Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Лекция'
Краткие основы биохимии. Структуры молекул белка, РНК и ДНК. Методы шифровки и передачи наследственной информации. Аффинные взаимодействия между белка...полностью>>
'Документ'
Факультет менеджмента Восточноукраинского национального университета им. Владимира Даля приглашает Вас на ІІІ Международную научно-практическую конфе...полностью>>
'Документ'
Навчальна нормативна дисципліна “Історія держави і права зарубіжних країн” передбачає можливість ознайомлення з тенденціями та загальними закономірно...полностью>>
'Книга'
Действительно, книга – великое чудо. Это надёжное средство передачи знаний от поколения к поколению, своеобразная летопись человеческого общества. На...полностью>>

Вопросы историографии и источниковедения

Главная > Биография
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Одним из способов сохранения документов, применявшихся в османских архивах, была замена чернил, используемых при написании официальных документов. Анилиновые чернила, на которые турецкие канцелярии перешли во второй половине Х1Х в., быстро выцветали. На это первыми обратили внимание чиновники османского военного ведомства, и был издан специальный указ, который предписывал использовать только местные турецкие чернила. Помимо этого, были разработаны чернила специального химического состава, которые были более долговечными, чем анилиновые [BOA, BEO, 303394].

Несмотря на эти меры, содержание документов в османских архивах все же оставалось неудовлетворительным и вызывало нарекания. Об этом свидетельствуют отчеты османских служащих о состоянии тех документов, которые хранились в подвалах Топкапы и Баб-и Али [BOA, Y.EE.30/124/51/78].

Следует отметить, что в ходе реформ Танзимата османская бюрократия начинает перенимать методы оформления и подготовки деловых и финансовых бумаг, принятые в Европе. Языком внутреннего общения членов бюрократического аппарата между собой становится французский язык. В связи с этим, на рубеже ХIХ – ХХ вв. в Османской империи практически не остается государственных служащих, которые могли бы прочитать документы ХV–ХVШ вв., например, хозяйственные и финансовые бумаги, оформлявшиеся письмом сиякат, или дипломатические, составленные почерком дивани. Это было связано с палеографическими особенностями документов, а в случае с сиякат и с их содержанием (поскольку зачастую сиякат представлял собой сокращенную или зашифрованную запись и предполагал осведомленность адресата в общих чертах о том, что говорилось в документе). Несмотря на то, что в 1900 г. В Министерство Финансов, Недвижимого имущества, Государевых регистров, а также в Управление Высочайшего Дивана было направлено специальное распоряжение [BOA, BEO, 117732] относительно подготовки персонала, владевшего навыками работы с подобными документами, ситуация не улучшилась [BOA, BEO, 292457]. Надо отметить, что во многом она остается такой и по сей день. По личным наблюдениям автора статьи, многие турецкие исследователи и сотрудники архивов с легкостью читают документы позднего периода середины ХIХ–начала ХХ вв., но не могут разобрать тексты документов более раннего времени.

В 1892 г. В административной системе Османской империи произошли важные изменения, отчасти касавшиеся и архивного дела. Было решено перейти к новой системе делопроизводства – ведению дел (dosya), а не дефтеров [BOA, DUİT., 37-2/11-4]. Подготовка к изменениям была тайной. Однако переход к ней затянулся вплоть до 1916 г.

В годы второго конституционного периода с 1908 по 1914 гг. произошли очень важные изменения в архивном деле в Османской империи. Особенностью этого периода стало то, что теперь разрешалось использовать архивы не только в интересах государства, но и частным лицам для различных юридических процедур и научных исследований. Значение архивов значительно возросло после создания Комиссии по Османской истории (Tarih-i Osmani Encümeni)и деятельности Издательства Османской истории (Tarih-i Osmani Mecmuası). В этот период главе Комиссии по Османской истории Абдуррахману Шереф-бею было разрешено проводить изыскания в архивных хранилищах в Топкапы и в районе площади Султанахмет. Была составлена комиссия в составе 10 человек, которая и занималась описанием древних актов [3, s. 265]. Кроме того, ему было поручено составить каталоги и описания документов из этих хранилищ. Именно благодаря его усилиям была начата работа по классификации документов, которые не были переведены в Хазине-и Эврак и оставались в подземных хранилищах на территории дворца Топкапы и за его пределами. Всего усилиями комиссии из старых подвалов было вывезено в библиотеку дворца великого визиря 518 подвод с документами. Еще 200 подвод были вывезены во дворец Йылдыз и сложены там в дворцовой мечети. Эти документы были переплетены и расположены в томах частично в хронологическом порядке, а отчасти предметно (например, отдельные тома содержали документы, относившиеся к договорам о Церкви Гроба Господня в Иерусалиме) [1, c. 360].

