Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Учебно-методический комплекс'
В условиях рыночного реформирования экономики стратегической составляющей бизнеса становится устойчивая тенденция развития информатизации процессов у...полностью>>
'Документ'
1770 г. – Орлов, Спиридонов, Грейг. Петербург  Гибралтар  Средиземноморье  Чесменская бухта: разбили турецкую эскадру. Флот турков блокирован в Че...полностью>>
'Документ'
В рамках данного смотра предприятиям общественного питания области предлагается выставить экспозиционные столы, подтверждающие высокий профессионализ...полностью>>
'Документ'
Современное информационное пространство культуры России стремительно развивается; расширяется и наполняется культурным содержанием русскоязычная част...полностью>>

И искусств

Главная > Программа
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

Некоммерческий фонд «Пушкинская библиотека»

ЧЕЛЯБИНСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ

КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВ

Национальная программа продвижения чтения:

Уральский вариант

Материалы

Уральской библиотечной ассамблеи

1–2 ноября 2007 г.

Челябинск 2007

ББК

УДК

Н

Составитель: Т.Д. Рубанова

Редакционная коллегия: Н. М. Запекина, Е. А. Колесникова, Л. С. Перчик

Национальная программа продвижения книги: Уральский вариант. Материалы Уральской библиотечной ассамблеи / ЧГАКИ; сост. Т. Д. Рубанова. – Челябинск, 2007.

Печатается по решению редакционно–издательского совета ЧГАКИ

© Челябинская государственная

академия культуры и искусств, 2007

Содержание

Раздел I

ПОДДЕРЖКА, РАЗВИТИЕ И ПРОДВИЖЕНИЕ ЧТЕНИЯ

В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

ЧЕЛЯБИНСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ 1

КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВ 1

Печатается по решению редакционно–издательского совета ЧГАКИ 2

Содержание 3

Раздел I 3

ПОДДЕРЖКА, РАЗВИТИЕ И ПРОДВИЖЕНИЕ ЧТЕНИЯ 3

В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ 3

Раздел I 8

ПОДДЕРЖКА, РАЗВИТИЕ И ПРОДВИЖЕНИЕ ЧТЕНИЯ 8

В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ 8

Л.А. Гологудина 9

Год чтения: реализация городских 9

социально–культурных проектов на примере 9

МУК Централизованная библиотечная система 9

Златоустовского городского округа 9

В.И. Коновалова, О.В. Рыжкова, 13

О.В. Шабаршина 13

HOMO LEGENS В ПРОСТРАНСТВЕ ВУЗА: ИЗ ОПЫТА РЕАЛИЗАЦИИ ПРОЕКТА ПОДДЕРЖКИ ЧТЕНИЯ В НТГСПА 13

М.И. Кочутина 18

НАХОДКИ И ПРОБЛЕМЫ В ПРОДВИЖЕНИИ ЧТЕНИЯ СРЕДИ ИНВАЛИДОВ ПО ЗРЕНИЮ 18

В.Н. Макаров 23

Год чтения в Челябинской области 23

Т.Н. Моковая, Г.И. Боруля 30

Программа поддержки и развития чтения студенчества в Научной библиотеке ЧГАКИ 30

С.Г. Матлина 40

Свободный доступ к библиотечным ресурсам 40

и продвижение чтения 40

С.В. Олефир 52

ЭЛЕКТРОННЫЕ РЕСУРСЫ ДЕТСКИХ БИБЛИОТЕК ДЛЯ ОБРАЗОВАНИЯ И ПРОДВИЖЕНИЯ ЧТЕНИЯ: ВОЗМОЖНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ И КРИТЕРИИ ОТБОРА 52

Е.В. Цулаия 58

Деятельность региональных детских библиотек 58

в поддержку чтения 58

Н.С. Шмидт 74

Поддержка чтения вне стен библиотеки 74

Л.В. Щетинина 76

РЕАЛИЗАЦИЯ ПРОГРАММЫ 76

«2006 ГОД–ГОД ЧТЕНИЯ В Г. КУРГАНЕ» 76

Раздел II 82

ИНСТИТУТЫ И СУБЪЕКТЫ КНИЖНОГО ДЕЛА В ПОВЫШЕНИИ 82

СТАТУСА ЧТЕНИЯ 82

Н.О. Александрова 82

Книговедческое образование как основа для взаимодействия субъектов книжного дела региона 82

Направления образовательной подготовки по книжному делу в ЧГАКИ 83

Н.В. Антропова 84

БИБЛИОТЕКА – ТЕРРИТОРИЯ ТОЛЕРАНТНОСТИ 84

Г.В. Безпалова 90

РАСШИРЕНИЕ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОСТРАНСТВА ФОНДА РЕДКИХ ИЗДАНИЙ В ПРОСТРАНСТВЕ БИБЛИОТЕКИ: ПРОБЛЕМА ПРЕОДОЛЕНИЯ ИНФОРМАЦИОННЫХ БАРЬЕРОВ 90

Н.Р. Валиуллина 94

ПРИНЦИПЫ ОТБОРА ПЕРСОНАЛА ЦБС ДЛЯ ЭФФЕКТИВНОГО ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ 94

Л.Р. Вахрушева 102

РЕСУРСНО–ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ БИБЛИОТЕЧНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ ДЕТЕЙ МУНИЦИПАЛЬНЫМИ БИБЛИОТЕКАМИ УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ 102

М.М. Клименкова 106

РАДОСТИ СЕМЕЙНОГО ЧТЕНИЯ 106

Е.В. Кондрашкина 108

МАССОВОЕ БИБЛИОТЕЧНОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ 108

В ПОВЫШЕНИИ СТАТУСА КНИГИ И БИБЛИОТЕКИ: 108

СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ 108

Г.М. Кормишина 113

О миссии и функциях библиотек 113

Л.Д. Кузякина 119

Библиотека и власть: эффективное 119

сотрудничество и содружество 119

М.Л. Новосадова 122

БИБЛИОТЕЧНАЯ ПОЛИТИКА И ТОЛЕРАНТНОСТЬ 122

И.Ф. Павлова 124

ИЗУЧЕНИЕ КНИГОИЗДАНИЯ Удмуртской РЕСПУБЛИКИ 124

И ПРОБЛЕМЫ СОЗДАНИЯ СВОДНОГО КАТАЛОГА 124

УДМУРТСКОЙ ДЕТСКОЙ КНИГИ 124

А.Э. Санько 129

Издание детской православной книги: 129

прошлое и настоящее 129

Л.В. Сокольская 133

БИБЛИОТЕЧНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ 133

ГЕНДЕРНОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ 133

А.А. Фомина 138

КОММЕРЦИАЛИЗАЦИЯ КНИЖНОГО ДЕЛА 138

Е.И. Хусаинова 144

ЧТЕНИЕ КАК ОСНОВА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ БУДУЩИХ БИБЛИОТЕКАРЕЙ 144

И.К. Шубников 148

сотрудничество вузовской Библиотеки и коммерческих партнерских организаций: подходы к разрешению противоречий 148

Е. В. Шабалина, 155

М. В. Шабалина 155

«ГЛЯНЦЕВЫЕ» ЖУРНАЛЫ: МАНИПУЛЯЦИЯ ЧТЕНИЕМ 155

А.В. Штолер 160

Институты Книжного дела региона: 160

проблемы и перспективы сотрудничества 160

Раздел III 170

ЧИТАТЕЛЬ В СОВРЕМЕННОЙ КНИЖНОЙ КУЛЬТУРЕ 170

В.Я. Аскарова 170

Читательская мода: 20 лет спустя 170

Т. О. Бобина 189

Язык современной подростковой литературы – иллюстрация, учебник, «кривое зеркало» или поиск коммуникации? 189

С.Д. Бородина 194

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА КАК ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ ИСТОЧНИК ПОЗНАНИЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ 194

(В ОЦЕНКЕ НОБЕЛЕВСКИХ ЛАУРЕАТОВ ПО ЛИТЕРАТУРЕ) 194

М.Ю. Ваганова 198

Читательская подготовка старшеклассников как процесс осознания трудностей чтения 198

С.М. Гришина 203

ТЕ, КОГО МЫ НЕ ЖДЕМ: ВЗРОСЛЫЕ ЧИТАТЕЛИ В МУНИЦИПАЛЬНЫХ БИБЛИОТЕКАХ: ВЗГЛЯД ПРАКТИКА 203

Н.М. Запекина 206

Читательские компетенции 206

в свете полиграфического качества изданий 206

О.Л. Кабачек 214

Чем читающий подросток отличается от нечитающего 214

С.А. Климаков 218

ОРГАНИЗАЦИЯ ЧИТАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЮНОШЕСТВА В РАМКАХ ПРОЕКТА «ГАЗЕТЫ В БРАЗОВАНИИ»: ПЕРВЫЙ РОССИЙСКИЙ ОПЫТ 218

п.и. Кузьмина 222

Развитие мотивации к чтению через творческую и интеллектуальную деятельность школьников 222

М.В. Кустова 225

Современный пользователь библиотеки 225

глазами библиотекаря: По результатам 225

социологического исследования 225

Л.А. Кучерова 235

ОСОБЕННОСТИ ЧТЕНИЯ ДЕТЕЙ МЛАДШЕГО ШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА В БИБЛИОТЕКЕ 235

З.В. Руссак 243

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ЗАПРОСЫ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ 243

В ОБЛАСТИ ПЕРИОДИКИ 243

Я.Е. Скурихина 247

«КНИГА И БИБЛИОТЕКА В ЖИЗНИ ЮНОГО ИЖЕВЧАНИНА: 247

ПО РЕЗУЛЬТАТАМ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ» 247

Е.Е. Смотрова 250

ФОРМИРОВАНИЕ ЧИТАТЕЛЬСКОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ СТУДЕНТОВ ЧЕРЕЗ ОСВОЕНИЕ ТЕХНОЛОГИИ СОСТАВИТЕЛЬСКОЙ РАБОТЫ 250

Итоговый документ 255

Уральской библиотечной ассамблеи 255

«Национальная программа продвижения чтения: уральский вариант» 255

1–2 ноября 2007 г., г. Челябинск 255

Коротко об авторах 258

Фомина Анна Анатольевна, Алтайская государственная культуры и искусств, г. Барнаул. 260

Хусаинова Елена Ивановна, преподаватель кафедры библиотечных дисциплин Челябинского колледжа культуры. 260

Уральский вариант 261

Уральской библиотечной ассамблеи 261

Раздел I

ПОДДЕРЖКА, РАЗВИТИЕ И ПРОДВИЖЕНИЕ ЧТЕНИЯ

В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Л.А. Гологудина

Год чтения: реализация городских

социально–культурных проектов на примере

МУК Централизованная библиотечная система

Златоустовского городского округа

Своим устойчивым положением в округе и регионе и успехами в реализации проектов МУК ЦБС Златоуста обязана поддержке областной и городской администрации, депутатам Законодательного Собрания Челябинской области и городского собрания, Министерству культуры Челябинской области. Управлению культуры ЗГО, Областному отделению Российского детского фонда, предприятиям и общественным организациям города (более 50 предприятий города в рамках проекта «Библиотека и город»).

Областная программа «Читающий Урал» нашла активную поддержку в Златоустовском городском округе. Главой Златоустовского городского округа Д. П. Мигашкиным подписано постановление от 27.03.07 «О проведении в 2007 г. на территории округа Года чтения», которое утвердило план мероприятий МУК ЦБС и рекомендовало газете «Златоустовский рабочий» и златоустовскому телевидению регулярно освещать тему Года чтения. В местной периодической печати опубликовано более 50 статей с предоставлением информации о Годе чтения. И не случайно в номинации областного конкурса на лучшее освещение Года Чтения газета «Златоустовский рабочий» стала победителем.

Год чтения реализуется в Златоустовском городском округе в рамках приоритетного муниципального проекта «Культура». При МУ Управление культуры работает оргкомитет по организации открытия Года чтения, в состав которого вошли представители администрации и городского собрания. Год чтения в ЗГО открылся 16 апреля в здании государственного драматического театра «Омнибус» городским праздником.

Деятельность Централизованной библиотечной системы Златоустовского городского округа в Год чтения строится в рамках Концепции развития МУК ЦБС, разработанного модельного стандарта деятельности МУК ЦБС Златоустовского городского округа, политики руководства МУК ЦБС в области системы менеджмента качества и проектно-программного планирования.

Определяющую роль в реализации планов имеет приоритетный муниципальный проект «Культура», в рамках которого с 2006 финансируется деятельность МУК ЦБС в области продвижения чтения. Стоимость данного проекта – 5 млн. руб., в том числе на МУК ЦБС – более 510 тыс. руб., она включает поддержку проектов через конкурсы «За сохранение традиций и развитие инноваций», «От истоков к современности», а так же поддержку библиотекарей через городские конкурсы: 4 библиотеки получили грант на сумму 140 тыс. руб. в конкурсе на лучшую библиотеку и премии на сумму 87 тыс. руб. в конкурсе на лучшего библиотекаря. Увеличен фонд оплаты труда на 25 процентов с сентября 2007 года (создан надтарифный фонд). В следующем году выделено 450 тыс. руб. на реализацию проекта «Открытие модельной библиотеки».

В рамках муниципального приоритетного проекта «Культура» и проектного планирования за 9 месяцев текущего года впервые уже израсходовано более 1,5 млн. рублей. Идет освоение 200 тыс. руб. в рамках проекта МУК ЦБС «Организация сети Интернет в учреждениях культуры города». При поддержке Администрации Златоуста по проекту предполагается организация сети WiFi, связи но ADSL-модему для быстрого обмена данными между подразделениями ЦБС и Управлением культуры города. При поддержке Администрации и Городского Собрания депутатов, с учетом Концепции информационной открытости представительного органа Златоустовского городского округа специалистами МУК ЦБС разработан проект по организации «Центра правовой информации».

МУК ЦБС Златоуста создает и свои мультимедийные продукты. В рамках проекта «С именем Иоанна Златоуста», разработанного специалистами МУК ЦБС к 1600-летию преставления Святителя Иоанна Златоуста и Дню города, издана при финансовой поддержке Администрации Златоустовского городского округа и МУ Управление культуры мультимедийная энциклопедии «Златоуст небесный и земной» и представлена городской общественности и гостям города. Данный мультимедийный продукт включает многие аспекты темы, касающиеся жития Иоанна Златоуста, его творений и истории нашего города, а так же сочетает в себе все лучшие качества книги, фотоальбома, видеофильма и информационной базы фондов МУК ЦБС. Данное издание вручено гостям города в дни юбилейных торжеств к 1600-летию преставления Святителя Иоанна Златоуста.

Продолжена издательская деятельность: при поддержке Администрации округа тиражом 1000 экз. опубликована печатная экскурсия «Беседы Святителя Иоанна Златоуста» – самая редкая книга (с электронной версией).

Работа с пользователями в библиотеках ЦБС построена на приоритетных началах программного планирования. В 2007 г. задействовано 20 локальных программ, которые планомерно реализуются в том числе «Читающая молодёжь – интеллектуальный ресурс города» (Грант главы), «Получила развитие наша имиджевая программа – городская программа «Лето, книга, я – друзья!». В 2007 г. для этой группы читателей при финансовой поддержке Благотворительного фонда «За доброту и порядочность» имени Е. Мальцева объявлен конкурс «Бремя читать и размышлять». В проекте участвует более тысячи детей, из них более 300 впервые. Стоимость проекта 200 тыс. рублей, около 300 человек были награждены мягкими игрушками и книгами. Челябинским отделением Российского детского фонда для ЦБС г. Златоуста выделена коллекция книг на сумму более 70 тыс. руб.

Продолжается активное сотрудничество с областными библиотеками в плане стимулирования мотивации специалистов. Считаем необходимым выразить благодарность Ирине Васильевне Гудович, директору ЧОУНБ, Масловой Ларисе Михайловне, зам. директора, Абрамовских Валентине Григорьевне, зав. НМО ЧОУНБ, Зинаиде Павловне Сергеевой, директору ЧОЮБ и директору областной детской библиотеки Красновой Людмиле Владимировне за поддержку и сотрудничество.

Библиотекари ЦБС приняли участие в областном конкурсе творческих работ «Молодые в библиотечном деле», в конкурсе читательских пристрастий библиотекарей Челябинской области «Книга – это маленькая жизнь» и областном фестивале книги в Челябинске, посвященном Году чтения в Челябинской области. Все подразделения ЦБС включились в акцию, объявленную Министерством культуры области и Областной универсальной научной библиотекой, «Миллион новых книг – библиотекам области», посвященную 10-летию П.И. Сумина на посту Губернатора области. Проведена стендовая презентация акции День Челябинской области, День Губернатора. Состоялась презентация книг «Губернатор – читателям и детям», а также презентация книги В. Лютова, О. Вепрева «П. Сумин: штрихи к политическому портрету». Рассказ о книге сопровождался выступлениями гостей: В.П. Быкова, зам. главы округа.; А.С. Романова, депутата собрания ЗГО.

Библиотечные работники находят способы стимулирования читательской активности. В рамках областной акции «Одна книга – один город» совместно с областной юношеской библиотекой осваиваются областные средства в размете 15 тыс. р. Для акции выбрана книга наших земляков Н. Верзакова и В. Черноземцева «Странствователь».

Продолжается работа в рамках областной программы «Секреты для взрослых, или как стать родителем мигающего ребёнка». Победители городского конкурса читающих семей были приглашены на областиой фестиваль «Читающих семей» в г. Коркино, организованный областной детской библиотекой. С Челябинской областной библиотекой для слепых разработан проект по продвижению книги среди людей с ограниченными физическими возможностями.

Читатели подразделений ЦБС: ЦГБ, филиалы № 1, 2, 22 приняли участие в областном молодёжном литературном конкурсе «Пора любви и грусти нежной», викторине «Знай наших», посвященной творчеству уральских писателей, в областном конкурсе творческих работ «Да здравствует Линдгрен!».

Итогом деятельности в рамках Года чтения стал рост контрольных показателей за 8 месяцев 2007 по сравнению с 2006 годом: читателей больше чем на 3 тыс.; книговыдач больше чем на 28 тыс.; посещений больше чем на 10 тыс.

Библиотеки МУК ЦБС Златоустовского городского округа можно с уверенностью определить как активный субъект национальной библиотечной политики, имеющий богатый позитивный опыт в различных сферах библиотечной деятельности, в том числе и в проектно-программном планировании.

В.И. Коновалова, О.В. Рыжкова,

О.В. Шабаршина

HOMO LEGENS В ПРОСТРАНСТВЕ ВУЗА: ИЗ ОПЫТА РЕАЛИЗАЦИИ ПРОЕКТА ПОДДЕРЖКИ ЧТЕНИЯ В НТГСПА

Чтение – это уникальный феномен культуры, который связан как с индивидуально–психологическими особенностями личности, так и социально–экономическими факторами общественной жизни. Оно выступает технологией интеллектуального воспроизводства в обществе.

Сегодня в читательской культуре студентов происходят изменения. Постепенно развивается прагматичное отношение к чтению. Среди мотивов обращения к чтению преобладают в студенческой среде учебные и познавательные. На формирование читательской культуры студентов оказывают влияние компьютерные технологии, средства массовой информации, Интернет–культура. Между тем развитию интеллекта, личностных качеств читателя способствует досуговое чтение, под которым понимается «чтение, связанное с личным интересом, для отдыха, развлечения» (1), поэтому важно активизировать интерес студентов именно к этому виду чтения. В связи с этим в Нижнетагильской государственной социально–педагогической академии (НТГСПА) в 2004 г. был разработан проект «Homo legens в пространстве вуза», основной целью которого является поддержка и развитие досугового чтения. Реализация поставленной цели предполагает решение следующих задач:

– выявление уровня читательской культуры студентов (проведение социологических опросов, интервьюирование);

– выработка рекомендаций для руководителей вуза, сотрудников научной библиотеки, кураторов, преподавателей;

– проведение PR–мероприятий, направленных на продвижение досугового чтения;

– установление связей с организациями и отдельными лицами, занимающимися проблемами чтения как на региональном, федеральном, так и на международном уровне;

– создание системы эффективного информационного обмена между участниками проекта (научно–практические семинары, конференции, круглые столы).

С целью выявления уровня культуры чтения студентов НТГСПА в 2004 г. было проведено анкетирование 355 студентов 7 факультетов I – V курсов дневного отделения (из них 64 юноши и 291 девушка). В 2007 г. было проведено повторное исследование, в котором приняли участие 585 студентов 8 факультетов I – III курсов дневного отделения. Полученные результаты позволяют сделать следующие выводы о читательских интересах и предпочтениях студентов НТГСПА. Несмотря на процессы визуализации современной культуры и мощное воздействие «электронной революции», студенты сохраняют интерес к чтению. Данные исследования за 2004 г. свидетельствуют о том, что четверть опрошенных практически каждый день читает для развлечения, 3 – 4 раза в неделю – 20,3%, раз в неделю – 21,6% опрошенных. К сожалению, встречаются и такие, кто практически никогда не читает (3%). В 2007 г. ситуация остается похожей: каждый пятый студент ежедневно читает для развлечения (21,6%), 3 – 4 раза в неделю – 19%, один раз в неделю – 22,6% ответивших на вопросы анкеты. На 2% увеличилась доля тех, кто практически никогда не читает.

По сравнению с 2004 г. на 4% увеличилась доля студентов, относящих себя к категории людей, которые любят и читают книги с удовольствием, в 2007 г. она составляет 42% респондентов. По–прежнему высоким остается, хотя и несколько сокращается, количество студентов, читающих, когда нет возможности иначе провести свободное время (26% в 2004 г. и 21% в 2007 г.) и читающих книги только по необходимости (29% и 22,5% соответственно). Возможно, что вопросы, связанные с самооценкой, показывают несколько завышенные результаты. Подобная ситуация прослеживается и при опросе других возрастных категорий. Это связано, по мнению исследователей (1), с желанием выглядеть более презентабельно, соответствовать одобряемым обществом образцам поведения. Таким образом, только 50 – 60% студентов НТГСПА читают постоянно и регулярно, остальные читают в основном урывками.

Пристрастия студентов к различным жанрам художественной литературы распределились в 2004 г. следующим образом. Любят читать фантастику 30% опрошенных, детективы – 35%, исторические произведения – 38%, современную литературу – 36%, юмористическую литературу – 36%, женские романы – 33%, стихи – 15%, жизнеописания – 13% опрошенных. В 2007 г. снижается интерес к детективам на 16%, историческим произведениям – на 21%, юмористической литературе – на 20%, женским романам – на 21%. На сегодняшний день для студентов приоритетными жанрами литературы являются фантастика (35%) и современная литература (32,4%).

Среди книг, прочитанных за последнее время, студенты называют в основном произведения современной литературы: П. Зюскинд «Парфюмер» (19,3%), произведения Б. Акунина (17%), Д. Браун «Код да Винчи» (15,4%%), Т. Толстая «Кысь» (8,4%), П. Коэльо «Одиннадцать минут» (7,7%), произведения С. Кинга (7%), романы Д. Донцовой (3,3%). А также произведения классической литературы: М. Булгаков «Мастер и Маргарита» (13,4%), Ф. Достоевский «Преступление и наказание» (11,5%), М. Шолохов «Тихий Дон» (7,3%). Популярность данных авторов, возможно, объясняется недавней экранизацией названных произведений.

Участникам опроса 2007 г. было предложено назвать 2 – 3 меры, которые могли бы повысить читательский интерес. Студенты предложили: шире рекламировать книги в СМИ (12%), рассказывать о новинках в вузе (6,8%), издавать книги с яркими обложками и красочными иллюстрациями (3,3%), экранизировать произведения литературы (3%), больше свободного времени предоставлять для чтения книг (4,3%). Однако 4,3% респондентов считают, что ничего изменить нельзя, если человека чтение не привлекает. Встречаются и такие ответы, как «привлекать книги для обсуждения на занятиях, создавать электронные варианты книг, ограничить доступ в Интернет».

В 2006 – 2007 учебном году с целью популяризации досугового чтения в студенческой среде был разработан и включен в учебные планы I – III курсов всех факультетов НТГСПА курс «Современная литература». В конце учебного года было проведено анкетирование студентов, прослушавших данных курс. Опрошенные оценили его: на «хорошо» (36%), «отлично» (22,5%), «удовлетворительно» (24%), «неудовлетворительно» (11,7%). Большинство студентов (73,9%) считают, что данный курс необходимо сохранить, 26% студентов ответили, что в сохранении данного курса нет необходимости. Участники опроса предложили для улучшения данного курса увеличить количество занятий (4,7%), аннотировать книжные новинки (5,2%), включить в курс не только современную, но классическую литературу (2,8%), больше изучать отечественных авторов (2,6%), использовать наглядные средства обучения (1,8%), дать возможность студентам самостоятельно выбирать книги для чтения (3,6%).

В ходе реализации проекта была проведена серия PR–мероприятий, организованных НБ вуза совместно со студентами филологического факультета (отделения «Связь с общественностью»). Например, акция «Почта радости» позволила увидеть вузовскую библиотеку глазами студентов, внести корректировку в комплектование фонда современной художественной литературой; акция «Цвета радости» выявила наиболее активных читателей библиотеки; акция «Представь любимую книгу» стимулировала креативные способности читателей художественной литературы; акция «Счастливый купончик» привела к открытию «Книжного клуба», акция «Юбилейная книгомания» позволила пополнить фонд современной художественной литературы научной библиотеки НТГСПА.

Богатым на мероприятия стал 2007 г., объявленный Годом чтения. Назовем лишь некоторые из них: книжные выставки: «Читать – это модно!» и «Книги, читаемые авторитетными лицами вуза»; выпуск книжных закладок «Юбилей книги», рекламных буклетов и дайджестов; фотовыставка «Один день из жизни НБ НТГСПА»; выставка рисунков студентов ХГФ «Вспоминая прочитанное…»; цикл публичных лекций «Классики и современники»; конкурс «Лидер чтения» (по трем номинациям: «Лидер чтения художественной литературы», «Лидер чтения научно–популярной литературы» и «Лидер чтения досугового журнала»); рекламирование интересных, но малоизвестных журналов на сайте академии; освещение проводимых мероприятий в специальной рубрике вузовской газеты «Академия» и т. д.

Своеобразной кульминацией Года чтения в академии стала Всероссийская научно–практическая конференция «Homo legens в прошлом и настоящем», в которой приняли участие 119 делегатов, представивших 40 образовательных, научно–исследовательских, культурно–просветительских организаций из 15 городов различных регионов России (Москва, Санкт–Петербург, Екатеринбург, Челябинск, Тамбов, Тюмень, Уфа, Ижевск, Казань, Омск, Липецк, Самара, Шадринск, Лесной, Нижний Тагил). Заочно в конференции участвовали 5 исследователей из Польши, Франции и США. На заключительном заседании было принято решение о целесообразности проведения конференции «Homo legens в прошлом и настоящем» один раз в 2 года. Оргкомитет предложил выйти с инициативой к городской администрации провести следующий день города под девизом: «Тагил читающий – интеллектуальное богатство Урала».

Опыт реализации проекта «Homo legens в пространстве вуза» показал, что за 2 – 3 года кардинально изменить ситуацию, сложившуюся в досуговом чтении студентов, нельзя, хотя есть позитивные результаты. Важным условием для дальнейшей успешной реализации проекта является создание особой ауры в вузе, побуждающей и формирующей устойчивую мотивацию к досуговому чтению.

Список литературы:

1. Борисенко, Н. Что они читают без нас? /Н. Борисенко //Литература: прил. к газете «Первое сентября». – 2005. – № 4. – С. 42.

2. Стефановская, Н. А. Портрет современного читателя. Чтение как духовная ценность /Н. А. Стефановская //Библиотечное дело. – 2004. – № 11. – С. 5.

М.И. Кочутина

НАХОДКИ И ПРОБЛЕМЫ В ПРОДВИЖЕНИИ ЧТЕНИЯ СРЕДИ ИНВАЛИДОВ ПО ЗРЕНИЮ

История библиотечного обслуживания незрячих в России началась 200 лет назад с создания в 1806 году «Петербургского института слепых детей» с учебной библиотекой. Неоценимый вклад в издание книг для слепых внесла Анна Александровна Адлер (1856–1924) – первопечатница книг по системе Брайля в России. Анна Александровна была и инициатором открытия небольшого отделения для слепых в Библиотеке Румянцевского музея в Москве в 1885 году. Она обучала системе Брайля добровольных помощников, которые потом переписывали обычные (плоскопечатные) книги точечным шрифтом вручную. Те же добровольцы читали для слепых вслух. Анна Александровна Адлер выдвинула идею о необходимости создания публичных библиотек для слепых в разных городах страны: «Это даст возможность собирать книги, которыми все слепые могут пользоваться и которые будут храниться и приносить пользу».

В 20–е годы прошлого столетия начало набирать силу Всероссийское общество слепых (ВОС). При отделах ВОС возникают небольшие библиотеки, которые комплектовались брайлевской литературой. С 1935 года согласно письму библиотечного управления Наркомпроса и Президиума ЦП ВОС областные библиотеки приступили к созданию у себя отделов для слепых. Существовал такой отдел и в нашей Челябинской областной публичной библиотеке. Слепые, проживающие вне областного центра, должны были обслуживаться районными сельскими библиотеками, получающими для них по МБА книги рельефно–точечного шрифта.

Возникновение специальных отделов и библиотек для слепых, входящих в общегосударственную сеть библиотек, было положительным явлением. Оно подводило под библиотечное обслуживание слепых прочную материальную основу и обеспечивало квалифицированное обслуживание. Несмотря на то, что организация библиотечного обслуживания слепых в крупной универсальной библиотеке имеет ряд существенных преимуществ (возможность пользоваться богатым фондом плоскопечатной литературы с помощью чтецов, квалифицированное обслуживание), опыт этот себя не оправдал. Среди многообразных функций, которые выполняют региональные библиотеки, обслуживание слепых книгами неизбежно отодвигалось на задний план. Книги для слепых оставались чужеродным телом, отделы не имели достаточных помещений, штатов и средств для развёртывания обслуживания слепых рельефными книгами, выпуск которых с каждым годом увеличивался. Поэтому не случайно сами слепые поставили вопрос об организации разветвлённой сети специальных библиотек для слепых, находящихся на государственном бюджете. Сегодня таких библиотек в стране 72.

Челябинская областная библиотека для слепых (ЧОБС) была открыта в 1954 году. Штат специалистов составлял три человека, фонд – 7 тыс. книг рельефно–точечного шрифта. За эти годы неизмеримо возросли объёмы работы библиотеки. Фонды её насчитывают 126 тыс. единиц хранения литературы разных форматов: издания рельефно–точечного, укрупнённого и плоскопечатного шрифтов, «говорящие» книги, грампластинки, рельефно–графические пособия и компакт–диски. В этом году появились первые говорящие книги на флеш–карте. Услугами библиотеки пользуются 3 тыс. чит.

Чем же отличается специальная библиотека от публичной? Прежде всего, наличием в фондах библиотеки литературы специальных форматов, о которых говорилось выше, наличием тифлобиблиографического сектора, являющегося лицом библиотеки, с фондом уникальной тифлологической литературы, наличием чтецов в читальном зале, обслуживанием инвалидов на дому, автоматизированными рабочими местами с программами экранного доступа для незрячих и слабовидящих и, наконец, читателями, самыми читающими читателями на свете. В целях достижения наиболее полного охвата книгой читателей с проблемами зрения используются все существующие формы библиотечного обслуживания: стационарное обслуживание через абонемент и читальный зал, филиалы, пункты выдачи и передвижные библиотеки, надомное и заочное обслуживание. Работа по продвижению книги и чтения в среду незрячих строится с учётом их потребностей и особенностей восприятия информации. Библиотека опирается на опыт пропаганды книг специальных библиотек страны, творчески осваивает современные технологии привлечения к чтению и наработки публичных библиотек.

Библиотека привлекательна для своих читателей тем, что здесь их встречают внимательные, знающие и терпеливые сотрудники. Функционируя в течение 20 лет в полуподвальном помещении, библиотека не отказывается от решения задачи обеспечить максимальные удобства и комфортность пребывания в библиотеке любому пользователю в соответствии с его интересами и целями посещения: перед входом в библиотеку звучит звуковой сигнал, до двери абонемента вдоль стены оборудован направляющий поручень, стулья подобраны без выпирающих ножек и т. д.В нашей библиотеке, к сожалению, нет кабин для индивидуальной работы читателя, но АРМы, читающая машина и тифломагнитофоны снабжены наушниками. При потребностях в услугах чтеца находим тихий уголок среди стеллажей книгохранилищ.

Для пользователей нашей библиотеки важны реабилитационная и интеграционная функции библиотеки, поэтому наиболее популярными формами массовой работы являются клубы по интересам («Садоводы и огородники», «Хозяюшка», «Молодёжная гостиная», «Литературно–музыкальная гостиная», «Родник», «Погода в доме», др.), конкурсы. Областные ежегодные конкурсы, проводимые библиотекой («Моя Родина – Южный Урал», «Велик и славен град Челябинск», «Первички ВОС – это наша история»), способствуют развитию творческих способностей читателей и пополняют фонд библиотеки уникальными тифлокраеведческими материалами.

Хороший отзвук, на наш взгляд, получила акция «2007 секунд чтения – в подарок». Это громкие чтения длительностью 2007 секунд мы проводим в детских офтальмологических и реабилитационных центрах. Ценность этих встреч не только в том, что ребёнок с заболеванием глаз знакомится с хорошей детской литературой. Он узнаёт о специальной библиотеке и её возможностях. Своими знаниями ребёнок делится с родителями, которые, в свою очередь, получают от нас информационную поддержку по вопросам тифлопедагогики и тифлопсихологии, социокультурной реабилитации ребёнка с проблемами зрения. Акция «2007 секунд чтения – в подарок» явилась частью деятельности детского мультимедийного сенсорного центра, которому положил начало 2007 год. Способствовать раннему знакомству детей с библиотекой, пробудить интерес к чтению в дошкольном возрасте, обучить детей навыкам работы на компьютере – это краткий перечень задач, стоящих перед центром. Параллельно детский Центр ставит перед собой задачу информационной поддержки родителей детей с проблемами зрения, чтобы они не оставались один на один со своей бедой, чтобы инвалидность ребёнка не заслоняла мир. Создание детского Центра обусловлено ростом числа детей–инвалидов по зрению в области.

Популярны среди наших читателей областные конкурсы пользователей ПК и областные конкурсы чтецов по Брайлю, которые несут в себе идею популяризации чтения через традиционные носители (Брайлевская книга) и через освоение новых компьютерных технологий. Одной из широко используемых форм продвижения чтения в библиотеке для слепых являются кружки громкого чтения, так как большая часть плоскопечатных изданий остаются недоступными для людей с ограничениями зрения.

Многие формы работы, распространённые в публичных библиотеках, также эффективно используются и в специальной. Например, Год чтения в библиотеке для слепых был открыт читательскими дебатами «Читать или не читать». В дебатах участвовали молодые читатели библиотеки в возрасте от 14 до 21 года, которые разделились на две группы. Первая группа пыталась максимально аргументировать нежелание читать. Вторая группа отстаивала точку зрения необходимости чтения. Дебаты предваряла выставка «Дарим чтение» с программой Года чтения в Челябинской области и в ЧОБС, отзывами о книге и чтении писателей, библиотекарей и читателей разных поколений. В программу Года чтения библиотекой включены мероприятия, побуждающие к активизации читательской деятельности: конкурс на лучшего читателя года «Читать престижно», презентации новых книг, периодических изданий, встречи с интересными людьми города и области.

Такие комплексные мероприятия как День открытых дверей собирают в стенах библиотеки целые семьи, друзей. В этом году День открытых дверей под названием «Как хорошо у нас читать!» прошёл в Общероссийский день библиотек. Каждый час этой программы был расписан по интересам читателей библиотеки: «Семейный видеозал», «Книга и музыка», «В шахматном королевстве» «Сама садик я садила», «Издатель и читатель», «Поэтический час». У входа в библиотеку были размещены стенды с приглашением всех желающих. Для них проводились экскурсии по библиотеке, раздавались листовки и памятки об услугах библиотеки, о её читателях, фондах. В экскурсиях охотно приняли участие и постоянные читатели библиотеки: «Мы узнали о скрытой для наших глаз работе библиотеки» – говорили они – «Эти знания только добавили уважения к библиотекарям, к их кропотливому, но для слепых очень нужному труду».

В последние годы идёт реорганизация общества слепых. Сокращается по области количество местных организаций ВОС, в которых действовали библиотечные пункты выдачи. Для незрячих сокращается зона досягаемости библиотечного обслуживания. Создавшаяся ситуация побудила библиотеку для слепых к развитию сотрудничества с муниципальными библиотеками. Хочется сказать слова благодарности нашим коллегам Кунашакского, Аргаяшского, Троицкого районов, городов Златоуста, Кыштыма, которые откликнулись на наш призыв к организации интегрированного библиотечного обслуживания инвалидов по зрению. Практика показала, что одного желания библиотекарей недостаточно для эффективного развития интегрированного обслуживания. Особенности незрячих читателей требуют от библиотекарей особых знаний, умений и навыков, дополняющих традиционную систему обслуживания. Необходимы новые подходы в организации пространства современной публичной библиотеки и оснащение тифлоприборами.

Но решение материального обеспечения библиотек и изменения в профессиональной подготовке библиотечных кадров тоже не решат проблемы в полной мере. Необходимо подготовить общество в целом для проведения процесса интегрирования, только тогда интеграция инвалидов в общество будет безболезненной и успешной. Городские фестивали книги и чтения «Давайте читать вместе!», проводимые в содружестве с муниципальными библиотеками, ломают устойчиво сформированное в обществе представление о том, что инвалиды по зрению – неполноценные люди, нуждающиеся в постоянной помощи со стороны зрячих. «Слепота – не приговор, а призыв к действию»,– таков главный девиз в мире незрячих. В ходе фестиваля мы через фото– и видео– презентации, через встречи с живыми героями знакомим гостей фестиваля со слепыми резчиками по дереву, с танцорами, певцами, поэтами, с разносторонне образованными людьми разных профессий. Они не нуждаются в жалости. Они надеются на то, что общество изменит и адаптирует инфраструктуру с учётом их возможностей, обеспечит транспортную и информационную доступность и, наконец, будет проявлять внимание к их насущным проблемам. Думается, что только совместными усилиями мы сможем обеспечить реализацию гражданского права инвалидов на равный доступ к информации. «Книга есть то связующее звено, которое соединяет слепого со зрячим, – говорила А.А. Адлер – Научить читать слепых и составить хорошую библиотеку для их употребления есть первые задачи, к осуществлению которых надо стремиться».

В.Н. Макаров

Год чтения в Челябинской области

Сегодня мы можем констатировать очень важные явления в культуре и в жизни нашего общества, которые становятся предметом национальной политики и серьезного государственного подхода.

Это – поддержание и приумножение богатства русского языка и печатного русского слова.

Это – высказанное Президентом РФ в послании Федеральному Собранию предложение, оказать всемерную государственную поддержку деятельности и модернизации библиотек страны, как важных социальных институтов чтения и информации. Впервые на таком высоком уровне есть понимание, что библиотека и чтение являются важным инструментом интеллектуального потенциала нации и духовного развития подрастающего поколения. Наконец, мы имеем обнародованную «Национальную программу поддержки и развития чтения» – документ, раскрывающий механизм практической реализации этой важной государственной задачи.

Библиотеки Челябинской области, как культурные и образовательные центры, вносят весомый вклад в развитие культурного и духовного потенциала населения области, что составляет основу её современного динамичного развития. Именно поэтому библиотечное дело всегда находится под особенным вниманием Губернатора, Правительства и Законодательного Собрания области.

Сегодня в систему государственного библиотечно–информационного обслуживания области входит 908 государственных библиотек с фондом более 18 млн. экземпляров изданий и выдачей более 30 млн. экз. в год. Их читателями является 38 % населения области. Кроме того, успешно функционирует сеть вузовских, школьных библиотек и других ведомств.

Деятельность государственных библиотек ежегодно поддерживается целевыми средствами областного бюджета, направляемыми на их дальнейшую модернизацию и пополнение фондов новой литературой. Это более 850 тысяч новых книг ежегодно, в том числе художественная, справочная, отраслевая и краеведческая литература, а также книги для детей и юношества. При этом мы ставим и решаем задачу не формального наращивания библиотечного фонда, а его кардинальное обновление.

Реализуется проект «Точка опоры», который позволил обеспечить выход в Интернет всем центральным библиотекам. В результате, в области сегодня действует единая информационная библиотечная сеть, открывшая населению доступ к отечественным и мировым информационным ресурсам. Путем объединения средств областного и муниципальных бюджетов идет процесс целенаправленной информатизации городских и сельских библиотек. На сегодня в библиотеках области парк компьютеров составляет 917 единиц, доступ в Интернет имеют 84 библиотеки. Объем имеющихся собственных баз данных составляет более 3 млн. записей.

Библиотеки городов и районов области ведут большую содержательную работу по социально значимым программам и проектам, которые находят всемерную поддержку местных администраций, общественных организаций и бизнес – структур. Социальное партнерство – главное условие реализации этих проектов. Нет возможности их все назвать – их много, направленных на экологическое просвещение жителей, изучение своего края, стимулирование читательской активности, на решение социальных проблем своих территорий и т. д. Причем, в них вовлекаются разные категории жителей: дети, взрослые, целые семьи, духовенство и т. д. В работе с населением практики библиотечного дела находят очень яркие, нестандартные формы и рычаги стимулирования читательской активности, поэтому мы имеем сегодня образцы действительно уникальных, очень эффективных мероприятий по продвижению книги и чтения. Примеров тому много. Так, целевая областная программа «Секреты для взрослых или как стать родителями читающего ребенка», в которую были вовлечены почти все города и районы, успешно завершилась областным фестивалем читающих семей в г. Коркино – ярким, запоминающимся праздником детей и родителей, в котором приняло участие 30 семей из 19 территорий. Ежегодно в повседневной практике работы библиотек эффективно используются многочисленные читательские конкурсы, читательские рейтинги, Дни знаний, книжные акции и другие интересные формы пропаганды книги.

Новый импульс, новое содержание в эту традиционную работу библиотек и небывалый размах её в области внес 2007 год, объявленный «Годом чтения в Челябинской области» по постановлению губернатора П.И. Сумина. Этот крупный проект реализуется сейчас в нашей области в рамках и в соответствии с целями и задачами «Национальной программы поддержки книги и чтения». Инициаторами и организаторами проекта стали Министерство культуры Челябинской области, Челябинская государственная академия культуры и искусств и четыре областные библиотеки – методические центры.

Проект стал крупномасштабным, так как в него, кроме библиотек, включились и объединили свои усилия и другие структуры в пространстве книги и чтения: система образования, организации книжной индустрии и книгораспространения, средства массовой информации. Главное, что он реализуется во всех территориях области при значительной поддержке муниципальной власти. На наш взгляд, именно такая консолидация сил, участвующих в формировании чтения, способна переломить ту ситуацию падения интереса к чтению, которая, к сожалению, наблюдается сегодня в стране, в том числе и в нашей области.

Программа проводимых мероприятий по продвижению чтения в Год чтения в Челябинской области очень насыщена, разнообразна по содержанию и формам. К примеру, было объявлено только 16 областных творческих конкурсов:

– на лучшую издательско–полиграфическую продукцию;

– на лучшего читателя «Лу–Чик» и «Читать престижно»;

– конкурсы детских творческих работ «Сочиняем вместе с Линдгрен»;

– конкурс молодых литераторов «Ступени»;

– детский конкурс «Вместе книгу времени откроем»;

– литературный конкурс молодых «Пора любви и грусти нежной»;

– интеллект–конкурс по краеведению «Знай наших»;

– конкурс на лучший библиотечный проект «Читать – значит творить» и другие.

Именно книжные конкурсы среди детского и юношеского читателя дали большой всплеск их активности и заинтересованности в книге. В них приняло участие 5 тысяч ребят из разных уголков нашей области.

Повсеместно прошли благотворительные библиотечные акции:

– «Книга в дар библиотекам»;

– «Буккроссинг – новый импульс»;

– «Библиотека вне стен» и др.

Они привлекли внимание населения к фондам библиотек, дары позволили открыть немало дополнительных пунктов выдачи книг. Но, пожалуй, самыми яркими событиями этого года стали крупномасштабные фестивали книги и чтения, которые собирали тысячи людей в Челябинске (на Кировке), в Трехгорном, Кыштыме, Аше и других городах. Они состоялись как настоящие праздники книги на открытых, самых престижных городских площадках: в театрах, на площадях, на главных улицах, в парках.

Усилиями библиотек, издателей, книготорговцев, творческих союзов, школ удалось привлечь большое количество жителей к участию в этих настоящих книжных шоу. В их проведении приобретен новый опыт нашими библиотеками. Много нестандартных форм работы использовали библиотекари впервые в этом году вне стен библиотек: читательские марафоны, интеллектуальные книжные салоны, книжные десанты, «Читающий троллейбус», который работает на одной из линий Челябинска, библиомаршрутка областных библиотек под названием «Книжные новинки – Челябинской глубинке» – для продвижения книги в сельские районы и малые города. Эти и многие другие творческие находки наших библиотекарей направлены на реализацию главной цели: повышение статуса книги, формирование читательских интересов особенно у детей и юношества. В работе с этой категорией значительно оживилась и деятельность школьных библиотек. Они работают в 11094 школах области. Школьная библиотека для многих детей сегодня является первой библиотекой в их жизни и, поэтому на неё ложится огромная ответственность за воспитание читателей для всех типов библиотек. В связи с этим, Министерство образования и науки совместно с муниципальными органами управления образованием, педагогической, родительской общественностью провело в рамках Года чтения различные акции и мероприятия по привлечению школьников к чтению. Среди них: Педагогический форум и Педагогический марафон с участием редакторов методических журналов, выставка «Образование и карьера: шаг в будущее. Книга – 2007» с участием ведущих издательств России и Уральского региона, фотоакция «Читать всегда – читать везде» (60 школ) и многое другое. Инновационным направлением формирования у детей и юношества информационной и читательской культуры стал медиа – лекторий на основе использования коллекций электронных изданий.

Библиотечная практика показывает, что положительные эмоции, пережитые в ходе библиотечного мероприятия, вызывают в ребенке желание вернуться к книге, ещё раз посетить библиотеку, обсудить с друзьями прочитанное, участвовать в работе читательского актива. И тогда он становится постоянным посетителем читального зала.

Год чтения в нашей области положил начало развития интегрированного библиотечного обслуживания инвалидов и людей с ограничением изнедеятельности, для которых особенно необходимо приобщение к миру знаний и культуры для ощущения полноценности жизни. Совместная работа специальных и массовых библиотек с учреждениями социального обеспечения, реабилитационными центрами имеет много направлений. Это и поставка специальной литературы в территории; привлечение в библиотеку инвалидов, где для них организуются громкие чтения, вечера встреч, клубы по интересам, конкурсы, направленные на создание, например, тактильной (рукодельной) книги для незрячих; благотворительные акции по сбору книг.

Хотелось бы подчеркнуть участие средств массовой информации области в популяризации образа Человека читающего, как главного условия успеха в жизни и карьере. В течение года в газетах, на радио и телевидении прошла серия сюжетов и передач на эту тему. Они активно освещают главные мероприятия Года чтения (только газетных публикаций уже более 50). Жители области с интересом слушали регулярные радиопередачи о чтении известных людей, программу с участием областной детской библиотеки «Я расту», «Брось все и читай». В конкурсе СМИ на лучшее освещение нашего проекта в прессе признана победителем газета «Златоустовский рабочий». Ход Года чтения широко отражается также на официальных городских и библиотечных сайтах.

Важной составляющей нашего проекта является система мониторинга в пространстве чтения, научно – методическое и кадровое обеспечение в сфере чтения. Эту задачу выполняют областные библиотеки как научно– методические центры и Челябинская государственная академия культуры и искусств как научное и учебное заведение. Их усилиями разрабатывается концепция поддержки детско–юношеского чтения. В течение года осуществляется социологическое исследование «Книга и чтение в жизни горожан», ведется изучение регионального книжного рынка Челябинской области.

