Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Тематическое планирование'
Примерной учебной программы основного общего образования по русскому языку и авторской Программы по русскому языку к учебно-методическому комплекту «Л...полностью>>
'Публичный отчет'
Предлагаем вашему вниманию Открытый информационный доклад, в котором представлены результаты деятельности школы за 2009-2010 учебный год. В докладе со...полностью>>
'Учебно-методический комплекс'
Дисциплина «Языковая экология» нацелена на формирование у студентов представлений о современной речи, о речевом поведении человека, о словарном запас...полностью>>
'Документ'
Ракетно-космический завод располагает передовыми наукоемкими технологиями в области производства: металлургического, заготовительного, листоштамповочн...полностью>>

Николаем Петровичем Лихачевым в 90-х годах XIX в. Круп­нейший специалист по палеографии, диплом

Главная > Диплом
Сохрани ссылку в одной из сетей:

М. Л. СВОЙСКИЙ

ИНСТИТУТ КНИГИ, ДОКУМЕНТА И ПИСЬМА ПО МАТЕРИАЛАМ ЛЕНИНГРАДСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ АРХИВА АКАДЕМИИ

НАУК СССР

В

клад книговедческих центров 30-х годов Москвы, Ле­нинграда, Киева, Харькова в развитие советской науки о книге исключительно велик, но изучение деятельности Института книги, документа и письма (ИКДП) имеет особое значение, так как он наряду с Библиотекой Академии наук был крупнейшим науч­но-исследовательским учреждением в системе Академии наук, занимав­шимся изучением книги.

Архив института, находящийся з Ленинградском отделении Архива Академии наук СССР (фонд № 217), сравнительно невелик— 125 еди­ниц хранения, но он дает отчетливое представление об основных этапах истории ИКДП и проводимой им научной работе.

Основание разнообразным коллекциям института было положено академиком Николаем Петровичем Лихачевым в 90-х годах XIX в. Круп­нейший специалист по палеографии, дипломатике, нумизматике, иконо­графии, он собирал материалы соответственно их значимости для этих дисциплин; базой музея была семейная библиотека Лихачевых, ведущая свою историю со второй половины XVII в. 1

В 1913 г. коллекция древнерусской иконописи в количестве 1497 икон была передана в Русский музей в Петрограде 2 (в архиве имеется «Список икон и предметов, составляющих собрание Н. П. Лихачева, по­ступивших в Русский Музей Императора Александра III» на 47 лл., ед. 2), после чего Лихачев принялся за организацию собственно Палеогра­фического кабинета.

В 1918 г. «Археологический институт принял в свое ведение библи­отеку и музей письменности ...где институтом устраиваются аудитории для подготовки ученых специалистов по дипломатике, сфрагистике и исто­риографии» (ед. 3, л. 1), некоторое время затем все находилось в веде-

1 См. Лихачев Н. П. 1) Генеалогическая история одной помещичьей библио­
теки. Спб., 1913. (Отт. из: «Рус. библиофил», 1913, № 5). 2) Книгопечатание в Казани
за первое пятидесятилетие существования в этом городе типографий. СПб., 1895
(каталог книг и листовок казанской печати из собрания Лихачева).

2 См.: Тарасов Н. Лихачев Н П. — «Энциклопедический словарь Гранат».
Изд. 7-е. Т. 27. М., [1909], стб. 263—264.

185

нии Ленинградского Государственного университета (ед. 121). Поста­новлением Общего Собрания АН СССР от 1-го августа 1925 г. Палеогра­фический кабинет Н. П. Лихачева был наименован Музеем палеографии и присоединен к Академии наук (ед. 4, л. 39).

Штат Музея палеографии (МУП) состоял всего лишь из трех со­трудников: Н. П. Лихачев — директор, Зинаида Николаевна Шамони-на — заведующая библиотекой и канцелярией, младшая служащая Ма­рия Ивановна Микешина — «делегат от Музея в местком Академии наук». Поэтому, естественно, планомерная научная работа не велась, хотя отдельным ученым выдавались разрешения па работу в собраниях му­зея (ед. 4). Еще в 1927 г. Лихачев указывал, что «МУП ...продолжает находиться в периоде реорганизации и систематического разбора мате­риалов». Вместе с тем он считал, что «...по задачам своим Музей соответ­ствует Лейпцигскому «Музею книги» со специальным уклоном в область истории документа и его аутентикации» (ед. 8, л. 107).

Академик С. Ф. Ольденбург, исполнявший обязанности директора МУП весной 1930 г., поставил вопрос о реорганизации Музея палеогра­фии в Музей книги, документа и письма в Комиссии по реорганизации АН СССР (ед. 24, л. 29). На основании его доклада 5 мая 1930 г. была создана комиссия по выработке проекта положения о Музее книги, до­кумента и письма (МКДП) в составе: председатель — И. И. Яковкин, члены — С. Ф. Ольденбург, О. А. Добиаш-Рождественская, Б. Д. Гре­ков, В. В. Струве, А. С. Емельянов (секретарь) (ед. 24). В проекте, в частности, говорилось, что задачей Музея является «изучение развития книги, документа, письма как социальных явлений» и что он «...имеет в виду практическое применение результатов научно-музейных разысканий и организует планомерную популяризационную работу» (лл. 30, 61).

