Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Контрольные вопросы'
28. Гигиеническая характеристика комплексного влияния физических свойств воздуха. Методика исследования охлаждающей способности воздуха. Гигиенически...полностью>>
'Биография'
(1799 - 1817) Александр Сергеевич Пушкин родился 6 июня (26 мая по старому стилю) 1799 году в Москве. Отец его, Сергей Львович (1771 -1848) , происход...полностью>>
'Лекции'
Знания данной темы необходимы для усвоения темы "Кровь" и "Органы кроветворения", практическое значение обусловлено значением сис...полностью>>

Николай Гаврилович Чернышевский. Что делать?

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

VI

Марья Алексевна, конечно, уже не претендовала на отказ Верочки от

катанья, когда увидела, что Мишка-дурак вовсе не такой дурак, а чуть было

даже не поддел ее. Верочка была оставлена в покое и на другое утро без

всякой помехи отправилась в Гостиный двор.

- Здесь морозно, я не люблю холода, - сказала Жюли: - надобно

куда-нибудь отправиться. Куда бы? погодите, я сейчас вернусь из этого

магазина. - Она купила густой вуаль для Верочки. - Наденьте, тогда можете

ехать ко мне безопасно. Только не подымайте вуаля, пока мы не останемся

одни. Полина очень скромна, но я не хочу, чтоб и она вас видела. Я слишком

берегу вас, дитя мое! - Действительно, она сама была в салопе и шляпе своей

горничной и под густым вуалем. Когда Жюли отогрелась, выслушала все, что

имела нового Верочка, она рассказала про свое свиданье с Сторешниковым.

- Теперь, милое дитя мое, нет никакого coмнения, что он сделает вам

предложение. Эти люди влюбляются по уши, когда их волокитство отвергается.

Знаете ли вы, дитя мое, что вы поступили с ним, как опытная кокетка?

Кокетство, - я говорю про настоящее кокетство, а не про глупые, бездарные

подделки под него: они отвратительны, как всякая плохая подделка под хорошую

вещь, - кокетство - это ум и такт в применении к делам женщины с мужчиною.

Потому совершенно наивные девушки без намерения действуют как опытные

кокетки, если имеют ум и такт. Может быть, и мои доводы отчасти подействуют

на него, но главное - ваша твердость. - Как бы то ни было, он сделает вам

предложение, я советую вам принять его.

- Вы, которая вчера сказали мне: лучше умереть, чем дать поцелуй без

любви?

- Милое дитя мое, это было сказано в увлечении; в минуты увлечения оно

верно и хорошо! Но жизнь - проза и расчет.

- Нет, никогда, никогда! Он гадок, это отвратительно! Я не увижусь,

пусть меня съедят, я брошусь из окна, я пойду собирать милостыню... но

отдать руку гадкому, низкому человеку - нет, лучше умереть.

Жюли стала объяснять выгоды: вы избавитесь от преследований матери, вам

грозит опасность быть проданной, он не зол, а только недалек, недалекий и

незлой муж лучше всякого другого для умной женщины с характером, вы будете

госпожею в доме. Она в ярких красках описывала положение актрис, танцовщиц,

которые не подчиняются мужчинам в любви, а господствуют над ними: "это самое

лучшее положение в свете для женщины, кроме того положения, когда к такой же

независимости и власти еще присоединяется со стороны общества формальное

признание законности такого положения, то есть, когда муж относится к жене

как поклонник актрисы к актрисе". Она говорила много, Верочка говорила

много, обе разгорячились, Верочка, наконец, дошла до пафоса.

- Вы называете меня фантазеркою, спрашиваете, чего же я хочу от жизни?

