможность выполнять свою основную задачу – спасать жизнь пациента

2 место:

Политический «брендинг»: девизы, слоганы, комиксы

Кудько Е.В., студ. 4 к.,

научный руководитель – Савик С.Н., канд. фил. наук, доц.

Критический анализ дискурса, зародившийся во второй половине XX века, занимается междисциплинарными исследованими дискурса, сфокусированными на отношениях власти и доминирования и их отражении и передачи посредством дискурса. Являясь частью общего дискурса, политический дискурс можно рассматривать как сложную форму человеческой деятельности, где язык и речь занимают решающее место в проведении политического курса.

Совокупность направлений и методов, используемых в политическом дискурсе, наиболее четко можно исследовать на примере политических предвыборных (и послевыборных) кампаний (данная статья основывается на материалах политической деятельности Б.Обамы и Д.Медведева в 2008-2012 гг.). Выбор инструментов и методов продвижения политической идеологии определяется ее содержанием. Для США это поддержание статуса мирового гегемона через достижение материального благосостояния, формирование образа США – мировой державы, устранение врагов (включая терроризм). Идеология Российской Федерации направлена на восстановления былого политического и экономического могущества страны.

Предвыборные кампании и последующая политическая деятельность проводились посредством продвижения индивидуального имиджа политика и общей национальной идеологии через обращения (непосредственные, видео и аудио), политические слоганы и девизы кампаний, плакаты, рекламные щиты, рекламу и обзоры в средствах массовой информации, политические комиксы. При использовании всех перечисленных выше методов оба политика прибегали к следующим стратегическим функциям (1) и методам пропаганды (2):

А) Объединение (сплочение народа вокруг центральной идеи): We do not give up. We do not quit. We do not allow fear or division to break our spirit; Строим новую Россию);

Б) Перенос исторического состояния на современность (убеждённость в необходимости и возможности обретения Россией статуса мировой державы на принципиально новой основе);

В) Выстраивание идеологических площадей «мы – они» (общество умных, свободных и ответственных людей; Yes we can);

Г) легитимизация (Мой долг – служить народу)

2. А) Блестящие обобщения (We are strong. We are resilient. We are American.)

Б) эффект присоединения (Строим новую Россию. Россия, вперед!)

В то же время аналогичные методы и способы воздействия на общественное мнения применялись и политическими оппонентами Б.Обамы и Д.Медведева. Яркой иллюстрацией подобного противостояния являются политические плакаты, рекламные щиты и политические комиксы. В США, как в стране с более развитыми традициями политического дискурса, действия обоих сторон более заметны. Например, если Обама предстает под уже ставшими традиционными слоганами своей кампании Change We Believe In, Vote for Change, Obama for America, то оппоненты используют игру слов в сочетании с наглядными средствами для изменения смысла популярных слоганов: для иллюстрации другого значения слова change (‘мелкие деньги’) официальный слоган сочетается с изображением мелких монет; буква c в слове change графически изображается в виде серпа и молота для проведения параллелей и аллюзий на сходство политики Б.Обама с уже давно ставшей враждебной и вызывающей отрицательные ассоциации социалистической политикой бывшего СССР.

Таким образом, в ходе политического дискурса участники прибегают к схожим способам передачи желаемой идеологии и конкурируют в вопросах наиболее доходчивого и броского их использования.

3 место:

Безэквивалентная лексика как переводческая проблема

Хаманеева Л.А., студ. 4 к. БГУ,

научный руководитель – Савик С.Н., канд.фил.наук, доцент

Язык как орудие вербальной коммуникации является важнейшей частью культуры, и все особенности культуры его структуры и функционирования могут считаться проявлением культуры соответствующего языкового (или этнического) коллектива. Особенно ярко языковая специфика проявляется при употреблении безэквивалентной лексики, которая несет в себе национальную окраску и является маркером культуры другого народа.

Безэквивалентная лексика представляет собой достаточно широкое понятие. Она включает в себя реалии, фоновую лексику, коннотативную лексику, фразеологизмы, слова из фольклора, имена собственные.

Как уже было отмечено ранее, под безэквивалентностью лексической единицы ИЯ мы понимаем лишь то, что она не имеет аналога в лексической системе ПЯ, т.е. такого «готового» слова или устойчивого словосочетания, которые можно подставить вместо нее в контексте конкретного перевода.

Однако такого рода препятствия не оставляют «сплошную преграду». Они лишь периодически возникают в переводе на его отдельных участках, обусловливая моменты пониженной коммуникативно-функциональной эквивалентности, но не снижая в существенной степени глобальной возможности коммуникативно эквивалентного перевода.

Издания периодической печати, аудио и визуальные СМИ, произведения художественной литературы, художественные фильмы в той или иной мере характеризуются наличием реалий. Особый интерес для нас в нашем исследовании представляют реалии и способы их перевода в современных англоязычных мультипликационных фильмах. Для исследования нами был выбран мультипликационный сериал SpongeBob SquarePants (сорок пять серий первого сезона), из которого мы отобрали и проанализировали безэквивалентную лексику.

Существует несколько способов передачи безэквивалентной лексики: транслитерация, калькирование, приближенный перевод, описательный перевод. Наиболее продуктивным способом перевода реалий в мультфильме стало использование приближенного перевода. Например, название сладости marshmallow было переведено как ‘пастила’, pepperoni ‘колбаска’, Krabby Patty ‘краббургер’, walkie-talkie ‘рация’, paycheck ‘зарплата.’

Довольно часто переводчики при переводе реалий прибегают к приему опущения. Одной из причин использования данного приема является нерелевантность или избыточность информации. Так для русскоговорящей аудитории имя комика Хью Лори (Hugh Laurie), который упоминается в мультфильме, пожалуй, в меньшей степени ассоциируется с его ролью в комедийной сериале «Дживс и Вустер», чем с ролью в сериале «Доктор Хаус». Второй причиной можно назвать отсутствие устойчивого общепринятого аналога, как, например, для словосочетания delivery boy. Иногда использование приема опущения может быть связано с желанием переводчика передать юмор. Так, например, фраза: «Do you have banana-split? Cause my pants are split!», – была переведена: «У вас есть с орехами? У меня штаны с прорехами!».

Таким образом, можно сделать вывод о том, что перевод безэквивалентной лексики безусловно возможен, решение данной задачи – это увлекательный и ответственный процесс. К переводу реалий в мультипликационных фильмах следует приступать с особой осторожностью, поскольку именно от того, насколько удачно переведен мультфильм, часто зависит его успех у русскоязычной аудитории. Успех самого переводчика как посредника между двумя культурами зависит от знания и понимания национальной культуры и культурного опыта, которые лежат в основе языка.

СЕКЦИЯ «Актуальные проблемы теории и практики перевода»

1 место:

Імавернаснае прагназаванне ў перакладзе

Канабяеўская Г. В., студ. 5 к.,

навуковы кiраўнiк – Мархасёў І. Р., канд. фiл. навук, прафесар

Дадзеная праца накіраваная на даследванне прыёмаў лексічных трансфармацый, якія з’яўляюцца вынікам ужыцця імавернаснага прагназавання пры сінхронным перакладзе прамоў грамадскіх дзеячаў.

Даследванне пацвердзіла неабходнасць кантэкстуальнай замены для перадачы значэння некаторых слоў у дадзеным кантэксце. Падбор кантэкстуальных адпаведнікаў суправаджаецца дзьвюма групамі праблем. Першая група змяшчае наступныя: адрозненні ў спалучальнасці слоў і шырыні іх значэння, іх эмацыйная афарбоўка. Гэтыя праблемы вырашаюцца з дапамогай вузкага кантэкста. Шырокі кантэкст дапамагае вырашыць праблемы адпаведнасці ў стылістыцы тэкстаў арыгінала і пераклада, патрэбы ўдакладнення параметраў сітуацыі выказвання. Здавалася б, веданне кантэкста павінна было б цалкам пазбавіць перакладчыка-сінхраніста памылак. Але пры вызначэнні кантэкста могуць паўстаць пэўныя праблемы.

Пад кантэкстам прынята разумець аб’ектыўную інфармацыю, асяродак, у якім ужываецца тая ці іншая моўная адзінка ў тэксце. Аднак, у прыватнасці, пры сінхронным перакладзе з’яўляецца і так званая суб’ектыўная інфармацыя, якая, па-першае, можа ўплываць на ўжыццё кантэкстуальнай замены, па-другое, прыводзіць да якасных памылак у перакладзе. Паўстанне суб’ектыўнай інфармацыі ёсць вынікам як недастатковай кампетэнцыі сінхраніста і адсутнасцю магчымасці карыстацца даведкавымі выданнямі, так і ўжыцця механізма імавернаснага прагназавання.

Г. В. Чарноў адзначыў, што “сутнасць імавернаснага прагназавання складаецца ў тым, што перакладчык на аснове ўжо пачутага ў сказе або цэлым урыўку тэкста робіць выснову пра іх далейшае развіццё і адпаведна будуе свае фразы”. Даследванне паказала вялікі ўплыў ужыцця імавернаснага прагназавання на адэкватнасць пераклада. Разглядзім прыклад пераклада інаугурацыйнай прамовы прэзідэнта Злучаных Штатаў Барака Абамы:

“I thank President Bush for his service to our nation as well as the generosity and cooperation he has shown throughout this transition”.

Сінхронны пераклад гучыць наступным чынам:

“Я дзякую прэзідэнту Бушу за службу нашай краіне, а таксама за ўклад у яе развіццё”.

Відавочная зместавая памылка, зробленая ў выніку ўжыцця імавернаснага прагназавання. Перакладчык палічыў, што прамоўца ўсё яшчэ дзякуе свайму папярэдніку за доўгія годы службы ўвогуле. У рэчаіснасці ж Абама звяртае асаблівую ўвагу на пэўны перыяд, калі Джордж Буш перадаваў уладу ў ягоныя рукі.

Такім чынам, імавернаснае прагназаванне дапамагае перакладчыку зэканоміць час, каб сканцэнтравацца на прэцэзійнай інфармацыі. У той жа час пераклад можа быць неадэкватным з-за зместавых памылак у другаснай інфармацыі.

Менавіта цяпер беларускае перакладазнаўства мае унікальную магчымасць цягам кароткага часу не толькі паспрыяць стварэнню вялікай колькасці высокаякасных перакладаў, але таксама і значна пашырыць сваю тэарэтычную базу. Аналіз перакладніцкіх памылак і пошук слушных варыянтных адпаведнікаў зможа ўзбагаціць двзьвюхмоўныя англійска-беларускія і беларуска-англійскія слоўнікі, што ў сваю чаргу паспрыяе павелічэнню іх колькасці (на сённяшні час існуе толькі адзін англійска-беларускі слоўнік, створаны В. Пашкевіч). Глыбокі аналіз псіхалагічнага думання перакладчыкаў (перакладніцкіх трансфармацый, якія яны ўжываюць, і механізма імавернаснага прагназавання) зробіцца асновай для стварэння якасных электронных перакладніцкіх праграм, якія будуць пабудаваныя не толькі на ведах пра граматычныя і лексічныя сістэмы моў, але таксама і на гістарычным досведзе чалавецтва. Такая тэхналогія электроннага перакладу з’явіцца новай ступенню ў яго развіцці.

2 место:

Особенности перевода английских неологизмов и клишированной лексики

Лапшина О., студ. 5 к.,

научный руководитель – Мархасёв И.Р., профессор

Проведенное исследование особенностей перевода интернациональных и псевдоинтернациональных слов, а также анализа практического материала, иллюстрирующего использование и способы перевода интернациональных и псевдоинтернациональных слов, позволяют сделать следующие выводы.

Лексические новообразования в английском языке происходят из различных сфер деятельности. Неологизмы образуются вследствие составления новых слов из различных морфем, приобретения известным словом новой семантики, а также заимствования слов из других языков. Внутриязыковое словообразование возможно при использовании префиксально-суффиксального способа, сложения и стяжения основ, конверсии, субъективации и адъективации. Следует также обратить внимание на образование окказионализмов, образующихся подобными способами. Семантические неологизмы подразумевают некоторое семантическое сходство со словами, от которых они были образованы. Неологизмы-заимствования составляют самую большую группу неологизмов, причем англицизмы преобладают среди иноязычных заимствований.

Следует различать понятия «клише», «канцеляризмы», «штампы» в русском языке и англоязычное понятие слова «клише». По способу образования клише делятся на несколько групп: идиоматические выражения, другие выражения, иноязычные клише и цитаты, литературные цитаты. В английском языке существуют заимствования-клише из латинского, французского, итальянского языков. Клишированные выражения из мертвых языков делятся на две группы в зависимости от того, известен ли автор данных высказываний. Многочисленны фразы-клише из Библии, литературных произведений. Выражения могут быть также неправильно интерпретированы и в таком виде сохраниться как клише. В моделировании некоторых клише используется способ сложения с усеченной основой, а также переосмысление и деспециализация терминологии.

По форме выражения клишированную лексику можно разделить на лексические, предикативные и компаративные клише. По форме содержания клише делятся на неидиоматические выражения и утратившие образность метафоры. Неидиоматические клишированные выражения можно разделить на несколько групп: парные выражения, повторения, аллитерации, рифмованные выражения, взаимоисключения. Клишированная лексика может иметь различную тематику: общую, социологическую, политическую, журналистскую, литературную, юридическую, спортивную, и т.д. Клишированная лексика несет в себе функции оценки и убеждения. Клишированные выражения следует использовать с осторожностью, так как при злоупотреблении клише мысль высказывания легко теряется.

Неологизмы-заимствования переводятся при помощи контекста и словарей того языка, из которого данные слова были заимствованы. Следует также изучать историю возникновения слова, языковые традиции. Некоторые лингвисты отвергают заимствования из других языков, другие считают, что уместное употребление заимствований и интернациональных слов ведет к обогащению национальной культуры. Среди случаев намеренного употребления заимствований и интернациональных слов можно выделить: стремление показать заинтересованность в другой культуре; стремление показать иронию, дать оценку речевому поведению; стремление к эвфемизации с целью повышения престижности явления, профессии, объекта; стремление к использованию эвфемизмов для сообщения неприятного факта; использование в речи научных терминов и безэквивалентной лексики.

Правильное понимание и перевод неологизмов представляет некоторую сложность из-за постоянно обновляющегося языкового запаса, который опережает обновление словарей. Переводчик должен учитывать словообразовательные элементы и контекст. При переводе семантических неологизмов контекст и фоновые знания в определенной области особенно важны. При переводе неологизмов следует обратить внимание на наличие семантического эквивалента, отношения относительной синонимии между неологизмом и прижившимся в языке словом, а также на словообразовательные кальки. В настоящее время существует тенденция передавать английские неологизмы латиницей, особенно в компьютерной лексике, вследствие быстрого развития компьютерных технологий. Перевод авторских неологизмов зависит от стиля текста, при этом могут использоваться словообразовательные кальки или описательный перевод.

Перевод клишированной лексики осложняется тем, что правила сочетаемости слов, различные культурные, социальные соответствия в разных языках могут не совпадать. Важно также уметь распознать клише как самостоятельную единицу перевода. Чем больше образность клише и чем больше их грамматическая обособленность, тем легче их распознать. Полисемантичные выражения, имеющие прямой и переносный смысл, а также клише, имеющие сходный по форме, но различный по содержанию эквивалент, представляют наибольшую сложность для переводчика.

Перевод клише может осуществляться при помощи полного или частичного эквивалента, либо аналога. При переводе аналогов следует учитывать стилистическую и семантическую неравноценность, а также национальную и культурную окраску. Эквиваленты и аналоги клишированных выражений чаще всего встречаются в интернациональной фразеологии (выражения из мифологических, литературных, исторических источников) и в национальной фразеологии (при совпадении образа). Нефразеологический перевод может быть строго лексическим, дословным, описательным и выборочным. Клишированные выражения разделяются на несвободные сочетания с глаголом и на несвободные сочетания с существительными или другими частями речи.

