Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Книга'
Что же такое школа? Кто такой учитель? Ни одна книга не дает полного ответа на эти вопросы. Школа отражает в себе мир, время. И, подобно Вселенной, о...полностью>>
'Доклад'
Школа №10 второй год осуществляет свою работу в двух режимах – функционирования – на 2 ступени обучения, и развития – на 3 ступени образования. Мы не...полностью>>
'Методические рекомендации'
Данный урок должен способствовать становлению гражданского самосознания обучающихся в ходе знакомства с законотворческой деятельностью Законодательно...полностью>>
'Публичный отчет'
Защита состоится «27» мая 2011 г. в 11:30 на заседании диссертационного совета Д 212.209.02 в Ростовском государственном экономическом университете (...полностью>>

Программа 68-ой научно-практической конференции студентов, магистрантов и аспирантов белорусского

Главная > Программа
Сохрани ссылку в одной из сетей:

2 место:

Перспективы создания патента Европейского Союза

Лобанова Е. А., студ. 4к.,

научный руководитель – Леанович Е. Б., к. юр. наук, доцент.

В данный момент на европейском континенте действует Европейская патентная организация (ЕПО), в которую входят как страны ЕС, так и другие территориально близкие страны. ЕПО позволяет получить так называемый европейский патент. Однако на протяжении уже более десяти лет ведутся переговоры о создании единого патента в рамках Европейского Союза.

Необходимость создания единого патента ЕС вызвана несколькими причинами. Во-первых, это дороговизна существующей процедуры получения европейского патента, что в основном обусловлено затратами на перевод. Так, получение европейского патента обходится в среднем в десять раз дороже, чем получение американского патента. Во-вторых, проблемы возникают в связи с принятием судами различных европейских стран сильно разнящихся решений по одинаковым вопросам в сфере интеллектуальной собственности. В связи с этим предлагается создать суд, который будет рассматривать дела, связанные с европейскими патентами и патентами ЕС.

Впервые Комиссия направила Предложение о принятии Регламента Совета ЕС касательно патентов Сообщества 1 августа 2000 года (COM(2000) 412, 1.8.2000). В нём Комиссия предлагала создание единого патента Сообщества (сейчас – патент ЕС), который бы существовал наряду с национальными патентами и европейскими патентами, предоставляемыми в соответствии с Европейской патентной конвенцией 1973 года.

Новый патент должен отличаться упрощённой и экономичной процедурой перевода. В частности, государствам-членам ЕС необходимо прийти к единому решению по поводу лингвистического режима, который будет применяться к новым патентам. Испания и Италия считают дискриминирующим применение английского, немецкого и французского языков при подаче заявки. С другой стороны, перевод на все официальные языки ЕС слишком является слишком затратным и проблематичным для владельцев патентов.

Дебаты в Совете ЕС начались с новой силой после издания Сообщения Комиссии «Об улучшении патентной системы в Европе» (Commission Communication "Enhancing the patent system in Europe") в апреле 2007 года. В данном Сообщении была подтверждена идея о необходимости создания системы единого патента Сообщества. Также государствам-членам ЕС было предложено найти подход к процедуре языкового перевода (translation arrangements), который позволил бы снизить расходы и обеспечить распределение патентной информации по всем официальным языкам Сообщества.

Предложение Комиссии ЕС, выдвинутое 4 декабря 2009 года предполагает, что единый патент ЕС будет относиться к особой категории Европейского патента. Полномочия на предоставление данного патента будут возложены на Европейское патентное ведомство. В результате, единая процедура в соответствии с Европейской патентной конвенцией будет применяться в отношении как единых патентов, так и иных европейских патентов.

Совет ЕС на заседании от 10 марта 2011 года утвердил более тесное взаимодействие (enhanced cooperation) в рамках создания единого патента (unitary patent), в котором будут участвовать 25 государств-членов ЕС (своё участие не подтвердили Италия и Испания).

Литература:

  1. Communication from the commission to the european parliament and the council [Электронный ресурс]. – 2011. – Режим доступа : http://europa.eu/legislation_summaries/internal_market/businesses/intellectual_property/l24120b_en.htm. – Дата доступа : 19.04.2011.

  2. Proposal for a Сouncil Regulation on the Community patent [Электронный ресурс]. – 2011. – Режим доступа : register.consilium.europa.eu/pdf/en/04/st07/st07119.en04.pdf.- Дата доступа : 19.04.2011.