Ряд крупных мероприятий областных библиотек методического плана были направлены на повышение профессионального уровня библиотекарей, работающих с книгой и читателем. Это первый областной слет «Молодые в библиотечном деле», школа «Год чтения в Павленковской библиотеке», серия семинаров и круглых столов по эффективному чтению. Так в октябре в Центральной городской библиотеке Челябинска, на областном круглом столе «Поддержка чтения: проблемы и перспективы» состоялся обмен опытом библиотекарей всех территорий области, прошло обсуждение передовых методик работы по продвижению книги, намечены пути дальнейших действий библиотек в этом направлении.

Финансовое обеспечение проекта Года чтения позволило впервые подготовить и провести широкую и разнообразную рекламу его мероприятий. В едином стиле изготовлена печатная и сувенирная продукция для распространения среди участников конкурсов, акций и праздников, а так же для размещения на улицах, в транспорте и т.д.

Широкомасштабный проект «Год чтения в Челябинской области» заканчивается. В намеченном объеме работ года он будет полностью реализован. Но уже сейчас мы можем сделать для себя предварительные выводы, определить в какой степени мы выполнили поставленные задачи, какую реальную пользу он принес.

Во–первых, мы рассматриваем Год чтения не как разовый проект и единовременную акцию, а как старт долговременной серьезной работы по решению важной социальной задачи на ближайшие годы.

Далее, мы видим, что именно системность, комплексность работ и региональный охват дают видимые позитивные результаты.

Ясно, что реализация таких крупномасштабных проектов невозможна без консолидации сил и партнерства всех институтов – участников книжного дела и формирования чтения: библиотек, системы образования, издателей и книгораспространителей, СМИ, общественных и государственных структур. Все они используют свои возможности и средства для достижения общей цели.

Особенно хотелось бы подчеркнуть ведущую роль библиотек в ходе реализации Года чтения. Именно библиотечные работники были наиболее способны, творчески активны и организованны. Библиотеки являются стержнем и координаторами всех мероприятий проекта.

Хорошим результатом можно считать, что реализована областная акция «Миллион новых книг – библиотекам области». За счет средств областного и муниципального бюджетов были значительно обновлены фонды центральных и сельских библиотек. Это 600 комплектов из 120 экз. высокохудожественных книг 7–го каталога «Сельской библиотеки», 667 комплектов книг для детей и юношества 2–го этапа проекта «Внеклассное чтение». Сейчас формируется комплект краеведческой литературы с книгами наших земляков. Активизировалось само население по дарению книг в фонды библиотек, а это тысячи книг.

В Год чтения в сельских районах открывается 22 модельные библиотеки, фонд каждой из них пополнится книгами на 100 тыс. рублей, 95 тыс. рублей направляется на приобретение оргтехники и компьютеров, средства выделены из областного бюджета. Это полностью обновленные и технически оснащенные библиотеки современного уровня. Считаем, что это – серьезный результат проекта. Такая поддержка сельских библиотек правительством области с равным участием муниципалитетов будет продолжена и в следующем году. На селе таких библиотек будет уже 47.

Показателем социальной эффективности Года чтения можно рассматривать популярность у населения проведенных мероприятий, участие в них большого количества людей, особенно детей и молодежи, у которых укрепился позитивный образ библиотеки. При этом шло массовое формирование общественного сознания о ценности и значимости чтения и книжной культуры. В результате, повысился уровень информированности людей о лучших изданиях наших местных авторов и книгах о крае, о лучших художественных произведениях российских и зарубежных писателей.

То, что библиотеки глубоко и дифференцированно работают с разными слоями и группами населения с учетом их читательских и жизненных интересов, обязательно даст позитивный результат. Можно ожидать увеличение числа читателей и посещений в библиотеках: детей и их родителей, молодежи, пенсионеров. Информация, поступающая сейчас из библиотек области (г. Златоуст, г. Коркино и др.), подтверждает эти ожидания.

Продолжающийся мониторинг библиотечного обслуживания, подведение итогов социологических исследований и рейтингов чтения в конце года покажут реальный уровень культуры чтения населения нашей области. Эти результаты будут положены в основу дальнейшей работы по продвижению книги уже на следующем этапе, поэтому то, что сделано в этот Год чтения, – это только начало.

Уверен, что при целенаправленной систематической деятельности всех заинтересованных институтов книжного дела и чтения в нашей области удастся переломить негативные явления в книжной культуре и сформировать у населения устойчивый читательский интерес.

Т.Н. Моковая, Г.И. Боруля

Программа поддержки и развития чтения студенчества в Научной библиотеке ЧГАКИ

Читай, чтобы стать успешным

В разработке и реализации Национальной программы поддержки и развития чтения, рассчитанной на 2007–2020 гг., библиотекам отводится, пожалуй, ведущая роль.

Вузовские библиотеки, по большому счету, осуществляя свои родовые функции, используя традиционные формы работы с пользователями, всегда являлись и являются пропагандистами чтения.

Если говорить о деятельности Научной библиотеки ЧГАКИ, то необходимо отметить, что руководство академии, коллектив библиотеки создают все условия, чтобы студенты чувствовали себя комфортно, оперативно получали необходимую для учебы информацию. Обновленные помещения библиотеки, приобретение новых учебников и учебных пособий, подписка на сотни периодических изданий, ежегодное увеличение компьютерного парка, расширение номенклатуры услуг, высокий профессионализм сотрудников – все это направлено на привлечение студентов к активному использованию возможностей библиотеки для получения качественного высшего образования, участия в научно–исследовательской работе, организации досуга.

Не секрет, активные читатели, как правило, лучше своих однокурсников сдают экзамены, защищают курсовые, дипломные работы, а в конечном итоге, более востребованы на рынке труда.

Однако опыт и результаты локальных исследований свидетельствует о том, что современный студент значительно меньше времени тратит на систематическое чтение учебной литературы, изредка обращается к периодическим изданиям, предпочитает на досуге чтение развлекательной литературы.

Разработчики Национальной программы отмечают, что доля систематически читающей молодежи снизилась с 48 % в 1991 г. до 28 % – в 2005 г. Снижается уровень грамотности населения, свыше 10 % школьников функционально неграмотны, однако и они сегодня становятся студентами вузов. В целом же современная ситуация характеризуется как системный кризис читательской культуры, когда страна подошла к критическому пределу пренебрежения чтением.

Исследователи подчеркивают, что чтение перестает быть человеко– и культурообразующим ресурсом, книги читают либо строго функционально («по работе нужно», «сессию надо сдавать»), либо рутинно, примерно так же, как смотрят случайно попавший во внимание блокбастер.

В среде студенческой молодежи не сформирована потребность активного использования возможностей библиотеки для получения полноценного высшего образования, участия в научно–исследовательской работе, организации досуга. Студенты, как отмечают преподаватели гуманитарных дисциплин, не соответствуют по своему духовному развитию требованиям современного общества. Систематическое чтение учебной и научной литературы недостаточно развито в среде современного студенчества.

Таким образом, важность комплексного подхода, разработки локальных программ перспективных планов работы по «повышению культурной компетенции членов общества» в библиотечных учреждениях страны не требует особых доказательств. Мы разработали проект программы поддержки и развития чтения студенчества ЧГАКИ, разработанный коллективом Научной библиотеки под девизом «Читай, чтобы стать успешным».

Цель данной программы:

  • Обеспечение доступа к знаниям, информации, культуре для удовлетворения потребности в образовании, всестороннем развитии личности, интеграции в социокультурной среде посредством чтения.

  • Аккумулирование интеллектуального и творческого потенциала академии для пропаганды и воспитания потребности в чтении студенчества.

  • Повышение культурной и читательской компетенции, рост читательской активности студенческой молодежи.

В процессе достижения поставленной цели программа поддержки и развития чтения в НБ ЧГАКИ предполагает решение следующих задач:

  • содействие образовательному процессу в вузе разнообразными формами библиотечной работы;

  • популяризация чтения на основе дифференцированного подхода;

  • формирование информационной культуры личности;

  • воспитание эстетического вкуса молодежи;

  • повышение престижа чтения;

  • формирование и расширение партнерских отношений с профессорско–преподавательским составом и творческими организациями академии;

  • систематическое исследование проблем чтения молодежи в вузе.

Особенности деятельности Научной библиотеки вуза культуры связаны с тем, что на формирование читательской культуры, эстетического вкуса, творческого воображения направлена деятельность всего коллектива академии. Однако объем учебных курсов, способствующих духовному развитию личности, таких, как отечественная и зарубежная литература, мировая художественная культура, искусствоведение и др., в соответствии с современными образовательными стандартами с каждым годом уменьшается.

Академия культуры воспитывает будущую культурную элиту, которая в будущем призвана поддерживать и преумножать общекультурный уровень страны. Выпускники академии должны стать лидерами чтения, пропагандистами лучших произведений культуры и искусства.

В вузе осуществляется подготовка специалистов библиотечно–информационной сферы, главной профессиональной обязанностью которых является поддержка и продвижение чтения. Члены педагогического коллектива занимаются научно–исследовательской работой в области чтения.

Ряд преподавателей и сотрудников академии являются членами писательских организаций и других творческих союзов, они должны стать для студентов лидерами чтения.

Основными направлениями и формами работы в реализации данной программы будут как традиционные, так и новые, ранее не используемые нашей библиотекой.

Одной из предпосылок создания данной программы послужило исследование отношения студентов Института документальных коммуникаций к классической литературе и мониторинг читательской активности студентов дневного отделения академии.

Результаты анкетирования студентов – будущих библиотекарей, работников книжного дела, свидетельствуют, что чтение является любимым занятием лишь у 1/3 респондентов. Для нас это было удивительным, т. к. главным мотивом выбора профессии абитуриенты этого факультета отмечают «любовь к чтению». Удивительно и то, что лишь половина опрошенных считают чтение своим профессиональным долгом. Поразительно, но факт: студенты нашего вуза называют открытием произведения классиков, входящих в школьную программу. Ежеквартальный мониторинг посещаемости и книговыдачи выявил спад читательской активности студентов. Все это и активизация профессионального сообщества в рамках национальной программы чтения и Года чтения в Челябинской области побудили библиотеку к выработке новых решений.

Представляемый нами проект программы поддержки и развития чтения разработан, в первую очередь, в расчете на студенческую молодежь. Инновационность данного проекта – координация деятельности библиотеки со всеми структурными подразделениями академии в повышении престижа чтения. Основой в работе по привлечению студенческой молодежи к систематическому чтению должны стать, по нашему мнению, учет социально–психологических особенностей личности, внимание к ее интересам, воспитание информационной культуры. Библиотека располагает возможностью привлечения преподавателей и студентов к осуществлению программы поддержки и развития чтения. В программу входит ряд проектов:

  1. Библиотека – главная аудитория вуза.

  2. Читай, Академия!

  3. Ученые–педагоги и библиотека: грани взаимодействия.

  4. Библиотека без границ.

  5. Умей читать правильно.

Проект 1

Библиотека – главная аудитория вуза

Чтение – вот лучшее учение (А. С. Пушкин)

Цели:

  1. Формирование убежденности в важности систематического чтения, потребности в использовании ресурсов библиотеки для успешной учебы и будущей профессиональной карьеры.

  2. Организация комфортной среды в библиотеке для получения информации и чтения.

  3. Создание системы партнерства библиотеки с кафедрами, профессорско–преподавательским составом академии по развитию чтения студенчества.

Основные направления и формы:

  1. Комплектование фондов библиотеки современной учебной литературой с привлечением преподавателей академии.

Для этого еще в 2005 г. совместно с УМУ и кафедрами библиотекой было разработано Положение «О координации работы Научной библиотеки, деканатов и кафедр Челябинской академии культуры и искусств по обеспечению информационной поддержки образовательной, научной и методической деятельности». Преподаватели выступают инициаторами приобретения необходимой учебной литературы.

  1. Обеспечение подписки на периодические издания по профилю академии и регулярное информирование педагогов и студентов о фонде периодики: выпуск «Бюллетеня периодических изданий», электронный справочник на сайте академии «Периодика», просмотры периодики.

  2. Оперативное формирование подборок литературы в читальных залах для семинарских и практических занятий, коллоквиумов, экзаменов.

  3. Организация обзоров, просмотров литературы на учебных занятиях в студенческих аудиториях по заявкам педагогов, студенческих научных конференциях. Цикл обзоров в помощь при сдаче экзаменов «1000 книг и одна ночь».

  4. Циклы презентаций учебников и учебных пособий, подготовленных учеными академии. «Педагог – лидер чтения», «Педагог как партнер».

  5. Организация и проведение конкурсов «Самая читающая группа» и «Самый читающий студент». В рамках «Недели НБ ЧГАКИ и студенческого профессионального творчества», посвященной Дню Российских библиотек, впервые были публично награждены «Лучшие читатели».

  6. Создание предметных путеводителей по веб–ресурсам для подготовки рефератов, курсовых, дипломных работ и творческих проектов.

  7. Электронная презентация новых учебников, поступивших в фонд библиотеки.

Проект 2

Читай, академия!

Читать модно, читать престижно!

Цели:

  1. Создание привлекательных образов читающего студента, книги, литературы, библиотеки.

  2. Популяризация лучших образцов современной художественной литературы. Определение литературных ориентиров для студенческой молодежи.

  3. Формирование моды на чтение качественной художественной литературы.

  4. Вовлечение в активное чтение малочитающих студентов.

Основные направления и формы:

  1. Клуб «Званый гость!», «Литературный Урал».

Инициатором создания такого клуба могут стать сами студенты. Но, на наш взгляд, без помощи преподавателей разных кафедр, в первую очередь, кафедры литературы и русского языка, его функционирование будет невозможно. Не секрет, что в стенах академии достаточно часто проводятся заседания клубов «Взлетная полоса» (Н. Ягодинцива – преподаватель кафедры РТПП собирает молодые литературные дарования), «Интеллектуальный полдник» (инициатор – Г. М. Каченя, преподаватель кафедры педагогики и психологии, приглашает именитых гостей и ведет беседы эстетической проблематики), «Жемчужина» (любители миниатюрной книги, ЧОУНБ). Но очень редко преподаватели приглашают на свои заседания студентов, не являющихся членами клуба, обращаются за содействием в библиотеку для подготовки выставки, организации обзора новинок литературы и пр.

  1. Цикл мероприятий «Внимание, бестселлер!»: приобщение пользователей библиотеки к качественному чтению образцов мирового бестселлера; популяризация бестселлеров прошлого, в т.ч. классики.

  2. Буккроссинг «Почитал сам, передай другому», «Народная почта»: организуются в стенах академии. В специальный ящик опускаются книги, журналы, газеты, которые можно свободно взять, почитать и положить для других читателей.

  3. Серия закладок «Рейтинг наиболее популярных книг», «Великие о книгах», «Новинка сезона», «Новые имена».

  4. Издание листовок «Почему я советую Вам почитать именно это», «Читаем с (ректором, любимым педагогом)». Последняя страница для записи, что ты рекомендуешь почитать.

  5. Информационные дайджесты «Литературный подиум», «Что читают звезды».

  6. Книга читательских рекордов (для студентов 1 курса).

  7. Кинолекторий «Русь». Заседания видеоклуба инициируются студентами. Здесь проводятся досуговые, а также учебные просмотры фильмов, полюбившиеся студентам «Весенние посиделки», празднование Дня Святого Валентина, Дня именинника с песнями, играми, конкурсами.

  8. Дарственные выставки – «Читателям от читателя».

  9. Литературный Интернет – адреса сайтов о литературе, список электронных библиотек художественных произведений, полнотекстовых литературно–художественных журналов.

Проект 3

Ученые, педагоги и библиотека – грани взаимодействия

Вместе мы сила!

Цели:

  1. Привлечение внимания профессорско–преподавательского коллектива к проблемам чтения студенческой молодежи.

  2. Осуществление совместных мероприятий с ректоратом, кафедрами и другими структурными подразделениями академии по формированию читательской культуры студентов.

  3. Взаимодействие с учеными академии по организации методической и научно–исследовательской работы на базе библиотеки.

Основные направления и формы:

  1. Использование педагогами информационных возможностей библиотеки при работе различных клубов, творческих объединений.

  2. Совместное планирование тематики практических занятий, курсовых и дипломных работ для ИДК, ФДПТ, ФТКИТ с учетом потребностей библиотеки: разработка рекламных кампаний, видеороликов о библиотеке.

  3. Проведение заочных читательских конференций в газете «Академгородок» по новинкам профессиональной печати: обсуждение, обмен мнениями о прочитанных книгах. «Я прочитал и Вам советую»: читателям предлагается обзорная статья и список обсуждаемой литературы и приглашение к участию, лучшие отзывы публикуются.

  4. «Педагог – лидер чтения»: серия публикаций о роли чтения в жизни авторитетных педагогов академии, отзывы о прочитанных книгах, рекомендации студентам.

  5. Участие преподавателей кафедры литературы в проведении лекций, обзоров, дискуссий для библиотекарей: современный литературный процесс, лучшие книги зарубежных авторов др.

  6. Проведение совместных исследований по проблемам чтения студентов с привлечением соцлаборатории ЧГАКИ и ИДК: «Что читают в Интернете?», «Классика в чтении студентов», «Использование художественной литературы в фонде НБ ЧГАКИ».

  7. Формирование пресс–досье по актуальным проблемам изучаемых дисциплин.

  8. Проведение общеакадемической акции «Подари книгу библиотеке».

Проект 4

Библиотека без границ

Интернет–партнер и современный инструмент чтения

Цели:

  1. Использование новых информационных технологий для удовлетворения познавательных и коммуникационных запросов студентов.

  2. Обновление сайта академии с целью развития и поддержки чтения.

  3. Обеспечение эффективности поиска, отбора и использования информации с помощью Интернет.

Основные направления и формы:

  1. Включение в сайт академии оперативной информации по следующим рубрикам: «Путеводитель по ресурсам», «Книга месяца», «Новый учебник по…».

  2. Популяризация чтения в рамках форума «Прочитал и вам советую»: обмен мнениями и отзывы.

  1. Организация цикла виртуальных выставок. Мультимедийный показ фрагментов книг, иллюстраций, сведений о книге позволяют ознакомить с содержанием и «полистать» чаще всего недоступные для пользователя страницы.

  2. Создание комплексной программы обучения «Чтение он–лайн».

  3. Разработка виртуальной выставки «В помощь самостоятельной работе студента».

Проект 5

Умей читать правильно

Читали, читаем и будем читать!

Цели:

  1. Формирование информационной культуры личности.

  2. Повышение престижа библиотеки как центра чтения.

Основные направления и формы:

  1. Путеводитель по библиотеке для абитуриентов.

  2. «Декада первокурсника»: запись в библиотеку, посвящение в читатели, обзоры, экскурсии, выдача книг.

  3. Экскурсии по библиотеке и Музею книги для различных категорий читателей: школьников, студентов, гостей академии.

  4. Беседы в студенческих группах о ресурсах и услугах библиотеки.

  5. Цикл мероприятий по программе «Информационная культура пользователей» на учебных занятиях и заседаниях кафедры.

  6. Серия буклетов «Как написать реферат», «Как оформить список литературы к курсовой и дипломной работе», «Как конспектировать текст».

  7. Индивидуальные консультации по использованию справочно–библиографического аппарата библиотеки.

  8. Закладки об информационных ресурсах библиотеки.

  9. Виртуальная выставка «В помощь самостоятельной работе студента».

  10. Конкурсы для студентов всех факультетов на лучший плакат, видеоролик, фильм о чтении, книге, библиотеке «Читать – это круто!».

Ожидаемые результаты программы в целом:

    1. Повышение статуса чтения студенчества.

    2. Улучшение качества чтения.

    3. Повышение престижа библиотеки.

    4. Усиление партнерских связей в воспитании читательской культуры между педагогами академии и библиотеки.

Вашему вниманию был представлен лишь проект программы поддержки и развития чтения студенчества. 29 октября 2007 г. он был вынесен для обсуждения на Ученый совет академии и в целом одобрен профессорско–преподавательским составом. В настоящее время идет его обсуждение на кафедрах и факультетах. Мы считаем, что роль преподавателей в повышении престижа чтения велика, а потому открыты для предложений, замечаний и дополнений.

С.Г. Матлина

Свободный доступ к библиотечным ресурсам1

и продвижение чтения

Характерная для развитых государств проблема чтения, точнее «нечтения» детьми и взрослыми, возникла в нашей, пусть и не «самой читающей», но читавшей много стране по ряду причин. Среди самых очевидных обычно называют изменение социально–экономической ситуации и, как следствие, уменьшение у людей доли свободного времени. Это также резкий слом системы ценностей; повсеместное утверждение «культуры полезности»; обрыв культурных традиций; прагматичный подход молодежи к библиотеке и связанная с ним ориентация на быстрое, «беспроблемное» (т. е. «от» и «до») удовлетворение сиюминутных, как правило, «деловых» запросов. Все остальные функции чтения, да и само медленное чтение, связанное с наслаждением от «текста» (Р. Барт) – вместо сканирования информации, не принимаются во внимание. Такую ситуацию точнее всего обозначила в ёмкой формуле–метафоре В.Д.Стельмах: «Не читать стало не стыдно».

Другие причины «нечтения»

Помимо причин «чисто» социального характера, имеются и другие. Назову одну из них – очевидную: влияние новых информационно–коммуникационных технологий. Несколько поколений детей и подростков выросли у экранов телевизоров, а последнее – преимущественно жителей крупнейших городов, у дисплеев компьютеров. Новая визуальная культура, установка на получение «готового» зрительного образа, «картинки», которую не надо «додумывать», «довоображать» также сыграла негативную роль в приобщении к чтению, которое требует определенных чувственных и умственных усилий.

В этом же смысловом ряду находится распространение Интернета, объективно создающего у малочитающих детей и взрослых ощущение когнитивной насыщенности– «всезнайства». При всех своих достоинствах при неумелом использовании он становится психологической преградой для развития установки на систематическое чтение.

Но есть и другая, достаточно веская причина, о которой стыдливо умалчивают коллеги. Она кроется в профессиональном сознании самих библиотекарей – вчерашних «руководителей чтения». За годы советской власти у нас сложилось несколько преувеличенное понимание своей Миссии – руководить и воспитывать подрастающее поколение через книгу. В перестроечный и постперестроечный период маятник резко качнулся в другую сторону. Одно из доказательств – изменения в профессиональной лексике. «Вдруг» из ГОСТов и словарей, и соответственно, из профессионального лексикона почти исчезли привычные понятия «книга», «читатель», «чтение». Их заменили отнюдь не эквивалентные по смыслу: «документ», «пользователь», «информация».

Как известно, слово – это мысль. Уход из понятийного аппарата, а, следовательно, и мышления, слов–концептов, т. е. тех, которые имеют глубинное значение для профессиональной деятельности и с которыми были связаны основные её направления, фактически означает утерю значимости этих сфер деятельности.

Публичную библиотеку стали развивать однобоко как информационный или информационно–образовательный центр. При этом «забыли», что имманентно, в силу своей природы, она продолжает оставаться также и культурным центром, местом проведения досуга, организатором межличностного общения, которое отнюдь не всегда базируется на получении новых сведений и знаний.

Было бы, по меньшей мере, наивно искать здесь чей–то злой умысел. В явном перекосе не последнюю роль сыграли трудности информатизации, с которыми столкнулись публичные библиотеки, в том числе обслуживающие детей и подростов. Преодоление этих трудностей, необходимость в ущерб другим направлениям «вкладываться» в освоение азов компьютерной грамотности, выбирать программы, изучать основы формирования и использования электронных ресурсов не могли не привести к известной фетишизации новых технологий. Можно также вспомнить и нашу национальную черту– привычку к крайностям, работе в режиме «или– или».

Со всеми перечисленными причинами связана еще одна – распад научных школ, ориентированных на продвижение чтение, изучение его социальных предпосылок, массовое освоение методик и технологий. Главная библиотека страны – Ленинская, ныне Российская Государственная, бывшая в 60–е – до середины 80–х гг. лидером в области социологии чтения, методики его продвижения, включая рекомендательную библиографию, к началу 90–х утратила свои позиции научно–исследовательского центра в этой области. Данное обстоятельство по времени совпало с деструктивными тенденциями в сфере методического обеспечения, недооценкой его значимости.

Отдельные «островки» научного изучения чтения и его продвижения продолжали действовать в других федеральных библиотеках: Российской национальной, Детской и Юношеской библиотеках, а также региональных – универсальных научных. Главным же объединителем этих разрозненных исследований в некую целостность, более того инициатором проведения НИР, различного рода конференций и семинаров в последние годы выступала негосударственная организация – Некоммерческий Фонд «Пушкинская Библиотека».

По его инициативе и при деятельной помощи в областных и краевых библиотеках стали появляться региональные Центры чтения, в оптимальном варианте мини–исследовательские институты, выполнявшие также множество других важных социальных ролей, связанных с продвижением чтения и повышением издательской культуры региона. В 2007 г. НФ «Пушкинская библиотека» подготовил и выпустил в свет уникальное издание, обобщившее опыт 3–х стран в области продвижения чтения: нашей страны, Великобритании и США «Как создаются читающие нации» (1).

Перечень причин создавшейся ситуации «нечтения» приведен с одной целью: разобраться, какие из традиционных направлений продвижения чтения сегодня важно развивать, какие осваивать заново. Фактически речь идет о реинтерпретации лучших отечественных традиций, возможности с учетом новых реалий и иных задач продвигать чтение как важную составляющую духовного здоровья нации.

Что такое «открытый доступ»?

Одной из таких традиций, своего рода базисной конструкцией в деятельности библиотек по продвижению чтения, долгие годы оставался так называемый «открытый доступ» к их фондам. Сознательно выделяю курсивом несколько пафосную характеристику этого явления. В отличие от иных разовых форм популяризации книги: отдельных массовых акций, камерных утренников и вечеров, конкретных книжно–иллюстративных выставок, библиографических обзоров etc, открытый доступ был постоянно действующей, ориентированной на основные категории читателей, регулярно обновляемой, развивающейся системой продвижения чтения. (Кстати, ряд этих «разовых» форм логично вписывались в данную систему).

Введенный в начале 60–х гг., напомним, в период «оттепели», по точному определению Н.Е. Добрыниной, он стал «демократической революцией снизу» (2). Было реализовано право читателя на самостоятельный поиск и выбор книг. До этого знаменательного для отечественного библиотечного дела события (хотя и не одномоментного – растянувшегося в огромной стране на несколько лет), читатель имел возможность искать книги по каталогу, библиографическим пособиям, мог просить библиотекаря подобрать издания по конкретной теме, жанру или выдать ему публикацию отдельного автора. Но не более того: в «святые святых» – библиотечный фонд его не допускали. Таковы были правила игры в тоталитарном государстве.

Открытый доступ сломал барьер между читателями и библиотекарем. Надо ли говорить о прежней полной зависимости первых от второго: от его квалификации, владении коммуникативными навыками, да и просто общей культуры.

В свою очередь, библиотекарь брал на себя ответственность за такую организацию книжного фонда, которая позволяла бы читателю не просто ориентироваться в открытом фонде, но и влиять на чтение, причем не «в лоб», но с использованием «мягких», опосредованных приемов. Руководство чтением, теория и методика которого была разработана отечественными библиотековедами–просветителями на заре ХХ века (Н.А. Рубакин, Л.Б. Хавкина и др.) получала свое логическое развитие за счет осознания библиотекарем аксиологической, ценностной природы отбора, расстановки и рекомендации изданий. Действенным средством при этом выступала рекомендательная библиография – инструмент продвижения чтения, развития Личности.

Можно вспомнить повсеместно распространенные библиографические пособия «малых форм»: иллюстрированные листовки, закладки в книги, списки для детей в виде фигурок животных, указатели о войне в форме фронтовых треугольников. Ведущие методические центры – прежде всего Ленинская библиотека и Публичная библиотека им. М.Е. Салтыкова – Щедрина (ныне РНБ) подготавливали для массовых библиотек целые серии рекомендательных библиографических пособий по разным темам и отраслям знаний. Одновременно – выделим это особо, разрабатывали методики их использования в адрес различных категорий читателей и применительно к конкретным ситуациям обслуживания. На последнем остановимся особо: библиотекарь получал возможность по–разному использовать одно и то же пособие: при подготовке внутриполочной выставки, проведении библиографического обзора, беседе о новой книге с детьми или взрослыми, читательской конференции.

Таким образом, реально утверждался принцип дифференцированного подхода к продвижению чтения, причем не только за счет выделения кафедр обслуживания: молодежи (студентов), специалистов, пропагандистов и агитаторов etc1. Дифференцировали – и в контексте нашей статьи это особенно важно – рекомендацию книг по разным признакам: возрастным, образовательным, профессиональным, степени устойчивости интереса к теме, жанру, творчеству конкретного писателя, уровню культуры чтения.

Более того, дифференциация выставленных на открытых полках изданий учитывала ситуативную мотивацию, которая по мнению психологов оказывает непосредственное влияние на выбор книг. Это особенности характера человека (интраверты, да и просто стеснительные люди, стараются как можно реже обращаться к библиотекарю, предпочитая рекомендацию родных, друзей, педагогов, других читателей), степень занятости и даже настроение в данный конкретный момент etc.

Отсюда всевозможные выставки и книжные развалы с соответствующим подбором изданий и оформлением: «Если Вам взгрустнулось» «Для тех, кто торопится», «Книги под осеннее настроение», «Прочитал – Понравилось – Советую другим». Кстати, в последнем случае хитроумные библиотекари нередко подкладывали в развал хорошие книги, по разным причинам не пользовавшиеся спросом у читателей – этот приём, как правило, срабатывал.

Самые значимые с точки зрения библиотекаря издания маркировали в открытом фонде с помощью различных средств. Например, выделяли их на внутриполочных выставках, на прикрепленных к торцам стеллажей держателях или на переносных стендах, низких тумбочках. Если библиотекарь считал важным обратить внимание на конкретную книгу, её выделяли специальной цветной закладкой типа: «Новинка», «Книга трудной судьбы», «Впервые издана на русском языке» etc.

Таким образом, в оптимальном варианте создавались предпосылки для реализации одной из универсальных формул Ранганатана: каждому читателю его книгу, каждой книге – своего читателя.

В ходе совершенствования открытого доступа все большую роль приобретали индивидуальные консультации читателей по вопросам, связанным с поиском и рекомендацией книг по различным областям знаний, темам, жанрам. В крупных городских библиотеках их проводили дежурившие в фонде консультанты из числа читателей–специалистов данной сферы знания. Чаще всего в этой роли выступали пенсионеры или студенты, которые входили в так называемый «читательский актив» библиотеки. Там, где работа велась неформально, актив выполнял роль своеобразного экспертного совета, помогавшего библиотеке не только осуществлять обслуживание, но и комплектовать фонды отраслевой литературой, проводить социологические опросы, подготавливать массовые мероприятия и т. п.

Сегодня можно с ностальгией вспомнить о феномене индивидуального изучения интересов читателя, особенно молодежи. Библиотекарь–профессионал (увы, не каждый) старался выбирать «подопечных», которые нуждались в регулярной помощи, постоянно отслеживал их интересы, совместно с ними искал в фонде и справочно– библиографическом аппарате нужные издания и фактографические сведения; изучал особенности восприятия ими прочитанного etc. Важным методическим инструментом при этом выступал анализ читательских формуляров. Была отработана достаточно логичная и по–своему действенная система фиксации сведений о динамике читательских интересов и картине чтения конкретного человека, его оценках прочитанного, позволявшая адекватно оценивать индивидуальное пошаговое читательское развитие.

Случались ли при этом перегибы, проявления диктата библиотекаря? Безусловно: как в любом деле, многое зависело от ума, уровня общей культуры, образованности, чувства меры и такта коллеги, а также соответствующих качеств читателя, его готовности к внутреннему росту, желании принять бескорыстную помощь знатоков книги. Охарактеризованная работа, которая официально именовалась «пропагандой книги» и «руководством чтением», носила ярко выраженный идеологический, точнее моноидеологический (имея в виду моноидеологию КПСС) привкус. Но могу свидетельствовать: внешне выполняя принятые «правила игры», в большинстве своём библиотекари–профессионалы по–своему воспроизводили отечественные просветительские традиции, рекомендуя лучшие книги, а точнее выстраивая систему чтения, реально способствующую духовному развитию людей.

От открытого – к свободному доступу

Оценивая прежний открытый доступ спустя десятилетия, видишь его ограниченность. Мне уже приходилось упоминать о невнятности самого понятия «открытый доступ», который является тавтологией. Доступ или есть, или нет. Поэтому по принятым в русском языке правилам ни «открытого» и ни «закрытого» доступа быть не может (3). Об этом много лет также назад упоминал и Ю.Н.Столяров (4).

Среди возможных синонимов ближе всего к этому понятию «свободный доступ». Но и здесь налицо неувязка. Прежний открытый доступ не мог называться свободным по ряду причин. Свобода как экзистенциальное междисциплинарное понятие подразумевает прежде всего свободу выбора. О чем писали в начале века упоминаемые выше отечественные библиотековеды-просветители. Но о такой свободе, несмотря на открытые для читателей основные фонды, говорить можно с большой долей условности. На памяти у прежних поколений регулярно получаемые из Главлита цензурные списки, в соответствии с которыми из библиотек изымали книги диссидентов или просто неугодных власти авторов.

В крупных библиотеках при наличии больших, открытых посетителям подсобных фондов существовали так называемые «спецфонды», т. е. закрытые для большинства читателей книги и журналы. Доступ к ним получало ограниченное число людей по специальным разрешениям определенных органов. В читательских каталогах эти издания также не были представлены. В маленьких массовых библиотеках некий аналог спецфонда формировали по иному признаку – повышенного спроса, который в условиях тотального книжного, как и иного дефицита (а не только по причине всеобщего интереса к чтению), был неизбежным явлением. На эти книги в лучшем случае формировали открытую очередь, в которой желающие прочитать конкретное издание могли ждать его получения от месяца до года. Или без всякой очереди выдавали их представителям местной власти, «нужным людям», читателям-«активистам», помогавшим библиотекарю в его работе.

Рассмотрим и другое обстоятельство. Свобода выбора предполагает наличие соответствующих условий – тех, что можно объединить понятием «комфортность обслуживания». Без этих условий выбор превращается в формальность. В 60-е – 80-е гг. такого понятие в лексиконе библиотекаря не существовало. Соответственно, комфортность не осознавалась им как ценность. Имеется в виду множество элементов, начиная от просторных помещений, удобной мебели, уровня освещения, использования светлой цветовой гаммы и благоприятно воспринимаемых закруглённых линий, декоративных растений и пр. аксессуаров нарядного уютного помещения.

Менее всего в этом повинны библиотекари. К сожалению, та «безбытность» советских людей, о которой писал А. Жид в конце 30–х гг., не располагала к комфортности оформления жилища и функциональных помещений. Да и слово «дизайн» вплоть до середины 80–х гг. заменял эвфемизм «техническая эстетика». Что уж говорить о библиотеках, «типовое» строительство и оформление которых (применительно к областным универсальным научным и крупным городским), проходило преимущественно по остаточному принципу. На моей памяти немало случаев, когда специально построенное для городской (районной) библиотеки или переоборудованное из старого просторное здание в последний момент местные власти передавали более «нужному» учреждению.

В последние годы комфортность все чаще осознаётся как свобода доступа посетителей к совокупным библиотечным ресурсам (печатным и электронным изданиям, аудио и видео информации), сочетающаяся с выверенными дизайнерскими и организационно–технологическими решениями. Отсюда иные, чем раньше, подходы к организации доступа. Это уже не комфортная среда– понятие, за которым стоит акцент на локальную сторону диалога с читателем, происходящего в конкретном подразделении в данный момент. Новые информационно–коммуникативные технологии принципиально меняют ситуацию. Формируется распахнутое, т.е. максимально доступное и безграничное культурно–информационное пространство, выходящее за пределы ресурсов отдельной библиотеки. При этом снимаются не только пространственные, но и временные рамки.

Концепция «распахнутого культурно–информационного пространства» (5, 6) не ограничена доступом к информации и способом ориентации в ней. Хотя значимость воспитательной задачи: помочь ребенку или взрослому встретиться с нужной книгой или электронным документом, не потерявшись в этом пространстве, очевидна. Для чего нужна специальная система приёмов, базирующаяся на сочетании рекомендательно–ориентирующих и рекламных методов (7, 8). Но сегодня этого недостаточно. В соответствии с названной концепцией различные подразделения библиотеки (а не только специально выделенный Интернет–класс) рассматривают как место для одновременной работы и с книгой и с компьютером, для общения с друзьями, или допустим, получения сведений о правилах выдачи банковского кредита на образование.

Это также возможность ознакомиться с выставкой произведений изобразительного искусства или нарисовать собственные акварели в изостудии; принять участие в театральной постановке, концерте авторской песни или объявленном библиотекой конкурсе на лучший отзыв о книге, на самую современную модель выпускного платья. Распахнутое пространство – это и право читателя, посетителя отдохнуть в зимнем саду, перекусить в приближенном к залу периодики библиотечном кафе, перелистывая свежий номер журнала. И оформление близлежащего к библиотеке пространства – перед входом, а также внутреннего дворика, где под цветными зонтиками или на расставленных амфитеатром скамейках с весны до лета проходят книжные фестивали, праздники, спектакли (приведены реальные примеры из библиотечной практики последних лет).

«Распахнутое пространство» включает в себя не только материальную, но и виртуальную составляющую. Отсюда роль оборудованных рабочих мест с доступом к Интернету в разных подразделениях обслуживания, начиная с так называемой информационной зоны, с которой читатель, посетитель начинает знакомство с библиотечными ресурсами и возможностями. В этот же содержательный ряд логично вписывается виртуальная справка, позволяющая дистанционно, т. е. непосредственно не посещая библиотеку, оперативно получить запрошенные у библиографа сведения на свой домашний компьютер.

Свободный доступ в таком понимании базируется на свободе выбора: и книги, и электронного документа и что особенно важно, сценария поведения читателя. Данное видение отвечает концепции библиотеки как полистилистичного, многофункционального социально–культурного института. Такой институт работает уже не только на удовлетворение информационных потребностей, как считалось ранее, но на предвосхищение всей системы культурно–информационных ожиданий различных слоёв населения.

Не отходит ли библиотека при данном подходе от задач продвижения чтения? Убеждена, что нет. Книга выступает здесь в разных ракурсах: привычным для всех нас «источником знаний» (по А.М. Горькому), как контекст межличностного общения, как ценный предмет, когда она является раритетом. Как фон для экспонируемых предметов из частных коллекций: медалей, игрушек, поделок, статуэток etc. И основа театральных постановок и литературно–музыкальных салонов. Наконец – и эту роль книги трудно переоценить, она придаёт межличностному библиотечному общению особую интеллектуальную и эстетическую напряженность.

При таком подходе книга в качестве первоисточника становится ресурсом креативной деятельности людей, побуждает к разнообразным формам культуротворческой деятельности. По мнениям авторитетных философов и психологов творчество и есть высшее проявление свободы воли человека.

В настоящее время возрождаются, угасшие было в последние десятилетия, формы участия взрослых и юных читателей в подготовке массовидных форм, включая такие экзотические, как «Библиотечные бессонницы», в изучении читательских мнений, проведении творческих конкурсов и пр. Также появляются новые. В первую очередь, это обратная связь с читателями, осуществляемая с помощью современных информационно–коммуникационных технологий: участие в форумах на сайтах областных библиотек, в Интернет–конкурсах, включение в движение бук-кроссинг и др.

Наконец, это развернувшееся в последние годы среди библиотек движение по поиску и поддержке талантливых детей и взрослых: поэтов, прозаиков, художников, музыкантов. Библиотеки взяли на себя работу, которую еще два десятилетия назад вели многочисленные Дома детского творчества, Дворцы пионеров, литературные, театральные и художественные объединения при местных отделениях творческих союзов. Последние в большинстве своём прекратили существование в 90–е гг.

Создаваемые библиотекарями совместно с местной творческой интеллигенцией, всевозможные студии и кружки, клубы авторской песни, а также проводимые поэтические турниры и конкурсы рисунков не преследуют цели подготовить профессионалов. Хотя нередко дают путевку в жизнь будущим профессиональным певцам, актерам, художникам. Важнее другое – помочь самореализации человека, его духовному росту. Такой подход – еще одно свидетельства верности библиотек традициям отечественного просветительства.

В ЦГДБ столицы им. А.П. Гайдара из подростков–интеллектуалов сформирована группа экспертов, оценивающих рукописи профессиональных детских писателей, с которыми дружит библиотека, и рекомендующих их к печати. К чести писателей, они учитывают пожелания юных экспертов при подготовке книги к печати. Библиотеки разных регионов помогают детям и взрослым читателям иллюстрировать издания профессиональных писателей, выпускают на своей издательской базе сборники стихов и альманахи, литературные журналы и газеты, созданные талантливыми «непрофессионалами». Без содействия читателей, ставших долговременными социальными партнёрами библиотек, феномен современной издательской деятельности последних был бы просто неосуществим.

Данную работу можно оценить как реализацию концепции свободного доступа к библиотечным ресурсам: с одной стороны библиотека помогает творческой самореализации людей, повышает уровень их личной свободы, «распахивает» индивидуальное интеллектуальное пространство, превращая его в общественное достояние. С другой – за счет этого достояния обогащается культурный ландшафт региона, расширяются возможности доступа к нему населения.

Итак, преимущества прежнего «открытого доступа» никуда не исчезли. Они нуждаются в переосмыслении, увязке с новыми представлениями и требованиями. Имеются в виду прежде всего ориентация на новое визуальное восприятие современных детей и подростков (9,10), а также современные методики обучения навыкам чтения в комплексе с грамотным использованием Интернета и электронных носителей. Фактически теперь уже не открытый – свободный доступ переживает своеобразный Ренессанс, как и любая развивающаяся система проходя путь усложнения, внутренней дифференциации, роста разнообразия форм. Родной брат и соратник М.М.Бахтина талантливый философ Николай Михайлович Бахтин в 1926 году писал: «подлинное творчество сознает себя не как начало или продолжение, но как возрождение» (11).

Понимание свободного доступа как базового, системообразующего элемента в продвижении чтения, двигателя творческого по своей природе процесса библиотечной деятельности, будет способствовать осознанному, пошаговому движению вперед. Это неуклонное движение – залог поступательного развития культуры.

Список литературы:

1. Как создаются читающие нации : опыт, идеи, образцы : сб. мат. /ред.–сост. В. Д. Стельмах, Дж. Я. Коул. – М. : НФ «Пушкинская библиотека» : Белый город, 2006. – ХIV, 274 с. ; ил.

2. Добрынина, Н. Е. Три революции в библиотечном деле /Н. Добрынина //Вестн. Библ. Ассамблеи Евразии: науч.–практ. журн. – 2003. – № 2. – С. 46 – 49.

3. Матлина, С. Г. Свободный доступ к ресурсам как новая философия библиотечной деятельности (Социо–культурные аспекты) /С. Г. Матлина //Науч. и технические б-ки. – 2007.– № 5 – С. 43–57.

4. Столяров, Ю. Н. Родо–видовая и типологическая классификация библиотек /Ю. Н. Столяров //Библиотековедение. – 1996. – № 3. – С. 36.

5. Матлина, С. Г. «Понять пространства внутренний избыток…» /С. Г. Матлина //Библиотечное дело. – 2007.– № 1 – С. 2–5.

6. Матлина, С. Г. Распахнутое пространство : метафора–методика–артефакт культуры (Соц.–культурные аспекты теории библиотечной инноватики) /С. Г. Матлина //Румянцевские чтения–2004 : Инновационные технологии и разнообразие культур /сост. Л. Н.Тихонова. – М. : Пашков дом.2004. – С. 173–176.

7. Матлина, С. Г. Пространство для книги и читателя. //Матлина С. Г. Привлекательная библиотека или что может реклама. /С.Г.Матлина. – Изд. 2–е, доп. и перераб. – М.,2000.– С.72–87.

8. Матлина, С. Г. Социально–психологические и технологические основы организации фондов в школьной библиотеке : лекция Особенности расстановки и оформления книжного фонда /С. Г. Матлина //Библиотека в школе. – 2005. – № 18 – С. 36–40.

9. Родькин, П. «Новое визуальное восприятие» : Современное визуальное искусство в условиях нового перцептуального вызова /П. Родькин. – М. : Изд–во журнала «Юность», 2003. –172 с.

10. Козин, А. Лучше один раз увидеть/С. Матлина, А. Козин //Библиотека. – 2005. – № 8 – С. 44–46.

11. Цит. по книге : Махлин В. Л. Третий Ренессанс /В. Л. Махлин //Бахтинология. Исследования. Переводы. Публикации. СПб. : Алетейа, 1995. – С. 151.

С.В. Олефир

ЭЛЕКТРОННЫЕ РЕСУРСЫ ДЕТСКИХ БИБЛИОТЕК ДЛЯ ОБРАЗОВАНИЯ И ПРОДВИЖЕНИЯ ЧТЕНИЯ: ВОЗМОЖНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ И КРИТЕРИИ ОТБОРА

Развитие информационного общества требует обеспечения адекватности образования, его соответствия динамичным изменениям окружающей человека информационной среды, возросшему объему информации, стремительному развитию информационных технологий. Противоречие между темпами роста знаний в мире и ограниченными возможностями их усвоения человеком требует формирования умений учиться, добывать информацию, извлекать из нее необходимые знания. Переход к парадигме непрерывного образования существенно влияет на деятельность библиотек для детей и юношества. Обеспечение реальных прав детей и подростков на информацию и образование и одновременно формирование духовно-нравственных основ личности – основная задача наших библиотек; она соотносится с новой концепцией устойчивого развития общества, признающей уникальность каждой личности, ее право выбирать себе судьбу в соответствии с представлениями об общепринятой и собственной культуре. Условиями успешного решения обозначенной задачи являются: привлечение к чтению путем использования возможностей новых информационных технологий; разнообразие форм информационной и документальной поддержки общего образования; поддержка самообразования, познавательной активности, поэтапность включения ребенка в культурное, информационное, образовательное пространство библиотеки; гармонизация влияния информационной макросреды общества.

Электронные ресурсы (ЭР) библиотеки – совокупность (коллекция) электронных документов библиотеки1. Электронный документ – законченный по содержанию массив информации, зафиксированный машиночитаемым образом на материальном носителе (т. е. документ, созданный на электронном носителе)2. Электронные информационные ресурсы являются частью информационной среды библиотеки, они могут быть локальными (доступными па одном компьютере или в локальной сети) и удаленными (открытыми во внешнем информационном пространстве (ресурсы Интернет)).

В МУК «ЦСДШБ» электронные ресурсы используются для работы с читателями во всех отделах библиотеки:

    • ЦГДБ – отдел «Медиацентр», в котором хранятся обязательные экземпляры электронных изданий (ок. 400);

    • ресурсы Интернет (доступ к ним предоставлен во всех отделах ЦГДБ и ряде школьных библиотек);

    • 5 школьных библиотек-медиатек, где есть компьютеры для школьников и доступ к Интернет;

    • 17 школьных библиотек, которые осуществляют доступ к ресурсам на АРМе библиотекаря.

Электронные ресурсы предоставляются для:

      • школьных уроков (с целью обучения и тестирования);

      • занятий по программам дополнительного образования разработанным в нашей библиотеке;

      • индивидуальной работы (с целью образования, самообразования и чтения).

Известны различные системы классификации электронных образовательных ресурсов: электронные энциклопедии, обучающие и развивающие программы, электронные учебники и т. д., которые отличаются следующими характеристиками:

      • по содержанию информации: универсальные (по всем предметам), предметные (общепредметные, специализированные или тематические);

      • по возрастной ориентации: для дошкольников, младших школьников, основной и старшей школы;

      • по уровням и профилю образования: общеобразовательные, профильные (для основных курсов, для элективных курсов);

      • по структуре представления информации: алфавитные, систематические и др.;

      • по формам представления информации: электронные копии печатных изданий, мультимедийные издания;

      • по исполнению: локальные информационные ресурсы (на CD, DVD ресурсы сети Интернет;

      • по степени активности виртуальной среды: пассивные (ориентированные только на предъявление информации); интерактивные (опирающиеся на использование "обратной связи").