Использование клишированной лексики и неологизмов зависит от типа текста. Для качественного перевода используются переводческие трансформации, эквиваленты, аналоги и установленные в языке переводческие модели.

Результаты проведенного исследования помогут лучшему осознанию интеграционных процессов, происходящих в общенациональной культуре, и будут способствовать пониманию не только на уровне восприятия новой лексики, но и с точки зрения межкультурной коммуникации.

СЕКЦИЯ «Проблемы языка в контексте современной научной парадигмы»

.

1 место:

Суггестивная функция звукоизобразительной системы языка в создании рекламного воздействия

Нефёдова Н. В., студ. 5 к., н

аучный руководитель – Уланович О.И., к. психол. н., доцент

В изучении суггестивных эффектов вербальных текстов смыкаются интересы семиотики, этно- и социолингвистики, психолингвистики и переводоведения. С одной стороны, очевиден факт недостаточного количества системных интегративных исследований на материале различных текстов воздействия и в разных языках. С другой стороны, в последнее десятилетие отмечается рост практических потребностей в области создания, перевода и оценки рекламных и иных суггестивных текстов, названий продукции, торговых марок, фирм, организаций на профессиональной научной основе. Это оправдано эмпирически доказанной зависимостью успешности продукции, фирмы, бренда от удачно подобранных слоганов и рекламных решений копирайтеров.

В реализации суггестивной функции языка участвуют все средства и уровни языковой системы. При этом ключевая роль отводится языковой звукоизобразительности, что обусловлено явлением визуально-акустического символизма – способностью звуков ассоциироваться с определенными представлениями и эмоциями. Именно поэтому одни слова вызывают позитивный эмоциональный отклик и определяют волеизъявление, другие нейтральны, «безразличны» и остаются на периферии нашего внимания. Визуально-акустический символизм оказывает влияние на подсознание человека, что делает его наиболее эффективным инструментом в реализации суггестивной функции рекламы.

Целью проведенного нами исследования явилось изучение сходств и различий суггестивного воздействия на реципиентов рекламных слоганов на английском языке, а также их общепринятых вариантов перевода на русском языке, с позиции сохранности эффекта воздействия. В качестве экспериментального материала были отобраны по критерию популярности 32 слогана, рекламирующие автомобильные марки (Шкода, Мицубиси, Субару), пивоваренные компании (Гинесс, Хайнекен), косметические фирмы (Гарньер, Эйвон), производителей бытовой техники (Дженерал Электрик) и т.д.

С целью сопоставительного анализа суггестивного воздействия, оказываемого на реципиентов звукоизобразительными средствами англо- и русскоязычных слоганов нами было проведено экспериментальное исследование с использованием метода анкетирования. Исходя из того, что благодаря эффекту синестезии в мозгу человека формируются различные ассоциативные связи: звук – цвет, образ, эмоция, отношение, мы разработали специальную форму анкеты, предполагающую приписывание испытуемыми каждому звукобуквенному символу русского и английского языков ассоциируемых с ними цветовых и аффективно-оценочных характеристик. Выборку участников исследования составили 50 испытуемых.

Анализ результатов анкетирования позволил составить фоносемантический профиль каждого символа как совокупность характеристик, ассоциируемых с ним в сознании испытуемых. Определение фоносемантического профиля вербального символа предполагало учет всех указанных испытуемыми качеств (цветовых и оценочно-аффективных), а также повторяемости ассоциаций по всей выборке. Для оценки степени присутствия качества в профиле символа в процентном отношении нами была разработана авторская формула установления частотности ассоциирования того или иного качества с тем или иным символом: P = N / n*100%, где P – процентный показатель «присутствия» определенной аффективно-оценочной / цветовой характеристики в фоносемантическом профиле звукобуквенного символа, N – количество испытуемых, указавших определенный признак для данного звукобуквенного символа; n – общее количество указанных участниками эксперимента качеств, ассоциируемых с тем или иным символом.

Далее на основании фоносемантических профилей звукобукв и с учетом их повторяемости в слогане были составлены фоносемантические концепты слоганов – совокупности цветовых и аффективно-оценочных характеристик, ассоциируемых в сознании реципиентов с тем или иным слоганом, как последовательностью звукобуквенных символов.

Сравнение фоносемантических концептов слоганов на английском языке и их русскоязычных вариантов позволило выделить три группы слоганов по степени совпадения суггестивного воздействия. К первой группе были отнесены слоганы, в фоносемантических концептах которых на английском и русском языках не выявлено существенных расхождений, как по качеству, так и по силе суггестивного воздействия. Вторую группу составили частично совпадающие слоганы, в фоносемантических концептах которых наблюдается совпадение доминирующих характеристик, однако заметно различие в силе ассоциативной связи (по результатам процентного показателя степени «присутствия» характеристики в фоносемантическом концепте). К третьей группе были отнесены контрастивные слоганы, фоносемантические концепты которых не совпадают как по доминирующим характеристикам, так и по силе того или иного суггестивного эффекта.

Из 32 слоганов 3 были отнесены в разряд совпадающих (Talk with confidence – Говорите с уверенностью (Colgate) и т.д.), 14 контрастивны (Live young – Оставайся молодым (Evian) т.д.), 15 – частично совпадающие (I would walk a mile for a Camel – Я бы милю прошёл ради Camel (Camel), Moving forward – Управляй мечтой (Toyota) и т.д.).

Можно утверждать о достаточно высокой степени сохранения эффекта воздействия при переводе англоязычных слоганов на русский язык, что не исключает присутствия отличий. Отчасти это объясняется наличием сходств в фоносемантических профилях букв обоих языков, что подтверждает предположение некоторых ученых о существовании некоторых фоносемантических универсалий, вызывающих устойчивые ассоциации, независимо от языка, национальности, профессиональной принадлежности людей. Так, русскоязычный символ «а», равно как и английский «а» ассоциируются с красным и алым цветами и такими аффективно-оценочными характеристиками как «агрессивный», «яркий», «веселый».

При невозможности сохранения суггестивного эффекта при переводе слогана оправданным представляется подбор фоносемантически эквивалентного перевода даже в случае нарушения смысловой адекватности (Maybe she's born with it, Maybe it's Maybelline –Все в восторге от тебя, а ты – от «Мэйбеллин»). Рекомендуется также использовать оригинальные слоганы на английском языке без перевода («Just do it»).

Предложенный метод измерения степени присутствия качеств, отношений, оценок в неком пространстве всех эффектов, вызываемых звукоизобразительностью слогана, может быть применен в дальнейших научных исследованиях в области фоносемантики, при создании рекламных текстов с заданным эффектом воздействия, в PR-технологиях, журналистике, а также при составлении компьютерных программ экспертизы текстов внушения.

2 место:

Blog as a new genre

Приставка Я. И., студ. 4 к.,

научный руководитель – Савик С. Н., канд. фил. наук, доцент

Blogoshere isn’t a new notion. Blogs are frequently used by a great variety of people: politicians, journalists, celebrities, sportsmen, students, etc.

Our main task was to answer the question whether blog is a new literature genre. But before answering it we had to find out what types of blogs can be singled out, if there is difference between a weblog and a website and what characteristics can become the basis for defining blog as a new genre.

Blogs have entered a competition with traditional mainstream media and became their primary rival. Newspapers started using the format of blogs, which possesses the following features:

  1. reverse chronological journaling;

  2. regular, date-stamped entries;

  3. links to related news articles, documents, blog entries within each entry;

  4. archived entries (old content remains accessible);

  5. links to related blogs (blogrolling);

  6. passion (voice of the author).

Thus difference between blog and traditional newspaper article is obvious.

How do weblogs and websites correlate?

  1. Websites are mostly static (except for news portals) - weblogs are always dynamic (otherwise, the blog loses its identity as such);

  2. websites are created for information purposes with planned ahead scheme - weblogs are spontaneous and the need for new information appears as appropriate;

  3. website texts are proof-read and edited, thereby are relatively neologisms-lacking - weblogs are unburdened of editing, therefore are potentially very productive in terms of word-creation;

  4. types of websites (limited to commercial, personal, organizational, educational, entertainment, news and hybrid websites) are regulated by authorities and tend to be standardized - weblogs, on the other hand, are categorized according to a larger number of types and are not controlled within boundaries at all;

  5. static or PHP dynamic websites are closed for commentaries (except for news portals) and can be identified with the author or organization - weblogs are open for commentaries and criticism and reflect the opinions of a much greater mass of Internet users.

So, weblog and website are not at all synonyms, while website is a more general notion and weblog is a part or a variety of websites. I would rather say that weblog is a new media along with numerous social networks and Twitter.

There are many different types of blogs, differing not only in the type of content, but also in the way that content is delivered or written.

By function blogs are divided into corporate and personal. The personal blog, an ongoing diary or commentary by an individual, is the traditional, most common blog. Personal bloggers usually take pride in their blog posts, even if their blog is never read. Blogs often become more than a way to just communicate; they become a way to reflect on life, or works of art. Blogging can have a sentimental quality. Few personal blogs rise to fame and the mainstream, but some personal blogs do. Blogs used internally to enhance the communication and culture in a corporation or externally for marketing, branding or public relations purposes are called corporate blogs. Similar blogs for clubs and societies are called club blogs, group blogs, or by similar names; typical use is to inform members and other interested parties of club and member activities.

Some blogs focus on a particular subject (thus have homogeneous content), such as political blogs, travel blogs (travelogs), house blogs, fashion blogs, project blogs, education blogs, classical music blogs.

By media type blogs can be divided into vlogs (comprising videos), linklogs (comprising links), sketchblogs (containing a portfolio of sketches), photoblogs (comprising photos). Blogs with mixed media types are called tumblelogs. Blogs that are written on typewriters and then scanned are called typecast or typecast blogs.

Still trying to answer the question if blog is a new genre I will divide all blogs into two main groups according to the extent of their confessional nature.

Blogs which perform only informative function contain mostly facts and minimum personal information, have a fixed variety of topics discussed and whose authors are the least passionate may not be considered as representing a new genre.

But majority of blogs can be both public and intensely personal in possibly contradictory ways. They are addressed to everyone and at the same time to no one. They seem to serve no immediate practical purpose, yet increasing numbers of both writers and readers devoting increasing amounts of time to them. The blog is a new rhetorical opportunity, made possible by technology that is becoming more available and easier to use.

So what makes blog a separate genre – a particular type of writing, which has certain features that all examples of this type share? I have singled out four main features:

  1. existence of secondary authors (readers), whose comments are an essential part of a blog;

  2. the importance of the opposition “trustworthy and untrustworthy”: a typical weblog offers both factual and interpretive information at once, making the distinction between truth and fiction irrelevant in favor of differentiation between trustworthy and untrustworthy;

  3. the possibility to create a number of various textual experiences: there is no single defined narrative route, but instead a variety of possible movements from each point in the work to any number of other points in the work due to different links;

  4. no completion: there is no completion of a weblog – there is always the possibility of an additional post to come; the author, then, actively crafts later writing in response not only to reconsideration of his or her earlier words, but also in reaction to the responses of readers, whether received through onsite comment mechanisms, offsite email, or responses posted on other weblogs; this is a luxury—or curse—unavailable to traditional writers.

These four essential features, to my mind, make it possible to define personal blog as a new literature genre. Quod erat demonstrandum, or which was to be proved.

2 место:

Вариативность семантических компонентов коннотации в разговорном стиле

Кейзер С., студ. 4 к.,

научный руководитель – Михайлов А.В.

Язык является основным средством коммуникации в человеческих сообществах. Во всех цивилизациях различаются повседневные коммуникации и коммуникация культуры. Данная работа затрагивает одну из самых актуальных проблем современного мира – проблему межкультурного общения. На основе фразеологизмов мы попытались определить вариативность семантических компонентов коннотативного значения лексических единиц русского, английского и китайского языков. Под семантическими компонентами, мы выделили эмоциональность, оценочность, образность и окказиональность.

Коннотация – это совокупность своеобразных ассоциаций, которые возникают в сознании отдельного взятого человека и общества в целом при восприятии какой-либо лексической единицы.

Реализуя метод семантического дифференциала, мы попытались выявить вариативность семантических компонентов некоторых фразеологизмов и отдельно взятых лексических единиц в русском, английском, китайском языках. Данная методика, предложенная Ч. Осгудом, служит для конструирования субъективных семантических пространств и принадлежит к методам шкалирования. Данный метод дает возможность получить количественные показатели для оценки отношения к определенным объектам. Для эксперимента была создана двухполюсная шкала, на каждой из которой имеется градация с парой антонимических понятий (эмоциональность \ нейтральность, положительная \ отрицательная оценка, наличие \ отсутствие образности, окказиональности). Всего было опрошено 20 русских респондентов, 20 англичан, 20 китайцев.

Данную вариативность мы, проанализировали, основываясь на «абсолютном» и «относительном» совпадении \ несовпадении оценок данных фразеологизмов в выбранных нами языках. Под «относительным» совпадением подразумевается отклонение не более чем на 0,2; под «абсолютным» несовпадением различие оценок в знаках +\ -, а под «относительным» несовпадением все, что лежит в одной градульной плоскости. При сопоставлении русской, английской и китайской фразеологии можно выявить, что вариативность семантических компонентов коннотативного значения действительно отлична, что приводит к проблемам восприятия той или иной культуры, а также существуют различия в отношении определенных затрагиваемых тем, для одной культуры она может быть более важной, чем для другой.

Например, в китайском языке нет такого фразеологизма, как «Двуликий Янус». Янус в римской мифологии это божество дверей, входа и выхода, затем - всякого начала. Изображался с двумя лицами (одно обращено в прошлое, другое - в будущее). В переносном смысле - "Двуликий Янус" – лицемерный, двуличный человек (-1,4).

Но в китайском языке существует иной фразеологизм с «подобным» значением, который дословно переводится на русский язык как «вести тайную борьбу при сохранении внешней вежливости». Однако он несет скорее положительную оценку (+0,4) , нежели отрицательную, так как он символизирует хитрость, определенную мудрость в поступках в свою пользу, но значение данного китайского аналога может варьироваться в зависимости от контекста.

Подводя итоги исследования, следует отметить, что наибольший процент «абсолютного» совпадения семантических компонентов в английском и русском языках, что обусловлено их принадлежностью к одной языковой семье (индоевропейской), и наличием сходств в культуре и менталитете данных народов. Наибольший процент «относительного» совпадения наблюдается в русском и китайском, что обусловлено постоянными политическими, экономическими и культурными контактами между Китаем и Беларусью. Эти два народа имеют значительные различия, но они все равно вольно или невольно находятся во взаимодействии и взаимовлиянии.

Для исследования семантических компонентов коннотативного значения, мы также использовали ассоциативный лингвистический эксперимент. Данный метод исследования основан на неконтролируемых ассоциациях, которые характеризуются символической, а иногда прямой проекцией внутреннего, часто неосознаваемого содержания сознания. Респондентам было предложено дать ассоциации на определенные слова-стимулы, а за тем придумать к ним фразеологизмы.

Сопоставление данных семантических компонентов в разных языках (русский, английский, китайский) позволил нам четко определить их вариативность в зависимости от контекста и принадлежности к определенной культуре.

В результате данного исследования, мы пришли к выводам, что:

1) вариативность семантического компонента коннотативного значения (эмоциональность, оценочность, окказиональность, образность) в структуре фразеологизмов и составляют этнокультурные особенности фразеологизмов в русском, английском и китайском языках;

2) вариативность семантических компонентов коннотативного значения в китайском, обусловлена двумя основными пунктами: структурным и семантическим;

3) структурность ярко выражена симметрией структуры фразеологизмов, что подтверждает особое место симметрии и парности в ментальности китайцев;

4) семантический компонент связан с концептуальными признаками, которые находятся на периферии содержания концепта, отраженные в ключевых словах фразеологизмов.

