Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Тематическая автобусная экскурсия «Правда и вымысел о третьей русской революции» с посещением крейсера «Авроры» (экскурсия по крейсеру; по желанию доп...полностью>>
'Конкурс'
19 декабря в МАДОУ ЦРР детский сад № 13 подведены итоги семейного конкурса «Новогодняя игрушка нашей семьи». Задачи смотра создать праздничную атмосфе...полностью>>
'Автореферат'
Защита состоится 29 октября 2010 года в 14 час. 00 мин. на заседании диссертационного совета ОД 14.20.10 по защите докторских диссертаций при Академи...полностью>>
'Программа дисциплины'
Программа дисциплины «Мировые товарные рынки и цены» разработана в соответствии с примерной программой, утвержденной Министерством образования Российс...полностью>>

Наладчик Джек, специалист по необычным расследованиям, со своей подругой Джиа случайно попадает в дом медиума, где пробуждаются страшные силы

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

- Однако ты пыталась убить меня, похоронить... как Чарли.

Джиа сдержала рыдание. Боже мой, бедный Чарли...

- Да. А теперь понимаю: если ты умрешь здесь вместе с ребенком, он при тебе останется. Я его не получу.

- Ребенок пока еще просто комочек клеток...

- Он будет мой! У меня хоть что-нибудь будет. А сейчас ничего нет! - Тара приблизилась и жалобно заныла: - Отдай, милая. У тебя другой будет. Я всего на секунду проникну в тебя. Ничего не почувствуешь Потом можешь идти.

Метнулась детская рука, Джиа взмахнула крестом, Тара отшатнулась.

- Нечестно! - завопила она. - У тебя будет сколько угодно детей, а ты одного мне не хочешь отдать! Ненавижу тебя! - Она отступила, настроение переменилось, словно щелкнул выключатель. - Ладно. Опусти крест. Хорошо. Я знаю, как его забрать.

Она исчезла и вновь появилась в десятке футов. Джиа стояла, напрягшись, готовая ко всему, держа перед собой крест в ожидании очередной выходки. Слева что-то шевельнулось. Холодная вялая рука Чарли, торчавшая из земли, дрогнула, пальцы скрючились, вытянулись, поползли...

16

Лайл вздрогнул, слыша в смежной комнате как бы рычание разъяренного зверя, стук перевернутого обеденного стола, разглядев Джека, борющегося с гигантом, который размахивал кочергой. Посмотрел на дубинку у себя в руке. Можно помочь. Черт возьми, обязательно надо помочь.

Он поспешил на выручку, Илай выставил ногу, подцепил его за лодыжку. Лайл споткнулся, не успел обрести равновесие, получив пинок в ногу, упал, чувствуя резкую боль в спине. Снова удар... Что такое? Он оглянулся.

Беллито стоял над ним с перекошенным от злобы лицом, приглушенно бормоча сквозь липкую ленту ругательства, со свистом дыша ноздрями.

Опять занес ногу, на этот раз целясь в живот - Лайл, постанывая от боли, перекатился на бок. Точно слышал, как ребро хрустнуло.

Следующий пинок метко угодил в голову. Все вокруг завертелось...

- Ты! - проскрипел Минкин сквозь оскаленные стиснутые зубы. - Даже не представляешь, как я молился, чтоб настал этот миг!

Джек был крепко прижат к полу. В лопатку вонзался осколок разбитой тарелки, Минкин сидел на нем верхом, схватив гигантскими руками за горло, впившись пальцами в гортань.

Кретин! Позволил себе отвлечься на факс... Внезапность атаки плюс отсутствие тренировки за последний месяц поставили Джека в невыгодное положение. Удалось выбить у Минкина кочергу, но в последовавшей рукопашной здоровяк в полной мере воспользовался превосходством в размерах.

Будем надеяться, шейные мышцы выдержат. Пока держатся, однако Минкина не пересилить. Джек брыкался, вертелся, но верзила слишком тяжел. «Глока» не видно, до запасного оружия в кармане и на щиколотке не дотянешься.

Из другой комнаты слабо слышались удары, крики, возня... Лайл?

Голова пухла, грозя взорваться. Воздуху не хватает. В отличие от Минкина. У гада его хоть залейся.

- Вот он... ворюга, ударивший в темноте в спину... ткнувший ножом Илая, оглушивший меня до беспамятства... крутой малый, желающий завладеть Кругом! - Минкин ухмыльнулся. - Не такой ты крутой. По правде сказать, просто вонючий кусок дерьма!

Джек попытался ослабить хватку на горле, не находя точки опоры. Ткнул было в глаза большими пальцами с длинными ногтями для подобных случаев - не достал.

- Не выйдет, малыш, - засмеялся Минкин.

Необходима помощь. Где там Лайл, черт возьми?

***

Стряхнув с себя боль, тошноту, Лайл сделал единственно возможное - откатился.

Беллито шагнул следом. Руки по-прежнему связаны за спиной, но они ему и не требовались. Ног вполне достаточно, один яростный пинок следует за другим. Лайл пробовал отбиваться дубинкой, да сил не хватало.

В отчаянии он сам махнул ногой, попав в лодыжку. Илай замедлил шаг. Пользуясь маленькой победой, он снова пнул, на этот раз сильней, в голень.

Илай попятился, Лайл поднялся на четвереньки - господи Иисусе, все болит, - прыгнул, схватил его за щиколотки и рванул.

Не имея возможности сохранить равновесие со связанными руками, Илай крепко грохнулся на пол. Лайл вскочил, наклонился с дубинкой в руках, ни секунды не медля. Как только Беллито поднял голову, нанес удар. Голова упала.