Летом 1930 г. обязанности директора Музея книги, документа и письма исполнял академик Борис Яковлевич Владимирцов (ед. 66, л. 25).

Назначенный вместо него директором МКДП (с 1931 г.) академик Александр Сергеевич Орлов в письме в Президиум АН СССР от 28 ав­густа 1930 г. и в объяснительной записке к проекту положения о МКДП (ед. 24, л. 8, 9, 10, 12, 16, 17, 21) следующим образом сформулиро­вал задачи Музея: «Новый Музей со своим широким социальным подхо­дом к книге, документу и письму явится единственным по своим задачам и структуре не только у нас, но и вообще.

Музей осуществляет результаты своей деятельности в показатель­ных выставках, постоянной основной и временных тематических. На стержневую выставку должны быть выделены только те предметы, кото­рые необходимы для наглядного выявления основных линий и этапов истории книги, документа, письма ...самый характер и размеры этой выс­тавки можно будет более точно определить лишь в процессе организа­ции. На тематические выставки, на их широкое планирование и пра­вильную организацию должно быть обращено особенное внимание, по­тому что в них главная динамика Музея.

Плановость работы Музея, правильность ее организации должны быть обеспечены не только работою самих сотрудников, но и широкими постоянным общением и согласованностью со всеми учрежде­ниями, работающими в этой же области или в смежных с ней областях. Здесь особенное место займет, очевидно, Институт книговедения, более тесное общение которого с Музеем несомненно и естественно уже наме­чается...» Заметим, что по материалам архива нельзя сделать вывод о более тесных связях МКДП, а затем ИКДП с Институтом книговедения, чем с другими родственными учреждениями.

186

Уже в начале апреля 1930 г. Музеем была сделана заявка на 10 печатных листов для каталогов и памяток проектируемых выставок (л. 12). Вопрос о реорганизации МУП был поставлен академиком Ольден-бургом 19 марта 1930 г., комиссия по выработке положения работала в мае (см. выше). Кто же позаботился об издательской заявке для реор­ганизуемого Музея с его заново составляемыми экспозициями? Вряд ли это был Ольденбург, человек в Музее временный и по научным интере­сам далекий от его предполагавшейся" тематики. Видимо, вопросами ор­ганизации МКДП занимался академик Орлов, уже к маю располагав­ший развернутым планом работы Музея в форме объяснительной запис­ки к проекту положения, убежденный сторонник выставок как формы претворения в жизнь результатов научно-исследовательской работы.

В записке от 28 августа 1930 г. А. С. Орлов указывает на основные -затруднения, стоявшие перед руководством музея: 1) отсутствие науч­но-организованного фонда; 2) собрание МУП даже не инвентаризова­но; 3) недостаточно штатов — необходимо иметь 13 научных сотрудни­ков и б технических, а дали только 8. «Уменьшение штата почти вдвое, — -замечает Орлов, — грозит свести всю работу 1930—1931 гг. только к разбору, систематизации и распределению собраний МУП» (л. 10).

В сентябре 1930 г. Президиум АН принял решение о переводе МКДП из дома Н. П. Лихачева (Петрозаводская ул., 7, ныне здесь раз­местилось Ленинградское отделение Института истории АН СССР) в здание Библиотеки Академии наук. В связи с этим в Музей были отко­мандированы сотрудники Библиотеки А. И. Малеин, С. А. Аннинский и И. В. Новосадский. В письме от 23 сентября 1930 г. в Президиум АН (ед. 34, лл. 3—4) Орлов ходатайствовал о зачислении их в штат Музея: «Старшим хранителем МКДП, по моему мнению, — писал он, — следу­ет быть Александру] Иуст[иновичу] Малеину, знатоку инкунабул и за­падноевропейских печатных книг, отлично осведомленному в античной и средневековой западной письменности, а также и в средневековой сла­вянской книжности, т. е. в материале, составляющем собрания МУП, ко­торые войдут и в фонд МКДП преимущественно.

Научным сотрудником I разряда прошу утвердить Анатолия Степа­новича Емельянова, который работал с начала организации МКДП в МУП (с февраля 1930 г.) и хорошо осведомлен в наличности собраний Музея, которые и хранил до моего появления.

Научным сотрудником II разряда я уже просил (документ не сохра­нился.— М. С.) утвердить с 15 сентября с. г. Игоря Всеволодовича Но-восадского, помощника библиотекаря БАН. И. В. Новосадский марк­сист и давно уже занимался книговедением, его теоретической стороной по преимуществу. Полагаю, что он будет очень полезен при выработке предпосылок, на основании которых имеет быть развернута экспозиция книги как социального явления.