Вариативность семантических компонентов коннотативного значения в русском языке в большей степени схожа с китайским языком; в русском и китайском преобладают синтагматические ассоциации, в английском парадигматические, причем одни и те же стержневые концепты вызывают в этих язык практически одинаковые ассоциации. Однако вариативность семантических компонентов коннотативного значения английского языка характеризуется меньшей подвижностью, нежели в китайском и русском, что обусловлено аналитическим строем языка.

Таким образом, определение подобной вариативности коннотативного значения лексической единицы позволяет обеспечить адекватный перевод, понять культуру другого народа, способствует обучению иностранному языку. Подобное сближение культур, безусловно, может привести к постепенной ассимиляции языковых картин мира, а следовательно и к универсализации содержания концептов.

3 место:

Специфика функционирования механизма прогнозирования в речевой деятельности переводчика

Грицкевич К.С., студ. 5 к.,

научный руководитель – Уланович О.И., к. психол. н., доцент

Гуманитарная парадигма в научном исследовании делает человека мерой всего сущего, будь то познание природы и общества, в целом, либо изучение более узкой проблематики, как человеческий язык и вербальная коммуникация. Рассмотрение в ряде исследований речевой деятельности как автономного объекта изучения, самостоятельной активности весьма спорно даже с учетом наличия только ей присущих потребностей и конкретного профессионального воплощения. Более справедливым видится утверждение о ее относительной, а не абсолютной самостоятельности: в своем проявлении речевая деятельность входит в виде отдельных действий в состав других видов деятельности – игровой, познавательной, трудовой, обеспечивая налаживание отношений между людьми, координацию и регулирование их действий, достижение результата.

Переводческая деятельность является исключительно сложным когнитивно-языковым явлением, осуществляемым на основе важных интеллектуальных функций человека: механизмов приема, переработки и выдачи вербальной информации. Переводческую речевую деятельность можно структурно представить реализуемой в трех взаимосвязанных процессах: речевосприятие (устного или письменного сообщения), процесс декодирования и кодирования (комплексный и многоэтапный) и речепорождение (говорение или письмо). Ключевым механизмом восприятия и понимания речи является вероятностное прогнозирование, которое заключается в выдвижении гипотез как относительно вербальной формы текста, так и относительно его содержания и смысла через активный поиск и предугадывание наиболее вероятного развития текста.

С целью изучения особенностей формирования и функционирования у будущих лингвистов-переводчиков механизма прогнозирования при восприятии речи нами было проведено эмпирическое исследование с использованием методов эксперимента, статистической обработки данных, качественного интерпретационного анализа, именуемого «умственным экспериментом» (К.К. Платонов). Экспериментальным материалом послужили научные тексты на русском и английском языках объемом около 400 слов, специально подготовленные для выявления особенностей функционирования прогнозирования на сенсорном, перцептивном и смысловом уровнях речевосприятия.

Подготовка текстов предполагала многоуровневое нарушение связности и цельности сообщений с целью их последующего восстановления испытуемыми благодаря интеллектуальной работе мозга по языковому, речевому и смысловому прогнозированию. Нарушение связности достигалось за счет опущения отдельных фрагментов слов и целых лексических единиц различного грамматического и синтаксического класса. Нарушение цельности текстов включало первоначальную фрагментацию сообщений и последующее изменение заданной в текстах последовательности фрагментов в случайном порядке.

Статистический анализ результатов эксперимента предполагал подсчет количества восстановленных участниками эксперимента фрагментов слов, целых слов, а также определение правильно воссозданной длины логической цепочки. Вначале фиксировались результаты каждого испытуемого в отдельности, что позволило далее установить процент воссоздания текстов на каждом из уровней восприятия по всей выборке в целом.

Степень воссоздания формы воспринимаемых сообщений на русском и английском языках на сенсорном уровне, как показывают результаты эксперимента, составила 79,4% и 79,2% соответственно, что не выявляет статистически значимых различий. Можно полагать, что согласование лексических единиц по роду, числу и падежу, а также многосложность русскоязычных слов затрудняет прогнозирования целостной формы языковых единиц даже в случае владения русским языком как родным. Невысокий показатель по экспериментальному научному тексту на английском языке объясняется недостаточным иноязычным речевым опытом участников эксперимента, владеющих английским языком как иностранным.

Речевое прогнозирование на уровне фраз, грамматических и синтаксических конструкций составило при восприятии текстов на русском и английском языках 50, 6% и 38, 8% соответственно, что выявляет статистически значимую разницу. Так, наше языковое сознание наполнено фразовыми клише, построенными по грамматическим правилам родного языка (если «магнитное», то определяемым словом будет однозначно «поле», если «космическое», то «пространство»). Эти единицы существуют в памяти «зрелого» реципиента в готовом виде, функционируют как целостные единицы речи, позволяют экономить время и усилия при восприятии сообщений за счет обеспечения грамматико-семантического прогнозирования. Англоязычный лексикон, можно полагать, не образует в сознании клишированных единств. «Magnetic» может с равной степенью вероятности сочетаться с «field», «resonance», «materials», «forces», «storage and recording». Это порождает и семантическую амбивалентность, и отсутствие устойчивых семантических связей иноязычного лексикона в сознании говорящих. При восприятии иноязычной речи эти связи приходится каждый раз заново создавать для достижения понимания текста.

Анализ успешности воссоздания смысловой целостности научных текстов на русском и английском языках выявил статистически значимые результаты: 46,7% и 41,27%. Столь низкие показатели свидетельствует о сложности установления причинно-следственных связей и пространственно-временных отношений между фрагментами научного текста не зависимо от языка предъявления материала. Можно полагать, что при восприятии иноязычного текста прогнозирование на смысловом уровне, к тому же, осуществляется зачастую через посредническую функцию родного языка, что увеличивает потерю времени при речевосприятии, а также препятствует адекватному пониманию содержания.

Результаты исследования позволяют сделать вывод о необходимости целенаправленной методически организованной работы по формированию навыков и умений прогнозирования у будущих переводчиков при восприятии речи, в частности, иноязычной. Чем лучше развиты навыки прогнозирования у переводчика, тем быстрее осуществляется восприятие и достижение понимания, что, в свою очередь, экономит время и умственные ресурсы специалиста, оставляет резерв времени для выполнения кодирования информации на язык перевода и применение адекватных трансформаций.

СЕКЦИЯ «Эффективность речевого и коммуникативного поведения в деловом общении»

2 место:

Transportation of goods

А.В Казакова, студ. 4 к. БГУ,

науч. рук. О.И. Моисеенко, канд. пед. наук, доцент

Goods must be transported from their place of production to many locations of their consumers. These two points can be situated in different parts of the world.

The first methods of goods transportation were horses, oxen or even humans carrying goods along dirt tracks that often followed game trails.

Nowadays there are five types of primary carriers for the transport of goods: railroads, waterway carriers, motor-freight carriers, pipelines and air-freight carriers.

Railroads carry an important part of the total freight. They can carry the heaviest and the lightest products and as to speed, they offer a range that goes from 'drag' trains to 'flyers'. Transportation by railroads reduces the risk of breakage and spoilage of goods.

Waterway carriers offer low-cost means of shipping bulky products which have low transportation value in relation to weight. Sea container traffic gains when it comes to long distances and the inability to quickly deliver the goods by other means of transport.

Pipelines carry crude oil, natural gas, gasoline.

Air freight is used for goods where speed is essential, such as perishables, medicines, spare parts, and goods of high value for which safety of transportation is a prime consideration, that is more important than the higher cost of transportation by air.

Motor-freight carriers can perform door-to-door delivery, as they reach places inaccessible to railroads. Tank lorries are used for liquids, tipping lorries for building materials, cooling lorries for perishables, vans for furniture and valuables.

The nature of road transportation of goods depends, apart from the degree of development of the local infrastructure, on the distance the goods are to be transported by road, the weight and volume of the individual shipment and the type of goods transported. For transport of hazardous materials truckers need a licence, that usually requires them to pass an exam. For transportation of live animals special requirements have to be met in many countries to prevent cruelty to animals. For fresh and frozen goods refrigerator trucks or reefer are used.

While speaking about transportation of goods we can’t but mention logistics.

Logistics is the management of the flow of the goods, and services between the point of origin and the point of consumption in order to meet the requirements of customers. Logistics involves the integration of information, transportation, inventory, warehousing, material handling, and packaging, and occasionally security [2].

When any of the entrepreneurs, business organizations or individuals faced with the need to carry goods or order the delivery they need only pay for the order and quietly wait for the execution.  

There are many different kinds of logistics. We will define some of them.

Third-party logistics involves using external organizations to execute logistics activities that have traditionally been performed within an organization itself./wiki/Logistics - cite_note-Bazio.-2 If, for example, a company with its own warehousing facilities decides to employ external transportation, this would be an example of third-party logistics.

Emergency logistics is a term used by logistics, supply chain and manufacturing industries to denote specific time critical modes of transport used to move goods or objects rapidly in the event of an emergency. The reason for enlisting emergency logistics services could be a production delay or anticipated production delay, or it could be that special equipment is needed urgently to prevent instances such as aircraft being grounded, ships being delayed, or telecommunications failure.

Logistics in Belarus

Belarusian geographical position between the EU and the Commonwealth of Independent States (CIS) presents huge opportunities for investors in the country’s underdeveloped logistics industry. Foreign firms are increasingly taking advantage of the investment and business opportunities in Belarusian transport and logistics sector.

This potential is illustrated by the fact that just 8% of the goods which pass through Belarus end up in logistics centres in the country, with the vast majority processed in other countries [4].

One of the first companies to recognise the opportunity was BLT Logistics which opened the first modern logistics centres in Belarus in 2007. The hub, on the outskirts of Minsk, offers a full range of services including freight loading and unloading, storage, packing and labelling facilities. Its staff mostly handle fast-moving consumer goods, electronics, tobacco and confectionary for clients including Nokia, Samsung, Bosch, British American Tobacco and Moulinex [4].

Developed logistics will link Belarus into the wider international transport network and the Belarusian authorities are drawing up legislation which will allow them to build an integrated Customs clearance point.

Literature:

  1. /different_modes_of_transportation_of_goods/

  2. /wiki/Logistics

  3. /

  4. http://www.belarus.by/en/invest/key-sectors-for-investment/transport-and-logistics

СЕКЦИЯ «Эффективность речевого и коммуникативного поведения в деловом общении»

1 место:

Reading the Body Signals

Банникова Е. В., Дыко В. С., студ. III к. БГУ,

науч. рук. Ахрименя Г. И., ст преподаватель

Is it easy to detect a lying person? No, it’s not. Especially, when it is a smuggler trying to import something illegally into the country. It is important to hide the true face and fake emotions for a customs officer not to reveal the secret.

It is not a simple matter to catch lies. The face can be a valuable source for the lie catcher, because it can tell lies and the truth and often does both at the same time. The body can give us three ways to recognize lies. They are understanding facial expressions, eye movements and postures.

Some facial expressions are extremely rapid, lasting only a fraction of a second. They are micro-expressions. They are given below.

Fear is characterized by the lips stretched horizontally towards the ears. The lower eyelids are tensed and the upper eyelids are raised. The eyebrows are also raised and pushed together.

Anger's micro-expression consists of the lips being narrowed and pressed together tightly. You can also see the eyebrows slanted down and towards the nose.

Contempt is the only micro-expression that is unilateral. The lip corner is tightened and raised on only one side of the face.

Disgust is characterized by the upper lip being rose generally exposing the teeth. This will be coupled with a wrinkle on the nose.

In sadness the upper eyelids and outer edges of eyebrows droop. The subject appears to have very little focus in his eyes. The corners of the lips are pulled slightly down.

Surprise can be spotted by widened eyes and raised eyebrows. Also the mouth will open a little bit. In a true expression of surprise the eyebrows will be raised for less than a second.

The key attribute of happiness is a smile. In true happiness the corners of the lips turn up and the cheeks rise slightly. But the tell tale sign of true happiness are the crow's-feet which appear at the corners of the eyes.

Eye movements illustrate that a glance to the observer's left usually reveals a creative process (when someone is "making up" facts or lying). A glance to the observer's right reveals that the subject is remembering facts.

Up and to the Left means that someone imagines something visually. Up and to the Right means that someone is trying to remember anything.

To the Left means, that someone is creating a sound, for example, of a speeding train in his mind. To the Right means someone is trying to remember the sound…

Down and to the Left indicates a Feeling / Kinesthetic / Sensory impression that is being created. Down and To the Right indicates an Internal Dialog. This is the direction of someone's eyes as they "talk to themselves."

N.B. As with other signs of lying, first it is necessary to establish and understand a person’s base-behavior before concluding they are lying by the direction of their eyes.

Ability to distinguish different postures from openness gestures can help to recognize the untruthful person.

When people are dejected they scuffle along with their hands in their pockets (not always), seldom looking up or noticing where they are headed.

Open hands are associated with sincerity and openness. It indicates the open nature of the character.

Crossed arms position (with clenched fists) signals that someone becomes defensive. Crossed arms, wrapped fingers around bicep is a protective posture.

Sidewalk glance means suspicion and doubt.

Feet or entire body pointing toward the exit is a clear sign that a person wishes to end the meeting, conversation or whatever.

Touching or slightly rubbing the nose (usually with the index finger) is a sign of rejection. Other variations of rubbing ear, neck scratch are very commonly coupled with “I don’t know” or that a person is nervous right now.

Rubbing the eye is a sign of doubt.

Touching the head with hands means frustration.

Tightly clenched hands mean tension.

Wringing hands is a stepped version of clenched hands. This is observed when someone is on a hot seat, such as when being required to answer serious charges against him.

Hands steepling shows that a person is very sure of what he is saying. Women have low steepling. A more subtle form of steepling is when the hands are joined more closely. It is an indication of confidence.

Hand covering the mouth is a gesture of astonishment. Or the person wants to hide a conversation or is trying to play cat-and-mouse.

Hands clenched behind the back. A person is subjected to tension, pressure or anxiety.

The matter of detecting a liar is not in some things which are common about us, but in the fact that it’s very important to distinguish people’s words from emotions their faces and bodies show us. If they are different, you can be sure – the person’s lying.

Literature

  1. Ekman, Paul. Emotions revealed: recognizing faces and feelings to improve communication and emotional life / Paul Ekman.- 2003

  2. Ekman, Paul. Unmasking The Face / Paul Ekman.- 2003

  3. Pease, Allan. Body Language. – 1988

2 место:

How to Sniff out Hidden Secrets?

Яцко Д.И., Лужис Ж.В. студ. III к. БГУ,

науч. рук. Ахрименя Г. И.  ст. преподаватель.

A detection dog or sniffer dog is a dog that is trained to and works at using its senses to detect substances such as explosives, illegal drugs or blood.[1]

The black Labrador twice found hidden bombs which could have killed or injured soldiers. Treo is being given the Dickin Medal, which is the most important award a military animal can receive. Since the medal was introduced in 1943, 26 other dogs, 32 World War II messenger pigeons, three horses and one cat have won it.

Рeople used working dogs with special smelling abilities to detect drugs during the war in Vietnam in 1970. The United States was the first country to start special programs and training techniques for specialized dogs to detect drugs and explosives.[2]

Detection dogs are trained to search for many substances, including:

  • Plants, animals and other agricultural items

  • Currency

  • Drugs

  • Explosives

  • Mobile phones (as contraband in prisons)

  • Firearms

  • Human remains

One notable quality of detection dogs is that they are able to discern individual scents even when the scents are combined or masked by other odors.At Australian customs a detection dog foiled an attempt to smuggle drugs that had been hidden in a woman's bra and smeared with coffee and pepper.[1]

The most popular sniffer dogs are breeds bred for other tasks, such as rabbit trailing, duck retrieving, and livestock herding. A recent study of sniffer dogs looked at 30 characteristics of the most popular breeds (English Springer Spaniel, Labrador Retriever and Border Collie) and found out the 5 most important characteristics: tendency to be distracted when searching, agility, motivation to obtain food, independence, and stamina.

