Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Рассказ'
ЦЕЛИ УРОКА: образовательная: познакомить учащихся с основными переплетениями в вязании, их особенностями, изучить технику вязания мелких изделий, фор...полностью>>
'Урок'
Это слова знаменитого донского писателя. Имя Михаила Александровича Шолохова знают не только в нашей стране, но и за её пределами. Сегодня мы познако...полностью>>
'Обзор'
Часть изменений и дополнений ожидают налогоплательщиков в 2010 г. (Федеральные законы от 19.07.2009 N 202-ФЗ, от 27.09.2009 N 220-ФЗ, 25.11.2009г. № ...полностью>>
'Документ'
двери на замках, кое-где остатки заборов, хозяйство всякое. Колодцы, яблони, даже дороги сохранились. Только провода обрезаны и собаки не лают. Прежн...полностью>>

Николай Гаврилович Чернышевский. Что делать?

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

XXIII

Они живут весело и дружно, работают и отдыхают, и наслаждаются жизнью,

и смотрят на будущее если не без забот, то с твердою и совершенно

основательной уверенностью, что чем дальше, тем лучше будет. Так прошло у

них время третьего года и прошлого года, так идет у них и нынешний год, и

зима нынешнего года уж почти проходила, снег начинал таять, и Вера Павловна

спрашивала: "да будет ли еще хоть один морозный день, чтобы хоть еще раз

устроить зимний пикник?", и никто не мог отвечать на ее вопрос, только день

проходил за днем, все оттепелью, и с каждым днем вероятность зимнего пикника

уменьшалась. Но вот, наконец! Когда уж была потеряна надежда, выпал снег,

совершенно зимний, и не с оттепелью, а с хорошеньким, легким морозом; небо

светлое, вечер будет отличный, - пикник! пикник! наскоро, собирать других

некогда, - маленький без приглашений.

Вечером покатились двое саней. Одни сани катились с болтовней и

шутками; но другие сани были уж из рук вон: только выехали за город, запели

во весь голос, и что запели!

. . . . . . . . . . . .

Выходила молода

За новые ворота,

За новые, кленовые,

За решетчатые:

- Родной батюшка грозен

И немилостив ко мне:

Не велит поздно гулять,

С холостым парнем играть,

Я не слушаю отца,

Распотешу молодца... {170}

. . . . . . . . . . . . . .

Нечего сказать, отыскали песню! Да это ли только? то едут шагом,

отстают на четверть версты, и вдруг пускаются вскачь, обгоняют с криком и

гиканьем, и когда обгоняют, бросаются снежками в веселые, но не буйные сани.

Небуйные сани после двух-трех таких обид решили защищаться. Пропустивши

вперед буйные сани, нахватали сами пригоршни молодого снега, осторожно

нахватали, так что буйные сани не заметили. Вот буйные сани опять поехали

шагом, отстали, а небуйные сани едут коварно, не показали, обгоняя, никакого

вида, что запаслись оружием; вот буйные сани опять несутся на них с гвалтом

и гиканьем, небуйные сани приготовились дать отличный отпор сюрпризом, но

что это? буйные сани берут вправо, через канавку, - им все нипочем, -

проносятся мимо в пяти саженях: "да, это она догадалась, схватила вожжи

сама, стоит и правит", говорят небуйные сани: -"нет, нет, догоним! отомстим!

Отчаянная скачка. Догонят или не догонят? - "Догоним!" с восторгом говорят

небуйные сани, - "нет", с отчаянием говорят они, "догоним", с новым

восторгом. - "Догонят!" с отчаянием говорят буйные сани, - "не догонят!" с

восторгом говорят они. - Догонят или не догонят?

На небуйных санях сидели Кирсановы и Бьюмонты; на буйных четыре

человека молодежи и одна дама, и от нее-то все буйство буйных саней.

- Здравствуйте, mesdames и messieurs, мы очень, очень рады снова видеть

вас, - говорит она с площадки заводского подъезда: - господа, помогите же

дамам выйти из саней, - прибавляет она, обращаясь к своим спутникам.

Скорее, скорее в комнаты? мороз нарумянил всех!

- Здравствуйте, старикашка! Да он у вас вовсе еще не старик! Катерина

Васильевна, что это вы наговорили мне про него, будто он старик? он еще

будет волочиться за мною. Будете, милый старикашка? - говорит дама буйных

саней.

- Буду, - говорит Полозов, уже очарованный тем, что она ласково

погладила его седые бакенбарды.

- Дети, позволяете ему волочиться за мною?

- Позволяем, - говорит один из молодежи.

- Нет, нет! - говорят трое других. Но что ж это дама буйных саней вся в

черном? Траур это, или каприз?

- Однако я устала, - говорит она и бросается на турецкий диван, идущий

во всю длину одной стены зала. - Дети, больше подушек! да не мне одной! и

другие дамы, я думаю, устали.

- Да, вы и нас измучили, - говорит Катерина Васильевна.

- Как меня разбила скачка за вами по ухабам! - говорит Вера Павловна.

- Хорошо, что до завода оставалась только одна верста! - говорит

Катерина Васильевна.

Обе опускаются на диван и подушки в изнеможении.

- Вы недогадливы! Да вы, верно, мало ездили вскачь? Вы бы встали, как

я; тогда ухабы - ничего.

- Даже и мы порядочно устали, - говорит за себя и за Бьюмонта Кирсанов.

Они садятся подле своих жен. Кирсанов обнял Веру Павловну; Бьюмонт взял руку

Катерины Васильевны. Идиллическая картина. Приятно видеть счастливые браки.

Но по лицу дамы в трауре {171} пробежала тень, на один миг, так что никто не

заметил, кроме одного из ее молодых спутников; он отошел к окну и стал

всматриваться в арабески, слегка набросанные морозом на стекле.