По качественным характеристикам используемого дидактического аппарата электронные ресурсы различаются:

      • по способам представления информации (статичные способы представления информации: символы, рисунки, графики, таблицы, фотоснимки; гипертекст как средство нелинейной архитектуры изложения учебного материала; аудиоинформация; видеосюжеты; элементы "виртуальной реальности");

      • по системе ориентирования в представленной информации (тематический план, указатели: систематические, алфавитные, библиографические; словник – полный перечень терминов, которым посвящены статьи; навигаторы и поисковые системы различных видов);

      • по дополнительным возможностям усвоения учебного материала (наличие визуального отображение структуры знания: схемы, таблицы, диаграммы, классификации, опорные сигналы и пр.; система заданий для самостоятельной работы с материалами электронного издания);

      • по наличию аппарата обработки учебной информации (стандартные и учебные инструментальные программы, поддерживающие процессы отбора, сортировки, систематизации информации, ее статистической обработки, редактирования, представления в других знаковых системах; экспертные системы, предназначенные для решения задач различной сложности из определенной предметной области и обеспечивающие ответ на конкретный запрос пользователя);

      • по наличию системы проверки усвоения знаний (тесты, кроссворды и т.д.).

Классификация по возрасту: старше трех лет, старше 8 лет, начальная школа и основная школа.

В качестве примера можно привести электронную обучающую игру для дошкольников «Артур: Строим домик на дереве» из серии «Играйте и учитесь вместе с Артуром» фирмы «Бука». Это универсальное электронное издание, общеобразовательное по содержанию; возраст – дошкольный и младшая школа; по форме представления информации – мультимедийное; по исполнению – локальное; по активности виртуальной среды – интерактивное. Используются навигаторы различных типов. Способ представления информации: текст и гипертекст; анимация; аудиоинформация вся игра озвучена (Артур и другие герои разговаривают), виртуальная реальность – действие происходит в разных местах вымышленного города Большие Вязники.

Для обучения и чтения дошкольников и младших школьников кроме развивающих и обучающих игр используются следующие ЭР:

      • мультфильмы по литературным сюжетам (с бегущей строкой для формирования техники чтения, навыков логического мышления);

      • рекомендательные библиографические пособия (Моя первая библиотека);

      • электронные энциклопедии (Детская энциклопедия Кирилла и Мефодия);

      • интернет-ресурсы (тексты произведений, сказок, детские периодические издания.

Для учащихся 5 – 9 классов представлен более широкий спектр электронных ресурсов:

  • игровые программы – квесты, развивающие логическое мышление (на литературной основе: Рони, Карлсон по Линдгрен);

  • игры и головоломки (Вперед, вундеркинды);

  • учебники и электронные энциклопедии (Детская энциклопедия Кирилла и Мефодия, учебники и репетиторы по предметам);

  • мультимедийные средства обучения иностранным языкам.

Для педагогов в рамках Программы информатизации образования формируется государственная коллекция Цифровых образовательных ресурсов (ЦОР).

Особо надо отметить электронные издания на CD и DVD в помощь чтению. Мы разделяем диски о детских книгах и писателях на следующие:

  • хрестоматии;

  • о писателях; их собрания сочинений;

  • интерактивные обучающие программы и мультфильмы по сказкам (с бегущей строкой);

  • рекомендательные библиографические пособия.

Обучению и продвижению чтения способствуют краеведческие ресурсы о природе и экологии, о городах и населенных пунктах, о поэтах и писателях. Они часто выпускаются библиотеками. Так в МУК «ЦСДШБ» подготовлены: энциклопедия «Открыто об Озерске», «Школа юного краеведа», Путешествие с верблюжонком по Челябинской области, «Надо радоваться!» по Э. Мошковской, совместно с ЧОДБ готовится диск «Писатели земли уральской».

Особую роль играют ресурсы Интернет в поддержку чтения. Доклад на эту тему был представлен нами на «Осень в Михайловском». В работе мы используем: сайты детских библиотек, библиотеки электронных текстов для детей, детские сетевые издания, сайты детских писателей, сайты литературных героев.

Для проведения массовых мероприятий подготовлена презентация «Что читать детям в Интернете». Для индивидуальной работы на сайте ЦСДШБ представлена тематическая коллекция ссылок. Чтение электронных текстов, работа с электронными изданиями, ресурсами Интернет часто противопоставляется чтению книг. То, что ребенок воспринимает электронный текст, чего часто не дано взрослому, на наш взгляд, неплохо, так как на дисках и в Интернете очень много ресурсов, обращенных к детям. Мы, взрослые жители маленького провинциального города, в «доитернетовскую» эпоху не обладали такими богатствами в области специальной и художественной литературы, поэтому мы считаем, что теперь нужно активно осваивать новые технологии, стремиться догнать молодое поколение. Библиотека для детей должна быть проводником не только в мире книг, но и в мире электронной информации, чтобы создать оптимальные условия для развития личности ребенка.

Существует немало критериев, позволяющих оценивать эффективность усвоения образовательной информации. Например, релевантность образовательной технологии (комплекса, пособия) тем больше, чем более значимые знания и умения с ее помощью самостоятельно получат учащиеся за меньший промежуток времени с меньшей долей участия преподавателя.

Сложная задача отбора электронных ресурсов для библиотек может осуществляться: на основе критериев, отбора по возрастной ориентации, общественной оценки ресурсов, т. е. обмена опытом.

По словам И. И. Тихомировой, «чтение может быть рациональным и эмоциональным, быстрым и медленным, но как ценность культуры только тогда раскроет свою мощь, когда станет моментом созидания». Эта фраза отражает феномен чтения, его разнообразие и богатые возможности. Важность личностного общения библиотекаря с ребенком – фактор более мощный, чем другие, способный открыть ребенку путь к культуре, радостную мотивацию чтения, в том числе в электронной среде.

В принятой «Концепции библиотечного обслуживания детей в России» сказано, что миссия детских библиотек состоит в том, чтобы «используя все имеющиеся ресурсы, предоставить детям наиболее оптимальные условия для культурного развития, удовлетворения их образовательных, коммуникативных, и иных потребностей». Это достаточно ярко отражает задачи и возможности библиотек в образовании и продвижении чтения детей и юношества.

Е.В. Цулаия

Деятельность региональных детских библиотек

в поддержку чтения

Чтение детей – одна из важнейших перспектив развития духовности, интеллекта, культуры народа, нации, общества, поскольку чтение формирует мировоззрение, закладывает многие нравственные качества, создает творческую, самостоятельно думающую личность. В целях продвижения чтения, книги в общество детские библиотекари постоянно ищут новые нестандартные пути решения этой проблемы, но в то же время не забывают и о старых формах работы, наполняя их новым содержанием. Каждая детская библиотека организует выставки детской книги, выставки работ художников детской книги; проводит читательские конкурсы, конференции, викторины, турниры знатоков, конкурсы на лучшую рукописную книгу; разрабатывает программы поддержки детского творчества: литературно–художественные студии, кружки юных иллюстраторов, объединения юных журналистов и т. п. В различных клубах обсуждаются художественные произведения, морально–этические вопросы, основные проблемы современности.

В последние годы в детских библиотеках России разрабатываются и претворяются в жизнь разнообразные проекты чтения. Перечислим основные:

  • Фестивали, акции, праздники книги и чтения (областные, городские, в библиотеке).

  • Неделя детской и юношеской книги. (Это, можно сказать, эксклюзивный проект российских детских библиотек, не имеющий аналогов в мире).

  • Конкурсы читательские, творческие: литературные, художественные.

  • Передвижные выставки–акции.

  • Музей в библиотеке.

  • Электронные читательские проекты.

  • Семейное чтение.

  • Летнее чтение.

  • Программы чтения: развивающего, творческого (в библиотеке).

  • Региональные программы чтения.

Самый долгосрочный проект чтения, вот уже более 60–ти лет проходящий в каждой российской детской библиотеке в дни весенних школьных каникул – Неделя детской и юношеской книги, «Книжкины именины». Это главный праздник Книги и Чтения, позволяющий объединить читателей с различными интересами и уровнем подготовки, а также привлечь внимание представителей всех ветвей и уровней власти, книгоиздателей, библиотекарей, учителей, родителей и общественности к детской книге, детскому чтению. На «Книжкиной неделе» проводится масса интересных мероприятий: выставки–презентации произведений детского творчества, встречи с писателями и поэтами, викторины, конкурсы, концерты.

Примером того как праздник книги может привлечь внимание общественности к библиотекам стал Праздник открытия Недели детской книги–2006 в Мурманской областной библиотеке для детей и юношества. Интересен проект тем, что на время Недели детской и юношеской книги каждый город Мурманской области превращается в Читай–град, а сама область становится настоящей читающей страной. А в каждой стране, как известно, обязательно есть столица. Поэтому ежегодно среди районных центров области проводится конкурс на звание «Город – столица Недели детской и юношеской книги в Мурманской области».

Торжественное открытие Недели состоялось 26 марта 2006 года во Дворце культуры металлургов, куда съехались делегации лучших читателей во главе с библиотекарями. Яркий и добрый праздник «Весна в Читающем городе» прошел на одном дыхании. После праздника один из юных читателей заявил: «С завтрашнего дня я буду ходить в библиотеку ещё чаще, чтобы в следующем году опять поехать на праздник!» И эти слова являются лучшим доказательством необходимости проведения таких праздников Чтения для решения главной задачи всех библиотечных проектов – привлечения подрастающего поколения к чтению.

А вот в Архангельской областной детской библиотеке им. А.П. Гайдара Неделя детской и юношеской книги уже не один год – это праздник встречи с писателями, авторами любимых книг. Сотрудники библиотеки разработали проект «Детские писатели в гостях у читателей», библиотекари уверены, что встреча ребенка с писателем, их непосредственное общение может помочь ребенку полюбить книгу и чтение, повлияет на его будущее, на формирование его интересов и увлечений. Писатель не только встречается с читателями, но и проводит мастер–классы для детей, которые пробуют свои силы в литературном творчестве. Юные авторы имеют возможность показать свои произведения профессионалу, получить от него совет, рекомендацию. Такое общение, несомненно, стимулирует их творческий рост.

Привлечению читателей в библиотеку, внимания средств массовой информации к актуальной проблеме современности, установлению партнерских связей способствуют книжные фестивали как одна из самых действенных форм продвижения книги и чтения, поскольку позволяет сочетать индивидуальные и массовые формы работы для различных уровней читательского развития.

Фестиваль «Миры чтения» был организован Свердловской областной библиотекой для детей и юношества. Его девизом стал слоган: «Читать модно! Посещать библиотеку престижно!». Ведущая идея фестиваля – поиск индивидуального пути к книге и чтению с помощью многообразия «миров чтения» – концепций, моделей, программ, форм; поддержка престижа чтения и его общественной и культурной значимости.

В ходе фестиваля моделировались различные «миры чтения». Публичные акции и мероприятия фестиваля, конкурсы, презентации, индивидуальные проекты, круглые столы и тренинги были ориентированы на молодое поколение с различным уровнем интеллектуального развития – участников литературных клубов и неискушенных читателей, знатоков и мастеров чтения и социальных аутсайдеров, компьютерных фанатов и потенциальных пользователей библиотеки, а также взрослых, от которых зависит путь детей к книге и развитию через чтение: издателей, педагогов, родителей, библиотекарей.

Разнообразие «миров» было представлено презентацией Областного конкурса детского творчества «Волшебная строка», встречами с писателями, литературно–игровыми программами «Игры в радость» для детей–инвалидов с тяжелыми нарушениями речи, «книжными городками» с лотереями, конкурсами, литературным кафе «Дни рождения книг и литературных героев», книжным салоном «Книгоиздание для детей и юношества: читательские ожидания и новые издательские идеи» с презентацией издательства, обсуждением новинок и перспектив издательской деятельности, сбором банка идей для издания новых книг.

В настоящее время детские библиотеки все чаще выходят на улицу с тем, чтобы вместе с детьми создавать и развивать пространство для чтения и детской книги не только в библиотеке, но и вокруг нее.

Нижегородская областная детская библиотека стала инициатором Акции в поддержку детского чтения «Будем читать», которая проходила в сквере, в центре города и стала ярким событием для всего Нижнего Новгорода. Идея была горячо поддержана нижегородскими чиновниками и общественными деятелями. Сотрудникам областной детской библиотеки удалось привлечь к участию множество партнеров и спонсоров. Центральным объектом Акции стала КНИГА, ведь в центре каждой творческой площадки экспонировались выставки книг на предлагаемую тему, которые с любовью подготовили работники разных отделов областной детской библиотеки. Вход в сквер украшал привлекательный баннер со слоганом Акции «Будем читать!», в режиме нон–стоп шла демонстрация мультимедиа–экскурсии по библиотеке.

Дети с большим интересом принимали участие в работе творческих площадок: участвовали в конкурсе знатоков литературных произведений, лепили из соленого теста, мастерили птиц из бумаги, используя технику оригами, участвовали в викторинах и марафоне, с радостью принимали призы и подарки. А взрослые смогли поделиться своими мыслями о любви к чтению и библиотеке у Свободного Микрофона. Кульминационным моментом Акции стал запуск в небо (при помощи разноцветных гелиевых шаров) бумажных птиц, сотворенных детьми на глазах у публики.

В общей сложности в Акции приняло участие более 1000 школьников среднего и старшего возраста, студентов и жителей Нижнего Новгорода разных возрастов. Но главным результатом акции стал приток новых читателей в библиотеку и новых, готовых к сотрудничеству, партнеров.

На сегодняшний день главная стратегия многих детских библиотек России – объединить взрослый социум в отношении к детям и подросткам на основе стремления к успешному взаимодействию.

Юных читателей и детских библиотекарей Мурманской области объединила одна мечта – мечта о Читающем городе. Они мечтают о Городе, где, как во всех старых добрых сказках, добро побеждает зло, о Городе, где процветает книга и чтение! Именно эта мечта лежит в основе проекта Мурманской областной детско–юношеской библиотеки «Читающий город детства».

Главная идея заключается в лозунгах проекта: «Читающий ребёнок – счастливая семья, счастливая семья – благополучное общество, благополучное общество – процветающий город!», «Читаем всей семьёй, читаем всей школой, читаем всем городом!».

Библиотекари задумались о том, как к проблемам детского чтения привлечь внимание важных людей каждого города Мурманской области, от которых зависит судьба детских библиотек? Ответом на этот вопрос стали многочисленные акции и программы, объявленные в рамках большого проекта. Это широкие книжно – читательские кампании, направленные на поддержку престижа чтения «Почитаем перед сном», «Молодёжь выбирает книгу», «Волонтеры книжной культуры», «Книга и чтение в жизни нашего города», «Рождественские чтения» и другие, включающие массу различных мероприятий.

Чтение в читающих городах Мурманской области продолжается в любое время года. Жители этих городов «радостно и без хлопот читают книжки круглый год», активно участвуя в зимних, осенних, летних, весенних чтениях.

К юбилеям писателей, поэтов, различным знаменательным датам в детских библиотеках проводятся Праздники Книги и Чтения. Ежегодно в декабре Ленинградская областная детская библиотека для детей, издателей и писателей устраивает Праздник книги и чтения «Декабрьские встречи в Библиотеке».

Сначала открываются «мастер – классы» известных петербургских детских писателей. А в завершение праздника детское Жюри проводит открытые голосование по выбору 10 лучших книг на присвоение Знака «Нравится детям Ленинградской области».

В течение года дети и подростки в детских библиотеках Ленинградской области выбирают лучшие книги на выставках новых книг, которые проводятся при поддержке издательств, книготорговых домов, покровительстве муниципальных администраций.

Торжественная церемония вручения Знака происходит в присутствии издателей (редакторов, специалистов по рекламе), писателей, детских библиотекарей, родителей, учителей, журналистов. Присвоение Знака – это итог читательского года, преддверие нового этапа сотрудничества.

Еще одной действенной формой продвижения книги и чтения, позволяющей объединить одной идеей множество мероприятий являются конкурсы: читательские, творческие. Они открывают перспективы творческого развития, свободного личного проявления различных групп детей и юношества, заинтересовавшихся многогранными возможностями книги и литературы.

Вот уже более 10 лет Кемеровская областная детская библиотека организует литературный конкурс «Свой голос», цель которого развитие детского литературного творчества, выявление и поддержка одарённых детей и подростков, повышение интереса к героическому прошлому Родины.

Конкурс проводится по номинациям «Поэзия» и «Проза», в нескольких возрастных группах до 18 лет. Юные авторы стихов, сказок, литературных зарисовок, рассказов, повестей должны отправить свои сочинения в областную детскую библиотеку. Присланные на конкурс произведения оценивают профессиональные поэты и писатели.

Победителям конкурса присваиваются звания лауреатов и дипломантов, вручаются ценные подарки. По предложению жюри губернаторский культурный центр «Юные дарования Кузбасса» определяет кандидатуры на стипендию центра. Стихи и проза одарённых ребят публикуются в специальном выпуске журнала «После 12».

Традиционными стали литературно–художественные творческие конкурсы в библиотеках г. Озерска Челябинской области. Их названия говорят сами за себя: «Навеяно пушкинской поэзией», «Книги, открывающие нас», «Детство с книгой». В каждом конкурсе принимают участие сотни юных читателей. А сколько радости всякий раз вызывают напечатанные строчки (свои, собственные!), опубликованные в сборниках детских работ по итогам каждого конкурса. Эти сборники есть в каждой школьной библиотеке, а в семьях – это непременный предмет гордости родителей. Ведь дети до единого «все таланты и поэты».

С 1997 года Мурманская областная детско–юношеская библиотека ведет большую организационную работу по проведению ежегодного международного Конкурса детской рукописной книги.

На конкурс представляются стихи, рассказы, сказки о себе, друзьях, своих современниках, живущих на Севере; очерки о людях и событиях современной жизни на Севере; фантастические произведения; книги экологической направленности о Севере; путевые заметки о своей «малой» Родине. Ежегодно в октябре дается старт конкурса с привлечением СМИ, выездами в регионы. А затем подведение итогов, определение победителей и большой литературный праздник для детей и организаторов конкурса. Ежегодно на конкурс поступает более 400 рукописных книг из Швеции, Норвегии, Финляндии, Карелии, Архангельской и Мурманской областей России.

Повышению статуса читающего ребенка, созданию позитивного образа детской библиотеки и одновременно распространению профессионального опыта служат традиционные конкурсы «Читатель года», которые проводятся практически в каждой детской библиотеке, как правило, в рамках ежегодной Всероссийской недели детской и юношеской книги. Для участия в конкурсе читатели представляют анкету–заявку и конкурсную работу (сочинения, рассказы, стихотворения, плакаты, рисунки, поделки).

Так, например, в 2006 году в Томской областной детско–юношеской библиотеке для конкурсных работ были определены следующие номинации: «Книга в моем доме», «История книги – история семьи», «Читаем всей семьей», «Наш семейный формуляр», «Хорошей книге – достойную рекламу», «Страна забытых книг», «Твой славный друг – книга», «Прочитал. И вам советую», «Я рисую книгу» и др.

По итогам конкурса победители были награждены Почетным читательским билетом, который дает право бесплатно пользоваться определенными платными услугами библиотеки в течение года. Наиболее активные читатели – участники акций, мероприятий и помощники библиотеки получили поощрительные Дипломы.

Благодарственными письмами были награждены взрослые – педагоги, руководители детского чтения. Фамилии читателей, награжденных Почетными читательскими билетами и Дипломами, занесены в «Книгу почета Библиотеки», а лучшие материалы размещены на выставке «Читатель года» и на сайте библиотеки.

Сейчас в России сложилась такая ситуация, когда сельские библиотеки годами не получают книг, целые поколения вырастают, не видя книг современных писателей, пользуясь лишь старыми, физически изношенными и морально устаревшими изданиями.

Липецкая областная детская библиотека, имея богатые фонды детской художественной и познавательной литературы, решила организовать передвижную выставку–акцию «Магия чтения» и предоставить возможность детям села пользоваться книгами областной библиотеки в режиме свободного чтения. Основными целями и задачами этой акции были поддержка чтения и читательской культуры детей села, популяризация лучших современных детских изданий, серий, лучших авторов и их произведений. Композиционное построение выставки предусматривало охват трех возрастных групп (3–7 лет, 8–12 лет, 13–15 лет), для которых представлялись книги, соответствующие их читательским требованиям. Общее количество изданий – 120 экз. (по 40 экз. на каждую читательскую группу).

Выезды в сельские детские библиотеки с презентацией выставки сопровождались театрализованными представлениями с участием любимых книжных героев и сказочных персонажей. В каждой библиотеке выставка экспонировалась 2 месяца в режиме свободного чтения.

Эта областная информационно–рекламная кампания в поддержку Чтения, Книги, Библиотеки продолжалась два года и косвенно влияла на развитие авторитета детских библиотек в глазах юного читателя и показывала местной власти, что от качества комплектования библиотеки напрямую зависит формирование компетентной, грамотной и социально активной личности.

Подобные проекты реализуют Ленинградская областная детская библиотека – передвижные выставки библиотеки с издательствами «Большое книжное путешествие», Иркутская областная детская библиотека – передвижная книжная выставка для юных читателей сельских библиотек «Книжная радуга детства».

Еще один интересный выездной проект Иркутской областной детской библиотекиЛитературный марафон «Иркутские писатели в гостях у читателей детских библиотек».

В течение недели автобус с иркутскими писателями и поэтами, членами редколлегии региональных журналов и альманахов для детей и подростков «Сибирячок» и «Первоцвет», студентами областного училища культуры, библиотечными работниками проехал по пяти городам и районам области. Более семи тысяч ребят побывали на литературных встречах и поэтических вечерах с иркутскими писателями и поэтами, на театральных представлениях и уроках–концертах студентов областного училища культуры с инсценировками по произведениям иркутских писателей.

В течение всего марафона протяженностью в 600 километров, насыщенного мероприятиями и творческими встречами, каждый день его участников начинался в библиотеках, школах, домах творчества, а заканчивался гала–концертом, праздником книги и поэзии в Домах и Дворцах культуры, встречами с работниками культуры, местной интеллигенцией с обсуждением различных проблем культурной и литературной жизни региона и России, обменом творческими планами.

В ходе подготовки к марафону была проведена благотворительная акция по сбору книг для детских библиотек «Книги – в дар детским библиотекам». Одиннадцать книготоргующих организаций города Иркутска передали для библиотек более тысячи детских книг. В течение всех этих дней в библиотеках были организованы выставки книг по творчеству писателей Приангарья, выставки рисунков детей по книгам писателей.

Необычная для библиотеки форма работы по продвижению книги и чтения – Музей в библиотеке.

В Псковской областной детско–юношеской библиотеке им. В.А.Каверина работает Музей романа «Два капитана». С момента открытия в музее побывали учащиеся псковских школ, учителя, работники культуры области. Посещение музея включено в экскурсионные маршруты псковских туристических фирм. Кроме экскурсионной работы постоянно ведется поиск новых экспонатов для музея. Библиотеки области отмечают значительное повышение интереса к творчеству В.А. Каверина и увеличение спроса на роман «Два капитана». Возросло количество краеведческих и литературоведческих работ школьников, посвященных различным аспектам жизни и творчества писателя, истории авиации и флота. Особым спросом у учителей и школьников пользуется юбилейное издание Псковской библиотеки «Герои и судьбы: К 100–летию В.А. Каверина». Музей стал творческой лабораторией для профессионального сообщества региона по применению музейной педагогики в пространстве библиотеки.

В Саратовской областной библиотеке для детей и юношества им. А.С. Пушкина продолжает работать открытый в 1997 году Пушкинский кабинет–музей. Он принимает многочисленные экскурсии, демонстрируя богатый книжный фонд и коллекцию экспонатов, значительную часть которой составляют дары читателей и любителей творчества А.С. Пушкина.

В Мурманской областной детско-юношеской библиотеке работает несколько музеев: Есенинский музей, Музей театральной куклы, Музей детской рукописной книги, Музей «Мурман литературный», Музей истории библиотеки.

Сейчас, когда колоссальные объёмы информации сосредоточиваются в сети Интернет, детские библиотеки всё чаще задумываются о собственном вкладе, который они могли бы внести в дело расширения и, одновременно, гуманизации электронных ресурсов.

Серьёзным шагом на пути распространения и поддержки книжной культуры в Интернет–пространстве стал сайт «BiblioГид», разработанный сотрудниками Российской государственной детской библиотеки и посвящённый детской литературе и детскому чтению. Он существует вот уже более четырёх лет, и за это время завоевал широкое признание Интернет–пользователей, среди которых как специалисты, так и рядовые читатели.

Главные задачи сайта: – регулярное предоставление разносторонней информации о современной литературе для детей; – профессиональные рекомендации в области книжного поиска и формирования основ культуры детского чтения.

«BiblioГид» — одна из крайне немногочисленных попыток освоения сети Интернет в сфере рекомендательной библиографии. Это рекомендательная библиография нового типа, оперативная, динамичная, свободная от идеологических пут и в ряде позиций смыкающаяся с литературной критикой просветительского и популяризаторского характера; библиография, цель которой — максимально облегчить детям и родителям процесс книжного поиска, выбора необходимой книги и вместе с тем расширить круг их читательских интересов. Тот факт, что ежедневно сайт посещают до тысячи и более пользователей, говорит о широкой востребованности рекомендательной библиографии, прежде всего способствующей сокращению пути книги от писателя к читателю.

«BiblioГид» состоит из более чем двадцати ветвящихся разделов, которые всесторонне освещают проблемы детского чтения и в которых используются едва ли не все возможные способы библиографической рекомендации.

Особое значение детские библиотеки придают сотрудничеству с семьей. Семья, несомненно, наиболее активная среда формирования и социализации личности ребенка. Библиотеки стремятся оказывать помощь родителям в развитии педагогической культуры, в решении практических проблем, связанных с воспитанием интереса и любви к чтению с самого раннего возраста.

Клуб Семейного чтения в отделе эстетического воспитания Российской государственной детской библиотеки работает 19 лет и представляет структуру, вобравшую в себя разнообразные формы семейного досуга и творчества, основанного на совместной читательской деятельности детей и родителей.

Семейный клуб предлагает систему занятий, содержанием которых стало изучение искусства через книгу. Каждый разговор об искусстве имеет продолжение в творчестве, подкреплен посещением театра, музея, концертного зала, встречами с писателями, художниками, музыкантами и получает свое завершение в семье, где взрослые должны быть готовы к диалогу со своим ребенком. В зависимости от количества детей, их возрастного состава, психологических особенностей развития выбирается форма занятий и их содержание. Для каждой группы разрабатываются творческие программы. Иногда в течение одного года в разных группах одновременно занимаются семьи с детьми одного возраста и семьи с детьми разного возраста.

Главный итог занятий – создание своей книги (тема «Я – писатель, Я – художник»). Появились первые книжки, выполненные детьми. На их страницы вылились детские радости, огорчения и мечты («Как я хочу иметь собаку»).

Постепенно авторы проекта приближались к воплощению давней мечты: созданию детской пушкинианы. Книги должны были иметь крупный формат, чтобы все, что будет сделано детьми, разместилось на их страницах. Родители всегда рядом, их задача – помочь детям освоить весь обширный материал. С выходом первой пушкинской книги связаны самые лучшие впечатления и воспоминания. Итог работы – праздник, посвященный сказками А.С. Пушкина. На большой книжной выставке представлены лучшие издания с иллюстрациями известных художников, а рядом – книга, созданная детьми, с ярким рисунком на обложке.

Привлекать детей и родителей к систематическому семейному чтению, стимулировать совместное творчество детей и родителей библиотекари Ульяновской областной библиотеки для детей и юношества решили современными средствами социальной рекламы.

По всему городу были расставлены большие рекламные щиты–баннеры с плакатами «Читаем всей семьей!» – так библиотека привлекает внимание жителей к своему проекту «Читающая семья».

Был объявлен Областной творческий конкурс рисунка и художественной фотографии «Читаем всей семьёй». На конкурс было представлено более 70 детских работ из разных районов области. Компетентным жюри были определены победители, и в декабре в библиотеке состоялось торжественное награждение победителей конкурса.

По результатам конкурса был составлен коллаж из рисунков и фотографий победителей и изготовлены цветные плакаты, которые были разосланы в детские библиотеки области для оформления интерьера библиотеки и популяризации семейного чтения.

Программа «Секреты для взрослых, или как стать родителем читающего ребенка» была разработана в 2005 году Челябинской областной детской библиотекой  им. В. Маяковского и поддержана Министерством культуры Челябинской области. Комплексные мероприятия программы, направленные на сотрудничество семьи и библиотеки и поддержку семейного чтения, были рассчитаны на три года. Программа создавалась не на пустом месте. В библиотеках Челябинской области к этому времени был накоплен большой опыт работы с семьей. По комплексным планам работают библиотеки семейного чтения, их в области более тридцати, при библиотеках созданы семейные клубы, проводятся семейные праздники, осуществляется социальное партнерство с общественными организациями, социальными службами.

Данная программа явилась органичным продолжением Года детского чтения, объявленного губернатором Челябинской области в 2004 году. Главной целью программы было объединение усилий библиотеки и семьи в приобщении детей к чтению, оказание помощи родителям в их педагогическом самообразовании, знакомство взрослых и детей с лучшей детской литературой, поддержка семейного чтения.

Как показал опыт реализации программы, библиотеки области подняли работу с семьей на более высокий уровень. В городах и районах, в отдельных библиотеках были разработаны собственные интересные программы, проекты; появились новые формы работы с семьей, библиотеки приобрели союзников в лице родителей, общественных организаций и новых читателей. Работа в данном направлении продолжается и совершенствуется.

В 2006 году Саратовская областная библиотека для детей и юношества им. А.С. Пушкина получила грант Общественного фонда «Саратовская губерния» на проведение проекта «Страна Саратовия», проектные линии которого «История моей семьи в истории Саратовской губернии» и «Время вернуться домой» нацелены на изучение истории своих семей читателями библиотек области. В результате будет создан мультимедийный электронный интерактивный справочник «Страна Саратовия». Ребята впишут собственную страницу в Летопись событий, семей, сел, деревень, городов Саратовской губернии.

Уже стала традиционной для всех региональных детских библиотек работа с книгой во время летних каникул. Летние чтения активизируют у ребят интерес к книге, приобщают к культуре чтения, развивают детскую фантазию и творческие способности. Кроме того, Летние чтения в какой–то мере решают проблемы занятости детей и подростков в дни каникул.

Среди наиболее значимых проектов по распространению книги и чтения, в помощь формированию читательской культуры детей и подростков можно назвать Программы чтения. Это проекты, рассчитанные на несколько лет, программы, включающие циклы занятий, мероприятий, уроков, пробуждающих в детях интерес к чтению, способствующих развитию личности юного читателя.

Детские библиотеки инициируют:

  • Внутрибиблиотечные программы творческого, развивающего чтения

  • Региональные программы чтения

Иркутская областная детская библиотека вот уже на протяжении восьми лет работает по программе развивающего чтения «Я расту с книгой». Эта комплексная программа, состоящая из нескольких подпрограмм, расширяется за счет разработки и внедрения авторских программ, которые предусматривают развитие читательской деятельности детей с самого раннего возраста. Сегодняшний читатель заметно помолодел, и теперь детские библиотеки обслуживают читателей буквально с месячного возраста. Понимая, что решение этой задачи возможно только в союзе с родителями, семьей, воспитателями, педагогами, работники библиотеки нашли своих единомышленников, партнеров в лице Центра материнства и детства г. Иркутска, который посещают мамы с малышами от 0 до 7 лет, а также будущие мамы.

Работая с родителями по программе информационной и психологической поддержки «Малышок», работники предлагают мамам не только информацию о том, что читать детям до 3–х лет, но и помощь в овладении методикой творческого читательского развития ребенка. Опыт общения с детьми 0–2 лет по программе «Подрастаю с книжкой я», у которых в активном словарном запасе всего несколько десятков слов, доказывает, как важна роль книги в раннем развитии ребенка, в развитии образного мышления, речи, становлении духовного мира малыша. Работа по этим программам оказалась плодотворной: родители малышей, с которыми библиотекари работают в Центре материнства и детства, стали активными читателями библиотеки, и, соответственно, вдвое возросло число читателей–детей до 3–х лет.

Смоленская областная детская библиотека работает по целевой комплексной программе «Я думаю по–русски. Детская библиотека как среда сохранения русского языка». В рамках программы в 2007 году были проведены выставки «Слово русское, родное», «Свет разумения книжного» (к Дню Славянской письменности и культуры), «Говорим по–русски!», библиографическая игра «Охранитель русского языка» (к 105–летию Ожегова С.И.).

Российские детские библиотеки не оставляют без внимания детей из социально незащищенных слоев населения, детей–инвалидов, так как для них порой только библиотека остается единственным бесплатным учреждением, где их ждут, встретят со вниманием и заботой.

С помощью книги возродить к жизни, к добрым устремлениям и начинаниям – главная идея специализированной коррекционной программы «Зазеркалье» по привлечению к книге и чтению осужденных подростков 10–17 лет. Вот уже семь лет Республиканская библиотека для детей и юношества Удмуртии ведет эту сложную, кропотливую, но благодарную работу.

Конечно, не сразу всё получилось. Это был долгий и трудный путь узнавания и понимания друг друга, путь опосредованного приобщения к лучшим образцам мировой и отечественной культуры и литературы. Для начала с целью ознакомления со своими «партнёрами» библиотекой было проведено социологическое исследование «Читательские потребности детей с делинквентным типом поведения», которое и определило стратегию работы. На основании результатов исследования и была разработана специализированная коррекционная программа «Зазеркалье», занятия в которой планировалось проводить в форме креативных art–терапевтических тренингов.

Почему именно art–терапевтическая программа? Да потому, что помимо визуального восприятия информации дети практически не воспринимали, а главное, не принимали никакой другой. Кино, видео, интернет–игрушки – вот тот набор интеллектуальных «познаний», с которым столкнулись библиотекари. Но им очень хотелось расширить эти рамки, показать, что существует и масса других возможностей, обогатить их новыми знаниями.

Не сразу и не вдруг был получен ожидаемый результат. Только через три года настал тот день, когда дети по–настоящему искренне захотели взять в руки книгу и прочесть её не потому, что «кому–то сильно надо», или «кто–то заставляет», а искренне, от души. И это главная победа, главный итог совместной деятельности: встреча детей с большой литературой состоялась.

В ряде регионов России методическим центрам – областным детским библиотекам своей активной деятельностью в поддержку чтения детей удается объединить усилия органов государственной власти и библиотек, издательств, редакций СМИ, общественных организаций, благотворительных фондов, промышленных и финансовых структур, а также всех тех, кто разделяет тревогу общественности за состояние Детства, Книги, Чтения в России, и создать региональные Программы чтения, включающие целую систему мероприятий и рассчитанные на несколько лет.

Это, например, областная программа «Чтение», разработанная Рязанской областной детской библиотекой, областная программа «Читающие дети Дона» Ростовской областной детской библиотеки им. В.М. Величкиной. Среди мероприятий этой программы – конкурс на лучшую детскую художественную и научно–популярную книгу среди донских писателей; акции «Книги – детям», «Читаем всей семьей» на книжных ярмарках г. Ростова–на–Дону и области; библиотечные проекты «Говорящие книги» (инсценировки, художественные чтения, литературные диалоги) в библиотеках, школах, Домах детского творчества; освещение проблем детского чтения в средствах печати; литературная акция «Читаем детям» с активным участием волонтеров книжной культуры и многое другое.

Нижегородская государственная областная детская библиотека в 2003 г. стала организатором пятилетней программы по поддержке детского чтения в области. В рамках программы ежегодно проводились различные акции, конкурсы и другие мероприятия; по инициативе библиотекарей издается журнал «Детское чтение».

В 2002 г. Пермская областная детская библиотека (ныне Пермская краевая детская библиотека им. Л.И. Кузьмина) осуществила проект «Читающие дети – будущее Прикамья», а затем библиотекарями был подготовлен новый крупномасштабный проект «Год детского чтения в Прикамье». 2006 год стал для детей Перми и области Годом детской книги и чтения, в числе мероприятий которого состоялся Форум детской книги и чтения.

Саратовской областной библиотекой для детей и юношества им. А.С. Пушкина разработана и реализуется с 2005 года областная программа «Мы сохраним тебя, русская речь» для сохранения русского языка как величайшей ценности нашего народа.

Таким образом, мы видим, что вся деятельность детских библиотек сегодня направлена на утверждение в сознании общественности мысли об уникальности, ценности детского чтения как важнейшего средства интеллектуального, творческого и духовно–нравственного развития подрастающего поколения.

Н.С. Шмидт

Поддержка чтения вне стен библиотеки

С момента основания (2002г.) вся деятельность Центра чтения Челябинской областной универсальной научной библиотеки направлена на реализацию поставленных задач:

– формирование положительного имиджа чтения, книги, библиотеки;

– консолидация интеллектуального сообщества в решении проблемы

– апробирование новых форм работы с аудиторией;

– помощь читательскому сообществу в открытии для себя новых книг, имен, тем.

В ходе их решения используются все ресурсы (человеческие, информационные, финансовые, материальные, административные и др.), различные формы и методы работы.

Если мы говорим о продвижении чтения вне стен библиотеки, то эта работа невозможна без привлечения партнеров и, прежде всего, заинтересованных.

Кто заинтересован больше, чем библиотеки? Примером успешного межбиблиотечного партнерства, консолидации усилий учреждений культуры, книготорговых и книгоиздающих организаций для решения общей задачи может служить организация и проведение следующих форм работы:

– Пушкинского читательского марафона в городском саду им. А.С.Пушкина, ежегодно с 6 июня 2002 года;

– книжной ярмарки;

– фестивалей книги ( с 2006 года);

– зрительско–читательских конференций (с 2002 года);

– библиомаршрута областных библиотек в сельские районы Челябинской области с мероприятиями по продвижению книги и чтения.

Все перечисленные нетрадиционные формы работы не имеют специально разработанных методик, поэтому организаторам приходится руководствоваться прежде всего своим опытом и накопленным багажом работы с аудиторией.

В тесном контакте с кафедрами ВУЗов города (ЧелГУ, ЮУрГУ, ЧГПУ, ЧГАУ, ЧТЭИ и т.д.) Центр чтения многие годы практикует проведение Дней информации (ДИ) и Дней специалиста (ДС) с широким комментированным просмотром литературы и консультациями специалиста. Проводимые, как правило, на территории ВУЗов, эти мероприятия позволяют развивать у пользователей привычку работы с книгой. Подобные дни организуются также для педагогов, экономистов, организаторов производства, специалистов по ТРИЗ. Разработана и реализуется программа «Информационное сопровождение научной деятельности», позволяющая воспитать у читателей–специалистов привычку работать не только с электронными, но и бумажными (книга) носителями информации.

В реализации задачи по консолидации интеллектуального сообщества в решении проблемы популяризации чтения не последнюю роль играет фактическое участие Центра чтения в мероприятиях партнеров (круглые столы, фестивали поэзии, научные конференции и т.д.).

Например, с 1999 г. Ассоциация интеллекта, а затем, с 2002 г. Центр чтения на научной конференции «Россия и регионы», проводимой Социально–экономическим институтом, организует работу секции по проблемам чтения «Молодежь и проблемы чтения» (в 2005 г.); «Проблема чтения и интеллект» (в 2006 г.); «Традиционные культурные ценности в эпоху глобализации» (в 2007 г.).

Использование Интернет–технологий в вопросах продвижения чтения и книги – непременное условие успеха. На сайте библиотеки действует страница Центра чтения, на которой размещены различные материалы.

Например:

– вопросы и проблемы авторского права в беседах патентного поверенного Российской Федерации Березиной В.Г. и библиотекаря Кожевниковой Л.А. (список литературы);

– виртуальные книжные выставки «Нанотехнологии – технологии будущего», «Реинжениринг», «Управление риском», «Нобелевская премия – Лауреаты и номинанты» и др.

– аннотированный список новой литературы по всем отраслям знания;

– акции в поддержку книги и чтения и т.д.

Внешняя деятельность по продвижению книги и чтения для библиотек дело новое, однако уже сейчас можно говорить как об опыте работы, так и о проблемах, связанных с расширением границ пространства книги.

Л.В. Щетинина

РЕАЛИЗАЦИЯ ПРОГРАММЫ

«2006 ГОД–ГОД ЧТЕНИЯ В Г. КУРГАНЕ»

Активные действия в поддержку чтения гораздо эффективнее, чем переживания по поводу нечтения. Программа «2006 год – Год чтения в г. Кургане» – корпоративные действия в продвижении чтения в городском сообществе. Программа «Год Чтения в г. Кургане» была посвящена 100–летию со дня рождения Д. С. Лихачева.

Цели Года Чтения: поднятие престижа Чтения в обществе; воспитание нравственной и духовной культуры подрастающего поколения через приобщение к чтению; привлечение материальных и интеллектуальных ресурсов в поддержку чтения в обществе.

Для реализации программы разработан следующий алгоритм действий: финансовая поддержка программы; укрепление партнерских отношений, поиск новых партнеров; широкая пиар–деятельность по продвижению книги и чтения; активизация творчества библиотечных специалистов; пополнение фондов библиотек; методическое сопровождение городских конкурсов и проектов; формирование призового фонда для поощрения успехов в чтении.

Нашими партнерами по реализации проекта стали: Администрация г. Кургана и городская Дума, Попечительский совет ЦГБ им. Маяковского, Ассоциация библиотекарей г. Кургана, СМИ, учебные заведения и учреждения дополнительного образования, общественные организации и фонды, учреждения культуры, предприятия и бизнес – структуры, издательские, рекламные, книготоргующие фирмы, фотосалоны города. Финансовая поддержка программы: дополнительно из бюджета города выделено 62 тыс. руб. Результат фандрайзинговой деятельности – 330,5 тыс. руб.

Программа Года чтения строилась по принципу календаря. Ежемесячно в городе проходили крупные благотворительные акции, городские конкурсы, презентации, привлекая внимание к книге и чтению. Мы стремились сделать книгу заметным явлением в социально–культурной жизни города. Основные направления деятельности библиотек по программе: книга – активная участница культурной жизни города, форма работы – «Библиотека без стен», цель таких мероприятий – подарить радость общения с книгой; личная причастность каждого курганца к событиям Года чтения; тематические дни, недели, декады, своего рода календарный «датский» цикл, где именинница – книга; создание стимулирующей и развивающей среды чтения.

Большой резонанс и заинтересованное участие курганцев вызвали общегородские мероприятия и проекты Года чтения: акции, конкурсы, презентации. Акция «Расти с книгой» прошла в Международный день защиты детей. Библиотекари дарили на улицах города маленьким курганцам книжку нашего поэта – земляка Л. Куликова «Белочка – умелочка», выпущенную с помощью Попечительского совета и ГУП «Куртамышская типография». В этот же день прошли открытия летней программы чтения и досуга «Книжная радуга» на уличных площадках. В ЦПКиО юные артисты библиотечного театра «Золотой ключик» дали представление по сказке «Белочка – умелочка»; на детской железной дороге работал «Читающий вагончик».

В проекте «Курган читает?!» нас привлек пиар–ход– продвижение книги и чтения известными людьми города. Было проведено анкетирование горожан с целью выявления наиболее известных персон города, из сотни фамилий отобрано 20 знаменитостей. Проведен мониторинг их читательских предпочтений, закуплены книги. Изданы флаеры с фотографией известной персоны с подписью и обращением к читателям, выпущен плакат «А что читаешь ты?» (Глава города А. Ф. Ельчанинов с книгой), рекомендательные буклеты «Читайте! Советуют профессионалы». И в День города на площадке ЦДБ им. Островского состоялся праздник «Читай, Курган!», в которой разыгрывались любимые книги знаменитых земляков и книги с выставки «Советуют профессионалы». На заключительный вопрос ведущих «Курган читает?» последовал дружный ответ горожан «Да, читает!».

Впервые в Год чтения библиотеками была опробована акция буккроссинг. Это международное движение любителей книги и чтения, девиз которого – «Превратим весь мир в библиотеку!». Одновременно в различные места отдыха курганцев с книгами в руках вышли библиотекари всех 25 библиотек МУ «ЦБС г. Кургана», а также библиотек школ, вузов и ССУзов. Около сотни книг было отправлено в «свободное плавание». Книги разошлись по городу моментально, нашли своего читателя, но, к сожалению, не отметились на сайте. Эта акция пользовалась особой популярностью у журналистов.

Личная причастность, заинтересованность горожан событиями Года чтения будировалась проведением благотворительных акций и городских конкурсов. Год чтения открыла благотворительная акция «Рождественский подарок библиотеке». Книжные фонды библиотек пополнились в эти дни на 5000 экз. книг. А партнеры по проекту подарили новые компьютеры и помогли произвести ремонт в библиотеках.

Решение проблем мотивации и стимулирования детского и юношеского чтения принадлежит не только книге, слову, но и художественным средствам. Фотоконкурс «Магия чтения» впервые организован в городе с января по апрель. На конкурс было представлено более 200 работ 67 авторов по трем номинациям: «Новое поколение выбирает книгу», «С книгой по жизни», «Читательская улыбка», а призы победителям конкурса предоставил Департамент социальной политики и фотосалоны города. Городской конкурс детского творчества на книжную закладку и плакат «Я люблю читать» организовала библиотека им. Л. Куликова. На конкурс поступило 169 творческих работ детей. Лучшие закладки (10 видов) и плакаты (8 видов) были отпечатаны типографским способом, ими награждали ребят за успехи в чтении.

Особенно яркой была программа летнего чтения и досуга детей «Книжная радуга–2006». Библиотека им. Толстого разработала авторский проект «Поселок Почитайкино» – юные читатели строили свои дома из кирпичиков – прочитанных книг. В Год чтения было проведено множество конкурсов, которые стимулировали читательскую активность. Это и читательский марафон «Стань лучшим в лучшей библиотеке», «Суперчитатель года», «Эту книгу знаю я», конкурс на лучший читающий класс и рабочий коллектив, конкурс читающих семей «Мама, папа, я – читающая семья».

В Год чтения проведено много традиционных библиотечных дней, недель, декад, месячников популяризации книги. Мы стремились превратить их в общественно значимые городские акции в продвижении чтения. В течение года проведены такие городские мероприятия, как акция в защиту книги – «Гимн книге» (к Всемирному дню книги), «Книга как чудо» (открытие Дней славянской письменности и культуры); декада «Сокровищница знаний и мудрости» (к Дню знаний). Самые давние традиции имеет Неделя детской и юношеской книги.

Весь год библиотеки города вели широкую презентационную деятельность по поводу книги и чтения. Состоялось большое количество презентаций новых книг, в т. ч. шести новых краеведческих изданий (книги зауральских поэтов Р. Филимонова, А. Львова, Л. Куликова). Проведены также презентации и премьеры новых журналов; презентации книжных выставок, посвященных книгам и журналам–юбилярам года. Творческую деятельность библиотек в популяризации краеведческой литературы разбудил конкурс краеведческих выставок. Дети и взрослые присутствовали на 24 презентациях краеведческих выставок. Победителями конкурса стали следующие библиотеки: им. Куликова – за выставку «Родной земли минувшая судьба», им. Горького за выставку «Вселенная Людмила Тумановой», им. Чуковского за выставку «Писатели Зауралья – детям».

Весь год библиотекари стремились создать стимулирующую и развивающую среду чтения. Книжные выставки поражали своим разнообразием и выдумкой. Самый высокий уровень выставочной работы был отмечен в библиотеке им. Куликова. Особенно запомнилась эксклюзивная выставка творческих работ библиотечного клуба «Горенка» «Вышитая книга».

