Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Фарфоровая посуда, белый фон голубой рисунок. Сколько «голов» входит в рост взрослого человека, при выполнении рисунка....полностью>>
'Документ'
Заканчивая свой великий труд о войне и мире, Лев Николаевич Толстой попытался осмыслить исторические основы движения народных масс, в частности, возн...полностью>>
'Литература'
Цель: На основе анализа существующей нормативно-правовой базы, теории и практики обеспечения безопасности личности, общества и государства в погранич...полностью>>
'Сценарий'
Вы в школе почти целый год отучились,Вы много успели и много узнали.Писать и считать вы уже научилисьИ первые книги свои прочитали.А верным помощником...полностью>>

Терра»-«terra» москва 1999

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

В резерве Верховного Главнокомандования оставались один фронт, 8 общевойсковых и 2 танковые армии, 7 танковых и 4 механизированных корпуса, 10 артиллерийских и мино­метных, 11 авиационных дивизий. Резервные соединения имели на вооружении около 20 тыс орудий и минометов, более 2 тыс танков и САУ и 200 боевых самолетов.

Во второй половине 1943 г. на территории СССР продолжалось формирование иност­ранных воинских частей и соединений. Началось создание 1-й польской дивизии имени Тадеуша Костюшко, развернутой в августе в 1-й польский армейский корпус. К осени 1943 г. на базе 1-го отдельного чехословацкого пехотного батальона была сформирована 1-я от­дельная чехословацкая пехотная бригада. В конце года было завершено формирование ру­мынской добровольческой дивизии им. Тудора Владимиреску. Все иностранные вооружен-

1 История второй мировой войны 1939—1945. Т. 6. М., 1976. С. 147.

2 Гриф секретности снят. С. 157, 370.

3 Стратегический очерк Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. М., 1961. С. 508, 509.

11

ные формирования создавались за счет средств Советского Союза и обучались советскими ин­структорами.

Германия в 1943 г. также сумела повысить выпуск военной продукции. Особенно сред­них и тяжелых танков, артиллерийских средств. Производство их увеличилось более чем в 2 раза, а боевых самолетов — в 1,7 раза в сравнении с 1942 г. Принятые на вооружение не­мецкой армии новые танки Т-У(«пантера»), T-YI («тигр») и штурмовое орудие «фердинанд» по ряду показателей превосходили лучший к этому времени советский танк Т-34. К лету 1943 г. вооруженные силы Германии насчитывали 10,3 млн человек, которые на вооруже­нии имели около 77 тыс орудий и минометов, 15 тыс танков и штурмовых орудий, 6,3 тыс боевых самолетов. Танковые войска были объединены в 28 танковых и 13 моторизованных дивизий. На советско-германском фронте действовали 4 группы армий, 8 полевых и 4 тан­ковые армии, 4 воздушных флота, около 200 дивизий. В их составе насчитывалось 4,8 млн солдат и офицеров, 51 тыс орудий и минометов, 5,6 тыс танков и штурмовых орудий, 2,7 тыс боевых самолетов. Войска союзников Германии имели в своем составе 525 тыс чело­век, 5250 орудий и минометов, 250 танков, 280 самолетов1.

После стабилизации фронта в марте 1943 г. внимание противоборствовавших сторон было приковано к Курскому выступу. Сосредоточенные здесь войска Центрального и Воронежско­го фронтов угрожали флангам и тылам немецких групп армий «Центр» и «Юг». В свою очередь противник, владея орловским и белгородско-харьковским плацдармами, расположенными севернее и южнее выступа, мог нанести мощные фланговые удары по сходящимся направле­ниям. Не разрешив проблему Курского выступа, стороны не могли без риска проводить сколь­ко-нибудь масштабные операции на других участках советско-германского фронта.

Военно-политическое руководство Германии, стремясь вернуть себе стратегическую ини­циативу, тщательно готовилось к летним сражениям. Планом операции на Курской дуге, получившей кодовое наименование «Цитадель», намечалось одновременными ударами с се­вера и юга на Курск окружить и уничтожить войска Центрального и Воронежского фронтов, а затем нанести удар в тыл Юго-Западному фронту. Конечным итогом летней кампании, по замыслу немецкого командования, должен был стать поворот хода войны в пользу Гер­мании. В оперативном приказе Гитлера № 6 от 15 апреля 1943 г. говорилось: «Как только позволят условия погоды, провести наступление «Цитадель». Этому наступлению придается решающее значение. Оно должно завершиться быстрым и решающим успехом... В связи с этим все подготовительные мероприятия необходимо провести с величайшей тщательностью и энергией... Каждый командир, каждый рядовой солдат обязан проникнуться сознанием решающего значения этого наступления. Победа под Курском должна явиться факелом для всего мира»2.