Я не хочу ни властвовать, ни подчиняться, я не хочу ни обманывать, ни

притворяться, я не хочу смотреть на мнение других, добиваться того, что

рекомендуют мне другие, когда мне самой этого не нужно. Я не привыкла к

богатству - мне самой оно не нужно, - зачем же я стану искать его только

потому, что другие думают, что оно всякому приятно и, стало быть, должно

быть приятно мне? Я не была в обществе, не испытывала, что значит блистать,

и у меня еще нет влечения к этому, - зачем же я стану жертвовать чем-нибудь

для блестящего положения только потому, что, по мнению других, оно приятно?

Для того, что не нужно мне самой, - я не пожертвую ничем, - не только собой,

даже малейшим капризом не пожертвую. Я хочу быть независима и жить

по-своему; что нужно мне самой, на то я готова; чего мне не нужно, того не

хочу и не хочу. Что нужно мне будет, я не знаю; вы говорите: я молода,

неопытна, современем переменюсь, - ну, что ж, когда переменюсь, тогда и

переменюсь, а теперь не хочу, не хочу, не хочу ничего, чего не хочу! А чего

я хочу теперь, вы спрашиваете? - ну да, я этого не знаю. Хочу ли я любить

мужчину? - Я не знаю, - ведь я вчера поутру, когда вставала, не знала, что

мне захочется полюбить вас; за несколько часов до того, как полюбила вас, не

знала, что полюблю, и не знала, как это я буду чувствовать, когда полюблю

вас. Так теперь я не знаю, что я буду чувствовать, если я полюблю мужчину, я

знаю только то, что не хочу никому поддаваться, хочу быть свободна, не хочу

никому быть обязана ничем, чтобы никто не смел сказать мне: ты обязана

делать для меня что-нибудь! Я хочу делать только то, чего буду хотеть, и

пусть другие делают так же; я не хочу ни от кого требовать ничего, я хочу не

стеснять ничьей свободы и сама хочу быть свободна.

Жюли слушала и задумывалась, задумывалась и краснела и - ведь она не

могла не вспыхивать, когда подле был огонь - вскочила и прерывающимся

голосом заговорила:

- Так, дитя мое, так! Я и сама бы так чувствовала, если б не была

развращена. Не тем я развращена, за что называют женщину погибшей, не тем,

что было со мною, что я терпела, от чего страдала, не тем я развращена, что

тело мое было предано поруганью, а тем, что я привыкла к праздности, к

роскоши, не в силах жить сама собою, нуждаюсь в других, угождаю, делаю то,

чего не хочу - вот это разврат! Не слушай того, что я тебе говорила, дитя

мое: я развращала тебя - вот мученье! Я не могу прикасаться к чистому, не

оскверняя; беги меня, дитя мое, я гадкая женщина, - не думай о свете! Там

все гадкие, хуже меня; где праздность, там гнусность, где роскошь, там

гнусность! - беги, беги!

VII

Сторешников чаще и чаще начал думать: а что, как я в самом деле возьму

да женюсь на yей? С ним произошел случай, очень обыкновенный в жизни не

только людей несамостоятельных в его роде, а даже и людей с независимым

характером. Даже в истории народов: этими случаями наполнены томы Юма и

Гиббона, Ранке и Тьерри {23}; люди толкаются, толкаются в одну сторону

только потому, что не слышат слова: "а попробуйте-ко, братцы, толкнуться в

другую", - услышат и начнут поворачиваться направо кругом, и пошли толкаться

в другую сторону. Сторешников слышал и видел, что богатые молодые люди

приобретают себе хорошеньких небогатых девушек в любовницы, - ну, он и

добивался сделать Верочку своею любовницею: другого слова не приходило ему в

голову; услышал он другое слово: "можно жениться", - ну, и стал думать на

тему "жена", как прежде думал на тему "любовница".

Это общая черта, по которой Сторешников очень удовлетворительно

изображал в своей особе девять десятых долей истории рода человеческого. Но

историки и психологи говорят, что в каждом частном факте общая причина

"индивидуализируется" (по их выражению) местными, временными, племенными и

личными элементами, и будто бы они-то, особенные-то элементы, и важны, - то

есть, что все ложки хотя и ложки, но каждый хлебает суп или щи тою ложкою,

которая у него, именно вот у него в руке, и что именно вот эту-то ложку

надобно рассматривать. Почему не рассмотреть.