Получили развитие клубные формы деятельности. Были открыты клубы любителей чтения «Книговичок и К°» в ЦДБ им. Островского, «Читалочка» в п. Черемухово, «Девчата» в библиотеке им. Чуковского, «Книголюб» в библиотеке им. Есенина. Театр книги «Золотой ключик» дал 34 представления по любимым сказкам, а «Литературная площадь звезд» в ЦДБ им. Островского весь год зажигала звезды самых читающих семей библиотеки.

Реклама Года чтения отличалась масштабом и разнообразием. Новинки рекламной деятельности – флэшмоб (в пер. с англ. «быстрая толпа»), «кочующий» баннер, пресс– тур. Рекламные агентства спонсировали выпуск красочных плакатов, афиш, флаеров, буклетов, проспектов и других видов печатной продукции, выпущена сувенирная продукция. Все СМИ массированно в начале года, а затем в течение всего года давали сообщения, статьи, информации, сюжеты, заставки о Годе чтения. Был разработан сайт МУ «ЦБС г. Кургана», и в декабре состоялась его презентация. Ряд страниц сайта посвящен художественным новинкам – «Литературный взгляд», «Библиотечный хит», «Бюллетень новых поступлений».

Проект успешно реализован благодаря организационному и методическому обеспечению подпроектов, городских конкурсов и библиотечных акций. Постоянно работал оргкомитет с рабочими группами, осуществлялся мониторинг работы библиотек, координировалась работа с партнерами. Продвижение чтения систематически обсуждалось в различных формах системы повышения квалификации. Подготовлены и проведены: круглый стол «Что читает детский библиотекарь», пресс–обзоры опыта российских и зарубежных библиотек по продвижению чтения, цикл информационных часов о новинках, занятия школы корпоративного общения для молодых библиотекарей. По итогам реализации программы Года чтения состоялся семинар–практикум «Соблазняя чтением». Награждение победителей смотра–конкурса «Книга и библиотека навсегда» по итогам работы в Год чтения состоялось на новогоднем приеме у директора ЦБС Дорофеевой Л. Е. В номинации «Лучшая публичная библиотека» победила библиотека им. Л. Куликова, в номинации «Лучшая детская библиотека» – ЦДБ им. Н. Островского, «Лучшая поселковая библиотека» – библиотека п. Черемухово.

Результаты внедрения проекта: библиотекам удалось заинтересовать местное сообщество серьезным разговором о важности чтения, о необходимости формирования устойчивой потребности в чтении; у библиотек появилось много новых друзей, партнеров, спонсоров. Расширились границы влияния библиотек, повысилась востребованность библиотек, возросла посещаемость массовых мероприятий; наблюдался всплеск инновационного творчества библиотекарей .

Опыт реализации проекта, представленный на четвертый Всероссийский конкурс публичных библиотек «Современные тенденции в обслуживании читателей», получил высокую оценку российского библиотечного сообщества – первое место и денежную премию.

Программа «Год чтения в г. Кургане» реализована, но работа по продвижению чтения и поднятию его престижа в обществе всегда будет оставаться нашей главной задачей. В 2007 году мы поддержали общественное движение «Молодая Россия читает» и разработали одноименный проект, который вошел в общегородскую программу «Год культуры в г. Кургане», посвященную 225–летию города.

Раздел II

ИНСТИТУТЫ И СУБЪЕКТЫ КНИЖНОГО ДЕЛА В ПОВЫШЕНИИ

СТАТУСА ЧТЕНИЯ

Н.О. Александрова

Книговедческое образование как основа для взаимодействия субъектов книжного дела региона

Книговедческое образование – это система подготовки магистров, бакалавров и специалистов для всех отраслей книжного дела, т. е. для редакционно–издательского дела, книжной торговли и в более широком смысле слова – для книгораспространения, библиотечно–библиографической деятельности.

До середины 1990–х гг. книговедческое образование осуществлялось только в одном вузе нашей страны – в Московском государственном университете печати. Региональные (местные) вузы начали подготовку издателей, книготорговцев только в конце 1990–х – начале 2000–х гг.

Высшее книговедческое образование в настоящее время дают Московский государственный университет печати (МГУП), Санкт–Петербургский гос. университет культуры, Московский гос. университет культуры, а также академии и институты культуры и искусства в некоторых городах России. В последних, помимо традиционной для них специальности Библиотечно–информационная деятельность, развита, пожалуй, только специальность Документоведение и документационное обеспечение управления, которую вузы начали лицензировать и открывать, когда стали испытывать трудности с набором библиотекарей.

С начала 2000–х гг. редакторов и книготорговцев начали готовить некоторые классические, технические университеты России. Таковых насчитывается около двух десятков в стране.

Кафедра книжного бизнеса ЧГАКИ – кафедра в какой–то степени уникальная, поскольку: во–первых, на ней одновременно осуществляется подготовка по четырем образовательным программам ВПО; а во–вторых, только здесь осуществляется подготовка и выпуск бакалавров книжного дела.

Наша академия (в то время еще институт) открыла подготовку бакалавров книжного дела (они именовались книговедами–маркетологами) в 1996 г. (см. табл. 1).

Табл. 1

Направления образовательной подготовки по книжному делу в ЧГАКИ

Код

Направление

образовательной

подготовки

Квалификация, форма

обучения

Год

получения лицензии

Год начала подготовки

Число обучающихся в

настоящее время на ДО / ОЗО 1

Год

первого выпуска

1

2

3

4

5

6

7

8

1.

030900.62

Книжное дело

Бакалавр книжного

дела

1996

1996

I–IV

курсы – 52/24

студента

2000

2.

030903.65

Книгораспространение

Специалист

книжного

дела

2001

2002

I–V

курсы –

48/57 студентов

2006

3.

030901.65

Издательское дело и редактирование

Специалист

книжного

дела

2002

2003

I–IV

курсы –

105/ 127студентов

2008

4.

030900.68

Книжное дело

Магистр

книжного

дела

2006

2006

I–II курс –

9 студентов на ДО

2008

ВСЕГО

422

Обучение бакалавров на протяжении уже более 10 лет показала нам все преимущества данного образовательного направления. Они (эти преимущества) обусловлены сроками, содержанием, характером подготовки бакалавров. Они также объясняются спецификой регионального книжного рынка. Технологически, институционально книжный бизнес провинции менее развит, чем в центре страны. Подавляющее большинство предприятий книжного дела (издательств, издающих организаций и учреждений, оптовых и розничных предприятий книгораспространения) – малые и средние (выпуск много менее 100 названий книг, 15–20 человек персонала, более или менее ограниченный ассортимент). Соответственно, специалист подобного предприятия вынужден стремиться не к узкой специализации, а к профессиональной универсализации (расширению направлений работы, что, в конечном итоге, можно рассматривать как фактор повышения личностной конкурентоспособности на рынке труда).

Профессиональная подготовка бакалавра книжного дела в соответствии с Государственным образовательным стандартом (ГОС) II поколения как раз построена на основе универсализации. Главная ее отличительная (не только от магистра, но и специалиста книжного дела) черта – широта общепрофессиональной подготовки при более кратком сроке обучения. Третье поколение государственных образовательных стандартов по многоуровневой системе ВПО (т. е. в один стандарт будут введены все три ступени – бакалавриат, специалитет и магистратура) планируется поэтапно (по группам специальностей) ввести с 2008–2009 гг. Содержание книговедческого образования может измениться существенно: во всяком случае, планируется сохранить только одно образовательное направление – Издательское дело, которое вберет в себя подготовку бакалавров и магистров в области создания книги, ее распространения, а, возможно, и в области создания и распространения средств массовой информации и коммуникации. Но это дело будущего, пусть и ближайшего.

В настоящее же время число выпускников кафедры приближается к 300. И те из них, которые пришли работать на предприятия книжного дела города и области – в издательства, предприятия книгораспространения (книжные магазины, библиотеки) уже заложили основу для взаимодействия всех предприятий книжного дела региона – взаимодействия, основанного на общности подготовки, причастности к одному вузу.

Н.В. Антропова

БИБЛИОТЕКА – ТЕРРИТОРИЯ ТОЛЕРАНТНОСТИ

В Челябинской области около 8000 человек взрослого населения с проблемами зрения. Ежегодно на 30–40% растёт число детей, рождающихся с патологиями зрения. По данным областной МСЭК, ежегодно около 500 детей признаются инвалидами по зрению. Очевидно, что отсутствие зрения в первую очередь сказывается на процессе получения информации. Подавляющее большинство источников информации ориентировано на зрительное восприятие и, следовательно, недоступны незрячему. Челябинская областная библиотека для слепых на протяжении полувековой своей истории содействует самостоятельному интеллектуальному совершенствованию, обеспечению доступа читателей с проблемами зрения к информации. Библиотека для слепых – это база для непрерывного самообучения, это литературный центр, это координатор деятельности с учреждениями и организациями, занимающимися проблемами инвалидов по зрению, это носитель идей открытости, гуманизации и демократизации общества.

Челябинская областная библиотека для слепых доступна каждому жителю области с проблемами зрения. Наши читатели обслуживаются через систему филиалов (их в области – 4), пунктов выдачи и передвижных библиотек, через заочный и надомный абонементы. На три тысячи читателей приходится 130 тысяч хранения изданий специальных форматов. Это книги и периодические издания, напечатанные рельефно–точечным шрифтом (по системе Брайля), рельефно–графические пособия, «говорящие» книги на аудиокассетах и компакт–дисках, издания укрупнённого и плоскопечатного шрифтов.

Библиотека служит базой для непрерывного самообучения. Читатели, серьёзно относящиеся к своему самообразованию, активно используют имеющиеся в библиотеке современные тифлотехнические средства: читающую машину «Книголюб–компакт», телевизионное увеличительное устройство, CD–плееры и флеш–проигрыватели, программы экранного доступа. Не изжили себя и традиционные формы – чтение библиотекарей вслух плоскопечатных изданий и озвучивание необходимых материалов с записью на аудиокассету или диск. Можно назвать сотни фамилий читателей, которые прожили жизнь с библиотекой, начиная со школьной или студенческой поры. Это Л. А. Черкашин – более 30 лет руководил областным обществом слепых. Леонид Александрович стоял у истоков создания библиотеки для слепых в Челябинской области. С первых дней существования библиотеки является не просто её читателем (сейчас ему за 90), но и пропагандистом библиотеки. И. В. Вишев (потерял зрение в подростковом возрасте) по распределению после окончания московского ВУЗа приехал в Челябинск и с первых дней стал не только активным читателем библиотеки для слепых, но и страстным пропагандистом книги и знаний среди членов Всероссийского общества слепых. Сегодня это известный в широком научном мире доктор философских наук, автор научных трудов и учебников, профессор ЮУрГУ, академик. В. В. Адарченко пришёл в библиотеку 35 лет назад, будучи студентом института культуры. Виктор Владимирович, тотально слепой, один из первых среди незрячих области освоил компьютер, мобильный телефон. Он не только сам осваивает новые технологии, но и делится своими знаниями с другими. Такой же путь самосовершенствования с помощью библиотеки проходят и сегодня будущие музыканты, педагоги, юристы, психологи, менеджеры, медики.

Библиотека для слепых – гостеприимное учреждение. Сюда приходят пообщаться не только с книгой, но и друг с другом. Общению способствуют самые разные мероприятия: конкурсы, экскурсии, праздники. Клуб «Молодёжный бульвар» собирает молодых людей для того, чтобы поспорить о наболевшем (учёба, трудоустройство, чтение), поздравить друг друга с днём Святого Валентина или с Новым годом. Вспомнить народные традиции, почитать стихи национальных поэтов на башкирском, татарском и русском языках уже 4 года собираются члены клуба «Дуслык» (Дружба). Для тех, кто активно овладевает компъютерными премудростями, создан клуб «Надежда», проводятся индивидуальные занятия и консультации по основам компьютерной грамотности. Областные конкурсы, проводимые библиотекой («Моя Родина – Южный Урал»–2004 г, «Велик и славен град Челябинск»–2006 г., «Первички ВОС – это наша история» – 2005 г.), не только выявляют журналистские способности читателей, но и пополняют фонд библиотеки интересными тифлокраеведческими материалами. По материалам конкурсов библиотекой выпущены сборники: «История Златоустовского УПП ВОС», «Невидимый мир» – сборник очерков незрячих и слабовидящих о преодолении своего недуга, о жизни в мире зрячих, «В едином строю» – сборник воспоминаний участников Великой Отечественной войны, рассказы их детей и внуков о судьбах военноослепших, «Мой любимый уголок» – литературный сборник к 270–летию Челябинска и др.

Литературно–музыкальные гостиные при читальном зале ЧОБС и в филиалах библиотеки способствуют развитию и совершенствованию творческих способностей пользователей библиотеки, т. к. проводят эти встречи профессиональные писатели и музыканты. Итогом встреч и споров становятся поэтические сборники, которые библиотека издаёт в говорящем, брайлевском и крупно–шрифтовом форматах.

В последнее пятилетие библиотека для слепых всё большее внимание уделяет незрячим дошколятам и их родителям. Коротка история дошкольного образования детей с проблемами зрения, притом что посещать коррекционный детский сад могли только слабовидящие дети. В Челябинске лишь в 2006 году впервые в одном из детских садов появился слепой ребёнок Российские библиотеки для слепых взяли на себя просветительскую миссию помочь родителям слепых и слабовидящих детей дошкольного возраста, так как обычно эти люди оставались один на один со своей бедой, с единственной надеждой на исцеляющую силу медицины. Челябинская библиотека для слепых, используя опыт передовых специальных библиотек, организовала работу родительского клуба «Погода в доме», где можно поговорить о проблемах взаимоотношений зрячих и незрячих членов семьи, о подготовке к школе, о выборе профессии для ребёнка с проблемами зрения, о его интеграции в общество и о многом другом. К работе клуба привлекаются тифлопедагоги и тифлопсихологи. Реализуется программа библиотечных уроков «От книжки–малышки до энциклопедии», рассчитанная на детей от 5–ти до 12 лет. На библиотечных занятиях с детьми старшего возраста больше внимания уделяется новым информационным технологиям. В 2007 году началась работа над созданием детского сенсорного мультимедийного центра. В детском центре предполагается создать безбарьерную среду обитания с предоставлением широкого спектра библиотечно–информационных услуг для детей с ограничениями зрения всех возрастов.

Челябинская областная библиотека для слепых за 50 лет своего существования накопила огромный опыт специализированного обслуживания инвалидов по зрению. Она не только обеспечивает информацией своих пользователей, но и всемерно содействует их реабилитации и интеграции в общество, создаёт условия для независимой жизни и работы. Благодаря своим уникальным ресурсам и методам работы, специальная библиотека фактически открывает мир незрячему человеку – мир знаний, науки, культуры, искусства, непосредственное знакомство с которым для него затруднено.

Девяностые годы прошлого столетия кардинально изменили жизнь страны, общества, библиотеки и читателя. Система библиотечного обслуживания инвалидов по зрению в области сложилась благодаря финансовой стабильности общества слепых и его внутренней структуре. До начала реформ библиотека для слепых фактически выполняла социальный заказ общества слепых и находилась под его жёстким контролем. Значительными были и финансовые вливания со стороны ВОС в развитие библиотеки для слепых. С переходом в новые экономические условия Всероссийское общество слепых стало для библиотеки верным соратником и надёжным другом в деле реализации совместных социально–культурных проектов. Но круг влияния общества слепых начал сужаться, стало сокращаться число лиц с проблемами зрения, получающих информацию о специальной библиотеке. Библиотека для слепых взяла на вооружение современные формы и методы библиотечной рекламы. Сегодня библиотека сотрудничает с коррекционными детскими садами и школами, с ВУЗами, готовящими тифлопедагогов и социальных работников, с офтальмологическими и реабилитационными центрами, с государственными и общественными организациями, занимающимися проблемами инвалидов по зрению. Эта межведомственная координация деятельности и обмен ресурсами повышает спрос слабовидящих людей на услуги специальной библиотеки для слепых.

Для воздействия на пользователей библиотека выбирает комплексные активные формы: Дни открытых дверей библиотеки, городские фестивали чтения на открытых площадках, областные конкурсы «Лучший читатель года», «Компьютерный всезнайка», всевозможные акции, другие мероприятия. Например, громкие чтения в рамках акции «2007секунд чтения» проводятся специалистами библиотеки в офтальмологических и реабилитационных центрах города и области, с целью знакомства детей с проблемами зрения о возможностях специальной библиотеки в начале их заболевания. Постепенно в систему обслуживания инвалидов по зрению втягиваются общедоступные библиотеки области. Библиотекари муниципальных библиотек в условиях реформирования России стали носителями идей гуманизации, философии открытого мира. Эти устремления привели библиотекарей публичных библиотек к разработке и реализации программ по работе с людьми с ограничениями жизнедеятельности. На начальном этапе это были формы реабилитационной деятельности: вечера встреч, клубы по интересам, праздники для отдельных групп инвалидов. Областная библиотека для слепых в начале 2007 года обратилась к коллегам из публичных библиотек с предложением о внедрении интегрированного библиотечного обслуживания читателей, предлагая свою методическую помощь. На призыв библиотеки для слепых откликнулись библиотекари Кунашакского, Аргаяшского, Троицкого, Кусинского, Еткульского районов, городов Кыштыма и Златоуста. В этих территориях прошли семинары «Библиотечное обслуживание читателей с проблемами зрения: прошлое и будущее», индивидуальные консультации. Заключены договора о совместной деятельности библиотеки для слепых и муниципальных библиотек.

Многое ещё нужно сделать, чтобы обеспечить всем инвалидам равный доступ к информации, к её источникам. Библиотекарь, работающий с инвалидами, должен владеть навыками социальной и педагогической работы, знать основы специальной психологии и дефектологии, реабилитологии, ресурсы обслуживания. Требуются финансовые инвестиции для закупа адаптированного оборудования и для реконструкции библиотечных помещений с целью создания в них безбарьерной среды. Пройдёт немало времени, пока каждая библиотека, независимо от её местонахождения, по примеру специальной станет тёплым домом для людей разных возможностей, поистине общедоступной. Но это обязательно свершится, так как уже сейчас в библиотеках начинает формироваться новая культурная норма – признание и уважение к различиям между людьми.

Г.В. Безпалова

РАСШИРЕНИЕ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОСТРАНСТВА ФОНДА РЕДКИХ ИЗДАНИЙ В ПРОСТРАНСТВЕ БИБЛИОТЕКИ: ПРОБЛЕМА ПРЕОДОЛЕНИЯ ИНФОРМАЦИОННЫХ БАРЬЕРОВ

В последние годы уделяется большое внимание разработке проблемы «информационное пространство библиотеки», что обусловлено процессами информатизации общества, построения единого мирового информационного пространства. Эту тему в своих работах раccматривали многие видные ученые: Т.Ф. Берестова, М. Я. Дворкина И.Г., Моргенштерн, Р.С. Мотульский и др.

Т.Ф. Берестова определяет информационное пространство как “Материально–духовный конструкт, обеспечивающий сосуществование и взаимодействие вербальной и документальной коммуникации”, а одной из его разновидностей является библиотека. Библиотека – составная часть информационного пространства территории, на которой располагается, обладающая собственным информационным пространством. Модель глобального информационного пространства можно представить упрощенно, в виде сборной конструкции, состоящей из отдельных деталей, собранных в единое целое, где деталью будет являться национальное информационное пространство. В свою очередь, оно будет состоять из информационных пространств территорий, которые собраны из локальных информационных пространств. Таким образом, локальное пространство – основополагающий элемент глобального информационного пространства.

Нам хотелось бы поговорить об информационном пространстве библиотеки творческого вуза на примере библиотеки ОГИИ имени Л. и М. Ростроповичей. Конкретно об информационном пространстве такого его компонента, как фонд редких документов.

Библиотека любого вуза – компонент его образовательного пространства, функционирующий в зависимости от направлений работы данного учреждения. Библиотека творческого вуза содействует подготовке специалистов творческих профессий, в основном – музыкантов. Поэтому значительную долю документного ресурса такой библиотеки составляют нотные издания. Фонд редких изданий, соответственно, будет состоять большей частью из нот – документов, представляющих для пользователей особую ценность. В библиотеке ОГИИ он составляет примемерно 1,5% от всего документального фонда библиотеки (~72 тыс. единиц хранения). В него включены издания, вышедшие в свет до революции, в годы советской власти до 1946г. В фонд редких изданий включались документы, представляющие ценность для культуры страны и непосредственно для нашей библиотеки.

Проанализировав такое явление как фонд редких изданий с помощью определения понятия «информационное пространство», мы пришли к выводу, что можно говорить об информационном пространстве фонда редких изданий, в котором имеются документы, вторичный уровень информации, организованный с целью отражения первичного и создания навигационно–поисковой системы, организация информационного и документного обслуживания. Фонд редких изданий представляет собой материально–духовный конструкт (носители информации с заключёнными в них смыслами, организованные определенным образом), обеспечивающий сосуществование и взаимодействие вербальной и документальной коммуникации (например, общение в ходе коммуникативной деятельности обслуживания и предоставления документа в пользование).

Специфика информационного пространства фонда редких изданий заключается в особенностях документов, хранящихся в нём. Эти документы являются уникальной возможностью осуществления связи между поколениями. Они позволяют проникнуть в культурную среду прошлого, расширить информационное пространство библиотеки в социальном времени.

Документы фонда редких книг довольно активно использовались в обслуживании до последнего времени, что привело их катастрофическому износу. Многие нотные издания не переиздавались с тех пор, являются редкостью. Библиотека приняла решение не выдавать такие издания пользователям или выдавать их только в чрезвычайных ситуациях по разрешению руководства при условии, что их состояние удовлетворительное. Мы оказались перед дилеммой: закрыв фонд для пользователей, мы нарушаем право пользователя на информацию, устанавливаем препятствия для осуществления музыкального образовательного процесса, но в то же время, выдавая документы из фонда редких книг, мы приводим его в негодность, физически уничтожая культурные ценности. Таким образом, осуществление библиотекой информационной и образовательной функций приходит в противоречие с мемориальной.

Между пользователями и документом возникают информационные барьеры. Ограничение свободы доступа к документу возводит между ними режимный информационный барьер. Преодоление этого барьера одна из важных задач нашей библиотеки. В профессиональной библиотечной среде высоко ценится стремление сохранить документ, обеспечивая преемственность культуры, реализуя коммуникационную функцию библиотеки. М. Я. Дворкина отмечает что, «хранение книг, прочих культурных объектов зачастую вступает в противоречие с другой профессиональной ценностью – функцией их предоставления пользователям, т.е. обслуживанием».

Реалии сегодняшнего дня таковы, что многие нотные и книжные издания уже пришли в состояние, когда пользование ими стало невозможным. Складывается такая ситуация: документ в наличии имеется, но пользователь не может им воспользоваться из–за его физического состояния.

Поиск документа в редком фонде нашей библиотеке затруднён по ряду причин:

– библиографическая запись на каталожной карточке не содержит сведения о месте хранения;

– нет каталога редких изданий;

– отсутствует аналитическая роспись сборников;

– нет картотеки названия произведений.

То есть, навигационно–поисковый аппарат практически отсутствует. Преодоление библиотечно–библографического барьера одна из острейших задач, стоящих перед нашей библиотекой.

Специфика потребностей пользователей музыкального вуза, проявляющаяся в том, что очень часто для работы над произведением требуется обращение к различным редакциям, в том числе и к ранним, вышедшим до революции, порождает временной информационный барьер.

Не достаточный уровень информационной культуры большинства пользователей, отсутствие элементарного владения технологией поиска, не позволяет осуществить самостоятельный поиск нужной информации, становясь причиной навигационно–поискового барьера.

Возникновение информационных барьеров становится одной из причин исключения редкого фонда из информационного пространства вузовской библиотеки. И невозможным становиться существование информационного пространства самого фонда редких книг. Документ с заключенной в нем информацией, как материально–духовный конструкт присутствует, а сосуществование и взаимодействие вербальной и документальной коммуникаций отсутствует. Документ есть, но пользователь лишен доступа к нему.

Все это негативно сказывается на качестве информационного обеспечения образовательного процесса вуза. Постоянное обращение профессорско–преподавательского состава вуза, студентов в силу специфики учебного заведения к редким изданиям, в основном нотам, делает нежелательным жесткое ограничение доступа к документам фонда, являющихся ценностями.

Выходом из сложившейся ситуации мы видим принятие ряда мер по ликвидации информационных барьеров, встающих между пользователем и информацией.

Одной из необходимых и жизненно важных мер является создание вторичного уровня информационного пространства редкого фонда. Таким образом, сохраняя документ и создавая вторичную информацию о нём, мы преодолеваем временной информационный барьер. Организация навигационно–поискового аппарата фонда редких изданий позволяет частично преодолеть ещё один информационный барьер – библиотечно–библиографический. Повышение информационной культуры пользователей путем проведения библиотечно–библиографических занятий, консультаций поможет преодолеть информационно–навигационный барьер.

Сотрудниками нашей библиотеки редкие издания были выделены из фонда библиотеки не так давно. Так что, мы в начале пути: идёт создание каталога редких изданий, параллельно записи вносятся в электронный каталог, ветхие документы готовятся к реставрации, на каждое издание будет оформлен паспорт. То есть наша библиотека пытается преодолевать встающие информационные барьеры. Возможно, таких мер было бы достаточно для решения проблемы, если это не касалось редких изданий.

Предоставление документов в пользование приводит их в негодность. И эту проблему возможно решить единственным путем – создавать копии редких документов. К таким мерам давно прибегли архивы, сохраняя свои материалы. Техника копирования должна зависеть от состояния документа. На наш взгляд лучший вариант – оцифровка документов, это будет являться способом преодоления режимного барьера. Преодолев который можно говорить о выполнении библиотекой не только мемориальной функции, но и информационной и коммуникативной.

Наличие документов, организация библиотечно–информационного обслуживания, создание вторичного уровня информации и навигационно–поисковой системы позволяет говорить об информационном пространстве фонда редких изданий, являющегося частью информационного пространства библиотеки вуза.

Таким образом, создание информационного пространства возможно лишь посредством преодоления информационных барьеров. Нашей библиотекой были сделаны первые шаги на этом пути, которые уже принесли результаты.

Список литературы:

1. Берестова, Т. Ф. Библиотеки в преодолении информационных барьеров /Т. Ф. Берестова //Библиотековедение. – 2005.– № 1. – С. 53–56.

2. Берестова, Т. Ф. Общедоступная библиотека как часть информационного пространства: теоретико–методологические аспекты: монография /Т. Ф. Берестова; МГУКИ ЧГАКИ.– Челябинск, 2004.– 461 с.

3. Берестова, Т. Ф. Поисковые инструменты библиотеки /Т. Ф. Берестова //Библиография.– 2006. – № 6.– С. 18 – 29

4. Дворкина, М. Я. Информационное обслуживание : Социокультурный подход /М. Я. Дворкина. – М., 2001. – С. 40

5. Краснова, Е. А. Место библиотеки в информационном обеспечении вуза //Библиотечное дело XXI век. – 2007. – № 1.– С. 55–60.

6. Моргенштерн, И. Г. Информационный и книжный мир. Библиография: избр. /И. Г. Моргенштерн. – СПб. : Профессия, 2007. – 440 с.

Н.Р. Валиуллина

ПРИНЦИПЫ ОТБОРА ПЕРСОНАЛА ЦБС ДЛЯ ЭФФЕКТИВНОГО ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ

Человек, выбирающий место работы, должен постоянно сравнивать свои индивидуальные возможности с требованиями профессиограммы. Это позволяет установить его соответствие и профессиональную пригодность к данному виду труда.

Определение качеств, которыми обладает человек – соискатель работ или штатный сотрудник, во все времена оставалось непременным атрибутом технологии власти и управления. Сегодня определение и выявление профессиональных и личностных качеств персонала являются базовыми для решения многих проблем в области кадровой работы:

  • при приеме на работу – необходимо оценить степень готовности кандидата к работе в должности, определить наличие или отсутствие у него необходимых для успешной работы качеств, дать описание его особенностей;

  • при продвижении – необходимо оценить, насколько он подготовлен к выполнению новой функции;

  • при формировании кадрового резерва необходимо сравнивать большое количество сотрудников друг с другом;

  • при организации оплаты труда – для того, чтобы связать оплату труда с реальными результатами деятельности сотрудника, необходимо введение системы взаимосвязанных критериев оценки работника и результатов его работы;

  • при сокращении или увольнении, при реорганизации – необходимо оценить возможности сотрудников приспособиться к новым условиям работы, выбрать наиболее адаптивных и эффективных из них, именно их оставить для работы в новой организации.

Остановимся на рассмотрении особенностей отбора руководящего персонала в библиотеку, то есть менеджеров.

Отбор персонала — это серия мероприятий и действий, осуществляемых библиотекой для выявления из списка заявителей лица или лиц, наилучшим образом подходящих для вакантного места работы.

Менеджер – это управленец, который довольно жестко ограничен в своей деятельности набором норм, правил и традиций, свойственных для любой организации.

На протяжении долгих лет в литературе прописываются и обосновываются все новые и новые требования, которыми должен обладать эффективный руководитель. Однако комплекс требований, предъявляемых менеджерам библиотек, не может быть универсальным, так как обуславливается характером деятельности и структурой руководимого коллектива. На менеджера библиотеки, в отличие от традиционного руководителя, возложены не одна, а две задачи: функционировать и развиваться в условиях рыночной экономики; нести культуру в массы, развивать и духовно обогащать общество. Поэтому и требования к нему, как к руководителю, будут существенно отличаться.

Конечно, раз он является руководителем, он должен обладать экономическим мышлением, знать основы управления персоналом, ориентироваться на текущий и прогнозировать перспективный спрос на информацию, определять конкурентоспособность предлагаемых пользователям услуг и продукции, рациональность издержек и экономическую эффективность осуществляемой библиотечно–информационной деятельности, использовать разнообразные каналы ресурсного обеспечения и выходить на нестандартные организационно управленческие решения. В то же время он не может обойтись и без специальных знаний, ядро которых составляют блоки библиографических, библиотечных, книговедческих дисциплин и информационных технологий.

Отличительной особенностью менеджера библиотеки является то, что он, прежде всего:

– личность, способная эффективно управлять кадрами в библиотеке;

– человек, который любит, ценит книгу;

– профессионал, способный поддержать беседу;

– тонкий психолог, способный пробудить интерес к чтению литературы.

Менеджер библиотечно–информационных ресурсов, не умеющий поддержать разговор на литературные темы, а тем более дать совет «что читать дальше», это «неудачный» руководитель библиотечно–информационной сферы. Это «чужой среди своих», литературно неграмотный среди людей, ценящих чтение и знание. Поэтому навык приобретения знаний у менеджера библиотеки должен сохраняться на всю жизнь, превращаясь в стойкую профессионально значимую жизненную потребность. Только осознанная потребность в применении своих способностей, стремление к общественному признанию естественным образом побуждает человека к пополнению своих знаний и умений, накоплению опыта, что дает возможность работать с большей отдачей, наращивать свой вклад в общее дело.

Руководитель библиотеки, который не знает основ управления персоналом и соответственно не применяющий эти знания на практике – сегодня просто не может считаться успешным. На современном этапе никому уже не приходится доказывать, что кадры решают все. Именно наличие в подчинении кадров позволяет руководителю исполнять свои обязанности и функции. Именно кадры, благодаря своей активной деятельности, вносят коррективы в работу библиотеки, способствуют достижению высоких результатов, повышают престиж библиотеки в глазах общества, либо наоборот, бездействуют и обрекают ее на существование. К сожалению в настоящее время в большинстве библиотек наблюдается острая нехватка квалифицированных специалистов. Основная причина сложившейся ситуации – игнорирование процесса отбора кандидатов на вакантные места. Следовательно, грамотный отбор персонала – это залог благополучия и процветания библиотеки.

При поиске и отборе кадров в библиотеку важно придерживаться нескольких принципов, которые не только позволят выбрать лучших кандидатов на заполнение имеющихся вакансий, но и будут способствовать их более легкому вхождению в должность.

1. Отбор претендентов не всегда должен проходить относительно жестких требований, которые выставляет вакантная должность. Из этого следует, что на практике наиболее пригодный кандидат – это не всегда абсолютная копия сформированного библиотекой его желаемого портрета, поэтому отбор необходимо проводить с позиций лишь относительного сходства характеристик.

2. Необходимость избегать сознательных и бессознательных субъективных влияний на отбор претендентов, например, протекции или предубеждений. Бессознательные предубеждения по отношению к кандидату чаще всего являются следствием так называемых «перенесенных заблуждений» оценщика.

3. Необходимость принятия во внимание не только уровня профессиональной компетентности кандидатов, но и того, как они будут вписываться в культурную и социальную структуру библиотеки.

4. Невозможность действенного отбора претендентов без знания требований к вакантной должности. Отсюда исходит необходимость, во–первых, определения набора знаний и профессиональных навыков для занимающего открытую для найма позицию и формирования личностных требований к нему, во–вторых, выявления того способа поведения и действия кандидата в рабочей группе, к которой предполагается его прико­мандировать. Следуя данному принципу, дирекция библиотеки руководствуется при отборе профилем требований к будущему работнику, который им же и разрабатывается. Профиль требований формируется с помощью следующих критериев отбора:

  • профессиональные критерии (образование и опыт);

  • физические критерии (физическая природа кандидата);

  • психические критерии (способность концентрироваться, надежность);

  • социально–психологические критерии (обозначают требования к «межчеловеческому поведению» и социальному взаимодействию на рабочем месте и в семье).

Формируя профиль пригодности, или «идеальный портрет» предполагаемого работника, критерии отбора дают «старт» началу селективного процесса.

Портрет менеджера библиотеки низового звена формируется в результате слияния его профессиональных и личных качеств и может быть представлен следующим образом:

Согласовывая свои действия с первым и вторым принципами, руководство библиотеки продумывает, организовывает и осуществляет механизм или технологию отбора претендентов на вакантные должности.

В центре отбора персонала — стремление работодателя, например ЦБС, установить пригодность возможного будущего работника. Пригодность налицо, если прослеживается достаточное соответствие между требованиями, обусловленными работой, и предпосылками успеха, продемонстрированными кандидатом. С помощью механизмов диагностики пригодности менеджеры библиотеки должны сориентироваться, действительно ли рассматриваемое соответствие можно истолковывать как необходимое.

Для осуществления этой процедуры в библиотеке возможно использование ступенчатой системы отбора, где на каждой из них происходит либо отсеивание части претендентов, либо отказ от участия в продолжении отбора.

При отборе кандидатов на вакантные места не существует одного оптимального метода отбора. Каждый из них позволяет в той или иной степени раскрытию личности претендента на должность. Поэтому руководители библиотек, службы управления персоналом должны владеть всем набором приемов для привлечения кандидатов и использовать их в конкретной задаче. Однако, надежные и действенные методы отбора требуют больших материальных затрат, и библиотеки не могут позволить себе использовать их. В ЦБС, как правило, применяют анализ анкетных данных по бланку заявления и проводят собеседование с вновь поступающими. По мнению большинства руководителей библиотек – это наиболее надежный и достоверный способ позволяющий определить профессиональную пригодность кандидата. Тестирование, считают они, можно применять лишь как дополнение к чему–либо, но не как основной источник получения информации о кандидате. Очевидно, что при оценке качеств специалиста, претендующего на должность руководителя библиотеки–филиала, ЦБС могут использоваться следующие методы:

Оцениваемые качества

Методы оценки

Профессиональные знания:

–библиотековедения, библиографоведения и книговедения;

–умение выявлять, предупреждать и ликвидировать опасные ситуации;

–педагогики и психологии, этики;

–основ управления персоналом;

–художественной и педагогической литературы

1)Тесты профессиональных способностей

2)Тесты на знания

3)Документы соискателей (дипломы с оценками, характеристики, резюме)

4)Интервью

Деловые качества:

–ответственность, дисциплинированность;

–добросовестность;

–инициативность и уверенность;

–целеустремленность, настойчивость;

–самостоятельность, решительность;

–коммуникационные качества

1)Характериологические тесты

2)Исследование устойчивости к стрессу путем интервью и специальных методик

3)Интерактивные методы: интервью, дискуссии в группах

Индивидуально–психологические и личностные качества:

–уровень интеллектуального развития;

–эмоциональная и нервно–психическая устойчивость;

–внимание, память и мышление;

–стиль межличностного поведения;

–работоспособность и уравновешенность;

–интуиция;

–умение быстро приходить в ресурсное состояние

1)Опросник отношений, тест Р. Кэттэлла, методики: «Сложные аналогии», «Выявление общих понятий», Т. Лири, опросник Г. Айзенка, К. Томаса, тест Люшера, Р. Кэттчлла, методика Мюнстенберга, черно–красная таблица, тесты: «Память на числа», «Зрительная память», «Коммуникативные и организаторские способности».

Все эти мероприятия предложены библиотеке с единственной целью – принять на работу не только лучших кандидатов, но и способных активно влиять на обновление библиотечной деятельности.

Список литературы:

  1. Бородина, С. Д. Влияние содержания профессионального образования на имидж библиотекаря /С. Д. Бородина, Ю. Г. Еманова //Модернизация содержания социокультурного содержания: методология, теория, практика, проблемы : материалы Всерос. науч.– метод. конф. – Казань: КГУ, 2006.

  2. Дятлов, В. А. Управление персоналом : учебник для вузов /В. А. Дятлов, А. Я. Кибанов, Ю. Г. Одегов, В. Т. Пихало. – М. : Приор, 1998.

  3. Ерошин, М. Кадровый резерв как элемент стратегии /М. Егоршин //Персонал–Микс. – 2005. – № 3.

  4. Кибанов, А. Я. Управление персоналом организации : отбор и оценка при найме, аттестации /А. Я. Кибанов, И. Б. Дуракова. – М. : Экзамен, 2005.

  5. Ловчева, М. В. Не только и не столько профессиональная компетенция /М. В. Ловчева //Кадровик. Кадровый менеджмент. – 2006. – № 12.

  6. Одегов, Ю. Г. Управление персоналом : учебник /Ю. Г. Одегов. – М. : Академический проект, 2005.

Л.Р. Вахрушева

РЕСУРСНО–ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ БИБЛИОТЕЧНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ ДЕТЕЙ МУНИЦИПАЛЬНЫМИ БИБЛИОТЕКАМИ УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Детская библиотека как институт детства определяет чтение ребенка, его права на доступ к культуре, создает информационно–библиотечное пространство для родителей, учителей, детей.

Документный ресурс любой библиотеки – основа ее деятельности. На государственном уровне стало придаваться большое значение формированию ресурсной базы библиотек.

Детский фонд строится по принципу максимального видового разнообразия документов: книги, газеты, журналы, ноты, грампластинки, видеофильмы, СD–диски, компьютерные программы, картины, музейные коллекции, книги–рукописи авторов–детей – читателей библиотеки и др. Книжная продукция должна быть представлена разнообразной по тематике и степени доступности: художественная и отраслевая, национальная и краеведческая, официальная и издания местных органов власти. Для особой категории читателей – малышей в фондах присутствуют книжки–малышки, книжки–раскладушки, книжки–подушки.

Документные ресурсы находятся в постоянной динамике. Они требуют регулярного притока новых документов и оттока ветхих, устаревших по содержанию. Темпы пополнения фондов важнее даже их объема. Зачастую эти темпы зависят от имеющихся финансовых средств. Ежегодно Республиканская библиотека для детей и юношества проводит анализ поступления документов в фонды муниципальных библиотек, обслуживающих детское население Удмуртской республики.

Процентное соотношение видового состава фондов библиотек представлено следующим образом: печатные документы (книги и периодические издания) – 99,6%, оптические диски – 0,04%, кинофотофонодокументы – 0,36%.

Главная причина диспропорции в структуре фонда – острая нехватка новых видов документов: СD–ROM, DVD–диски.

Документный фонд, предназначенный детям, составил в 2006 г. 35,6% от общего фонда ЦБС республики и насчитывает 1831954 экз. (диаграмма 2) (в 2005 г. – 1950930 экз., в 2004 г. – 1985106 экз.). (Согласно «Модельному стандарту публичной библиотеки» литература для жителей в возрасте до 15 лет должна составлять от 30 до 50% фонда библиотеки).

Диаграмма 2. Объем детского фонда в структуре фондов ЦБС

В целом, в отчетном году поступления литературы для детей составили 32,5% от всех поступлений ЦБС УР (в 2005 г. – 25%, в 2004 г. – 31%). Исключение из фондов документов, устаревших по содержанию, изношенных или утерянных, превысило объем поступлений. Поступило 52307 экз., выбыло – 151295 экз.


Диаграмма 3. Динамика поступления документов в ЦБС УР

В 2006 г. наметилась тенденция увеличения поступлений по сравнению с прошлыми годами. Так, в 2005 г. поступило в фонды детских библиотек 48369 экз., в 2004 г. – 45920 экз. документов.

Обновляемость детского фонда составила 2,8% (вместо 5% изданий текущего года по рекомендациям ИФЛА).

В 2006 г. в городские библиотеки поступило документов для детей 24086 экз. (в 2005 г. – 21927 экз., в 2004 г. – 16954 экз.), – 36,7% от общего количества поступлений в библиотеки городов УР. Выбыло – 70171 экз. (в 2005 г. – 48369 экз., в 2004 г. – 44923 экз.), или 38,9% от общего количества выбывших документов в городских библиотеках УР.

Поступило в ЦГДБ 12542 экз. (в 2005 г. – 5890 экз., в 2004 г. – 6114 экз.) – 52% всех поступлений для детей в городских ЦБС УР. Выбыло – 11748 экз. (в 2005 г. – 22732 экз.), или 16,7% всех выбывших документов для детей в городских ЦБС УР.

В районные ЦБС поступило в 2006 г. 28221 экз. (в 2005 г. – 26442 экз., в 2004 г. – 28966 экз.) – 29,6% от общего количества поступлений в библиотеки районов УР. Выбыло – 81124 экз. (в 2005 г. – 78774 экз., в 2004 г. – 109363 экз.) или 27,8% от всех выбывших документов в библиотеках районов.

Поступило в ЦРДБ 10106 экз. (в 2005 г. – 9091 экз., в 2004 г. – 9434 экз.) – 35,8% всех поступлений для детей в районных ЦБС УР. Выбыло – 30716 экз. (в 2005 г. – 23511 экз., в 2004 г. – 23140 экз.) или 37,8% всей выбывшей детской литературы в районных ЦБС УР.

Самые большие поступления среди районных ЦБС в отчетном году были в Малопургинской – 3641 экз., Игринской – 2551 экз., Завьяловской – 2338 экз., среди городских – БИЦ г. Глазова – 10590 экз., ЦБС г. Ижевска – 5563 экз., а также Воткинской ЦГБ – 3627 экз. документов.

Самые небольшие поступления в районах – в Красногорской ЦБС– 287 экз., Каракулинской ЦБС – 311 экз., Юкаменской ЦБС – 454 экз., Граховской ЦБС – 465 экз., в городах – в Можкинской ЦБС – 997 экз. и Сарапульской ЦБС– 3309 экз. документов.

На одного читателя–ребенка в истекшем году поступило 0,2 книги (согласно «Модельному стандарту публичной библиотеки» на 1000 жителей должно поступать 250 документов в различных форматах – книги, периодические издания, кинофотофонодокументы, электронные документы, оптические диски, базы данных, говорящие книги).

Таким образом, многие библиотеки, обслуживающие детское население, в течение года не получили ни одного экземпляра новой книги для ребенка.

Сегодня в библиотечных фондах катастрофически не хватает классической детской литературы, которая утверждает нравственные ценности, умение понимать других людей, воспитывает терпимость к другому (иному), милосердие, честность. В то же время в библиотеках нет современной детской книги, которая поднимает темы патриотизма, коллективизма, дружбы, ответственности за свою жизнь. Такая ситуация приводит к неудовлетворённому читательскому спросу, связанному с вхождением ребенка в социум, организацией его досуга.

Уже который год мы отмечаем недостаток краеведческой и национальной литературы: всё так же нет детской литературы о городах и селах родного края, их истории, современной жизни; отсутствует литература о художниках и музыкантах, о заводах и промышленных предприятиях. Не хватает удмуртских народных сказок, мифов и легенд. Читатели–дети хотят читать книги не в переводе, а на родном удмуртском языке.

Проблему детского чтения в Удмуртии могут частично решить периодические издания по науке и технике, экономике, социологии, истории, которые расширяют представления о мире и происходящих в нём процессах, позволяют ребенку понять окружающую действительность и легко ориентироваться в ней, открывают ребенку новые пути успешной самореализации. Поэтому в МС так много внимания уделяется периодическим изданиям – 150 наименований изданий. Многие библиотеки получают всего по 1–2 наименования периодики, как правило, это журналы «Миша» – для младших школьников и «Маруся» – для подростков (Глазовская, Камбарская, Юкаменская ЦБС). В Якшур–Бодьинской ЦБС вообще не выделяются бюджетные средства на подписку и приобретение литературы. Подписка оформлена была в первом полугодии лишь в Камбарском районе.

В целом, в 2006 г. по сравнению с предыдущими годами наметилась тенденция увеличения количества названий детской периодики. Если в 2005 г. было выписано 975 наименований периодических изданий, то в 2006 г. – 1161 название, т. е. на 186 наименований больше. Среди районных детских библиотек лидерами выступают Увинская (63 наименования), Селтинская (50 наименований), Якшур–Бодьинская ЦБС (44 наименования). Меньше всех выписывают периодических изданий Глазовская (2 наименования), Камбарская (3 наименования), Юкаменская ЦБС (3 наименования). Среди городских ЦБС лидером выступает БИЦ г. Глазова – 270 наименований; меньше всех выписывают периодических изданий в ЦБС г. Ижевска – 32 наименования.

Сегодня ни одна библиотека республики по показателям формирования фондов не отвечает «Модельному стандарту публичной библиотеки» РБА. Отсутствие республиканских законов о библиотечном деле, государственной поддержке развития библиотечного обслуживания детей, защите прав ребенка, модельного стандарта деятельности муниципальной публичной библиотеки, гарантированного минимума финансирования на комплектование библиотек не позволяет детским библиотекам УР войти в фазу построения глобального информационного общества, которое определяется скоростью и качеством каналов обмена информацией, качеством самой информации и степенью ее освоенности детьми Удмуртии.

М.М. Клименкова

РАДОСТИ СЕМЕЙНОГО ЧТЕНИЯ

Как бы ни была неоспорима роль детских библиотек, учителей и воспитателей в приобщении детей к чтению, первым и основным «руководителем» детского чтения является семья. Именно родители читают ребенку его первые книжки, рассматривают вместе с ним картинки. Именно родители выбирают и покупают детские книжки, советуют, какую книгу почитать.

От осознания родителями роли чтения и их отношения к книге во многом зависит, будет ли ребенок читателем или «нечитателем».Поэтому перед детской библиотекой стоит задача «сдружить» семью вокруг книги.

Наша Центральная детская библиотека работает по программе «Радости семейного чтения». Программа долгосрочная и рассчитана на родителей и детей от рождения до 15 лет. Цель программы: привлечение детей к чтению, помощь родителям в воспитании детей; создание имиджа библиотеки как центра семейного досуга.

Приобщение к чтению начинается с раннего возраста. Положительно то, что этот факт осознают в первую очередь мамы и бабушки. Совместное рассматривание иллюстраций, чтение потешек, прибауток способствует развитию речи, приучает ребенка к общению с книгой.

Как подтверждают наши наблюдения, именно родительский интерес к книгам инициирует и стимулирует в дальнейшем чтение их детей. Родительское внимание к чтению очень значимо для них.

Наши мамы и бабушки, любящие книгу, находят время и силы, чтобы водить детей в библиотеку, стараются читать малышам регулярно.

К сожалению, с взрослением ребенка снижается время семейного чтения. Чтобы для младшего школьника чтение не перестало быть радостью, главным становится – донести до родителей важность маминого чтения.