Особая роль в становлении османского архивного дела принадлежала члену-корреспонденту Комиссии по Османской истории, католическому священнику, венгру по происхождению Имре Карачону, который был официально направлен венгерским правительством в Стамбул для изучения истории Венгрии в период господства Османов. Он ознакомил турецких историков с состоянием архивного дела в Венском архивном департаменте: представил схемы и планы, порядок внутренней организации и работы с документами, и сообщил, что в Вене имеется даже фотостудия для пересъемки документов [14, s. 23–38.].

Работа комиссии продолжалась вплоть до 1914 г. И была прервана в связи с разногласиями между Абдуррахманом Шереф беем и руководством Хазине-и Эврак. Формальным поводом стал его рапорт на имя великого визиря с просьбой, в связи с его чрезмерной занятостью, передать все мероприятия по описанию документов в Хазине-и Эврак. Его просьба была удовлетворена, и была создана особая комиссия из представителей Хазине-и Эврак, и Палаты документов (Bab-ı Ali Evrak Odası) и канцелярии Амеди для продолжения работы [BOA, BEO, 320696].

Некоторые результаты работы комиссии Абдуррахмана Шереф бея были опубликованы в журнале «Revue historique», который издавался обществом османской истории, в статье «Evrak-i Atika ve Vesaik-i Tarihiyyemiz». В.В. Бартольд в своей работе «Хранение документов в странах мусульманского Востока» дает оценку этой статье, говоря, что хотя статьи об архивном деле из данного журнала, хотя и свидетельствуют о пробуждении среди образованных «османцев» интереса к своему прошлому, в то же время доказывают их неспособность справиться, без помощи европейских научных сил, с соответствующими научными задачами [1, c. 361].

В этот период в переписке османских министерств начинает появляться т.н. принцип «поддержания связи» (ilgi tutma). Он заключался в следующем. Для более правильного и упорядоченного ведения дел в прошениях, рапортах и ответных письмах необходимо было открыто указывать номер документа, его дату, название отправителя (учреждения или частного лица). Такой же порядок был введен и при оформлении телеграмм [19, s. 14].

В годы правления султана Абдулхамида II в его резиденции – дворце Йылдыз – сформировался огромный архив. В начале 10-х гг. он был передан в ведение Центрального командования (Османского генерального штаба) (Merkez Kumandanlığı), где его изучением занялись военные. Их интересовали, прежде всего, доносы полицейских осведомителей и секретные рапорты. Все, что относилось к государственным делам, передавали в канцелярию великого визиря в ведение особой комиссии (под руководством Махмуда Кемаля Инала), которая распределяла эти документы по архивам соответствующих депар-таментов и ведомств [22, s. 453].

В конце 1913 г. Началась ревизия архивов четырех османских ведомств: Министерств внутренних и иностранных дел, ведомства великого визиря (Bab-ı Ali), а также документов Государственного совета (Şura-i Devlet). Поскольку документы были сильно подпорчены и хранились в беспорядке, часть из них было решено временно складировать в отдельные сундуки, чтобы в будущем сжечь за ненадобностью. Остальные решено было упорядочить и распределить по картонным папкам в соответствии с их ведомственной принадлежностью. Для этого решено было создать специальную комиссию, в которую входило бы по одному чиновнику из указанных министерств, а также специальная группа из числа архивистов Министерства иностранных дел [BOA, BEO., 318983; 319159; DH İD, 185-1/38].