  3. Conclusions on an enhanced patent system in Europe [Электронный ресурс]. – 2011. – Режим доступа : www.consilium.europa.eu/uedocs/cms_data/docs/.../111744.pdf.- Дата доступа : 19.04.2011.

  4. Council Decision of 10 March 2011 authorising enhanced cooperation in the area of the creation of unitary patent protection (2011/167/EU) [Электронный ресурс]. – 2011. – Режим доступа : ec.europa.eu/.../patent/20110413-impact-assessment-summary_en.pdf.- Дата доступа : 19.04.2011.

3 место:

Проблемы суверенитета в условиях глобализации.

Соотношение государственного суверенитета и интеграции стран Европейского Союза

Бельский А. П., студ. III к. БГУ,

науч. рук. Юрьева М.В.., преподаватель кафедры МЧИ и ЕП БГУ

В настоящее время глобализация затронула все основные сферы общественных отношений, стала их неотъемлемой частью. Это выражается в интеграции различных стран в экономической, политической, правовой, культурной и иных сферах деятельности. Однако именно глобализация и происходящие в ее рамках экономические, политические, правовые процессы не только порождают серию вызовов различным атрибутом государства, но и подчас ставят под сомнение само существование государства и государственности в его традиционном понимании.[1, c 39.]

Изначально катализатором глобализационных процессов выступают экономические интересы. Каким бы количеством ресурсов и экономическим потенциалом не обладало государство, все же развитие экономики будет в нем несоизмеримо ниже, нежели в странах, участвующих в мировых экономических процессах. [3, c.25]

Значительное количество государств современного мира, не успев вступить в стадию укрепления национальной или многонациональной государственности, оказались в ситуации размывания тех ориентиров, к которым они были устремлены. Имеется в виду обретение самостоятельности в форме государственного суверенитета.

Лишь небольшое количество могущественных государств (США; Германия, Франция, Великобритания - в рамках ЕС-, Российская Федерация, Китай), так называемых «архитекторов» глобализации, получают ощутимую пользу от интеграционных процессов. [1, c.38] За счет развитой экономики, мощного политического влияния, государства и блоки, доминирующие на международной арене, навязывают свои ценности, определяют содержание стандартов и правил для других стран и народов. [3,c.26]

Глобализация – весьма неоднозначное явление, в котором скрыты, как положительные стороны (кооперация государств для решения мировых проблем), так и отрицательные моменты (усиление взаимозависимости государств, «размывание суверенитета», нивелировка культурной самобытности).

Несомненно, суверенитет в условиях всеобщей интеграции претерпевает определенные изменения. Многие ученые сходятся во мнении, что традиционное видение этого явления более не актуально, и что следует выработать новую, оптимальную модель государственного суверенитета.[1, c.40]

В связи с этим особый интерес представляет европейская интеграционная модель, которая рассматривается в качестве весьма демократичного и более гибкого варианта по сравнению с американской моделью, так как США в своей деятельности не показывают должно уважения к суверенитету других государств.

Углубление интеграционных процессов, создание и развитие наднациональных институтов ЕС является вызовом традиционному понятию национально-государственного суверенитета. Происходит трансформация суверенитета, так как государства добровольно отдают часть своих суверенных полномочий - в ведение Сообществ. Так, в настоящее время можно констатировать следующие моменты: верховенство европейского права над правом государств-членов, исключительные полномочия наднациональных институтов ЕС (Суда ЕС, Еврокомиссии, Европарламента), отсутствие у государств-членов права самостоятельно и автономно принимать важные решения.[5,c.13]

Однако следует обратить внимание также на принципы субсидиарности (осуществление ЕС только тех действий, которые государства-члены не в состоянии эффективно провести в жизнь самостоятельно) и пропорциональности (деятельность ЕС по осуществлению целей и задач не должна выходить за пределы необходимого), лежащие в основе права ЕС, а также концепцию « продвинутого сотрудничества»( «Европа разных скоростей»). Последняя позволяет государствам-членам самостоятельно выбирать скорость и глубину интеграции в тех или иных сферах, вместе кооперироваться для усиленной совместной деятельности. Эти особенности европейской интеграции позволяют говорить о ее большей демократичности, гибком обращении с государственным суверенитетом членов.