Beagles are used in airports to sniff the baggage for items that are not permitted ; due to their friendly nature and appearance, the Beagle does not worry most passengers.

Puppies are recruited from litters at around eight weeks of age but the overall selection of suitable dogs continues until they are 18 months old. Initial assessments are made on all dogs, followed by socialisation and basic obedience training between the ages of 12-18 months. Selected dogs are introduced to their prospective handlers and there follows an intensive training period of 14 weeks. On successful completion, a licence is issued to each pair. Handlers may not swap dogs under operational circumstances.

Those dogs that are trained to detect food, plant and animal products live in commercial kennels so that they are not continually around food smells from the handler’s household kitchen. Dogs that are trained to detect drugs, firearms and currency live with their dog handlers.

Handlers should have previous dog handling experience. They also need to be physically fit. The dogs live with their handler and family, not only to strengthen their bond, but also for practical reasons. As a working unit, the dog and handler will be on call to assist other units when necessary.

Typically, the dogs work for 8 to 10 years and when the dogs retire, their handlers get the first option of taking them home to live with them or finding them a suitable good home.[3]

Литература

  1. Wikipedia. The Free Encyclopedia [Electronic resource]. – Mode of access: /wiki/Detection_dog. - Date of access: 24.04.2011.

  2. BBC home [Electronic resource]. – Mode of access: http://news.bbc.co.uk/cbbcnews/hi/newsid_8530000/newsid_8534000/8534025.stm. - Date of access: 24.04.2011.

  3. Career with animals [Electronic resource ] / Sniffer & Police Dogs at Work. – Mode of access: http://www.careerwithanimals.co.uk/sniffer-police-dogs-work.html. - Date of access: 24.04.2011.

СЕКЦИЯ «ИТАЛЬЯНСКИЙ ЯЗЫК»

1 место:

Navi dei veleni (Отравляющие корабли)

Буюклы Я., студ. 2 к.,

научный руководитель – Долидович О.В., ст. преп.

Uno dei problemi attiuali del mondo moderno è il problema dei rifiuti pericolosi.

Cosa sono le “navi dei veleni”?

"Navi dei veleni" è un’espressione ormai tristemente famosa e sta a indicare le navi che vengono utilizzate come mezzo illecito e criminale per smaltire in mare le sostanze più pericolose che l’uomo produce, come diossine, mercurio, metalli pesanti, sostanze radioattive.

Sono sostanze altamente pericolose che non dovrebbero finire nei nostri mari, nell’aria che respiriamo, nell’acqua che beviamo e nel cibo che mangiamo.

Perché vengono utilizzate le navi dei veleni e da chi?

Il sistema coinvolge una rete criminale internazionale che gestisce i traffici illeciti via mare di rifiuti pericolosi e radioattivi, con intrecci e connivenze tra criminalità organizzate, governi di alcuni Paesi, industrie e pseudo uomini di affari, che sono in realtà intermediari e faccendieri senza scrupoli.

È semplice intuire il perché si ricorra a questi metodi, invece che a quelli legali: smaltire in maniera corretta e legale i rifiuti tossici costa molto denaro .

In molti casi, quindi, è molto più economico e relativamente semplice trovare una nave, stivarla di tonnellate di rifiuti pericolosi e farla affondare.

Spesso gli armatori che si prestano a questi traffici criminali riescono anche a guadagnare i premi delle assicurazioni.

Quanti sono i rifiuti pericolosi smaltiti illegalmente con le navi dei veleni?

Visto che si tratta di traffici illegali è impossibile avere una quantificazione esatta. È tuttavia possibile avere almeno un’idea dai numeri che riguardano la quantità di rifiuti pericolosi in Italia: i dati del 2009 indicano oltre 108 milioni di tonnellate di rifiuti speciali. Poco più di 82 milioni di tonnellate sono quelli smaltiti legalmente. Mancano quindi all’appello ogni anno circa 26 milioni di tonnellate di rifiuti tossici e nocivi . Oltre il 24% del totale che sparisce ogni anno. È molto probabile, che una parte consistente di questi rifiuti finisca in mare con gli affondamenti delle navi dei veleni

Cosa fanno le istituzioni per bloccare il traffico delle navi dei veleni?

I riscontri su questi gravi e inquietanti fenomeni sono ormai consolidati e acquisiti in documenti ufficiali delle commissioni parlamentari e di diverse Procure e Tribunali italiani..

Il fenomeno delle navi dei veleni viene denunciato da anni dalle più importanti organizzazioni ambientaliste, come WWF, Greenpeace e Legambiente. Il WWF Italia ha scritto e resi pubblici decine di dossier inviati a tutte le forze politiche interessate chiedendo un’azione decisa di Parlamento e Governo e delle forze dell’ordine per smantellare i traffici illeciti di rifiuti con le famigerate “carrette dei mari”.

Ma purtroppo ancora non si è fatto nulla di concreto per bloccare questi traffici criminali e bonificare le aree marine e terrestri gravemente inquinate e contaminate.

2 место:

ANIMALI IN VIA D’ESTINZIONE

Дубовская Елена, студ. 4 курс,

научный руководитель – Mартусь В. В., ст. преп.

Secondo uno studio condotto dalla UC Berkeley da Anthony Barnosky e colleghi, pubblicato sulla rivista Nature, ci sono segnali che stiamo per entrare nel sesto caso dell’estinzione di massa.

Una “estinzione di massa” si caratterizza come un periodo durante il quale almeno il 75% delle specie della Terra muore nell’arco di pochi milioni di anni o anche meno. Negli ultimi 540 milioni anni si sono verificati cinque periodi di estinzione di massa. Come, per esempio, quello durante l’era premiana avvenuto 251 milioni di anni fa quando era estinto il 96% di specie viventi sul nostro pianeta.

Sempre più scienziati stanno riconoscendo che le moderne estinzioni delle specie a causa di varie influenze umane, riportano alla mente quelle che hanno provocato i Big Five: riduzione delle risorse, la frammentazione degli habitat, l’introduzione di specie non indigene, la diffusione degli agenti patogeni, l’uccisione diretta delle specie ed i cambiamenti climatici.

Nel corso degli ultimi mille anni, il tasso medio di estinzione ha raggiunto livelli quasi 400 volte più veloci rispetto al tasso medio di estinzione naturale.

Barnosky e colleghi hanno esaminato un ipotetico scenario che si avvicinasse a quello dei Big Five, ed hanno determinato che l’attuale tasso di estinzione non è proprio così rapido, ma se perdiamo tutte le specie attualmente minacciate, ci sarà la possibilità di una nuova estinzione di massa in poco più di 500 anni.

L’Unione Internazionale per la Conservazione della Natura ha riferito che il 25% delle specie appartenenti ai mammiferi di tutto il mondo è a rischio estinzione a causa della distruzione degli habitat e della caccia. Ma a rischiare l’estinzione non sono solo i mammiferi, ma anche centinaia di altre specie di altre categorie animali e vegetali.

Ad esempio:

  • I pesci d’acqua dolce

  • Tordo di Bicknell

  • Fenicotteri

  • Delfino Irrawaddy

  • Bue muschiato

  • Tartarughe Hawksbill

E questi sono soltanto alcuni degli animali che pagheranno per il cambiamento climatico. Purtroppo la lista è ancora molto lunga.

Gli autori però osservano che siamo ancora in tempo per invertire la rotta, anche se sarà un compito molto difficile. Pertanto è molto urgente cominciare a prendere provvedimenti per evitare che questa tragedia avvenga,сioé ridurre le pressioni che stanno spingendo le specie oggi all’estinzione ed avviare programmi di recupero della biodiversità. Gli scienziati e i governi dovrebbero aggiornare le strategie di conservazione degli habitat:

Fissare gli obiettivi per le aree protette come un Parco Nazionale di almeno il 10% delle zone terrestri e fino al 50% delle aree marine;

Introdurre maggiori restrizioni per proteggere gli ecosistemi marini (sulle tecniche della pesca a strascico e altre “barbarie” simili);

Creare gli corridoi naturali e vie di collegamento tra habitat frammentati per dare gli animali la possibilità di cambiare il suo habitat;

Oppure ridurre la nostra impronta sul pianeta.

Se non raggiungiamo i nostri obiettivi, le generazioni future dovranno sicuramente pagare di più in termini di qualità della vita e di ambiente, e saremo noi i soli responsabili dell’estinzione di piante e di animali.

3 место:

La tragedia di Chernobyl: 25 anni dopo. Cooperazione umanitaria bilaterale italo-bielorussa

Блахова Е. Н., студ. II к. БГУ,

науч. рук. Грекова Н. В., ст. преп.

Il 26 Aprile alle ore 01:23 é accaduta l’esplosione nel reattore IV della stazione di Chernobyl. A seguito dell’esplosione furono liberati isitopi radioattivi per un’attività totale pari a 11 EBq.

I principali radionuclidi liberati sono:

Iodio;

Cesio;

Stronzio.

La fuoriuscita degli isotopi si potrasse anche nel tempo sotto la forma di gas, vapori, polvere ed aerosol che poi vennero trasportati dalle correnti in varie parti del globo per poi ricadere con le precipitazioni.

Al di là degli efetti della contaminazione nelle immediate vicinanze del reattore, il fall-out ha sollevato problemi relativi alle azioni lesive per l’organismo dovute ad un’accumulo generalizzato (come per il Cesio) o in particolari organi (tiroide per l’Iodio, ossa per lo Stronzio) anche a distanza di migliaia di chilometri dal luogo dell’incidente.

La situazione demografica nelle regioni colpite dalla catastrofe della centrale nucleare di Chernobyl e catastrofica: la mortalità supera di alcune volte la natalità. Nella Repubblica di Belarus, a partire dal 1994, l’indice demografico (ovvero la differenza tra l’indice di natalità e quello di mortalità) ha un valore negativo, pari al 5,9% .

Negli anni seguenti il numero di casi di cancri alla tiroide è aumentato vistosamente. É stato dimostrato che i bambini assumono elementi radioattivi 3-5 volte in più degli adulti.

Come precedemente detto, l’esplosione ha causato immediatamente danni indicibili alla salute della popolazione colpita e continua tuttora a causarne. Gli assocoazioni internazionali hanno subito reagito per aiutare la nostra Reppublica a diminuire gli effetti causati.Ci sono stati molti interventi d’aiuto.Uno degli interventi più significativi è il risanamento dei bambini delle zone colpite in luoghi non contaminati.

È stato provato che dopo tale soggiorno la quantità degli elementi radioattivi presenti nell’organismo si riduce per 20-50%.Ed ora circa 30 mila bambini bielorussi trascorrono ogni anno un periodo del risanamento in Italia. È possibile grazie ad’attività delle numerose associazioni bielorusse ed italiane.

La Federazione delle associazioni di volontariato italiane per la Bielorussia (AVIB) è nata nel 2004 e da allora ha sede legale a Roma. Nello statuto della Federazione si dichiara che “il compito centrale della Federazione è la promozione congiunta della cultura della solidarietà nei rapporti sociali, economici, personali con i cittadini bielorussi”.

L’idea della fondazione della federazione è stata proposta per dare una rappresentatività politica al mondo delle associazioni di volontariato italiano che operano in favore dei minori bielorussi e delle popolazioni colpite dalla catastrofe di Chernobyl.

L’Organizzazione di Volontariato per la Solidarietа MONDO IN CAMMINO (MIC) nasce a Vercelli il 17 settembre 2005 con l’intento di unire in azioni comuni l’esperienza di molti volontari che da diversi anni si occupavano di interventi di cooperazione internazionale e di solidarietа nell’Europa Centro Orientale e nello Spazio Post Sovietico.

Lo slogan dell’organizzazione e “Il volontariato fatto con i piedi”, ad indicare, da una parte, che fare volontariato significa essere supportati da una grande idealita;e dall’altra (e soprattutto) che il volontariato deve necessariamente percorrere miglia culturali e fisiche (i piedi) per essere presente con coerenza e credibilita direttamente nei luoghi di intervento.

In altre parole questo e il senso che MIC attribuisce al volontariato: il volontariato deve muoversi, deve diventare ricerca, tracciare nuovi percorsi, deve percorrere I sentieri delle altrui e di nuove esperienze, deve superare gli ostacoli con il cuore e con l’intelligenza, deve rialzarsi e riprendere i passi dopo le batoste, deve sperimentare e rischiare, deve essere serio e consapevole cercandosi nel cammino compagni con competenze umane e scientifiche generali e/o settoriali, insomma non deve sedersi su se stesso e piantare comode radici. Il volontariato deve andare in giro a tutto tondo e piantare semi che altri sappiano cogliere e coltivare.

I due progetti principali dell’Organizzazione sono il “Progetto Humus” ed il “Progetto Kavkas”. Il Progetto Humus e rivolto al superamento delle conseguenze dell’incidente nucleare di Chernobyl direttamente nei paesi dell’ex Unione Sovietica interessati dal fall out radioattivo mediante interventi mirati nel campo della radioprotezione, privilegiando quelli che potenziano nelle popolazioni residenti la cultura della gestione del rischio presente.

L’attività delle associazioni chè si occupano dell’aiuto per i bambini bielorussi è solo un piccolo passo nella strada lunga. Ma grazie a loro potremo attraversarla senza nessun dubbio.

Литература:

1. L’Organizzazione di Volontariato [Электронный ресурс] / Nuclear & Chernobyl Portal. – Минск, 2011. – Режим доступа http://www.progettohumus.it/public/forum/index.php?topic=1815.0: – Дата доступа: 18.04.2011.;

2. Federazione delle associazioni di volontariato italiane per la Bielorussia [Электронный ресурс] / Portale ufficiale della Federazione. – Минск, 2011. - Режим доступа: http://www.avib.it/index.php?option=com_content&view=article&id=186:comunicato-network-oncologico&catid=64:proposteavib&Itemid=92. – Дата доступа: 18.04.2011.

СЕКЦИЯ «ФРАНЦУЗСКий ЯЗЫК»

1 место:

La Statue de la Liberté et ses Répliques à Paris

Гурецкая Е., студ. 2 к.,

научный руководитель — Литвиненко О. Л.,

старший преподаватель

La statue de la Liberté est l'un des monuments les plus célèbres de la ville de New York, et aussi des États-Unis. Son caractère universel d'allégorie de la liberté lui a conféré une notoriété à l'échelle mondiale. Pour cette raison, de très nombreuses répliques du monument, de taille plus ou moins importante, ont été érigées depuis son inauguration en 1886.

La Liberté éclairant le monde, plus connue sous le nom de statue de la Liberté, est située sur la Liberty Island au sud de Manhattan. Elle a été offerte par la France en 1886, pour célébrer le centenaire de la déclaration d'indépendance américaine et en signe d'amitié entre les deux nations. L'inauguration de la statue a été célébrée le 28 octobre 1886 en présence du président des États-Unis, Grover Cleveland. L'idée est venue du juriste et professeur au Collège de France, Édouard de Laboulaye en 1865. Le projet a été confié en 1871, au sculpteur français né à Colmar Frédéric Auguste Bartholdi.

La statue de la Liberté, en plus d'être un monument très important de la ville de New York, est devenue l'un des symboles des États-Unis et représente de manière plus générale la liberté et l'émancipation vis-à-vis de l'oppression. De son inauguration en 1886, la statue a ainsi été la première vision des États-Unis pour des milliers d'immigrants, après une longue traversée de l'océan Atlantique. Au plan de l'architecture, la statue rappelle le Colosse de Rhodes qui était l'une des sept merveilles du monde antique.