В помощь родителям по вопросам семейного чтения организуются выставки, просмотры литературы. Библиотекари выступают на родительских собраниях, всеобучах в школе. Младшие школьники с родителями с большим желанием посещают семейные праздники в библиотеке. Так в ЦДБ был организован праздник «Любимые книги нашей семьи». Родители получили консультацию о новинках современной детской литературы, дети смогли поучаствовать в конкурсах и викторинах, а все вместе дружно состязались в веселом КВН.

Усилия библиотекарей направлены на то, чтобы детская библиотека стала местом комфортного отдыха не только для детей, но и для взрослых.

Нередко семейные праздники заканчиваются дружным чаепитием и детским концертом, где юные читатели показывают свои таланты. Так в библиотеке «Ровесник» детский театр показывает свои премьерные спектакли для самых главных зрителей – родителей. Совместные праздники: «Троицкие посиделки», «Как у наших у ворот», «Папа, мама, я – читающая семья» – способствуют объединению семьи вокруг книги.

Праздники проходят не только в стенах библиотеки. Так летом, в городском парке отдыха состоялся семейный праздник «Веселый калейдоскоп». Для отдыхающих взрослых с детьми была предложена игровая программа с веселыми конкурсами, играми. Постепенно место на танцплощадке парка заполнялось любопытствующими, и после часовой программы желающие не хотели расходиться.

Традиционно летом для детей 7 – 10 лет проходит летняя программа чтения. В этом году буклет «Путешествие по книжной Вселенной» приглашал в космос. Как признавались наши участники, родители так же проявляют интерес к некоторым заданиям буклета и помогают правильно ответить на вопросы. На заключительный праздник многие ребята пришли вместе с родителями. Для них разыграли настоящий спектакль их друзья и библиотекари.

Неизменным остается дружба библиотекарей с семьями, которые на протяжении многих лет читают сами, приводят в библиотеку своих детей, внуков. Читательскими династиями по праву гордятся наши библиотека семейного чтения, библиотека – филиал № 11, в которой лучшей читающей семьей на протяжении нескольких лет является семья Андрияновых. Дети этой семьи (а их трое), можно сказать, «выросли» вместе с библиотекой. Они принимали участие во всех городских и областных конкурсах. Рисунок младшего Андриянова – Яши вошел в книгу «Наш подарок Андерсену», изданную областной детской библиотекой. В этом году семья Кравченко (читатели библиотеки семейного чтения), представляла город Троицк на областном фестивале читающих семей в Коркино, где представила любимую книгу Саши Черного.

Чтобы лучше понять книжные пристрастия детей и взрослых, удовлетворить их читательский аппетит, проводятся анкетирования, опросы.

Отрадно отметить, что на один из вопросов анкеты для шестиклассников «Что бы ты хотел пожелать», мы получили ответы:

– у вас и так все отлично

– пусть библиотека живет долго и будет побольше книг.

Нас эти ответы радуют и вселяют оптимизм.

Для родителей мы предлагаем различные рекомендательные списки, которые помогут растить умного и доброго ребенка.

Вся наша работа нацелена на развитие взаимопонимания между родителями и детьми, повышение значимости библиотеки, ее роли в семейном воспитании и, конечно, на привлечении детей к чтению.

Е.В. Кондрашкина

МАССОВОЕ БИБЛИОТЕЧНОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ

В ПОВЫШЕНИИ СТАТУСА КНИГИ И БИБЛИОТЕКИ:

СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ

Изучая современное массовое библиотечное обслуживание, можно определить его основную тенденцию как инновационный характер развития.

В основе инновационного развития, на наш взгляд, лежат расширение масштабов массового обслуживания, дифференцированный подход к работе с аудиторией, широкая социальная направленность, многообразие проблематики мероприятий, методов, средств и форм обслуживания, ориентация на долгосрочные программы и партнерские отношения.

Особенность современной публичной библиотеки заключается в том, что, будучи открытой, общедоступной структурой, она оказывает услуги максимально широкой аудитории. Сегодня библиотечные мероприятия предназначены не только тем, кто уже является читателем библиотеки, но и тем, кто является её потенциальным читателем. Публичными библиотеками осознана необходимость расширения сферы воздействия библиотеки и выхода за ее пределы: в книжные магазины, парки, летние лагеря, городские дворы, больницы, приюты; участие в крупномасштабных книжных ярмарках, городских праздниках, фестивалях книги. В условиях развития локальных сетей и Интернет наблюдается тенденция увеличение категории удаленных от библиотеки пользователей (виртуальных).

Сегодня в массовом библиотечном обслуживании четко прослеживается деятельность, направленная на:

  • целевые группы пользователей библиотеки (реальных и виртуальных),

  • пользователей библиотеки (реальных и виртуальных),

  • население в целом.

Библиотеки, выходя за свои стены, формируют представление о себе как незаменимой части социально–культурной инфраструктуры данной территории, в разных ситуациях позиционируя себя как просветительскую, образовательную, досуговую структуру.

Библиотека определяет приоритеты, основываясь на анализе потребностей пользователей и на их возможности иметь доступ к другим услугам. Совокупность групп, в разное время выделяемых библиотеками для дифференцированного обслуживания, – это один из индикаторов понимания и реализации ими своей социальной роли в определенной конкретно–исторической обстановке. При существующих условиях публичные библиотеки ориентируются на те группы, которые в первую очередь социально значимы для общества и государства, а также на те, которые наименее социально и экономически защищены. Жизненная ситуация потребовала выделения таких групп, как дети, юношество, молодежь, люди преклонного возраста, инвалиды, безработные, мигранты и другие. Организация массового библиотечного обслуживания каждой целевой группы имеет свои особенности, и библиотеки это учитывают в своей работе.

Отмечая широкую социальную направленность, выделим две составляющие, лежащие в основе массового библиотечного обслуживания: ориентация на ту или иную аудиторию (групповую или массовую) и ориентация на удовлетворение тех или иных социальных потребностей.

Ярко выраженная социальная роль публичных библиотек проявляется в социализации в рамках библиотечного обслуживания. Социальная направленность массового обслуживания проявляется в проведении мероприятий просветительского, образовательного, досугового характера; краеведческой, патриотической, экологической, художественной и др. направленности. Формы массового обслуживания создают условия для творческого самовыражения личности. Можно говорить, что библиотечные мероприятия оказывают социализирующее влияние на читателей.

Сегодня, в период информатизации, опыт зарубежных библиотек свидетельствует, что они при постоянном совершенствовании технологической составляющей работы одновременно развивают библиотеку как многопрофильный культурно–общественный центр. По этому пути идут и многие российские библиотеки.

Библиотека как культурный центр способна помочь людям найти в себе силы для борьбы за выживание, нащупать точки опоры для улучшения социального самочувствия, создать обстановку, в которой человек может отдохнуть, расслабиться. Сегодня видеть общедоступность библиотеки в том, что она функционирует как культурный центр, практически значимо. Во–первых, библиотека осталась, по существу, единственным бесплатным учреждением, удовлетворяющим культурные потребности населения. Во–вторых, она имеет наибольшие возможности для осуществления своей гуманитарной миссии. Решая задачи содействия образованию, повышению культурного уровня, эстетическому развитию и т. д., библиотека использует и информационные методы, и новые технологии, основанные на применении электронных средств. Отечественные библиотеки не отказались от информационной деятельности.

Среди наиболее характерных сейчас для массового библиотечного обслуживания тенденций – одновременное использование традиционных методов и форм и инновационных.

Имея на вооружении лишь традиционные формы массового обслуживания, трудно выстоять в конкурентной борьбе с другими участниками рынка предложений культурно–информационной продукции и услуг. Массовое обслуживание наделено свойством развития, как способа адаптации к воздействию внешних и внутренних факторов. Инновационная деятельность в массовом обслуживании направлена на внедрение новшеств, которые позволяют наиболее эффективно реализовать задачи массового обслуживания в современных социокультурных условиях. Многообразие проблематики мероприятий, методов, средств, форм массового обслуживания достигается через

  • модернизацию традиционных форм массового обслуживания;

  • заимствование форм из других сфер деятельности;

  • использование зарубежного опыта;

  • широкое применение игровых форм;

  • театрализацию форм массового обслуживания;

  • применение информационно–коммуникационных технологий.

Сочетание разнообразных форм мероприятий позволяет традиционные направления деятельности наполнять новым содержанием и таким образом поддерживать и развивать массовое обслуживание.

Одной из тенденций в организации массового обслуживания является комплексный характер, цикличность, разработка программ и проектов.

При знакомстве с опытом массового обслуживания в публичных библиотеках отчетливо прослеживается стремление библиотек использовать в обслуживании максимального числа имеющихся форм массового обслуживания, которые позволяют сделать информационные, познавательные, образовательные и развлекательные услуги доступными для значительной части населения.

Массовое обслуживание все прочнее занимает свое место в маркетинговой деятельности публичных библиотек.

В настоящее время, когда публичным библиотекам приходится доказывать свою значимость и необходимость обществу, бороться за увеличение своего бюджета, когда обостряются проблемы финансирования, невозможно проводить любое массовое мероприятие ради самого мероприятия. Любое мероприятие, кому бы оно не было адресовано, должно принести библиотеке определенные дивиденды в виде повышения престижа в местном сообществе, создания нужного имиджа. Массовое обслуживание библиотеки должно иметь общественный резонанс, быть широко известно обществу и им одобрено.

Умелое использование всего арсенала PR–мероприятий — «пресс–конференций», приемов, выставок, презентаций, «круглых столов», дней открытых дверей – увеличивает популярность библиотеки и привлекает к ней сторонников, друзей и даже меценатов, спонсоров, инвесторов. Организуя специальные события, библиотека добивается своих целей путем опосредованного воздействия на публику. Зритель приходит на фестиваль поэзии, художественный конкурс, литературный вечер. И если акция удалась, то уже не случайный посетитель — заинтересованный читатель, а возможно, и потенциальный меценат или спонсор придет в библиотеку снова. Разнообразные формы массового обслуживания превращают PR в целостную систему мероприятий, создающих публичной библиотеке благоприятную среду деятельности.

Как свидетельствует опыт, публичные библиотеки, стремясь добиться наибольшего эффекта, переходят от отдельных мероприятий к разработке и реализации библиотечных программ и проектов, которые сочетают различные формы массового обслуживания, ориентированные на конкретную социальную группу или призванные удовлетворить определенные запросы местного сообщества. Сотрудники публичных библиотек ежегодно придумывают, разрабатывают и воплощают более десятка локальных проектов по приобщению к чтению таких, например, как «Омск, читай!», «Екатеринбург читающий» и др.

При осуществлении массового обслуживания современной публичной библиотекой проявляется еще одна тенденция — ориентация на взаимодействие с другими организациями. Библиотеки накопили большой опыт взаимодействия с различными организациями со всеми субъектами общества. Анализ опыта работы самых разных библиотек дает основание сделать следующий вывод: чем разнообразнее по содержанию деятельность библиотеки, тем большим может быть число ее потенциальных и реальных партнеров. Развитие устойчивых контактов с ними позволяет библиотеке решать новые задачи, обогащать свою работу содержательно и организационно, способствует признанию и популярности библиотеки в глазах местного сообщества.

В заключении можно сделать следующие выводы.

Сегодня массовое обслуживание публичных библиотек приобретает новый характер. Его масштаб, цели и задачи определяются процессами, происходящими в современном обществе.

Массовое обслуживание берет на себя рекламу чтения и повышение статуса книги и библиотеки в обществе, предоставляя читателям возможность общения по поводу чтения, содействия столкновению впечатлений, мнений, мыслей, позиций от прочитанного.

Массовое обслуживание привлекает к библиотеке внимание общественности, средств массовой информации, властей; позволяет библиотекам приобретать новых деловых партнеров, устанавливать связи с творческими союзами, издательствами, общественными организациями; способствует формированию нового образа публичной библиотеки как культурно–просветительного, информационного, образовательного, досугового центра и центра общественной жизни местного сообщества.

Г.М. Кормишина

О миссии и функциях библиотек

Вопрос о том, что такое библиотека, в чем заключаются ее социальные функции всегда являлся предметом исследования библиотековедов и практиков библиотечного дела. Сегодня, в период активных социально–экономических перемен, ответ на данный вопрос приобретает особую актуальность, о чем свидетельствуют дискуссии на страницах специальных изданий. Ответив на данный вопрос, мы сможем понять какой должна быть библиотека, нужна ли она обществу, есть ли у библиотек будущее?

Последнее десятилетие, говоря о социальной роли, социальных функциях, социальном предназначении библиотек, используют термин «миссия». О правомерности использования понятия «миссия библиотек» ведутся дебаты. Является ли уместным использование термина «миссия» при рассмотрении теоретических проблем? Можно ли считать выражения «социальная роль библиотек», «социальное предназначение библиотек», «социальные функции библиотек», «миссия библиотек» синонимичными?

В общем смысле термин «миссия» означает ответственное задание, роль, поручение. Применительно к библиотечному делу миссию можно рассматривать как поручение общества библиотеке как социальному институту.

С позиции теории управления существует широкое и узкое понимании миссии. В широком понимании миссия рассматривается как констатация философии и предназначения, смысла существования организации. Философия определяет ценности, верования и принципы, в рамках которых организация намеревается осуществлять свою деятельность. Предназначение определяет действия, которые организация намеревается осуществлять. При этом теоретики менеджмента отмечают, что философия организации редко меняется, а предназначение может меняться в зависимости от глубины изменений, которые могут происходить в организации и в среде ее функционирования.

В узком понимании миссия рассматривается как утверждение, раскрывающее смысл существования организации, в котором проявляется отличие данной организации от ей подобных. В любой трактовке миссия всегда имеет общий философский смысл. Но, в узком понимании миссия должна нести в себе что–то, что делает ее уникальной, характеризующей деятельность именно той организации, в которой она была выработана (1).Следует заметить, что часто исследователи, оперируя понятием «миссия», не видят разницу между узким и широким толкованием термина. В итоге размываются границы исследования.

В рамках данной работы нас будет интересовать миссия библиотек в широком понимании данного термина.

Среди библиотековедов нет единства в трактовке понятия «миссия» применительно к библиотекам. Так, Ю.Н. Столяров отмечает, что слова типа «миссия библиотек», «философия библиотечного дела» кажутся выспренними. По мнению Ю.Н. Столярова, про миссию надо говорить среди широкой публики, в средствах массовой информации, что это слова из публицистического лексикона, а не из профессионального, теоретического. «От них веет жертвенностью, подвижничеством, претенциозностью» (2, с. 19).

Е.И. Ратникова, указывая на смысловую близость понятий «миссия библиотек» и «назначение библиотек», отмечает, что «миссия» звучит более пафосно и используется чаще всего для оценки «цивилизационного» назначения библиотек (2).

И.П. Осипова же считает, что «миссия» – одно из ключевых понятий философии библиотечного дела, основная задача которой состоит в том, чтобы разобраться какое место занимает библиотека в обществе среди других его институтов. В то же время она соглашается с тем, что понятие «миссия» более высокого порядка в ряду терминов «назначение», «роль», «функции» и мало зависимо от конкретно–исторических условий и типа библиотечного учреждения (2).

Несколько иной точки зрения придерживается А.Е. Шапошников: «Более привычные дефиниции «социальное назначение», «социальная роль библиотек» – по сути синонимы понятия «миссия библиотеки», но без присущей этому понятию приподнятости» (2, с. 13).

На вопрос: «Является ли «миссия» категорией константной или же она изменяется во времени и зависима от конкретно–исторических условий?» – в библиотековедении также нет однозначного ответа. Так, И.П. Осипова констатирует: «Сущность библиотечной деятельности, ее миссия неизменны в любые эпохи…» (2, с. 38). Совершенно иная позиция представлена в монографии Г.Ю.Кудряшовой «Эволюция миссии библиотек отечественных учебных заведений» (3). Само название работы говорит о позиции автора. В то же время Г.Ю. Кудряшова отмечает, что рассматривает эволюцию миссии библиотеки вуза как процесс постепенных изменений конкретных форм воплощения миссии на различных исторических этапах в связи с изменением тех задач, которые общество ставило перед вузами. То есть, фактически речь идет об изменении конкретных форм воплощения миссии, а не самой миссии. Чем же, по мнению автора, являются конкретные формы воплощения миссии? Из текста явствует, что это производственные процессы, способствующие реализации миссии: информационное обеспечение учебной и научной деятельности в вузе, формирование фондов и т. д., которые претерпели изменения под влиянием процесса информатизации, экономических преобразований (3, с. 127). Вероятно, в данном случае уместнее говорить об изменениях в реализации основных функций библиотек, притом не только социальных, но и технологических (производственных).

Можно привести множество различных точек зрения, которые продемонстрируют отсутствие единой трактовки понятия «миссия», его соотношения с терминами «назначение», «роль», «функция». Нам же представляется, что «миссия» характеризует явления более высокого порядка, нежели вышеперечисленные понятия. Неслучайно формулировки миссии библиотек звучат пафосно: «память человечества», «хранитель духовной культуры», «двигатель цивилизации» и т. п. Заметим, казалось бы, высокопарные определения миссии библиотек звучали в различные периоды развития общества. Так, анализ, проведенный А.Н. Ванеевым, позволил ему прийти к выводу, что рассмотрение библиотеки как идеального, духовного, с одной стороны, и как материального – с другой, в традициях отечественного библиотековедения. И понятие «миссия библиотек» относится к сущности библиотек и отражает скорее нечто идеальное, нежели реальное. Сошлемся лишь на некоторые примеры. А.И. Герцен определял библиотеки как «храм мысли». Н.А. Рубакин писал, что библиотека должна быть «складом потенциальной духовной энергии человечества, тем центром, в котором происходит превращение этой энергии в живую силу». Н.Ф.Федоров считал, что библиотека – это « образ мира, вселенной видимой и невидимой, умершего и еще живущего, прошедшего и настоящего» (4). Высокая миссия библиотек признается и поддерживается большинством отечественных теоретиков и практиков библиотечного дела. Правда, часто с оговоркой, что подобная трактовка уместна при исследовании библиотек с философских позиций, т. е. при выявлении сущности библиотек.

Что же касается «социальной роли библиотек», то нам близка позиция тех авторов, которые считают, что это категория более мобильна и может быть различной в зависимости от времени и места. Примером тому эволюция библиотечного дела, когда социальная роль библиотек менялась в зависимости от конкретно–исторических условий. На связь социальной роли библиотек с ее миссией, на изменчивость социальной роли неоднократно указывали ведущие отечественные библиотековеды. Но при этом, как правило, не рассматривалось, какие же социальные роли выполняли библиотеки на различных этапах своего развития. В основном, обсуждаются социальные функции библиотек. Можем ли мы сформулировать социальные роли библиотек на различных этапах ее развития, на современном этапе? Прежде чем ответить на данный вопрос, попытаемся раскрыть суть понятия « социальная функция библиотек».

В словаре С.И. Ожегова представлено 5 значений понятия «функция». Применительно к библиотечному делу, могут быть использованы несколько его значений: это явление, зависящее от другого и изменяющееся по мере изменения этого другого явления; роль, значение; обязанности, круг деятельности. Получается парадокс: при определенной трактовке, «роль» и «функция» это практически одно и то же. С другой стороны, функции библиотек зависят и изменяются под воздействием других явлений. И именно эти явления рассматриваются в библиотековедении как социальные роли. В тоже время, используя термин «функция», мы часто подразумеваем круг деятельности библиотекарей, их обязанности, как в отношении технологических процессов, так и по отношению к обществу. Как видим, неоднозначность трактовки понятия «функция» создает сложности в решении теоретических проблем библиотековедения.

Следует признать, что одна из составляющих в цепочке понятий «миссия библиотек», «социальная роль библиотек», «социальная функция библиотек», как правило, выпадает. Или ставится знак равенства между понятиями «миссия» и « роль» и тогда речь идет либо о миссии и социальных функциях библиотек, либо о социальной роли и функциях библиотек. Или же раскрывая роль библиотек, фактически говорят о ее социальных функциях, т. е. «социальная роль» и «социальная функция» трактуются одинаково. Так, в частности, М.Я. Дворкина считает, что термин роль применительно к библиотеке можно «использовать в смысле «характер и степень участия» (С.И.Ожегов) ее в различных социальных явлениях (в образовательном, информационном, культурном процессах и т.п.)» (2, с. 34). Как известно, именно информационная, культурная, образовательные функции закреплены за библиотеками согласно закону РФ «О библиотечном деле». В доперестроичный период социальная роль библиотек определялась «Положением о библиотечном деле в СССР», где библиотека рассматривалась как идейно–воспитательное, культурно–просветительное и научно–информационное учреждение. Нам не удалось найти трактовки понятия «социальная роль библиотек», где бы не использовались термины, раскрывающие функции библиотек. С определенной долей условности можно предположить, что социальная роль библиотек определяется в законодательном порядке. При этом раскрывается она через ее функции, которые наиболее приоритетны на том или ином этапе развития общества.

Таким образом, можно сказать, что социальные функции – это внешние проявления деятельности библиотек, которые, в первую очередь, определяются сущностью библиотек, во вторую – социальной ролью на данном этапе развития общества. Соответственно, функции могут меняться в зависимости от времени и пространства. Значение одних становится первостепенно, значение других отходит на второй план. Все определяется конкретно–историческими условиями, поскольку библиотека – это социальный институт, он служит обществу, зависит от общества, подстраивается под требования общества. Значение той или иной функции может меняться и меняется в зависимости от внешней среды и, следовательно, меняются и конкретные формы ее проявления. Это связано с потребностями общества, с его развитием, как в технологическом так и в социальном планах. Хотелось бы подчеркнуть, что все изменения функций возможны в рамках сущности библиотек. Сущность же отражена в миссии, которую библиотеки выполняли и выполняют. Делая данный вывод, мы исходим из того, что функция – это обязанность, работа, которую выполняет библиотека для общества. Если же исходить из того, что функция – это теоретическая абстракция, необходимая для изучения явления, то название функции может и не меняться (мемориальная, информационная, образовательная и т. д.), но в конкретных своих проявлениях быть совершенно иной.

Именно к такому выводу пришел А.Н. Ванеев: «…меняются не сами функции, а их наполнение. Даже в условиях одного социального строя это наполнение меняется, но сама функция сохраняет свое место в системе других социальных функций и помогает библиотеке осуществлять на практике ее социальную роль» (5, С. 126). Действительно, образовательная функция сохранила свое название и остается неизменной. Но, если посмотреть на ту же образовательную функцию с точки зрения обязанностей библиотек перед обществом, следует признать, что она существенно изменилась и отличается своим наполнением и проявлениями в различные периоды. Следовательно, рассматривая социальные функции библиотек как обязанности, конкретные действия, мы можем признать, что они изменяются. Именно поэтому, библиотековеды и практики библиотечного дела говорят об изменении социальных функций библиотек на современном этапе.

Поскольку терминологические разночтения остаются одной из актуальных проблем современного библиотековедения, вопрос о явлениях, которые вкладываются в объем той или иной функции библиотек заслуживает отдельного рассмотрения.

Список литературы:

1. Виханский, О. С. Менеджмент : учебник /О. С. Виханский. – 3–е изд. – М. : Экономистъ, 2003. – 528 с.

2.Универсальная научная библиотека в эпоху перемен // Библиотековедение. –1998. –№ 2. – С. 11 –38.

3. Кудряшова, Г. Ю. Эволюция миссии библиотек отечественных учебных заведений : монография /Г. Ю. Кудряшова. – Екатеринбург : ГОУ ВПО «УГТУ–УПИ», 2004. – 172 с.

4. Ванеев, А. Н. Библиотечное дело. Теория. Методика. Практика /А. Н. Ванеев; СПбГУКИ. – СПб. : Профессия, 2004. – С. 109 – 121.

5. Ванеев, А. Н. Миссия библиотеки – социальная роль – социальные функции //Ванеев А. Н. Библиотечное дело. Теория. Методика. Практика /А. Н. Ванеев; СПбГУКИ. – СПб. : Профессия, 2004. – С. 122 – 126.

Л.Д. Кузякина

Библиотека и власть: эффективное

сотрудничество и содружество

Черноборская сельская библиотека является культурным, информационным и досуговым центром на селе. Население поселка составляет 1200 человек. На сегодняшний день библиотека обслуживает 623 читателя. Фонд библиотеки составляет 8304 экземпляра. Количество посещений – 9341, книговыдача – 24302.

Благодаря поддержке районной и сельской администрации, библиотека динамично развивается и в последние годы представляет собой главным информационным центром на селе.

Так, работая по программе «Край мой родной – гордость моя», в 2001 году библиотека получила статус «Библиотека – музей». В 2002 году за участие Павленковском движении библиотеке было присвоено звание «Павленковская библиотека».

С 2005 года Правительство Челябинской области и Губернатор Челябинской области П.И. Сумин уделяют большое внимание развитию библиотек на селе, особенно в глубинке. А муниципальные власти поддерживают эти начинания на местах. Именно поэтому в мае 2006 года по инициативе и при финансовой помощи глав муниципального района (В.Г. Литовченко) и местного поселения (Н.П. Шкурской) библиотека становится одной из первых модельных библиотек области.

Главная цель модельной библиотеки – изменение жизни сельских жителей, развитие у них новых интеллектуальных потребностей путем предоставления качественных информационных услуг; создание комфортных условий для общения, досуга.

Понимая значимость такой библиотеки на селе, местные власти охотно оказывали большую помощь в изменении оформления внутреннего интерьера и ландшафтного дизайна вокруг библиотеки, что позволило нам принять участие в первом областном смотре–конкурсе на лучшее благоустройство прилегающей территории учреждений культуры.

Библиотека нового типа в первую очередь создана для наших читателей и жителей села. Они, не выезжая за пределы района и области, получают всю доступную литературу и информацию, потому что фонд библиотеки, благодаря Мегапроекту «Пушкинская библиотека», обновился на 80 %. Это прекрасные справочные издания для детей и сельских специалистов, особенно для медицинских работников. Теперь фельдшеры не могут обойтись в работе без этой литературы. Пополнился фонд юридической литературы и стал большим подспорьем для студентов.

Большую помощь библиотека оказывает сейчас педагогическому коллективу Черноборской средней школы и учащимся в организации и проведении уроков, благодаря новым технологиям: в библиотеке появилась большая коллекция видео–уроков, художественных фильмов в помощь школьной программе, и конечно же прекрасная литература по педагогике, которая помогает нашим педагогам в профессиональном росте.

Но, наверное, самые счастливые читатели – это наши дети. Так как в библиотеке появились прекрасные коллекции мировых и отечественных сказок, различные серии для подростков, прекрасная серия «В помощь школьной программе», энциклопедии, справочники, Дети охотно готовят домашние задания в библиотеке, помимо литературы они могут пользоваться электронными носителями, например, коллекция «Уроки на дому» приобретена по всем предметам. Кроме этого за дополнительной информацией они могут обратиться к сети Интернет.

Имея статус модельной библиотеки, у нас появилась возможность своим читателям предоставить большой выбор периодических изданий, ведь на селе в силу материальных затруднений не каждый может выписывать периодические издания на дом. Библиотека выписывает 23 наименования периодических изданий. Это издания по сельскому хозяйству, детская периодика, отраслевые издания.

В последнее время фонд пополнился шедеврами мировой и отечественной классики. Благодаря этому читатели смогли познакомиться с творчеством таких писателей как Б. Акунин, А. Солженицын, Е. Гришковец, Х. Мураками, Д. Браун, П. Коэльо. О. Хайям, и др. В результате количество читателей увеличилось на 15 %.

Сегодня в библиотеку идут не просто почитать, но и провести активно свой досуг. Сотрудники библиотеки организуют много семейных, детских праздников, поддерживают работу клубов по интересам. На базе библиотеки проводятся областные и районные мероприятия: в 2002 году школа Павленковских библиотек; весной 2006 года — открытие модельной библиотеки области; летом 2007 года мы встречали участников областной творческой смены «Великий Шелковый путь через Маканкин ключ»; осенью 2007 года – областной семинар на тему «Павленковская – значит модельная» для библиотекарей Южной зоны Челябинской области, за обменом опыта к нам приехали более 30 библиотекарей из 9 районов области.

2007 год Губернатором Челябинской области был объявлен Годом чтения. Главой нашего района также принято постановление об объявлении в Чесменском районе Года чтения. Наша библиотека активно включилась в реализацию этой программы. На протяжении года библиотека работала по программе «Семь читающих Я». Совместно с преподавателями школы, родителями, воспитателями детского сада был проведен круглый стол «Родительская забота о душе ребенка», посвященный проблемам семейного чтения. Параллельно осуществлялось анкетирование среди читателей родителей и детей: «Какой я читатель?», «Книга в вашей семье».

В заключение хочется отметить, что, сотрудничество представителей власти и библиотеки по развитию и продвижению чтения в регионах позволяет раскрыть роль и значимость деятельности библиотек. В результате такого эффективного сотрудничества и содружества на черноборской земле появилась библиотека нового века

М.Л. Новосадова

БИБЛИОТЕЧНАЯ ПОЛИТИКА И ТОЛЕРАНТНОСТЬ

Основной тенденцией последних лет является глобализация, которая представляет собой развитие и распространение взаимосвязей людей и государств. Глобализационные процессы реализуются в формировании единого информационного, экономического, политического пространства.

Тем не менее, главное противоречие глобализации заключается в том, что она может стать как инструментом интеграции, так и конфронтации, способна усилить существующие противоречия. В таких условиях происходит актуализация проблемы формирования толерантной идеологии, направленной на конструктивное взаимодействие людей, сообществ и государств.

Толерантность как терпимое отношение к чужим мнениям, уважение чужих убеждений, диалоговость может способствовать сглаживанию неизбежных противоречий в мультикультурном обществе. Одним из наиболее эффективных средств распространения толерантного сознания может стать библиотека. Основным показателем толерантности применительно к библиотечной деятельности является равное право на свободный доступ к информации.

Необходимость предоставления права на свободный доступ к информации отражена во всех кодексах библиотечной профессиональной этики (3). Кроме того, такое право закреплено и во многих национальных законодательствах.

Законодательство Российской Федерации гарантирует гражданам право на информацию, образование и культуру посредством общедоступных библиотек, запрещает государственную или иную цензуру, ограничивающую свободный доступ пользователей к документам из фондов библиотек. Тем не менее, государство гарантирует бесплатность только получения «информации о наличии в библиотечных фондах конкретного документа, о составе библиотечных фондов, консультационную помощь в поиске и выборе источников информации» (1).

Таким образом, на пути свободного доступа к информации установлен барьер, который ограничивает право на информацию достаточно большой категории граждан.

Введение платных услуг в отечественной библиотечной практике стало практически неизбежным последствием рыночных реформ. Платность ряда библиотечных услуг явилось последствием малоэффективной государственной библиотечной политики, в частности, главной причиной стало резкое снижение финансирования библиотек.

В современных условиях в качестве приоритетов государственной стратегии России называют модернизацию образования, информатизацию, формирование гражданского общества. Всех этих целей невозможно достичь в условиях нетолерантной библиотечной политики.

К сожалению, государственная политика в сфере распространения толерантного сознания носит во многом декларативный характер. В частности, в 2005 году была прекращена досрочно Федеральная целевая программа «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (2001–2005)». Показательным является и бюджет страны 2008–2010 гг., которым предусмотрено уменьшение финансирования муниципальных библиотек, с целью реализации проекта библиотеки имени Бориса Ельцина (2). Очевидно, что такая государственная политика фактически ограничивает право значительной части населения на информацию. Если в годы кризиса финансирование библиотек объяснялось дефицитом бюджета, то в условиях экономического роста и профицитного бюджета такая ситуация может быть объяснена только отсутствием библиотечной политики, недопониманием роли библиотек в современном обществе. Возможными последствиями самоустранения государства от решения проблем библиотек станут: распространение ксенофобии в самом широком смысле, рост социальных конфликтов, снижение уровня образования. Очевидно, что в дальнейшей перспективе названные противоречия только усилятся.

Список литературы

  1. Федеральный закон Российской Федерации «О библиотечном деле» от 29.12.1994 г. № 78–ФЗ (в ред. 26.06.2007 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. – 02.01.1995. – № 1. – Ст. 2.

  2. Федеральный закон Российской Федерации «О федеральном бюджете на 2008 год и на плановый период 2009 и 2010 годов» от 24.07.2007 г. № 198–ФЗ //Собрание законодательства Российской Федерации. – 30.07.2007. – № 31. – ст. 3995.

  3. Библиотечная этика в странах мира. – СПб., 2002.

И.Ф. Павлова

ИЗУЧЕНИЕ КНИГОИЗДАНИЯ Удмуртской РЕСПУБЛИКИ

И ПРОБЛЕМЫ СОЗДАНИЯ СВОДНОГО КАТАЛОГА

УДМУРТСКОЙ ДЕТСКОЙ КНИГИ

Национальная культура и национальная литература играют весомую роль в жизни любого народа, так как являются его памятью, отражением судьбы, традиций и идеалов. Собранием культурного наследия нации является национальный книжный репертуар.

Репертуар национальной книги – это совокупность всей книжной продукции, созданной за значительный хронологический период и характеризующейся рядом признаков: территориальным, языковым, авторским и др. Он также может рассматриваться как универсальный информационный источник, как фундаментальная историографическая и источниковедческая база, которая используется при осуществлении научных исследований в различных областях знания. Процесс создания репертуара довольно сложен и кропотлив, работы в данном направлении еще много. Ступенью создания национального репертуара является исследование детской книги. Необходимость изучения этого направления вызвана тем, что детская книга всегда была одним из важнейших источников образования и воспитания подрастающего поколения. А проведение исследования национального детского книгоиздания, как и любого другого репертуара изданий, является богатейшей основой исследования культуры народа, т. к. сведения о том, что печаталось и читалось в крае, говорит об уровне развития просвещения и науки, культурном развитии нации. Идет работа над созданием репертуаров национальной детской книги как в целом по России, так в отдельных местностях: Татарии, Мордовии, Республике Мари-Эл, Республике Коми, на Дальнем Востоке, в Бурятии, Якутии, и в постсоветском пространстве – странах ближнего зарубежья: Белоруссии, Латвии, Киргизии, Узбекистане, Украине.

Удмуртская книга лишь недавно стала объектом изучения. В Национальной библиотеке УР ведется активная работа по изучению национального книгоиздания (история типографий Сарапульского уезда Вятской губернии второй половины XIX – начале ХХ века) и созданию книжного репертуара Удмуртии.

Удмуртская детская книга незаслуженно была обойдена исследователями республики. История издания удмуртской детской книги является «белым пятном» в истории удмуртского книгоиздания. Изучение литературы по данной теме показало, что объектами исследования являлись отдельные книги или виды изданий, творчество отдельного писателя. В энциклопедии «Удмуртия» нет даже упоминания о существовании удмуртской детской книги. Не издавалось и специальной книги по удмуртской детской литературе, только отдельные статьи в книгах и периодических изданиях. Статистических материалов по выпуску удмуртских детских книг в конце XIX – начале ХХ веков нами также пока не выявлено. После 1917 года в статистических отчетах детская книга не указывалась, называлось лишь общее количество названий и тиража. Первое упоминание об издании удмуртской детской книги было в Отчете ЦИК УАССР о хозяйственном, социально-культурном и советском строительстве за 1921 – 1935 годы, где упоминается, что с 1933 по 1935 годы было издано 108 названий учебников тиражом 1036 тыс. экз. и в «1935 году положено начало изданию детской художественной литературы», без указания количества изданных книг (5, с. 113). Встречаются и дискуссионные моменты в статистике. Например, приведем данные по 1939 году. В сборнике, посвященном двадцатилетию Удмуртской Автономии, отмечается, что серьезные задачи стоят в области издания детской литературы, с 1937 по 1939 год выпущено 15 названий изданий для детей дошкольного и школьного возраста, общим тиражом 13 тыс. экземпляров (4. C. 183). Но М. Воронцов в статье «Удмуртская детская книга» приводит другие цифры, он пишет, что намечено издать 31 название тиражом 200 000 экз., 16 книг уже выпущено», в план вошли «только три книги удмуртских писателей и поэтов (1).

У удмуртской детской книги недлинная история, т. к. две первые книги появились в 1847 году – это «Азбука, составленная из российских церковной и гражданской печати букв для обучения вотских детей чтению на их наречии» на глазовском и сарапульском наречии, а оригинальные художественные детские книги вышли в свет только в 20-е годы ХХ века. Это связано с тем, что удмуртский алфавит появился в конце XVIII века (первая грамматика вотского языка относится к 1775 г.), а становление удмуртского языка и единообразие письма продолжалось вплоть до 1927 года, когда Облоно провел совещание языковедов-удмуртов, на котором был окончательно принят в качестве основы русский алфавит с дополнительными буквами и изданы единые правила удмуртской орфографии.

Если рассматривать типологию изданий удмуртских детских книг в изучаемый нами период (1847–1941 гг.), то в основном это учебные и художественные издания. Среди учебных изданий основу составляли «Буквари» и «Книги для чтения» («Лыдзон книга»). Г.Д. Фролова отмечает, что учебная литература по количеству изданий и тиражу занимала первое место в плане издательства Удгиз на 1936 год (6). Учебные издания представляли собой небольшие по объему книги, составленные из переводных и оригинальных (написанных удмуртскими писателями-просветителями) произведений. Например, книга для чтения «Шуныт зор» («Теплый дождь») Кузебая Герда, изданная Центриздатом в 1924 году, была признана Государственным ученым советом лучшим учебником среди выпущенных в эти годы книг для детей различных национальностей Поволжья (2).

В издания художественной литературы для удмуртских детей входили в основном переводные произведения русских и зарубежных писателей. Еще до 1917 года существовали переводы сказок А.С. Пушкина. Вольными переводами пушкинских сказок являлись «Золотая рыбка» Г. Верещагина и «Поп и дурак» М. Прокопьева. Были переведены и изданы произведения А.Л. Барто, В.В. Бианки, А.П. Гайдара, М. Горького, Б.С. Житкова, Л.А. Кассиля, В.В. Маяковского, А.С. Пушкина, Л. Н. Толстого, К.И. Чуковского. Были переведены сказки зарубежных писателей В. Диснея, В. Гауфа, братьев Гримм, Ш. Перро и отрывки произведений В. Гюго, Ч. Диккенса. Для самых маленьких детей выпускались переводы русских народных сказок.

Основными предпосылками процесса появления удмуртской детской литературы служат рост национального самосознания, развитие образования и удмуртской литературы. Почти все удмуртские писатели обращались к детской литературе через переводы детских книг с русского и других языков. Большую роль в развитии удмуртской детской литературы сыграли К. Герд, А. Клабуков, Кедра Митрей, И. Дядюков, П. Горохов, И. Яковлев, К. Яковлев, М. Коновалов, М. Прокопьев и другие.

1847–1941 годы – это целая эпоха возникновения и постепенного становления национального детского книгоиздания, формирования его типо-видовой структуры. Этот период очень интересен и любопытен для исследования тем, что включает в себя важные вехи в развитии республики, в формировании национального самосознания народа, в распространения просвещения.

Источниковедческой базой для выявления удмуртских детских книг, изучаемого нами периода, являются каталоги Национальной библиотеки УР, Российской национальной библиотеки, Научной библиотеки Казанского государственного университета, также библиографические указатели «Книжная летопись», «Список книг, вышедших в России в …г.», отдельные издания «Отчеты Братства св. Гурия за …г.», «Удмуртская книга, 1917–1974: Каталог удмуртских изданий» К. Н. Дзюиной, «Удмуртская книга. История книгопечатания. Современная книга» Г. Д. Фроловой. Использование планов издательства и списков книжных магазинов в качестве источника информации не дают полной и правдивой информации и вносят путаницу. Приведем несколько примеров. Заявленный в плане издательства Удкнига за 1929 год рассказ Д. К. Мамина-Сибиряка «Пурись чырты» («Серая шейка») нами в изданном виде не найден, нет также информации о том, что такая книга издавалась позднее (был просмотрен период до 1941 года). Другой пример: не обнаружена информация о выходе изданий и сами издания «Удмуртские сказки (Красочные)» и В. В. Маяковского «Что ни страница – то слон, то львица» (перевод), которые были заявлены в плане-каталоге Удмуртгосиздата на 1940 год. Таких примеров довольно много.

Одним из важных вопросов, которые стоят перед исследователем при создании репертуара национальной детской книги, являются критерии отбора изданий. В качестве таковых могут быть рассмотрены вид издания, его функциональное назначение, язык. Выявление и анализ изданий невозможен без знаний национальных особенностей, истории края, его культуры, социальной и политической жизни рассматриваемого периода. В репертуар удмуртской детской книги 1947–1941 годов входят все виды изданий, которые были напечатаны для детей, и издания, которые, в силу того, что постоянно ощущалась нехватка изданной детской литературы, вошли в круг детского и юношеского чтения удмуртских детей. Выявление и аргументация выбора того или иного издания является самым сложным вопросом нашего исследования. Выходом из всей этой ситуации может быть просмотр изданий de visu (сплошной просмотр), который позволяет определить не только жанр произведения, но и правильно определить его принадлежность к удмуртской детской книге.

На репертуар национальной книги любого отдельного народа или региона накладывает отпечаток его культура, как материальная, так и духовная. Такой особенностью национальной печатной продукции является языковой состав, что выражается, прежде всего, в том, что кроме удмуртского языка для удмуртских детей был доступен и русский язык, который почти параллельно изучался в удмуртских национальных школах как до революции 1917 года, так и в советский период. Поэтому на территории современной Удмуртии были распространены издания на удмуртском и русском языках. Естественно, в данном случае подход к созданию репертуара может быть двояким: 1) собирать издания только на удмуртском языке; 2) включать издания на русском и удмуртском языке. Мы выбрали первый вариант, что позволило конкретно по языковому признаку вести сбор изданий, правда такой путь немного сузил рамки отбора, и за пределами изучения остались издания на русском языке, которые также читались детьми Удмуртии.

Создание репертуара – сложная работа, требующая знания навыков библиографического и фактографического исследований и хорошего знания культуры края. Репертуар детской книги можно рассматривать как явление национальной культуры в ее литературно-оформленном печатном исполнении, в нем отражаются полиграфические возможности издательства, наличие произведений, написанных на национальном языке, и потребности данного этапа исторического развития. Репертуар удмуртской детской книги 1847–1941 годов необходимо рассматривать как первую ступень в реализации большого плана, как создание сводного каталога национальной детской книги. А воссоздание национального репертуара детских книг для библиотекарей и читателей полезно тем, что раскроет знания о книжном богатстве края, поможет определить место и роль современного провинциального книгоиздания в России и тем самым повысить интерес читателя к культуре края.

Список литературы:

  1. Воронцов, М. Удмуртская детская книга / М. Воронцов // Удмуртская правда. – 1939. – 18 августа.

  2. Дзюина, К. Н. Национальное книгоиздание Удмуртии: Страницы истории и современность / К. Н. Дзюина. – Ижевск: Удмуртия, 2005. – 200 с.

  3. Дзюина, К. Н. Удмуртская книга, 1917–1941: Каталог удмуртский изданий / К. Н. Дзюина. – Ижевск: Удмуртия, 1971. – 176 с.

  4. Советская Удмуртия: Сб. посвящен ХХ-летию Удмуртской Автономии (1920 – 1940). – Ижевск: Удмуртгосиздат, 1940. – 248 с.

  5. УАССР 15 лет автономии: Отчет ЦИК УАССР о хозяйственном, социально-культурном и советском строительстве за период 1921 – 1935 гг. – Ижевск: Удгиз, 1935. – 181 с.

  6. Фролова, Г. Н. Удмуртская книга. История книгопечатания. Современная книга / Г. Н. Фролова. – Ижевск: Удмуртия, 1982. – 232 с.

А.Э. Санько

Издание детской православной книги:

прошлое и настоящее

На сегодняшний день проблемам издания детской религиозной литературы уделяется особое внимание. Чтение православной книги обеспечивает нравственное воспитание ребенка, приобщает к сокровищам духовности, накопленным за двухтысячелетнюю историю христианства.

История православной детской книги имеет давние традиции. Само распространение грамотности в России целые века было связано с деятельностью Церкви. Уже в древнерусской литературе существовало несколько жанров, по своему содержанию и форме близких детской литературе в нашем нынешнем понимании. В первую очередь, это Поучения и Жития, которые отличаются занимательностью, определённостью авторской позиции, воспитательной направленностью, то есть чертами, присущими всем жанрам детской литературы. Многие произведения житийной литературы оставались в круге детского чтения вплоть до 1918 года.

Книги XVI – XVII веков, адресовались, в том числе и детскому читателю, наполнялись религиозным содержанием. Азбуки, буквари и азбуковники, обязательно включали в свой состав религиозные разделы: заповеди, притчи, наставления, проповеди. В ряду наиболее интересных православных изданий начала XVII века, Букварь Василия Бурцева «Начальное чтение человеком, хотящим разумети божественного писания», в котором автор, стремясь облегчить учение, изложил учебный материал рифмованной форме. Целую библиотеку для детского чтения, включающую книги духовного содержания создал Карион Истомин.

Религиозные сюжеты в значительной степени составляли содержание и популярных во всех слоях русского народа рукописных и гравированных «потешных листов» и «потешных книг», которые включали изображение и текст: рассказы, сказки, и повести.

Символом детской книги начала XVIII века стало «Юности честное зерцало, или Показание к житейскому обхождению», в которой точно и ёмко характеризуется образ «породного отрока».

В эпоху Просвещения Россия отдельные немногочисленные детские книги превращаются в регулярно пополняемый раздел русского книжного репертуара. В структуре этого репертуара преобладали собственно нравоучительные рассуждения. Созданные в форме беседы, разговора старшего и младшего они передавали представление о том, что должен чувствовать, как думать и поступать в самых разных случаях молодой человек. В нравоучениях наряду со светскими правилами и понятиями отражались и христианские добродетели. Издания сугубо религиозного содержания встречались редко, те которые издавались, были переводными. Среди собственно православных изданий можно назвать «Богословские рассуждения» учителя семинарии Свято Троицкой Сергиевой Лавры Иеромонаха Аполлоса, «Наставления юношества в добродетели и должности Христианской» Петра Богдановича, «Священная история Ветхого и Нового Завета для употребления юношества» неизвестного автора.

В 30–е годы XIX века в детскую литературу приходит большая группа детских писателей, заложивших основы отечественной литературы для детей. Реформа школы явилась мощным толчком для развития православной детской книги. В ее создании приняли участие и деятели Церкви, и преподаватели, и писатели. Во второй половине XIX – начале XX века сложились традиции создания детской религиозной книги, определились формы и способы подачи материала для разных возрастных групп читателей, сформировались основные типы и виды изданий.

Выпуск религиозной литературы прервался октябрьской революцией. Возвращение религиозной книги в детский репертуар России начинается в 1990 году. Издаваемые православные книги с достаточной полнотой воспроизводили структуру дореволюционного репертуара.

На сегодняшний день сформировалась система детских православных изданий различных типов, определяемая целевым назначением. По целевому назначению выделяются литературно–художественные, познавательные книги и практические пособия для детей. Литературно–художественные издания представлены разными жанрами художественной литературы (библейские сказки, адаптированная детская «Библия», Жития Святых и т. д.). Это сборники и моноиздания произведений художественной литературы. Познавательная книга помогает детям в овладении знаниями по истории Церкви, доступно и понятно рассказывает детям о Православном храме и поведении в нем, о молитве, почитании икон и других предметах. Практические пособия учат детей молиться, готовиться к исповеди и т. д.

Кроме того, выделяют разновидности православной детской книги по издательскому направлению. Ядро детской религиозной книги составляют издания Священного Писания, которые включают Библию, отдельно Ветхий и Новый Завет, Евангелие, Апостол, Псалтырь в переложении для детей разного возраста. С 90–х годов издаются репринтные издания дореволюционных книг среднего и старшего школьного возраста.

Небольшой раздел религиозной детской книги составляют детские Молитвословы, снабжаемые примечаниями и комментариями, а также словариком, включающим церковнославянские слова. Раздел Агиографии представлен в детском репертуаре Житиями Святых.