Характеризуя европейскую модель интеграции, российский правовед Шугуров М.В. справедливо подчеркивает, что ей присуще «сохранение государственно-национального разнообразия».[1, c.43]

Таким образом, европейская модель интеграции представляет собой своеобразный компромисс между полномочиями наднациональных органов и государственным суверенитетом участников ЕС. Несмотря на некоторые уступки, она не является идеальной или достаточно справедливой в силу того, что фактически не обеспечивает равную пользу от интеграции всем странам-членам

Подводя итоги, необходимо констатировать, что глобализация оказывает значительное влияние на суверенитет, однако не стоит рассматривать ее как исключительно негативное явление. Следует понимать, что глобализация открывает новые возможности не только для сохранения государства, но для его развития в обновленных формах, в том числе в обновленных формах суверенитета. Поэтому реализация негативных или позитивных тенденций глобализации и интеграционных процессов зависит во многом от способности государств перейти к новой парадигме государственного суверенитета.

Литература:

1. М.В. Шугров, Государственный суверенитет и глобализация: философия вызовов и перспектив, журнал «Современное право», №2 2009

2. Ю.А. Лепешков, Европейская интеграция. Правовые вопросы, учебное пособие, БГУ, Минск, 2008

3. Р.И. Захарьян, Глобализация и суверенитет государства, журнал «Право и государство: теория и практика», №5 2009

4. Т.М. Полякова, Суверенитет государства и глобализация, журнал «История государства и права» №7 2007

5. Н.Ю. Веремеев, Трансформация государственного суверенитета в условиях интеграции ЕС, автореферат диссертации…, Минск, 2009

3 место:

История интеграционных процессов в Европейском Союзе

Короед Н.В., студ. 4 к.,

научный руководитель – Кудрявец Ю.Н., ст.преподаватель

В интеграционных процессах, происходящих в современном мире, отчетливо просматриваются как универсальный, так и региональный аспекты, причем можно отметить явное преобладание последнего. Национальное регулирование внешнеторговых и таможенных вопросов на данном этапе глобализации перестает быть эффективным, требуется активное осуществление мер по координации усилий и взаимному межгосударственному сотрудничеству.

Несмотря на образование в 1992 г. Европейского Союза как новой формы сотрудничества, таможенный союз был создан намного раньше, в рамках одного из элементов будущего Евросоюза. Таможенный союз сегодня является неотъемлемым элементом единого рынка ЕС с его четырьмя основными свободами (свобода движения товаров, лиц, услуг и капиталов); создание, поддержание и развитие единого европейского рынка, где товар передвигаются без ограничений, было бы невозможно без таможенного союза.

Национальный уровень на сегодняшний день остается основным в осуществлении таможенного регулирования, даже с учетом образования и функционирования единой межгосударственной таможенной территории. Однако специфика ЕС заключается в том, что с национального уровня фактически снята тяжесть нормативного регулирования; таможенное законодательство формируется на уровне ЕС, национальное законодательство решает вопрос его конкретного применения

Созданный de jure таможенный союз был развит до внутреннего рынка de facto с 1994 г. Достижение этого уровня стало возможным благодаря наличию обширного нормативного материала и сложившейся за предшествующий период правоприменительной практике.

В 1960 году в Стокгольме была подписана Конвенция об учреждении Европейской ассоциации свободной торговли. Хотя ЕАСТ изначально замышлялась как альтернатива интеграции в рамках Европейских сообществ, общность целей сделало развитие сотрудничества между этими организациями неизбежным. Такое сотрудничество развивалось преимущественно по двум направлениям.

Во-первых, процессы европейской интеграции предопределили роль ЕАСТ, как организации, в которой проходила своего рода «подготовка» некоторых европейских государств к вступлению в Европейские сообщества.

Во-вторых, начиная с 1960-х г.г. ЕАСТ и Европейские сообщества стремились оформить на основе международных соглашений как можно более глубокие связи в экономической сфере между собой. Следующим важным шагом по сближению деятельности двух организаций стало подписание Люксембургской декларации, которая обозначила переход к более тесному экономическому сотрудничеству между ЕАСТ и Сообществами, а также развитие такого сотрудничества в сферах не экономического характера, например, в области здравоохранения. Итогом же совместной работы организаций в заданном направлении стало создание Европейского экономического пространства (ЕЭП) в 1994 г.

На пространстве бывшего СССР также активно идут процессы экономической интеграции государств. Ярким примером тому является создание Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана. Формирование таможенного союза предусматривает создание единой таможенной территории, в пределах которой не применяются таможенные пошлины и ограничения экономического характера, за исключением специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер. В рамках таможенного союза применяется единый таможенный тариф и другие единые меры регулирования торговли товарами с третьими странами.