Было бы весьма желательно ввести теперь же в штат МКДП Сер­гея Александровича Аннинского, ученого хранителя рукописного отделе­ния БАН, отличного архивиста, специалиста по западной (дипломати­ке. — М. С.) и палеографа, прекрасного организатора в музейном деле, как я мог убедиться но его текущей работе».

В октябре 1931 г. сессия АН СССР приняла решение о преобразо­вании Музея книги, документа и письма в Институт книги, документа и письма 3. В материалах архива имеется несколько вариантов «Положе­ния о ИКДП», один из них гласит: «ИКДП является научно-исследова­тельским учреждением и имеет своей задачей:

кВестн. АН СССР», 1931, № 8, стб. 39; 1932, № 4, стб. 39.

|187

а) изучение развития книги, документа и письма как продукта и
орудия классовой борьбы;

б) выработку путей использования выводов исследовательской ра­
боты по данным отраслям в практике социалистического строительства;

в) организацию массовой просветительной работы путем выставок,,
лекций, консультационно-справочной работы и издания научно-популяр­
ной литературы» (ед. 25, л. 9).

Число штатных сотрудников ИКДП всегда было невелико: так, в-1931 г. здесь работало пять научных сотрудников, один научно-техниче­ский и два технических сотрудника (ед. 26, л. 31). А. С. Орлов подчерки­вал в справке о музее ИКДП для музейной комиссии АН: «3. Работни­ков специально музейных нет; 4. Вся работа по устройству Музея и по­казыванию ведется научными сотрудниками Института (его отделов)». В этой же справке сообщается, что число посетителей в 1933 г. было меньше тысячи и постоянная экспозиция состояла из следующих разде­лов: 1. Письмо Древнего Мира и раннего средневековья. 2. Письмо и до­кумент Западной Европы (эпоха феодализма). 3. История печатной кн'и-ги (XV—XVIII вв). 4. Печать Великой Французской Революции (ед. 84, л. 4). Пояснения по отделу книги давали П. Н. Берков и А. И. Мале-нн, по отделу документа — С. А. Аннинский (ед. 31, л. 28).

По материалам архива нельзя определенно установить состав кол­лекций музея, однако имеются сведения о некоторых экспонатах или раз­делах экспозиции. Так, сохранилось письмо, очевидно, А. С. Орлова Не­пременному секретарю Академии наук и заключение профессора Эрми­тажа Л. Мацулевича, приглашенного в качестве эксперта, датированные маем 1934 г., О1 византийской иконе 13—14 вв.: «...икона исключитель­ный, выдающийся памятник порядка первоклассных музеев» (ед. 33, лл. 6—7). Здесь же хранится записка Н. П. Лихачева по истории коллекций,, опись переданным в ИКДП автографическим работам его, пояснения к экспонатам, списки дублетов, библиография работ Лихачева, составлен­ная им самим.

Некоторое представление о нумизматическом собрании дают до­кладные записки А. С. Емельянова от 7, 8, 24 апреля 1930 г., где упоми­наются монеты русские, шведские, крымские, древнегреческие, римские,,, стран средневековой Евролы и т. п. (ед. 32, лл. 8, 9, 14). Коллекции му­зея были обширны, а работы по инвентаризации подвигались медленно, потому еще на четвертый год существования института в запасниках на­ходили неизвестные экспонаты: 9 марта 1934 г. были обнаружены 63 мо­неты «...из блестящего желтого металла, похожего на золотое» — визан­тийские, турецкие, итальянские и проч. (ед. 84, л. 23).

Осенью 1932 г. коллекции ИКДП пополнились собранием филигра­нен, переданным в Академию наук известным саратовским историком книги А. А. Гераклитовым (ед. 66, л. 60).

Из документов архива видно, что поступления в музей и библиоте­ку были из Музея Революции, Научно-исследовательского института иностранной библиографии, Государственной книжной палаты, Научно-исследовательского института полиграфической и издательской промыш­ленности, Библиотеки Академии наук, Государственной Публичной биб­лиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина и др. (напр., ед. 66, 67). ИКДП обменивался экспонатами с Государственным Эрмитажем и Институ­том востоковедения, постоянными были контакты с Академией истории материальной культуры, лаборатория которой осуществила, в частности, реставрацию глиняных табличек из ассиро-вавилонского собрания.

Среди материалов архива имеется переписка о получении и обмене изданиями, счета на книги, авансовые отчеты по библиотечным расхо-

188

дам, по вопросам экспертизы, однако судить на основании этих доку­ментов о составе библиотеки невозможно, ибо они освещают в основ­ном вопросы комплектования.

Так, в институте внимательно следили за иностранной научной ли­тературой: в заявке на иностранную периодику перечислены 16 журна­лов, среди них «РпПо'ЫЫоп» (\У1еп), «5реси1шп» (МаззасЬизеИз), «Са-гор1в» (ЦиЫ]апа) (ед. 36, л. 8). Среди отечественных поступлений -бюллетень Научно-исследовательского института иностранной библио­графии ОГИЗА «Новая иностранная литература» (ед. 67).