Более обширен раздел учебных изданий, основополагающее положение в котором занимают издания Закона Божия для детей. Достаточно многочисленны Азбуки и Буквари. Значительное место в современном православном книгоиздании занимает так называемая катехизическая литература – пособия по начальному христианскому образованию в вопросах и ответах, предметом которых являются беседы о том, что есть духовная жизнь, ак бороться с грехами, как молиться, как вести себя в храме, и т. д.

Определенное место в изданиях религиозной детской литературы занимают проповеди и духовно познавательные произведения. Книги нравственной тематики представлены нравоучительными беседами Преподобного, Посланиями, биографиями церковных служителей.

Заметную роль в духовном просвещении детей играют православные детские и семейные журналы – первым из них стал журнал «Пчелка», издававшийся Московским Патриархом с 1991 году, а затем преобразованный в православный сборник для детей. Уфимское епархиальное управление несколько лет издает красочный литературно–художественный журнал для детей «Купель», православная община Храма св. Бессребреников Косьмы и Дамиана в Шубине – цветной иллюстрированный журнал для дошкольников «С нами Бог». Занимаются изданием религиозных изданий для детей и общественные организации. Так, Российский детский фонд выпускает православный журнал «Божий мир».

Религиозную детскую книгу издает широкий круг издательств. Это собственно церковные издательства и издающие организации Московской Патриархии, отдел религиозного образования и катехизации Московской Патриархии, Православной Свято Тихоновский богословский институт, издательский отдел Свято Троицкой Сергиевой лавры «Троицкое слово», «Даниловский Благовестник» и др. Издательской деятельностью занимаются епархии, монастыри и храмы по всей России. Кроме того, детскую православную книгу издают и светские издательства: «Дрофа», «Олма–Пресс», «АСТ» и др. Распространяется детская религиозная книга в основном через православные книжные магазины и лавки.

В настоящее время спрос на православную детскую литературу растет. Родители, учителя и воспитатели, воспитывающие детей в православной традиции, отмечают недостаточное количество православной детской литературы, которую можно было бы читать не только на уроках и во время трапез в православных школах и гимназиях, но и дома в семейном кругу. Сейчас нужна новая детская православная художественная литература, которая сочетала бы традиционное и современное, была обращена к нынешним детям, так как воспитывать детей только на житиях святых, которые часто воспринимаются как сказки, сложно. Такой литературы не хватает. Приходится признать, что современная детская православная литература в настоящее время только начинает формироваться.

Л.В. Сокольская

БИБЛИОТЕЧНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ

ГЕНДЕРНОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ

Для используемого в заглавии работы понятия «гендерная социализация» в справочной литературе в качестве синонима выступает понятие «полоролевая социализация» в трактовке «процесс усвоения индивидом культурной системы гендера того общества, в котором он живет, своеобразное общественное конструирование различий между полами. Полоролевая социализация включает две взаимосвязанные стороны: а) освоение принятых моделей мужского и женского поведения, отношений, норм, ценностей и гендерных стереотипов; б) воздействие общества, социальной среды на индивида с целью принятия им определенных правил и стандартов поведения, социально приемлемых для мужчин и женщин. Усваиваются, прежде всего, коллективные, общезначимые нормы, они становятся частью личности и подсознательно направляют ее поведение» (1).

Иначе говоря, общество заинтересовано в воспроизводстве «типичных» мужчин и женщин, в освоении людьми основных стандартов поло–ролевого поведения, позволяющих выдерживать некий баланс между двумя разными по полу частями граждан. Безусловно, конкретная эпоха, социокультурная среда постоянно корректируют содержание этих ролей, однако по принципиальным параметрам они малоизменны, так как базируются на веками сложившихся представлениях о мужском и женском предназначении.

Между тем, для периодов «великих перемен» характерно критическое отношение к содержанию социальных ролей мужчин и женщин. Философская, общественная, политическая мысль «новой» России конца XX – начала XXI вв. активно обращается к этой проблеме. Возрастают интеллектуальные, социальные возможности современных российских мужчин и женщин, претерпевает значительное преобразование система национальных морально–нравственных ценностей, испытывающая в этом процессе мощное влияние иностранных культур. Все это в конечном итоге привело к существенным изменениям социальных гендерных стереотипов: приветствуется женская карьера, «ум» не лидирует в рейтинге мужских качеств и т. п.

Видимо, социальные последствия изменения гендерных стереотипов различны по своей значимости. В данном случае вполне определенно можно сказать, что особенно существенное влияние на жизнь общества может оказать складывающееся новое понимание ролей мужчин и женщин как создателей семьи, как отцов и матерей, как участников процесса общественного производства, как создателей духовных и интеллектуальных ценностей и др. Вполне правомерно ожидать как положительные, так и отрицательные социальные последствия расшатывания гендерных стереотипов.

При том, что данный процесс неизбежен, соответствующие социальные институты (семья, СМИ, учреждения сферы культуры, образования, просвещения – прежде всего) могут оказать на него корректирующее воздействие. В этом отношении весьма, на наш взгляд, полезным является взгляд на современного читателя как пользователя информации гендерно–социализирующего содержания. В частности, представляется, что современные российские библиотеки обладают для этого существенным потенциалом, использование которого повысит социальную значимость библиотек и, в конечном итоге, благотворно скажется на сохранении и развитии культуры общества.

В конкретном рассмотрении вопроса гендерной социализации населения в условиях библиотек выявляются два его аспекта: первый – непосредственное воздействие на читателей с целью их просвещения и воспитания относительно социально–приемлемых для мужчин и женщин правил и норм поведения; второй – косвенное воздействие на пользователей библиотек с названной целью посредством соответствующего состава своих фондов. В данном случае обратимся к первому из названных аспектов.

Скорее всего, надо признать: вопрос гендерной социализации в условиях библиотек сознательно (теоретически и методически обоснованно) еще не ставился. Так как процесс гендерной социализации личности происходит в течение всей ее жизни в соответствии с меняющимися возрастными поло–ролевыми стадиями (мальчик–девочка, дочь–сын, внук–внучка, девушка–юноша, жених–невеста, муж–жена, дедушка–бабушка), то практически в нем могут быть задействованы библиотеки почти всех видов. Безусловно, «что–то где–то» делается, чаще всего – без системы, на уровне интуиции. Знакомство с профессиональной литературой и опытом конкретных библиотек показывает, что в гораздо большей степени, чем библиотеки, обслуживающие взрослых, осознали свое значение в гендерной социализации мальчиков и девочек детские библиотеки (и из печати, и из практики известны многочисленные случаи создания в них «Клубов юных принцесс», «Юных джентльменов», организации «Праздников куклы Барби» и т. п.). Связано это, видимо, с выраженным учетом в библиотечных учреждениях этого вида психологических особенностей читателей–детей и подростков. В тоже время вполне отвечают содержанию сформулированного нами первого аспекта случаи создания в юношеских библиотеках «Клубов юных леди», в библиотеках для взрослых – клубов «Сударушка», «Хозяюшка», «Женские ручки», «Берегиня» и др., конкурсов типа «Чаровницы», «Дочки–матери», «Самая, самая, самая», «Супербабушка», выставок литературы «Образ женщины в литературе», «Русская женщина» и др.

Названные и многочисленные неназванные примеры показывают: определенное внимание библиотеками уделяется женской гендерной социализации, что связано, на наш взгляд, с комплексом как психологических причин (женщины–читательницы более активны и контактны, диагностировать и удовлетворить их интересы гораздо проще женщинам–библиотекарям), так и книгоиздательских (для читательниц явно больше издается специализированной литературы). Вполне выявляется и другое: преимущественное внимание в содержании библиотечной деятельности, которую можно идентифицировать как способствующую поло–ролевой социализации женщин, уделяется аспектам совершенствования их навыков ведения домашнего хозяйства (что отвечает традициям национального российского менталитета и социальным особенностям переживаемого периода) и теме, которую комплексно можно назвать «Внешний облик женщины» (что как по количеству внимания, уделяемой ей библиотеками, так и по содержанию, в принципе является новым для отечественной практики библиотечно–информационного обслуживания). При этом в явном «дефиците» в широком спектре тематики библиотечных форм обслуживания весь комплекс социально–психологических и педагогических аспектов женской «роли» (материнских, супружеских).

При внешней безобидности названных упущений, предлагается увидеть их в другом ракурсе: читатели – мужчины и женщины – не получили той информации в библиотеках, которая могла бы способствовать как более высокому качеству их личной жизни, так и общества в целом. В частности, нам уже приходилось высказываться по поводу невнимания библиотек к мужчинам–читателям, проявляющемся именно в неучете гендерных мужских информационных интересов и потребностей. В последнее время неоднократно эмоционально об этом говорит и Э. Р. Сукиасян: «У нас совершенно не учитываются в работе интересы мужчин. Если для женской аудитории выписывается масса журналов по шитью, вязанию, разведению цветов, кулинарии, уходу за детьми, то для мужчин мы выписываем пару–тройку журналов и все. Можно себе представить, какой альтернативой пивному бару стала бы библиотека, ориентированная на мужские увлечения! С большим репертуаром журналов по автомобилям, спорту, рыбалке и охоте, с выходом в Интернет и постоянно обновляющимся списком мужских сайтов, где отслеживались бы спортивные новости, анонсировались бы все события, интересные для мужчин. … есть такие библиотеки, но встречались они мне только за рубежом» (2).

Хочется добавить: такие библиотеки стали бы альтернативой не только пивному бару, но и наркотикам, бесцельному «ничегонеделанью», зачастую приводящему к противозаконным проступкам, а главное – они бы действительно информационно поддерживали статус мужчины как сильного, цельного человека, примера для сыновей. Может, и библиотеки в чем–то виноваты, если мы так часто сейчас слышим о том, что «Перевелись мужики на Руси…». Более того, наше личное мнение по этому вопросу сегодня уже солидаризируется с мнением представителей центральных методических центров (РНБ): «Увы, современные муниципальные библиотеки зачастую оказываются малопривлекательными для мужчин. Причины такого положения кроются не только во внешних факторах, не зависящих от библиотек. На процесс формирования именно такой (феминизированной – Л. С.) читательской аудитории оказывает влияние и собственно профессиональное поведение библиотекарей» (курсив – В. Я.) (3).

В этой связи весьма актуальными следует признать примеры деятельности, подобные программе «Сохранение мужчин – в руках самих мужчин. Взгляд библиотекаря», осуществляемой в Илишевской ЦБС Башкортостана. В программе поставлены весьма значимые социальные задачи: возрождение традиций семейного чтения «Папа, мама, я – читающая семья», формирование здорового образа жизни мужчин, оказание им информационной помощи в избавлении от вредных привычек, развитие у мужчин жизненной стойкости, возрождение традиционно мужских ремесел, раскрытие творческих способностей мужчин, оказание информационной помощи вступающим в брак. Реализуется программа посредством мероприятий интереснейших форм и тематики: деятельностью Центра досуга для сыновей и отцов, диспута «Современный мужчина: каков он?», тематического вечера «Отец – опора семьи и Отечества», бизнес–класса «Как зарабатывать деньги», цикла бесед по радио «Советы бывалого» для рыбаков, охотников, джентльменов, беседы врача «Рациональное питание для мужчин» и многим другим (4).

Чрезвычайно значимым представляется информационное содействие гендерной социализации молодежи. В частности, в учебнике «Руководство чтением детей и юношества в библиотеке» отмечается: «Особое место в развитии личности в юношеские годы занимают сексуальные переживания. Подготовка к браку и семейной жизни всегда была одной из главных задач в этом возрасте. Большую помощь может оказать в этом вопросе библиотекарь, если своевременно нацелит их на чтение специальной литературы»(5). Согласимся, для нашего времени, когда столь острыми социальными проблемами предстали вопросы сохранения национального генотипа, деторождения, родительства в целом и материнства, в частности, соответствующие формулировки учебника чрезмерно нейтральны. Передовые библиотеки вполне это осознали. Так, в концепции развития библиотечного обслуживания молодежи Республики Коми на 2007–2010 годы озабоченно ставится вопрос о том, что молодежь не торопится с созданием семьи, что изменение взглядов на ценность брачных отношений привело к росту незарегистрированных браков, и в связи с этим формирование у нее семейных ценностей определяется в качестве социально значимой задачи библиотек (6).

Таким образом, обеспечение информационной составляющей гендерной социализации представляется в настоящее время перспективным направлением актуализации общественного значения библиотек.

Список литературы:

1. Словарь гендерных терминов /под ред. А. А. Денисовой. – М., 2002. – С. 178-179.

2. Сукиасян, Э. Р. О массовой работе. И не только о ней /Э. Р. Сукиасян //Библиотека. – 2007. – № 5. – С. 54.

3. Ялышева, В. В. Библиотечная статистика: заметки о современном состоянии /В. Ялышева // Библиотечное дело. – 2007. – № 8. – С. 10.

4. Программа «Сохранение мужчин – в руках самих мужчин. Взгляд библиотекаря» //Грани творчества (Сб. авторских программ). – Уфа, 2005. – С. 45-47.

5. Руководство чтением детей и юношества в библиотеке /под ред. Т. Д. Полозовой. –М., 1992. – С. 129.

6. Концепция развития библиотечного обслуживания молодежи Республики Коми 2007-2010 гг. //Юношеские библиотеки России: информ. вестник / РГЮБ. – Вып. 3(42). – М., 2007. – С. 22.

А.А. Фомина

КОММЕРЦИАЛИЗАЦИЯ КНИЖНОГО ДЕЛА

Искусственное сдерживание российской издательской системы в 80–х гг. XX века было разрушено демократизаций издательского рынка, которая привела к исчезновениию профилизации издательств и формированию универсального издательского репертуара. В этот период издательства в основном переиздавали литературу повышенного спроса: художественную, энциклопедическую, справочную, детскую. Анализ тематических планов издательств, специализирующихся на выпуске художественной литературы, за три года (1988–1990) отражает реалии перестройки если еще не в структуре издательского дела страны, то, уже в отношении репертуарной и тиражной политики, что и определяет начало рыночных отношений в структуре издательской отрасли.

Объем тиражей свидетельствует о стойкой практике выпуска литературы как минимум в трех типах тиражей: наибольшем, среднем (или типичном) и наименьшем. Наиболее высокие тиражи в 1988–1990 гг. – свыше 1 млн. экземпляров – это произведения русских классиков (Н. Карамзина (1 500 000), А. Грина (1 400 000), Г. Успенского, Н. Гоголя, И. Лажечникова, Н. Гарина–Михайловского, А. Писемского – по 1 млн. экземпляров). Основные издатели такой литературы: «Художественная литература», «Советская Россия». Интерес отдельных издательств к одному и тому же автору одновременно (в один и тот же год) или преемственно (вслед по годам) сформировал явление, которое можно условно назвать суммарным тиражом. Его особенностью является общая большая величина, даже если составляющие тиражи не превышают границ среднестатистического. Например, произведения М. Булгакова издавались «Художественной литературой» в 1988–1990 гг. суммарным тиражом 400 000 экземпляров. Иногда компонентом суммарного тиража был максимальный тираж издательства. В целом эта тенденция по–прежнему свойственна выпуску произведений русских классиков.

Если в отношении рядового покупателя книжный дефицит практически никак не регулировался, то с целью его снижения для массовых библиотек страны была разработана «Библиотечная серия». Издания, выходившие в различных издательствах под маркой серии, должны были гарантированно попасть в библиотеки. Однако планы издательств до 1990 г. не содержали принципиальных мер ни в увеличении тиража, ни в расширении круга произведений, отмеченных читательским спросом.

1985–1987 гг. характеризуются повышенным интересом к литературно–художественным и общественно–политическим толстым журналам, которые Б. Хлебников называет «типично российскими изданиями – лидерами в фонде чтения интеллигенции». В своей статье «Рынок нашего чтения» Б. Хлебников пишет, что «в период острых дискуссий, связанных с перестройкой, российские толстые журналы взлетели на пик популярности, став трибунами ведущих публицистов и печатая материалы, по которым изголодались читатели»1. Сопоставление круга опубликованных произведений в периодических изданиях «Москва», «Новый мир», «Дружба народов», «Нева», «Наш современник», «Знамя», «Молодая гвардия» за 1986–1989 гг. и информации издательских планов показывает, что журнальные публикации через 3 – 4 года выходят самостоятельной книгой, хотя и минимальным (50 – 75 тысяч экз.) тиражом. Следовательно, журнальные публикации дали возможность проектировать спрос на литературу и знакомили с авторами будущих книг.

Период 1988 – 1989 гг. назван Ренессансом книгоиздания, так как в это время происходило насыщение книжного рынка новой и «возвращенной» литературой. В то же время в 1985–1993 гг. сократилось число наименований издаваемой литературы с 57 000 до 28 000, что отбросило отечественное книжное дело на уровень 30–х гг. ХХ в. Освобождение печати от административного управления и цензуры привело к появлению множества периодических изданий, и интерес авторов, а за ними и читателей к толстым журналам резко снизился. Как пишет Б. Хлебников, «инфляция вызвала скачкообразное повышение их себестоимости»2. С рынка исчезли книги по философии, истории, вакуум заполнили детективные, эротические издания; отечественные издатели обратили внимание на литературу приключенческого жанра, издававшуюся в России до революции. Так на рынке вновь появился «Тарзан» Э. Р. Берроуза. Перспективы ажиотажного спроса и рыночных прибылей отразились на качестве издаваемой литературы, и в результате издатели стали пренебрегать реформой орфографии, книги выходили с «ятями», на серой газетной бумаге, практически без иллюстраций, в бумажном переплете, но достаточно большими тиражами.

Постепенно начинает формироваться облик коммерческого книгоиздания. При исключении предпечатной работы с авторским оригиналом, снисхождении к качеству набора и количеству опечаток, книгоизданием стали заниматься бывшие полиграфические участки и предприятия, ориентированные прежде на выполнение заказов издательств. Приметами «дикого» рынка стали экономические нововведения: система предварительной оплаты каждого наименования отдельно напрямую на счет издающей организации. Объявленные издания часто не выходили в свет, номера новых периодических изданий публиковались сдвоенными выпусками, нарушая заявленные регулярность и количество номеров.

Цивилизованное реформирование книгоиздательской отрасли конца 1990–х – начала 2000 гг. отразилось на изменении содержания и внешнего вида источников книгоиздательской библиографии, системы заказа литературы. Рыночная конкуренция привела к борьбе еще не за рынок сбыта, но за выбор издания, способного стать коммерчески выгодным издательским проектом, бестселлером. Тайна издательского портфеля заставила перейти на оперативное информирование по полугодиям, ежеквартально, ежемесячно, комбинировать анонсы в форме листовок, издательские каталоги готовой продукции, значительно сократить выпуск традиционных темпланов. На книжном рынке лидирующее место заняла «библиографическая информация о наличном издательском репертуаре и в гораздо меньшей степени – о перспективном»1. Появились комплексные издания, продвигающие навстречу потребителю «разносторонний, полный и подробно аннотированный выбор средств профессионального, организационного, законодательного и компьютерного обеспечения хозяйственной деятельности предприятий»2.

В условиях жесткой конкуренции начинают активно использоваться новые технологии. По электронной почте уже не только рекламируют, но и оформляют заказы. Изменения коснулись и библиографической характеристики рекламируемого издания. Издательства академического профиля (например, «Высшая школа», «Финансы и статистика») сохранили развернутое библиографическое описание, подробную аннотацию с указанием читательского адреса издания. Неофиты на рынке учебной литературы (например, ИД «Питер») отошли от норм стандартной библиографической записи, придали отдельным наиболее удачным аннотациям характер яркой рекомендации. Типовые выражения в языке аннотирования первоначально даже дезориентируют, поскольку воспринимаются как характеристика беллетристики массового спроса. «Нувориши» издательского бизнеса, заполнившие лакуну литературы по бухгалтерскому учету, налогообложению, аудиту, экономике предприятий, бюджетированию, управленческому учету, финансовому анализу и пр., оборотом «кр. содерж. книги» связали в единый текстовой блок заглавие документа, издательскую аннотацию, данные об объеме издания и дате публикации.

Потенциальный покупатель литературы становится для издательств ценностью. Общение с ним выгодно для определения и расширения рынка сбыта, издательства теперь стремятся работать с ним напрямую, зачастую без посредников, в том числе и в лице профессионалов из региональных библиотечных коллекторов. В печатных каталогах появились вступительные статьи от имени руководства издательств, директоров. Издательства расширили сеть своих представительств в реальном и виртуальном пространстве. Произошло становление издательских домов – комплекса издательского, типографского и книготоргового производства, последнее часто совмещается с киоскерной сетью по продаже периодических изданий и торговлей канцелярскими товарами. Система бонусов и специальных предложений продолжала расширяться, и мелкие расхождения рекламы и наличия становились все менее болезненными для розничных потребителей.

Особенностью книжного мира постреформенной России является преобладание торговых операций над издательскими и уменьшение тиражей издаваемой книжной продукции. Впрочем, малый тираж или отсутствие указания на объем тиража готовой продукции могут камуфлировать ситуацию допечатки тиража по требованию. В таком случае, минимальный тираж учебной литературы (1–3 тыс. экз.) можно оценивать как один завод – печать части тиража. Реальный объем тиража может составить более отвечающую реальности цифру – 100 и более тыс. экз. По информации Книжной палаты 2005 г., наиболее распространенным является тираж от 10 000 до 50 000 экз.1 По–видимому, начинает сказываться эффект практики западных книгоиздателей, известной как система «Books in print». Сам термин «in print» подразумевает некое постоянство: книги, которые всегда в печати. Технология in print означает, что издатель выпускает книгу не фиксированным тиражом, а постоянно ее допечатывает, по мере спроса на рынке. Вместе с информацией каталога «Out of print» – о книгах, снятых с продажи и подпечатки, «Books in print» знаменует феномен прагматической коммерческой библиографии, информирующей о том, где, по какой цене сегодня можно купить конкретную книгу. Благодаря оперативным издательским технологиям, по–видимому, книготорговая библиография достигла, наконец, той прагматически востребованной цели, ради которой она и возникла. В отличие от государственной библиографии, книготорговая сохраняет прямую зависимость от рынка, поэтому ее статистика относится к области коммерческой тайны, а ее ведение в западных странах на принципах самоокупаемости поддерживают «биржевой союз книготорговцев и книгоиздателей в Германии, в США – все книжные организации»2.

Освоение высоких информационных технологий обострило проблемы информационного обеспечения книжного рынка. Аналитики отмечают отсутствие оперативной и точной информации, считают, что значительная часть экспертных материалов в деловой прессе построена на ограниченных данных. Безусловно, исследуется статистика ведущих книготорговых структур, но не всех, а избранных, и известными становятся те сведения, которые повышают рейтинг компании, а не объективно отражают состояние дел. По–видимому, вернее говорить об отсутствии открытого доступа к оперативной и точной информации, а не об отсутствии информации. Косвенным свидетельством, подтверждающим ведение книготоргующими организациями статистики продаж, является расширение числа книжных магазинов и формирование региональных и федеральных книжных сетей, успешная работа которых невозможна без статического анализа ежедневных продаж и связи как со складом готовой продукции, так и с издательствами.

Вхождение в рынок привело издательства к новым формам конкуренции. Одной из них необходимо считать технологию in print, которая ориентирует на продажу реально востребованных книг, заставляет четко вести учет потребительским свойствам книги как товара, регулируя спрос. Перспективное планирование как реализация проектов с новыми авторами стало частью коммерческой тайны.

Е.И. Хусаинова

ЧТЕНИЕ КАК ОСНОВА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ БУДУЩИХ БИБЛИОТЕКАРЕЙ

Какие сложные задачи не стояли бы перед нашим обществом сегодня, оно в любом случае не уйдет от решения проблем, связанных с поддержкой безусловных ценностей, одной из которых является чтение. Ушли в прошлое споры, в основе которых были сомнения по поводу полезности чтения, когда ссылались на известные тезисы о культуре как неудаче человечества, говорили о том, что прекрасное искусство, якобы, создает тот, кто не способен создать прекрасную жизнь. Тогда мысль о том, что мы самая недоедающая страна именно потому, что самая читающая, всерьез обсуждалась на страницах журналов.

Сегодня очевидно, что экономическая устойчивость государства зависит и от того, насколько компетентно его граждане ориентируются в информационном пространстве, готовы ли они быстро меняться в ответ на постоянно меняющуюся реальность. Вполне понятно, что читающему человеку, способному мыслить в категориях проблем и принимать продуманные решения, проще будет адаптироваться в окружающем мире.

Авторы Национальной программы поддержки и развития чтения убеждены в том, что ее реализация приведет к повышению интеллектуального потенциала нации, но произойдет это только тогда, когда удастся объединить рамками государственной политики в области чтения важнейшие ресурсы: библиотеки, книжную индустрию, научно–методическое обеспечение и системы популяризации чтения, образования и подготовки кадров.

Остановимся на некоторых проблемах, с которыми сталкивается кафедра библиотечных дисциплин, 40 лет готовящая библиотекарей среднего звена. Более 15 лет осуществляя набор на специальность «Библиотековедение» в Челябинский колледж культуры, мы наблюдаем у абитуриентов – выпускников общеобразовательных школ – постепенную утрату интереса к чтению. Национальная программа поддержки и развития чтения довольно точно называет причины: уход из семьи традиции чтения вслух; недостаточное внимание формированию основополагающей читательской компетентности, чтение практически не рассматривается как основное средство обучения и развития; удручающее состояние большинства школьных библиотек.

Школа – единственный институт, на сто процентов охватывающий будущие поколения читателей, именно на ней сегодня ответственность за формирование интереса и любви к чтению у детей и подростков. Начинать это формирование, на наш взгляд, необходимо с анализа содержания образовательных стандартов, с пересмотра репертуара для обязательного чтения по литературе.

Результаты двух исследований: «Чтение и библиотека в жизни студентов Челябинского колледжа культуры» (1999) и «Мы читаем? Мы читаем!» (2005) показали, что в число любимых студентами ЧКК авторов вошли А.С. Пушкин, Ф. М. Достоевский, Л.Н. Толстой. На вопрос: «Какую из недавно прочитанных книг вы порекомендовали бы своим однокурсникам?» – ребята называли произведения таких писателей, как Н. Некрасов, Н. Гоголь, А. Островский и др. Очевидно, что круг читательских предпочтений ограничен школьной программой, а последние 20 лет показали, что она не способна формировать и воспитывать ЧИТАТЕЛЯ, возможно, потому что школьные программы по литературе не учитывают возрастные особенности детей и подростков, уровень их мышления и восприятия. В программу по литературе для 4 класса включены: «Повесть временных лет», «Поучения Владимира Мономаха», «Детские годы Багрова внука» (Сергея Аксакова). Эти произведения рекомендованы для чтения в отрывках и создавались явно не для детского чтения и осмысления. В результате, обязательное школьное чтение, превращаясь порой в наказание, на долгие годы вырабатывает стойкое нежелание детей мучить себя чтением. Трудно понять, почему десятилетним мальчикам и девочкам нельзя читать в школе Драгунского, Голявкина, Крапивина, Погодина, Коваля, Булычева, которые писали и пишут именно для этой читательской группы, чьи книги светлы, радостны, умны и нравственны.

В Челябинский колледж культуры, в последние годы, на специальность «Библиотековедение» приходят учиться ребята, для которых чтение стало, в лучшем случае, неприятной обязанностью. Конечно, мнение о том, что одной из ключевых профессиональных компетенций будущего библиотекаря является любовь к чтению, сегодня не актуально. Но именно чтение составляет основу таких профессиональных компетенций как: оценка произведения искусства и литературы; работа с документами и их классификация; умение запрашивать и оценивать различные базы данных; организация поиска и оценки информации; умение самостоятельно заниматься своим обучением; использование языка, текста, символов в интерактивном режиме; способность использовать, оценивать и создавать образы и видеоизображения с помощью традиционных и медиатехнологий; способность определить местонахождение, синтезировать и эффективно использовать информацию печатных и электронных материалов.

Специалисты кафедры библиотечных дисциплин последние 10 лет ведут поиск эффективных педагогических технологий, позволяющих за очень короткий период обучения (1 год 10 месяцев) сделать практические шаги к формированию и развитию читательских потребностей будущих библиотекарей. Сделать это нелегко, так как у большинства студентов практически отсутствует мотивация к чтению, соответственно их читательские потребности окончательно не сформировались.

Приблизиться к решению этой довольно серьезной проблемы удается благодаря использованию технологии проектной деятельности студентов. Эта деятельность стимулирует активность будущих библиотекарей как читателей и позволяет выработать навыки по организации выставок в библиотеке. Проектная работа «Выставочная экспозиция в библиотеке» организуется в процессе изучения курса «Библиотековедение» и состоит из четырех этапов.

В первый год обучения на первом и втором этапах студенты занимаются аналитической деятельностью и планированием. Каждый обучающийся определяет тему работы, в первую очередь, руководствуясь личностными предпочтениями и интересами, формулирует целевое и читательское назначение, осуществляет поиск, отбор и анализ содержания документов, разрабатывает концепцию выставочной экспозиции. Формат учебной работы на этих этапах не позволяет использовать фонды других библиотек, кроме учебной библиотеки колледжа. Эта часть работы заставляет студентов более точно определиться с тематикой своих читательских потребностей, сформулировать их, проанализировать и соотнести с предпочтениями своих товарищей по возрастной группе, дать оценку с точки зрения их актуальности и востребованости среди пользователей библиотек.

Третий этап начинается во время летней технологической практики и представляет собой практическую деятельность по вторичному отбору документов и других материалов, окончательному оформлению концепции выставки, а также по обработке информации с помощью современных компьютерных технологий.

На этом этапе авторы работ получают возможность сравнить свою, только появившуюся работу, с выставками, разработанными сотрудниками библиотек, представить ее в реальном пространстве библиотеки, дополнить свою работу новыми интересными документами, услышать отзывы о своей идее от профессионалов. Параллельно с этой деятельностью начинается оформление работы в электронном варианте, в программе Power Point. В обязательной структуре работы: титульный лист, обращение к читателям, красочные заголовки частей выставки, информация об авторах и их книгах, рекомендации и советы для читателей, красочные иллюстрации, фотографии, списки документов, представленных на выставке. Для оформления работы используются анимация и редактор цифрового звука Аdobe Audition. В перспективе для оформления будут использоваться программы для работы с видео.

Четвертый этап организуется на втором году обучения и содержит оформление выставки и ее презентацию в условиях учебной библиотеки колледжа. На этом этапе студенты помимо представления выставки в библиотечной среде, готовят выступления (методические обоснования) по концепции выставки и обзоры для читателей. Презентации выставок превращаются порой в яркий праздник («Праздничный каскад» – работа Тетеркиной Е.), порой в острую дискуссию («Обратно в СССР?» – работа Остроушко Е.) или интересную встречу с поэтом («А если это любовь?» – работа Романовой С.). Нужно отметить, что благодаря чтению документов по своей выставке и работам своих товарищей, студенты узнают довольно много интересного об окружающем мире. Вот некоторые из тем: «Самый, самый …» (Рекорды в мире природы, людей и вещей), «Сам себе психолог», «Стиль уютного дома», «Я танцевать хочу», «Бестселлер – XX век», «Звезда моя, Южноуральская!».

Завершается работа над проектом представления электронной презентации выставки на втором этапе итоговой государственной аттестации. Выпускники защищают концепцию работы, обосновывают актуальность темы и постановку целевого и читательского назначения, рассказывают о путях поиска информации и документов, комментируют структуру и содержание работы, демонстрируют отзывы читателей и специалистов, выстраивают перспективы работы по теме и использования электронной презентации в условиях библиотек, анализируют свою работу и делают выводы.

В прошедшем 2006 – 2007 учебном году кафедра библиотечных дисциплин (преподаватели Е. Е. Смотрова и Е.И. Хусаинова) при активном участии специалистов кафедры информационных технологий впервые организовала на втором этапе ИГА защиту электронных презентаций выставок и составительских работ. Первая «проба пера» была успешной. Удалось, во–первых, с помощью компьютерных технологий сделать экзамен современным и зрелищным; во–вторых, выявить познавательные потребности студентов, сформировать и развить их с помощью чтения и анализа большого количества документов и информации; в–третьих, расширить спектр профессиональных компетенций, приблизившись к подготовке библиотекаря–медиаспециалиста, который способен использовать, оценивать и создавать образы и видеоизображения, используя традиционные и медиатехнологии.

И.К. Шубников

сотрудничество вузовской Библиотеки и коммерческих партнерских организаций: подходы к разрешению противоречий

Одна из важнейших задач вузовской библиотеки – содействие образовательному, научно–исследовательскому и воспитательному процессам в рамках учебного заведения через формирование и предоставление в пользование информационных ресурсов. Исходя из того, что процессы образования, воспитания, научной работы по природе своей непрерывны (пока существует вуз и библиотека), процесс формирования информационных ресурсов также должен быть непрерывным, и, следовательно, оперативным, полным по объему и свободным по доступу к этим ресурсам. Но, обеспечивая доступ пользователей к информации, полностью ли библиотека свободна и независима в формировании своих ресурсов? Ни для кого не секрет, что состояние библиотечного дела в стране в 90–е гг. XX века было отмечено многими серьезными противоречиями, назревавшими в течение нескольких десятилетий. Не редкость они и сегодня. Но, на наш взгляд, не стоит воспринимать противоречия однобоко, только как негативные явления действительности. Как известно, нет развития, прогресса, движения вперед без противоречия. Поэтому, в нашем понимании, это некий положительный, побуждающий к созиданию нового, момент действительности. Также отметим, что противоречие возникает тогда, когда что–либо устаревает, а новое еще не может полностью реализоваться по различным причинам. Объективно рождается проблема, требующая разрешения ее сути, то есть противоречия.

Одно из сегодняшних противоречий – крайняя необходимость создания единого поля сотрудничества библиотеки с коммерческими партнерскими организациями: издательствами, книготорговыми предприятиями, – и принятие противоречащих этому требованию законов (например, уже небезызвестный ФЗ № 94 «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд»). Согласно вышеназванному закону, библиотеки обязаны проводить тендер на поставки литературы (1). По поводу отрицательных моментов тендера написано много, поэтому мы не будем подробно останавливаться на этом (2,3).

Казалось бы, библиотеки только начали забывать, с каким трудом они приобретали действительно необходимую им литературу в условиях соблюдения принципа государственного планирования в комплектовании книжных фондов в СССР. Но и в современной России существует подобная проблема: обязательное проведение конкурсной процедуры для заказа литературы. Разница здесь невелика. В 80–е гг. XX в. библиотеки тоже были обязаны пополнять свои фонды в одном месте, у единственного поставщика: в библиотечном коллекторе (4). После проведения тендера библиотеки пополняют свои фонды тоже в одном месте (организация, выигравшая объявленный конкурс). В некоторых случаях библиотекам разрешается комплектование без проведения конкурсной процедуры, если сумма заказа не превышает определенный порог. Но неужели в данном случае библиотекарям остается «подгонять» заказы под эту сумму и таким образом хоть как–то обходить абсолютно не нужный им закон? Только вот до какой поры нам придется хитрить и обманывать самих себя? Вместо того, чтобы строить действительно эффективное и всем нужное информационное пространство, партнерство, платформу (можно назвать по–разному), мы позволяем кому–то, далекому от специфики отрасли, решать за нас, нужен нам какой-либо закон или нет, потом самим же его критиковать и предлагать новые решения.

Естественное и по долгу службы обязательное желание комплектатора приобретать необходимую и интересную, актуальную и востребованную литературу сохраняется. Остается еще один вопрос: поставщик, с которым сотрудничает библиотека, никому не подчиняется, разве что самому себе. Конечно, можно и ему предъявить претензии в случае нарушения обязательств. Согласно п. 7 ст. 8 ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27.07.2006 г., заказчик информации, в случае несвоевременного ее предоставления, имеет право требовать возмещения убытков в соответствии с гражданским законодательством (5). Но имеет ли вузовская библиотека моральное право тратить время на судебные разбирательства (а они достаточно продолжительные), вместо того, чтобы искать пути эффективного взаимодействия с партнерами? И да, и нет. В рамках вуза библиотека, являясь его структурным подразделением, имеет возможность подать иск. Но, несмотря на то, что различные аспекты взаимодействия библиотеки с ее партнерами в комплектовании фонда обсуждаются уже десять с лишним лет, все еще нет единой законодательной базы, регулирующей правоотношения в данной области деятельности. Есть разница между отсутствием необходимого опыта и преднамеренным нежеланием следовать букве закона, безответственностью. Возможен следующий выход: не ждать решения проблемы на федеральном уровне, а заключать соглашения на региональном и профессиональном уровнях между представителями книжного бизнеса и библиотеками, искать взаимную выгоду от сотрудничества.

Этой проблемой может заняться штатный юрист образовательного учреждения, представляя интересы не только библиотеки, но и всего вуза. Какую выгоду, кроме материальной, сулит обращение в суд? Библиотека признается равноправным субъектом книжного рынка, наравне с издателем, книготорговым предприятием. Конечно же, не всегда можно заставить уважать себя таким путем, такой подход здесь не совсем уместен. Поэтому данное решение вопроса не разрешает суть проблемы. Возместив убытки, что хорошо для бюджета вуза, библиотека не возмещает безвозвратно утерянный момент обладания информацией здесь и сейчас, в момент непосредственной потребности в ней. Поэтому выгоднее возмещать не собственные материальные убытки, несмотря на то, что это также очень важно для библиотеки, а предотвращать или исправлять тот вред, который будет или был нанесен пользователям. Таким образом, превентивные меры более действенны и эффективны.

Мы подошли к тому, что в центре проблемы стоит не столько библиотека, сколько ее пользователь. На него направлены все усилия в деятельности библиотеки; он, а не библиотека должен получить по запросу необходимую информацию в установленный срок. В конечном итоге, его удовлетворенность обслуживанием определяет эффективность работы всей системы в целом.

Ситуация такова, что в отношения «Книготорговец» – «Библиотека» “вмешивается” еще один элемент – посредник (поставщик). Им является организация, выигравшая конкурс на поставку товаров. Вполне вероятно, что поступление новой партии книг в отдел комплектования библиотеки будет не таким оперативным, нежели при исключении из цепочки отношений звена «Посредник». Тем более, сотрудничество напрямую с книготорговым предприятием явно позволяет экономить финансовые средства. В противном случае, при отсутствии необходимой информации, пользователь обратится или непосредственно в книжный магазин, или к электронным источникам (Internet), или в другие библиотеки. Библиотека же, претендуя на статус полноправного субъекта книжного рынка, не вправе терять ни одного из своих читателей (клиентов, пользователей), ориентируясь на маркетинговую концепцию в своей деятельности.

Библиотека постепенно учится отстаивать свои права, бороться за активное привлечение финансовых средств для формирования фонда; четко знает свои задачи и цели. Но здесь дело не в этом, и даже не в тендере, и даже не в отношении к ней чиновников. Повторяется история прошедшего десятилетия. Библиотека загоняется в угол, замкнутый круг и при этом она все так же остается ответственной за качество своих информационных ресурсов. Вузовская библиотека хорошо знакома с регулярными аттестациями учебного заведения, когда необходимо соответствие показателей ее работы требованиям контролирующих органов. Партнерские отношения все еще строятся по типу «Мы–Вы», а не «Мы вместе». Сохраняется их субъект–объектная направленность при крайней необходимости модели «Субъект–Субъект», в центре которой сосредоточен Пользователь. Проблема заключается в том, как построить данную схему сотрудничества.

В открытом и свободном гражданском, информационном обществе взаимодействие библиотеки с окружающими ее коммерческими партнерскими организациями должно осуществляться на основе следующих принципов.

  1. Деловое партнерство и профессиональная активность.

  2. Взаимовыгодное сотрудничество.

  3. Уважение корпоративных и профессиональных ценностей.

  4. Сочетание культурного и делового отношения к книге.

Заметим, что их соблюдение направлено, прежде всего, на субъектов внешней среды (книжного рынка) по отношению к библиотекам. Но последние также принимают их как необходимость.

Принцип делового партнерства должен проявляться, в первую очередь, в том, чтобы сотрудничающие организации неукоснительно соблюдали принятые соглашения, федеральные законы, стандарты и т. п. Структура отношений должна быть прозрачной на всех уровнях: от заведующих отделами и менеджеров – до директоров и управляющих компаниями. Принцип также подразумевает активное информирование друг друга обо всех значительных событиях (непосредственно имеющих большое значение для обоих партнеров) в книжном и библиотечном мире. Профессиональная активность подразумевает умение работать с книгой, определять ее целевое назначение; ориентацию в потоке книжной продукции; знание принципов составления библиографического описания и классификации литературы (6).

Выделение принципа взаимовыгодного сотрудничества обусловлено тем, что сегодня библиотека для признания ее полноправным партнером на книжном рынке должна для себя выявить, какую выгоду она может принести издателю и книгопродавцу. Это может быть не только прямой экономический интерес, но и косвенное поддержание имиджа фирмы, ее маркетинговой стратегии (7).

Как бы то ни было, библиотека, издательство и книжный магазин принадлежат к разным типам организаций: коммерческая и некоммерческая; у них разные цели, задачи, методы работы. Поэтому, на наш взгляд, уважение корпоративных и профессиональных ценностей друг друга занимает особое место в ряду перечисленных нами принципов. Недостаточно досконально знать суть работы каждого субъекта книжного рынка. Прежде всего, необходимо понимание каждым из субъектов смысла деятельности партнера. Необходимо понять, почему для сотрудников и организации в целом ценно именно то, а не другое; что является высшей ценностью для партнера, а что для него неприемлемо. Только разобравшись в этом, можно предугадывать пожелания и стремления друг друга, избегать нежелательных «подводных камней» в отношениях, что, в целом, должно значительно повысить качество всей работы. Принцип также подразумевает соблюдение норм деловой этики и делового этикета. Библиотека и книготорговец одинаково воспринимают книгу как средство воспитания подрастающего поколения; отрицательно относятся к литературе, разжигающей национальную, религиозную нетерпимость. Для коммерческих партнерских организаций важно стремление к соблюдению закона «Об обязательном экземпляре» как факту уважения библиотеки и признания ее своим партнером.

Принцип сочетания культурного и делового отношения к книге определяется двойственностью природы книги. Она является и результатом индивидуального/коллективного творчества, и товаром. При этом культурное и деловое отношение к книге неотделимы друг от друга как для библиотеки, так и для книготоргового предприятия. Многие книжные магазины превращаются в центры культурной жизни микрорайона или города, а библиотеки предоставляют услуги на платной основе. Библиотека, оставаясь некоммерческой организацией по своей природе, все же может в некоторых случаях рассматривать книгу как товар, который она предоставляет во временное пользование своим клиентам. Библиотека разрабатывает маркетинговые программы по продвижению книги среди своих реальных и потенциальных пользователей. Соблюдение принципа является важным условием для сближения библиотеки и коммерческих партнерских организаций.

Вышеперечисленные принципы являются теми условиями, на которых основывается развитие единого поля сотрудничества и укрепление связей библиотеки со своими партнерами. Их соблюдение не закреплено законом, является декларативным. Но библиотеки и представители книжного бизнеса, стремящиеся к привлечению новых пользователей и клиентов, к получению дополнительной прибыли, понимают их важность в собственной деятельности.

Список литературы:

1. Федеральный закон Российской Федерации от 21 июля 2005 г. № 94–ФЗ О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд : (Электрон. ресурс). – Режим доступа: http : /law/12041175–000.htm.

2. Эйдемиллер, И. В. Итоги интерактивного опроса о конкурсной процедуре (тендере) на закупку книг и документов на других носителях информации для текущего комплектования государственных библиотек /И. В. Эйдемиллер: (Электрон. ресурс). – Режим доступа : /or/comitet/12/tender.html

3. Эйдемиллер, И. В. Как продолжать комплектование и «что делать» в условиях нового Федерального закона № 94 «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» /И. В. Эйдемиллер : (Электрон. ресурс). – Режим доступа : /pdf6_06/eidemiller.pdf.

4. Дашиева, Е. Чьи интересы представляем? /Е. Дашиева // Библиотекарь. – 1989. – № 6. – С. 15–17.

5. Федеральный закон Российской Федерации от 27 июля 2006 г. N 149–ФЗ Об информации, информационных технологиях и о защите информации : (Электрон. ресурс). – Режим доступа : /2006/07/29/informacia–dok.html.

6. Есенькин, Б. С. Предпринимательство в книжном деле : учеб. пособие / Б. С. Есенькин, А. Ф. Коган. – М. : МГУП, 2004. – 283 с.

7. Кудряшова, Г. Ю. Взаимодействие библиотеки вуза и книготорговых организаций : общие цели и равные возможности. Из опыта работы Зональной научной библиотеки Уральского государственного технического университета – УПИ /Г. Ю. Кудряшова //Университет. кн. – 2007. – № 3. – С. 36 – 39.

Е. В. Шабалина,

М. В. Шабалина

«ГЛЯНЦЕВЫЕ» ЖУРНАЛЫ: МАНИПУЛЯЦИЯ ЧТЕНИЕМ

Понятия «глянцевый», «гламурный» журнал («глянец», «гламур») часто выступают как взаимозаменяемые, служат для определения одного явления издательской индустрии – журналов нового типа «lifestile» – «стиль жизни». К их числу относятся: «женские», «глянцевые», «lifestile» журналы.1

В «женских» журналах содержатся сведения о «глобальных» проблемах женщин, отражены их специфические интересы, как правило, они апеллируют к женским реалиям и, владеют их языком. «Глянцевые» – выходят, как правило, раз в месяц. Объем больше, чем у еженедельных изданий, значит, читаются дольше, передаются друг другу, следовательно, печатаются на более плотной бумаге. Отсюда высокая цена. «Глянец» – это новости из мира роскоши, рекламная информация о том, где и как эту роскошь приобрести. Дополнительно содержат информацию о работе, развлечениях, психологических аспектах жизни современной «идеальной» женщины. Издатели непосредственно «lifestile»–журналов видят своей целью формирование и поддержание у читателя представлений о модном образе жизни. Такие журналы, как правило, не ориентируются на определенную гендерными рамками аудиторию.

Главное различие между журналами этих типов состоит в том, что одни делятся на «life» (в основном зарубежные), другие на «style» (чаще всего русифицированные версии зарубежных журналов). Сегодня глянцевый журнал является самым распространенным, самым массовым издательским продуктом. Можно с уверенностью рассматривать глянцевый журнал как бестселлер. С одной стороны, во многом успех глянцевых журналов объясняется тем, что их созданием и распространением занимаются издательские дома, которые объединяют типографские, издательские, книготорговые функции и, как правило, выступают в роли телеконцернов. Наиболее крупные и известные издательские дома, выпускающие глянцевые журналы в России: Independent Media1 (Cosmopolitan, Yes!, Harper’s Bazaar, Cosmo Shopping, Cosmo Beauty, Gloria, Магия Cosmo, Домашний очаг, Men’s Health); Burda/Бурда2 (Oops! Mini, Joy, Girl, Playboy); Hachette Filipacchi Shkulev / Ашет Филипаки Шкулев3 (Elle, Elle Girl, Elle Deluxe, Marie Claire, Maxim); Conde Nast4 / Конде Наст (Glamour, Vogue); Родионова5 (Крестьянка, She/Она, XXL, FHM (For Him Magazine)); Gruner und Jahr / Грунер+Яр (Gala).

Они выходят в свет в различных форматах: стандартном (Cosmopolitan), «mini» (Glamour, Mini), фолио (Playboy, FHM). Сформировались целые «семейства» глянцевых журналов: издательские дома выпускают специализированные издания для женщин, мужчин и подростков. Цена рассчитана как на потребителя среднего класса, так и с более высоким уровнем доходов.

Ранее в нашей стране не было видового разнообразия развлекательных журналов. Традиционно они не меняли ни название, ни формат. Неизменными спутниками российской женщины были два журнала: «Крестьянка» и «Работница и селянка». Как правило, журналы не делились по гендерному признаку.

