Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Примітка: дані наведено без урахування найманих працівників статистично малих підприємств та зайнятих у фізичних осіб-суб`єктів підприємницької діяль...полностью>>
'Документ'
Сведения о функциональных характеристиках (потребительских свойствах) и качественных характеристиках товара указаны в Техническом задании (раздел II ...полностью>>
'Документ'
Зміст модуля: Алгоритмічні машини (машина Тюрінга, нормальні алгоритми Маркова, блок-схеми Поста). Рекурсивні функції. Формальна арифметика. Автомати...полностью>>
'Документ'
«30» марта 2011 г обществом с ограниченной ответственностью Аудиторской фирмой«Фабер-Лекс» выдано заключение о бухгалтерской отчетности ООО «Симфония...полностью>>

К. С. Станиславский / Работа актера над собой, стр. 245

Главная > Диссертация
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Проблема материала в актерском искусстве

Диссертация на соискание ученой степени кандидата искусствоведческих наук.

Москва. Декабрь 1946 г.

«Сценическое творчество – это постановка больших задач и подлинное, продуктивное, целесообразное действие для их выполнения».

К.С. Станиславский /»Работа актера над собой», стр. 245/

Оглавление

1 часть ВВЕДЕНИЕ

Гл. 1. Созидание.

Роль качеств

Первое препятствие

Две группы качеств

Производство качеств

Гл. 2. Произведение искусства.

О разграничении

Художественность

Потребность в искусстве

Смысл неповторимости

Путь воплощения

Предмет изображения

Связь неповторимости с общностью

Смысл общности

Идеология и технология

Постепенность

II часть. ТЕАТРАЛЬНОЕ ИСКУССТВО

Общие качества спектакля

Гл. 3 Правдоподобие

Правдоподобие как условность

Театральность

Норма правдоподобия

Две системы театра

Гл. 4 Пройденный путь

От условности к правдоподобию

Развитие условных систем

Развитие правдоподобия внутри условных систем

Отбор правдоподобия

Накопление правдоподобия

Строительство метода правдоподобия

Гл. 5 От прошлого к будущему

Полное правдоподобие

Знание и метод

«Нулевая линия»

Приближение к «нулевой линии»

Ступени квалификации

Сверхправдоподобие

Гл. 6 Проблемы теории театра

Особенности теории

Первая ступень теории

Вторая ступень теории

Заключение

III часть. МАТЕРИАЛ

Исторический принцип

Гл. 7 Субстанция выражения

«Временные» и «постоянные» материалы

Условия материала

Аналогия

Практическое значение материала

Гл. 8 Материал актерского искусства

Открытие К.С. Станиславского

Действие, как материал

Человек, как материал

Гл. 9 Действие в спектакле

Причины неопределенности материала

Ведущий компонент

Театр и актер

Материал, как исходная позиция

IV часть ДЕЙСТВИЕ

Гл. 10 Неопределенность понятия

Старая истина

Трудности определенного действия

Попытки определения

«Театральный дуализм»

Еще один вид «дуализма»

Гл. 11 Психологическое толкование

Целенаправленное единство

Объективность цели

Психические признаки действия

Внешняя сторона действия

Гл. 12 Действие в понимании К.С. Станиславского

«Простое физическое действие»

Физическое и психическое

Целенаправленность

Психические признаки действия

Внешняя сторона действия

Методологический смысл «физического действия»

ПРИМЕЧАНИЯ

СПИСОК ОСНОВНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Перваячасть.

ВВЕДЕНИЕ

Открывается занавес, и публика, наполняющая зал, слушает и смотрит то, что происходит на сцене. А на сцене находятся люди и вещи, произносятся слова и звучит музыка. Все это – находящееся и происходящее на сцене, и только это, побуждает каждого аз сидящих в зеле тратить время и деньги на театр. Если бы взамен этих трат публика ничего не получала, - театр перестал бы существовать. В том многосложном мире, который именуется театром, центр - это спектакль; реальный, сегодняшний, который начинается раскрытием занавеса и кончается его закрытием. Для того, чтоб он состоялся, для того, чтобы он дал зрителям максимум того, что в его силах,- только для этого существует все, к чему приложимо слово «театральный». Создающих его много: тут и актеры, и режиссеры, и художники, и костюмеры, и парикмахеры, и администраторы, и директоры, и инспекторы, и драматурги, и критики, и театроведы, и целые штаты управлений, институтов, обществ, школ, училищ, редакций и консультаций - всех не перечесть, но все они трудятся только для того, чтобы возникали спектакли и чтобы они обогащали сидящих в зале зрителей. Это элементарная истина. Но она легко ускользает из внимания, а вместе с ней ускользает самая сущность театра из всяких рассуждений о нем.