Средств на комплектование всегда не хватало, поэтому в декабре 1932 г. ИКДП просил включить его в список учреждений, получающих -обязательный экземпляр всех изданий Академии наук, с правом получе­ния недостающих изданий 1932 г. из фонда Сектора распространения Издательства АН (ед. 67, л. 73).

Важным участком деятельности института была организация выста­вок. В архиве хранятся планы и отчеты, этикетаж, описания выставок, финансовые документы, которые свидетельствуют об основательности этих мероприятий института. Так, примерная смета расходов на органи­зацию выставки «Советская книга за 15 лет Советской власти и Акаде­мия наук» в помещении Библиотеки Академии наук составляла 4390 руб. (ед. 53, л. 24).

1 мая 1931 г. в Московско-Нарвском Доме культуры в Ленинграде была открыта первая выставка ИКДП — «Преследование книги как метод классовой борьбы в феодальном и буржуазном обществе». Основ­ными разделами экспозиции были: 1. Преследование рукописной и печат­ной книги духовенством как идеологом феодального общества. 2. Пре­следование книги государством как органом господства дворянства в эпоху расцвета торгового капитала. 3. Преследование книги в промыш-ленно-буржуазном обществе. 4. Преследование книги в буржуазном об­ществе эпохи империализма. Цель выставки заключалась в том, чтобы «...показать действительное лицо хваленой «свободы печати» при капи­тализме...» В отчете А. С. Орлов подчеркивал: «Выставка сыграет боль­шую роль в жизни Музея; коллективу нового учреждения надо было ви­деть, слышать массового зрителя» (ед. 55, лл. 16—17).

В организации этой выставки принимали участие Публичная биб­лиотека и Музей Революции, в других случаях привлекались Институт востоковедения, Исторический Архив, Музей изящных искусств, Эрми­таж, издательство «Советская энциклопедия» (ед. 53).

А. С. Орлов, И. В. Новосадский, С. А. Аннинский и вскоре присоеди­нившиеся к ним литературоведы и библиографы П. Н. Берков, А. Г. Фо­мин, Р. М. Тонкова, египтолог Ю. Я. Перепелкин, руководивший отделом письма, образовали ядро, вокруг которого концентрировалась научно-исследовательская работа в институте, отраженная в материалах архива скорее разнообразно, чем обширно. Картина ее, создаваемая по докумен­там, весьма далека от желаемой полноты.

Весьма своеобразной и характерной для института с его стремлением к коллегиальности и публичности структурной единицей была Комис­сия по теории книговедения и истории книги. Она имела задачей разра­ботку теоретических и исторических вопросов по изучению книги как опре­деленной формы общественного сознания, как особого вида письменно­сти, служащего' средством выражения идеологических отношений. На Комиссию возлагалось идеологическое руководство всей теоретической и исторической работой института по отделу книги (ед. 26, л. 12). Членами ее состояли все научные сотрудники института, представители занимаю­щихся изучением книги учреждений и частные лица.

189

В работе Комиссии принимали участие медиевист М. А. Гуковский,. историк С. Н. Валк, библиограф К. И. Шафрановский, палеограф О. А. Добиаш-Рождественская, востоковеды И. Ю. Крачковский, А. П. Риф-тин, В. А. Крачковская, Н. П. Тихонов, А. Я. Борисов. Среди материа­лов архива сохранились тезисы их выступлений на заседаниях, перепис­ка по научным и редакционно-издательским вопросам и т. п.

Обязанности секретаря Комиссии исполнял И. В. Новосадский, при­шедший в институт одним из первых и имевший уже к тому времени не­сколько научных работ. Перечисляя их в заявлении на имя директора Библиотеки Академии наук о переходе в МКДП от 13 мая 1930 г., НовО'-садский подчеркивал, что статья «„Марксизм и происхождение книги" посвящена изложению выдвинутой мною новой теории книговедения» (ед. 99, л. 14). И. И. Яковкин в письме С. Ф. Ольденбургу сообщает об удовлетворении просьбы Новосадского, который становится научным со­трудником П-го разряда (л. 35). В октябре 1931 г. Новосадский в связи с переходом в аспирантуру просит освободить его от обязанностей науч­ного сотрудника, предлагая на свое место А. Г. Фомина (л. 30). Это же дело содержит документы по успешной защите Новосадским диссерта­ции на тему «Возникновение печатной книги в России в XVI в.» 2 нояб­ря 1934 г., материалы обсуждения, предварительные отзывы, протокол. На этом заседании Квалификационной Комиссии Общественных наук СССР председательствовал акад. А. С. Орлов, оппонентами были про­фессора Б. Д. Греков и П. Н. Берков.