La statue représente une femme en station verticale, vêtue d'une robe ample et coiffée d'une couronne comportant sept pointes, symbolisant les « Sept Continents » (Amérique du Nord, Amérique du Sud, Europe, Asie, Afrique, Océanie et Antarctique). Cependant, les sept pointes pourraient également évoquer les sept océans (Arctique, Antarctique, Atlantique nord et sud, Pacifique nord et sud et Indien). Le diadème fait aussi penser à celui que portait le dieu du soleil Hélios. En tout cas, Bartholdi n'a pas retenu l'idée du bonnet phrygien, symbole de liberté depuis l'Antiquité. La statue tient dans sa main gauche une tablette, qu'elle garde près de son corps, alors que sa main droite brandit une torche enflammée, maintenue en hauteur. La tablette évoque la loi ou le droit, alors que la torche renvoie aux Lumières. Certains y ont vu un symbole maçonnique. La structure est recouverte d'une fine couche de cuivre, qui repose sur une énorme structure en acier, à l'exception de la flamme qui est recouverte de feuillets d'or. La structure repose sur un premier socle de forme carrée, lui-même posé sur un autre socle en forme d'étoile irrégulière à onze pointes. La hauteur de la statue de la Liberté est de 46,5 mètres, hauteur qui est portée à 92,9 mètres entre la base du piédestal et la torche. La tablette tenue dans la main gauche est gravée de la date d'indépendance des États-Unis, écrite en chiffres romains : JULY IV MDCCLXXVI. Les vingt-cinq fenêtres symbolisent quant à elles vingt-cinq pierres gemmes trouvées sur la terre et les rayons du ciel qui brillent sur le monde. Au pied de la structure se trouvent des chaînes brisées qui symbolisent la liberté. La statue est tournée vers l'est, c'est-à-dire vers l'Europe, avec laquelle les États-Unis partagent un passé et des valeurs communs.

Il y a quatre répliques de la Statue de la Liberté à Paris.

Avant de commencer ce titanesque ouvrage sur la butte Montmartre de Paris, son sculpteur, le Français Frédéric Auguste Bartholdi, avait d’abord façonné une maquette en plâtre de 11,50 mètres et de 14 tonnes en 1885. C’est la version coulée en bronze de ce modèle qui est placée à l'extrémité aval de l'Île des Cygnes à la hauteur du pont de Grenelle, à proximité de l'endroit où se tenait l'atelier de Bartholdi. Cette statue à été offerte à la France par les citoyens français établis aux États-Unis à l'occasion du centenaire de la Révolution. On peut lire sur sa tablette « IV JUILLET 1776 = XIV JUILLET 1789 ». Elle à été inaugurée par le président Carnot le 4 juillet 1889, 3 ans après la « new-yorkaise », en présence de son créateur. Elle était orientée dans l’autre sens, afin de ne pas tourner le dos à l’Elysée, mais Bartholdi a demandé expressément à ce qu’on la dirige plutôt vers New York, ce qui a été fait en 1937, lors de l'exposition universelle.

Une autre réplique existe dans les Jardins du Luxembourg, offerte par Frédéric Auguste Bartholdi au musée du Luxembourg en 1900, puis installée dans le jardin en 1906. Il s'agit du modèle en bronze qui a servi à réaliser la statue de New York. Sa tablette porte l'indication « 15 de novembre 1889 » (date d'inauguration de la statue du Pont de Grenelle).

Le plâtre original de la Statue de la Liberté se trouve au Musée des Arts et Métiers à Paris. Il s’agit du premier projet terminé par Auguste Bartholdi en 1878 et qui a été utilisé par l’artiste pour réaliser la statue qui se trouve à New York. Ce plâtre original a été légué par la veuve de l’artiste en 1907, avec le fond de l’atelier de Bartholdi. Sur le parvis du Musée se trouve un bronze exécuté à partir de ce plâtre (même taille), numéro 1 d’un tirage original de 12, réalisé par le Musée et fondu par Susse Fondeur Paris.

La réplique de la flamme de la statue, la Flamme de la Liberté, offerte par les États-Unis à Paris se trouve place de l'Alma (8e et 16e arrondissement) depuis 1989. Elle est devenue mondialement connue en devenant un monument de recueillement à la princesse Diana, morte en août 1997, dans le tunnel de l'Alma qui passe sous la flamme.

Il y a aussi beaucoup d'autres répliques de la Statue dans le monde entier ce qui prouve l'importance de la statue.

Литература:

  1. Интернет-портал Wikipédia. L`encyclopédie libre [Электронный ресурс]. / Répliques de la Statue de la Liberté. – 2011. – Режим доступа: /wiki/Répliques_de_la_Statue_de_la_Liberté. – Дата доступа: 10.04.2011.

  2. Интернет-портал Wikipédia. L`encyclopédie libre [Электронный ресурс]. / Statue de la Liberté. – 2011. – Режим доступа: /wiki/Statue_de_la_Liberté. – Дата доступа: 10.04.2011.

3 место:

Les obligations positives de l’état concernant la liberté de réunion en vertu de la Convention européenne des Droits de l’Homme

Chilo Karina, 3ième année

La Convention européenne des Droits de l’Homme (la Convention) a été adoptée le 4 Novembre 1950. La notion des obligations positives a apparu à la fin des années 60 dans l’arrêt relatif à l’Affaire linguistique belge où les parents présentaient les intérêts de leur enfants (environ 800) qui ont perdu la possibilité de l’éducation dans la langue maternelle par la loi, qui a divisé le territoire du pays en régions linguistiques avec la langue dominante qui devenait automatiquement la langue de l’enseignement dans les établissements éducatifs sans option pour les minorités d’organiser les cours dans la langue maternelle. La Cour Européenne des Droits de l’Homme (la Cour) dans cette décision a dégagé que le droit à l’instruction et plus précisément la 1re phrase de l’article 2 du Protocole №1 de la Convention qui garantit que «nul ne peut se voir refuser le droit à l’instruction» suppose les obligations positives pour que chacun puisse obtenir l’éducation indépendamment de sa langue maternelle ou d’autres caractéristiques. Alors l’Etat doit réorganiser son système éducatif pour assurer le droit de chacun à l’instruction. La conception des obligations positives a été ensuite développée dans des autres arrêts de la Cour. Pour mieux comprendre l’essence des obligations positives instaurées par la pratique de la Cour, il est raisonnable de faire la comparaison des obligations positives et négatives.

Ce qui distingue les obligations positives des obligations négatives, c’est que les premières exigent une intervention positive de l’Etat tandis que les secondes requièrent de lui qu’il s’abstienne de commettre des ingérences. La violation de la Convention résultera dans le premier cas de ce que les autorités nationales n’ont pas agi, sont restées passives et, dans le deuxième, du fait qu’elles ont empêché ou limité l’exercice du droit par le moyen d’un acte positif.

La liberté de réunion garantit par l’article 11 de la Convention : «Toute personne a droit à la liberté de réunion pacifique... » En se basant sur les décisions de la Cour par rapport à la liberté de réunion on peut déduire les obligations positives suivantes:

1. la protection des manifestants ou l’assurance de la sécurité des manifestants

Cette obligation a été établie dans l’affaire Plattform Ärzte für das Leben c. Autriche où les requérants (les médecins) ont organisé la manifestation contre les avortements mais ils ont été couvert des oeufs et des morceaux de gazon par les partisans de la liberté des avortements. Les requérants se plaignaient de l’action violente de contre-manifestants et de l’absence de la protection de la part des autorités. La Cour a dégagé dans sa décision: «Or il arrive à une manifestation donnée de heurter ou mécontenter des éléments hostiles aux idées ou revendications qu’elle veut promouvoir. Les participants doivent pourtant pouvoir la tenir sans avoir à redouter des brutalités que leur infligeraient leurs adversaires: pareille crainte risquerait de dissuader les associations ou autres groupes défendant des opinions ou intérêts communs de s’exprimer ouvertement sur des thèmes brûlants de la vie de la collectivité. Dans une démocratie, le droit de contre-manifester ne saurait aller jusqu’à paralyser l’exercice du droit de manifester» .

L’obligation envisagée est assez complexe puisqu’elle exige plusieurs mesures à entreprendre par l’Etat: la présence du secours d'urgence, le barrage de police en cas de la collision parmi les manifestants, la notification par la police son intention de disperser la réunion pour que les actions de police ne soient pas inattendues.

Il faut noter qu’il ne s’agit pas d’une obligation de résultat mais de moyen, et la Convention ne requiert que des mesures «raisonnables et appropriées». La Cour analyse des actions des autorités en fonction de leur connaissance de la démonstration prochaine. S’il s’agit de la manifestation illégale, l’Etat parfois n’est pas au courant de cette réunion et peut ne pas avoir le temps nécessaire pour assurer la sécurité.

2. Les obligations suivantes sont la présentation pour la manifestation du lieu et assurance du temps.

Parfois le lieu ou le temps particuliers sont d’importance primordiales pour les manifestants. Par exemple, dans l’affaire Ollinger c. Autriche le membre du Parlement autrichien avec ses partisants a organisé la manifestation au cimetière dans le jour de la Toussaint pour faire mention des juifs tués pendant la Seconde Guerre Mondiale. La manifestetion a été provoquée par les actions de l’association Кameraschaft IV qui avaient décidé de faire mention des soldats SS tués pendant la Guerre. Les autorités ont interdit la manifestation d’un membre du Parlement car ils avait peur que cela pouvait offenser les sentiments des pratiquants qui étaient venus au cimetière. La Cour n’a pas été d’accord avec l’explication de l’Etat car les actions des manifestants ne visaient pas à toucher les sentiments des pratiquants. D’autre exemple – l’affaire de Kuznetsov c. Russie où le requérant manifestait devant le bâtiment de la Cour de Sverdlovsk. Les juges de la Cour européenne ont affirmé que ce lieu était significatif pour le requérant parce qu’il exprimait son désaccord avec les décisions de la Cour de Sverdlovsk.

3. D’autres obligations sont celle de neutralité, d’apaisement des tensions et l’obligation de mettre en œuvre une enquête efficace.

Cette obligation a apparu dans l’affaire Ouranio Toxo et autres c. Grèce. La fable de cette affaire est suivante: le parti politique «Rainbow» en Grèce qui exprimait les intérêts de la minorité macédonienne a fixé sur son bâtiment l’enseigne de leur parti en utilisant alphabet slave ce qui était indignant pour la population locale. Les représentants des autorités municipales avec des autres activistes ont organisé la manifestation devant le bâtiment de ce parti. Pendant cette manifestation quelque propriété de ce parti a été détruite. L’administration du parti a essayé d’appler la police mais dans ce moment il n’y avait pas de libre policier. La Cour a estimé que dans cette situation l’Etat a violé ses obligations positives de rester neutre pandant les manifestations et réaliser une enquête.

4. L’Etat aussi doit manifester le niveau nécessaire de la tolérance.

L’obligation en question touche le comportement des autorités par rapport à la durée de la manifestation. La police ne doit pas agir immédiatement après le commencement de la démonstration. Les autorités publiques doivent donner le temps pour les manifestants de s’exprimer. Chaque fois la Cour définit le temps d'attente en fonction des circonstances d’un cas particulier. Dans toutes les affaires une heure d’attente est le minimum. Mais comme d’habitude cette durée est plus longue: 8 heures dans l’affaire Oya Ataman c. Turquie ou 2 heures dans l’affaire Eva Molnar c. Hongrie (considérant que la démonstration était illégale et provoquait des inconvénients considérables pour la circulation du transport en commun).

5. Il existe aussi les cas des obligations imbriquées en pratique (positives et négatives).

Dans les affaires Djavit An c. Turquie et Adali v. Turquie les requérents – les résidents de la Chypre du Nord voudraient participer dans les réunions da la Chypre du Sud. Mais pour traverser la frontière il fallait obtenir l’autorisation. Mais les autorités ont refusés de donner l’autorisation chaque fois quand les requérents s’adressaient à elles. Ici on peut dire qu’il avait une violation d’obligation positive d’assurer le déplacement des requérants ou les actions des autorités représentent une intervention et de cette façon la violation des obligations négatives.

6. La dernière obligation est appréciation par les autorités du danger publique de la réunion prochaine. Par exemple, dans l’affaire Alekseev c. Russie les requérents visaient à organiser gay pride mais les autorités ont interdit cette manifestation puisqu’ils avaient peur que cela pouvait provoquer des conflits. La Cour a dégagé que les autorités doivent vérifier et évaluer une ménace éventuelle.

Alors les obligations positives font l’accent sur la résponsabilité de l’Etat même s’il s’agit des rapports entre les agents privés. Cette pratique nommée « l’effet horizontal » établit les plus haut standards dans le domaine des droits de l’homme.

СЕКЦИЯ «португальский ЯЗЫК»

1 место:

O Custo de Vida: a comporação

Захарова И.И., 4 курс ФМО БГУ,

научный руководитель – Шарупич Т.С., ст. преп.

Custo de vida é o valor relativo ao conjunto de itens considerados necessários para a manutenção da vida de uma pessoa em uma determinada localidade.

Para determinar o custo de vida de habitantes em diferentes cidades do mundo., é necessário primeiramente saber quais são os ítens que serão avaliados, incluindo acomodação, transporte, alimentação, vestuário, bens domésticos duráveis e entretenimento.

Este estudo compara o custo de vida em três países lusófonos - Brasil, Portugal, Angola e em Belarus e particularmente nas cidades mais grandes destes países – Rio de Janeiro, Lisboa, Luanda e Minsk.

Primeiro, como medida de comparação, usaremos o salário minimo e o salário medio mensal sem impostos nestas cidades:

Cidade

Salário médio mensal (sem impostos), $

Salário mínimo, $

Lisboa

1458,32

706,4

Rio de Janeiro

860,77

377,51

Luanda

6908,5

92,18

Minsk

300

151,07



O salario minimo mensal é o saláro oficial e o valor usado como base deste estudo. Usei tambem a porcentagem para saber o peso que cado ítem representa no salario.

A comporação trouxe seguintes resultados:

Cidade

A mais cara

A mais barata

Alimentação

Luanda

Minsk

Tansporte

Lisboa

Minsk

Acomodação*

Rio de Janeiro

Minsk

Vestuário

Luanda

Minsk

Básicos (electricidade, gás, água, lixo)

Lisboa

Minsk

Entretenimento

Luanda

Minsk


*Infelizmente não temos todos os dados nesessários sobre Luanda

Como podemos ver, entre as cidades examinadas Minsk é a mais barata e Luanda é a mais cara. Uma causa possivel pode ser que hoje Angola vive um momento de grande desenvolvimento e progresso social, económico e político. Mas no outro lado, são os dados medios e não absolutos. Todos povos tem os seus problemas e vantagens. Os resultados deste estudo naõ afirmam que todo o povo de Angola vive assim como os habitantes de Luanda e é obviamente tambem em Brasil, Portugal e Belarus. O exemplo vivido é a porcentagem da população que mora abaixo do nivel de pobreza: Angola - 40,5 %, Brasil - 31%, Belarus - 27,1%, Portugal - 18%.

Por último, o meu estudo é baseado na pesquisa duma consultoria Mercer que cobra 214 cidades do mundo e mede o custo comparativo de mais de 200 ítens. Segundo a pesquisa Luanda encabeçou a lista das cidades mais caras já dois vezes. Rio de Janeiro ocupa o lugar 29 e a posição de Lisboa é 72. Infelizmente, o nosso pais, Belarus, e seus cidades não são incluidos neste estudo.

2 место:

Tradições Gaúchas

Боравик А., студ. 2 к.,

научный руководитель — Шарупич Т.С.