- Mesdames, ваши истории очень любопытны, но я ничего хорошенько не

слышала, знаю только, что они и трогательны, и забавны, и кончаются

счастливо, я люблю это. А где же старикашка?

- Он хозяйничает, приготовляет закуску; это его всегда занимает, -

сказала Катерина Васильевна.

- Ну, бог с ним в таком случае. Расскажите же, пожалуйста. Только

коротко; я люблю, чтобы рассказывали коротко.

- Я буду рассказывать очень коротко, - сказала Вера Павловна: -

начинается с меня; когда дойдет очередь до других, пусть они рассказывают.

Но я предупреждаю вас, в конце моей истории есть секреты.

- Что ж, тогда мы прогоним этих господ. Или не прогнать ли их теперь

же?

- Нет, теперь они могут слушать.

Вера Павловна начала свою историю.

. . . . . . . . . . . . . .. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

- Ха, ха, ха! Эта милая Жюли! Я ее очень люблю! И бросается на колена,

и бранится, и держит себя без всякого приличия! Милая!

. . . . . . . . . . . . . .. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

- Браво, Вера Павловна! "брошусь в окно!" браво, господа! - дама в

трауре захлопала в ладоши. По этой команде молодежь оглушительно

зааплодировала и закричала "браво" и "ура".

- Что с вами? Что с вами? - с испугом сказала Катерина Васильевна через

две-три минуты.

- Нет, ничего, это так; дайте воды, не беспокойтесь, Мосолов {172} уже

несет. Благодарю, Мосолов; - она взяла воду, принесенную тем молодым ее

спутником, который прежде отходил к окну, - видите, как я его выучила, все

вперед знает. Теперь совершенно прошло. Продолжайте, пожалуйста; я слушаю.

- Нет, я устала, - сказала она минут через пять, спокойно вставая с

дивана. - Мне надобно отдохнуть, уснуть час-полтора. Видите, я без

церемонии, ухожу. Пойдем же, Мосолов, искать старикашку, он нас уложит.

- Позвольте, отчего ж мне не заняться этим? - сказала Катерина

Васильевна.

- Стоит ли беспокоиться?

- Вы нас покидаете? - сказал один из молодежи, принимая трагическую

позу: - если бы мы предвидели это, мы взяли бы с собою кинжалы. А теперь нам

нечем заколоться.

- Подадут закуску, заколемся вилками! - с восторгом неожиданного

спасения произнес другой.

- О, нет, я не хочу, чтобы преждевременно погибала надежда отечества, -

с такою же торжественностью произнесла дама в трауре: - утешьтесь, дети мои.

Мосолов, подушку, которая поменьше, на стол!

Мосолов положил подушку на стол. Дама в трауре стала у стола в

величественной позе и медленно опустила руку на подушку.

Молодежь приложилась к руке.

Катерина Васильевна пошла укладывать уставшую гостью.

- Бедная! - проговорили в один голос, когда они ушли из зала, все трое

остальные, бывшие в небуйных санях.

- Молодец она! - проговорили трое молодых людей.

- То-то ж! - самодовольно сказал Мосолов.

- Ты давно с нею знаком?

- Года три.

- А его хорошо знаешь?

- Хорошо. Вы не беспокойтесь, пожалуйста, - прибавил он, обращаясь к

ехавшим на небуйных санях: - это только оттого, что она устала.

Вера Павловна сомнительно переглянулась с мужем и Бьюмонтом и покачала

головной.

- Рассказывайте! устала! - сказал Кирсанов.

- Уверяю вас. Устала, только. Уснет, и все пройдет, -

равнодушно-успокоительным тоном повторил Мосолов.

Минут через десять Катерина Васильевна возвратилась.

- Что? - спросили шесть голосов. Мосолов не спрашивал.

- Легла спать и уж задремала, теперь, вероятно, уже спит.

- Ведь я ж вам говорил, - сказал Мосолов. - Пустяки.

- Все-таки бедная! - сказала Катерина Васильевна. - Будем при ней

врознь. Мы с тобою, Верочка, а Чарли с Сашею.

- Но все-таки это нисколько не должно стеснять нас, - сказал Мосолов: -

мы можем петь, танцовать, кричать; она спит очень крепко.

-----

Если спит, если пустяки, то что ж, в самом деле? Расстраивающее

впечатление, на четверть часа произведенное дамою в трауре, прошло, исчезло,

забылось, - не совсем, но почти. Вечер без нее понемножку направлялся,

направлялся на путь всех прежних вечеров в этом роде, и вовсе направился,

пошел весело.

Весело, но не вполне. По крайней мере, дамы раз пять-шесть

переглядывались между собою с тяжелою встревоженностью. Раза два Вера

Павловна украдкою шепнула мужу: "Саша, что если это случится со мною?"

Кирсанов в первый раз не нашелся, что сказать; во второй нашелся: "нет,

Верочка, с тобою этого не может случиться". - "Не может? Ты уверен?" - "Да".

И Катерина Васильевна раза два шепнула украдкою мужу: "со мною этого не

может быть Чарли? В первый раз Бьюмонт только улыбнулся, не весело и не

успокоительно; во второй тоже нашелся: "по всей вероятности, не может; по

всей вероятности".

-----

Но это были только мимолетные отголоски, да и то лишь сначала. А

вообще, вечер шел весело, через полчаса уж и вовсе весело. Болтали, играли,

пели. Она спит крепко, уверяет Мосолов, и подает пример. Да и нельзя

помешать, в самом деле: комната, в которой она улеглась, очень далеко от

зала, через три комнаты, коридор, лестницу и потом опять комнату, на

совершенно другой половине квартиры.