В 1915 г. Происходят очередные изменения в статусе Хазине-и Эврак. Чиновников-архивистов Министерства иностранных дел и ведомства великого визиря (Bab-ı Ali) решено было объединить под эгидой Генерального управления хранилища документов Высокой порты (Bab-i Ali Hazine-i Evrak Müdiriyet-i Umumiyesi), образовав два подразделения: Великого визиря и МИД’а. Согласно «Проекту установления относительно Генерального управления хранилища документов Высокой порты», (Bab-i Ali Hazine-i Evrak Müdiriyet-i Umumiyesi Nizamnamesi layihası) для руководства действиями Хазине-и Эврак и координации действий со всеми ведомствами из секретарей ведомства Великого визиря и МИД’а формировалась специальная «комиссия Хазине-и Эврак» (Hazine-i Evrak Encümeni) под руководством Министра иностранных дел. Проект был одобрен османским Государственным советом [BOA, Şura-yı Devlet., 2835/31]. Однако, в 1916 г. Начались запланированные изменения в системе делопроизводства, и поэтому было решено объединить под одним руководством архивы Великого визиря, Министерств иностранных и внутренних дел, а также Государственного совета. Из чиновников этих учреждений была образована Комиссия Хазине-и Эврак, которая подготовила новый проект «Организации хранилища документов Высокой порты (Bab-i Ali Hazine-i Evrak Teşkilatı)». В отличие от предыдущего проекта, теперь руководство Хазине-и Эврак переходило к канцелярии великого визиря. По вопросу о том, какие документы необходимо сохранять, какие документы можно переводить в хранилища Хазине-и Эврак для публичного доступа, а какие – хранить в закрытом режиме в ведомственных архивах, и как это сделать, члены комиссии не сумели выработать единого мнения, поэтому ими были подготовлены отдельные докладные записки на эту тему [BOA, DUİT., 37-2/11-4]. В конце 1917 г. Было выпущено новое положение о статусе Хазине-и Эврак, согласно которому в Генеральном управлении хранилища документов Высокой порты предусматривалось создание еще двух отдельных департаментов: Управленческих документов (Evrak-i İdariye) и Исторических документов (Evrak-i Tarihiyye) [BOA, A.DVN.MKL., 63-A/24]. Но в связи с ухудшением положения на фронтах Первой мировой войны эти работы были прерваны и не доведены до конца.

В 1915 г. Османское правительство сочло необходимым, в связи с угрозой нападения на Стамбул, вывезти наиболее важные документы из Хазине-и Эврак. 208 ящиков с документами были погружены на специальный поезд, предоставленный Министерством обороны, и отправлены в Конью. Губернатору Коньи были даны особые распоряжения на счет хранения архивов. Но уже через год архивы были возвращены обратно в Стамбул тем же специально оборудованным поездом [BOA, BEO. Siyasi, 34/42: Meclis-i Vükela Mazbataları, 197/107; Meclis-i Vükela Mazbataları, 201/45].

В начале 1916 г. С целью лучшего сохранения и упорядочения бумаг, находившихся в различных государственных учреждениях, вышла в свет новая Инструкция по делопроизводству (Talimatname) [BOA, DUİT., 37-2/11-5]. В соответствии с ней, все указы и документы, которые подлежали сохранению и занесению в папки с делами, необходимо было: прежде всего, правильно зарегистрировать. Требовалось убрать из канцелярий все лишние бумаги, за исключением тех, которые в соответствии с требованиями аппарата великого визиря необходимо было оставить и сохранить. Также говорилось о необходимости сохранять в папках копии и оригиналы вообще всех документов, и увеличить количество чиновников, занимавшихся перепиской, копированием и регистрацией документов. Кроме того, решено было построить для хранения документов отдельное помещение ввиду того, что в Хазине-и Эврак физически не осталось места для их хранения. К тому же само здание сильно пострадало от нескольких пожаров в конце ХIХ – начале ХХ вв.

Постепенно все ведомственные архивы Османского государства стали передаваться в распоряжение данного учреждения, однако в 1914 г. В связи с началом Первой мировой войны данный процесс был приостановлен.

Часть документов, собранных в период правления Абдулхамида II, начиная с последней четверти ХIХ в., извлекалось из архивохранилищ для описания и классификации и временно складировалось в Храме Святой Софии сначала в махфилях (место в мечети, предназначенное для правителя или высших государственных лиц, и где обычно могли заседать мусульманские судьи и переписчики), а затем в помещениях, примыкавших к галерее храма [9, s. 45–46]. Большая часть находившихся документов была посвящена делам вакфов. В 1916 г. Была создана особая комиссия из числа чиновников Министерства по делам вакфов (Evkaf-ı Hümayun Nezareti), которая начала каталогизацию и описание этих архивов. Поскольку среди этих документов были найдены важные документы, относившиеся к проблемам Военного министерства (Askeriye),, Министерства финансов (Maliye), Морского министерства (Bahriye), и Министерства государственного имущества (Mülkiye), было принято решение направить от каждого из них специального чиновника, который бы составил опись этим документам и определил бы для них надежное место хранения [BOA, DH.KMS, 42/25].