Театр - это созидание спектаклей. Слово "спектакль" можно понимать очень широко, можно суживать смысл его - в зависимости от этого и понятие театра расширяется и суживается. Бесспорно одно: за более, чем двух с половиной тысячелетнюю историю своего существования род человеческой деятельности, именуемый театром, претерпевал значительные и многократные изменения и превратился в явление чрезвычайной сложности. Бесконечно

усложнялось явление спектакля - усложнялись и процессы созидания его. Что же такое спектакль, как спектакли создавались, создаются и должны создаваться? В этих вопросах вся и все проблемы театра. Исчерпывающий ответ на них дал бы исчерпывающую теорию и историю театра. Но именно тут, с этого первого и бесспорного в постановке своей вопроса и начинаются все театральные распри. Бесконечно спорен вопрос полного и точного определения спектакля, не менее спорен вопрос качественной оценки его и путей создания хороших спектаклей. Спорен даже вопрос самой возможности определения объективной оценки и путей. Явление, именуемое спектаклем, слишком многообразно по форме и содержанию, слишком велики и противоречивы требования, предъявляемые к нему, чтобы можно было найти полный и удовлетворяющий всех ответ. В этом богатство и мощь театра, в этом же и его слабость. Пробиться через толщу многолетних предрассудков, через туман абстрактных построений и фанатических мечтаний, через паутину консервативных привычек и представлений и взглянуть на предмет непосредственно и без предубеждений - такова наша первая задача и исходная позиция.

Что общего во всех без исключения спектаклях? И что отличает любой спектакль от всех прочих явлений действительности? Какими, следовательно, качествами должен обладать спектакль, чтобы называться им? Б ответах на эти вопросы должен уже содержаться принцип решения следующего вопроса: как создается и как должен создаваться спектакль?

Всё это вопросы "большого масштаба», вопросы эстетико-философские, казалось бы далекие от реального конкретного спектакля и его подготовки. Но вне решения их, всякие рассуждения о театре - при всей их видимой конкретности и практичности - в действительности лишены реального основания. Ведь дело не в отвлеченности в абстрактности самих по себе - в них не только нет ничего порочного, они неизбежны - дело в том, чтобы обобщать действительно существующее, тогда самый факт обобщения может быть только плодотворным. Для совре­менного поколения театроведов характерны враждебная настороженность ко всякам обобщениям и недоверие к логике, которая выглядит у них как «логизирование»; как будто и то и другое порочны сами по себе, а не тогда только, когда в них пропущено необходимое звено или вкралась ошибка; как будто человеческая мысль не сильна именно тем, что способна к обобщениям и оперирует логикой. «Без абстракций никакое мышление невозможно». «От живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике - таков диалектический путь дознания

истины, познания объективной реальности»1.

Гл. 1 СОЗИДАНИЕ

«Все искусства начинаются с необходимого».

Гёте.2

Роль качеств.

Здравый смысл, логика и опыт с несомненностью показы­вают, что что бы, когда бы и кто бы ни создавал, этот соз­дающий всегда знает, чего он хочет от создаваемого. Созидаемое должно обладать известными и определенными качества­ми, нужными человеку, и только ради этих качеств созидаю­щий трудится. Качества созидаемого, как они формируются в сознании человека, побуждают его а действовать так или иначе, чтобы существующее в сознании стало объективной ре­альностью. Само слово, именующее понятие, выражает совокуп­ность определенных качеств; поэтому, называя словом свой замысел, задачу, намерение, мы тем самым предусматриваем качества. Все создающие что-либо подобны в этом смысле, и бесконечное различие среди них происходит от разнообразия того, что они создают. Ибо качества вещи обуславливают необходимый процесс ее создания. В этом отличие изделий человека от явлений природы, где процесс развития приводит к определенным ре­зультатам вне зависимости от чьей бы то ни было воли, если человек не вмешивается в этот процесс. Это элементарно, азбучно, просто, когда дело идет о простых вещах. Если же дело касается вещей сложных, то и созидание их оказывается до крайности усложненным. Но как бы ни был сложен труд ученого, художника, полководца или общественного деятеля,- и он диктуется, управляется и контролируется качествами того, что каждый из них создает. Тут уж нет прямой, непосредственной а очевидной связи между действиями и качествами результата, итога деятельности. Здесь связь эта иной раз растянута в длинную цепь посредствующих звеньев, непонятных непосвященным. Но чем длиннее эта цепь, тем прочнее необходимо должна быть связь между ее звеньями. Для того, чтобы понять и рационально построить процесс созидания, нужно, прежде всего, ясно и точно знать необходимые качества того, что созидается3.