-----

Итак, вечер совершенно поправился. Молодежь, по обыкновению, то

присоединялась к остальным, то отделялась, то вся, то не вся; раза два

отделялся к ней Бьюмонт; раза два отбивала ее всю от него и от серьезного

разговора Вера Павловна.

Болтали много, очень много; и рассуждали всей компаниею, но не очень

много.

-----

Сидели все вместе.

- Ну, что ж, однако, в результате: хорошо или дурно? - спросил тот из

молодежи, который принимал трагическую позу.

- Более дурно, чем хорошо, - сказала Вера Павловна.

- Почему ж, Верочка? - сказала Катерина Васильевна.

- Во всяком случае, без этого жизнь не обходится, - сказал Бьюмонт.

- Вещь неизбежная, - подтвердил Кирсанов.

- Отлично дурно, следовательно, отлично, - решил спрашивавший.

Остальные трое его товарищей кивнули головами и сказали: "браво,

Никитин".

-----

Молодежь сидела в стороне.

- Я его не знал {173}, Никитин; а ты, кажется, знал? - спросил Мосолов.

- Я тогда был мальчишкою. Видал.

- А как теперь тебе кажется, по воспоминанью, правду они говорят? не

прикрашивают по дружбе?

- Нет.

- И после того, его не видели?

- Нет. Впрочем, ведь Бьюмонт тогда был в Америке.

- В самом деле! Карл Яковлевич, пожалуйста, на минуту. Вы не

встречались в Америке с тем русским, о котором они говорили?

- Нет.

- Пора бы ему вернуться.

- Да.

- Какая фантазия пришла мне в голову, - сказал Никитин: - вот бы пара с

нею.

- Господа, идите кто-нибудь петь со мною, - сказала Вера Павловна: -

даже двое охотников? Тем лучше.

Остались Мосолов и Никитин.

- Я тебе могу показать любопытную вещь, Никитин, - сказал Мосолов. -

Как ты думаешь, она спит?

- Нет.

- Только не говори. Ей можешь потом сказать, когда познакомишься

побольше. Другим - никому. Она не любит.

-----

Окна квартиры были низко.

- Вот, конечно, это окно, где огонь? - Мосолов посмотрел. - Оно.

Видишь?

Дама в трауре сидела, пододвинув кресла к столу. Левою рукою она

облокотилась на стол; кисть руки поддерживала несколько наклоненную голову,

закрывая висок и часть волос. Правая рука лежала на столе, и пальцы ее

приподымались и опускались машинально, будто наигрывая какой-то мотив. Лицо

дамы имело неподвижное выражение задумчивости, печальной, но больше суровой.

Брови слегка сдвигались и раздвигались, сдвигались и раздвигались.

- И все время так, Мосолов?

- Видишь. Однако иди, а то простудимся. И то уж четверть часа стоим.

- Какой ты бесчувственный! - сказал Никитин, пристально посмотрев на

глаза товарища, когда проходили мимо ревербера {174} через переднюю.

- Причувствовался, братец. Это тебе впервой.

Подавали закуску.

- А славная должна быть водка, - сказал Никитин; - да какая же крепкая!

Дух захватывает!

- Эх, девчонка! и глаза покраснели! - сказал Мосолов.

Все принялись стыдить Никитина. "Это только оттого, что я поперхнулся,

а то я могу пить", - оправдывался он. Стали справляться, сколько часов.

Только еще одиннадцать, с полчаса можно еще поболтать, успеем.

Через полчаса Катерина Васильевна пошла будить даму в трауре. Дама

встретила ее на пороге, потягиваясь после сна.

- Хорошо вздремнули?

- Отлично.

- И как чувствуете себя?

- Превосходно. Я ж вам говорила, что пустяки: устала, потому что много

дурачилась. Теперь буду солиднее.

Но нет, не удалось ей быть солидною. Через пять минут она уж

очаровывала Полозова и командовала молодежью, и барабанила марш или что-то в

этом роде черенками двух вилок по столу. Но торопила ехать, а другие,

которым уж стало вовсе весело от ее возобновляющегося буйства, не спешили.

- Готовы лошади? - спросила она, вставая из-за закуски.

- Нет еще, только велели запрягать.

- Несносные! Но если так. Вера Павловна, спойте мне что-нибудь: мне

говорили, у вас хороший голос.

Вера Павловна пропела что-то.

- Я вас буду часто просить петь, - сказала дама в трауре.

- Теперь вы, теперь вы! - пристали к ней все.

Но не успели пристать, как она уже села за рояль.

- Пожалуй, только ведь я не умею петь, но это мне не остановка, мне

ничто не остановка! Но mesdames и messieurs, я пою вовсе не для вас, я пою

только для детей. Дети мои, не смейтесь над матерью! - а сама брала аккорды,

подбирая аккомпанемент: - дети, не сметь смеяться, потому что я буду петь с

чувством. И стараясь выводить ноты как можно визгливее, она запела:

Стонет сизый...

Молодежь фыркнула при такой неожиданности, и остальная компания

засмеялась, и сама певица не удержалась от взрыва смеха но, подавив его, с

удвоенною визгливостью продолжала:

...голубочек,

Стонет он и день и ночь:

Его миленький дружо... {175}

но на этом слове голос ее в самом деле задрожал и оборвался. "Не выходит - и

прекрасно, что не выходит, это не должно выходить - выйдет другое, получше;

слушайте, дети мои, наставление матери: не влюбляйтесь и знайте, что вы не

должны жениться". Она запела сильным, полным контральто:

Много красавиц в аулах у нас,

Звезды сияют во мраке их глаз;

Сладко любить их - завидная доля!

Но, -

это "но", глупо, дети, -

Но веселей молодецкая воля,

не в том возражение, - это возражение глупо, - но вы знаете, почему:

Не женися, молодец!