В 1917 г. Для османской бюрократии весьма актуальным стал вопрос об уничтожении некоторой части документов. Во-первых, это было связано с излишним количеством документов, которые скопились в османских архивах. Во-вторых, это было связано с ситуацией на фронтах и угрозой военного поражения. Однако, специальной инструкции на этот счет издано не было, поэтому была организована смешанная комиссия из представителей различных османских министерств и ведомств, которая должна была отделить значимые документы от неважных, и принять решение об их уничтожении. Но, в связи с тяжелым положением в стране, комиссия так и не смогла приступить к работе[BOA, BEO, 335986].

Несмотря на тяжелое военное время, в Османской империи продолжалась текущая работа служащих архивов по описанию и классификации документов, собранных еще Абдурахманом Шерефом и хранившихся в Библиотеке Блистательной Порты (Bab-ı Ali Kütüphanesi),. В декабре 1920 г. В Стамбуле была создана Комиссия по классификации исторических документов (Vesaik-i Tarihiyye Tasnif Encümeni) [BOA, BEO, 349985]. Ее задачей была классификация и описание документов, находившихся в библиотеке дворца Великого визиря. Главой комиссии был назначен Али Эмири Эфенди. В ходе работы комиссии выявлялись документы, которые необходимо было перевезти в Хазине-и Эврак. Все обнаруженные документы были разделены на три части. Первая часть содержала документы государственной важности, которые были направлены в Хазине-и Эврак. Вторая часть, содержавшая документы, связанные с деятельностью дворца Топкапы, с жизнью султанов и их окружения, была направлена в его хранилища. В Топкапы принималось окончательное решение о судьбе этого документа. К третьей группе были отнесены документы, которые не принадлежали ни к первой, ни ко второй группе.

Система классификации и описания документов в Османской империи заключалась в следующем: сначала в хранилищах отбирались необходимые документы, которые чиновники сворачивали свитки в соответствии с периодами правления султанов, находившихся в то время у власти. Затем эти документы складывали в сундуки, которые направлялись на рассмотрение комиссии. Члены комиссии, разбирая эти документы, распределяли их по большим тематическим разделам. Османские архивисты внутри тематических блоков располагали документы в хронологическом порядке, в соответствии с периодом правления султана и датой их создания. Каждый документ пронумеровывался, заверялся печатью, и затем принималось решение подшить его в дело. Каждому делу присваивался порядковый номер, и составлялось краткое описание бумаг, которые находятся внутри него. После этих процедур дела отсылались в то ведомство, в котором они когда-то были созданы, или же к которому они имели отношение. Те документы, которые были повреждены, решено было отреставрировать [BOA, BEO, 349985; BOA, BEO, 350226]. Комиссия столкнулась с неожиданными проблемами: комната, в которой проводились работы, оказалась слишком маленькой, и поэтому было решено выделить другое, более просторное помещение [BOA, BEO, 350292].

Комиссия продолжала свою работу до 1924 г. Однако, вследствие конфликта между архивистами относительно методов каталогизации и описания, Али Эмири Эфенди подал в отставку, и комиссия вынуждена была прекратить свою работу [4, s.6]. Всего же за время работы комиссии было описано и каталогизировано более 180.000 документов, которые охватывали временной период от эпохи бейликов (XIII в.) и до правления султана Абдулмеджида (1839–1861). Каталог этих документов под названием «Опись Али Эмири» (Ali Emiri Tasnifi) насчитывает 53 тома с описаниями документов, настоящее время находится в ОАКПМ и доступен исследователям. В этом каталоге содержатся описи документов, освещающих политику Османской империи, ее войны, дипломатические отношения с другими государствами, вопросы раздачи тимаров и зеаметов. Также содержатся материалы заседаний Дивана по важнейшим вопросам жизни страны [23, s. 393–394.].