Современные российские глянцевые журналы являются точной копией зарубежных либо представляют собой русифицированную версию зарубежного аналога. Зарубежные глянцевые журналы смогли завоевать российских потребителей, так как не было конкурентов среди отечественных изданий. Многие российские издательские дома являются филиалами международных издательских групп. Исключение – ИД «Родионова» и входящий в него ИД «Крестьянка», однако и они заинтересованы в публикации зарубежных версий «глянца» (FHM, XXL, SHE). Одними из первых среди издателей глянцевых журналов в России появились ИД «Burda», «Индепендент Медиа», «Ашет Филипаки Шкулев», давно завоевавшие признание в мире.

В России ИД «Бурда» основан в 1987 г. как германо–советское предприятие. В настоящее время он входит в немецкий медиаконцерн Hubert Burda Media, созданный в 1898 г. Портфолио ИД «Бурда» составляют 21 ежемесячный журнал и 8 еженедельников, а также 5 журналов, выходящих 1 раз в 2 недели. Годовой совокупный тираж изданий – 350 млн. экземпляров.

Издательский дом Independent Media Sanoma Magazines основан в 1992 г. Основное направление его деятельности сформировалось в 1994 г. с началом выпуска Cosmopolitan. ИД Independent Media принадлежит 50%–ная доля в компании «Альпина Бизнес Букс», которая специализируется на выпуске деловой книги. ИД «Hachette Filipacchi Shkulev» входит в состав группы компаний «Hachette Filipacchi Shkulev и ИнтерМедиаГруп», выпускающей 260 журналов в 41 стране мира общим тиражом свыше одного миллиарда копий в год. В России ИД известен с 1995 г.

Согласно данным TNS Gallup Media1, большая часть читательниц всех женских журналов – работающие женщины в возрасте от 18 до 36 лет. У журнала «Магия Cosmo» самый высокий процент читательниц – 91. Журнал лидирует по количеству читателей младше 18–ти лет (15%). По числу читательниц с высшим образованием лидируют журналы Elle, Harper’s Bazaar, L’Oficiel, Marie Claire. Только у трех журналов (Cosmopolitan, Harper’s Bazaar, Она) основная доля читательниц замужем и имеет детей. Большинство глянцевых изданий имеет читательскую аудиторию с высоким уровнем доходов. Исключение составляют журналы Cosmopolitan, Сosmo Beauty и Она, читатели которых имеют средний доход.

Некоторые ИД вкладывают деньги в выпуск региональных приложений к основным журналам. Приложения печатаются отдельно и имеют локально ориентированное содержание с отражением местных новостей, реалий и т.п. (Cosmo Сибирь, Cosmo Урал).

Женский сегмент журнального рынка всегда был одним из высокотиражных, что делает его привлекательным в глазах рекламодателей. В большинстве зарубежных глянцевых журналов реклама занимает 90% объема. Лидеры сектора (Cosmopolitan, ELLE, Harper`s Bazaar) устойчиво занимают передовые позиции в рейтингах по рекламным доходам. Так, затраты (в долларах США) рекламодателей при размещении рекламы в журнале Cosmopolitan – 2 359 274, ELLE – 1 823 300, VOGUE – 1 734 100.

С учетом того, что количество журналов растет быстрее, чем читательская аудитория, одни и те же темы и приемы подачи материала «кочуют» из одного журнала в другой. Глянцевые издания предлагают советы по уходу за лицом, волосами, различные приемы макияжа. Выбор поистине огромен, только не из советов и рекомендаций, повторяющихся с завидным постоянством, а из косметических средств, ассортимент которых глянцевые журналы обновляют из номера в номер: Gloria предлагает придать идеальную форму губам при помощи карандашей для губ Mary Kay, Pupa, Oriflame, Bourjois; в Elle Girl идеальную форму обещает помада–блеск Water Shine. Эффективность приема «dйjа vu» статистика всероссийских веб–форумов объясняет тем, что женщины, как правило, не обращают внимания на текст; не читают, а листают журналы, просматривают красивые картинки.

Глянцевые журналы содержат рекламу, статьи, посвященные проблемам красоты, отношениям, а также имплицитные сообщения об «опасности» возраста, еды, одиночества для жизни женщины; выступают в роли имиджмейкеров, внушают противоестественный страх, формируют клиповое и катастрофическое сознание. Ингредиенты клипового сознания («Модно быть модным») составляют прекрасный коктейль из сведений о «33 способах» понравиться начальнику, просто мужчине, завоевать Его сердце за пять дней; о желании не работать, а зарабатывать. Glamour советует, как «укрощать строптивого» начальника, проверять, действуют ли на босса женские чары. Cosmo предлагает поучиться просить прибавку к зарплате. Gloria поделилась «географическими» данными о месторасположении миллионеров, вкупе с краткой характеристикой методов их поиска.

Журналы часто проверяют наличие обратной связи. В Gloria на каждой странице в рубрике «Ты спросила» можно узнать, кто такой риск–менеджер, где можно научиться росписи по шелку, есть ли у парфюмерии срок годности.

Информационный блок журналов включает т.н. «ценные указания», новости, советы на каждый день: как сделать рамку для пожеланий, из подушки – подарок, вкусную валентинку, научиться играть в йо–йо или в маджонг для межкультурного взаимодействия; анонсы книг «глубокого интеллектуального содержания» («Матрица Manolo», «Код Givenchy» Дж. Коннер и пр.). «Домашний очаг» освещает предстоящие московские концерты, выставки; Cosmo предлагает новости о «высокой» кошачьей кухне, модных танцах, шоколаде.

Реальная жизнь со страниц глянцевых журналов выглядит неузнаваемо и ошарашивающе: попробуйте для семейного обеда по рецепту «Домашнего очага» в холодильнике среднестатистической семьи разыскать 6 клейментинов, 2 лайма, 200 г консервированного гороха нут, херес, ликер «Куантро», либо готовые такос, как рекомендует Gloria.

Отдыхать и путешествовать глянцевые журналы советуют, как правило, за границей: Париж, Рим, Берлин, Вашингтон, Кембридж, Дахаб, Тунис, Италия, Мальдивы, Бали, Перу, Швеция, Кипр, Мальорка, Вьетнам. Предлагают оценить различные SPA–курорты и маршруты для шопинга.

Экскурс по страницам глянцевых журналов дает представление о незамысловатом содержании современного гламура. Однако не стоит недооценивать великолепную организацию работы издательских домов, планетарный размах их деятельности, качество полиграфии и гибкую реакцию на финансовые возможности потребителя.

А.В. Штолер

Институты Книжного дела региона:

проблемы и перспективы сотрудничества

Электронные и печатные СМИ, институты книжного дела, являясь своеобразным конституирующим элементом социокультурной среды (СКС), транслируют, сохраняют и обеспечивают жителям контакт с культурными ценностями, созданными как в ее рамках (т. е. на данной территории), так и вне ее (общенациональными, общегосударственными, общечеловеческими). Формирование целостной СКС преследует две основные цели: обеспечение социокультурного взаимодействия личности и групп и удовлетворение духовных потребностей.

Институты системы социально–документальных коммуникаций призваны решать две стратегических задачи:

  • обеспечивать реализацию конституционного права граждан на свободу доступа к информации (отсутствие ограничений по религиозным, национальным, расовым и прочим признакам);

  • обеспечивать информационный комфорт личности в рамках конкретной социокультурной среды (независимо от места проживания и других демографических факторов возможность получения информации необходимой для личностного и профессионального развития).

В рамках общих, стратегических задач региональное книжное дело как элемент СКС территории должно быть направлено на достижение более конкретных целей:

во–первых, выпуск книжной продукции, отражающей специфику социального, культурного, экономического развития региона;

во–вторых, обеспечение доступности населению территории (города, района, области, региона) произведений местных авторов, всей совокупности произведений отечественных авторов, выбора произведений зарубежных авторов (как на языке оригинала, так и в переводе).

В настоящее время развитие книжного дела области определяют следующие факторы внешней среды:

  • низкая степень интереса и поддержки со стороны органов государственной власти к проблемам отрасли (минимизация финансового участия в целевых программах выпуска литературы, других формах косвенной и прямой поддержки);

  • косвенные формы кредитования со стороны государства путем введения режима льготного налогообложения (10 % НДС), перспектива – введение 16– процентного налога при ликвидации льгот;

  • рост реальных доходов населения при сохранении низкого платежеспособного спроса населения на книги, ограничивающего ценовой потолок;

  • падение статуса книги и чтения, изменение структуры свободного времени, ограничение временного бюджета на чтение;

  • развитие системы образования: общего: стандартизация содержания (прежде всего, национально–региональный и школьный компоненты), унификация требований к внешним параметрам изданий (СанПиН); профессионального (вузовского и повышения квалификации): увеличение числа учебных заведений, учащихся, переход к двухуровневой системе, стандартизация содержания (национально–вузовский блок и дисциплины по выбору);

  • развитие замещающих технологий: увеличение числа пользователей Интернет, е–коммерция и т. д.

Динамика выпуска книжной продукции в Уральском федеральном округе по данным РКП представлена в таблице 1.

Таблица 1.

Выпуск книг в УрФО в 2000–2006 гг.

Год

Количество названий

Тираж

Средний

тираж, экз.

кол–во в текущем году

в % от

общенационального

тираж в текущем году, млн. экз.

в % от

общенационального

2000

1933

3,2

3,9

0,8

2000

2001

2191

3,1

9,0

1,6

4100

2002

2224

3,1

7,5

1,3

3370

2003

2504

3,1

7,4

1,1

2955

2004

2809

3,3

6,9

0,9

2447

2005

3033

3,2

8,3

1,2

2725

2006

2884

2,8

5,9

0,9

2037

Согласно статистическим данным РКП выпуск книг на территории УрФО возрастает по количеству названий, сокращаясь по тиражам. Соответственно средний тираж книг, выпущенных на Урале, после всплеска в 2001 году постоянно снижается.

Объективно оценить масштабы южноуральского книгоиздания в настоящее время не представляется возможным. Изменения в издательской структуре региона предопределили падение полноты библиографического учета местных изданий. Лишь около 50 % изданий, вышедших на территории Челябинской области, отражаются в органах государственной библиографии (“Ежегоднике книги”, “Книжной летописи” Российской книжной палаты). Местные издатели не всегда соблюдают требования ФЗ «Об обязательном экземпляре документов» (1994), Закона Челябинской области «О местном обязательном экземпляре документов» (1998/2002). Наиболее полная информация о действовавших и действующих на территории области издательских структурах сосредоточена в отделе комплектования ЧОУНБ.

Динамика южноуральского книгоиздания:

  • Первая половина 90–х годов ХХ в. С принятием в 1991 г. Закона «О средствах массовой информации» и «Временного положения об издательской деятельности в РСФСР», либерализации лицензирования количество издательских структур в Челябинской области резко возросло. В начале 90–х гг. ХХ в. к выпуску книжной продукции, помимо традиционных издательских структур (ЮУКИ, вузы), приступают новые негосударственные издательства («Пластик–Информ», «Вариант–Книга», «Форум–Издат», «Ладья»), общественные организации (изд–ва «Автограф» Челябинского отделения Союза писателей, «Рифей» Челябинского отделения Российского Фонда культуры), полиграфические предприятия (Челябинский Дом печати, полиграфическое объединение «Книга», «АТОКСО»), редакции газет и журналов («Газета», «Златоустовский рабочий»). В 1993 г. в Челябинской области действовало более 40 издательств и издающих организаций. К 1996 г. в Челябинске зафиксировано уже 62 издательства и издающих организации (31 государственных и ведомственных, 16 частных, 15 акционерных).

В первой половине 90–х гг. объем производства книжной продукции в Челябинской области увеличивается более чем в 2 раза по числу названий (с 276 названий в 1991 г. до 589 в 1996), сократившись по экземплярности в 5 раз (с 6,3 до 1,21 млн. экз.). В этот период в потоке южноуральских изданий начинает доминировать (до 60 % числа названий) художественная литература. Выпускаются преимущественно издания переводной доконвенционной «жанровой» литературы – детективы, фантастика, приключения, тираж которых составлял от 50 до 200 тыс. экземпляров. До 30 % потока литературно–художественных изданий составляли издания, выпущенные за счет средств автора минимальными тиражами (2–3 тыс. экз.). Порядка 20 % выпущенных названий приходилось на научно–популярные издания, представленные различными лечебниками, сборниками рецептов, литературой для садоводов и т. д.

  • Вторая половина 90–х годов – начало XXI века. В 2006 г., по данным Российской книжной палаты, в Челябинской области было выпущено 1160 книги и брошюры общим тиражом 554,6 тыс. экз. Если в середине 80–х гг. из 8–ми книг, приходившихся на одного жителя региона, лишь 1 экз. был произведен местным издательством, то к 2006 г. этот показатель книгообеспеченности снизился до 0.25 экз. (Для сравнения в 2004 г. данный показатель составлял 0,4 экз.).

Распределение книжного выпуска по регионам Уральского федерального округа представлено в таблице 2.

Таблица 2.

Выпуск книжной продукции по регионам

Уральского федерального округа

в 2004–2006 г.

Область

2004

2005

2006

Кол–во названий

Тираж, тыс. экз.

Кол–во названий

Тираж, тыс. экз.

Кол–во названий

Тираж, тыс. экз.

Курганская

243

113,7

192

76,3

233

97,7

Свердловская

969

5461,9

1004

6906,6

943

4880,5

Тюменская

516

397,6

806

416,2

548

343,6

Челябинская

1081

899,9

1031

867,5

1160

554,6

ВСЕГО по УрФО

2809

6873,1

3033

8266,6

2884

5876,4

В конце 90–х гг. ХХ в. – начале XXI в. в условиях стабилизации книжного рынка страны, системы оптовой и розничной книжной торговли происходит специализация деятельности местных издательских структур. В настоящее время издательская система региона представлена несколькими группами организаций.

Во–первых, крупнейшие коммерческие издательства, ориентированные на общероссийский книжный рынок: «Аркаим» (до 2003 г. «Урал Л.Т.Д.»), выпускающее коммерческую нехудожественную прозу (книги по кулинарии, домоводству, детские книжки–игрушки, научно–популярную литературу). Издательство сотрудничает с ведущими отечественными («Терра») и иностранными издательствами («Ровольт» (Германия), «МакГроу Хилл» (США), использует зарубежную полиграфическую базу, участвует в крупнейших международных, российских книжных ярмарках и выставках. К данной группе можно отнести и созданный в 2003 г. издательский дом «Фонд «Галерея».

Во–вторых, местные издательства, выпускающие книжную продукцию с местной спецификой (краеведческую, в т.ч. научную, научно–популярную и учебную литературу), заказные издания, произведения местных литераторов, за счет средств автора. В эту группу входят челябинские издательства: ЮУКИ (старейшее издательство области, выпустившее за свою 65–летнюю историю более 7 тыс. книг), Издательство Татьяны Лурье, «Библиотека А. Миллера», «Абрис» (картографическая продукция), «Взгляд», «Каменный пояс» (авторские и краеведческие фотоиздания, справочные издания: энциклопедия «Челябинск», «Челябинская область»); миасское издательство «Геотур», Центр историко–культурного наследия г. Челябинска.

В–третьих, газетно–журнальные издательства, рекламно–издательские агентства (ИД «Челябинский рабочий», «Восточные ворота», «Автограф», «Крокус»).

В–четвертых, издательские структуры вузов. При минимальности тиражей (средний тираж 500–800 экз.) и незначительности объемов (средний объем – 5 печ. л.) вузы намного опережают другие издающие организации по количеству названий. Так, по данным вузов, в 2001 г. ЮУрГУ было опубликовано 657 изданий, издательским центром УралГАФК – 235, издательско–полиграфическим комплексом ЧелГУ – 167, издательством «Факел» ЧГПУ – 126, редакционно–издательским отделом ЧГАКИ – 100.

Основные параметры конкурентной среды издательского рынка региона:

  • чрезвычайно низкие барьеры входа на рынок (постоянный рост числа издательских предприятий);

  • ограниченность «качественного» литературного предложения (оригинальные и переводные художественные и нехудожественные произведения по тематике / проблематике, востребованной массовым читателем / читателем–специалистом);

  • ужесточение давления со стороны столичных издательских структур (за счет расширения ассортимента книготорговой сети региона);

  • недостаток квалифицированных кадров;

  • дефицит полиграфических мощностей;

  • опережающий рост цен на полиграфические материалы и услуги;

  • длительный срок возврата вложенных инвестиций;

  • отсутствие полноценной системы информационного обеспечения издательской деятельности, охватывающей все стадии выпуска;

  • выбор стратегий специализации, предполагающих выпуск ограниченного ассортимента на общенациональный рынок (при условии построения эффективной системы дистрибуции), либо на региональный рынок («местная» литература по тематике, потребителю).

При всех этих обстоятельствах необходимо учитывать, что на книжный рынок поступает не более 25 % всех названий, выпущенных в области (200–250 изданий, правда, на их долю приходится до половины совокупного тиража). Остальное – издания, выпущенные издающими организациями для собственных нужд (вузы), издания по заказу, для книжного рынка не предназначенные.

Существенные изменения коснулись и книгопроводящей сети региона. В настоящее время основные каналы розничной книжной торговли в области представлены розничными книжными магазинами (независимые и сетевые), книжными отделами в супермаркетах и универсамах (массовая и художественная литература), сетями «Роспечати» и УФПС Минсвязи.

Количество магазинов остается ниже дореформенного уровня (таблица 3).

Таблица 3

Количество книжных магазинов

Город

1991 г.

2003 г.

Екатеринбург

40

30

Челябинск

106

36

К настоящему времени в Челябинске сформированы новые структуры книгораспространения. За последние три года открыто более 20 новых книжных магазинов, оптово–розничных предприятий. Помимо существующей книгопроводящей сети «Роспечати» в области и городе созданы две местные книготорговые сети книготорговых фирм «Интерсервис» (самая крупная насчитывает 18 книжных магазинов), «ЛитурЧ». Развитие книгопроводящей системы в городе и области не обошлось и без потерь. ГУП «Челябинсккнига», созданное в 1998 году на базе Челябинского облкниготорга, контролировавшее на тот момент 23 из 26 книжных магазинов города, в том числе самые большие – «Дом книги» и «Уральскую книгу», прекратило свое существование.

«Интерсервис» в Челябинске контролирует восемь книжных магазинов площадью от 20 до 700 кв. метров, в том числе два супермаркета «Книжный город». Ассортимент – от 1,5 до 50 тыс. наименований. Кроме того, открыты магазины крупнейших издательских холдингов, национальных книготорговых сетей («Топ–книги»: «Книгомир», «Литера», «Лас–Книгас»; «Буква» издательства «АСТ»). «Топ–Книга», лидер российского рынка, пришла в Челябинск в 2002 году. Сейчас она контролирует пять магазинов, в т.ч. два супермаркета по 1 тыс. м2 («Литера» – годовой оборот 8 млн. руб., «ЛасКнигас» – годовой оборот 10 млн. руб.).

Существующие книготорговые структуры отличаются высокой технологичностью, введено самообслуживание, свободный доступ, прием предварительных заказов, автоматизированный учет поступлений и продаж, штрих кодирование.

По оценке «Топ–Книги», в Челябинске один книжный магазин приходится на 40 тыс. человек (более 30 на 1,1 млн. населения), что превышает общероссийский показатель – один магазин на 50 тыс. человек.

В целом за последние два года ассортимент местных книготорговых организаций вырос на 15–25 %, что в первую очередь связано с рост выпуска книжной продукции в стране. Но при ассортименте крупнейших магазинов г. Челябинска порядка 50–75 тыс. названий книг общий объем книжного выпуска в стране в 2006 г. превысил 104 тыс. названий. Так, в ходе исследования кафедры книговедения ЧГАКИ, около 54 % респондентов в качестве причин непокупки книг назвали отсутствие необходимых книг в книжном магазине. Исследование регионального книжного рынка России, проведенное Российской книжной палатой, показало, что в ассортименте областных Домов книги отсутствуют 50 % книг половины ведущих российских издательств, прежде всего специализированных («Наука», «Стройиздат», «Мысль», «Детская литература» и т.д.), а также целого ряда важных тематических разделов: научно–технической, справочной, медицинской, сельскохозяйственной, учебной. В целом же на долю факторов, определяющих эффективность работы книготорговых организаций (ценовая и ассортиментная политика, построение сети, системы информационного обеспечения) приходится порядка 78 % всех отказов.

В сентябре 2006 г. кафедрой книговедения ЧГАКИ было проведено исследование на основе опроса жителей г. Челябинска. Одна из главных задач исследования была оценить степень престижа книги и чтения. Как показывают результаты исследования интерес к книге характерен для всех социальных групп. Порядка 60 % опрошенных оценивают книгу как незаменимый источник знаний, основное средство воспитания, важный инструмент культуры. При этом книга в первую очередь оценивается как источник эстетического удовольствия и средство проведения досуга.

Разнообразие средств информации в современном обществе, развитие информационных технологий обуславливают тот факт, что 25 % опрощенных не расценивают книгу основной источник передачи информации. Аналогичная ситуация и в группах, выделенных по уровню материального положения. 50 % респондентов, оценивших свое материальное положение довольно высоко, категорически не согласны с утверждениями, что книга является средством оценки культуры личности, основным коммуникативным средством, лучшим подарком.

Кстати ставшая нарицательной формула “книга лучший подарок” нашла отклик лишь у 27 % опрошенных, хотя более 60 % рассматривают возможность подобного использования книги. В то же время около 60 % респондентов отмечают, что на чтение книг зачастую сегодня не остается ни сил, ни времени, ни средств. При этом лишь чуть более 7 % опрошенных считают чтение пустой тратой времени и сил, как правило, это молодежь, студенты, а также люди, оценившие чрезвычайно низко свое материальное положение.

Влияние на объем потребляемой книжной продукции оказывает два социально–демографических фактора: возраст и уровень образования. Влияние фактора материального положения является не столь определяющим. 100 % респондентов, оценивших свое материальное положение как “могу ни в чем себе не отказывать”, и более 80 %, оценивших как “хватает только на самое необходимое”, купили за истекший год от 10 и более книг. В данном случае доминирующим фактором становится уровень книжной культуры личности (опыт общения с книгой), своеобразным проявлением которого становится наличие и объем домашней библиотеки. В частности 27,5 % респондентов, имеющих домашнюю библиотеку объемом до 1000 и более книг, и составили те 35 % , на долю которых приходится от 20 и более книг, купленных за истекший год.

Сегодня организация книжного дела региона в целостную систему должна строится на иных основаниях. Во–первых, воссоздания единства производственного цикла, результатом которого является не столько изготовление и реализация книг, сколько производство социальной коммуникации. Во–вторых, включенности данного производственного цикла в процесс формирования СКС территории, обеспечивающая доступность информации и информационный комфорт населения (личности, групп). В–третьих, повышения статуса книги в обществе, данной СКС, предполагающее востребованность результатов производственного цикла, их оценку и признание.

Раздел III

ЧИТАТЕЛЬ В СОВРЕМЕННОЙ КНИЖНОЙ КУЛЬТУРЕ

В.Я. Аскарова

Читательская мода: 20 лет спустя

В последние годы всё чаще ставятся рядом слова «чтение» и «мода». Причём в таком контексте: «чтение снова в моде», «мода на чтение не перевелась» или, напротив, «читать не модно», «как сделать, чтобы чтение снова вошло в моду» и т. д. Библиотекари повторяют как заклинание: «нужно формировать моду на чтение», «читать модно, читать престижно». Это не первая вспышка профессионального интереса к моде в чтении; как правило, интерес к этому феномену обостряется в периоды, когда возникает необходимость осмыслить какие–то массовые явления читательского поведения, найти способы и механизмы воздействия на него.

С чем же эта вспышка связана сейчас? Очевидно, прежде всего, со стремлением преодолеть кризисное состояние чтения, вернуть его в ряд наиболее значимых, престижных ценностей. Попытаемся ответить на вопрос, сложилась ли новая ситуация, позволяющая по–новому взглянуть на читательскую моду? Нуждается ли в ревизии уровень понимания данного явления, достигнутый 20–25 лет тому назад?

На эти вопросы можно дать положительный ответ, в первую очередь, потому, что изменилась гносеологическая ситуация в гуманитарных науках. Сформировалась метатеория социальной коммуникации, стали более доступными труды П. Сорокина о социодинамике культурных процессов, Ю.М. Лотмана о детерминированности и относительной самостоятельности культурных процессов, В.В. Ильина и А.С. Ахиезера о циклах российской истории, П.Н. Милюкова об истории российской культуры. Труды названных учёных позволяют глубже понять динамические процессы общественной жизни, влияющие на развитие и особенности проявления читательской моды.

Достижения синергетики позволяют рассмотреть читательскую моду как саморазвивающееся явление. Читательская мода является подсистемой общественной жизни и может рассматриваться в контексте детерминант общественных процессов. В то же время, читательская мода обладает имманентными свойствами, позволяющими характеризовать её в тот или иной период. Соответственно, она может изучаться как относительно автономное явление, обладающее собственными признаками и особенностями саморазвития.

Благоприятность гносеологической ситуации связана и с тем, что появились основательные работы о моде, описывающие её теоретическую модель. Прежде всего, отметим содержательную работу А.Б. Гофмана «Мода и люди. Новая теория моды и модного поведения» (2).

Прежде чем приступить к ревизии собственных представлений двадцатилетней давности, напомним ранее изложенные теоретические положения (1).

Для обозначения моды в чтении был предложен термин «читательская мода». Этим подчёркивалось, что модны, прежде всего, не конкретные произведения печати, авторы, а отношение к ним, проявляющееся в действиях и суждениях людей. Произведения печати становятся модными или перестают быть таковыми в зависимости от того, какие стандарты поведения по отношению к ним приняты в обществе в определённый промежуток времени. Мода может устанавливаться на все доступные читателю тексты, если они выдвигаются в ряд престижных ценностей.

Поскольку читательская мода есть одно из частных проявлений феномена моды, ей должны быть свойственны общие признаки моды и особенные, подчёркивающие её специфичность. В читательской деятельности практически проявляются все базовые признаки моды: стандартизованность читательских предпочтений в определённые промежутки времени и в то же время их непрерывная изменчивость, динамичность, а также демонстративность поведения читателей (под демонстративностью подразумевается завышение признаков собственной начитанности, подчёркивание своего обладания книгами, принадлежности к модным именам).

Стандартизованное массовое поведение читателей включает в себя стандартные, то есть относительно стабильные, однообразные, шаблонные элементы читательского поведения, распространённые среди большого числа лиц. В чтении такое поведение проявляется в стандартизованности читательских предпочтений в определённые периоды времени: запросах на одни и те же книги, их общепринятых оценках, преобладании этих книг в качестве предметов обсуждения. Причём групповые и массовые предпочтения периодически сменяются, то есть находятся в определённой динамике.

Крайне сложен вопрос о причинах этой динамики. Какие же факторы общественной жизни выделяют из массива литературы определённые книги, вводят их в круг актуального чтения и обрекают на невостребованность или забвение (временное или постоянное) другие?

Изучение разнообразных позиций по этому вопросу позволяет назвать в числе основных факторов, определяющих судьбу книг в тот или иной период, историческую эпоху с её социально–политическими и эстетическими особенностями. Политические тенденции, общественные настроения обусловливают определённые требования к литературной продукции. И, естественно, в круг актуального чтения включаются те произведения печати, которые в наибольшей степени отражают исторически обусловленное содержание эпохи. Общественный интерес к произведениям тем выше, чем острее они отражает назревшие социальные проблемы, нравственные и философские искания современников. Судьбу научных, научно–популярных произведений в каждый конкретно–исторический период определяют уровень развития науки, потребности научно–технического прогресса, познавательные потребности общества. Эстетические запросы эпохи, накопленные в коллективном опыте художественного потребления и отражающие стереотипные представления о требованиях к литературе, каждому отдельному её жанру, влияют на судьбу художественных произведений и её авторов.

Историческая эпоха с её общественными условиями, познавательными потребностями, эстетическими и прочими запросами порождает некоего обобщённого читателя, который как бы «распадается» на социальные слои и группы, различающиеся по образовательным, национальным, гендерным, эстетическим и прочим признакам. Поэтому судьба книги, попавшей в круг актуального чтения, своеобразно преломляется в среде каждой категории читателей.

Таким образом, популярность произведений печати определяется исторически детерминированными процессами социальной жизни и сформированной ими читающей публикой. Однако деятельность по выделению из массива литературы книг, которые в наибольшей мере соответствуют названным факторам, осуществляют далеко не все читатели, а лишь те из них, которые в состоянии уловить тенденции своего времени и воплотить их в читательской деятельности, выразить ещё не вполне осознанные духовные устремления общества. В тех случаях, когда сделанный ими отбор книг отражает объективно обусловленные потребности людей, эти произведения становятся популярными, то есть широко распространёнными и предпочитаемыми большими группами читателей.

Остальные читатели, у которых собственные читательские вкусы и интересы не сложились, имитируют их посредством моды – феномена, связанного преимущественно с внешней стороной потребления. Для читателей, чьё поведение определяется в основном модой, на первый план выступает возможность использования книги как знака, несущего информацию об уровне культурного развития и прочих социальных характеристиках. Это приравнивает книгу к любой другой вещи, которая в своей символической значимости может быть не менее полезной, чем в своей материальной и духовной полезности. В качестве символа может быть использовано далеко не каждое произведение печати, а лишь то, которое уже отобрано лидерами чтения, одобрено значимыми для читателя лицами, и приобщение к которому сулит некоторые социальные дивиденды.

Читательская мода, таким образом, понималась как явление, производное от объективно обусловленной популярности, вторичное по отношению к ней. Вместе с тем, мода делает объективно обусловленную популярность более зримой, закрепляя круг чтения и выражая в утрированном, преувеличенном виде наиболее характерные особенности читательской деятельности на каждом этапе общественного развития.

Был сделан важный вывод, который представляется правомерным и по сей день: возможности радикального воздействия на читательскую моду ограничиваются возможностями влияния на ход общественной жизни, настроения, потребности и вкусы, царящие в обществе.

Что же подчёркивает специфику моды, позволяет хотя бы условно отделить её от других явлений?

Социологи связывают моду с процессом общения. С их точки зрения, моде следуют, ориентируясь не столько на себя, сколько на других, выставляя напоказ своё обладание престижными ценностями и используя их как знаковую систему. В области чтения этого можно достичь путём демонстративности поведения, то есть подчёркивания тех аспектов читательского поведения, которые способны создать, упрочить или изменить социальный статус человека.

Однако названные признаки характеризуют лишь внешнюю сторону читательской деятельности. Чтобы попытаться понять, насколько моде подвержена та или иная личность, важно выявить и субъективные признаки, определяющие личностный смысл читательской деятельности.

У человека, подверженного моде, сильно выражены потребности в принадлежности к какой–то группе. Для читателя–модника характерно доминирование в качестве одного из побудительных стимулов чтения мотива ориентации на окружающих. Это позволяет ему символически объединиться со значимой для него группой и обособиться от групп, не пользующихся престижем. В данном случае избирательное отношение к литературе обусловливается не устойчивыми читательскими интересами и вкусами, а стереотипами культурного потребления в значимой для субъекта, то есть референтной группе.

Личностный смысл читательской деятельности определяет и установка читателя – предрасположенность определёнными образом реагировать на произведения печати: выбирать, воспринимать, оценивать. На эту предрасположенность влияют традиции и нормы социальной и культурной среды, стереотипы оценок и суждений, принятых в референтной группе. Читатель, следующий моде, реализует установку реагировать на произведение печати так, как это принято в кругу «значимых других», то есть людей, чьи нормы, оценки и ценности он разделяет.

Таким образом, обозначены внешне выраженные и субъективные признаки читательской моды. На основе совокупности обозначенных признаков было предложено следующее определение читательской моды:

Читательская мода – это динамичная стандартизованная форма поведения различных групп читателей, проявляющаяся в демонстративно избирательном отношении к произведениям печати в соответствии с культурными нормами этих групп (1).

Именно такое понимание читательской моды было предложено автором 20 лет назад. Казалось бы, основные теоретические трудности для понимания названного феномена позади. Однако читательская мода – это явление, которое очень трудно чётко определить; чем больше размышляешь о нём, тем больше находишь опровержений сложившимся теоретическим конструкциям. Всегда находится нечто неуловимое, не укладывающееся в «прокрустово ложе» дефиниции. Возможно, это один из тех случаев, когда реализуется принцип эмерджентности: явление нельзя понять и объяснить до конца, охарактеризовать его посредством набора основных признаков, чётко обозначить границы его проявления. Появилась потребность переосмыслить феномен читательской моды и в связи с обновлёнными интерпретациями моды как социально–психологического явления, появившимися в печати.

В частности, возникает вопрос: не противоречит ли представленное понимание той интерпретации моды, которая даётся в современных словарях, материалах теоретических исследований о моде? В педагогическом, культурологическом и философском словарях, вышедших в последние годы, мода определяется как смена культурных образцов, непродолжительное господство определённого вкуса в какой–либо сфере жизни или культуры (3, с.60). Именно такой понимание моды применительно к читательской деятельности, перекочевало в работы по социологии чтения. Можно ли с этим согласиться? Думается, что определять моду в чтении как периодическую смену образцов представляется не вполне оправданным.

Если мода определяется как смена культурных образцов, то какие культурные образцы формируются в сфере читательской деятельности? Наблюдается ли здесь устойчивая конфигурация связей и кто их формирует? Полагаю, что в данном контексте уместнее говорить не о культурных образцах, а о культурных нормах.

Более точной и универсальной представляется такая дефиниция моды: это «обычно непродолжительное господство определённого типа стандартизованного массового поведения, в основе которого лежит относительно быстрое и масштабное изменение внешнего (прежде всего предметного) окружения людей» (4).

Полностью соглашаясь с тем, что мода – именно непродолжительное господство определённого типа стандартизованного поведения, выразим сомнение в том, что применительно к сфере чтения мода носит массовый характер и обладает свойством универсальности, то есть, обращена ко всем и каждому. Двадцать лет назад автором на достаточном эмпирическом материале, включавшем данные опроса и результаты исследования книжного рынка (в том числе и стихийно сложившегося – «чёрного») было достаточно убедительно доказано, что читательская мода – явление групповое, своеобразно преломляющееся в различных социальных средах (1).

Усомнимся и в правомерности акцента на изменение внешнего, прежде всего, предметного окружения людей. Мода не является чем–то внешним по отношению к следующим ей людям; она – производное их настроений, вкусов, социальных ожиданий, стремления к новизне и социальной идентификации. Достаточно очевидным представляется и то, что мода изменяет не только предметный, но и духовный мир; существует мода на научные подходы, исследовательские методы, художественные стили и т.д.

Другое сомнение связано с точностью ранее предложенного автором определения читательской моды, которая, как указывалось выше, проявляется в демонстративно избирательном отношении к произведениям печати. Однако только ли к произведениям печати? Нет ли здесь сужения представлений о многообразии проявлений феномена моды в сфере чтения?

А. Б. Гофман заметил: иногда часть моды, то есть её объекты принимают за моду в целом. Он предложил следующую теоретическую модель моды:

  1. Способы или образцы поведения, модные стандарты, разновидность культурных образцов – некие способы и правила поведения;

  2. Модные объекты – это любые объекты, которые оказываются в моде;

  3. Стандарты и объекты указывают на какие–то ценности, которые в обществе или социальных группах воспринимаются как модные;

  4. Поведение участников моды, ориентированное на другие компоненты: стандарты, объекты и ценности моды (2).

Получается, что если в качестве объектов моды рассматривать только определённое отношение к произведениям печати, за пределами анализа останутся такие элементы читательского поведения как отношение к чтению как ценности, содержание и структура чтения в целом, взаимодействие с различными институтами книжного дела, использование различных носителей информации, каналов распространения сведений о литературе и т. д.

Иными словами, в данном случае мы лишаемся возможности использования категориального аппарата моды при рассмотрении широкого спектра явлений читательского поведения. Очевидно, правомерно употребление понятия «читательская мода» в узком и широком и смысле слова. В узком смысле – это мода на определённые произведения печати. В широком смысле – это:

  • Мода на чтение на уровне общества, группы, индивида;

  • Мода на определённые нормы читательского поведения;

  • Мода на определённые литературные объекты;

  • Мода на определённые институты книжного дела:

  • Мода на определённые носители информации;

  • Мода на определённые коммуникативные каналы распространения сведений о литературных явлениях.

Такое расширительное понимание читательской моды представляется оправданным, потому что мода наделяет модными значениями различные ценности: чтение, книги, авторов, каналы распространения информации о литературе, информационные носители и т. д. С этих позиций читательскую моду можно определить как динамичную стандартизованную форму поведения различных групп читателей, проявляющаяся в демонстративном следовании нормам этих групп.

Виду ограниченных возможностей дефиниции предложим развёрнутую интерпретацию исследуемого явления.

Читательская мода является отражением духовной атмосферы общества, выбирая и выделяя из огромного массива культурных ценностей именно те, которые в наибольшей степени соответствуют этой атмосфере, и доводит их потребление до предельного, утрированного выражения, оформляя в виде временно действующих культурных норм. Читательская мода является своеобразным внешним оформлением внутреннего содержания общественной жизни. Она соотносится с этим содержанием как пена с рекой: она – не суть, но поверхностное проявление этой сути, своеобразное отражение, визуальная фиксация происходящих глубинных процессов, наглядное представление о «русле», «ландшафте» и «скорости течения» «реки» общественной жизни.

Поскольку читательская мода является объективным явлением и подчиняется ряду «внемодных» факторов, пытаться управлять этим феноменом можно, лишь приспосабливаясь к нему, относясь к названному явлению как к данности. Видимо читательская мода, как и мода в иных сферах жизнедеятельности, формируется стихийно, но, в то же время, подчиняется объективным процессам социальной жизни, логике изменяющегося общественного сознания. Это сложное, многомерное явление необходимо исследовать в единстве его позитивных и негативных сторон, в контексте сложнейших взаимосвязей с быстротекущей жизнью. Данное понимание обязывает изучать породившие читательскую моду социальные факторы, социально–психологические механизмы её формирования и каналы распространения, особенности проявления в различных средах.

В то же время, нельзя забывать и о том, что мода обладает собственными законами саморазвития, особенностями распространения в различных средах и только ей присущими признаками. В частности, только ей свойственными, атрибутивными характеристиками, или внутренними ценностями моды называют игру и демонстративность.

Попытаемся применить достигнутое понимание моды к временному отрезку общественного развития длиной в 30–40 лет. Как в моде отражались явления общественной жизни, какие ценности она выражала, какие функции выполняла и каким образом регулировала поведение читателей?

В 60–70–е гг. ХХ в советском обществе сложилось отношение к чтению как к престижной деятельности, свидетельствующей о высоком образовательном статусе и культурном уровне. Материалы социологических опросов тех лет показывают, что опрошенные заявляли о приоритете чтения перед иными видами проведения досуга. Стыдно было не читать, не любить книги, не стремиться к образованию, так как это противоречило господствовавшим в те времена нормам культурного поведения. У советских людей поддерживался высокий авторитет печатного слова, настойчиво тиражировались высказывания о самом читающем народе в мире.

В те годы существовала практика достаточно жёсткой государственной институциональной регуляции читательской деятельности, которая своеобразно, зачастую неожиданно влияла на механизм формирования и развития читательской моды. Именно в этот период была предпринята попытка изучения читательской моды как социально–психологического явления; исследовательский интерес диктовался преимущественно вниманием к противоречиям между институциональной и неинституциональной регуляцией поведения, издаваемой и предпочитаемой книжной продукцией, возможностям выражения посредством чтения протестного настроения части населения по отношению к правящему партийно–советскому аппарату и его идеологической политике.

Вспомним ситуацию недавнего советского прошлого: львиную долю в книгоиздании представляли издания общественно–политического характера, а художественная литература должна была формировать определённые вкусы и общественные настроения. Премии, ордена, звания и тиражи доставались Г. Маркову, А. Чаковскому, Ю. Семёнову и другим официально одобряемым авторам. При отборе для издания произведений художественной литературы практиковалась «скидка на тему»; художественно слабое, но «правильное» в идеологическом плане произведение печати имело значительно больше шансов появиться в печати. Литература, считавшаяся «несерьёзной» в контексте задач социалистического строительства (детективная, приключенческая) не запрещалась, но и не издавалась в достаточном количестве.

Конформная часть общества поддерживала существующую политику книгоиздания и книгораспространения, способствуя закреплению в читательском сознании насаждаемых литературных ценностей. Читательская мода для них существовала как средство фиксации официально санкционированного круга чтения, проявления массовых литературных пристрастий в рамках дозволенного.

Пренебрежение реальными запросами читателя, главенство представлений о том, что он «должен» при игнорировании того, что он «хочет» читать, создавало книжный дефицит, читательский голод при обилии печатной продукции. Нарастало сопротивление части общества, которая была недовольна сложившейся системой социальных отношений, господствующей идеологией и вырабатывала свои собственные представления о литературных ценностях, и выражением этих представлений были элементы моды, проявлявшиеся в выборе ее объектов. Оппозиционная группа интеллигенции – так называемые «диссиденты» – практиковала различные формы явного и скрытого противостояния власти.

Средствами противостояния власти были «самопальные» книги (переплетенный машинописный текст), фотокопии запрещённых произведений, а также литература, выпущенная в «самиздате» и «тамиздате». В «самиздате» распространялись запрещенные произведения М. Булгакова, А.Платонова, О.Мандельштама и др. Выходили «самиздатовские» журналы «Синтаксис», «Феникс». Формой бытования вытесненной властями литературы была также трансляция западными радиостанциями «Голос Америки», «Свободная Европа» так называемых «радиокниг» (в частности, активно читались запрещённые в СССР книги А. Солженицына, Л. Гинзбург, Б. Пастернака и др.). В этой читательской среде было модно читать то, что дискриминировалось властью; чтение не одобряемого или запрещённого властью произведения здесь было знаком принадлежности к оппозиционному движению, формой гражданского неповиновения, выражения социального протеста.

Выходила из подчинения и основная читательская масса, которая привычно воспринимала декларируемые властью установки, запреты, ограничения как своеобразный информационный шум. В сфере читательской деятельности развивалась сверхнормативная активность, демонстрирующая возможности гражданской самодеятельности.

В противовес официальной практике «руководства чтением», читатели занимались несанкционированным книгообменом, организацией мест стихийной книгопродажи. В данном случае читательская мода выступала как индикатор дисгармонии между спросом и предложением и, в то же время, как зеркало общественных потребностей и катализатор социальных перемен. При книжных магазинах появились стремительно развивавшиеся пункты и отделы книгообмена. О нарастании этого процесса можно судить по тому, как витрины с книгами, предлагавшимися для обмена, вскоре были заменены книгообменными карточками.

Кроме того, была введена система продажи книг в обмен на сданную макулатуру. Она явилась попыткой не только устранить дефицит бумаги в стране, но и хотя бы частично, на ограниченном социальном пространстве преодолеть разрыв между спросом и предложением, гармонизировать книжное дело и читательские потребности. Литература, которая игнорировалась официальным книгоизданием, стала выпускаться в рамках так называемой «макулатурной» серии и превратилась в предмет активного книгообмена.

Получили распространение «чёрные» книжные рынки. Здесь пользовалась спросом совсем не та литература, которая активно поддерживалась официальным книгоизданием; в начале 1980–х годов товарное ядро «чёрного» книжного рынка и, соответственно, круг модного чтения, составляли книги А. Дюма, М. Дрюона, В. Пикуля, В. Яна, М. Булгакова, М. Зощенко, Ж. Сименона и др.

Так постепенно формировалось читательское «зазеркалье», отражавшее самопредставление читателей, отвоевывались островки свободы в чтении. Стихийно, исподволь преодолевался разрыв между тем, что читатель «должен» и тем, что он «хочет» читать. В узких кругах интеллигенции, недовольной правящим режимом, модно было читать литературу, расшатывающую устои советской жизни, подвергающую сомнению её ценности. В широких кругах модно стало читать то, что действительно всегда интересно массовому читателю – забавляет, развлекает, интригует, страшит, вызывает острые эмоциональные переживания, даёт возможность выйти за грань обыденного, разрешённого, помогает узнать нечто запретное. Межличностное общение, «черный» книжный рынок, стихийный книгообмен, читательская мода позволяли отклоняться от заданной государственными институтами стратегии читательского поведения, реализовать не предусмотренные партийно–государственной системой читательские запросы и ожидания. Соответственно в одних социокультурных группах объектом читательской моды были М. Булгаков, Б. Окуджава, А. Ахматова, А. Вознесенский, Л. Пастернак, А. Солженицын, в других – В. Пикуль, Ж. Сименон, М. Дрюон, У. Коллинз.

Во многом явление моды в чтении было связано с характерным для того времени разрывом между декларативными и истинными ценностями, высоким престижем чтения и скудным ассортиментом книжных магазинов, разнообразным читательским спросом и ограниченными возможностями односторонне укомплектованных массовых библиотек. Названные противоречия определяли и внешние формы потребления культуры; возрастал престиж не прочитанной, а приобретенной книги. Причем при приобретении книг покупатели зачастую ориентировались на вторичные по отношению к содержанию признаки (место, время издания, особенности оформления, включённость в серию и т. д.). Читательская мода во многом определила феномен книгособирательства в период тотального дефицита: книги использовались как деталь интерьера, элемент его цветового оформления, признак образованности и «духовности», знак привилегированного положения, принадлежности к партийно–государственной или торговой элите и т. д.

Феномен читательской моды, бурно проявившийся в 1970–80–е годы, свидетельствует о стихийной саморегуляции читательской деятельности, стремлении людей создать свою, независимую от государства систему ценностей и знаковых отличий. Эта система использовалась и для обозначения собственной социальной позиции, и для демонстрации обладания престижными, не всем доступными символами культуры. Мода сыграла свою позитивную роль как фактор, стимулирующий читательскую активность, распространяющий в обществе не поддерживаемые государственной властью культурные ценности и закрепляющий в социальном сознании высокий статус читательской деятельности. Изучение читательской моды в те годы позволило зафиксировать обозначенные противоречия общественной жизни, дифференциацию социума по особенностям художественного потребления, степени конформности по отношению к насаждаемым ценностям.

«Перестройка» сопровождалась бурной и непоследовательной ломкой устаревшего, исчерпавшего свои ресурсы социального порядка. Новые парадигмы формировались практически во всех сферах общественной жизни. Повсеместно осуществлялся переход от единичности к множественности, ключевым понятием в культуре и идеологии стал плюрализм.

Ресурсы, ранее накопленные общественной системой («диссидентски» настроенная интеллигенция, «теневая» экономика книжного дела, мода как форма регуляции читательского поведения), заняли ключевые позиции. То, что было раньше запретным, полулегальным, осуществлялось в негосударственной неинституциональной сфере, переместилось в центр общественной жизни.

Новые ценности в духовной и материальной жизни вырабатывались методом «от противного». Господствовало мнение, что все сложившееся в прошлом носит деструктивный характер и подлежит немедленной замене. Сохранение даже вполне жизнеспособных элементов системы не предполагалось. Применительно к представлениям о читателе это проявилось в отрицании всей системы педагогического воздействия государственных институтов на читательскую деятельность. Осуществлялся переход от императива «должен читать» – к императиву «хочет читать»; от регламентированного круга чтения – к полной свободе выбора книг. Отрицалась сама идеи вмешательства в содержание и характер читательской деятельности, теория и практика «руководства чтением» подверглась осмеянию.