Несмотря на молодость — Новосадскому не было и тридцати лет -он был одним из ведущих работников института. А. С. Орлов находил его деятельность добросовестной и успешной (ед. 99, л. 5), во многом оп­ределяющей лицо института. Так, в письме от 6 февраля 1931 г. члену РедакционнО'-издательского Совета АН В. П. Викторову, рецензировав­шему одну из работ Новосадского, отмечается «то большое значение, ко­торое будет иметь отзыв ...для развертывания работ Музея по отделу кни­ги», и что «даже незначительный методологический промах будет иметь последствия в установках нашей работы» (ед. 50, л. 26).

По отделу книги интерес представляют материалы дискуссии па те­му «На книговедческом фронте» (октябрь, 1931 г.), имевшей место на одном из заседаний Комиссии по теории книговедения и истории книги. В делах сохранились тезисы выступления П. Н. Беркова, его доклад «Ле­нин как библиограф (по его рецензиям)», доклад И. В. Новосадского «Поворот на книговедческом фронте» по книге К. Довганя «До питания про сощяльну функцш книги», его же тезисы «Теория книговедения как наука» и «Энциклопедия как проблема книговедения». Здесь же тезисы доклада Новосадского от 12 февраля 1931 г. «Критика десятичной клас­сификации Международного библиографического института (классифи­кация книг как научная проблема)» (ед. 49).

Из документов, отражающих научную работу отдела письма, доста­точно полно собраны лишь материалы дискуссии по докладу Ю. Я. Пере-пелкина «О происхождении современного графического типа буквенного письма (в Европе и на Переднем Востоке)», развернувшейся на заседа­нии 22 мая 1934 г. (ед. 88). Сохранились стенограммы выступлений при­нимавших участие в обсуждении И. Ю. Крачковского. О. А. Добиаш-Рождественской, В. В. Струве и предварительные отзывы по «ВОСТОЧНОЙ» части — Крачковского, по «латинской» — Добиаш-Рождественской, по работе в целом — академика П. В. Ернштедта.

Обращаясь к автору, Добиаш-Рождественская подытожила мнения выступавших: «в общем меня не удовлетворило ваше построение ни па­леографически, ни социологически. Я уверена только в одном, что вооб-

190

ще вы можете делать очень хорошие работы...» (л. 9). В ответном слове Перепелкин подчеркнул, что считает свою работу гипотезой, «имеющей целью указать на возможность и необходимость разработки поставлен­ной проблемы представителями различных исторических дисциплин» (л. 25). На заседании было решено продолжить исследования по генезису каролингского минускула под руководством Добиаш-Рождественской (ед. 73, л. 9). Видимо, в связи с этим в архиве имеется краткая ее био­графия и список напечатанных ею и подготовленных к печати трудов (ед. 39, лл. 8—9).

Материалы архива, несмотря на их неполноту, представляют значи­тельный интерес и ценность для изучения истории становления и дея­тельности МКДП-ИКДП, того вклада, который внесли в развитие совет­ского книговедения сотрудники института, видные советские ученые, раскрывают роль АН СССР в создании крупнейшего центра советской книговедческой науки 30-х годов.

Издательская деятельность института отражена в архиве недоста­точно полно, поэтому весьма ценным документом, подводящим итоги на­учно-издательской работы института в целом, представляется публикуе­мый здесь очерк. Р. М. Тонковой « Институт книги, документа, письма Академии наук СССР (ИКДП АН) (1930—1935)» (ед. 111, 9 л.). На первом листе машинописи проставлено от руки «Акад. Б. Д. Грекову. № 1», а на обороте листов 7, 8, 9, если их сложить, надпись «Издатель­ский план Ленинградского отделения Академии наук СССР на 1937 г.». Сессия АН СССР в ноябре 1935 г. приняла решение о преобразовании ИКДП в сектор вспомогательных исторических дисциплин Института истории («Вести. АН СССР», 1936, № 1, стб. 97—98), и очерк, очевидно, был составлен для директора института акад. Грекова в начале 1936 г.

Приложение

Р. М. ТОНКОВА

ИНСТИТУТ КНИГИ, ДОКУМЕНТА, ПИСЬМА АКАДЕМИИ НАУК СССР (ИКДП АН) 1 (1930—1935) *

Институт книги, документа, письма Академии наук СССР, ' возглавлявшийся академиком А. С. Орловым, существовал как самостоятельное учреждение около шести лет (1930—1935). В его задачу входило изучение истории письменности в ши­роком ее понимании и в охвате ее форм от буквы до книги, документа. История пись­ма, документа и книги в их оформлении, т. е. образование и развитие явлений пись­менности на всех ее этапах, ее роль и значение в истории народов — вот собственно целеустановка Института, которой определялась и тематика его научно-исследова­тельской работы. Эта работа велась по трем направлениям:

  1. Изучение конкретно-исторических проблем в области дисциплин, разрабаты­
    ваемых ИКДП (книга, документ, письмо).

  2. Подготовка важнейших коллекций ИКДП к изданию и научное их описание.

3. Музейная экспозиция (выставки).
Организационно ИКДП делился на три отдела.