Двухлетний опыт войны для советского стратегического руководства не пропал даром. Были учтены допущенные ранее ошибки. К выработке решений Ставкой стали активнее привлекаться фронтовые инстанции.

В подготовительный к Курской битве период командованием Красной Армии большое внимание уделялось разведке. Начальник Генерального штаба в своей директиве № 11920 от 3 апреля 1943 г. потребовал от фронтов постоянно следить за изменениями в группировке противника, всеми видами разведки своевременно определять районы сосредоточения его войск, особенно танковых. В результате советскому командованию удалось своевременно вскрыть подготовку вермахта к крупному наступлению.

По указанию Ставки в первых числах апреля для координации действий в район Курско­го выступа прибыл Г.К Жуков. 8 апреля он представил И.В.Сталину подробный анализ возможных действий противника весной и летом 1943 г. Маршал считал, что главные опе­рации вермахт развернет против Центрального, Воронежского и Юго-Западного фронтов с тем, чтобы после их разгрома получить свободу маневра для обхода Москвы с юго-востока по кратчайшему направлению. Он предложил измотать противника обороной, выбить тан­ки, а затем, введя свежие резервы, переходом в наступление добить его основную группи­ровку. Свои соображения о возможных действиях сторон представили и командующие вой­сками фронтов.

12 апреля в Ставке ВГК состоялось обсуждение плана боевых действий на лето 1943 г. В ходе обсуждения было выработано предварительное решение. Окончательный план операции был принят в начале июня 1943 г. Планом предусматривалось в оборонительном сражении

1 Стратегический очерк Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. С. 517—519 с.

2 Kriegstagebuch des Oberkommandos Wermacht (Wermachtfuhrundsstab). Bd. III. S. 1425.

12

отразить удар и обескровить противника, а затем перейти в контрнаступление и завершить его разгром. В дальнейшем предусматривалось развернуть общее наступление, нанося глав­ный удар в направлении Харьков, Полтава, Киев. Одновременно разрабатывался и насту­пательный вариант операции на случай, если противник отложит начало наступления под Курском на длительный срок.

В период с 5 июля по 23 августа 1943 г. на территории семи областей России и Укра­ины, в полосе 600 км по фронту и до 150 км в глубину развернулась Курская битва. Она отличалась исключительной напряженностью и ожесточенностью. В битве с обеих сторон участвовало свыше 4 млн человек, около 70 тыс орудий и минометов, 15 тыс танков и САУ, 12 тыс боевых самолетов1. Обе стороны главную ставку в достижении успеха делали на бро­нетанковые войска.

Для наступления на Курск немецкое командование сосредоточило 50 лучших дивизий, в том числе 21 танковую и моторизованную, 8 дивизионов штурмовых орудий и 2 батальона тяжелых танков. В них насчитывалось более 900 тыс солдат и офицеров, около 10 тыс орудий и минометов, 2700 танков и штурмовых орудий, свыше 2 тыс боевых самолетов.

В составе советских фронтов в битве приняли участие 5 танковых армий, все 23 танко­вых корпуса, 6 из 13 механизированных корпусов, около 20 отдельных танковых бригад, более 60 отдельных танковых и около 30 самоходно-артиллерийских полков. Армии Цент­рального и Воронежского фронтов насчитывали более 1300 тыс человек личного состава, 19 тыс орудий и минометов, 3400 танков и САУ, около 2200 самолетов2. С учетом Степного военного округа (преобразованного позднее во фронт), развернутого в тылу Центрального и Воронежского фронтов (573 тыс человек, около 7,5 тыс орудий и минометов, 1550 танков и САУ) советские войска превосходили противника по личному составу — более чем в 2 раза, по артиллерии — в 2,8 раза, по танкам — в 1,8 раза. В истории войн произошел довольно редкий случай: сильнейшая сторона готовилась к обороне.

Приняв за основу начала летне-осенней кампании оборону, советское командование приступило к созданию многополосной, глубоко эшелонированной обороны на Курской дуге. За фронтовыми рубежами готовился оборонительный рубеж Степного военного округа, а по левому берегу Дона — государственный рубеж. Общая глубина обороны превышала 300 км.