Он постоял над мужчиной, почти потерявшим сознание, посмотрел на дубинку в руке. Даже не знал, что может оглушить человека. Без всяких проблем. Впрочем, в точном смысле Беллито и не назовешь человеком.

Из другой комнаты слышался издевательский голос. Чей-то чужой, не Джека. Взвешивая в руке дубинку, Лайл направился к столовой.

***

- Посмотрел бы ты на себя, - хмыкнул Минкин. - Рожа очень милого синего цвета.

Джек оставил попытки вцепиться ему в лицо или сбросить с себя. Шейные мышцы сдавались, в глазах замелькали темные пятна, расширились...

Он шарил руками по сторонам, отыскивая хоть какое-нибудь орудие.

- Кстати, не один отправишься в Великое Никуда. Я слышал, ты знаком с некой Ди Лауро и с ее маленькой дочкой. Знаешь даже имя агнца. Какое совпадение... просто прелесть. Илай никогда не позволяет мне позабавиться с агнцем до жертвоприношения, но на сей раз я сделаю исключение. О да, всласть наиграюсь с твоей подружкой Вики, прежде чем принести ее в жертву.

Сил вдруг прибыло. Пальцы правой руки чего-то коснулись. Рукоятка? Нож? Пожалуйста, пусть будет нож, хоть для масла. Нет. Вилка. Ну ладно... сгодится.

Свет меркнет. Джек слабо поднял левую руку, стараясь царапнуть гиганта в лицо. Даже близко не попал.

- Ничего больше не получается? - рассмеялся тот и наклонился ближе, подставляя щеку. - Эх, котенок! Ну, давай почеши, сделай мне одолжение.

Правая рука взлетела, зубья вилки вонзились в левый глаз.

- А-а-а!..

Хватка разом ослабла, снова можно дышать. В глазах прояснилось, Джек задыхался, глотая воздух. Минкин по-прежнему сидел на нем верхом, воя от боли и потрясения, огромные руки порхали, как бабочки, вокруг торчавшей в глазу вилки, боясь к ней прикоснуться, боясь оставить на месте.

Джек приподнялся, ударил ладонью по ручке, вогнав вилку до кости глазницы.

Минкин с воплем повалился на спину, вертясь и брыкаясь.

- О боже, - кричал он, - господи, господи, господи...

Джек с трудом поднялся на ноги и поплелся к гостиной, по-прежнему чувствуя пальцы на шее. В голове билась адская боль.

- Иди... - едва слыша себя самого, прохрипел он Лайлу, - наверх, найди какой-нибудь коврик. Не найдешь - возьми скатерть или простыню. Шевелись. Мы и так слишком много времени потеряли.

Лайл побежал вверх по лестнице, Джек нашел свой пистолет, потащился в гостиную. По боку что-то текло - кровь от ножевого удара просочилась сквозь рубашку. Впрочем, не больно. Вся боль сосредоточена в шее.

Беллито лежал на боку и стонал. Джек заметил факс, схватил, снова перечитал.

Сожги? Пока не будем.

Он сунул бумажку в карман.

«А.» сегодня уже никого не прихватит. А Илай?

Под свитером еще оставался кусок липкой ленты. Он связал ею ноги Беллито.

Посмотрел на часы. Надо двигаться. Визит чересчур затянулся.

Джиа...

Держись, малыш. Я иду.

Прибежал Лайл с легким покрывалом. Они расстелили его на полу, закатали Илая, как блинчик.

План такой: отнести его вниз, Лайл подгонит машину к парадному, тюк завалят в багажник, помчатся в Асторию.

Пронося добычу через столовую, Джек увидел Минкина на четвереньках с торчащей в левой глазнице вилкой, с окровавленной щекой, хрюкавшего, как свинья в течке. Здоровый глаз наткнулся на Джека, и гигант оскалился.

В памяти вспыхнули гнусные намеки на Вики, тьма вырвалась из клетки, поглотила, одолела. Никто не имеет права на такие угрозы. Никто.

Хотя часы стремительно тикали, Джек не пожалел пары секунд. Бросил ноги Беллито, шагнул к Минкину.

- Собрался позабавиться с агнцем? - Голос еще не вернулся, скрежещет, будто доску тащат по бетону. - Поиграть с моей подружкой Вики, прежде чем принести ее в жертву? Не выйдет, приятель. Ни сегодня, ни завтра, вообще никогда.

Он занес ногу, ударил каблуком в торчавшую ручку вилки, вогнав глубоко в мозг зубья.

За спиной раздался потрясенный крик Лайла, но Адриан Минкин, любитель игр с агнцами, не издал ни единого звука. Поднялся на коленях, раскрыв рот в безмолвном вопле, хотел встать, немыслимо широко открыв рот, демонстрируя идеальные зубы. Руки по бокам всплеснулись, он повалился на спину, стукнувшись затылком. На несколько секунд тело выгнулось фантастической дугой, опираясь об пол затылком и пятками.

Джек бесстрастно смотрел, чувствуя только удовлетворение при мысли о том, что для Вики и прочих детишек стало одной опасностью меньше.

Наконец Адриан Минкин обмяк и замер. Полностью. Грудь уже не дышала.

Джек оглянулся на Лайла, смотревшего на него во все глаза с разинутым ртом.

- Ох, Джек... Боже мой... Черт возьми...

- Знаю. Ты только что понял, что я замечательный парень. Почти идеальный, правда?

- Нет, я...

- Хватит болтать. - Он снова схватил Беллито за ноги. - Берем этот хлам и едем. Будем надеяться, не совсем опоздаем.

17

- Чарли?

