Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
INEKO (Словакия) + МЦПИ (Украина): передача опыта экономических реформ Украине, проект SlovakAid (Словацкого агентства по развитию) 6 октября 2004 год...полностью>>
'Методические указания'
В соответствии с учебным планом подготовки специалистов в области менеджмента, студенты, обучающиеся по специальности 080507 «Менеджмент организации»...полностью>>
'Документ'
Рынки с асимметричной информацией. Последствия неблагоприятного отбора. «Рынок лимонов». Иные примеры неблагоприятного отбора (страхование, рынки труд...полностью>>
'Реферат'
Имя Жана Кальвина (1509-1564) по праву стоит в одном ряду с именами виднейших христианских богословов мира, а среди протестантских систематизаторов – ...полностью>>

Административные рынки СССР и России (1)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Административные рынки СССР и России.

Симон Кордонский

введение. 4

Определение понятия административный рынок. 6

Советологическое представление об устройстве СССР и понятие административного рынка. 6

Институциональные и социально-психологические ограничения на изучение административного рынка. 6

Социальное пространство и общие принципы организации административного торга. 8

Административный рынок, монетаристская революция и политическая реакция на нее. 11

административно-рыночное пространство - онтология и логики трансформации. 14

Административно-территориальное устройство СССР. 14

Логика распада СССР и административно-территориальная структура России. 17

иерархии власти в ссср и их пространственная структура. 23

Общее представление о ветвях власти. 23

Уровень " СССР в целом" . 23

Уровень "Союзная республика" 27

Уровень "Область (край)" 28

Уровень "Город" 32

Уровень "Район" 32

Уровень "Поселение" 34

Административные веса на высшем уровне руководства СССР. 35

Необходимость многоуровневой структуры власти. 38

Формы связи между уровнями системы управления 38

Субординация и координация в системе управления 40

Социально - учетная структура административно - рыночного общества 44

Понятие социально - учетной группы. Социальная справедливость и административный режим. 44

Выборность и номенклатурность. 50

Организационная структура советского административного рынка И ЛОГИКА ее постперестроечной трансформации. 53

Структура социалистических предприятий и организаций. 53

Парткомитеты КПСС - объективация отношений между отраслями. 56

Иерархия Советской власти и структуры местного управления. 59

Административный торг и теневая экономика. 59

Отношения между линиями управления- вид “сверху”. 63

Материальные и финансовые потоки на административном рынке. 64

Административный торги и конфликты в территориально -отраслевой структуре как предпосылки организационных форм постперестроечного административного рынка. 64

Циклы перестроек и группы давления. 69

Разгосударствливание отраслей и территорий. 70

Трансформация партийной компоненты административного рынка и постперестроечные негосударственные финансовые институты. 72

Трансформации партийной компоненты административного рынка и посперестроечные производственные предприятия. 73

Коммерциализация иерархий Советской власти. 75

Коммерциализация института посредников. 76

Конфликтность в иерархиях российского административного рынка. 76

Ваучерная приватизация как флуктуация отношений власти и собственности. 77

Функциональная структура административного рынка. 79

Доперестроечная функциональная структура административного рынка. 79

Фрагменты пространства административного рынка и его измерения. 83

Номенклатурно-теневое измерение. 85

Номенклатурно-криминальное измерение 86

Гражданско-теневое измерение. 87

Криминально - гражданское измерение. 88

Криминально - теневое измерение. 89

Специфика перестройки в терминах схемы функциональных отношений административного рынка. 90

Постперестроечная форма административного рынка 90

Номенклатурная приватизация (номенклатурно-гражданская форма деятельности). 94

Теневая приватизация (номенклатурно-теневая форма деятельности. 94

Криминальная приватизация (номенклатурно-криминальная форма деятельности) 95

Институализация личной собственности (гражданско-теневая форма деятельности). 96

Бытовое воровство (гражданско-криминальная форма деятельности) 96

Профессиональное воровство (криминально-теневая форма деятельности) 97

Измерения постперестроечного экономического пространства. 97

Иерархизированность российского административного рынка. 99

Направления эволюции функциональной структуры постперестроечного административного рынка. 100

Определение понятия административного веса. 102

Обыденное представление иерархии исполнительной власти. 107

Группы (команды) в структуре исполнительной власти. 108

Избыточность исполнительной власти. 109

Административные веса в представительской иерархии власти. 110

Административные места в судебной власти. 113

“Четвертая власть” - структура административных весов. 114

Отношения между ветвями власти и сравнение административных весов (игра в “кто главнее”) 115

Некоторые возможные действия на рынке административных весов. 116

Административные веса в межгосударственных отношениях. 119

Отношения между иерархиями власти и другими реальностями государственной жизни. 120