Непосредственное руководство подготовкой операции по отражению немецкого наступ­ления и переходу в контрнаступление осуществлялось находившимися постоянно в войсках представителями Ставки ВГК, в первую очередь Г. К. Жуковым и А. М. Василевским.

Ставка и ее представители внимательно следили за изменениями обстановки в районе Курской дуги, оперативно реагировали на них. Так сроки начала наступления вермахта ме­нялись Гитлером трижды и каждый раз советское командование своевременно отдавало не­обходимые распоряжения фронтам, предупреждая их о времени возможного наступления противника. Так было 8 и 20 мая 1943 г. (документы №№ 226, 236), а 2 июля Ставка известила фронты об окончательном сроке перехода немцев в наступление — с 3 по 6 июля (документ № 269). Указания Ставки позволили в полной готовности встретить удар против­ника, последовавший 5 июля. Курская битва началась.

К концу первой недели наступления противника появились признаки его кризиса. Ставка ВГК, Генеральный штаб, фронтовое командование сумели уловить наиболее выгодный мо­мент для перехода в контрнаступление — 12 июля. Против орловской группировки немцев двинулись армии Западного и Брянского фронтов и вынудили ее перейти к обороне.

В тот же день Воронежский фронт нанес мощный контрудар по танковой группировке врага, наступавшей на Курск с юга. В результате под Прохоровкой произошло одно из крупнейших встречных танковых сражений.

Ввод в сражение 12 июля шести армий (четыре на орловском и две, в том числе танковая, на белгородско-харьковском направлениях), до этого не участвовавших в битве, резко изменил характер борьбы на Курской дуге. Теперь уже наступали советские войска. 16 июля противник начал отход на белгородском направлении. Советские войска перешли к его преследованию. К 23 июля противник был отброшен на рубеж, с которого он начинал наступление.

Так закончилось мощное наступление вермахта на восточном фронте. Для его срыва вой­скам Красной Армии потребовалось немногим более недели. Врагу удалось лишь незначи­тельно вклиниться в оборону советских войск: в полосе Центрального фронта — всего на 10— 12 км, а в полосе Воронежского — до 35 км.

1 История второй мировой войны 1939—1945. Т. 7. С. 178.

2 История второй мировой войны 1939—1945. Т. 7. С. 144.

13

В ходе оборонительного сражения были сорваны попытки германского командования окружить и уничтожить более чем миллионную группировку советских войск. Авиация Красной Армии в напряженной борьбе завоевала господство в воздухе и удерживала его до конца войны. Потерпела крушение наступательная стратегия вермахта. Однако эти результаты были достигнуты дорогой ценой. В ходе Курской стратегической оборонительной операции (5— 23 июля 1943 г.) безвозвратные потери Центрального, Воронежского и Степного фронтов составили 70330 человек, а общие — 178 тыс. Фронты лишились 1614 танков и САУ, 3929 орудий и минометов, 460 боевых самолетов1.

Второй этап Курской битвы включал Орловскую (кодовое наименование «Кутузов») и Белгородско-Харьковскую («Полководец Румянцев») стратегические наступательные операции. Орловскую операцию провели войска левого крыла Западного, Брянского и Центрального фронтов (с 12 июля по 18 августа), а Белгородско-Харьковскую — Воронежского, Степного и часть сил Юго-Западного фронтов (3—23 августа).

Для проведения Орловской операции Ставка ВГК сосредоточила крупные силы: около 1300 тыс человек, более 21 тыс орудий и минометов, 2400 танков и САУ и более 3 тыс боевых самолетов. Им противостояла вражеская группировка, имевшая 600 тыс человек, более 7 тыс орудий и минометов, около 1200 танков и штурмовых орудий, свыше 1100 боевых самолетов2.

Основная роль в достижении успеха сторонами отводилась танковым войскам. Советское командование создало ударную группировку в составе 2-й танковой армии, 7 отдельных тан­ковых корпусов, 7 отдельных танковых бригад, 27 отдельных танковых и самоходных артил­лерийских полков. Кроме того в ходе операции намечалось использовать еще две танковые армии.

Замыслом операции предусматривалось нанесением ударов силами трех фронтов по схо­дящимся направлениям на Орел окружить группировку противника, рассечь ее на части и в последующем каждую в отдельности уничтожить.