I. ОТДЕЛ КНИГИ

В первый период существования Института отдел в силу относительной числен­ности своего личного состава развернул работу ранее других отделов. Сначала он

* Публикация подготовлена при участии научного сотрудника Ленинградского от­деления архива Академии наук СССР Ю. А. Виноградова.

1 Первоначально это учреждение, выросшее из Музея палеографии АН, назы­валось Музей книги, документа, письма АН. Переименование Музея в Институт состоялось по постановлению Общего собрания АН в конце 1931 г. О деятельности Музея см. статью П. Н. Беркова «Музей книги, документа и письма (МКДП АН)». («Красный библиотекарь», 1932, № 1, с. 38—39).

191

занялся критикой буржуазных теорий в книговедении и в истории книги, что нашло свое отражение в статьях первого выпуска Трудов МКДП 2. Одновременно с этим была выдвинута проблема изучения энциклопедий применительно к нуждам социали­стического строительства.

Разработка этой проблемы велась: а) по линии изучения истории феодальных и буржуазных энциклопедий, которое оформилось во втором выпуске Трудов ИКДП, 3 и б) по линии изучения советских энциклопедий, которому посвящен третий выпуск Трудов ИКДП4.

Две линии проблемы изучения истории энциклопедий были закреплены органи­зацией специальной выставки по истории энциклопедий 5 западных, русских дореволю­ционных и советских, чему предшествовало составление «рабочей» картотеки по энциклопедиям, насчитывающей свыше 1500 номеров.

В плане научного описания собраний ИКДП и подготовки к изданию важней­ших коллекций в 1933 г. отдел книги произвел описание и научную обработку кол­лекций печатных изданий эпохи первой буржуазной французской революции, храня­щейся в ИКДП6. Одновременно на материале ИКДП и Библиотеки Академии наук была устроена выставка «Печать Великой французской революции» 7.

Обработка коллекции ИКДП явилась толчком к дальнейшим работам в этой области и к постановке (новой проблемы в работе Института, а именно — выявления печатных изданий эпохи Французской революции, имеющихся на территории СССР, как в государственных книгохранилищах, так и у частных лиц, в целях составления свод­ного каталога этих изданий. В плане выполнения этой проблемы обработаны и опи­саны— частная коллекция московского библиофила А. И. Шпагина8 (456 назв.), собрания Библиотеки АН (1383 назв.) 9, Одесской центральной научной библиотеки (1679 назв.) ш и начаты работы в крупнейших книгохранилищах Ленинграда (Пуб­личная библиотека им. Салтыкова-Щедрина, Библиотека академической драмы им. А. В. Луначарского, Библиотека Музея Революции), Москвы (Всесоюзная библио­тека им. В. И. Ленина, Государственная историческая библиотека, Библиотека мос­ковского университета) и периферийных центров (Псков, Житомир, Саратов и др.). В настоящее время сводный каталог подготовляется к печати.

В связи с 350-летием со дня смерти первопечатника Ивана Федорова (декабрь 1933 г.) отдел книги занялся изучением начального периода книгопечатания в Москов­ской Руси. Ряд статей по этой теме совместно с некоторыми докладами, прочитанными 18 декабря 1933 года на торжественном заседании Общественного отделения Академии наук в память 350-летия со дня смерти первопечатника, составил четвертый выпуск Трудов ИКДП11. Эта тема была тоже увязана с музейной экспозицией — к торжест­венному заседанию в память Ивана Федорова была развернута выставка 12.

2 Труды Музея книги, документа, письма. [Вып.] 1. Статьи по книговедению. Л.,
1931. 79 с.

3 Труды Ин-та книги, документа, письма. [Вып.] 2. Статьи по истории энциклопе­
дий. Л., 1932. 72 с.

4 Труды Ин-та книги, документа, письма. [Вып.] 3. Статьи по истории энцикло­
педий. (Ч. 2). Л., 1934. Мб с.

5Берков П. Н. Выставка по истории энциклопедий в Институте книги, доку­мента, письма.—«Труды Ин-та книги, документа, письма». [Вып.] 2, 1932, с. 65—72; Брошюра «Краткое описание выставок» [ИКДП]. Л., 1932, с. 2—3.

с М а л е и н А. И. Литература времени Великой французской революции в со­браниях АН СССР.— «Изв. АН СССР». Отд-ние обществ, наук, 1934, № 2, с. 119—130.

7 Т о н к о в а Р. Выставка литературы эпохи Великой французской револю­ции.—«Вести. АН СССР», 1934, № 1, стб. 65—70.

8Тонкова Р. М. Коллекция брошюр эпохи французской революции из собра­ния А. И. Шпагина (Москва).— «Изв. АН СССР». Отд-ние обществ, наук, 1934, № 2, с. 131 — 136.

9Малеин А. И. Литература времен Великой французской революции в со­браниях Академии наук. Статья 2. Там же, 1934, № 4, с. 269—280. Ма!е!п А. РиЬНсаНопз йе Геродие геуо1и{юппа!ге а ГАсайегше Йез Заепсез с!е ГПК53 (Ьа Кеуо-1иНоп Ггапса!зе, 1934, ЬХХХУП, N 4, р. 334—344).