Слушайся меня! {176}

Дальше, дети, глупость; и это, пожалуй, глупость; можно, дети, и влюбляться

можно, и жениться можно, только с разбором, и без обмана, без обмана, дети.

Я вам спою про себя, как я выходила замуж, романс старый, но ведь и я

старуха. Я сижу на балконе, в нашем замке Дальтоне, ведь я шотландка, такая

беленькая, белокурая; подле лес и река Брингал; к балкону, конечно, тайком,

подходит мой жених; он бедный, а я богатая, дочь барона, лорда; но я его

очень люблю, и я ему пою:

Красив Брингала брег крутой

И зелен лес кругом;

Мне с другом там приют дневной

потому что я знаю, днем он прячется, и каждый день меняет свой приют, -

Милей, чем отчий дом;

впрочем, отчий-то дом был не слишком мил и в самом деле. Так я пою ему: я

уйду с тобою. Как вы думаете, что он мне отвечает?

Ты хочешь, дева, быть моей,

Забыть свой род и сан,

потому что ведь я знатная, -

Но прежде отгадать сумей,

Какой мне жребий дан.

"Ты охотник?" говорю я. - "Нет". - "Ты браконьер?" - "Почти угадала",

говорит он, -

Как мы сберемся, дети тьмы, -

потому что ведь мы с вами, дети, mesdames и messieurs, очень дурные люди, -

То должно нам, поверь,

Забыть, кто прежде были мы.

Забыть, кто мы теперь.

поет он. - "Давно отгадала, - говорю я: - ты разбойник"; что ж, это правда,

он разбойник - да? он разбойник. Что ж отвечает он, господа? "видишь,

говорит, я плохой жених тебе":

О, дева, друг недобрый я;

Глухих лесов жилец;

совершенная правда, глухих лесов, потому, говорит, не ходи со мною,

Опасна будет жизнь моя,

потому что ведь в глухих лесах звери, -

Печален мой конец, -

это неправда, дети, не будет печален, но тогда я думала и он думал; но

все-таки я отвечаю свое :

Красив Брингала брег крутой

И зелен лес кругом;

Мне с другом там приют дневной

Милей, чем отчий дом. {177}

- В самом деле, так было. Значит, мне и нельзя жалеть: мне было

сказано, на что я иду. _Так_ можно жениться и любить, дети: без обмана; и

умейте выбирать.

Месяц встает

И тих и спокоен;

А юноша-воин

На битву идет.

Ружье заряжает джигит,

И дева ему говорит:

"Мой милый, смелее

Вверяйся ты року!" {178}

в таких можно влюбляться, на таких можно жениться

(- "Забудь, что я тебе говорила, Саша, слушай ее!" - шепчет одна

и жмет руку. - "Зачем я не говорила тебе этого? Теперь буду говорить",

- шепчет другая.)

- Таких любить разрешаю и благословляю, дети: Мой милый, смелее

Вверяйся ты року!

совсем развеселилась я с вами, - а где веселье, там надобно пить,

Гей, шинкарочка моя,

Насипь меду й вина, -

мед только потому, что из песни слова не выкинешь, - шампанское осталось?

да? - отлично! откупоривайте.

Гей, шинкарочка моя,

Насипь меду й вина,

Та щоб моя головонька

Веселонька була!

кто шинкарка? я шинкарка:

А у шинкарки чорнi брiвки,

Кiвани пiдкiвки - {179}

она вскочила, провела рукой по бровям и притопнула каблуками.

- Налила, готово! - mesdames и messieurs, и старикашка, и дети, -

берите, щоб головоньки веселоньки були!

- За шинкарку! За шинкарку!

- Благодарю! Пью свое здоровье, - и она опять была за роялем и пела:

Да разлетится горе в прах!

и разлетится, -

И в обновленные сердца

Да снидет радость без конца, - {180}

так и будет, - это видно:

Черный страх бежит как тень

От лучей, несущих день;

Свет, тепло и аромат

Быстро гонят тьму и хлад;

Запах тленья все слабей,

Запах розы все слышней... {181}

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Перемена декораций

- В Пассаж! - сказала дама в трауре, только теперь она была уже не в

трауре: яркое розовое платье, розовая шляпа, белая мантилья, в руке букет.

Ехала она не одна с Мосоловым; Мосолов с Никитиным сидели на передней

лавочке коляски, на козлах торчал еще третий юноша; а рядом с дамою сидел

мужчина лет тридцати. Сколько лет было даме? Неужели 25, как она говорила, а

не 20? Но это дело ее совести, если прибавляет.

- Да, мой милый, я два года ждала этого дня, больше двух лет; в то

время, как познакомилась вот с ним (она указала глазами на Никитина), я еще

только предчувствовала, но нельзя сказать, чтоб ждала; тогда была еще только

надежда, но скоро явилась и уверенность.

- Позвольте, позвольте! - говорит читатель, - и не один проницательный,

а всякий читатель, приходя в остолбенение по мере того, как соображает, - с

лишком через два года после того, как познакомилась с Никитиным?

- Так, - отвечаю я.

- Да ведь она познакомилась с Никитиным тогда же, как с Кирсановыми и

Бьюмонтами, на этом пикнике, бывшем в конце нынешней зимы?

- Совершенная правда, - отвечаю я.

- Так что ж такое? вы начиняете рассказывать о 1865 годе?

- Так.

- Да можно ли это, помилуйте!

- Почему ж нельзя, если я знаю?

- Полноте, кто же станет вас слушать!

- Неужели вам не угодно?

- За кого вы меня принимаете? - Конечно, нет.

- Если вам теперь не угодно слушать, я, разумеется, должен отложить

продолжение моего рассказа до того времени, когда вам угодно будет его

слушать. Надеюсь дождаться этого довольно скоро.