После отставки Али Эмири Эфенди была сформирована новая комиссия под руководством Махмуда Кемаля Инала. Работа по описанию и классификации архивных материалов продолжалась с мая 1924 г. По май 1926 г. Особенностью каталогов и описаний, составленных под его руководством, стало то, что документы теперь были расположены не в соответствии с годами правления султанов, а с их темами. Документы были распределены по тематическим группам: юстиция, военные документы, документы по истории флота, документы внутренних дел, документы, связанные с чеканкой монет; древние акты.

Всего было обработано 47.000 документов, охватывающих период с 1425 по 1873 гг. Описание составило 29 томов. Внутри каждого тематического раздела сохранялась при этом общая хронология документов.

Как видно, в Османской империи не существовало единых форм и методов работы с документами и архивными материалами. Турецким архивистам не было еще известно даже самого слова «архив». Тем не менее, на тот момент Турция была единственным мусульманским государством, в котором была сделана попытка реорганизовать архивное дело по европейским образцам [1, c. 359–361]. Отчетливо видно, что в рассматриваемый период турецкими бюрократическим кругами были предприняты попытки «упорядочивания» архивного дела и хранения документов. Под «упорядочиванием» в данном случае подразумевалась реорганизация архивного дела, предусматривавшая, прежде всего, упрощение бюрократических процедур и сокращение резко возросших объемов документооборота, контролировать который, используя старые методы, становилось все труднее. Такие инициативы исходили, в основном, «сверху», и первоначально не предусматривали возможности использования архивных материалов в научных целях. Особенностью османского архивного дела в рассматриваемый период стало отсутствие единообразного подхода к организации описей и каталогизации архивных документов. Это свидетельствует о том, что вплоть до середины 20-х гг. прошлого века у османских архивистов отсутствовало четкое представление о роли и задачах архивных учреждений в стране. Не существовало также и стандартов описания самих документов. Интересно, что такой подход сохраняется и поныне.

Реформы в области архивного дела не были доведены до своего логического завершения. Одновременно с этим в системе делопроизводства происходил лавинообразный рост количества документов и увеличение количества чиновников. Примечательно, что основным способом организации работ по описанию документов стал коллективный принцип – для решения каких-либо проблем, связанных с архивами и документами, создавалась комиссия. При этом комиссии в турецких условиях показали свою неэффективность. Многие из тех каталогов, которые были подготовлены в Османской империи, сохранившись практически в изначальном (иногда – в рукописном) виде, с незначительными изменениями, доступны для исследователей. Это описи султанских указов (İrade), августейших посланий (Hatt-i Hümayun), а также каталоги дефтеров и дел Палаты бумаг Высокой Порты (Bab-ı Ali Evrak Odası), документов канцелярии Высочайшего дивана (Divan-i Hümayun Odası), протоколов решений Государственного совета (Şura-yı Devlet) [24, s. 311–312 ].

После образования Турецкой республики новые власти не сразу осознали важность архивов. После отмены султаната, 1 ноября 1922 г., все делопроизводственные процедуры в султанских учреждениях были остановлены. Заслуживавшим доверие чиновникам бывшей султанской администрации поручили до особого распоряжения лишь сохранять те документы, которые уже имелись в канцеляриях. 1 марта 1923 г. Турецкое правительство утвердило новое ведомство по делам архивов (оно получило название Канцелярия хранилища документов (Mahzen-i Evrak Mümeyizliği), задачей которого являлось сохранение архивов Османской империи. Первым республиканским хранителем архивов был назначен бывший директор Хазине-и Эврак, Махмуд Недим Бей. Новая канцелярия был подчинена аппарату особой канцелярии при ВНСТ (Великом национальном собрании Турции). Однако по мере реформирования турецкого общества менялась и архивная служба. 31 мая 1925 г. Она была переподчинена Управлению Особой канцелярии при премьер-министре (Başvekalet Kalem-i Mahsus Müdüriyeti). Название было также изменено – Hazine-i Evrak Mümeyizliği. С 1 июня 1927 г. Произошло очередное изменение – канцелярия снова изменила свое название на «Hazine-i Evrak Müdür Muavinliği» («Управление Вице-директора хранилища документов») и перешла в ведение Секретариата Премьер-министра. 20 мая 1933 г. Было решено объединить Управление документации (Evrak Müdürlüğü), которое находилось в Анкаре, и Управление Вице-директора хранилища документов. Новая структура получила название «Управление Документации и Хранилища документов при кабинете Премьер-министра» (Başvekalet Evrak ve Hazine-i Evrak Müdürlüğü). 19 апреля 1937 г. Управление было переименовано в Архивный департамент при кабинете Премьер-министра. Законом №4443 от 29 июня 1943 г. Департамент был переименован в Генеральное управление архивов при кабинете Премьер-министра (Başvekalet Arşiv Umum Müdürlüğü) [5, s. 593–595]. 27 февраля 1982 г. Законом № 8/4334 о реорганизации министерств архивная служба снова была включена в состав аппарата премьер-министра под названием «Управление депар-тамента Османского архива» (Osmanlı Arşivi Daire Başkanlığı) [15, s. 221].