Джиа прижалась спиной к холодным гранитным плитам, с жутким восхищением наблюдая, как Чарли выбирается из осыпавшейся земли, поглотившей его несколько минут назад. Надо было бы радоваться, что он жив, но из-под земли вылезла лишь его оболочка. Лицо обмякшее, невыразительное, глаза и веки, засыпанные землей, не моргают.

Он выполз, неуверенно поднялся на ноги, шагнул к ней... Она еще крепче вжалась в стену, желая пройти сквозь нее.

- Нет, Чарли, пожалуйста...

Он остановился, глядя куда-то вдаль поверх ее головы.

Тара, стоявшая сзади в сторонке во время его воскрешения, молча скользнула вперед, бросив бешеный взгляд на труп Чарли.

Он отрицательно покачал головой.

Джиа, затаив дыхание, следила за борьбой двух сил.

Тара, оскалившись, испустила разочарованный вопль.

Чарли вновь покачал головой. Потом тело его повернулось, неуверенно побрело в дальний конец подвала, опустилось у стены, уселось и замерло в неподвижности, устремив взгляд на колени.

- Он этого не сделает, - выдохнула Джиа, обращаясь скорее к себе, чем к Таре.

Чарли слишком хороший парень, чтобы даже его мертвое тело слушалось Тару.

Девочка сверкнула на нее глазами:

- Это вообще нечестно!

- Ты говоришь о честности? Честно забирать у меня ребенка?

Лицо ее сморщилось, вот-вот заплачет.

- У тебя есть все, а у меня ничего!

Джиа пронзила жалость. Да. У нее есть все, почти все желанное и необходимое в жизни, чего у Тары Портмен никогда не было и не будет. Впрочем, это не означает, что она может требовать новую, зародившуюся внутри Джиа жизнь.

- Я тебе очень сочувствую. Правда. И сделаю для тебя все возможное. Но это выше моих сил.

- Отдай ребенка, и можешь идти.

- Нет. - Она снова прижалась спиной к стене и взмахнула крестом. - Я тебе не позволю убить его. Это невозможно. Нет. Никогда. Ни за что.

Тара пристально взглянула на нее, отступила назад, исчезла и вновь появилась посреди подвала, молча глядя издали на Джиа.

Она опустила крест, оглянулась на лестницу. Ее все еще перегораживает невидимая стена? Может, попробовать прорваться?

Что-то холодное захлестнуло правый локоть той самой руки, что держала крест. Призрачные пальцы впились мертвой хваткой. Джиа собралась перехватить крест левой, но та тоже попалась в ловушку.

Прямо перед ней встала Тара и усмехнулась:

- Как мне раньше в голову не пришло? Гораздо проще.

Она вскрикнула, стараясь вырваться, обрубить крестом призрачную руку, - не дотянулась.

- Ну-ка, теперь потише, - проговорила Тара, наклоняясь ближе. - Замри. Это не больно. Говорю тебе, ничего не почувствуешь.

В бедра вцепились еще две руки.

- Нет! Не надо, пожалуйста!..

Тара молчала, сверкая глазами, жадно протягивая руку к ее животу. Попавшая в плен, неподвижная Джиа дернулась с ужасом и отвращением, когда пальцы коснулись пояса джинсов, взвизгнула, чувствуя пронзительный холод на коже.

- Еще чуть-чуть, - шепнула Тара, - немножечко надавлю, ущипну, и все...

Она вдруг замолчала, склонив набок голову, как бы к чему-то прислушиваясь. Отдернула руку, по-прежнему слушая, отступила, кивнула с улыбкой и шепнула:

- Да.

Джиа не слышала то, что слышала Тара, но знала: с ней может говорить лишь один человек - Джек.

Призрачные руки выпустили ее, она с рыданием упала на колени.

- Да! - крикнула Тара.

Джиа, подняв глаза, содрогнулась, видя на детском лице безобразно злобную ухмылку.

18

- Тара, ты меня слышишь? - крикнул Лайл перед закрытой дверью. - Давай меняться! Твой убийца за Джиа и Чарли!

Не могли опоздать, думал Джек, отбрасывая немыслимую мысль в ожидания знака, что Тара согласна. Не может быть.

Сам кричал бы, да голоса нет.

Они с Лайлом стояли в гараже, держа между собой Беллито. Въехали в «краун-вик» задом, закрыли двери, вытащили его из багажника. Джек развязал ему ноги, не сняв липкую ленту с рук и со рта. Пришедший в себя Илай был испуган, однако не на сто процентов понимал, что происходит.

Джек сам себя чувствовал далеко не на сто процентов. Слабость, тошнота, в голове молоток стучит, горло распухло, в желудке бурлит кислота от волн адреналина. По пути через Манхэттен Лайл ему посоветовал взглянуть в зеркало. Он послушался и пожалел об этом. Горло в круговых лиловых синяках, левый глаз заплыл кровью из лопнувшего сосуда, лицо сплошь в бесчисленных крошечных кровоподтеках. Его словно только что вытащили из петли после попытки самоубийства.

- Попробуй дверь, - сказал он не совсем вернувшимся голосом. - Может, стены уже нет.

Покрепче схватил Беллито за локоть, пока Лайл шагнул к двери, потянулся к ручке и сразу остановился.

- Стоит, как стояла. Попробую еще позвать.

Уже дважды кричал, неизвестно, чем третья попытка поможет. Если Тара рядом, то и в первый раз слышала.

В грудь начинал просачиваться зимний холод отчаяния.

Джиа... Немыслимо ее потерять... но что еще можно сделать?

И тут дверь распахнулась.

- Есть! - крикнул Лайл, бросаясь к порогу. Но не смог его переступить, озадаченно оглянувшись на Джека. - Закрыто по-прежнему...