10 Б е р к о в П. Н., М а л е и н А. И. и Толкова Р. М. Издания времени
Великой французской бужуазной революции в собрании Одесской центральной научной
библиотеки. — «Изв. АН СССР». Отд-ние обществ, наук, 1935, № 6, с. 599—613.

11 [Труды Ин-та книги, документа, письма. Вып. 4.] Иван Федоров — первопечат­
ник. М. — Л., [март], 1935, с. 291.

12Тонкова Р. Выставка славянской печатной продукции эпохи разложения феодализма. — «Вестн. АН СССР», 1934, № 4, стб. 53—58.

192

В 1934 г. отдел книги подготовил очередной, пятый выпуск Трудов ИКДП 13 по истории русской книги XVIII века. Этому же периоду был посвящен и подготовленный в 1935 г. к печати, но не вышедший в свет шестой выпуск Трудов ИКДП. Кроме ше­стого выпуска Трудов ИКДП, в 1935 т. подготовлена в объеме 6 печатных листов библиография книги послепетровского и аннинского времени (А. И. Малеин и П. Н. Берков). Обзор библиографических работ по книговедению (8 печатных листов) (А. Г. Фомин).

Еще в 1931 г. была развернута выставка по истории западноевропейской книги эпохи разложения феодализма и развития промышленного капитализма (XV— XVIII вв.), пополненная в 1933 г. специальным разделом «социальных утопий» (от античного мира по XVIII в. включительно) и.

II. ОТДЕЛ ДОКУМЕНТА

Отдел документа занимался преимущественно научным описанием документальных собраний ИКДП и подготовкой важнейших коллекций к изданию. Особенно большая работа проделана по собранию западноевропейских документов как наиболее ценному в фондах Института. Так в 1932 г. по западному документу закончен учет и описание итальянской серии материалов, закончено описание всей старейшей части актов (XI—XIV вв.), систематизирована коллекция западноевропейских автографов XVII— XIX вв. с составлением нескольких специальных картотек. В 1933—35 гг. производи­лась подготовка к изданию драгоценнейшей части собрания, подлинных пергаментных актов Кремоны (X—XIII вв.), которые и напечатаны в 1937 г. 15.

По русскому документальному собранию в 1933 г. произведена общая системати­зация этого до тех пор вовсе неразобранного собрания. Зарегистрировано собрание автографов XIX в. Затем изучалась коллекция документов Спасо-Прилуцкого мона­стыря, содержащая ценные актовые материалы для характеристики крупного мона­стырского хозяйства феодально-крепостной эпохи. В 1935 г. закончена первая часть работы, посвященной русскому официальному документу XIX в. 16 и сдана в печать первая часть работы, посвященной начальной истории древнерусского акта 17.

По линии изучения документа Древнего мира и раннего средневековья были выполнены две работы:

  1. На материалах отдела письма подготовлена к печати серия юридических и
    административных документов эпохи первой вавилонской династии — преимущественно
    из вавилонского клинописного собрания Института 18.

  2. Дешифрована и подготовлена к изданию коллекция коптских документов
    арабского Египта, главным образом папирусы эпохи раннего средневековья — VIII
    век нашей эры и следующие. Эта коллекция содержит ценные сведения для характе­
    ристики общества раннефеодального Египта 19.

В области музейной работы отдел документа, кроме развернутой в 1931 г. «не­большой постоянной экспозиции образцов средневекового западноевропейского доку­мента»20, закончил в 1935 г. организацию выставки «Письменная культура феодальной Руси XI—XVI вв.» — совместно с отделом рукописной книги Библиотеки АН. Выстав­ка имеет целью показать основные письменные источники как книжные, так и доку­ментальные, относящиеся к ранней стадии русского феодализма, и таким образом дать общую характеристику письменной культуры раннего периода феодальной Руси. Выпущен указатель выставки 21.

13 Труды Ин-та книги, документа, письма. [Вып.] 5. Статьи и материалы по исто­
рии книги в России. М. — Л., 1963. 276 с.

14 Краткое описание выставок [ИКДП], Л., 1932, с. 1—3; Берков П. П., Ма­
леин А. И., Т о н к о в а Р. М. Выставка социальных утопий. — «Вестн. АН
СССР», 1933, № 7, стб. 39—44.

15 Акты Кремоны X—XIII вв. в собрании Академии наук СССР. Подготовил к
изданию С. А. Аннинский. М. — Л., 1937. 381 с.

16 К о ч а к о в Б. М. Русский законодательный документ XIX — нач. XX веков.—
В кн.: Вспомогательные ист. дисциплины. М. — Л., 1937, с. 319—372.

17 В а л к С. Н. Начальная история древне-русского частного акта. — Там же,
с. 285—318.

18 Риф тин А, П. Старовавилонские юридические и административные доку­
менты в собраниях Академии наук. М. — Л., 1937. 175 с., XXXIX.