4 апреля 1863.

ПРИМЕЧАНИЯ

(Составил С.А. Рейсер)

Источники текста

Что делать? Из рассказов о новых людях. - Современник, 1863, э 3, стр.

5-142 (ценз. разр. 15 февраля и 14 марта, вып. в свет 19 марта); э 4, стр.

373-526 (ценз. разр. 20 апреля, вып. в свет 28 апреля); э 5, стр. 55-197

(ценз. разр. 27 апреля и 18 мая, вып. в свет 30 мая). Подпись в каждом

номере: "Н. Чернышевский".

Что делать? Из рассказов о новых людях. Черновая редакция. 59 листов.

ЦГАЛИ, ф. 1, ед. хр. 234.

Что делать? Из рассказов о новых людях. Копия М. II. Чернышевского

части утраченной рукописи главы V. Там же, ед. хр. 652.

Печатается по тексту "Современника", сверенному с черновой редакцией и

копией М. Н. Чернышевского. Устранены (без оговорок) более ста опечаток или

очевидных описок, путаница в нумерации глав и параграфов (так условно

названы разделы внутри глав; см. также стр. 810-812 наст. изд., статью С. А.

Рейсера).

Кроме того, введены следующие исправления.

Стр. 21, строка 17 сн.: нельзя не быть злой вместо нельзя быть злой.

"Не" восстанавливается по смыслу и по черновой редакции, где написано:

"нельзя мне не быть злой". Возможно, что "мне" выпало при переписке рукописи

или при наборе. Однако не исключено, что Чернышевский хотел придать всей

фразе более общий смысл - "нельзя в этом мире не быть злой".

Стр. 22, строка 8 сн. и в нескольких других местах текста: "СторешнИк"

вместо "Сторешник" - исправлено по черновой редакции.

Стр. 29, строка 1 сн.: "шутки" вместо "штуки" - исправлено по смыслу и

по черновой редакции.

Стр. 75, строка 8 сн.: "Но - ничего" вместо "Но" - исправлено по

черновой редакции.

Стр. 77, строка 8 сн.: "судей" вместо "людей" - исправлено по смыслу и

по черновой редакции.

Стр. 77, строка 3 сн.: "выражением" вместо "движением" - исправлено по

смыслу.

Стр. 92, строка 24 св. В "Современнике" слона "Милый мой! Ты видел, я

плакала, когда ты вошел. - это от радости" повторены дважды. После первого

раза следует: "Он взял и поцеловал ее руку". После второго: "Лопухов

поцеловал ее руку, и много раз поцеловал ее руку". В черновой редакции слова

"Милый мой, ты видел, я плакала, когда ты вошел, - это от счастья"

продолжаются: "Дайте Вашу руку, - он взял и целовал ее руку. - Нам не нужно

было говорить, что мы любим друг друга? Да и говорили. - И все целовал ее

руку". Предположение, что Вера Павловна дважды обратилась к Лопухову с

одними и теми же словами, маловероятно; их, очевидно, следует оставить

только один раз - и притом в более распространенной версии. Вероятно,

написав первую фразу ("Милый мой! Ты видел, я плакала, когда ты вошел, - это

от радости. Он взял и поцеловал ее руку"): Чернышевский зачеркнул ее (или

забыл зачеркнуть?) и написал следующую - то же, но с добавлением: "И много

раз поцеловал ее руку". Наборщик не разобрался и наорал обе фразы дважды.

Стр. 96, строка 8 сн.: "понятно" вместо "конечно" - исправлено по

смыслу и по черновой редакции.

Стр. 104, строка 12 сн.: "повенчаться" вместо "посоветоваться" -

исправлено по черновой редакции.

Стр. 125, строка 2 св.: "о-е-a-a-dum, как говорится по-латыни". Формула

"Quod erat demonstrandum" нередко употреблялась в сокращенной форме

"Quodum", или "Q. Е. D.", или иногда "Queadum" - скорее всего, именно это и

было написано в рукописи.

Стр. 127, строка 11 св.: "оборванная" вместо "образованная" -

исправлено по черновой редакции.

Стр. 143, строка 19 сн.: "и бороться то" вставлено по смыслу и по

черновой редакции.

Стр. 143, строка 7 сн.: "оказались" вместо "отличились" - исправлено по

смыслу и по черновой редакции.

Стр. 154, строка 11 сн.: "приобрел ее сердце" вместо "приобрел сердце"

- исправлено по смыслу.

Стр. 199, строка 21 сн.: "как увидишь лучше, так и сделаешь" вместо

"как увидишь, так и сделаешь" - исправлено но смыслу.

Стр. 200, строки 4-6 св. Текст черновой редакции несколько более

распространенный; возможно, что в "Современнике" при наборе выпали некоторые

слова, но не исключено, что перед нами обычная для Чернышевского правка при

неребеливании рукописи.

Стр. 225, строка 24 сн.: "не замечал" вместо "замечал" - исправлено по

смыслу и по черновой редакции: это исправление было введено в текст романа

раньше, см.: Чернышевский, т. XI, стр. 220.

Стр. 241, строка 20 сн.: "стеснительно" вместо "действительно" -

исправлено по смыслу и по черновой редакции.

Стр. 263, строка 11 сн.: "Лопухова" вместо "Кирсанова" - та же описка в

черновой редакции; исправлено по смыслу.

Стр. 280, строка 12 св.: "Он ценил в ней только красоту" вместо "Он

ценил только в ней красоту" - исправлено по смыслу.

Стр. 288, строка 13 св.: "дурно" вместо "трудно" - исправлено по

смыслу.,

Стр. 290, строка 16 сн.: "успеете" вместо "умеете" - исправлено по

смыслу и по черновой редакции.