- Может быть, только для нас, - с надеждой предположил Джек. - Может, кого-то другого примут с распростертыми объятиями.

- Стоит попробовать, - кивнул Лайл.

Беллито задергался, начал брыкаться, жалобно замычал сквозь пластырь. Лайл подхватил его под руку с другой стороны, и они потащили его вперед.

- Что чувствуешь, Илай? - прохрипел Джек сквозь зубы. - Беспомощность? Смертный страх? Знаешь, что никто не придет на помощь? Не осталось никакой надежды? Очень хорошо. Это лишь малая доля пережитого несчастными детьми, когда ты со своим дружком Минкином затаскивал их в машину. Нравится?

Все сказали широко открытые в панике глаза Илая.

- Вряд ли. Состоится сделка или нет, разница для тебя небольшая. Ты в любом случае не увидишь рассвета.

- У меня вопрос, - сказал Лайл, приближаясь к дверям. - Что, если он пройдет? Мы с Тарой точно не договорились. Вдруг она нас обманет?

Джек понял - он боится, что они опоздали...

- Мне это тоже не нравится, - признался он. - Но делать нечего. У нее все карты.

А если не получится? Что тогда? Выбора не остается.

Он оглянулся. Где та самая индианка, которая вроде все знает? Отправившись с Лайлом в Манхэттен, больше не видел ни ее, ни собаки.

На пороге ноги Илая подкосились, он обвис в их руках.

- Пассивное сопротивление не поможет, - предупредил Джек и взглянул на Лайла. - Держи сзади за ремень.

Лайл послушался, и они добрым старым толчком швырнули его в дверь.

Джек ждал, что Илая отбросит назад, но он пролетел, рухнув на пол в прихожей.

- Ты прав! - крикнул Лайл.

Джек попробовал сунуться следом, наткнулся на прежнюю непроходимую стену, прислонился к ней, вцепившись в непроницаемый плотный воздух.

Прошу тебя, Тара, мысленно говорил он. Не обманывай нас. Мы свое дело сделали. Отдали тебе убийцу. Твой черед расплатиться.

Через невидимую преграду было видно, как Беллито встал на ноги, лихорадочно сорвал с запястий ослабший при падении пластырь, содрал с губ липкую ленту, ринулся к двери. Джек махнул кулаком, целясь в лицо, но Илай попятился, напоровшись на стену.

За спиной у него появилась маленькая девочка. Джек только раз ее видел на снимке в Интернете, но сразу узнал Тару Портмен.

Губы ее шевелились, хотя не слышалось ни слова. Беллито оглянулся, крутнулся обратно, мгновенно узнав, судя по охватившему его ужасу. Бросился к двери, снова остановился в нескольких дюймах от Джека, разинув рот в крике, царапая непроницаемый воздух. Джек ничего не слышал и не чувствовал.

- Иногда, Илай, - шепнул он, - дела принимают неожиданный оборот. Нечасто, но порой это можно устроить. Поэтому я здесь.

В следующий момент Беллито упал на спину, размахивая руками, и его утащила какая-то сила. Он вопил и брыкался, скрываясь из вида.

Джек с Лайлом навалились на барьер в ожидании.

- Давай, Тара, - прохрипел Джек. - Мы выполнили условие. Не подведи...

Тут в коридоре что-то мелькнуло. Кто-то идет... Беллито? Как это ему удалось?

Нет. Кто-то другой... Мигом исчезла боль и отчаяние - он узнал Джиа, хоть и с большим трудом. Никогда такой ее не видел. Волосы, одежда, руки грязные, лицо в слезах, взгляд безумный... Она, спотыкаясь, набирала скорость, мчалась к нему с протянутыми руками.

Стой, чуть не крикнул он, наткнешься на стенку и больно ударишься!

Однако она перескочила через порог, бросилась к нему в объятия, он стиснул ее, прижал, обхватил, закружил, сдерживая рыдания, неспособный выдавить ни слова сквозь ком в горле.

Они еще долго стояли б, обнявшись, если бы не прозвучал голос Лайла:

- Где Чарли? Где мой брат?

Ох, нет, мысленно охнул Джек, протянув к нему руку. Только не говорите... что Чарли...

Джиа приникла к нему, схватила Лайла за руку, всхлипывая, рассказала, как Чарли упал в яму, стенки обвалились и он ради нее пожертвовал жизнью.

- Чарли... - ошеломленно прошептал Лайл с вытянувшимся лицом, - мертв?

По щекам потекли слезы. Он заковылял к двери, не смог войти, навалился на невидимую стену, заколотил в глухое препятствие, плача, выкрикивая имя брата.

Пятница

1

Джек дал Джиа поспать, а сам встал пораньше, намереваясь заскочить в Асторию, посмотреть, чем можно помочь Лайлу. Однако, мельком услышав новости, изменил планы. Радио сплошь кричало про «кошмар в Астории», включил телевизор - и тут все каналы талдычили то же самое.

Джиа спустилась в легком светло-желтом халате, усталая, измученная, но после душа и сна выглядевшая чуть получше.

Он поцеловал ее, обнял.

- Надеюсь, выспалась?

- Проснулась и вспомнила прошлую ночь, - содрогнулась она. - Разве можно спать, помня о Чарли... - Джиа закусила губу, тряхнув головой, посмотрела на Джека, провела ладонью по шее. - До сих пор страшно смотреть. А глаз!..

- Ничего, пройдет.

Он рассказал, как решил обменять Беллито на нее и Чарли, как приятель Илая собрался его задушить, но не упомянул про факс, где речь шла о Вики. Хватит с нее потрясений.