Главное уже сказала Жюли (точно читала она русские романы, которые все

об этом упоминают!): сопротивление разжигает охоту. Сторешников привык

мечтать, как он будет "обладать" Верочкою. Подобно Жюли, я люблю называть

грубые вещи прямыми именами грубого и пошлого языка, на котором почти все мы

почти постоянно думаем и говорим. Сторешников уже несколько недель занимался

тем, что воображал себе Верочку в разных позах, и хотелось ему, чтобы эти

картины осуществились. Оказалось, что она не осуществит их в звания

любовницы, - ну, пусть осуществляет в звании жены; это все равно, главное

дело не звание, а позы, то есть обладание. О, грязь! о, грязь! - "обладать"

- кто смеет обладать человеком? Обладают халатом, туфлями. - Пустяки: почти

каждый из нас, мужчин, обладает кем-нибудь из вас, наши сестры; опять

пустяки: какие вы нам сестры? - вы наши лакейки! Иные из вас, - многие -

господствуют над нами - это ничего: ведь и многие лакеи властвуют над своими

барами.

Мысли о позах разыгрались в Сторешникове после театра с такою силою,

как еще никогда. Показавши приятелям любовницу своей фантазии, он увидел,

что любовница гораздо лучше, что всякое другое достоинство, большинство

людей оценивает с точностью только по общему отзыву. Всякий видит, что

красивое лицо красиво, а до какой именно степени оно красиво, как это

разберешь, пока ранг не определен дипломом? Верочку в галлерее или в

последних рядах кресел, конечно, не замечали; но когда она явилась в ложе

2-го яруса, на нее было наведено очень много биноклей; а сколько похвал ей

слышал Сторешников, когда, проводив ее, отправился в фойэ! а Серж? о, это

человек с самым тонким вкусом! - а Жюли? - ну, нет, когда наклевывается

такое счастье, тут нечего разбирать, под каким званием "обладать" им.

Самолюбие было раздражено вместе с сладострастием. Но оно было

затронуто и с другой стороны: "она едва ли пойдет за вас" - как? не пойдет

за него, при таком мундире и доме? нет, врешь, француженка, пойдет! вот

пойдет же, пойдет!

Была и еще одна причина в том же роде: мать Сторешникова, конечно,

станет противиться женитьбе - мать в этом случае представительница света, -

а Сторешников до сих пор трусил матери и, конечно, тяготился своею

зависимостью от нее. Для людей бесхарактерных очень завлекательна мысль: "я

не боюсь; у меня есть характер".

Конечно, было и желание подвинуться в своей светской карьере через

жену.

А ко всему этому прибавлялось, что ведь Сторешников не смел показаться

к Верочке в прежней роли, а между тем так и тянет посмотреть на нее.

Словом, Сторешников с каждым днем все тверже думал жениться, и через

неделю, когда Марья Алексевна, в воскресенье, вернувшись от поздней обедни,

сидела и обдумывала, как ловить его, он сам явился с предложением. Верочка

не выходила из своей комнаты, он мог говорить только с Марьею Алексевною.

Марья Алексевна, конечно, сказала, что она с своей стороны считает себе за

большую честь, но, как любящая мать, должна узнать мнение дочери и просит

пожаловать за ответом завтра поутру.

- Ну, молодец девка моя Вера, - говорила мужу Марья Алексевна,

удивленная таким быстрым оборотом дела: - гляди-ко, как она забрала

молодца-то в руки! А я думала, думала, не знала, как и ум приложить! думала,

много хлопот мне будет опять его заманить, думала, испорчено все дело, а

она, моя голубушка, не портила, а к доброму концу вела, - знала, как надо

поступать. Ну, хитра, нечего сказать.