Стр. 298, строка 6 св.: "лет 40" вместо "лет 50" - исправлено по смыслу

и по черновой редакции.

Стр. 310, строка 10 св.: "Наставление" вместо "Направление" -

исправлено по смыслу.

Стр. 322, строка 2 сн.: "по его же словам" вместо "по словам" -

исправлено по смыслу.

Стр. 328, строка 2 св.: "погибли бы" вместо "погибали" - исправлено по

смыслу и по черновой редакции.

Стр. 342, строка 6 сн.: "но тогда я так думала, и он так думал" вместо

"но тогда я думала, и он думал" - исправлено по смыслу.

Учитывая совершенно особые условия печатания романа, в издании

унифицированы формы "волосы" и "волоса" в пользу первой, "госпиталь" и

"гопшиталь" в пользу второй. Разнобой в употреблении этих слов отражает

колебания, в языке того времени и не позволяет определить, где текст

рукописи и где чтение наборщика.

Пунктуация и орфография даны по современным нормам, но с учетом

некоторых особенностей письма Чернышевского: по возможности сохранены

случаи, в которых слышится интонация автора или его героев. Сохранены

отточия с разным числом точек, явно имевшие для Чернышевского особое

значение; сюда, же следует отнести вопросительный и восклицательный знаки в

середине фразы, продолжающейся строчной буквой, тире, иногда заменяющее

абзац, и пр.

Примечания к тексту романа

Примечания не ставят своей задачей постатейное комментирование текста;

это сделано в преследующих педагогические цели книгах: Н. Л. Бродский и Н.

П. Сидоров. Комментарий к роману Н. Г. Чернышевского "Что делать?". М.,1933;

М. Т. Пинаев. Комментарий к роману Н. Г. Чернышевского "Что делать?". М.,

1963. - В нижеследующих примечаниях впервые прокомментирован ряд

остававшихся неясными мест. Общеизвестные мифологические и исторические

имена не поясняются, кроме случаев, когда они требуют комментария в

контексте.

1 О. С. Ч. - Ольга Сократовна Чернышевская (рожд. Васильева, 1833-1918)

- жена Н. Г. Чернышевского с апреля 1853 г. Некоторыми чертами живого,

самостоятельного и непосредственного характера, вкусами и привычками образ

Веры Павловны восходит к Ольге Сократовне. В то же время черты серьезности,

возвышенности жизненных идеалов, планы трудового переустройства общества,

стремление к образованию не находят себе соответствия в реальном облике жены

Чернышевского. Ее душевные качества и стремления Чернышевский постоянно

преувеличивал и в сильно идеализированном виде вложил в образ своей героини.

В романе Ольга Сократовна выведена в заключении также под именем "дамы в

трауре" (глава V, 23, см. прим. на стр. 857). Преувеличены и плохо

обоснованы попытки некоторых современных исследователей представить Ольгу

Сократовну в качестве сподвижницы революционной работы ее мужа. Важнейший

материал см.: М. Н. Чернышевский. Жена Н. Г. Чернышевского. - Современник,

1925, э 1, стр. 113-126; Марианна Чернышевская. Мои воспоминания об Ольге

Сократовне Чернышевской. - В кн.: Н. Г. Чернышевский. Неизданные тексты,

статьи, материалы, воспоминания. Саратов, 1926, стр. 206-214; А. П. С к а

фтымов. Роман "Что делать?" (Его идеологический состав и общественное

воздействие). Там же, стр. 92-140; В. А. Пыпина. Любовь в жизни

Чернышевского. Размышления и воспоминания. (По материалам семейного архива).

Пгр., 1923; Т. А. Богданович. Любовь людей шестидесятых годов. Л., 1929; В.

Н. Шульгин. 1) Ольга Сократовна - жена и друг Чернышевского. - Октябрь,

1950, э 8, стр. 170-187; 2) Очерки жизни и творчества Н. Г. Чернышевского.

М., 1956, стр. 67-168.

2 Меня услышат на Литейном мосту... - Наплавной мост через Неву,

соединявший город с Выборгской стороной; постоянный был построен в 1874-1879

гг.

3 ca ira - французская национальная песня, приобретшая всеобщую

популярность в мае-июне 1792 г. Авторство приписывается не менее чем пяти

лицам, сведения о них неясны и противоречивы. Песня исполнялась на мотив

контрданса "Le carillon national" ("Национальный колокольный звон",

композитор Бекур). Песня известна в нескольких более или менее схожих

редакциях; основной текст см.: Grand Larousse, т. Ill, p. 87. - "Это песня,

прежде всего национальная <...>, - характеризует ее Мишле, - сильная (как

заповеди бога и церкви), чудесно отражала шаг путников, сокращала им дорогу,

утверждала успех работника, который видит приближение цели. Эта песня верно

следовала поступи самой революции..." (J. Michelet. Histoire de la

Revolution francaise, т. II. Paris, 1887, p. 169). Чернышевский отнюдь не

цитировал текст - приводимых им в романе слов нет ни в одном варианте. Тем

более далек от подлинника якобы перевод. Чернышевский, конечно, совершенно

сознательно вводил в текст романа слова, очень далекие от текста песни. "Мы

рабочие люди... мы темны... будем учиться, знание освободит нас" и т. д. В

этом псевдопереводе Чернышевский цитирует даже формулу "разумного эгоизма" -

"наше счастье невозможно без счастья других". Традиционное предположение

ряда исследователей, будто бы Чернышевский приводит песню "в подлиннике и в

переводе", - досадная ошибка (см., например: М. Т. Пинаев. Комментарий к

роману Н. Г. Чернышевского "Что делать?", стр. 18-19; Л. Магон. Роман "Что

делать?" и общественно-политическая платформа "Молодой России". - В кн.: Н.