Немецкое командование, стремясь любой ценой удержать важный орловский плац­дарм, требовало от своих войск, опираясь на созданную многополосную оборону, стоять насмерть.

С началом наступления Ставка постоянно усиливала фронты. Она передала Западному фронту 11-ю и 4-ю танковую армии, 25-й отдельный танковый корпус (документы №№ 272, 274, 277). Ввод их в сражение позволил усилить натиск советских войск. Однако наступле­ние развивалось крайне медленно. За 5 дней соединения продвинулась лишь на 15 км. 4-я танковая армия, имевшая 650 танков, вместо стремительных маневренных действий по тылам противника вынуждена была участвовать в прорыве оборонительных рубежей и буквально вести за собой пехоту, неся при этом большие потери. В результате за 10 дней она продвинулась всего на 25—30 км. Ее потери за это время составили 84% танков Т-34 и 46% Т-70.

Медленно развивалось наступление и в полосе Брянского фронта. За пять дней наступ­ления общевойсковые армии сумели прорвать только тактическую зону обороны противни­ка. По указанию Ставки 19 июля в сражение была введена 3-я гв. танковая армия, имев­шая 800 танков, из них 575 Т-34. Она вместе со стрелковыми соединениями преодолевала многочисленные оборонительные рубежи противника и обеспечивала продвижение войск фронта. При этом армия много раз осуществляла маневр с одного направления на другое и в конце концов была передана Центральному фронту (документы №№ 281, 283). За первые две недели боев она потеряла 50% боевого состава.

Несмотря на все трудности, большие потери наступление продолжалось. Создалась ре­альная угроза окружения орловской группировки противника. Немцы вынуждены были от­ходить на заранее подготовленный рубеж обороны («Хаген»), проходивший восточнее Брян­ска.

5 августа 1943 г. советские войска освободили Орел и Белгород. Верховный Главноко­мандующий И.В.Сталин, находившийся в тот день в штабе Калининского фронта, недалеко от Ржева (в селе Хорошево), распорядился о проведении в Москве торжественного салюта в честь этих важных событий. Ровно в полночь 5 августа небо над столицей озарилось огнем первого победного салюта.

К 18 августа советские войска, продолжая преследование противника, вышли на под­ступы к Брянску и создали условия для проведения новых операций. За 37 дней Орловской

1 Гриф секретности снят. С. 188, 370.

2 История второй мировой войны 1939—1945. Т. 7. С. 158, 159.

14

операции они продвинулись на 150 км на запад, ликвидировав крупный вражеский плац­дарм.

Нелегко досталась победа. Общие потери трех фронтов в этой операции составили 430 тыс человек, из них 112,5 тыс убитыми, умершими от ран и попавшими в плен, около 2600 танков и САУ, до 900 орудий и минометов, 1014 боевых самолетов1. Но основная цель операции была достигнута: с ликвидацией орловского плацдарма, находившегося в опасной близости от Москвы, открылись возможности для выхода Красной Армии в пределы Бело­руссии.

Белгородско-Харьковская стратегическая наступательная операция готовилась в сжатые сроки. К ее проведению привлекались армии Воронежского и Степного фронтов общей численностью 980,5 тыс человек, более 12 тыс орудий и минометов, 2400 танков и САУ, 1300 боевых самолетов2. Им противостояла вражеская группировка, насчитывавшая в своем составе 600 танковых и штурмовых орудий, 3 тыс орудий и минометов, более 1 тыс боевых самолетов3.

Замысел операции предусматривал нанесением рассекающего фронтального удара смеж­ными крыльями Воронежского и Степного фронтов р общем направлении на Богодухов, Валки, Новая'Водолага, рассечь белгородско-харьковскую группировку противника и раз­громить ее по частям.

В первый же день наступления (3 августа) была прорвана главная оборонительная поло­са немцев, введены в сражение две танковые армии и танковый корпус. Они передовыми бригадами завершили прорыв обороны и устремились в оперативную глубину, продвинув­шись к концу дня на 12—26 км. К исходу 7 августа танкисты преодолели расстояние до 100 км, овладели важными пунктами Богодухов и Грайворон, перерезали железную дорогу Харь­ков — Полтава и вышли на подступы к Харькову.