- Господь умудряет младенцы, - произнес Павел Константиныч.

Он редко играл роль в домашней жизни. Но Марья Алексевна была строгая

хранительница добрых преданий, и в таком парадном случае, как объявление

дочери о предложении, она назначила мужу ту почетную роль, какая по праву

принадлежит главе семейства и владыке. Павел Константиныч и Марья Алексевна

уселись на диване, как на торжественнейшем месте, и послали Матрену просить

барышню пожаловать к ним.

- Вера, - начал Павел Константиныч, - Михаил Иваныч делает нам честь,

просит твоей руки. Мы отвечали, как любящие тебя родители, что принуждать

тебя не будем, но что с одной стороны рады. Ты как добрая послушная дочь,

какою мы тебя всегда видели, положишься на нашу опытность, что мы не смели

от бога молить такого жениха. Согласна, Вера?

- Нет, - сказала Верочка.

- Что ты говоришь, Вера? - закричал Павел Константиныч; дело было так

ясно, что и он мог кричать, не осведомившись у жены, как ему поступать.

- С ума ты сошла, дура? Смей повторить, мерзавка-ослушница! - закричала

Марья Алексевна, подымаясь с кулаками на дочь.

- Позвольте, маменька, - сказала Вера, вставая: - если вы до меня

дотронетесь, я уйду из дому, запрете, - брошусь из окна. Я знала, как вы

примете мой отказ, и обдумала, что мне делать. Сядьте и сидите, или я уйду.

Марья Алексевна опять уселась. "Экая глупость сделана, передняя-то

дверь не заперта на ключ! задвижку-то в одну секунду отодвинет - не

поймаешь, уйдет! ведь бешеная!"

- Я не пойду за него. Без моего согласия не станут венчать.

- Вера, ты с ума сошла, - говорила Марья Алексевна задыхающимся

голосом.

- Как же это можно? Что же мы ему скажем завтра? - говорил отец.

- Вы не виноваты перед ним, что я несогласна.

Часа два продолжалась сцена. Марья Алексевна бесилась, двадцать раз

начинала кричать и сжимала кулаки, но Верочка говорила: "не вставайте, или я

уйду". Бились, бились, ничего не могли сделать. Покончилось тем, что вошла

Матрена и спросила, подавать ли обед - пирог уже перестоялся.

- Подумай до вечера, Вера, одумайся, дура! - сказала Марья Алексевна и

шепнула что-то Матрене.

- Маменька, вы что-то хотите сделать надо мною, вынуть ключ из двери

моей комнаты, или что-нибудь такое. Не делайте ничего: хуже будет.

Марья Алексевна сказала кухарке: "не надо". - "Экой зверь какой,

Верка-то! Как бы не за рожу ее он ее брал, в кровь бы ее всю избить, а

теперь как тронуть? Изуродует себя. проклятая!".

Пошли обедать. Обедали молча. После обеда Верочка ушла в свою комнату.

Павел Константиныч прилег, по обыкновению, соснуть. Но это не удалось ему:

только что стал он дремать, вошла Матрена и сказала, что хозяйский человек

пришел; хозяйка просит Павла Константиныча сейчас же пожаловать к ней.

Матрена вся дрожала, как осиновый лист; ей-то какое дело дрожать?

VIII

А как же прикажете ей не дрожать, когда через нее сочинилась вся эта

беда? Как только она позвала Верочку к папеньке и маменьке, тотчас же

побежала сказать жене хозяйкина повара, что "ваш барин сосватал нашу

барышню"; призвали младшую горничную хозяйки, стали упрекать, что она не

по-приятельски себя ведет, ничего им до сих пор не сказала; младшая

горничная не могла взять в толк, за какую скрытность порицают ее - она

никогда ничего не скрывала; ей сказали - "я сама ничего не слышала", - перед

нею извинились, что напрасно ее поклепали в скрытности, она побежала

сообщить новость старшей горничной, старшая горничная сказала: "значит, это

он сделал потихоньку от матери, коли я ничего не слыхала, уж я все то должна

знать, что Анна Петровна знает", и пошла сообщить барыне. Вот какую историю

наделала Матрена! "Язычок мой проклятый, много он меня губил!" - думала она.