Значит, учение о театре, его теория, методология и педа­гогика должны опираться на необходимые качества произведения театрального искусства - того, что именуется сценическим об­разом.

Едва-ли нужно доказывать, что элемент стихийности, бессознательности, иногда и в разной степени присутствующей в созидательной деятельности, не может играть в ней сколько-нибудь значительную роль, когда речь идет о человеческой деятельности. Тем более не может он преодолеть основную решающую зако­номерность - именно ту, что потребные человеку качества сози­даемого определяют и способ созидания, и развитие его, и выбор самих созидателей с определенными индивидуальными особенностями4. Следовательно, ключ к пониманию природы, истории и метода театра опять-таки лежит в необходимых качествах произведений театрального искусства.

Каковы же эти качества?

Первое препятствие.

Не первый взгляд вопрос представляется принципиально и совершенно неразрешимым. Попытка решить его сразу же встречает решительное сопротивление фактов.

Любое совершенное произведение любого искусства, прежде всего, поражает неисчислимым количеством неповторимых прекрасных качеств. Кто, кроме безумца, решится определить и перечислить их? /Только экскурсоводы и критики делают иногда бесплодные попытки.../. Как известно, произведение искусства не может быть полностью объяснено, ибо качества его не могут быть ни перечислены, ни даже определены понятиями, и именно в этом его право на существование, его сила; оно выражается не понятиями, а конкретными образами5. В переводе образа на язык понятий всегда ускользает нечто, и в этом нет ничего удивительного, потому что образ - это непосредственная чувственная конкретность, понятие же по самой природе своей есть обобщенность, отвлеченность от единичного6.

Но подлинное произведение искусства всегда в то же время и обобщает явления действительности, содержит в себе нечто типическое, общее, обобщенность же, очевидно, не находится в противоречии с понятием.

Если одним из отличительных признаков произведения искусства является его неповторимая чувственная конкретность, то это как раз тот признак, установление которого, как общего и необходимого, наименее практически плодотворно. Ибо какие можно сделать теоретические или практические выводы о созидании неповторимого? О природе неповторимого и необъяснимого? - И, наоборот, тот его признак, что оно всегда обобщает, может служить опорой в определении необходимых признаков художественности, необходимых качеств произведения искусства. Но среди этих признаков и качеств не должен быть забыт и признак неповторимой единичности, то есть то, что в художественность, как таковую, входит невыразимость ее в понятиях.

Неповторимая чувственная конкретность сближает произ­ведения искусства с явлениями природы, не случайно в созер­цании того или другого есть что-то общее.

Но как только человек вмешивается в природу, выращивал цветы, насаждая сады и парки, сама природа приобретает нечто новое, нечто от искусства и в то же время нечто повторяющееся. На всем, что создается человеком, лежит особая печать, особе качество человеческого произведения. Произведения искусства больше всех других творений человека приближаются к природе, но, прежде всего, они - творения человека в ряду других плодов его труда. Именно тут мы и находим точку опоры для преодоления первого препятствия неисчислимости и необъяснимости качеств каждого конкретного художественного произве­дения. Определение необходимых качеств произведения искус­ства может быть плодотворным только, если рассматривать его как результат деятельности человека. Люди создали и создают неисчислимые материальные и духовные ценности, в ряду их - искусство, и нет оснований отгораживать его непроницаемой стеной7. Напротив, для того, чтобы основательно выделить, нужно, прежде всего, найти общее, объединяющее, во всем бесконечно разнообразном мире человеческих творений. Это общее лежит в человеческом труде, в развитии уменья создавать в соответствии со своими потребностями.