В 2009 году Высший орган таможенного союза, Комиссия таможенного союза и правительства Сторон провели комплекс мероприятий по завершению формирования договорно-правовой базы таможенного союза, включая Единый таможенный тариф, Таможенный кодекс, Статут Суда таможенного союза.

Таможенный союз — первый этап интеграции. В рамках ТС создается общий рынок товаров, который носит незавершенный характер, поскольку у стран отличаются антимонопольное регулирование, налоговые системы. Следующим этапом станет единое экономическое пространство. Для этого необходимо обеспечение равного и свободного доступа к транспортным услугам и к энергетическим ресурсам. Для его обеспечения планируется: предоставить национальный режим в доступе к услугам железнодорожного и трубопроводного транспорта, ввести общие правила установления тарифов и обеспечить механизмы их установления, открыть внутренние водные пути для перевозчиков-резидентов сторон на условиях национального режима, открыть воздушное пространство для авиакомпаний-резидентов сторон на условиях национального режима, установив единые требования к безопасности, регистрации и лицензирования, установить единые требования к автомобильным перевозкам и автотранспортным средствам. После заключения и вступления в силу всех запланированных соглашений, на территории Таможенного союза возникнет полноценное единое экономическое пространство.

Литература

  1. Мещанова М.В., Правовое регулирование внутреннего рынка Европейского Союза.   Мн. 2010. – 145 c

  2. [Электронный ресурс]. – 2008. – Режим доступа:

http://www.t/AboutETS/Pages/default.aspx Дата доступа: 25.04.2011

Дистрибьюторский договор и антимонопольное законодательство Европейского союза

Степанчикова Ю.С., аспирант ФМО,

Научный руководитель – Бабкина Е.В., к.ю.н., доцент

Основными законодательными актами Европейского Союза (далее – ЕС), регламентирующими исключение дистрибьюторских договоров из сферы действия антимонопольных ограничений, являются Регламент Европейской комиссии № 330/2010 от 20 апреля 2010 г. по применению статьи 101(3) Соглашения о функционировании Европейского Союза по категориям вертикальных соглашений и практик (далее – Регламент 330/2010), Регламент Комиссии от 27 мая 2010 г. по применению статьи 101(3) Соглашения о функционировании Европейского Союза по категориям вертикальных соглашений и практик в области автомобильного транспорта № 461/2010 (далее – Регламент 461/2010).

Дистрибьюторский договор, являясь договором между двумя или более сторонами, которые осуществляют деятельность по распределению на различных уровнях одного и того же вида продукции, подпадает под определение «вертикального договора», приведенного в п.1 ст. 1 Регламента 330/2010, следовательно, на основании п. 1 ст. 2 представляет собой исключение из сферы действия антимонопольных ограничений. Для распространения на дистрибьюторский договор такого режима к договору предъявляется ряд требований. Руководство по вертикальным ограничениям (Guidelines on Vertical Restrains) 2010 года является приложением к Регламенту 330/2010, выступает своего рода комментарием к нему и имеет ключевое значение при анализе условий договора. В соответствии с п.1 ст. 3 Регламента доля как поставщика, так и дистрибьютора на соответствующих рынках не может превышать 30 %, что является новеллой по сравнению с ранее действовавшими регламентами, в которых учитывалась лишь доля поставщика. Также в некоторых случаях применяется требование, по которому годовой оборот стороны в договоре не может превышать 50 миллионов евро (п.2 ст.2).

Исключение, предусмотренное Регламентом 330/2010 для дистрибьюторского договора, не распространяется в случае, если договор имеет целью установить: 1) запрет дистрибьютору определять цену продажи товара; 2) ограничение территории, на которой либо круга лиц, которому дистрибьютор будет в дальнейшем продавать товары, 3) ограничение способности дистрибьюторов, работающих на уровне розничной торговли, продавать товары конечным потребителям, 4) запрет на сотрудничество и заключение договоров для дистрибьюторов между собой, 5) ограничение права поставщика-производителя запасных частей поставлять данный товар конечным потребителям, обслуживающим и ремонтным мастерским, которые не уполномочены дистрибьютором на проведение ремонта и обслуживание товара (ст. 4). Дистрибьюторский договор, содержащий хотя бы одно из выше названных условий, будет считаться противоречащим нормам антимонопольного законодательства, и в соответствии со ст. 101(2) Соглашения о функционировании Европейского союза признаваться ничтожным.