В его фондах хранятся практически все сохранившиеся до настоящего времени документы государственных учреждений Османской империи с момента ее основания в конце Х111 в. И вплоть до образования Турецкой республики в 1924 г. В первой половине ХIХ в. В системе хранения архивов государственных учреждений в Османской империи начали происходить существенные изменения. В 20–30-х гг. был принят рад постановлений, в соответствии с которыми был утвержден статус архива как госучреждения. Архив был подчинен 1-му заместителю премьер-министра. 27 февраля 1982 г., в соответствии с законом о преобразовании министерств, архив был подчинен Кабинету премьер-министра и стал называться Османский архив при Кабинете премьер-министра (Başbakanlık Osmanlı Arşivi).

В настоящее время архив открыт для иностранных исследователей. В архиве обеспечены весьма комфортные условия работы. Часть документов перенесена в электронный каталог в базе данных архива (в частности, акты 15–17 вв.), благодаря чему работать с ними удобно. Тем не менее, по оценкам некоторых турецких исследователей, к настоящему времени открыто и описано лишь около 20% османских документов. Остальные 80% все еще находятся в хранилищах Османского архива при Кабинете премьер-министра и остаются практически неописанными и недоступными для исследователей. Таким образом, турецкие архивы сейчас только начали открывать свои фонды и издавать описи неизвестных ранее документов. Не следует забывать, что огромное количество османских архивных документов до настоящего времени хранится в архивах бывших провинций Османской империи. Известны публикации найденных Н.Н. Шенгелия в Болгарии архивных реестров Вилайета Гюрджистан, османских документов из Венгрии (Юлиус 59емеет, Кальди Надь), Румынии (Мустафа Мехмед. Михай Максим), трофейных архивных фондов в России. Остаются малоисследованными османские фонды архивов Албании, Македонии, Египта, Сирии, Ирана, сведениями о которых, тем не менее, располагают специалисты.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Учебно методический комплекс по дисциплине «Источниковедение истории Казахстана» специальность 050114 «История»

    Учебно-методический комплекс
    Учебно - методический комплекс дисциплины составлен профессором кафедры истории Казахстана, доктором исторических наук Аманжолом Ку­зембайулы, магистранткой исторического факультета второго года обучения Мукужановой Айзадой на основании
  2. И. Г. Программа кандидатского экзамена по специальности 07. 00. 09 «Историография, источниковедение и методы исторического исследования». Тюмень, 2011. Программа

    Программа
    Семенова В.И., Шишкин И.Г. Программа кандидатского экзамена по специальности 07.00.09 «Историография, источниковедение и методы исторического исследования».
  3. Программа минимум кандидатского экзамена по специальности 07. 00. 09 «Историография, источниковедение и методы исторического исследования»

    Программа
    Настоящая программа кандидатского минимума предназначена для аспирантов и соискателей, ведущих исследования в области историографии и источниковедения.
  4. Удгу дербин Евгений Николаевич Институт княжеской власти на Руси IX начала XIII века в дореволюционной отечественной историографии Ижевск 2007

    Реферат
    Дербин Е. Н. Институт княжеской власти на Руси IX — начала XIII века в дореволюционной отечественной историографии. Ижевск: Издательский дом «Удмуртский университет», 2007.
  5. 1. Предмет, цели, задачи историографии

    Документ
    Историография — история исторической науки в целом, а также совокупность исследований в области истории, посвященных определенной теме или исторической эпохе (например, историография эпохи Крестовых походов), или совокупность исторических

Другие похожие документы..