Ведь доследует Марья Алексевна, через кого вышло наружу. Но дело пошло так,

что Марья Алексевна забыла доследовать, через кого оно вышло.

Анна Петровна ахала, охала, два раза упала в обморок, - наедине со

старшею горничною; значит, сильно была огорчена, и послала за сыном. Сын

явился.

- Мишель, справедливо ли то, что я слышу? (тоном гневного страдания.)

- Что вы слышали, maman?

- То, что ты сделал предложение этой... этой... этой... дочери нашего

управляющего?

- Сделал, maman.

- Не спросив мнения матери?

- Я хотел спросить вашего согласия, когда получу ее.

- Я полагаю, что в ее согласии ты мог быть более уверен, чем в моем.

- Maman, так нынче принято, что прежде узнают о согласии девушки, потом

уже говорят родственникам.

- Это по-твоему принято? быть может, по-твоему также принято: сыновьям

хороших фамилий жениться бог знает на ком, а матерям соглашаться на это?

- Она, maman, не бог знает кто; когда вы узнаете ее, вы одобрите мой

выбор.

- "Когда я узнаю ee!" - я никогда не узнаю ee! "одобрю твой выбор!" - я

запрещаю тебе всякую мысль об этом выборе! слышишь, запрещаю!

- Maman, это не принято нынче; я не маленький мальчик, чтоб вам нужно

было водить меня за руку. Я сам знаю, куда иду.

- Ах! - Анна Петровна закрыла глаза.

Перед Марьею Алексевною, Жюли, Верочкою Михаил Иваныч пасовал, но ведь

они были женщины с умом и характером; а тут по части ума бой был равный, и

если по характеру был небольшой перевес на стороне матери, то у сына была

под ногами надежная почва; он до сих пор боялся матери по привычке, но они

оба твердо помнили, что ведь по настоящему-то, хозяйка-то не хозяйка, а

хозяинова мать, не больше, что хозяйкин сын не хозяйкин сын, а хозяин.

Потому-то хозяйка и медлила решительным словом "запрещаю", тянула разговор,

надеясь сбить и утомить сына прежде, чем дойдет до настоящей схватки. Но сын

зашел уже так далеко, что нельзя было вернуться, и он по необходимости

должен был держаться.

- Maman, уверяю вас, что лучшей дочери вы не могли бы иметь.

- Изверг! Убийца матери!

- Maman, будемте рассуждать хладнокровно. Раньше или позже жениться

надобно, а женатому человеку нужно больше расходов, чем холостому. Я бы мог,

пожалуй, жениться на такой, что все доходы с дома понадобились бы на мое

хозяйство. А она будет почтительною дочерью, и мы могли бы жить с вами, как

до сих пор.

- Изверг! Убийца мой! Уйди с моих глаз!

- Maman, не сердитесь: я ничем не виноват.

- Женится на какой-то дряни, и не виноват.

- Ну, теперь, maman, я сам уйду. Я не хочу, чтобы при мне называли ее

такими именами.

- Убийца мой! - Анна Петровна упала в обморок, а Мишель ушел, довольный

тем, что бодро выдержал первую сцену, которая важнее всего.

Видя, что сын ушел, Анна Петровна прекратила обморок. Сын решительно

отбивается от рук! В ответ на "запрещаю!" он объясняет, что дом принадлежит

ему! - Анна Петровна подумала, подумала, излила свою скорбь старшей

горничной, которая в этом случае совершенно разделяла чувства хозяйки по

презрению к дочери управляющего, посоветовалась с нею и послала за

управляющим.