Она напряглась, оглянувшись на телевизор:

- Это...

- Угу. Менелай-Мэнор. Видно, Лайл звякнул копам.

Джек прыгал с канала на канал, пока не попался выпуск новостей, более или менее внятно излагавший последовательность событий.

"Для тех, кто только что включился, повторяем известное на сей момент. Ночью в 1.37 в полицию позвонил Лайл Кентон, владелец дома в Астории, который вы видите на экране, сообщив, что, вернувшись после отсутствия, обнаружил своего брата Чарльза мертвым в яме, выкопанной в подвале. Стенки, видимо, обвалились, и его засыпало землей.

Вы спросите, зачем выкопана яма? Хороший вопрос. Тут история покрывается мраком. Лайл Кентон именует себя спиритом-медиумом, практикуя под именем Ифасен. По его утверждению, они с братом вступили в контакт с духом некой Тары Портмен, которая якобы была убита прежним владельцем дома и закопана в подвале. На протяжении двух последних дней Лайл с Чарльзом раскапывали пол в поисках ее останков. Прошлой ночью произошел обвал, похоронивший Чарльза. Лайл откопал брата, но было уже поздно.

На том сенсационная история не заканчивается, а становится еще удивительнее. Продолжив раскопки, полиция обнаружила два детских скелета. Поиски продолжаются.

Полиция определенно заявляет, что не подозревает мистера Кентона в преступлении. Он живет в доме меньше года, а найденные останки пролежали в подвале гораздо дольше.

Вам слово, Чет..."

Джек запрыгал дальше в поисках упоминания об Илае Беллито, но его имя так и не прозвучало. Где он? Что с ним сделала Тара? Будем надеяться, ему не скоро пришел конец.

- Бедный Лайл, - вздохнула Джиа. - Ужасно, что мы оставили его одного разбираться.

Они втроем ждали, когда исчезнет барьер, но где-то через час Джиа затряслась, задрожала, надо было везти ее домой. Джек позвал Лайла переночевать, а тот велел им ехать, решив остаться. Джек обещал вернуться утром.

- Только он один и может разобраться. Нам засвечиваться нельзя, мне в любом случае. И тебе незачем. Мы ничего не можем добавить.

- Надо его поддержать. Они с братом были очень близки.

- Поверь, у них имелись свои разногласия, хотя их связывали не только кровные узы. Они многое вместе пережили.

- Хорошо, что он позвонил в полицию. Найдут остальные тела. Родные похоронят останки несчастных детей, хоть чуть-чуть успокоятся.

Глаза ее затуманились.

- Вспомнила отца Тары?

Джиа кивнула.

- Не знаю, изменится ли жизнь для него с сыном после похорон, - вздохнула она. - Как-то сомневаюсь. Их так далеко забросило, что назад уже не вернуться.

- Есть идея, - объявил Джек. - Давай уедем из города, например в Монтиселло, навестим Вики в лагере...

- Да ведь она завтра приедет домой!

Он хорошо это знал, но по просиявшему лицу Джиа понял, что идея ей нравится. Единственное, что может ее оживить после жуткой стычки с Тарой, - встреча с дочкой.

- Тем более. Найдем мотель, переночуем, утром вместе с ней позавтракаем в известной мне чистенькой старомодной столовой и все вместе приедем обратно. Будет очень мило.

- Ладно, - улыбнулась Джиа. - Когда едем?

Джек сдержал облегченный вздох. Он искал способ забрать Вики из лагеря, не тревожа мать. Прошлой ночью, пока она принимала душ, сделал пару звонков, в том числе анонимно звякнул в лагерь, предупредив, что некоего ребенка - без имени - собираются похитить, решая судебный спор об опеке. Другой аналогичный звонок поступил в полицию Монтиселло наряду с предложением усилить патрули вокруг лагеря.

Со смертью вожака круг Беллито оказался обезглавленной змеей. Все равно этого мало. Нельзя спать спокойно, пока он не увидит Вики и не возьмет под свою защиту.

Вместе с Джиа. Она передала ему слова Тары: «Оно хочет твоей смерти». Неизвестно, правда ли это, однако вполне вероятно. «Оно» - безусловно, Иное. Чего оно хочет добиться? Уничтожить каждого, кто ему дорог?

Из-за этого Джек всю ночь не спал. Как бороться с чем-то невидимым, действующим так далеко за сценой, что до него сроду не дотянуться?

Единственно возможное решение - сдвинуть фургоны, держа при себе Джиа с Вики.

- Собери вещи, пока я сбегаю по делам. Как только вернусь, сразу едем. Готовься развлекаться.

- По каким делам? - вновь серьезно встревожившись, спросила она.

- Надо заглянуть к Хулио. Поговорить с постоянным клиентом.

2

Джек потягивал кофе у стойки бара, глядя в телевизор в ожидании появления Барни. Надел серую водолазку, спрятав синяки на шее, и черные очки, хотя в баре было темно. На телеэкране почти ничего не видно. Все вокруг, включая Хулио, прилипли к телевизору, глядя живые репортажи из «дома кошмаров».

Он думал о Лайле, гадая, как он пережил гибель брата, впервые оставшись один. Джек хорошо знаком с одиночеством, научился справляться с ним, хотя, может быть, лучше других к нему приспособлен. Приспособлен ли Лайл? Парень крепкий. Вчера ночью все правильно сделал. Неохотно, но правильно.

С ним все будет в порядке.

Насчет Беллито много вопросов, где бы он ни был, черт побери.

Если черт существует, то станет действительным членом того самого круга.

Илай утверждал, что ему сотни лет... Не похоже, чтоб врал. Неужели правда? Едва ли. Скорее всего, он сам так думает. Твердил себе, пока не поверил.