Г. Чернышевский. Статьи, исследования и материалы. Вып. 1. Саратов, 1958,

стр. 513), ср. также стр. 352 черновой редакции.

4 ... до знакомства с медицинским студентом Лопуховым... - Единственным

высшим учебным заведением, подготовлявшим в Петербурге в это время врачей,

была Медико-хирургическая академия (основана в 1799 г., с 1881 г.

Военномедицинская). В ней, как видно и из дальнейшего текста, учились и

Лопухов и Кирсанов. Слушатели Академии считались на действительной военной

службе и носили военную форму (см. главу I, 14). По многочисленным отзывам

официальных лиц и по мемуарам современников видно, что Академия больше

других учебных заведений считалась рассадником революционных идей. Этому, в

частности, способствовало изучение естественных наук; стоит напомнить, что в

этой же Академии учился Базаров - герой романа Тургенева "Отцы и дети"

(1862); см.: Г. А. Вялый, А. Б. Муратов. Тургенев в Петербурге. Л., 1970,

стр. 214-216.

5 Теперь этот дом отмечен каким ему следует нумером, а в 1852 году,

когда еще не было таких нумеров... - С конца XVIII в. и до 1834 г. в

Петербурге существовала валовая нумерация домов в пределах каждой

полицейской части; в 1834 г. были перенумерованы дома четной и нечетной

стороны каждой улицы; в 1846 г. нумерация была уточнена, при этом четная и

нечетная стороны поменялись местами; эта нумерация привилась приблизительно

с конца 1850-х годов (С. А. Рейсер. Революционные демократы в Петербурге.

Л., 1957, стр. 135-136).

6 ... с орденом на шее. - Младшим из орденов, носимых на шее, был орден

Станислава 2-й степени, следующий - орден Анны 2-й степени и орден Владимира

4-й степени. Начальник отделения, о котором пишет Чернышевский, скорее всего

имел один из первых двух названных орденов. (Сообщил В. М. Глинка - Гос.

Эрмитаж).

7 ...выкушать чаю (цветочного]. - Особый сорт чая, содержавший примесь

молодых листиков и цветов чайной розы; он был дороже обычного чая и считался

особенно вкусным.

8 фермуар - ожерелье с застежкой-украшением.

9 ...согласилась покупать ботинки ей у Королева. - Чернышевский имеет в

виду торговый дом придворного башмачника "Леонтия Королева сыновья". Он

находился на Невском проспекте, против Аничкова дворца, в доме Беггрова

(тогда э 65, теперь на его месте дом э 64, см.: Путеводитель. 60000 адресов

из С.-Петербурга, Царского Села, Петергофа, Гатчина и прочил, СПб., 1854,

стр. 127).

10 суприз - просторечное произношение слова "сюрприз".

11 Ваш великий поэт <...> сказал, что в целой России нет пяти пар

маленьких и стройных ног. - См. в "Евгении Онегине":

...только вряд

Найдете вы в России целой

Три пары стройных женских ног...

(Глава 1, строфа 30).

12 ...Карамзин был историк, да и то не русский, а татарский. -

Вероятно, Чернышевский одновременно намекает и на татарское происхождение

дворянского рода Карамзиных и на консервативную историческую концепцию

автора "Истории государства Российского", "Записки о древней и новой России"

и пр. В приписывающейся Пушкину эпиграмме на Карамзина читаем: "В его

"Истории" изящность, простота Доказывают нам, без всякого пристрастья,

Необходимость самовластья И прелести кнута". Кнут, в частности, считался

занесенным на Русь именно татарами. Упоминания Карамзина см.: Чернышевский,

т. XVI, стр. 874.

13 самоеды - тогдашнее название ненцев.

14 m-me Сталь - знаменитая французская писательница А.-Л.-Ж. де Сталь

(Stael, 1766-1817). Ее разносторонний литературный талант, ум и красноречие

сделали ее салон центром Парижа накануне и в первые годы Революция, дневнике

(запись 4 марта 1853 г.) Чернышевский мечтает о том, что его будущая жена

станет де Сталь (т. I, стр. 476).

15 Я не ипокритка - т. е. не притворщица, лицемерка (от франц.

hypocrite).

16 ...будирует - сердится, дуется (от франц. bouder).

17 ...запела "Тройку" - тогда эта песня была только что положена yf

музыку. - Первое переложение "Тройки" Некрасова на музыку относится 1852 г.

("Сельская красавица", композитор О. Бернард). В романе, написанном начале

1860-х годов, Чернышевский мог иметь в виду и переложения 1857 г. (А. И.

Дюбук, Н. Леонтьев), 1858 г. (С. А. Зыбина), 1859 г. (И. Ф. Вителяро). См.:

Г. К. Иванов. Русская поэзия в отечественной музыке (до 1917 года).

Справочник. Вып. 1. М., 1966, стр. 246.

18 кардинал Меццофанти - профессор Болонского университета Джушпе

Меццофанти (1774-1849), знаменитый полиглот своего времени, знавший коло 50

языков. Вероятно, Чернышевский помнил статью о нем: А. Пишо. Кардинал

Меццофанти. - Библиотека для чтения, 1856, э 2, стр. 144-156; э 3, гр.

31-53.

19 ...ездил повсюду при Жюли, вроде наперсницы корнелевской героини. -

Типичная ситуация в пьесах французского драматурга П. Корнеля 1606-1684) -

наперсники и наперсницы основных действующих лиц.

28 ... Вихман... - Модный магазин Вихман помещался на Невском проспекте

(тогда э 69, теперь э 66). См.: Всеобщая адресная книга С.-Петерурга...

СПб., 1867-1868, стр. 91; Городской указатель или Адресная книга... СПб.,

1849, стр. 299.