Две группы качеств.

«Соединение совершенно разнородных качеств в одном предмете есть общий закон вещей»8.

Всякая вещь обладает качествами, общими с другими вещами, и качествами индивидуальными, ей одной присущими.

По свидетельству Форда, при предельной стандартизации и механизации производства автомобилей, его заводы все же не выпустили двух совершенно тождественных моторов. Каждая без исключения вещь обладает индивидуальными, ей одной присущими, следовательно неповторимыми качествами, но качества эти интересуют человека лишь постольку, поскольку они соприкаса­ется с назначением вещи. Они ни к чему на обязывают в производстве, в создании вещи, если они индифферентны к ее назначению. Ни в производстве, ни в потреблении они могут даже не заме­чаться.

Общие же качества, напротив, находятся в центре внимания, ибо именно они служат удовлетворению определенных по­требностей. Нельзя свое представить человека с абсолютно оригинальными, единственными в своем роде потребностями, по­этому, хотя потребности резных общественных слоев и в разное время и различны, все же в них всегда есть общность и имен­но этой общности в потребностях отвечают общие качества создаваемых человеком вещей. Ведь даже причуды, капризы и са­мые противоестественные «потребности» людей повторяются, и в соответствии им повторяются и качества вещей в определен­ном узком или широком кругу их. Чрезвычайно ярко это проявляется в модах. Потребности изменяются - изменяется содер­жание и количество и общих качеств. Так, оружие, одежда, экипажи в XVIII веке имели одни общие качества, в XIX веке уже другие и в XX веке - опять другие. Качества общие, для определенного круга вещей в одну эпоху, уже не удовлетворяют людей другой эпохи - вещь, как совокупность общих качеств, устаревает и ее назначение выполняет другая вещь, обладающая другими общими качествами. Общие качества изменяются, изменяются и частные, но и те и другие в каждой вещи всегда существуют.

Вопрос развития способа их созидания и их взаимноотносительная ценность в творениях человека - суть первые шаги к определению специфических качеств произведения искусства.

Производство качеств.

Когда мы описываем какой-либо предмет, в том числе из­делие человека, мы перечисляем качества этого предмете, на­чиная с самых общих и постепенно суживая круг общности до индивидуальных частных качеств - иначе описание никому не будет понятно. Но полное перечисление частных качеств вооб­ще невозможно, ибо олова, как уже упоминалось, выражают понятия, то есть известную общность. Поэтому невозможно до конца описать и произведение искусства. Эта «недостаточность» языка в других родах человеческой деятельности если и ощуща­ется, то в несоизмеримо меньшей степени, по той простой при­чине, что тут те качества, для которых нет понятия и слова, никого практически не интересуют. Если же они приобретают практический интерес, то немедленно находится для них слово – специальный термин9. Появление нового слова символизирует превращение частного качества в общее. Создавая вещь, человек исходит из общественной потребности в ней, то есть из предвидения ее общих качеств или тех, которые по его плану должны, имеют основание - стать общими.

Картина представляется, примерно, такой: первые изделия первобытного человека обладали минимальным количеством общих качеств. Топор – то, чем можно рубить; дом – место, закрытое от врагов и непогоды. Все прочие бесчисленные качества каждого топора и каждого дома были качествами частными и не утруждали первобытного сознания. Единственное общее качество топора отвечало его широкому назначению. Но в трудовом процессе пользования вещью выяснилось, что только определенные частные качества имеют практический положительный синод; тогда, второй раз делая топор, дом или одежду, человек уже предусматривал эти частные качества и создавал их. Тогда частное качество какого-то топора, дома, одежды превращалось в общее качество ряда топоров, домов и одежд. Но, естественно, частных качеств у каждого предмета от этого не становилось меньше и среди них были всегда такие, которые делали этот предмет в какой-то степени более или менее, чем другие, отвечающим человеческим потребностям.

Как ни груба и ни примитивна эта схема, нам сейчас важно не это,- важно, что развитие созидающей деятельности человека и совершенствование его изделий при всей их сложности идет именно этим путем. Путь этот - сознательное превращение человеком частных качеств вещи в общее качество вещей, соответственно своим безгранично растущим потребностям10.