19 Ер н ш те д т П. В. Коптские папирусы в собрании ИКДП. Работа еще не
напечатана.

20 Краткое описание выставок [ИКДП]. Л., 1932, с. 4—5.

21 Выставки письменности: I. Древнего мира. II. Феодальной Руси. Л., 1935. 39 с.

13 Книга № 30 193

III. ОТДЕЛ ПИСЬМА

Отдел письма, наряду с постоянной работой по инвентаризации и описанию хра­нящихся в нем коллекций, до тех пор совершенно неучтенных, развернул в 1932 г. выставку по истории образования современного типа буквенного письма22 на подлин­ном материале целого ряда письменностей: древнеегипетской, древнемесопотамской, эламской, хеттской, пунической, древнесемитической, средневековой еврейской, сирий­ской, арабской, пехлевийской, греческой, коптской и латинской. Выставка построена по принципу исторической преемственности письменностей и наглядно показывает про­исхождение современных типов буквенной графики. Большинство коллекций Инсти­тута, использованных для выставки, принадлежит к числу лучших собраний такого рода в нашем Союзе.

Научно-исследовательская работа в отделе письма велась как сотрудниками ИКДП, так и приглашенными лицами. Тематика этой работы определялась, с одной сторон», коллекциями отдела, с другой — требованиями, предъявлявшимися к истори­ческой науке вообще и к так называемым «малым», вспомогательным историческим дисциплинам в частности.

Работы отдела письма частично напечатаны, частично подготовлены к печати23.

Уже в 1934 г. Институт Книги, Документа, Письма АН пришел к выводу, что ему необходимо уточнить и расширить свои программные задачи в направлении непосред­ственной увязки своих работ с очередными задачами советской исторической науки, определенными известными решениями партии и правительства. В этом плане и возник вопрос о расширении в Институте занятий по вспомогательным историческим дисципли­нам, что и было санкционировано Президиумом АН в январе 1935 г. В этом году Институт ставит уже в более широком объеме работы по палеографии, дипломатике, сфрагистике, нумизматике и книговедению, руководствуясь первоочередными запросами советских историков и литературоведов и привлекая к этому не только сотрудников Института, но и целый ряд специалистов со стороны. Результаты работ на этом уча­стке исторического фронта нашли свое отражение в специальном Сборнике статей по вспомогательным историческим дисциплинам24 и в указанном выше VI выпуске Тру­дов ИКДП 25.

Отмеченное выше новое направление работ ИКДП сблизило его с Историко-Археографическим Институтом АН в такой степени, что к началу 1936 г. по постанов­лению Общего Собрания АН прошло и формальное присоединение ИКДП, как исто­рического учреждения, к вновь образованному Институту истории АН, в качестве Сектора вспомогательных исторических дисциплин (зав. акад-. А. С. Орлов).

Библиотека ИКДП, насчитывающая около 80000 тт. и представляющая собою единственную в своем роде по разнообразию и богатству коллекцию книг по истории и вспомогательным историческим дисциплинам, тоже присоединена к существующей библиотеке Института истории.

22 Описание выставки «Письменность древнего мира и раннего средневековья».
Путеводитель. [Сост. Ю. Перепелки н]. М.—Л., 1936, с. 68. Кроме того, см.:
Краткое описание выставок [ИКДП]. Л., 1932, с. 6—7; Выставки письменности: I. Древ­
него мира. II. Феодальной Руси. М. — Л., 1935, с. 5—11.

23 а) Бунаков Ю. В. Гадательные кости из Хэнани (Китай). Очерк истории
и проблематики в связи с коллекцией ИКДП. Л. — М., 1935. 107 с., VII.

б) Орлов А. С. Библиография русских надписей XI—XV вв. М. — Л., 1936,
VIII, 180 с.

в) Беляев В. И. Арабская рукописная книга в собрании Института книги,
документа, письма Академии наук СССР. М.—Л., 1936. 43 с.

г) Перепелкин Ю. Я. О происхождении минускульного типа письма. (Не
напечатано).

д) Борисов А. Я- Арамейские магические чаши в музеях Ленинграда (пре­
имущественно на материалах ИКДП). (Не напечатано).

е) Ш ангин М. А. Византийское книжное письмо XI—XIV вв. (Не напечатано).
Ряд работ был напечатан в цитируемом ниже сборнике «Вспомогательные исто­
рические дисциплины». Кроме того, см. работы А. П. Рифтина и П. В. Ернштедта.

24 Вспомогательные ист. дисциплины. Сборник статей. М. — Л., 1937. 435 с.

25 Шестой выпуск Трудов ИКДП остался не напечатанным.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Шабельникова Н. А. Д36 История России : учеб пособие. 2-е изд

    Документ
    Наша эпоха — время мучительной переоценки ценностей и радикальных экспериментов, время выбора социально-политических, экономических, нравственно-этических ориентиров для каждой семьи, каждого человека.

Другие похожие документы..