Сравнение административных систем США и России. 120

ИЗМЕНЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ СТРАТИФИКАЦИИ И ЯЗЫКОВ ОСМЫСЛЕНИЯ ЖИЗНИ при трансформации административного рынка. 122

Специфика социальной стратификации социалистического общества. 122

Функционеры, диссиденты и обыватели как идеальные типы. 123

Языки общения 124

Формальное представление отношений между стратами и диалектами. 125

Диалекты социалистического языка. 127

Компоненты функционального диалект (элементы деревянного языка) 128

Элементы диссидентского диалекта (компоненты языка истины) 128

Компоненты обыденного диалекта. 129

Люди в языковой среде перестройки. 129

Деструкция социального и лингвистического пространства в ходе перестройки. 131

пОЛИТИЧЕСКАЯ САМООРГАНИЗАЦИЯ административно-рыночнОго общества. 135

Политика и политическое мышление в социалистическом и постсоциалистическом обществах. 135

Мифологемы и идеологемы. 136

Социалистические мифологемы. 137

Формальное представление структуры мифологем. 139

Перестройка как попытка реализация мифологем. 142

Формальное представление распада мифологем и формирования частичных идеологем. 143

Контуры политической системы постперестроечного общества. 145

Выборы 17 декабря 1995 года как этап становления структуры нового мифологического пространства. 146

Прогноз результатов выборов президента России. 150

интеллигентность как административно-рыночный товар. 153

Генезис интеллигенции. 153

Структура интеллигенции. 155

Интеллигентские административные рынки. 156

Торг на интеллигентском административном рынке. 158

Интеллигентская эстетика. 162

Интеллигентская гносеология 165

Интеллигентские онтология и этика. 167

Заключение. 169

Заключение - начало 1997 года. 172

Список литературы. 179

введение.

Представляемая книга составлена из отдельных работ, частично опубликованных в период с 1987 по 1995 год. Тексты отредактированы в 1995 -1996 годах. В работе использован формальный аппарат, разработанный в основном мной, который - по предложению С. Чебанова - называется веерными матрицами, и соответствующие матрицам графы. Необходимо отметить, что таблицы, рисунки и схемы не иллюстрации к тексту, а именно формальный аппарат, представляющий в максимально концентрированном виде онтологические основания авторского представления реальности социализма, ее основные различения и отношения между ними. К сожалению, мне неизвестны собственно математические основания такого рода конструкций. По мнению специалистов, веерные матрицы являются частным случаем теории типов в смысле Хао Вана или, может быть, одним из видов фракталов.

Аппарат веерных матриц дает возможность совместить казалось бы несовместимые представления. Речь идет о том, что социологические и экономические теории строятся в понятиях, в противном случае они теориями не являются. Однако обыденное и политическое описание реальности, а тем более процесс принятия решений персонифицированы. Понятия социологии и экономической теории, с одной стороны, и представления о личностях агентов политических и экономических процессов, с другой, существуют в разных интерпретационных пространствах. Чаще всего поведение реальных людей используется теоретиками лишь как примеры, иллюстрирующие предметные построения.

В данной работе отношения административного рынка объективируются в понятиях людях, действующих агентов торга, т.е. в носителях свойств исследуемого целого. Имена политиков, бизнесменов, администраторов (или имена их статусов в разных отношениях административного рынка) в реализованном в данном работе подходе становятся идеальными объектами теоретических конструкций. При этом процессы, происходящие на административном рынке, становятся более зримыми, эмпирически определенными и представимыми как изменение отношений между идеальными типами, носителями свойств социального и экономического целого.

Методологические подходы и методические приемы, использованные в работе, практически не применялись в социологическом исследовании. Они больше специфичны для математики и теоретической физики, в которых работа с идеальными объектами как элементами объясняющих конструкций давно уже стала атрибутирующим научность компонентом.Работа не претендует на исчерпывающее описание административного рынка. Возможны, наверное, десятки, если не сотни взаимодополнительных и равно необходимых его теоретических описаний. Я ограничиваюсь исследованием лишь немногих по моему собственному интересу выбранных аспектов организации экономической и социальной жизни в СССР и постперестроечной России. При этом я исхожу из того, что в ходе социалистических преобразований были радикально трансформированы такие базовые реальности, как социальные пространство и время, социальная структура и экономика. Описание социалистических пространственных и временных реалий составляет содержание первых глав работы: это общие формальные принципы устройства СССР как административного рынка, такие как административно-территориальное деление, территориально-отраслевая организация производства и жизни, административный режим (институты прописки, КЗОТа и воинского учета), административные веса функционеров в иерархиях доперестроечной власти, социально-учетная структура.