Немецкое командование, стремясь во что бы то ни стало удержать харьковский плацдарм, перебрасывало на это направление резервы и наносило контрудар за контруда­ром. Развернулись ожесточенные сражения, в ходе которых врагу удалось остановить наступле­ние советских войск. Ставка ВГК внимательно следила за ходом боевых действий. И. В. Сталин жестко спрашивал с командующих фронтами за каждый промах. И на этот раз он выразил неудовольствие действиями командующего войсками Воронежского фронта (до­кумент № 306). В своей директиве И. В. Сталин обвинил генерала Н. Ф. Ватутина в стрем­лении «к наступлению всюду и к овладению возможно большей территорией, без закрепле­ния успеха и прочного обеспечения флангов ударных группировок...» Верховный Главноко­мандующий потребовал в ближайшие дни ликвидировать ахтырскую группировку противни­ка. Вводом 4-й гв. армии с 3-м гв. механизированным корпусом удалось локализовать ее прорыв. А тем временем армии Степного фронта освободили Харьков.

В ходе операции за 20 дней было разгромлено 15 вражеских дивизий. Противник был отброшен на 140 км на запад. Созданы условия для освобождения Левобережной Украины и выхода к Днепру. Советские войска потеряли 71,6 тыс человек убитыми и 184 тыс ране­ными, около 1900 танков и САУ, 420 орудий и минометов, более 150 боевых самолетов.

Сразу после Курской битвы все пять танковых армий были выведены в резерв Верховно­го Главнокомандования на укомплектование. Чрезвычайно ослабленными вышли из битвы отдельные танковые и механизированные корпуса. Всего в ходе битвы безвозвратные потери Красной Армии составили: более 860 тыс человек, в том числе около 255 тыс убитыми, 6060 танков и САУ, 5240 орудий и минометов, 1630 боевых самолетов4.

Общие потери вермахта в ходе Курской битвы составили около 500 тыс солдат и офице­ров, 1,5 тыс танков, 3 тыс орудий и минометов, 3,7 тыс боевых самолетов5.

Контрнаступление под Курском было третьим крупным стратегическим контрнаступле­нием, проведенным Красной Армией в ходе войны. В отличие от предыдущих это был заранее организованный и подготовленный ответный удар на удар противника. В нем уча­ствовало 22 общевойсковые, 5 танковых, 6 воздушных армий и крупные силы авиации дальнего действия. Но полностью завершить разгром противника, не удалось. Немецкое командова­ние сумело вывести из-под удара свои основные силы.

1 Гриф секретности снят. С. 189, 370.

2 История второй мировой войны 1939—1945. Т. 7. С. 170, 172.

3 Там же. С. 170.

4 Гриф секретности снят. С. 188, 190, 370.

5 История второй мировой войны 1939—1945. Т. 7. С. 178.

15

После завершения Курской битвы перед Верховным Главнокомандованием встала задача максимально использовать сложившиеся условия для развития наступления. По замыслу Ставки главный удар должен был наноситься на юго-западном направлении с целью освобождения Донбасса и богатых районов Украины. Одновременно намечалось разгромить вражеские вой­ска на центральном участке фронта, отбросить немецкие войска от Москвы, не допустить их переброски на Украину. На юге предполагалось очистить от противника Таманский полуос­тров и овладеть плацдармами на Керченском полуострове.

На советско-германском фронте после Курской битвы действовали 400 стрелковых диви­зий, 28 танковых и механизированных корпусов Красной Армии. В резерве Ставки остава­лось около 20 стрелковых дивизий, 8 танковых и механизированных корпусов. Им противо­стояли около 230 дивизий противника, в том числе 20 танковых и 6 моторизованных.

После провала операции «Цитадель», германское командование решило перейти к стра­тегической обороне на всем восточном фронте в надежде остановить наступление советских войск. На западном направлении в этих целях была создана прочная оборона глубиной до 130 км.

В августе по решению Ставки развернулась Смоленская стратегическая наступательная операция (7 августа — 2 октября 1943 г.) под кодовым названием «Суворов». Западный и Калининский фронты, участвовавшие в операции, в своем составе имели 1250 тыс чело­век, 20 тыс орудий и минометов, около 1450 танков и САУ и 930 боевых самолетов. Им противостояла группировка противника, насчитывавшая около 850 тыс человек, 8800 ору­дий и минометов, 500 танков и 700 боевых самолетов1. При общем превосходстве в силах и средствах советские войска испытывали острый недостаток боеприпасов и горючего.