И все-таки, куда увела его Тара? Под землю, за предел? Туда, где можно спокойно забавляться с ним целую вечность?

Годится. Чем дольше, тем лучше.

Дальше вопрос об Эдварде. О подставном брате Илая. Вчера вечером хотелось свернуть ему шею, потом захотелось поблагодарить. Если в он не напустил его на Илая, Адриан похитил бы Вики...

Ничего не поймешь.

В дверях, наконец, мелькнула знакомая физиономия, толстое брюхо устремилось к стойке бара.

- Барни! - махнул рукой Джек. - Садись рядом, я угощаю.

Тот заторопился с ухмылкой.

- Никогда не отказываюсь от угощения.

Барни только что закончил работу, нуждался в бритье, от футболки далеко вперед распространялся предупредительный запах, зубов количественно и качественно было гораздо больше, чем ожидалось.

- Чего выпьешь?

- Красный «Джонни Уокер» и пинту «Хайни».

Джек кивнул хозяину. Хулио расхохотался.

- А может, как всегда, «Олд Смаггер» и кружку «Будвайзера» в восемь унций, старик?

- Это когда я сам плачу. - Барни покосился на Джека. - Откуда такая щедрость?

- Хулио говорит, ты знаешь старика, который недавно мне конверт забросил.

Барни быстро хлебнул скотча.

- Не старика - священника.

Вот это неожиданность!

- Католического?

- Угу. Это отец Эд из Святого Иосифа. Веру хочешь сменить?

- Не сейчас. - Эд... хоть тут не соврал. - Точно священник?

- А как же. Когда я тут жил, всегда ходил к Сент-Джозефу, к пастору Эдварду Хэллорану. Хочешь сказать, что не знаешь его, когда он тебе конверт оставил? - Барни с ухмылкой понизил тон и придвинулся ближе. - Чего там? Послание из Ватикана? У папы проблема, которую надо уладить?

Джек сурово взглянул на него:

- Откуда ты знаешь? Читал мою почту?

Барни напрягся.

- Эй, нет, я... - Он умолк и расплылся в усмешке. - Вот крыса! Чуть-чуть меня не прищучил!

Джек слез со стула, хлопнул его по спине:

- Спасибо, старина, за подсказку, - и опять махнул Хулио: - Наливай еще за мой счет.

- Ну, спасибо, Джек. Посиди, потом и я тебя угощу.

- В другой раз, Барни. Мне надо в церковь.

3

Джек отыскал храм Святого Иосифа на Нижней Вестсайдской улице между покосившимися домами рядовой застройки. Ему сразу понравилась старая готическая постройка из гранитных плит с двумя фигурными шпилями и большим окном-розой. Впрочем, с мытьем одни хлопоты. Слева стоял монастырский корпус, справа маленький дом приходского священника.

Он постучал в дверь дома. Открыла худая пожилая женщина в грязном фартуке. Джек спросил отца Эда, услышал в ответ, что до обеда тот никого не принимает, не пожелал уйти с пустыми руками, попросил передать, что пришел Джек - просто Джек.

Прием сработал.

Отец Эдвард Хэллоран - тот самый Эдвард, что нанял его следить за «братом» Илаем, - тепло и в то же время настороженно приветствовал его в тесном кабинетике.

- Так и знал, что вы меня отыщете, - признался он, пожимая гостю руку.

Джек ответил на рукопожатие, еще не разобравшись в своих впечатлениях. Видя Эдварда в католическом воротничке, слыша сильный провинциальный ирландский акцент, чувствовал себя как в сцене из фильма «Иди за мной». Вот-вот в дверь ворвется Бинг Кросби, вальсируя. Но все-таки священник его обманул. Настает момент истины.

- Я-то думал, священники по определению говорят правду.

- Правильно. - Маленький человечек уселся за письменный стол, указал ему на стул. - Я тоже.

Джек остался стоять.

- Вы представились мне как Беллито, отец Хэллоран.

- Ничего подобного.

- Ну, назвали Илая Беллито своим братом. Это одно и то же.

Отец Эд изобразил ангельскую улыбку:

- Знаете, Господь говорит, все люди братья.

- Давайте не будем играть словами. - Джек наклонился над столом, пристально глядя на священника. - Не хочу доставлять вам неприятности. Хочу только кое-что выяснить. Откуда вы знали, что Илай Беллито собрался похитить ребенка?

Отец Эд взглянул куда-то мимо него, как бы проверяя, закрыта ли дверь, вздохнул и заерзал на стуле.

- Он сам признался.

- Почему? Вы с ним были знакомы?

Голова священника дернулась.

- Почему «был»?

- Потом объясню. Зачем он вам признался?

- Не знаю. В прошлую субботу я сидел в исповедальне, он зашел в кабинку и начал рассказывать, что убил сотни детей и нуждается в отпущении.

- И вы ему поверили?

Священник пожал плечами:

- В исповедальне всякое слышишь. Я поймал его на слове, велев ради отпущения признаться властям. Он со смехом отказался, предупредив, что на следующей неделе убьет в безлунной тьме очередного ребенка. И ушел.

- Как вы узнали, что это был Илай Беллито?

- Выследил, - виновато признался священник. - Не понял, то ли это бред, то ли правда. Человек в любом случае не в своем уме. Я вышел из исповедальни, снял воротничок, проследовал за ним до магазина. Это недалеко. Стоя у витрины, увидел третий вариант: усомнившись в церкви, он решил проверить, способен ли священник нарушить тайну исповеди.

Мой долг - оправдать церковь и спасти невинное дитя. Тут я вспомнил о вас.

- Обо мне? Откуда обо мне известно священнику?