Во следующих главах рассматриваются реалии, которые возникли при выживании людей в институтах советского административного рынка: теневая социальная структура, социалистические мифологии социального времени, интеллигенция и ее роль в трансформации советского административного рынка в российский.

Автор благодарит директора Института национальной модели экономики В. Найшуля и членов института - Б. Львина, Г. Сапова, Г. Лебедева, В. Широнина, В Каганского, С. Павленко в творческом взаимодействии с которыми возникли основные посылки этой работы.

Определение понятия административный рынок.

Советологическое представление об устройстве СССР и понятие административного рынка.

Существуют две считающихся научными точки зрения на то состояние СССР и России, которое было разрушено в ходе перестройки и монетарной революции. Согласно первой точке зрения - бывшей почти общепринятой в среде советологов и выраженной У. Черчиллем в афоризме “В России все запрещено, а то, что разрешено, обязательно”, в СССР была тоталитарная система с плановой экономикой. Однако это точка зрения не выдерживает сколь нибудь серьезной экономической и политической критики, поскольку не представима в понятиях соответствующих областей знания. Советология умерла вместе с СССР, а профессиональные экономисты и социологи рассматривают соответствующие институты социализма не как тоталитарные. Любой человек, выросший при социализме, понимает, что он жил вовсе не при тоталитарном режиме, а в стране, где можно было практически все, но при определенных условиях.

Вторая точка зрения, претендующая на научность, представлена теорией административно-командной системы Г.Х. Попова, которая не более чем распространение мифологизированных представлений об идеальной бюрократии на советскую реальность. Административные методы, а тем более приказы, как известно, были неэффективны при управлении советской реальностью, во всяком случае в последние десятилетия ее существовования. Бюрократии как социального слоя в СССР не было, как нет его и в России.

С точки зрения, развиваемой в этой работе, в СССР и наследовавших ему государствах существует реальность, которую удобнее всего называть административным рынком, т.е. жестко, но многомерно иерархизированной синкретичной системой (где экономическая и политическая компоненты даже аналитически не могли быть разделены), в которой социальные статусы и потребительские блага конвертируются друг в друга по определенным отчасти неписанным правилам, меняющимся во времени.

Существовали разные варианты административного рынка, которые в общем соответствовали организационным формам, специфичным для времен правления Хрущева, Брежнева и Андропова. Они различались между собой тем, на каких ресурсах они основывались и какие статусы и ценности становились предметом административного торга.

Мифологема “период застоя”, которой обозначается последние десятилетия существования социалистического государства, скрывает чрезвычайно развитую социальную реальность, в которой понятийный аппарат теории административного рынка позволяет аналитически выделить пространственную и временную компоненты, рафинированную социальную структуру и утонченную (хотя и предельно извращенную) идеологию. Естественно, что это вовсе не те социальное пространство и время, социальная структура и идеология, которые рассматриваются в теориях классической и марксистской социологии.

Институциональные и социально-психологические ограничения на изучение административного рынка.

Советский административный рынок, сформировавшийся в период правления Брежнева (он в основном и рассматривается в предлагаемой работе), был закрыт в основных параметрах функционирования не только для исследования, но и для обыденной рефлексии своими собственными агентами. Административно-рыночные отношения, какие они были в СССР и есть сейчас в России, интуитивно ясны каждому обладателю советского паспорта - по факту проживания в стране победившего, но не сумевшего воспользоваться своей победой социализма. В противном случае эти люди бы не выжили. Однако эта интуитивная ясность с большим трудом поддается вербализации, поскольку отсутствует необходимый понятийный аппарат. Можно предположить, что существуют некие внутренние ограничения-комплексы, затрудняющие познавательные операции. Необходим своего рода психоанализ для того, чтобы эксплицировать аффекты, которые продолжают направлять поведение бывших советских людей, волей-неволей переходящих от одного варианта административного рынка к другому.

Общим для граждан бывшего СССР, в том числе и исследователей-обществоведов, стало забвение своей новейшей истории. Из памяти политических и экономических деятелей посперестроечного времени, как и обычных людей вытеснено ближайшее прошлое. Оно замещено ложной памятью о том, чего с этими людьми не было и не могло быть. Граждане российского государства размышляют о том, что было до социалистической революции, в 20, 30 или 60 годы так, как будто это было вчера. Для понимания происходящего они обращаются к опыту Польши, Боливии, Чили, Англии, США, Китая. И совершенно не задумываются над тем, что действительно происходило в СССР в 70 и 80 годы и что собственно определяет происходящее с ними в России сегодня - о брежневском административном рынке и специфичных для него отношениях, когда очень многое нельзя было купить ни за какие деньги, но только получить “по очереди”, достать “по блату” или “за бутылку”.