За многие десятки столетий истории человеческой культуры этот сложнейший процесс, изображенный здесь в виде грубой схемы, привел к тому, что в жизненно важных отраслях человеческой деятельности теперь каждое создание человека содержит в себе грандиозное количество общих качеств. Непосвященный в данную отрасль и не подозревает ни их количества, ни содержания. Нужны многие годы и десятилетия для того только, чтобы знать, и притом в одной лишь отрасли, общие качества создаваемых нашими современниками вещей и соответственно те требования, которым эти вещи должны отвечать. Не потому ли и невозможны сейчас энциклопедисты типа Леонардо и Канта? Неизмеримо увеличился с тех пор объем знаний общих качеств вещей. Современный практический человек, занятый утилитарной, в широком смысле, деятельностью, заинтересован частным качеством предмета только тогда, когда видит целесообразность превращения его в общее качество. Но это доступно в каждой области только специалистам, ученым, изобретателям, совершенствующим вещи и процесс их производства; чтобы вводить в практику новые общие качества, нужно знать уже существующие. Во всех прочих слу­чаях частные качества, как таковые, с практически-утилитарной точки зрения никого и никак не интересуют. Каждый из нас пользуется мебелью, одеждой, пищей, ездит на метро, на поезде, летает на самолете,- в чем из всего этого нас интересует неповторимое, индивидуальное частное?

Если вы хотите окружить себя вещами действительно неповторимыми и при этом дорожите именно их частными, неопределимыми и невыразимыми на языке понятий качествами, то, в той мере, в какой это так, вы уже стоите не на утилитарно-практической точке зрения, а на точке зрения, близкой к эстетической, приближающей вас к искусству. В действительности так оно в большинстве случаев и бывает - нельзя непроходимой стеной разделать «утилитарную» точку зрения от «эстетической». Элементы искусства рассеяны во всем нас окружающем, каждый предмет нашего обхода содержит в себе, пусть ничтожную, но все же крупицу искусства и в разной степени мы все дорожим ими: на галстуке рисунок, на письменном приборе, на переплете книги, на обивке дивана в вагоне, на форме кондуктора, на сервировке стола - рисунок, узор, орнамент.

Пока в нашу задачу не входит отграничение произведения искусства от прочих созданий человека,- напротив, мы ищем то, что объединяет, что необходимо всем произведениям человека. Итак: 1) всякое создание человека содержит в себе общие качества и частные качества; 2) совершенствование в созиданиях идет путем превращения полезных человеку частных качеств в общие; 3) этим путем общие качества сознательно накопляются человеком в вещах; там самым усложняются а совершенствуются сами вещи и, каким образом, они удовлетворяют все большее и большее количество потребностей человека.



Скачать документ

Похожие документы:

  1.    K. C. Станиславский    Собрание сочинений в восьми томах

    Документ
       M. H. Кедров (главный редактор), О. Л. Книппер-Чехова, А. Д. Попов, Е. Е. Северин, Н. М. Горчаков, П. А. Марков, В. Н. Прокофьев, Н. А. Абалкин, H. H.
  2. Станиславский Константин Сергеевич Статьи. Речи. Заметки. Дневники. Воспоминания (1877-1917)

    Документ
       Пятый и шестой томы Собрания сочинений К. С. Станиславского, выпускаемые вслед за "Моей жизнью в искусстве" и тремя томами "системы", являются не только их дополнением, но имеют и самостоятельное значение.
  3. К. С. Станиславский (1)

    Документ
       Редакционная коллегия: M. H. Кедров (главный редактор), О. Л. Книппер-Чехова, Н. А. Абалкин, В. Н. Прокофьев, В. З. Радомысленский, Е. Е. Севрин, В.
  4. К. С. Станиславский (4)

    Документ
       Редакционная коллегия: M. H. Кедров (главный редактор), О. Л. Книппер-Чехова, Н. А. Абалкин, В. Н. Прокофьев, В. З. Радомысленский, Е. Е. Севрин, В.
  5. К. С. Станиславский Письма 1886-1917       К. С. Станиславский. Собрание сочинений в восьми томах. Том 7    М., Государственное издательство "Искусство", 1960    Вступительная статья (1)

    Статья
    К. Альбрехту. 188 , ноябрь 10 *. Н. К. Шлезингеру. 188 , декабрь 1 7*. Н. К. Шлезингеру. 188 8*. К. К. Альбрехту. 1887, май 1 9*. И. Н. Львову.

Другие похожие документы..