- Я была до сих пор очень довольна вами, Павел Константиныч: но теперь

интриги, в которых вы, может быть, и не участвовали, могут заставить меня

поссориться с вами.

- Ваше превосходительство, я ни в чем тут не виноват, бог свидетель.

- Мне давно было известно, что Мишель волочится за вашей дочерью. Я не

мешала этому, потому что молодому человеку нельзя же жить без развлечений. Я

снисходительна к шалостям молодых людей. Но я не потерплю унижения своей

фамилии. Как ваша дочь осмелилась забрать себе в голову такие виды?

- Ваше превосходительство, она не осмеливалась иметь таких видов. Она

почтительная девушка, мы ее воспитали в уважении.

- То есть, что это значит?

- Она, ваше превосходительство, против вашей воли никогда не посмеет.

Анна Петровна ушам своим не верила. Неужели, в самом деле, такое

благополучие?

- Вам должна быть известна моя воля... Я не могу согласиться на такой

странный, можно сказать, неприличный брак.

- Мы это чувствуем, ваше превосходительство, и Верочка чувствует. Она

так к сказала: я не смею, говорит, прогневать их превосходительство.

- Как же это было?

- Так было, ваше превосходительство, что Михаил Иванович выразили свое

намерение моей жене, а жена сказала им, что я вам, Михаил Иванович, ничего

не скажу до завтрего утра, а мы с женою были намерены, ваше

превосходительство, явиться к вам и доложить обо всем, потому что как в

теперешнее позднее время не осмеливались тревожить ваше превосходительство.

А когда Михаил Иванович ушли, мы сказали Верочке, и она говорит: я с вами,

папенька и маменька, совершенно согласна, что нам об этом думать не следует.

- Так она благоразумная и честная девушка?

- Как же, ваше превосходительство, почтительная девушка!

- Ну, я этому очень рада, что мы можем остаться с вами в дружбе. Я

награжу вас за это. Теперь же готова наградить. По парадной лестнице, где

живет портной, квартира во 2-м этаже ведь свободна?

- Через три дня освободится, ваше превосходительство.

- Возьмите ее себе. Можете израсходовать до 100 рублей на отделку.

Прибавляю вам и жалованья 240 р. в год.

- Позвольте попросить ручку у вашего превосходительства!

- Хорошо, хорошо. Татьяна! - Вошла старшая горничная. - Найди мое синее

бархатное пальто. Это я дарю вашей жене. Оно стоит 150 р. (85 р.), я его

только 2 раза (гораздо более 2О) надевала. Это я дарю вашей дочери,Анна

Петровна подала управляющему очень маленькие дамские часы, - я за них

заплатила 300 р. (120 р.). Я умею награждать, и вперед не забуду. Я

снисходительна к шалостям молодых людей.

Отпустив управляющего, Анна Петровна опять кликнула Татьяну.

- Попросить ко мне Михаила Ивановича, - или нет, лучше я сама пойду к

нему. - Она побоялась, что посланница передаст лакею сына, а лакей сыну

содержание известий, сообщенных управляющим, и букет выдохнется, не так

шибнет сыну в нос от ее слов.

Михаил Иваныч лежал, и не без некоторого довольства покручивал усы. -

"Это еще зачем пожаловала сюда-то? Ведь у меня нет нюхательных спиртов от

обмороков", думал он, вставая при появлении матери. Но он увидел на ее лице

презрительное торжество.

Она села, сказала:

- Садитесь, Михаил Иваныч, и мы поговорим, - и долго смотрела за него с

улыбкою; наконец, произнесла: - Я очень довольна, Михаил Иваныч; отгадайте,

чем я довольна?

- Я не знаю, что и подумать, maman; вы так странно...

- Вы увидите, что нисколько не странно; подумайте, может быть, и

отгадаете.