Эта ретроградная амнезия, с моей точки зрения, связана с тем, что основным видом деятельности на советском административном рынке было воровство в весьма многообразных и часто экзотичных формах, так или иначе культивируемое государством. Причастность к воровству вытесняется из поля осознания, мотивы воровства социализируются, точно также как происходит с сексуальными отношениями в предмете классического психоанализа. Без адекватной диагностики основных комплексов, как известно, лечение невозможно. А диагностика состоит прежде всего в осознании исходных конфликтов и назывании скрытых от осознания сущностей, мотивов и действий своими именами.

Общеизвестно, что социалистическое государство определило себя в самом начале своей истории как институт экспроприации. Оно последовательно экпроприировало имущество своих невольных граждан, потом отношения между ними. В конечном счете экспроприации подверглась способность его граждан осознавать свое положение и действия.

Простые граждане государства победившего социализма “получали по труду”, т.е. по социально-экономическим нормативам. Однако полученного чаще всего было недостаточно для простого выживания. Для удовлетворения минимальных потребностей люди вынужденно становились “несунами”, “расхитителями социалистического имущества”, “цеховиками”, и др, отчуждая у экспроприирующего государства необходимые им продукты питания, материалы и машины. Эта их деятельность, иногда основная, не рефлектировалась как форма воровства. Более того, она вытеснялась в социалистическое подсознание “простых тружеников”, в то время как в их сознании доминировали идеологизированные комплексы “честного труда во благо прогрессивного человечества”.

Социалистическое государство естественно реагировало на нарушение своего неотъемлегого права на экспроприацию. Поэтому десятки миллионов его граждан прошли социализацию в тюрьмах и лагерях, где освоили мноообразные высокопрофессиональные виды воровства. И независимо от того, нравилось им или не нравилось их занятие, после освобождения из “мест лишения свободы” они становились профессиональными или почти профессиональными ворами.

С другой стороны, сотни тысяч граждан социалистического государства занимались профессиональным воровством чужих государственных и коммерческих секретов во благо государства, в то время как миллионы других осваивали украденное первыми и разрабатывали соответствующие образцы отечественной продукции, зная или догадываясь о происхождении информации, прототипов и технологических схем. Негативное отношение к воровству как виду деятельности у этих “абсолютно честных людей” ничуть не мешало им красть и “осваивать” краденое “во имя конечного торжества социалистической идеи”.

Сочетание практики экспроприации (просто потому, что иначе это государство существовать не могло) и идеологии, отрицающей эту практику и осуждающей ее с позиций “общечеловеческих ценностей” стало конституирующим признаком перестройки. Бесславный конец перестройки во многом связан с отсутствием у ее руководителей понимания конструкции “перестраиваемой” реальности, в стремлении бороться со ставшими естественными феноменами и отношениями, а не попытаться использовать конструктивные особенности системы для достижения своих высоких целей.

Политики, пришедшие к власти в России и других республиках - государствах в конце 80 и начале 90 годов, действовали проще и - для административного рынка - логичнее. Они экспроприировали у СССР его основу - республики, и тем самым воспроизвели логику экспроприации на таком уровне, который не снился их марксистко - ленинским учителям. Эта логика экспроприации и административной торговли экспроприированным будет, очевидно, воспроизводиться до тех пор, пока сохраняется административный рынок.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Административные рынки СССР и россии (2)

    Документ
    Административный торги и конфликты в территориально-отраслевой структуре как предпосылки организационных форм постперестроечного административного рынка
  2. Программа дисциплины «Социальная география постсоветской России. Культурный ландшафт»

    Программа дисциплины
    Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»Программа дисциплины «Социальная география постсоветской России. Культурный ландшафт»
  3. Е. Малиновская структура рынка кухонной мебели

    Документ
    Кухня – это семейный очаг. На кухне, кроме ее основного назначения, собираются семейные советы, принимаются друзья, приучаются к домашнему труду дети.
  4. Московский Государственный Институт (Университет) Международных Отношений мид россии Кафедра экономической теории учебно-методический комплекс

    Учебно-методический комплекс
    История цивилизации – это прежде всего история экономики. Различные страны внесли свой вклад в мировую цивилизацию через материальное, интеллектуальное и духовное созидание.
  5. Программа курса «Основы политологии» для студентов факультета международных отношений мгимо(У) мид россии

    Программа курса
    Обеспечить освоение студентами ключевых характеристик политических процессов, развить навыки политического анализа, умение аналитически сопоставлять политические, социальные и экономические процессы, превратить политологический инструментарий

Другие похожие документы..