Следует подчеркнуть, что подготовку операции скрыть от противника не удалось. Он обнаружил перегруппировку войск и перебросил сюда дополнительные силы, что значительно осложнило прорыв обороны. Только к 20 августа войска Западного фронта сумели ее про­рвать и продвинуться на 35—40 км, а войска Калининского фронта и того меньше — вкли­нились в оборону противника только на 3—5 км.

Отсутствие крупных танковых сил у наступавших войск не позволяло быстро развить так­тический успех в оперативный. В создавшихся условиях Ставка разрешила командующему войсками Западного фронта изменить направление главного удара с Рославля на Ельня, Смоленск. Вражеский фронт был взломан в 170 километровой полосе, а войска продвину­лись на 40 км.

В последующие дни наступление развивалось медленно, с перерывами. Лишь в середи­не сентября обозначился некоторый успех. Поэтому Ставка поставила новые задачи: Кали­нинскому фронту к середине сентября овладеть Витебском, а Западному к концу сентября — Смоленском и Рославлем и к середине октября — районом Орша, Могилев (документы №№ 326, 327). Однако эта задача не была выполнена: Смоленск, Рославль, Велиж, Деми­дов были освобождены, а развить удар на оршанском и могилевском направлениях не уда­лось.

Операция «Суворов» явилась составной частью общего стратегического наступления Красной Армии летом и осенью 1943 г. В ходе нее было нанесено поражение группировке против­ника, угрожавшей центральному промышленному району и Москве. Глубина операции со­ставила 250 км, продолжительность 57 суток. Советские войска в ней понесли значитель­ные потери: 452 тыс человек, в том числе 108 тыс убитыми, 860 танков и САУ, 235 ору­дий и минометов, 300 боевых самолетов2.

Одновременно со Смоленской операцией войска Воронежского, Степного и Централь­ного фронтов вели наступление на Левобережной Украине. Главные усилия были сосредото­чены на киевском направлении. Задачи фронтам были поставлены еще в ходе Курской бит­вы (документы №№. 292, 300).

К операции привлекались 16 общевойсковых, 3 танковые, 3 воздушные армии. Они име­ли 114 дивизий и 15 танковых корпусов, общей численностью 1580 тыс человек, 1180 тан­ков и САУ, 30 250 орудий и минометов, 1450 боевых самолетов. Им противостояли соеди­нения 2, 8 и 4-й танковой немецких армий, в которых насчитывалось 700 тыс человек, око­ло 1200 танков и штурмовых орудий, 7200 орудий и минометов, 900 боевых самолетов3.

Войскам в ходе наступления предстояло преодолеть ряд крупных водных преград. Важ-

1 Стратегический очерк Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. С. 551.

2 Гриф секретности снят. С. 191, 370.

3 Стратегический очерк Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. С. 555, 556.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Москва 1999 «teppa»-«terra» москва 1999

    Документ
    ЗОЛОТАРЕВ В. А. (председатель), ЗИМОНИН В. П. (первый заместитель председателя), СЕМИН Ю. Н. (заместитель председателя), СОКОЛОВ А. М. (заместитель председателя), ГОЛУМБОВСКИЙ К.
  2. В. С. Войтинский 1917-й. Год побед и поражений под редакцией доктора исторических наук Ю. Г. Фельштинского москва терра-книжный клуб 1999 удк 947 ббк 63. 3(2) В65 Вступительная статья

    Статья
    В65 1917-й. Год побед и поражений / Под. ред. Ю. Фельштинского. — М.: ТЕРРА—Книжный клуб, 1 . — 320 с. — (Тайны истории в романах, повестях и документах).
  3. Библиографический указатель. Москва 2000 г

    Библиографический указатель
    Библиографический указатель «Русская эмиграция в Великобританию между двумя войнами: Наука и культура» включает публикации за 1989 – 2 годы. Объем – 324 названия на русском и иностранных языках.
  4. Литература 1 В. О. Ключевский. Неопубликованные произведения. Москва, Наука. 1983

    Литература
    Радзивиловская, или Кенигсбергская летопись, том 2. Статьи о тексте и миниатюрах рукописи. Спб., изд. Императорского Общества Любителей Древней Письменности, CXVIII, 1902.
  5. Москва, 2004 год Авторский коллектив

    Документ
    Настоящая книга посвящена проблемам свободы слова и самовыражения журналистов в государствах, признанных в мире развитыми демократиями. В соответствии с установившейся политической модой ряд государств, объединенных общим понятием

Другие похожие документы..