Assim há dois séculos foi chamado um pastor que vive todo o ano ao ar livre. Um homem intrépido, alegre e independente.Depois o nome de gaúcho difundiu-se ao todos os habitantes dos estados do Sul.

Gaúcho é nome pelo qual é conhecido o homem do campo na região dos pampas da Argentina, Uruguai e do Rio Grande do Sul e, por extensão, os nascidos neste estado brasileiro.

Originariamente, o termo foi aplicado, em sentido pejorativo (como sinônimo de ladrão de gado e vadio), aos mestiços e índios, espanhóis e portugueses que naquela região, ainda selvagem, viviam de prear o gado que, fugindo dos primeiros povoamentos espanhóis, se espalhava e reproduzia livremente pelas pastagens naturais. Igualmente livre, sem patrão e sem lei, o gaúcho tornou-se hábil cavaleiro, manejador do laço e da boleadeira.

No século XVIII, foi o gaúcho brasileiro um instrumento de fixação portuguesa no Brasil meridional, contribuindo para a manutenção das fronteiras com as regiões platinas. Com o estabelecimento das fazendas de gado e com a modificação da estrutura de trabalho, o gaúcho perdeu seus hábitos nômades, enquadrando-se na nova sociedade rural como trabalhador especializado: era o peão das estâncias.

O reconhecimento de sua habilidade campeira e de sua bravura na guerra fez com que o termo "gaúcho" perdesse a conotação pejorativa. Paralelamente, surgiu uma literatura gauchesca, incorporando as lendas de sua tradição oral e as particularidades dialetais, e exaltando sua coragem, apego à terra, seu amor e liberdade.

As qualidades do Gaúcho: hospitalidade, сoragem, nativismo (é o Amor que a pessoa tem pelo chão onde nasceu, onde é nato), respeito à palavra empenhada, apego aos usos e costumes e cavalheirismo.

Um estudo genético realizado pela FAPESP(A Fundação de Amparo à Pesquisa do Estado de São Paulo) revelou que os gaúchos, assim como a maioria dos brasileiros, são descendentes de uma mistura de europeus, índios e africanos, mas com algumas peculiaridades. O estudo também revelou um alto grau de ancestralidade indígena nos gaúchos pelo lado materno (52% de linhagens ameríndians), maior do que dos brasileiros em geral. O estudo também detectou 11% de linhagens africanas pelo lado matern. Desta forma, os gaúchos são fruto sobretudo da miscigenação entre homens ibéricos com mulheres indígenas e, em menor medida, com africanas.

O folclore do Rio Grande, dignifica a magnitude da alma do povo gaúcho, legendário na história e amante fiel do seu bravo companheiro: "flete“(o cavalo). O gaúcho é exímio domador . A doma é a parte mais empolgante dos rodeios, o maior atrativo das festas dos Centros Tradicionalistas do Rio Grande do Sul. Neste evento, o peão cavalga sem arreios, em pêlo. Homem e cavalo tentam uma aproximação.

As danças gaúchas são a legítima expressão de sua alma. Em todas elas vê-se o espírito de fidalgia e o respeito a figura feminina, que sempre caracterizou o campesino rio-grandense. As dancas gauchas são sempre evolucionadas aos pares. A mais típica representação tradicional do Rio Grande do Sul, no campo das danças, é o velho "fandango" ­­- dança de galanteio cantada com acompanhamento de violão e castanholas. Compasso ternário allegro.

Alimento predileto do gaúcho é o churrasco. Churrasco se refere a toda carne assada na churrasqueira ou no estilo fogo de chão.

Bebida predileta do gaúcho é Chimarrão. É o composto da erva mate cevada. A origem do chimarrão está ligada ao hábito dos índios guaranis, que sorviam uma bebida feita com folhas fragmentadas. A Chimarrão tradicionalmente consomem em uma cuia.

Hoje o maior centro da cultura gaúcha é Rio Grande do Sul com a cidade de Porto Alegre. Movimento Tradicionalista Gaúcho define Centro de Tradição Gaúcha - CTG como uma sociedade civil, de fins não econômicos, com número ilimitado de sócios e estruturada, inclusive quanto ao simbolismo, de acordo com a forma adotada nas origens do movimento tradicionalista gaúcho, tendo como finalidade a aplicação, em seu âmbito associativo e na sua área de influência, dos princípios e objetivos, publicados na Carta de Princípios do Movimento Tradicionalista Gaúcho.

Hoje o maior centro da cultura gaúcha é Rio Grande do Sul com a cidade de Porto Alegre.

Quero adicionar, que quem nasceu no Rio Grande do Sul, pode ou não ser gaúcho, pois gaúcho não é pátria e sim tradição.

3 место:

Energias renováveis na política energética de Portugal

Чиж А., студ. 4 к.,

научный руководитель – Шарупич Т.С., ст. преп.

Em 4 de Fevereiro de 2011 occoreu a reunião especial do Conselho Europeu, dedicada aos problemas da politica de energia em toda a União Europeia. Pela primeira vez os assuntos da segurança energética estavam no topo da agenda do encotro de tão alto nível. As decisões do Conselho concerniram a criação do mercado energético comum, diversificação dos fornecimentos de petróleo e gás natural, desenvolvimento das tecnologias de efeciência energética e fontes da energia renováveis (FER). O último está entre os objetivos essenciais, e os esforços dos países europeus nesta área serão coordinados pela Comissão Europeia. Todos os membros da União precisam de elaborar planos nacionais da aplicação de FER. Portugal, sendo um país de alta dependência dos fornecimentos externos de electrecidade, gás natural e petróleo, dá muito atenção às energias renováveis.

Para Portugal o desenvolvimento de FER é o problema estratégico, porque o país importa 98,7 por cento de gás natural e 98,9 por cento de petróleo (dados de 2007). A dependência externa conta com 82 por cento. Em 2007 Portugal produziu 30,1 por cento de electrecidade das fontes renováveis. Segundo os planos do Governo português, até 2020, 59 por cento da geração elétrica deverão ser originados de FER. É um objetivo de acordo com a estratégia da Comissão Europeia “Energia 2020”, que foi adoptada no fim de 2010.

O Ministério de Economia e Inovação de Portugal preparou o Plano Novas Energias “ENE 2020”. Isso é uma estratégia para o governo que implica melhorar o sistema energético do país através de desenvolvimento de todas as fontes alternativas de energia acessíveis em Portugal. Entre eles estão energia hídrica, eólica, solar, biomassa, biogás e resíduos, biocombustíveis, geotermia, energia das ondas e hidrogénio. Porém, as mais importantes são energia hídrica, energia eólica e solar. O Plano é destinado a contribuir para a maior independência energética e financeira de Portugal face a choques energéticos externos. Além disso, o setor de FER vai criar muitos novos postos de trabalho que favorecerá as condições económicas no país.

Portugal é um dos países da União Europeia com maior potencial hídrico por explorar. Em 2007 foi lançado o Plano Nacional de Barragens de Elevado Potencial Hidroelétrico, que irá permitir a Portugal melhorar o seu potencial hídrico e viabilizar o crescimento da energia elétrica. A energia hídrica é uma das principais apostas da política energética nacional, com o objetivo de superar os 7000 MW de potência instalada em 2020. Em 2007 a capacidade instalada total nesta área contou com 5052 MW. Neste mesmo ano a geracão da energia primária nas centrais hidrelétricas atingiu 18.8 por cento de produção total.

O setor da energia eólica está em desenvolvimento intenso desde os inícios do século 21. Portugal tem um grande potencial deste tipo da energia que conta com aproximadamente 700 GWh/ano (segundo o Conselho Energético Mundial). As condicões favoráveis para o setor eólico existem nos arquipélagos de Madeira e dos Açores. É aqui onde primeiramente foram colocadas turbinas de vento nos anos 1980. Mas agora o setor está concentrado na parte continental do país. Em 2008 a produção da energia eólica atingiu 12.5 por cento do total e contribuiu 37 por cento à geração da energia renovável. O Governo português planeja aumentar a capacidade instalada até 8500 MW em 2020. A atribuição duma parte desta potência de 3000 MW depende dum conjunto de fatores, designadamente, da evolução de procura de electricidade, de penetração dos veículos eléctricos, da capacidade de trasferir consumos de períodos de ponta para períodos de vazio e também da viabilidade técnica e dos custos das tecnologias eólicas offshore, assim como dos impactos ambientais associados aos diferentes tipos de tecnologia.

A energia solar posiciona-se como a tecnologia com maior potencial de desenvolvimento em Portugal. A insolação no país varia entre as 1800 e as 3100 horas de Sol por ano, o que é uma vantagém estratégica em comparação com outros estados europeus. Além disso, o país possui cerca de 2,8 milhões de metros quadrados para coletores, destinados a aquecimento de água pelo solar térmico. Isso permite reduzir o volume das emissões de Gases com Eféito de Estufa. Em 2007 a produção da energia solar constituiu 0,6 por cento de total. O objetivo do Governo é instalar, até 2020, 1500 MW de capacidade.

Portugal também está realizando pesquisas na área da energia das ondas. O país é um dos lideres mundias na pesquisa e tornará um da aplicação da tecnologia nas próximas várias décadas. O Governo vai lançar o projeto de zona piloto para testes que pode contribuir à instalação até 2020 a potência de 250 MW.

Portgual é um país sem recursos naturais necessários para o desenvolvimento económico bem sucedido. Além disso, a falta do próprio gás natural e petróleo constitui uma ameaça à segurança nacional, particularmente, a segurança energética. A grande dependência dos fornecimentos externos dos recursos energéticos e electricidade provocou o desenvolvimento das tecnologias de FER. Assim, Portugal presenta um exemplo do país relativamente pequeno, mas com economia desenvolvida, que aspira a garantir a segurança energética por meios de energia renovável. A política energética de Portugal pode servir como um modelo neste sentido para outros estados europeus que devem aperfeiçoar sistemas energéticos. Graças as condições climáticas e situação geográfica, Portugal pode desenvolver quase todo o espetro das fontes renováveis. A experiência portuguesa pode ser aplicada na Belarus também, porque em termos da energia, o estado belorusso tem problemas semelhantes. Premeiramente, isso refere-se a energia eólica que agora está introduzida no sistema energético belorusso. Como Portugal presta muito atenção à energia eólica, Belarus pode organizar uma cooperação tecnológica com este país da UE e atrair investimentos na área, que são cruciais para a economia da República da Belarus.

СЕКЦИЯ «Испанский язык»

2 место:

La lucha por la vida humana, el presente de Chernobyl y el futuro de Fukuchima

Процко Виктория Александровна – 4 курс МП

Научный руководитель: Полещук Оксана Григорьевна

Belarús sigue enfrentándose con las dificultades provocadas por la avería de Chernobyl cuando sufrió el 15 % de la población y más del 23% del territorio fue contaminado. Durante 25 años las acciones concentraban en transmigración, ayuda humanitaria y observación de influencia de radiación en la salud. No hace mucho la dirección de ayuda cambió al lado de resolución de problemas ligados con el desarollo económico y social sostenible.

Que sepamos los resultados de investigaciones medicas realizadas después de la catástrofe de Chernobyl- fueron examinados 227 niños de 3 hasta 7 años de edad que viven en Gomel. Los niños se consideraron sanos y frecuentaron las instituciones preescolares. Los cambios cardiólogicos tenían el 72% de los examinados. La enfermedad de bocio aumentó en 7 veces. 21 niños padecieron del cáncer de la glándula de tiroides durante 20 años precedentes al catastrofe y 251 personas 8 años después.

Es urgente y es evidente la nesecidad de la ayuda humanitaria pecuniaria y material al nivel Estado - Comunidad Mundial, Estado-Estado. Exactamente por estas razones Belarús dirigió 500 mil dólares a Japón en seguida después de los acontecimientos en Fukuchima.

Hace falta recordar las iniciativas civiles cuando sólo en Berlin durante los últimos 25 años aparecieron unas decenas de tales iniciativas, fue creado el grupo de trabajo “Los niños de Chernobyl” que invita a 25 niños de Gomel en Alemania, además muchas familias alemanas patrocinaron a 90 niños enfermos de Mogilev.

Los programas internacionales dirijidos por la ONU, la UE y otros siguen actuando en Belarús. “ La ayuda oficial al desarollo” sigue ofrecendo créditos para la protección del medio ambiente y el desarollo del sistema de salud.

El programa “Colaboración para reabilitación” tiene como su objeto el mejoramiento de condiciones de vida de habitantes de las regiones que sufrieron de la catastrofe. Más de 120 proyectos están realizados por un total de 8.3 millones de euros.

Está efectuada la colaboración científica con El centro de protección del medio ambiente en Munich, asociación “Los doctores de Chernobyl” en Kiev y otros.

La ayuda técnica está ofrecida por el “Programa de promoción técnica a los países miembros de la CEI”.

El programa humanitario de la ayuda médica fue iniciado por las autoridades cubanas en el año 1990 con el apoyo activo del lider del pais Fidel Kastro. Unos 20 mil niños de Ukrania, Rusia y Belarús obtuvieron el tratamiento.

Se puede ver que la protección de la vida humana es el objetivo principal de todos los programas efectuados y hace falta subrayar que se realizan con éxito. Entre los logros más pendientes se puede enumerar

-Desde 1990 se efectuan las profundas investigaciones medicas, consultas y tratamiento de los niños en los hospitales calificados

-Está elaborada la metodología de producción de productos ecológicamente puros

-Aparecieron cuatro centros infantiles de reabilitación con el equipamiento moderno. Se planea organizar 5 centros más

-Muchos hospitales fueron equipados con aparatos diagnósticos modernos y reciben regularmente medicinas del extranjero

-Está elaborada la base jurídica del apoyo a las víctimas de Chernobyl. Más de 70 exenciones concede el estado a tales personas en Belarús

-Está efectuándose el cambio internacional de experiencia en seminarios, conferencias y foros cientificos

La lucha por la vida humana es un camino espinoso que nuestro país sigue continuando y ya tiene alguna experiencia y Japón sólo entra en este camino. Compartir la experiencia, ayudar de modo multilateral, mostrar la iniciativa civil –son no sólo nuestros deberes cuidadados sino obligaciones de la poblacion que respeta y valora la vida humana.

3 место:

LA COLABORACIÓN INTERNACIONAL EN LA ESFERA DE DISMINUCIÓN DE LOS EFECTOS DEL ACCIDENTE EN CHERNOBIL. LAS ORGANIZACIONES DE SANEAMIENTO.

Е. В. Гуринович, студ. 3к., научный руководитель

Ю. И. Судакова, преподаватель

25 transcurridos se han realizado considerables esfuerzos para evaluar y mitigar los efectos de un accidente que tuvo su origen en una serie de fallos humanos que nunca debieron haber ocurrido. Desde esta tragedia se han realizado esfuerzos muy importantes para evaluar las consecuencias sanitarias de la exposición a las radiaciones durante el accidente, la evolución de la contaminación del medio ambiente y su mitigación, así como para mejorar el nivel y calidad de vida de la población existente en las zonas afectadas.

Se apunta un aumento muy importante de enfermedades notoriamente relacionadas con motivo de las radiaciones. Las estadísticas y porcentajes de tales enfermedades y desórdenes en la población puede resumirse en: desórdenes del sistema nervioso y los órganos sensoriales, alteraciones en la circulación sanguínea, desórdenes en los órganos digestivos, desórdenes en el sistema endocrino, diabetes y tumores malignos.   

Los menores son los a quien más afecta la radiación. Con unos altos índices de radioactividad en sus cuerpos, que es la que hay que limpiar alejándolos de su entorno. También es importante incidir en que la radioactividad no es nada contagioso y que por tanto no existe ningún peligro para los que conviven con ellos.
Hay que mencionar que a causa de la radioactividad están cerrados muchos campamentos para el descanso de los niños bielorrusos.