- Один мой прихожанин на исповеди покаялся, что вас нанял.

- Покаялся? Разве это греховное дело? - Не знаешь, то ли гордиться, то ли обидеться. - Кто такой?

- Этого я, разумеется, не могу сказать.

- Ну да...

Пускай будет греховное.

- Кто-то пострадал в результате, поэтому прихожанин, который вас нанял, покаялся. Ну, я пошел, купил фотоаппарат, щелкнул мистера Беллито на выходе, разузнал о нем все возможное - к сожалению, маловато - и договорился о свидании с вами. - Отец Эд склонился над столом. - Скажите теперь, он действительно убивал детей?

- Действительно, - кивнул Джек. - Насчет сотен не знаю, но точно не одного. Много больше.

Отец Эд охнул и перекрестился.

- Святители небесные, спасите...

- Слышали нынче утром про дом в Астории? Отчасти его рук дело.

- Значит, я поступил правильно. Но зачем он признался? Зачем исповедался?

- Наверно, из самодовольства. Выставлял в шкафу в магазине трофеи, отобранные у жертв... Видно, считал себя сверхчеловеком, хотел, чтобы все это знали.

- Спесь... - Священник покачал головой. - Иногда за грехи надо быть благодарным. - Он посмотрел на Джека. - И где сейчас мистер Беллито?

- Исчез.

- Куда?

- Точно не знаю. Просто... исчез. Не беспокойтесь. Он никогда не вернется.

Отец Эд глубоко вздохнул:

- Хочется исповедаться, как моему прихожанину. Вы считаете, что это справедливо?

- Не мне судить, - пожал Джек плечами.

- Вам не хочется исповедаться?

- Нет, пожалуй. По свидетельству хорошего человека, я сделан богоугодное дело.

Эпилог

Явившись через две недели в Менелай-Мэнор, Джек нашел Лайла в переднем дворе, наблюдавшего за садовником, который пересаживал высохшие кусты вокруг стен. Лайл тепло его приветствовал, протянув для пожатия обе руки.

- Как дела, Джек? Заходи.

Он последовал за ним на кухню, Лайл выставил на стол пару банок пива «Миллер».

Джек взмахнул своей:

- За Чарли.

Он умер, спасая жизнь Джиа. Будем поднимать за него бесконечные тосты.

- Аминь. - Оба сделали по доброму глотку. - Как Джиа? - спросил Лайл.

- Пока еще трясется, но справится. К счастью, Вики вернулась.

- А будущий малыш?

- Замечательно, - ухмыльнулся Джек.

Два дня назад Джиа прошла ультразвуковое обследование. Пол определять еще рано, но вообще все в порядке. Какое облегчение...

Хотя по-прежнему неясно, как стать законным отцом ребенка.

- Я действительно очень рад тебя видеть.

- Я тоже, - серьезно сказал Джек. - Раньше пришел бы, да у тебя была тут хорошенькая компания.

За несколько недель после гибели Чарли полиция, вооружившись каким-то радаром, нашла в подвале восемь тел. Дальнейшее обследование ничего не дало. Это все.

- Угу, копы покончили, - улыбнулся Лайл. - Наконец дом вернулся ко мне.

- Да тебя все равно дома не было.

На прошлой неделе Лайл не слезал с экрана, принимая участие в каждом ток-шоу с утра до вечера.

- Ну да, бегал без задних ног.

- Здорово смотришься по телевизору. - В самом деле, весьма убедительный, правдивый молодой человек. - Надо тебе устроить собственное шоу.

- Дважды уже предлагали, - рассмеялся Лайл, потом вдруг усмешка слиняла. - Если меня свяжут со смертью Минкина, буду вести передачи из тюремной камеры.

Труп Минкина обнаружили на другой день, когда служащие магазина пришли искать Илая.

- Не будешь. За нами все чисто.

- Ну и ночка, - тряхнул Лайл головой. - До сих пор не верю. Слышал последнюю новость? Подозревают Илая Беллито.

- Кстати, об Илае, - сказал Джек. - Где он?

- Понятия не имею. В доме никаких следов.

- Просто исчез, ни тела, ничего не осталось?

- Тара его забрала.

Поразительно уверенный тон.

- Надеюсь, она с ним позабавится.

- Не сомневайся, - с той же уверенностью кивнул Лайл.

- Сама больше не появлялась?

- Ни разу. Навсегда пропала. А круг детоубийц остался, - нахмурился Лайл. - Лучше бы все разделили судьбу вожака.

- Я об этом позаботился, - сообщил Джек.

- Как?

- В тот вечер звякнул паре знакомых братьев, - Лайлу не обязательно знать фамилию братьев Микульских, - дал адрес Беллито, сказал, что дверь открыта. Они нанесли визит, покопались в архивах, вытащили жесткий диск из компьютера. Там много интересного, включая фамилии и адреса членов круга.

- Эти самые братья сыщики?

- Нет. - Биография братьев ему неизвестна, и без нее вполне можно прожить. - У них просто большой зуб на педофилов.

- Зуб?

- Угу. - Джек сделал очередной глоток. - Очень серьезно принялись за дело. Верят мне на слово, но все равно проверяют. Лично занялись ребятами из списка Илая, установили слежку и прочее. Как только удостоверятся, примут меры. Кое-кто сгинет.

- Хочешь сказать, их убьют?

- Со временем.

- Как это?

- Со временем они умрут. Сами того не желая. Лайл передернул плечами, словно от холода.

- Что еще остается?

- По-прежнему не понимаю, кто и зачем все это затеял. Особенно после заявления Тары, что кто-то хочет смерти Джиа.