21 ...в той линии Гостиного двора, которая противоположна Невскому... -

т. е. на бывшей Малой Суровской линии.

22 Ж. Ле-Теллье. - Н. А. Добролюбов в Париже был в течение некоорого

времени близок с Эмилией Теллье (Tellier) - пятнадцать ее неизданных писем к

Добролюбову за период октябрь 1860-май 1861 г. хранятся в Пушкинском доме

Академии наук СССР. Имя Теллье Чернышевский, конечно, слышал от Добролюбова,

делившегося со своим другом решительно всеми деталями своей личной жизни. Во

всяком случае Чернышевский прочитал ее письма, когда разбирал бумаги

Добролюбова после его смерти. Не отсюда ли и фамилия героини, весьма

вероятно, чем-то близкой к реальной парижанке?

23 ... томы Юма и Гиббона, Ранке и Тьерри. - Д. Юм (Hume, 1711-1776) -

английский философ и историк, автор "Истории Англии от завоевания Юлия

Цезаря до революции 1688 года"; Э. Гиббон (Gibbon, 1737-1794) - английский

историк, автор "Истории и разрушения Римской империи"; Л. Ранке (Ranke,

1795-1886) - немецкий реакционный историк; О. Тьерри (Thierry, 1795-1856) -

французский историк, автор многих работ: "История завоевания Англии

норманами", "Рассказы о временах меровингов", "История происхождения и

успехов третьего сословия" и др. О. Тьерри признавал деление общества на

исторически сложившиеся классы, но отрицал антагонизм между буржуазией и

пролетариатом. См.: Н. Г. Сладкевич. Исторические взгляды Чернышевского и

Добролюбова. - Вопросы истории, 1949, э 2, стр. 26-51; И. И. Лягушенко.

Критика буржуазной историографии Н. Г. Чернышевским и его взгляд на историю

и задачи историка. - Уч. зап. Мордовского гос. пед. ин-та им. Полежаева,

1956, вып. 4, стр. 99-118; I. К. Dodonov. N. G. Cernysevskij als Historiker.

- In: Beitrage zur mssischen, polnischen und deutschen Geschichte. Halle,

1956, S. 171-213 (Jahrbuch fur Geschichte der deutsch-slawischen Beziehungen

und Geschichte Ost und Mitteleuropas, Bd. I); В. Б. Иллерицкий. Исторические

взгляды русских революционных демократов. Работы Н. Г. Чернышевского, Н. А.

Добролюбова и их соратников. - В кн.: Очерки истории исторической науки в

СССР, т. II. М., 1960, стр. 7-66.

24 ...после Ватерлооской битвы, когда маршал Груши оказался глуп, <...>

а Лафайет стал буянить... - В битве 18 июня 1815 г. под Ватерлоо (Бельгия)

завершилась карьера Наполеона I. Э. Груши (1766-1847) не успел соединиться с

основными силами французской армии; знаменитый французский политический

деятель М.-Ж. Лафайет (1757-1834) усердно ратовал за призвание на трон

ЛуиФилиппа Орлеанского.

25 ...пропеть из Риголетто <...> "La donna е mobile"... - Опера

"Риголетто" итальянского композитора Д. Верди (1813-1901) по драме В. Гюго

"Король забавляется" впервые поставлена в Венеции в 1851 г., в Петербурге на

итальянском языке в 1853 г. (на русском лишь в 1878 г.). Ария "La donna е

mobile" ("Женщина изменчива") - в переводе А. А. Горчаковой "Сердце

красавицы склонно к измене".

26 роббер - в карточных играх круг игры, иногда три партии, иногда две

последовательно выигранные партии.

27 - У вас есть невеста? - В этой и следующих строках Лопухов,

обыгрывая невежество Марии Алексеевны, прикровенно говорит о революции.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Николай Гаврилович Чернышевский

    Документ
    Гражданская казнь. 19 мая 1864 года на Мытнинской площади в Петербурге состоялось событие, которое навсегда вошло в летопись русского освободительного движения.
  2. Н. Г. Чернышевский Николай Гаврилович Чернышевский родился 12 (24) июля 1828 года в Саратове, в семье священника. Сранних лет Чернышевский нашел в своем отце умного наставника, руководившего самостоятельными занятиями с

    Документ
    Николай Гаврилович Чернышевский родился 12 (24) июля 1828 года в Саратове, в семье священника. С ранних лет Чернышевский нашел в своем отце умного наставника, руководившего самостоятельными занятиями сына.
  3. Н. Г. Чернышевского Кафедра литературы Романы Н. Г. Чернышевского «Что делать?» и Н. С. Лескова «Некуда»: опыт сопоставительного анализа Курсовая

    Курсовая
    «Я знаю, что такое нигилизм, но никак не доберусь способа отделить настоящих нигилистов от шальных шавок, окричавших себя нигилистами. Теперь это в Петербурге стало каким-то неопределенным понятием…»
  4. Реферат по философии Философия Н. Г. Чернышевского Общепризнанным лидером шестидесятников был Николай Гаврилович Чернышевский (1828-1889).

    Реферат
    Общепризнанным лидером шестидесятников был Николай Гаврилович Чернышевский (1828-1889). Уже при жизни мыслителя возник его своеобразный культ среди революционно настроенной молодежи - поклонение, подогретое бездоказательностью суда
  5. Рубрику "Первоисточник" в печатном виде ведет у нас Николай Рахметов (тот самый который герой Николая Гавриловича Чернышевского)

    Документ
    Рубрику "Первоисточник" в печатном виде ведет у нас Николай Рахметов (тот самый - который герой Николая Гавриловича Чернышевского). Именно этот персонаж пришел однажды к выводу о том, что существует ограниченное количество

Другие похожие документы..