Más de 35 000 niños belarusos anualmente visitan más de 20 países con el fin de saneamiento. Los viajes tienen el carácter tanto salutÍfero como social. supone la estancia temporal (un mínimo de 45 días para mitigar los efectos de las radiaciones en organismos infantiles con deficiencias nutricionales) en un país limpio El Programa de Saneamiento consiste en acoger en una familia a un niño/a de la zona contaminada durante un periodo aproximado de cuarenta días (meses estivales), convirtiéndolo en un miembro más de la misma. De esta forma no hay desarraigo familiar, se regenera la salud y se aleja la posibilidad de aparición de una enfermedad fatal.

Al ser acogidos por distintas familias y, por tanto, separarse entre ellos, es importante que sé intercomuniquen y se transmitan sus experiencias con las familias que los acogen.

Los programas se refieren a los niños de 7 a 18 años procedentes en su mayoría de las regiones de Gomel y de Mogilev. Se dividen en grupos generales y especializados (incluyen niños con ciertos diagnosis)

Los países líderes en esta esfera son Italia, Alemania (donde funcionan hasta 350 organizaciones y fundaciones, entre las cuales “Ayuda a los niños de Chernobyl”, “Niños de Chernobyl”, “La vida después de Chernobyl”), España, Gran Bretaña (“Línea de vida de los niños de Chernobyl”), Bélgica, EEUU, Países Bajos, Austria.

Los deberes de tales organizaciones consisten en organizar su estancia, en régimen de familias, durante el periodo estival, posibilitar reconocimientos médicos y su correspondiente tratamiento farmacológico, así como ofrecer una alimentación lo más completa y variada posible, a cada uno de estos niños, así como ofrecerles la oportunidad de beneficiarse de un clima benigno, fortaleciendo su estado de salud. Asimismo, se ocupan de organizar las actividades necesarias encaminadas a posibilitar el envío a zonas especialmente contaminadas por las radiaciones, de material médico, farmacológico y alimentos infantiles básicos. Y un asunto muy importante es realizar una selección de las familias que demuestren tener una mayor capacitación y motivación para acoger a un niño o niña bielorrusos. Otro factor es el producido por los lazos de afectividad creados entre el niño bielorruso y la familia española.

Entre otras actividades desarolladas se puede destacar el envío de material escolar, material sanitario, alimentos, material de limpieza y aseo personal, piezas para reponer en los aseos, sillas de ruedas, andaderas y material ortopédico para inválidos. Además hay que mencionar el apoyo en la creación y mantenimiento de infraestructuras necesarias que permitan chequeos médicos a población infantil que supera niveles críticos de radiación en aldeas rurales de Belarús, ayuda financiera, organización de viajes a Bielorrusia con las familias de acogida interesadas en conocer la situación de Bielorrusia tras el accidente de Chernobil.

Литература:

1. Familias solidarias con el pueblo bielorruso. [Electronic source] – Режим доступа: / Дата доступа: 14.03.2011

2. Русакович А. Белорусско-германское сотрудничество в 1990-х гг. по преодолению последствий чернобыльской катастрофы / Белорусский журнал международного права и международных отношений. - №4, 1999

3. Programa de acogida para saneamiento de niños bielorrusos 2004. [Electronic source] – Режим доступа: /es/index.php?option=com_content&view=article&id=64&Itemid=1 Дата доступа: 14.03.2011

Секция «Межкультурная коммуникация»

1 место:

Zustand und Perspektiven des umweltfreundlichen Verkehrs in Deutschland und Belarus

Koslowitsch V., 1. Studienjahr, wissenschaftliche Beteuerin –  
Kazankowa E. A., Dr. phil., Lehrerin

Heutzutage beobachten wir viele Probleme in den Städten wegen des Überflusses an Autos: Luftverschmutzung, Lärm, Abgase, Staus, schließlich Stress, dann verschiedene Krankheiten. Dieses Thema beschäftigt nicht nur Forscher und Stadtplaner, sondern hin und wieder ganz gewöhnliche Menschen. Aus diesem Grunde vergleiche ich Zustand und Perspektiven des Fahrrads als umweltfreundlichen Verkehrs in Deutschland und Belarus. Das Thema ist heute besonders aktuell, da weltweit die Benzinpreise steigen, und wir müssen nach anderen Alternativmöglichkeiten des umweltfreundlichen und autounabhängigen Verkehrs suchen. 

Die Geschichte des Fahrrades beginnt mit der Erfindung des Zweiradprinzips durch den Karlsruher Karl Drais, 1817 in Mannheim. Das war das erste  mechanische Individualverkehrsmittel. Der Fahrer saß zwischen den Rädern und stieß sich mit den Füßen am Boden ab. Dann entwickelte dieses System allmählich und wir haben auf solche Weise das Fahrrad von heute bekommen.

Heutzutage ermöglicht uns das Fahrrad viele verschiedene Bequemlichkeiten. Es gibt zahlreiche Anhänger für ein  oder sogar zwei und drei Babys. In manchen Fahrrädern kann man spezielle groβe Gepäckträger montieren. Es gibt die so genannten Winterfahrräder. Bei einem solchen Rad befindet sich statt des Frontrads eine Kufe. Es gibt sogar Velotaxi. Das kostet 1 Euro pro eine Minute. Es gibt so genannte Bierbikes. 10 Menschen sitzen, trinken Bier und drehen gleichzeitig die Pedale. Dazu verwendet man in manchen Groβstädten schon ein Fahrrad als das öffentliche Verkehrsmittel, z. B. in Paris. Ab Mai 2011 bekommt Berlin das modernste Fahrradverleihsystem in Deutschland. Es wurde das Programm „Innovative öffentliche Fahrradverleihsysteme“ geplant. An der Haltestelle wartet das „Leih-Fahrrad – das ist die Idee des Programms. Es gibt zwei grösste Fahrradstädte in Deutschland: Freiburg und Münster.  Freiburg verfügt über fast 6000 Abstellplätze. In einem Vorort neben Freiburg  Vauban hat die Stadtregierung alle Autos verboten. 2006 wurde diese Stadt auf solche Weise geplant, dass die Bewohner nur mit dem Fahrrad hier fahren können. Hier gibt es sogar keine Autoparkplätze. Das Auto darf man nur auβerhalb der Stadt in der Garage haben und dafür 20.000 Euro pro Jahr bezahlen. Aber 57% der Bewohner haben auf das Auto verzichtet. In Münster gibt es der gröβte Radstation Münster.  Hier sind 3.300 Stellplätze bei gutem Wetter ausgebucht.  In Münster treffen darüber hinaus verschiedene Radwanderwege

Belarus soll bald eines der leitenden Länder in GUS in diesem Bereich sein, so berichten uns die letzen Nachrichten. Die Anfuhrzölle nach den Autos steigern, wir beobachten die Preisanstiege für Benzin, Teuerungen für die Fahrten in den   öffentlichen Verkehrsmitteln – das alles weckt das Interesse bei unseren Bürgern daran, ein Fahrrad zu erwerben. Es gibt in Minsk Fahrradwege, aber die reichen nicht aus. In Minsk ist der populärste Fahrradweg Schwislotsch entlang, der 27 km lang ist. Am September 2010 wurde von der Regierung noch einen Projekt dargestellt. Geplant ist in jedem Minskbezirk ein Fahrradweg 5 km lang zu bauen.      Von mir gemachte Umfrage unter deutschen und belarussischen Jugendlichen zu diesem Thema hat folgende Schlussfolgerungen gezeigt: 1. Welches Verkehrsmittel benutzen Sie vorzugsweise, wenn Sie durch die Stadt fahren?

Die Deutschen und Belarussen bevorzugen das öffentliche Verkehrsmittel (88 % Belarussen und 69 % Deutsche). Privates Auto fahren junge Belarussen gar nicht oder sehr selten.

2. Haben Sie ein Fahrrad? Absolute Mehrheit der Deutschen hat ein Fahrrad. Nur die Hälfte aller Befragten verfügen über ein Fahrrad.

3. Wenn Sie ein Fahrrad haben, wie oft fahren Sie damit? Da die Hälfte aller befragten Belarussen kein Fahrrad haben, haben sie keine Möglichkeit damit zu fahren. So haben 44% der Befragten geantwortet. Die populärste Antwort sowohl bei Deutschen, als auch bei Belarussen war mehrmals im Jahr.

4. Finden Sie, dass das Fahrrad ein vorwiegendes Verkehrsmittel in der Stadt sein muss? 88% der deutschen Jugendlichen sind dafür, dass das Fahrrad ein vorwiegendes Verkehrsmittel in der Stadt sein sollte. So denken nur 55% der Belarussen. Die manchen Nein-sager haben es so erklärt, dass sie es sich zu problematisch vorstellen können, bei uns gibt es keine Bequemlichkeiten, um Rad zu fahren oder abzustellen; oder sie sind zu faul dafür, Pedale zu drehen. Also, der Vergleich des Fahrradverkehrs in Deutschland und Belarus lässt mich folgende Schlußfolgerungen ziehen:

Erstens, sowohl in Deutschland, als auch in Belarus strebt die Regierung danach, Fahrrad zum populärsten Verkehrsmittel zu machen. In Belarus befindet sich dieses Prozess im Anfangsstadium; während er in Deutschland schon lange gedeiht. Zweitens, ist die absolute Mehrheit der Deutschen für Verwendung der Fahrräder in der Stadt, viele Belarussen können das noch nicht annehmen, aber die Meisten haben nichts dagegen, jeden Tag mit dem Fahrrad zu fahren. So sehen wir, dass es in Belarus wirklich einige Perspektiven gibt, die Bevölkerung auf die Fahrräder umzusetzen. Und in Deutschland wird dieses umweltfreundliches Verkehrsmittel weiter gedeihen.

Quellen:

    • http://news.tut.by/sport/219817.html

    • /wiki/Fahrradstadt_M%C3%BCnster

    • http://www.freiburg.de/servlet/PB/menu/1146345_l1/index.html

    • Zeitung «Rad tut gut», Verlag: Freiburger Stadtkurier Verlagsgesellschaft mbH Bismarckallee 8,79098 Freiburg, September 2006

    • /watch?v=SpZKmVh9gyU

    • -20100923-1132-5401.webl.h

1 место:

Ohne Frauen ist kein Staat zu machen

Мацкевич М., студ. 2 к.,

научный руководитель — Василенко Т. В., старш. преподав.

Margaret Thatcher hat einmal gesagt: „Wenn Sie in der Politik etwas gesagt haben wollen, wenden Sie sich an einen Mann. Wenn Sie etwas getan haben wollen, wenden Sie sich an eine Frau“. Die moderne hochentwickelte Gesellschaft braucht mehr Mobilität, Aufmerksamkeit und Kreativität – die Eigenschaften, die dem „schwachen“ Teil der Menschheit genetisch gehören. Die Frauen können sich leicht an das Neue anpassen, schnell frische Entscheidungen treffen und phantasievolle Auswege aus schwierigen Situationen finden.

Das hat die letzte Wirtschaftskrise gezeigt. Alte Verfahren der Wirtschaftsführung waren nicht mehr effektiv. Es sollte ganz neue Konzeption sein. In dieser Situation waren gerade die Frauen mit ihren frischen Vorschlägen und Phantasie passendes Rettungsmittel. So sind meistens weibliche Meinungen entscheidend geworden. Dass wir heute im Fernsehen, per Rundfunk immer mehr Frauen über Politikschwerpunkte streitend merken, sagt über ihren großen Erfolg in diesem Gebiet.

Besonders anschaulicher Beispiel ist in diesem Sinne Deutschland. Deutsche Frauen nehmen immer mehr Anteil an der Politik des Landes. In den letzten Jahrzehnten sind sie wirklich einflussreicher geworden und spielen heute eine wichtige Rolle als Vorbilder der deutschen Politik.

Hier möchte ich gerne 3 deutsche Politikerinnen der Gegenwart vorpräsentieren, die hohes Ansehen in der deutschen Gesellschaft haben und verehrt sind. Das sind Heide Simonis (erste Ministerpräsidentin), Hannelore Kraft (erste Präsidentin des Bundesrates) und selbstverständlich die Kanzlerin Angela Merkel.

Sie alle sind hervorragende Personen mit eigenen Ansichten, eigenen Lebenswegen. Aber es soll irgendwelche Ähnlichkeiten sein, die den obengenannten Frauen bei der Arbeit im Politikbereich förderten. Was kann es nämlich sein? Jetzt versuchen wir zusammen das alles klar zu machen.

Eltern

Heide Simonis

Vater wurde Jurist und Verwaltungsdirektor der damaligen Bundesanstalt für Arbeitsvermittlung.

Mutter war nur kurzzeitig berufstätig, als zweite Sekretärin des damaligen Bundeskanzlers Konrad Adenauer.

Hannelore Kraft

Vater – ein gelernter Schuhmacher.

Mutter – Straßenbahnschaffnerin.

Angela Merkel

Vater – Theologe.

Mutter – Lehrerin für Latein und Englisch.

Die Tabelle zeigt Folgendes: alle 3 Frauen stammen aus den Elternhäuser, in denen traditionelle Ansichten herrschten. In der Regel gehen die Kinder aus solchen Familien eigenen Eltern nach (machen ausgezeichnete Ausbildung, wählen ähnliche Fachrichtungen).

Ausbildung

Heide Simonis

  • Mädchengymnasium in Nürnberg;

  • die Friedrich-Alexander-Universität Erlangen-Nürnberg (Volkswirtschaftslehre und der Soziologie);

  • die Christian-Albrechts-Universität in Kiel ( beendete als Diplom-Volkswirtin).

Hannelore Kraft

  • Abitur 1980;

  • eine Ausbildung zur Bankkauffrau;

  • die Universität-Gesamthochschule Duisburg (Wirtschaftswissenschaften);

  • King’s College London.

Angela Merkel

  • Abitur an der Erweiterten Oberschule (EOS) "Hermann Matern" in Templin;

  • die Karl-Marx-Universität in Leipzig;

  • die Akademie der Wissenschaften (AdW) in Berlin (Abschluss als Diplomphysikerin);

  • Promotion zum Doktor der Naturwissenschaften.

Wie kann man sehen, haben obengenannten Politikerinnen sehr hohes Ausbildungsniveau. Das ist eine der wichtigsten Vorrausetzungen für erfolgreiche Karriere, weil die eingeborenen Talente entwickelt und in die richtige Richtung gelenkt werden müssen.

Familienstand

Kinder

Heide Simonis

Verheiratet mit dem Universitätsprofessor.

Keine Kinder.

Hannelore Kraft

Verheiratet mit dem Elektroinstallateurmeister.

Ein Sohn.

Angela Merkel

Lebt in zweiter Ehe mit dem Professor für physikalische und theoretische Chemie.

Keine leiblichen Kinder.

Die Informationen aus der Tabelle deuten darauf hin, dass deutsche Politikerinnen die Zeit für das Privatleben finden, aber opfern der Politik eigenes Mutterglück. Leider ist diese Situation der Grund für den Stereotyp, dass bundesdeutsche Politikerinnen weniger Kinder als ihre Kollegen haben. Und noch eine interessante Sache: ihre Ehemänner im Unterschied zu der gewöhnlichen Meinung, dass solche Frauen sich nur über die kalte Berechnung orientieren, keine Prinzen oder Milliardäre sind.

Zusammenfassend alles oben Gesagtes kann man folgende Bedingungen für erfolgreiche Politikerin nennen:

Das traditionelle Elternhaus und gut gebildete Eltern, die positiv die Persönlichkeit der zukünftiger Politikerin von Kindheit an beeinflussen und helfen unabhängige Weltanschauung entwickeln;

Ausgezeichnete Ausbildung als Basis für Karriere, damit die eingeborenen Talente in die richtige Richtung gelenkt werden;

Begrenztes Privatleben und wenige bzw. überhaupt keine Kinder, weil das Staatleben sehr viel Zeit und Kräfte verlangt.