- Я тоже об этом думаю. Наверно, Иное, о котором ты нам рассказывал.

- Мне казалось, что ты не поверил.

Лайл взглянул на него:

- С тех пор я верю многому, чему раньше не верил. По твоим словам, Иное сводит с тобой счеты. Можно только догадываться, что оно не способно нанести прямой удар. Что-то тебя со спины прикрывает... Поэтому старается ударить косвенно, через любимых.

Скорее всего. Наверняка Иное погубило Кейт, а если бы две недели назад дело пошло иначе, погибли бы Вики и Джиа с будущим ребенком.

Лайл сделал очередной глоток.

- Поверим Таре на слово: Иное отправило ее за Джиа. Она безусловно хотела забрать ее, но составила по пути собственный план. Должно быть, Иному не всегда удается держать в своей власти пущенные в дело силы.

- А про Беллито что скажешь? Почему сразу после землетрясения, предположительно разбудившего Тару, он решился признаться священнику в уже совершенных убийствах и в запланированном на следующую неделю?

- Ничего странного, вполне в его духе.

- А почему он выбрал священника, случайно слышавшего обо мне на исповеди?

- Действительно странно, - пожал Лайл плечами. - Никогда не встречался с таким удивительным делом. Может, им заправляет не только Иное? Как насчет той всезнающей индианки, которая заскочила в гараж? На чьей она стороне?

- На своей, насколько мне известно. Ты ее с тех пор видел?

- Как сквозь землю провалилась. То и дело ходила мимо со своей собакой, а с того вечера больше ни разу.

Джека и самого интересовала индианка, чем-то напоминавшая другую женщину, которая несколько месяцев назад предупреждала его и исчезла. Тоже с собакой, но старше и с русским акцентом.

Что происходит в моей жизни? - мысленно выкрикнул он. Нехорошо, что его двигают, словно пешку, по вселенской шахматной доске, но Джиа с Вики не воины, их нельзя трогать.

Впрочем, может быть, в этой битве все воины.

- Ну, что скажешь?

- Не знаю, - вздохнул Лайл. - Похоже, все мы во власти каких-то неведомых сил. Остается лишь плыть по течению, держа над водой голову.

- Все мы?

- Да, все. Помнишь, я видел надвигающуюся тьму? Она по-прежнему близится.

Не стоит напоминать, что в видении после Лайл пережил темноту вместе с братом.

- Вернешься в Мичиган?

- Ни за что! Тут останусь, займусь своим делом.

- Без Чарли?

- Вот поэтому я и хотел с тобой встретиться. Пошли в канал.

Джек последовал за ним, споткнувшись на пороге при виде гроба - простого соснового - на полу посреди комнаты.

- Это...

- Чарли, - кивнул Лайл. - Вскрытие подтвердило смерть от удушья, полиция выдала тело, я попросил доставить сюда. Сказал, будто хочу отправить его в Мичиган, но собираюсь похоронить в подвале. Мне нужна твоя помощь.

Джек опешил:

- Что? Я, конечно, готов помочь, но...

- Чарли хочет остаться здесь.

- Правда? - Неужели он свихнулся? - Откуда ты знаешь?

- Чарли сам сказал.

- А...

- Уверяю тебя, - расхохотался Лайл. - Посмотрел бы ты сейчас на себя, старик! Думаешь, я совсем съехал с катушек? - Он оглянулся. - Чарли, смотри, кто пришел... Поздоровайся!

Джек прислушался, ожидая какого-то фокуса, ничего не услышал. Гроб с телом Чарли вдруг сдвинулся, поднялся в воздух, завис в четырех футах над полом, развернулся на триста шестьдесят градусов, опустился на ковер.

- Замечательно, - оценил он. - Что за механика?

- Никакой механики. - Лайл подошел к столу с разложенными картами Таро. - На другой вечер после смерти Чарли я сидел тут, оплакивая его, вдруг карты Таро открылись, сами разложились, «отшельник» взлетел в воздух, завис перед глазами. «Отшельник» - карта Чарли. Так он сам себя называл.

Повторилось то же самое: карта с изображением отшельника затрепыхалась в шести дюймах под носом у Джека.

Он поймал ее в воздухе, ища невидимые нитки. Ничего не нашел.

- Отдаю тебе должное, Лайл. Потрясающе.

- Клянусь, это не фокус. - Глаза наполнились слезами. - Чарли вернулся. То есть не уходил. Смотри.

Лайл схватил Джека за руку, потащил к командному пункту. Практически пустому.

- Когда полиция копалась в подвале, я дотумкал, что скоро полезут наверх. Вспомнил мадам Помроль после обыска и демонтировал приспособления Чарли. В конце концов, больше они не потребуются.

Джек оглянулся, слыша перезвон. В воздухе раскачивался старый храмовый колокол, в который при его первом визите звонил Чарли.

- В этом доме, Джек, я обретаю силу и воспользуюсь ею. Не под маской Ифасена, а сам по себе. Чарли поможет, при условии, что мы ответим делом на дело. Никаких больше фокусов, никакого вранья.

Карты Таро вспорхнули с круглого столика, посыпались на Джека.

- Братья Кентон остались командой, Джек, - рассмеялся Лайл. - Будем делать настоящее дело. Единственные в этом городе.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Есть хорошая фраза из детского прошлого ее любили повторять в молодости наши родители: Кем бы я был, если бы не лез в дела своих друзей

    Документ
    Есть хорошая фраза из детского прошлого — ее любили повторять в молодости наши родители: «Кем бы я был, если бы не лез в дела своих друзей!» В текущий век индивидуализма и современной ему конфликтологии такие лозунги «не проходят»,

Другие похожие документы..