Запрет поставщику устанавливать ограничение территории либо круга лиц, которому дистрибьютор может перепродавать товары, действует с рядом исключений. Одним из таких исключений является разрешение поставщику в соответствии со ст. 4(b)(i) Регламента 330/2010 запрещать дистрибьютору «активную торговлю» на территории либо кругу лиц, которых поставщик «закрепил за собой», либо за другим дистрибьютором. В Руководстве по вертикальным ограничениям (п. 51) вводятся дефиниции «активная и пассивная торговля», дается разъяснение по поводу того, как «закрепляется» территория либо круг лиц. «Закрепленными» территория либо круг клиентов считаются тогда, когда поставщик договаривается о поставках товаров только одному дистрибьютору на определенной территории (определенному кругу лиц). Так, исключительный дистрибьютор защищен от продаж на закрепленной за ним территории (кругу лиц) другими дистрибьюторами либо самим поставщиком.

Таким образом, в соответствии со ст. 4 Регламента 330/2010 поставщик имеет право запретить «активную торговлю» товаров на определенных территориях (кругу лиц) со стороны дистрибьютора, что соответствует определению исключительного дистрибьюторства. Соответственно на данном этапе развития права ЕС условие об исключительном дистрибьюторстве может быть включено в договор, что не было возможным ранее. Вариант, предложенный в п. 12(b) Типового дистрибьюторского контракта Международной торговой палаты, в целом соответствует антимонопольному законодательству ЕС, тем не менее, на наш взгляд, требует корректировки. Необходимо запретить дистрибьютору продавать товар не на любой территории (кругу лиц), кроме той, что закреплена за ним, а лишь на тех, которые закреплены за поставщиком и его дистрибьюторами. Запрет не может распространяться на «пассивную торговлю». В соответствии с Руководством по вертикальным ограничениям к «пассивной торговле» относится общая реклама, продвижение товара, в том числе посредством сайта. Так, если покупатель нашел дистрибьютора через Интернет и заказал через сайт товар, то такая продажа будет считаться формой «пассивной торговли» и не может быть запрещена со стороны поставщика.

Вышеприведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что расширение изъятий в антимонопольном регулировании в рамках ЕС, закрепленных в Регламенте 330/2010, соответствуют представлениям Международной торговой палаты о дальнейшем прогрессивном развитии торгового права, способствуют развитию принципа свободы договора и заслуживают внимания в процессе совершенствования отечественного антимонопольного законодательства.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Совете Министров Республики Беларусь Государственным учреждением «Белорусский институт системного анализа и информационного обеспечения научно-технической сферы» (гу «Белиса») ежегодно издается «Сводный тематический план

    Календарно-тематический план
    В соответствии с постановлением Совета Министров Республики Беларусь № 884 от 31.12.93 г. и по заданию Комитета по науке и технологиям при Совете Министров Республики Беларусь Государственным учреждением «Белорусский институт системного
  2. Государственная комплексная программа научных исследований «Теоретико-методологические основы устойчивого инновационного развития социально-ориентированной экономики Республики Беларусь» («Экономика и общество») 12

    Программа
    2.1 Государственная комплексная программа научных исследований «Теоретико-методологические основы устойчивого инновационного развития социально-ориентированной экономики Республики Беларусь» («Экономика и общество»)
  3. Студенческая научно-практическая конференция «Социологические чтения» проходила в этом году на факультете истории и социологии Гргу им.

    Документ
    Студенческая научно-практическая конференция «Социологические чтения» проходила в этом году на факультете истории и социологии ГрГУ им.Я.Купалы (г.Гродно) в пятый раз.
  4. Бюллетень новых поступлений октябрь 2009 года

    Бюллетень
    Войцеховский, А. И. Будет ли найден Ноев ковчег? / А. И. Войцеховский. - Москва : Знание, 2009. - 144 с. : ил. - (Знак вопроса ; № 1). - Содерж.: Будет ли найдет Ноев ковчег? (оконч.
  5. Научная библиотека (27)

    Библиографический указатель
    Настоящий библиографический указатель составлен в помощь студентам. В указатель включены библиографические описания книг и статей из журналов на русском языке за 2005–2011 (1кв.

Другие похожие документы..