Trotzdem treten immer mehr Frauen in den Politikbereich ein. Solche Tendenz lässt sich in der ganzen Welt anschauen. Zum Beispiel, im Deutschen Bundestag beträgt der Frauenanteil 31,6%. Ähnliche Statistik ist in Belarus: von 110 Abgeordneten 35 sind die Frauen (31, 8%). Auch die anderen Spitzenämter werden bei uns häufiger von „Ladys“ besetzt, z. ß. an der Spitze des Arbeits- und Sozialschutzministerium steht Schtschetkina Marianna, die Vorsitzende der Zentralauswahlenkomission ist Frau Ermoschina, die Vorsitzende des Belarusbankvorstandes ist Ermakowa Nadeshda und so weiter.

So kann man sicher sagen: ohne Frauen ist kein Staat zu machen!

2 место:

Ein fiktives Fußballspiel zwischen der deutschen und der belarussischen Nationalmannschaften

Рамановская В. (студ. 1 к.),

научный руководитель – Казанкова Е.А.,

к. филол. наук, ст. преподаватель

Das Thema meines Vortrags heißt „Ein fiktives Fußballspiel zwischen der deutschen und der belarussischen Nationalmannschaften“. Dieses Thema ist aktuell, weil Fußball sowohl in Deutschland als auch in Belarus große Popularität genießt und inzwischen sehr viele Fans und Anhänger erworben hat.  

In unseren Ländern gibt es eigene selbständige Meisterschaften: einerseits, die deutsche Bundesliga und andererseits, die Meisterschaft von Belarus.  

Wenn wir einen kleinen Rückblick in die Geschichte machen, können wir feststellen, dass die beiden Mannschaften nur einmal miteinander ein reales Freundschaftsspiel gemacht haben, das war vor drei Jahren und dieses Treffen endete mit Unentschieden (2 zu 2).

Und jetzt, vor Euro-2012 schlage ich vor, diese Tatsache mit Hilfe der Fußballspiel-Phantasie ein bisschen zu korrigieren.  Das Ziel meines Vortrags ist mit Ihnen anhand einer landeskundlichen Recherche ein ein improvisiertes, fiktives (das heißt – erdachtes, nicht realles) Fußballspiel zu machen, wo einige von Ihnen für die deutsche Nationalmannschaft und andere – für die belarussische Nationalmannschaft mitspielen werden. Deshalb mein Tipp – Hören Sie aufmerksam zu und passen Sie auf!  

In meinem Vortrag möchte ich Sie zuerst kurz über die deutsche Nationalmannschaft, deren starke Seiten informieren, dann gehe ich auf gleiche Aspekte der belarussischen Nationalmannschaft ein, und zum Schluß mache ich mit Ihnen auf dem improvisierten Stadion ein Fußballspiel. Bevor ich mit dem Hauptteil meines Vortrags anfange, möchte ich Sie auf die Internetquellen, die ich benutzt habe hinweisen. Diese können Sie am Ende meines Hand-outs sehen.

Kurze Angaben über Mannshaft Deutschlands. Die Mannschaft Deutschlands hatte das erste Fußballspiel im Jahr 1908. Das war ein Spiel gegen die schweizeriche Nationalmannschaft. Heutige deutsche Nationalmannschaft, die den Spitznamen – Bundesteam ist dreifacher Champion der Europameisterschaft. Außerdem hat sie dreimal die Weltmeisterschaft gewonnen und belegt den dritten Platz in der Bewertung FIFA

Starke Seiten der deutschen Nationalmannschaft: Erstens, „Der Charakter“. Das Bundesteam hat eine bekannte Gewohnheit, sie handelt von der ersten Minute in voller Kraft. Und diese Gewohnheit hilft die Spielern sehr, bei verschiedenen Meisterschaften zu siegen. Deutsche Spieler unterscheiden sich durch ihre Konzentration und Disziplin und verzeihen Rivalen nicht ihre Abgespanntheit.

Die schwache Seite:  - „Pragmatismus“. Bundesmannschaft ist echte „Mashine“, aber sie hat oft keine Phantasie. Für diese Mannschaft ist wahre Problem: etwas ungewöhnlich zu vollziehen. Wegen dieser Problem ist die deutschen Spieler oft vor ihren Rivalen (besonders vor spanischen und argentinischen Nationalmannschaften) schutzlos. Der Hauptfußballtrainer ist Joachim Löw

Kurze Angaben über die Nationalmannshaft von Belarus. Belorussische Mannschaft hatte das erste Fußballspiel am 28. August 1992. Das war das Spiel gegen die ukrainische Nationalmannschaft und belegt den siebenunddreißigsten Platz in der Bewertung von FIFA.

Starke Seite unserer Mannschaft erzählen. Erstens, ist das die Geduld. Nationalmannschaft von Belarus hat eine standhafte Geduld. Unsere Fußballer spielen das ganze Fußballspiel gleimäßig und ruhig. Sogar, wenn sie verlieren, herrschen sie völlig über ihren Emotionen. Und diese Eigenschaft hilft unserer Mannschaft zu siegen, wenn ihr Rivale sich schon entspannt.   

Schwache Seite: wenig Erfahrung.  Wie oben erwähnen, Nationalmannschaft der Republik Belarus ist „jung“, und sie haben wenige Erfahrung der Spiele in wichtigen nationalen  Meisterschaften, wie  Europameisterschaft und Weltmeisterschaft. Der Hauptfußballtrainer ist Bernd Stange.

Also, alles ist fertig. Und wir haben jetzt eine einzigartige Möglichkeit Kapitäne deutschen und belorussischen Nationalmannschaft kennenzulernen. Ich beginne von dem jungsten Kapitän des Bundesteams – Philipp Lahm.

Er ist 27 Jahre alt, nach der Fußballweltmeisterschaft 2010 wurde Lahm der jüngste Käpitan deutscher Nationalmannschaft, der seine Mannschaft im Finalstadium der Weltmeisterschaft auf den Fußballplatz bringt. Außerdem wurde Lahm mehrmals als der beste Verteidiger anerkannt.

In der belorusischen Nationalmannschaft gibt es auch ein Fußballspieler, über den ich kurz erzählen möchte.Unser Kapitän ist Alexander Gleb. Er ist „der beste Fußballspieler  von Belarus“ und der erste Belorusse, der Champions League Finale gewonnen hat. Alexander ist auch deutschen Fans bekannt, denn er hat für deutschen „Stuttgart“ gespielt.

Das Spiel. In diesem Spiel gibt es nur fünf Fragen mit Varianten. Jetzt bilden wir zwei Mannschaften. Eine Hälfte der Halle, die Menschen, die an der westlichen Seite sitzen, werden für Bundesteam spielen. Die östliche Hälfte für belorussische Nationalmannschaft. Wer sich von jeder Mannschaft schneller meldet, schießt ein Tor. Wer die meisten Tore hat, gewinnt.

Also die erste Frage:

1. Welche Nationalmannschaft ist älter?  

А) das Bundesteam B) die Nationalmannschaft von Republik Belarus

2. Welche Eigenschaft (starke Seite)  gehört zur belorussischen Nationalmansschaft?

А) Die Geduld B) wenig Erfahrung C) Die Beharrlichkeit

3.Wer ist das auf diesem Bild?

A) Bastian Scweinsteiger B) Philip Lamm C) Lukas Podolski D) Alexander Gleb

4.Wer von belorussischen Fußballspieler hat im deutschen Club gespielt?

A) Sergey Krivez; B) Juriy Jevnov C) Alexander Gleb

Und letzte, die wichtigste Frage, die das Ergebnis des Spiels bestimmt!!!

5. Welchen gemeinsamen Zug haben unsere Nationalmannschaften?

Jetzt prüfen wir, wer aufmerksam war. (die Antwort: in beiden Mannschaften sind die Trainer Deutsche).

2 место:

Ästhetische Kraft des deutschen Wortes: Ergebnisse einer interkulturellen Untersuchung

Anastassija Batetschko
Fachgebiet: Internationales Recht
3. Studiejahr (6. Semester)

Wissenschaftliche Betreuerin: Dr. phil. Ekaterina Kazankova

Wozu dient  ein Wort? Und welche Rolle spielen Wörter in unserem Leben? Ich werde mich nicht irren, wenn ich behaupte, dass sich alle irgendwann diese Frage gestellt haben. Sie stimmen mir bestimmt zu, dass ein Wort ein Teil unseres Lebens ist. Besonders ersichtlich ist das während der raschen Entwicklung aller Seiten unserer Existenz, die einerseits benennt werden sollen und anderseits gibt es immer mehr neue Wörter, unter denen wir wählen müssen, um uns zu äußern. All das und die Tatsache, dass wir jedes Problem ohne Wörter nicht lösen können, macht die Aktualität meines Themas aus. Ich darf an dieser Stelle Johann Wolfgang von Goethe zitieren, der gesagt hat: „Der Irrtum wiederholt sich immerfort in der Tat, deswegen muß man das Wahre unermüdlich in Worten wiederholen“.

Das Interesse an der Wirkung einzelner Wörter hat die Köpfe der Wissenschaftler schon in der Antike zerbrochen. In Rahmen dieses Projektes haben mein Interesse drei ungewöhnliche Wettbewerbe geweckt. Zum einen ist das der sogenannte sprachige Jahresrückblick  „das Wort des Jahres“, sowie die schon weltbekannte Aktion „Das Unwort des Jahres“; und zweitens – der Wettbewerb „Das schönste deutsche Wort“.

Die deutschen Wettbewerbe haben mich auf die Idee gebracht, ein ähnliches Experiment durchzuführen. Ich habe drei Menschenkategorien befragt: Schüler Minsker Schule №90, Studenten der Fakultät für internationale Beziehungen und Lehrer, die Deutsch als Fremdsprache sowohl in unserem Land als auch in anderen Ländern unterrichten, was ich mit Internethilfe gemacht habe. Meine Frage hat darin bestanden, schreiben Sie, was für ein Wort Sie am schönsten finden und was Ihrer Meinung nach als Unwort genannt werden kann. Ich habe insgesamt 158 Personen befragt, nicht alle aber haben das Unwort genannt.

Unter den Schülern aus Belarus sind die Wörter klug, Preis, gut, schön am liebsten, während sie für das Unwort einstimmig das Wort  dumm halten.

Belorussische Studenten haben andere Antworten gebeben: nach ihrem Stadtpunkt klingt das Wort Sehenswürdigkeit am schönsten. Dann wurden auch Süßigkeit, Staatsangehörigkeit, Stuhl, Lehrerin, Flugbegleiterin, Entschuldigung, vielleicht genannt. Als das unschönste Wort gilt in dieser Gruppe Schwein. Weitere Kandidaten sind bleiben, hassen, kaputt und Austellungeröffnung.

Was die Lehrer angeht, sind die Umfrageergebnisse folgende: Der unbestreitbare „Sieger“ unter den schönsten Wörtern ist Süßigkeit. Es werden auch viele Grüße, Urlaub, Strudel, und Sonnenschein, Freiheit genannt. Ein einstimmiges Unwort unter den befragten Lehrern kann ich nicht nennen. Die Palette der Unwörter, die seitens der Lehrer genannt wurden, ist sehr breit, z.B. mutschig, glitschig, Formular, Nebenwirkungen, Gastarbeiter. Nicht alle Lehrer haben aber das Unwort genannt. Als Erklärung ist genannt worden, dass die Deutschlehrer alle deutschen Wörter schön finden, weil sie die deutsche Sprache gern haben und sie aus diesem Grunde unterrichten.

Aus meiner durchgeführten Untersuchung habe ich folgende Konsequenzen gezogen:

  • Als ersten Grund für die Wortwahl kann ich die Bedeutung des Wortes nennen. Bei der Analyse ist es leicht zu bemerken, dass sie entweder den positiven (gut, schön, Süßigkeit, Liebe, Gemütlichkeit, Heimat, Lindheit, Begeisterung) oder den negativen (hassen, kaputt, Ehrenmord, Gotteskrieger, Schwindung, Unordnung) Sinn beinhalten.

  • Dann ist der Klang des Wortes. „Schöne“ Worter klingen schön und melodisch: gelingen, Süßigkeit, Libelle, Freiheit, gemütlich, während die Unwörter einen unangenehmen Klang haben: greifen, Niederschlag, falsch, gefährlich, Krawatte, fressen. Es liegt auf der Hand, dass im ersten Fall weiche und stimmhafte Konsonanten, Sonorlauten und viele Vokale vorkommen. Im zweiten Fall kommen hauptsächlich harte Konsonanten, Zischlaute. Laute „r“ und „f“ sind breit gebräuchlich. Das gibt den Wörtern eine negative Schattierung.

  • Und die dritte Erläuterung der gewählten Wörter ist die Widerspiegelung der Gesellschaftsprozessen. Das heißt, alle Umstände, die für die Öffentlichkeit eine bedeutende Rolle innehaben, üben auf Menschen einen bestimmten Einfluss aus. Z.B.  das Wort des Jahres 2008 in Deutschland ist Finanzkrise. Das gleiche gilt für die Unwörter: das Unwort 2008 notleidende Banken (wieder die Sache, die mit der Weltwirtschaftskrise verbunden ist) usw.

Zum Schluss möchte ich betonen, wie und wem meine Arbeit Nutzen bringen könnte. In der ersten Reihe zeigt diese Untersuchung, wie die Leute auf verschiedene Wörter reagieren, welche Gefühle sie damit verbinden. Diese Information kann von Vertretern verschiedener Berufe und in verschieden Bereichen verwendet werden, z.B  für eine Werbung. Ist es hier wichtig, ein passendes Wort zu gebrauchen, um Erfolg zu erreichen. Unter anderen müssen auch Journalisten auf die Wortverwendung aufpassen. Je ganaueres man Wort gebraucht, desto näher ist die Wahrscheinlichkeit, dass man den Hauptsinn den Leuten übergibt.

Natürlich ist diese Information für Politiker und Diplomaten immer brisant. In diesem Bereich kann ein einziges Wort die Zukunft des ganzen Landes bestimmen.

3 место:

Belarus-Bilder im Diskurs der deutschen Jugend

Можейко И. Л., студ. II к. БГУ,

науч. рук. Ядченко Е. И.

Heutzutage ist die Rolle aller möglichen Forschungen im Bereich der interkulturellen Kommunikation merklich gestiegen. In der Welt der Globalisierung, der globalen Migrationsprozesse, Berufs- und Alltagskommunikation entstehen oft Probleme und Missverständnisse, denen Unterschiede von Kulturen, Mentalitäten zugrunde liegen. Heutzutage schneiden verschiedene Sozialwissenschaften aus ihrer eigenen Perspektive diese Fragen an (z.B. Psychologie, Soziologie, Kulturologie). Es werden auch viele interdisziplinäre Forschungen in diesem Bereich durchgeführt.

Eine der modernen Richtungen zur Forschung der Wege einer effektiven Kommunikation ist Diskursanalyse. Es gibt mehrere Herangehen zu diesem Begriff „Diskurs“, dementsprechend gibt es mehrere einzelne Richtungen, die auch verschiedene Forschungsobjekte haben. Zu unserem Forschungsobjekt haben wir Diskurs der deutschen Jugend ausgewählt. Dabei verstehen wir „Diskurs“ als Gesamtheit von Texten (Diskursionen), die thematisch verbunden sind und ein Weltfragment einer bestimmten sozialen Gruppe repräsentieren [1].

Der zentrale Begriff, der unserer Forschung zugrunde liegt ist Weltbild. Diesen Begriff verstehen wir als eine Gesamtheit von Wissen, Vorstellungen, Assoziationen, Werten, die eine strukturierte Form haben und die der jeweilige Diskurs repräsentiert [2]. Jeder Mensch hat sein eigenes We