Опять долгое молчание. Он теряется в недоумениях, она наслаждается

торжеством,

- Вы не можете отгадать, - я вам скажу. Это очень просто и натурально;

если бы в вас была искра благородного чувства, вы отгадали бы. Ваша

любовница, - в прежнем разговоре Анна Петровна лавировала, теперь уж нечего

было лавировать: у неприятеля отнято средство победить ее, - ваша любовница,

- не возражайте, Михаил Иваныч, вы сами повсюду разглашали, что она ваша

любовница, - это существо низкого происхождения, низкого воспитания, низкого

поведения, - даже это презренное существо...

- Maman, я не хочу слушать таких выражений о девушке, которая будет

моею женою.

- Я и не употребляла б их, если бы полагала, что она будет вашею женою.

Но я и начала с тою целью, чтобы объяснить вам, что этого не будет и почему

не будет. Дайте же мне докончить. Тогда вы можете свободно порицать меня за

те выражения, которые тогда останутся неуместны по вашему мнению, но теперь

дайте мне докончить. Я хочу сказать, что ваша любовница, это существо без

имени, без воспитания, без поведения, без чувства, - даже она пристыдила

вас, даже она поняла все неприличие вашего намерения...

- Что? Что такое, maman? говорите же!

- Вы сами задерживаете меня. Я хотела сказать, что даже она, -

понимаете ли, даже она! - умела понять и оценить мои чувства, даже она,

узнавши от матери о вашем предложении, прислала своего отца сказать мне, что

не восстанет против моей воли и не обесчестит нашей фамилии своим замаранным

именем.

- Maman, вы обманываете?

- К моему и вашему счастью, нет. Она говорит, что...

Но Михаила Иваныча уже не было в комнате, он уже накидывал шинель.

- Держи его, Петр, держи его! - закричала Анна Петровна, Петр разинул

рот от такого чрезвычайного распоряжения, а Михаил Иваныч уже сбегал по

лестнице.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Николай Гаврилович Чернышевский

    Документ
    Гражданская казнь. 19 мая 1864 года на Мытнинской площади в Петербурге состоялось событие, которое навсегда вошло в летопись русского освободительного движения.
  2. Н. Г. Чернышевский Николай Гаврилович Чернышевский родился 12 (24) июля 1828 года в Саратове, в семье священника. Сранних лет Чернышевский нашел в своем отце умного наставника, руководившего самостоятельными занятиями с

    Документ
    Николай Гаврилович Чернышевский родился 12 (24) июля 1828 года в Саратове, в семье священника. С ранних лет Чернышевский нашел в своем отце умного наставника, руководившего самостоятельными занятиями сына.
  3. Н. Г. Чернышевского Кафедра литературы Романы Н. Г. Чернышевского «Что делать?» и Н. С. Лескова «Некуда»: опыт сопоставительного анализа Курсовая

    Курсовая
    «Я знаю, что такое нигилизм, но никак не доберусь способа отделить настоящих нигилистов от шальных шавок, окричавших себя нигилистами. Теперь это в Петербурге стало каким-то неопределенным понятием…»
  4. Реферат по философии Философия Н. Г. Чернышевского Общепризнанным лидером шестидесятников был Николай Гаврилович Чернышевский (1828-1889).

    Реферат
    Общепризнанным лидером шестидесятников был Николай Гаврилович Чернышевский (1828-1889). Уже при жизни мыслителя возник его своеобразный культ среди революционно настроенной молодежи - поклонение, подогретое бездоказательностью суда
  5. Рубрику "Первоисточник" в печатном виде ведет у нас Николай Рахметов (тот самый который герой Николая Гавриловича Чернышевского)

    Документ
    Рубрику "Первоисточник" в печатном виде ведет у нас Николай Рахметов (тот самый - который герой Николая Гавриловича Чернышевского). Именно этот персонаж пришел однажды к выводу о том, что существует ограниченное количество

Другие похожие документы..