В книгоиздании выправлялись ранее допущенные перекосы, стихийно выравнивался баланс между спросом и предложением. Этот процесс направлялся в основном двумя силами: интеллигенцией, которая в период «перестройки» катализировала процессы изменения общественного устройства, и стихией книжного рынка. Читательская деятельность осуществлялась как своеобразный ответ на запреты предыдущего периода: обществом была востребована литература, недоступная ранее по идеологическим соображениям или дискриминированная по причине «социальной бесполезности». Читательские запросы, сформировавшиеся ранее в неинституциональной сфере, вышли из «тени» и заняли господствующие позиции. Книги, которые были модными в 70–е и первой половине 80–х гг. и с трудом добывались на «чёрном» книжном рынке и в местах стихийного книгообмена, усиленно тиражировались стремительно развивающейся сетью независимых от государства издательств. Книжный бизнес в те годы считался незатейливым и весьма прибыльным предприятием; гарантированность сбыта определялась неутолённым читательским голодом, страстью вкушения запретного плода. «Перестройка» выявила самые разнообразные читательские потребности, томившиеся под спудом, но центральное место во второй половине либеральных, оптимистичных 80–х годов занял читатель с «серьёзными» потребностями, заявивший о своём праве на познание истины.

Особая роль в этом процессе принадлежала интеллигенции, которая на первом этапе смены вектора общественного развития выполняла важнейшую функцию интеллектуального осмысления уроков истории, анализа происходящего и предвидения будущего. Интеллигенцией были сформированы представления о читателе, «имеющим право знать». На эти представления отреагировали издательства, интеллигенция же сплотила общество вокруг «толстых» литературных журналов («Новый мир», «Октябрь», «Знамя», «Звезда», «Дружба народов» и др.) и «Литературной газеты».

Интеллигенция в силу своего общественного авторитета в тот период смогла разрушить культурные барьеры между разными по образовательным возможностям группами читателей и ввела в круг массового чтения сложные для восприятия произведения «возвращённой» литературы: М. Булгакова,

Е. Замятина, В. Гроссмана, А. Платонова, О. Мандельштама, Б. Пастернака и многих других. Стали популярными и произведения публицистического жанра, переживавшего в те годы небывалый расцвет, связанный с именами Г. Попова, А.Сахарова, Ю. Чередниченко, В.Щекочихина и иных общественных деятелей.

Интеллигенция тех лет создавала «высокую моду» на произведения усложнённого характера, разрушала барьер между различными социальными группами, консолидировала нацию. В читательской моде тех лет превалировал не снобистский душок, в котором ранее угадывалось способность «достать», кичливая демонстрация приобщённости к чему–то, недоступному для других. Главенствовал морально–нравственный императив; нельзя было не читать то, что читает вся страна, напряжённо старающаяся понять прошлое и настоящее жизни Родины. Читающая публика словно осознала верхний уровень своих интеллектуально–нравственных возможностей, стремясь к возвышению потребностей, достижению предельных высот в читательском самовыражении.

Однако вскоре ситуация в российском обществе изменилась. Наступило всеобщее разочарование, которому сопутствовало смещение приоритетов общественной жизни. Утверждалось главенство чувственных потребностей, девальвированные духовные ценности уступили место ценностям материальным. Как уже не раз бывало в отечественной истории, при перемещении в центр социальной жизни ценностей иного типа, неизбежно происходит смена культурных лидеров. Победивший тип культуры требует собственных лидеров – носителей своих ценностей. В этих условиях интеллигенция сместилась на социокультурную периферию, унося с собой выработанные духовные ценности.

Отвернувшись от «старых» ценностей и их носителей, российская читающая публика произвела самостоятельную ревизию доступных ей ценностей книжной культуры, ориентируясь на собственные представления о наиболее привлекательных ее образцах. Читательская деятельность начала строиться по принципу саморегуляции и самооопределения; читатели спешили насладиться плодами ранее дискриминированной словесности. На первый план вышел читатель с гедонистическими устремлениями – любитель детективной, психологической и развлекательной литературы. Книжный рынок стремительно пополнялся произведениями А. и С. Голон, Д. Чейза, Д. Бенцони, Э. Берроуза, Ж. Сименона, У. Коллинза и иным подобием той литературы, которая в советское время вытеснялась за пределы книжного процесса. Читательские группы, ранее дистанцировавшиеся от этой литературы как от «низкой», также позволили себе развлекательное и занимательное чтение. Причиной тому стала и социальная усталость: люди, утомившиеся от социальных бурь, тягот социокультурной «ломки», неоправданности социальных надежд, обратились к «легкому» чтению как к средству релаксации, ухода от действительности. Установилась мода на лёгкое, необременительное и совсем не обязательное чтение.

Можно ли сказать, что чтение в «лихие 90–е» вообще было в моде? Едва ли то, что происходило в чтении, можно было назвать читательской модой; был массовый спрос, но не было игры; чтение в ту пору больше напоминало торопливое насыщение. Не было сопутствующей моде некоторой избыточности культурного потребления, знаковости читательского поведения.

Аналогичные процессы происходили и в детско–юношеском чтении. Если в годы «перестройки» молодые люди вместе с родителями зачитывались произведениями «возвращённой» литературы, то в период «смуты» они явно утратили интерес к политически и социально ориентированной литературе, предпочитая мир фантазий, грёз, эротики. Исследование «Чтение челябинских школьников», проведённое кафедрой детской литературы ЧГАКИ, показало устойчивое доминирование развлекательного мотива чтения в этой среде. На книжном рынке названной категорией читателей были востребованы книги серий «Бестселлеры Голливуда», «Купидон», «Мастера остросюжетного детектива» и так называемые «экранизации наоборот» («Рэмбо», «Терминатор» и др.). Идеологический вакуум, растерянность взрослых организаторов детско–юношеского чтения, ориентированность негосударственной книгоиздательской сети преимущественно на коммерческую выгоду обусловили господство «дикого» рынка в сфере формирования читательских предпочтений молодых людей. Популярным и распространенным было то, что развлекает.

Главным критерием качества поставляемой на рынок литературной продукции становится количество проданных экземпляров, мерилом литературного успеха – бестселлер, «хит». Основными средствами продвижения литературы к читающей публике стали реклама, предпродажные шоу, умело используемая читательская мода.

Небольшой экскурс в совсем недавнюю историю позволяет предположить, что мода обладает не только такими внутренними ценностями как игра и демонстративность, но и изменчивыми свойствами, которые помогают описать ее особенности в каждой социокультурной ситуации, когда она проявляет себя как заметное явление общественной жизни. Иными словами, всегда можно пытаться ответить на вопрос, какова читательская мода, насколько и в каких средах распространена, что она выражает, на какие элементы читательской деятельности влияет и в какой степени?

Что же происходит сегодня, является ли читательская мода феноменом, который оказывает существенное воздействие на различные группы читателей? В моде ли чтение? Какие аспекты изучения читательской моды и использования этого явления в регулятивных целях представляются наиболее актуальными?

Современная жизнь стремительно изменяется; многие наблюдения социологов не поспевают за действительностью, которая переоформляется на наших глазах. После временного хаотического состояния, разупорядочения ранее сложившихся социальных структур происходит становление нового порядка, вызревание новых сил и перемещение их в центр общественной жизни.

В разных социальных сферах (политике, бизнесе, науке, культуре, искусстве) формируются новые элиты, вырабатывающие собственные ценности. После длительного пренебрежения духовными ценностями обществом востребован человек высокой культуры с отточенным и обогащённым чтением мышлением, способный созидать, изобретать, анализировать, оценивать, предвидеть. В среде интеллектуалов, для которых новые информационные технологии давно перестали быть экзотикой и воспринимаются как одно из средств освоения достижений человечества и расширения социального опыта, возрождается в новых реалиях литературоцентризм, признающий книжность ядром европейской культуры. Эта общность вырабатывает и сохраняет в своей среде высокие идейно–художественные ценности, оппозиционные массовой культуре сниженного уровня. Реализуется разделительная стратегия культурной деятельности, символизирующая обособление общностей «мы» и «они».

В широких слоях российской читающей публики читательская мода проявляет себя в минимальной степени. Общественные деятели и специалисты в области чтения единодушно отмечают: не читать стало не стыдно, читать сейчас не модно! Причины этого коренятся в системном изменении общественной жизни с её ценностями, приоритетами, новыми коммуникативными возможностями.

Тем не менее, читательская мода как социальное явление сейчас представляет значительный интерес. В основномс позиции возможности влияния на этот феномен и использования его в регулятивных целях. В современном внимании к читательской моде просматриваются две основные составляющие: коммерческая и социально ориентированная.

Первая предполагает использование моды в целях получения финансовой выгоды. Современные деятели книги овладели искусством создания бестселлера, в том числе – мирового. Тому пример – хорошо организованный ажиотаж вокруг книг Д. Роулинг. Развиваются разнообразные технологии рекламного воздействия, получили распространение разнообразные манипулятивные приёмы, эксплуатирующие возможности влияния на поведение людей посредством различных социально–психологических механизмов общения; сейчас они активно осваиваются специалистами книгоиздательского и книготоргового маркетинга.

Вторая составляющая современного интереса к читательской моде отражает интересы социально ориентированного проектирования, одним из инструментов которого является Национальная программа поддержки и развития чтения. В ракурсе реализации данной программы акцент может быть сделан на использование моды в качестве стимула активизации читательской деятельности. В последние годы в среде специалистов книжного дела крепнет идея необходимости более активного вмешательства в систему взаимоотношений в систему «читатель и книга». Это должно происходить без сдерживания рыночных механизмов в книжном деле, на основе создания равных условий для обеспечения доступа к книге всех членов общества. Важно овладеть искусством «управлять не руководя»; оно предполагает стимулирование, поддержку читательской и информационной деятельности с целью обеспечения самоуправления и саморазвития каждого субъекта социально–коммуникативного процесса на основе признания главенства его интересов. Такое управленческое воздействие своей главной целью полагает подталкивание индивида на один из благоприятных для него путей развития, содействие наиболее полной реализации личности.

Представляется очевидным, что для современного периода характерен интерес к проявлению моды в чтении как к средству, которое можно использовать в инструментальных целях как стимул побуждения к чтению. Моде отводится роль культурной посредницы, которая с помощью разнообразных социальных приманок рекрутирует читателей.

Результатом этой деятельности должно стать сознательное формирование моды на чтение, особенно – у молодых людей. Важно внедрять в их сознание, что чтение как никакой другой вид деятельности способствует развитию мышления, речи, тренирует память, активизирует словарный запас, обогащает личный опыт, позволяет познать самого себя и других людей. Не читая, нельзя достичь полноценной самореализации, раскрытия богатейшего потенциала личности.

Мода на чтение – путь к формированию устойчивой культурной привычки. Различные стимулы развития чтения, в данном случае, читательская мода, могут оказаться могущественным средством приобщения к книжному богатству. И тогда заклинания типа «Читать – модно!», «Читать – престижно!» будут постепенно вытеснены пониманием того, что ЧТЕНИЕ – жизненно НЕОБХОДИМО.

Список литературы:

1. Аскарова, В. Я. Использование читательской моды в целях руководства чтением художественной литературы : дис. на соиск. учёной степ. канд. пед. наук. На правах рукописи /Ленингр. гос. ин–т культуры им. Н. К. Крупской. – Л., 1984. – 358 с.

2. Гофман, А. Б. Мода и люди. Новая теория моды и модного поведения /А. Б. Гофман. – М. : Наука, 1994. – 158с.

3. Мода /Культурология. ХХ век : Энциклопедия.– Спб. : Алетейя; Университетская книга, 1998. – 446 с.

4. Мода // Большой энциклопедический словарь : философия, религия, эзотеризм, политэкономия. – М., 2002. – С. 511.

5. Парыгин, Б. Д. Анатомия общения. – Спб. : Изд–во Михайлова В. А. – 1999. – 240с.

Т. О. Бобина

Язык современной подростковой литературы – иллюстрация, учебник, «кривое зеркало» или поиск коммуникации?

Язык современной прозы ярко отражает происходящие с речью нынешних детей явления. Язык повседневного общения ребят стал много беднее, чем у предыдущих поколений их ровесников. И беднее стал язык литературы, авторский стиль наиболее популярных писателей. Меж тем, литература фиксирует реальное развитие и состояние языка, но и транслирует «новации» в читательскую массу. И демонстрируемый сегодня стиль авторов детектива и страшилки не может служить образцом.

В языке современных подростков обнаруживается тенденция к автономизации и дистанцирования своей среды и субкультуры от культуры взрослых.

В реальном пространстве коммуникации происходит упрощение и огрубление речи. В речевом общении подростков преобладает телеграфный стиль, а то и вовсе специфический безграмотный, рубленый лексикон SMS, который закономерно перетекает и в литературу, им адресованную, ибо многие авторы идут «вслед» за подростками, скрупулезно фиксируя в своих текстах их повседневную речь. Очевидно, писатели заведомо убеждены, что сложный, изощренный, выразительный язык недоступен современным подросткам, говорящим на языке джойстика, клика и клипа. Возможно, доля истины в этом и есть.

Специалисты и обыватели с горечью наблюдают вымывание целых пластов языковых ресурсов, особенно в речи ребят, и, напротив, засилье иноязычной (англоязычной) лексики, наряду с распространением примитивных речевых штампов, нарочитой и непреднамеренной клишированности.

Печально, что критерием качества текста и его языка и стиля становится легкость, доступность, о которой твердят даже замечательные специалисты–библиотекари и сами дети. Языковая сложность/непростота – изысканность, метафоричность, насыщенность символами, лексическая изощренность – многим видится непреодолимым препятствием для погружения в текст.

Язык литературы основательно дифференцирован по жанрам: существуют изначально «ущербные» формы, обреченные на скромный языковой инвентарь, минимум изобразительных средств. Так, в детективе, который превалирует в издании и подростковом чтении, язык наиболее стерт и стандартен. Он не индивидуализирован: скажем, повести А. Иванова, А. Устиновой, В. Гусева, А. Кораблева неразличимы в отношении языка. Он лишен экспрессии, упрощен, наполнен трюизмами.

Нередко язык современной литературы несет печать своеобразного пересмешничества, ерничества, что демонстрируют повести Д. Емеца, В. Роньшина.

Зачастую в повествовании преобладает непритязательный малосодержательный диалог, сверхкраткое описание, в предпочтении которых признаются и сами ребята. Редуцируется поле общения с книгой, сокращается глубина погружения в нее и гамма удовольствия, получаемого от этого общения.

Лексикон героев сужен, ограничен, даже примитивен, убог. Богатейшие ресурсы отечественной речевой культуры в языке литературы используются в минимальной степени.

Многим авторам (или, по крайней мере, их героям) изменяет чувство языка). Конечно, детско–подростковой книге не предписывается задача быть образцом высоколитературной, «образцовой», грамотной, безупречной речи, однако представление о ней любая качественная детская книга должна давать – хотя бы в речи авторской.

Языковые изыски, стилистическая новизна – довольно редкое качество в современной детско–подростковой прозе. Даже А. Гиваргизов, получивший признание критиков за стилистическую оригинальность, на самом деле демонстрирует не столь уж яркий язык. Впрочем, отвечая своей «сверхзадаче» создания нового шутливо–драматического эпоса школьной жизни, писатель подчиняет все языковые средства показу обыденности, скуки, уныния, узнаваемости ситуации и типажей.

В сказке наблюдается стремление ввести обиходный язык, типично детские изречения, слэнговые выражения. Эта тенденция подтверждает попытки авторов выстроить новые коммуникативные отношения с читателем и упростить «общение» читателя–ребенка с текстом.

Если и соотносить стиль и язык современной подростковой прозы и стиль повседневного речевого общения ребят, то правомерно именовать это соотношение «кривым зеркалом». Особенно это справедливо в отношении детектива и повестей о любви. Их авторы активно включают подростковый слэнг и так называемый новояз.

Проблема использования слэнга в литературе в целях речевой выразительности либо для передачи «аромата» реального языка, на котором изъясняются подростки, не нова. С одной стороны, без типично молодежных слов выражений – модных, летучих, сиюминутно вошедших в обиход, содержащих эффект новизны и престижности – в книге о юных трудно обойтись. Словечки вроде ночник (ночной клуб) крутой, кайфово, отвязный, компик, прикид, отстой, на понт необходимы в целях речевой экспрессии, яркости, и для адекватной передачи речи героев–подростков, являющейся слепком реального речевого поведения ребят, которые в жизни выражаются куда как краше и даже крепче. В этой речи действительно немало словесного мусора, типично тусовочных словечек. Слэнг необходим и для ведения полноценного диалога с читателем, дабы изъясняться с ним на одном языке, вызвать доверие подобным знанием «предмета», быть адекватно понятым.

Проблема состоит в соразмерности речевого «ассорти». В применении слэнга важно соблюдать меру. В противном случае такой стилистический «флирт» с читателем превращает произведение в «кривое зеркало» языка подросткового общения.

Драма состоит в том, что привлекательные словечки преходящи, они проживают в языке юных динамичную жизнь, быстро приедаются, скоро уходят из него, замещаются новыми. Потому и содержащая их, а тем более перенасыщенная ими, проза быстро исчерпывает себя, воспринимается как архаичная, становится неинтересной.

Герои детективов и «ужасных повестей» говорят на реальном, без видимого отбора, реальном языке подростков, в котором сочетаются, казалось бы, несочетаемые языковые ресурсы. В языке персонажей мистико–детективного триллера В. Роньшина «Кладбище кукол» наблюдается чудовищное смешение речевых стилей и лексических пластов – компьютерного языка (хакер, хакнули, взломали, скачаны, виртуал, периферийный реал). Девчонки–подростки Юля Чижикова и Юля Рыжикова охотно употребляют в речи просторечные слова и выражения, иногда самого грубого толка: прибабахнутый, халявный, отрубиться, вырубил, лапшу на уши вешать, психушка, угрохал, шандарахнул, пилить. Авторы детективов явно злоупотребляют грубыми, бранными словами в речи персонажей. Так, например, общение героинь В. Роньшина переполнено такими словечками и выражениями, как фигня, фигею о себе, фигеть и офигеть, обалдеть, обалдеваю, ошизеваю, шизанутая, псих ненормальный, чокнутый, дебил, дура ненормальная, людишки придурошные, прибабахнуться. Нетрудно заметить, что это все слова одной семы. К тому же некоторые из них благополучно ушли из лексикона подростков.

Речь героев разбавляется профессинализмами, вроде слова «сыскарь», употребляемого в языке работников правопорядка, а также англицизмами типа «йес», «плис», «кам ин».

Дополняют лексикон двух подруг многочисленные народные пословицы и поговорки, не слишком вяжущиеся с прочим словесным «мусором»: «У страха глаза велики», «К черту на кулички», «Знает кошка, чье мясо съела», «О черте речь – и он навстречь», «Где мед, там и мухи», «Нет худа без добра». Применение большинства пословиц, поговорок и афоризмов все–таки провоцируется ситуацией. Среди них есть и избитые выражения: «Кто не курит и не пьет, тот здоровеньким помрет», «Вот так номер, чтоб я помер», «Любовь зла, полюбишь и козла», «Надо делать ноги». К народным выражениям добавляются современные, «свежеиспеченные», рождающиеся на ходу: «Без проигрыша нет выигрыша», «На компьютере работать – это тебе не гвозди заколачивать». И зловеще прозвучала актуальная в контексте рассказанной детективной истории фраза: «Маньяки всегда убивают, на то они и маньяки».

Языковое пространство расширяют каламбуры. Так, из уст немолодого кочегара Уголькова звучит: «А я стар, суперстар»; а в адрес обладающего бурным темпераментом героя: «Не кипятись, Кипятков!». Разумеется, подобные приемы не могут не насмешить читателя, разбавляя серьезность и драматичность, опасность рассказываемой истории.

Ту же роль выполняют говорящие фамилии и имена, настраивающие на юмористический лад, – Похмелкин (алкаш), отец Варений (священник). Жанровой форме детектива отвечает и использование тайного языка, созданного с помощью наращения определенных слогов – яик теик бяик люик блюик – я тебя люблю, ясик ноик – ясно.

Однако Роньшину не удается избежать трюизмов, особенно в речи героев, в которой то и дело звучит знакомое – «одна пламенная страсть», «холодна как лед». Хотя справедливости ради надо отметить, что, отдавая дань популярному жанру, он с его помощью вступает с читателями–подростками в любопытный диалог, полный юмора и иронии, игры и пародийности.

Слэнгом перенасыщены и повести о первой любви, ныне образующие едва ли не самостоятельный пласт прозы и подменяющий психологическую повесть. Стиль общения героев повести Т. Крюковой «Ведьма», оказавшихся в одном летнем лагере, бесцеремонен, их речь неприхотлива и стерта, наполнена грубоватыми и слэнговыми словечками клево, отпад, прикольная, класс, зацените и выражениями вроде «А фиг его знает», «Что ты всем кайф ломаешь», «не вибрируй». Подобные высказывания, при всей их невежливости, отражают реальную речевую практику и служат ее иллюстрацией; к тому же они создают ощущение живого, подслушанного общения подростков. В то время, как язык автора, как и полагается, более сдержан и выдержан в общелитературном ключе.

Заметное включение пословиц и поговорок в язык героев любовных повестей для девочек из многочисленных серий (сестер Воробей и др.) лишает их речь цельности и подлинности. Не характерное для подростков употребление пословиц и поговорок должно быть мотивировано, оправдано ситуативно или психологически. Тем более (нелепой) представляется их концентрация.

Более богат и ярок язык писателей, продолжающих классическую традицию, – В. К. Железникова с его «Чучелом –2, или Игрой мотыльком», Р. П. Погодина, Ю. И. Коваля, М. Л. Москвиной, М. М. Бородицкой. Их философичная, метафорическая проза реализуется средствами столь же щедрыми и изысканными, как сами замыслы и образы.

Стилистически украшен язык писателей, обращающихся к жанрам заведомо ярким – приключению, фэнтези, пародийной прозе. Эти формы заведомо предполагают речевой экзотизм, определенную высокопарность речи, либо иронично–миксовый стеб, с нарушением «канонов», со смешением языковых и стилистических пластов.

Расширенное языковое поле продемонстрировал в своей прозе А. Биргер. В повести «Стеклодув» из серии «Магия мастера» он выказал незаурядные способности совмещения классического и современного языковых стилей, широту лексического состава.

Расширенное языковое поле демонстрируют авторы фэнтези, восстанавливая архаичные слова и выражения, органично вплетая их в мифологическое повествование о вымышленных средневековых мирах – создавая «вязь» времен, рассказывая о нравах, обычаях, верованиях, сражениях героев и богов, борьбе с самими собой (М. Семенова «Волкодав», Ю. Никитин «Трое из леса», Н. Перумов «Гибель Богов»).

Другая опасность, подстерегающая авторов, – «красивость» речи, чрезмерная ее вычурность.

В большинстве случаев специфический язык современной подростковой прозы обусловлен стремлением авторов вступить с читателями в своеобразный интеллектуально–духовный диалог, заговорить на одном языке, быть адекватно и глубоко понятыми. Значима и попытка прозаиков передать в литературном произведении речь современных подростков «без потерь», воссоздать ее живое, безыскусственное звучание. Однако перебор в концентрации определенных речевых средств в некоторых жанрах превращает их язык в «кривое зеркало» подросткового словесного общения. Характер языка, стиль во многом зависит от жанра, диктующего то или иное словоупотребление, выбор лексических средств, чувства меры и вкуса, авторской индивидуальности. Но следует помнить об опасности утраты пресловутого кода культуры, который передается через родную речь, язык литературы, а он для современных подростков становится все более зашифрованным, непонятным и неудобным для погружения в текст, коммуникативные ресурсы художественного произведения ослабевают.

С.Д. Бородина

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА КАК ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ ИСТОЧНИК ПОЗНАНИЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ

(В ОЦЕНКЕ НОБЕЛЕВСКИХ ЛАУРЕАТОВ ПО ЛИТЕРАТУРЕ)

Чтение в России всегда носило черты общепризнанной нормы. Церковь рассматривала его как занятие, спасительное для души. Однако тесная взаимосвязь чтения и духовного мира человека, утвердившаяся в отечественной культуре, приводила и к негативным последствиям. Людей преследовали за образ мыслей и чтение некоторых книг, аресту подвергались их тиражи, учреждались спецхраны и т. д. Такой порядок вещей, существовавший практически весь XX век, делает логичным осмысление оценки и чтения отечественными писателями – Лауреатами Нобелевской премии.

Чтение нобелевских лекций М.А. Шолохова, А.И. Солженицына, И.А. Бродского, выступление И.А. Бунина, размышления Б.Л. Пастернака о причинах присуждения ему премии обнаруживают удивительное созвучие мыслей. Ценность литературы как вида искусства и книги как ее воплощения обеспечивается возможностью принять человеком бесценный груз чужого опыта. Книга воссоздает опыт, пережитый другими, дает возможность усвоить его как собственный. Тяготы, краски, соки чужого опыта восполняют человеку его куцее земное время. В счастливом случае этот опыт оберегает целую нацию от избыточного, или ошибочного, или даже губительного пути, сокращая тем извилины человеческой истории (А.И. Солженицын).

Опыт человечества, отраженный в литературе, в отличие, скажем, от опыта исторического, имеет неоспоримые преимущества. Литература переносит сгущенный опыт: от поколения к поколению. Так она становится живою памятью нации. Так она теплит в себе и хранит ее утраченную историю – в виде, не поддающемся искажению и оболганию (А.И. Солженицын).

Убедительность опыта, почерпнутого из книги, из литературы, основывается, по мнению И.А. Бродского, на генеалогии художественного произведения. Искусство и литература всегда избегает тавтологии и повторения. Искусство есть орудие безоткатное, развитие его определяется не индивидуальностью художника, но динамикой и логикой самого материала, предыдущей судьбой средств, требующих найти всякий раз качественно новое эстетическое решение. Обладающее собственной динамикой, логикой и будущим, искусство не синонимично, но параллельно истории. Поэтому оно часто оказывается «впереди прогресса», впереди истории.

А.И. Солженицын применительно к литературному произведению также употребляет именно это слово – «убедительность». Убедительность истинно–художественного произведения неопровержима и подчиняет себе даже противящееся сердце. Политическую речь, публицистику и т.д. можно по видимости построить гладко, стройно и на ошибке, и на лжи.

Произведение художественное свою проверку несет в себе само: концепции придуманные, натянутые не выдерживают испытания на образах: разваливаются и те, и другие. Произведения же, зачерпнувшие истины и представившие нам ее сгущенно–живой, захватывают нас, приобщают к себе властно – и никто, никогда, даже через века, не явится их опровергать.

«Добротно написанная книга живет долго», – утверждал другой нобелевский лауреат М.А. Шолохов. Справедливость этого высказывания подтверждают судьбы его произведений. Написанные в определенную эпоху, лицом, придерживавшимся четких политических взглядов, они получили мировое признание. Правда художника пересилила правду человека, живущего в конкретное время. Пророчески М.А. Шолохов писал, что книга предрасполагает к глубокому познанию окружающей нас огромной жизни, а не к попыткам представить свое маленькое «я» центром мироздания. Сказанные в 60–е гг. XX века, эти слова писателя были направлены против идеологического противника, однако время придало им всеобъемлющий смысл.

Создавая истинно художественное произведение, познавая окружающий мир, выстраивая новое эстетико–этическое решение, писатель вооружает опытом не только читателя. Ценность этого опыта он постигает первым. Например, во время поездки деятелей искусства на фронт обнаружилась необычайная популярность Б.Л. Пастернака. Его суждения о войне, о человеке на войне, о жизни и смерти были так интересны и точны, что боевые генералы обращались в первую очередь к нему. Хотя Борис Леонидович не был ни фронтовым корреспондентом, ни военным журналистом и вдоволь натерпелся от критики за то, что в годы Великой Отечественной переводил в тылу Шекспира.

Обращенность художественного произведения к человеку делает его не только вневременным, но и вненациональным. А.И. Солженицын называл мировую литературу «единым большим сердцем, колотящимся о заботах и бедах нашего мира». Художественная литература – отзывчивейший инструмент человеческого существа. Благодаря этому книга обязательно находит своего читателя, причем впервые не обязательно на родине писателя. Примеры тому – премии И.А. Бунину, Б.Л. Пастернаку, А.И. Солженицыну.

Дарованная писателю способность (возложенный на него крест) – справедливо и то, и другое – «глаголом жечь сердца людей» неизбежно приводит к мысли о его ответственности перед обществом. «Должно ли искусство жить само для себя или вечно помнить свой долг перед обществом и служить ему?», .– спрашивает А.И. Солженицын. Русская литература десятилетиями имела этот крен. В русской литературе издавна вроднились представления, что писатель может многое в своем народе и должен. Однажды взявшись за слово, уже потом никогда не уклониться: писатель не посторонний судья своим соотечественникам и современникам, он совиновник во всем зле, совершенным у него на родине или его народом.

«Найдем ли мы дерзость заявить, – восклицает А.И. Солженицын, – что не ответчики мы за язвы сегодняшнего мира». По–своему, но очень ярко (и не словами, а судьбой) причастность художника к общественной жизни выразил И.А. Бунин. Искренне благодаря нобелевский комитет, Иван Алексеевич не мог сдержать горечи, что премия вручается изгнаннику, скорби которого далеко превышают его радости, и не личные это скорби, совсем нет. Будучи убежденным, что писателей всего мира объединяют свобода мысли и совести, И.А. Бунин следовал этому не только в творчестве. Примером тому служит его отказ посетить Советский Союз, где его приняли бы (он знал это) восторженно. Хотя в беседах с близкими людьми, в частности, с А.С. Эфрон, Бунин признавался, что если б мог, пошел бы в Россию пешком. Урок гордости. Урок совести. Урок одиночества.

Будучи активным и действенным инструментом формирования человека, какие цели и задачи ставит литература? Каждый писатель (поэт) по–своему, но очень созвучно формулирует ее сверхзадачу.

Литература, убежден А.И. Солженицын, создает человечеству единую систему отсчета – для злодеяний и благодеяний, для нетерпимого и терпимого, что тяжко и невыносимо, а что только по близости натирает нам кожу – и направляет гнев к тому, что страшней, а не к тому, что ближе.

И.А. Бродский считает, что литература учит частности человеческого существования. Насущным хлебом литературы является человеческое разнообразие и безобразие, поэтому литература оказывается надежным противоядием от попыток тотального, массового подхода к решению проблем человеческого существования.

Книга является непревзойденным собеседником. Роман или стихотворение – не монолог, но разговор писателя с читателем. В момент этого разговора писатель равен читателю и наоборот. Равенство это – равенство сознания, и оно остается с человеком на всю жизнь и рано или поздно определяет поведение индивидуума. Безусловно, общение с великими формирует и оттачивает эстетический вкус читателя, который И.А. Бродский считал основой нравственного выбора и свободы человека.

Существование литературы подразумевает сосуществование на уровне литературы. Конечно же, нобелевские лауреаты не могли не задумываться о судьбе языка как ее основы. Литература – выразитель национального языка – главная скрепа нации (А.И. Солженицын). Несмотря на то, что язык и литература – вещи более древние, неизбежные и долговечные, нежели любая форма общественной организации (И.А. Бродский), нынешний век обнаруживает им серьезные вызовы. Без литературы и языка нация усыхает, имеется в виду определенный их уровень. Запад столкнулся с этой проблемой раньше России. «Одна картинка стоит тысячи слов», – говорят одни американцы. «Да, если эти слова написаны на basic english»? – вторят другие. Вздорным, – считал И.А. Бродский, – утверждение, что писатель должен пользоваться в своих произведениях языком улиц, языком толпы. Только если мы решили, что «сапиенсу» пора остановиться в своем развитии, следует литературе говорить на языке народа. В противном случае народу следует говорить на языке литературы.

Итог размышлений лауреатов нобелевской премии по литературе о книге и чтении может быть выражен словами выдающегося деятеля российской культуры Д.С. Лихачева: «Книга это и есть все. Она как бы отражает большой мир, все представления человека о мире».

М.Ю. Ваганова

Читательская подготовка старшеклассников как процесс осознания трудностей чтения

Проблема трудностей чтения относится к скрытым, невидимым проблемам, не всегда осознается ее важность, магистральность. Между тем именно трудности чтения подчас перманентно определяют проблемы чтения и усугубляют кризис чтения. Сокровенный характер, замалчивание субъективных трудностей чтения, порой нежелание признать и неспособность исправить трудности, а также не достаточная изученность вопроса специалистами негативно влияют на решение проблем чтения и на отношение читателей к чтению как к познавательной деятельности.

Противоречие сегодняшнего дня заключается в том, что, с одной стороны, существует постоянно возрастающая общественная потребность в повышении роли чтения. С другой стороны, отмечается кризис чтения, культурный уровень которого не соответствует реалиям современности, критериям международных стандартов. В частности, Международные исследования качества чтения среди старшеклассников, проводимые в России на протяжении ряда лет, показывают устойчивое снижение результатов1. Специалисты в области чтения, педагоги – предметники констатируют факт низких читательских умений и отсутствия желания читать (в том числе и отраслевую литературу). Сами старшеклассники признаются, что чтение трудное занятие, но в то же время не могут конкретно назвать трудности чтения. Объем изучаемой информации в старших классах растет, тексты отраслевой тематики разнообразны и их сложность высока, а обучение чтению заканчивается в начальной школе.

В сложившейся ситуации старшеклассники интуитивно преодолевают трудности чтения методом «проб и ошибок» или стараются не замечать их. В результате приобретают нежелательный читательский опыт – «пропустить», «не заметить». Идет не преодоление трудностей чтения, а накопление, приобретение, укоренение трудностей чтения. Как следствие такого негативного опыта – растет тревожность, появляется страх, неудовлетворенность собой, теряется интерес к чтению, учебе.

Несомненно, чтение – трудный процесс. Система трудностей многообразна и динамична, включает квалификационные, лексические, коммуникативные, рефлексивные, логические трудности. Логические трудности представляют систему взаимосвязанных трудностей – это трудности анализа, синтеза, обобщения, аргументации, выдвижение гипотез. Известно, что в восприятии отраслевой литературы преобладает интеллектуально–мыслительная деятельность. Следовательно, особой значимостью обладают мыслительные операции; умение давать определения, умение выдвигать гипотезы, видеть проблемы, сравнивать, обобщать, анализировать, доказывать. Риторические трудности включают малый словарный запас, неумение определять структуру текста, его стиль, строить свой собственный текст с учетом общеязыковых, общеграмматических способов связи. Рефлексивные трудности составляют трудности постановки цели чтения, выявления проблемы, отсутствие планирования читательской деятельности, трудности проверки результатов, исправление обнаруженных недостатков, трудности сопоставления результатов с целью. Кроме того, рефлексивные, логические, риторические как система находятся в прямой зависимости между собой, обусловливают коммуникативные трудности. Так, логические трудности тесно связаны с риторическими, так как мышление осуществляется только с помощью слов. Рефлексивные трудности могут рассматриваться как «генезисные», «истоковые» для возникновения логических и риторических трудностей. Незнание способов чтения, низкая скорость чтения, регрессии и т. д. входят в квалификационные трудности.

Осознать систему трудностей чтения весьма не просто даже специалистам, а для большинства старшеклассников осмыслить трудности чтения самостоятельно, без специального обучения, подготовки – непосильная задача. При этом подготовка, обучение понимаются как два взаимно обусловленных вида деятельности (преподавание, учение), как активные процессы, направленные на решение учебных задач или проблем, в результате которых учащиеся овладевают знаниями, умениями, навыками читательской деятельности, развивают свои личные качества, в том числе и способность к самообучению.

Подготовка имеет место там, где стимулируются мотивирующие компоненты сознания старшеклассника; где действия управляются сознательными целями: усвоить определенные теоретические знания о трудностях чтения, отработать навыки преодоления и закрепить умения, связанные с их предотвращением.

Таким образом, сегодня требуется особая читательская подготовка старшеклассников, направленная на осознание трудностей чтения литературы отраслевой тематики.

Практический опыт таких занятий для старшеклассников, направленных на осознание трудностей чтения литературы отраслевой тематики, существует в Центральной детской библиотеке г. Челябинска. Суть методики проведения занятий заключается в предоставлении теоретических знаний о трудностях чтения, обучение самодиагностике и самоустранению трудностей чтения, саморазвитию через преодоление трудностей чтения.

Опираясь на представления о структуре чтения, в разработанной методике обозначаются методы по следующим блокам: эмоционально – волевой блок методов, мотивационно – целевой блок, процессуально – ориентировочный, результативно – оценочный блок. Назовем основные методы в обозначенных блоках.

Главная задача методов эмоционально – волевого блока: стимулирование интеллектуального чувства (чувства удивления, любознательности и т. д), учитывая тот факт, что «состояние мышления – это чувственный аппарат». Метод вопросно–развивающей беседы был наиболее удачным в данном блоке. Суть данного метода сводится к тому, что в форме оценочных и вопросительных высказываний провоцируется «включение» интеллектуальной рефлексии в силу того, что вопрос – пусковой механизм мышления.

Метод читательского целеполагания использовался в блоке мотивационно – целевом. Данный метод предполагает выбор читателем целей из предложенного библиотекарем – педагогом набора; классификация составленных старшеклассниками целей с последующей детализацией, обсуждение читательских целей на реалистичность достижения, конструирование целей с помощью заданных алгоритмов, составление старшеклассниками собственной таксономии читательских целей. При реализации метода читательского планирования старшеклассникам предлагается спланировать свою читательскую деятельность на предложенные тексты.

В процессуально – ориентировочном блоке методов – методы «поведенческого научения» и рефлексивно–аналитической беседы является важнейшими средствами создания ситуации успешной деятельности старшеклассников. Обозначенные универсальные методы строятся на активном использовании методов наблюдения и самонаблюдения и могут быть эффективны во всех четырех блоках. Данные методы стимулируют развитие значимых умений для старшеклассников: уверенность в себе, умение самостоятельно принимать решение, планировать читательскую деятельность, производить анализ результатов этой деятельности. Особо результативным методом является дискуссионный метод. Содержательная дискуссия может разворачиваться по поводу какой–либо трудности, рассказа о своих трудностях. Общаясь с другими людьми, человек учится общаться с собой. Метод ошибок или «Знаю трудность в лицо» предполагает изменение устоявшегося негативного отношения к ошибкам, замену его на конструктивное использование ошибок (и псевдоошибок). Внимание к ошибке может быть не только целью ее исправления, но и выяснения ее причин, способов ее получения. Отыскание взаимосвязей ошибки с «правильностью» приводит к пониманию относительности и вариативности любых знаний. «Мозговой штурм» позволял организовать «сбор идей» для творческого преодоления трудностей чтения.

В результативно–оценочном блоке отметим методы, которые использовались для рефлексивного анализа ситуации – проблемы и оценки. Содержание ситуации–проблемы обусловливает постановку ряда вопросов перед субъектами, которые необходимо проанализировать и предложить варианты возможных ответов. Формирование рефлексии проводилось при помощи такого типа вопросов: «Почему же так?», «Над чем в этой задаче нужно подумать?», «Как получилось, что...?», «Как преодолеть данную трудность?» и др. Старшеклассники приходили к выводу, что вопросы «Чего я хочу в действительности?», «Что мне мешает?» должны стать постоянным ориентиром внутреннего диалога. Ответы на эти вопросы помогают установить согласие с самим собой, выработать рефлексивную стратегию поведения. В ситуации оценки, проблема уже решена, субъекты взаимодействия должны лишь оценить ее решение с различных позиций: со своей ситуацией («ситуация для меня»), с позиции реального другого – «ситуация для другого» и «обобщенного другого».

Создание индивидуальных авторских программ по рефлексии и преодолению трудностей чтения требует от читателей владением комплексом умений: смысловым видением предмета своих занятий; установление главных целей и направлений деятельности; отбором изучаемых вопросов, оценкой эффективности способа чтения, диагностику сформированности читательских умений, навыков: анализ, синтез, сравнение, доказательство, обобщение, выдвижение гипотез.

Рефлексивно–диалогический характер занятий призван способствовать самостоятельному «открытию» трудностей чтения и оформления их в свой «Чемоданчик трудностей чтения». Собирая «Чемоданчик трудностей чтения» (дневник), где на основные трудности чтения представлен краткий теоретический материал, методы их преодоления и упражнения. В «Чемоданчике» есть исследовательские блоки («Опыты над собой», как в книге С. Соловейчика «Учение с увлечением»), которые включают анкету, мини–тесты, отводится место для самонаблюдения.

Система представленных методов, направленных на стимулирование читательской рефлексии позволяет изменить отношение старшеклассников к трудностям чтения, исключить читательскую фобию, дает возможность почувствовать ситуацию успеха, помогает осознать, что трудность – это всего лишь задача, которая решается, только требует дополнительных усилий.

В заключение отметим, что читательская подготовка – это условие успешного разрешения кризиса чтения, трансформация, преображение процесса чтения.

С.М. Гришина

ТЕ, КОГО МЫ НЕ ЖДЕМ: ВЗРОСЛЫЕ ЧИТАТЕЛИ В МУНИЦИПАЛЬНЫХ БИБЛИОТЕКАХ: ВЗГЛЯД ПРАКТИКА

Национальная программа поддержки и развития чтения начинается со слов: «Необходимость комплексной модернизации в России обусловлена тем, чтобы в условиях глобализации качество жизни соответствовало общепризнанным мировым стандартам… . Реализации этих целей препятствует недостаток конструктивных идей, знаний и информации, циркулирующей во всех слоях российского общества, а сравнительно низкий уровень общекультурной компетентности всего населения (в том числе политического класса, бизнес-сообщества, управленческого звена) недостаточен для успешного решения накопленных сложных проблем». Программой поставлена и главная задача – вызвать у подрастающего поколения интерес к чтению и вернуть в ранг активных читателей многочисленные группы сравнительно образованных работающих россиян.

На уровне Национальной программы все определено достаточно логично. В поле ее действия попадает значительная часть населения России. Если обратиться к практике работы муниципальных библиотек, картина значительно отличается. Страницы профессиональных изданий, выступления на конференциях рассказывают об интересном опыте работы с детьми и подростками. Но при этом практически нет опыта работы по возвращению к чтению взрослого населения. Причин этому много. Школьники лучше организованы, их легче привести в библиотеку, взрослые (в том числе библиотекари) в той или иной мере являются для них авторитетом. Это делает школьников удобной для библиотечных специалистов аудиторией. Кроме того, школьники вынуждены обращаться в библиотеку для информационного обеспечения своего собственного процесса обучения.

Взрослое население – аудитория более сложная. Взрослого человека нужно чем-то «заманить» в библиотеку, да еще и сделать что-то, чтобы посещение не стало разовым. Для этого нужны соответствующие информационные и кадровые ресурсы, а у большинства муниципальных библиотек проблемы и с комплектованием фондов, и с квалифицированными кадрами. Внедрение компьютерной техники тоже не может решить обозначенной проблемы. Материальные трудности не позволяют обеспечить библиотеки качественными электронными ресурсами, необходимыми для удовлетворения информационных потребностей работающего населения.

Все это привело к тому, что до 70% пользователей публичных библиотек составляют дети и юношество. В Свердловской области эта цифра по муниципальным библиотекам составляет 64 %, с разбросом в разных территориях от 33 % до 90%. При этом речь идет не о детских библиотеках, а о библиотечных системах в целом. Взрослое население представлено в основном пенсионерами и другими социально незащищенными группами. Значит ли это, что активное взрослое население не нуждается в библиотеках, а может быть, это связано с тем, что мы его просто не ждем (отчаявшись или с равнодушием), с нашим нежеланием делать что-то более сложное, чем мы привыкли.

В Национальной программе обозначено, что чтение, как важнейший способ освоения жизненно важной информации, напрямую связано с качеством жизни. Качество жизни (англ. – quality of life, сокр. – QOL; нем. – Lebensqualitat, сокр. LQ) – категория, с помощью которой характеризуют существенные обстоятельства жизни населения, определяющие степень достоинства и свободы личности каждого человека. Это значит, что понятием "качество жизни" мы определяем не только количественные показатели уровня потребления человека, но также то, каковы его возможности для реализации своих способностей, намерений, желаний, а в конечном итоге – степень удовлетворенности человека своей жизнью. В улучшении качества жизни нуждаются все социальные группы.

Деятельность по улучшению качества жизни людей, по мнению специалистов, может включать в себя три процедуры. Во-первых, создание благоприятных условий для расширения возможностей человека, так как в ходе этой реализации и осуществляются жизненные стратегии и жизненные планы. По своему содержанию данный процесс может рассматриваться как процесс увеличения степени свободы, понимаемый нами как расширение возможности выбора. Во-вторых, актуализация человеческих возможностей. Очевидно, что сам по себе процесс увеличения возможностей выбора, расширения степени свободы еще не означает готовности и способности конкретного человека их использовать. В сознании людей должна формироваться установка на социальную активность и мобильность. В-третьих, корректировка ценностно-целевых ориентаций человека. Несомненно, что одним из главных оснований формирования ценностей являются потребности. Однако, будучи сформированными, ценности и жизненные смыслы в свою очередь влияют на характер и структуру потребностей, видоизменяя их.

Для улучшения качества жизни необходимо предоставить людям различные альтернативные возможности, в сферах профессиональной деятельности, образования, здравоохранения, культуры. Библиотека как социальный институт может и должна включаться в процесс улучшения качества жизни не только удобных групп пользователей. Рассмотренные процедуры позволяют сделать это, не отходя от родовых библиотечных функций.

Конкретный пример: в наших библиотеках среди пользователей практически не осталось мужчин в возрасте от 30 до 50 лет. В библиотеках почти нет и опыта работы с этой аудиторией, даже отрицательного. Но ведь нет и изучения этой проблемы на теоретическом уровне. Чем и как можно привлечь эту категорию пользователей, какие проблемы их сегодня волнуют – вот вопросы, которые до сих пор без ответов. Для решения этих проблем на одном из семинаров руководителям муниципальных библиотек Свердловской области было предложено разработать проект привлечения в библиотеку именно этой категории потенциальных пользователей. Продуктивных идей у специалистов достаточно высокой квалификации не возникло. Мы в нашей ЦБС сегодня разрабатываем проект под условным названием «Анатомия мужчины» именно для этой категории. Хотим начать с больших выставок-просмотров с привлечением ресурсов СОУНБ им. В. Г. Белинского. Положение г. Березовского как города-спутника позволяет сделать это с максимальной полнотой. Выставки планируем сделать регулярными, тематически интересным для мужчин вне зависимости от их социального положения (автомобили, охота и рыбалка, взаимоотношения с детьми). Планируем провести большую рекламную кампанию по оповещению мужчин города о наших возможностях. Думаем, что достаточно упорная и планомерная работа в этом направлении принесет свои плоды.

Андрей Тарковский в своем выступлении в Сент-Джеймском соборе сказал замечательные слова, не потерявшие своей актуальности и сегодня: «В плане исторического развития мы настолько перестали доверять друг другу, надеяться, что можем помочь друг другу (хотя прежде все делалось, чтобы сообща выжить), что мы сами, каждый из нас персонально, в сущности, не участвуем в общественной жизни. Проще говоря, мы теряем то, что нам было дано с самого начала – свободу выбора». Если сегодня библиотека, несмотря на трудности самого разного характера, начнет ждать взрослых пользователей и делать для них то, что в ее силах, и верить в то, что она действительно нужна, то качество жизни всех нас изменится к лучшему. Как сказал тот же Тарковский, «Самое трудное – верить».

Н.М. Запекина

Читательские компетенции

в свете полиграфического качества изданий

Проблема снижения читательских компетенций, утрачивания навыка продолжительного чтения и цельного восприятия больших объемов информации населением видится сегодня особенно актуальной. На фоне все увеличивающейся увлеченностью телевидением, медиа–проигрывателями, компьютерами и проч. ответ на вопрос о причинах происходящего очевиден. Ученые и специалисты–практики с завидным постоянством перечисляют многофункциональность этих средств, разнообразие знаковой природы и качественно новый уровень представления информации. А что же книга? В своем традиционном (бумажном) варианте она остается стабильной, имеет традиционный базовый набор конструктивных элементов (книжный блок, обложка или переплет, суперобложка, форзац и др.), поэтому зачастую кажется молодежи несовременной. Не спасает «дружественный» формат (например, «Джинсовая серия»), яркие краски и зачастую незатейливое (развлекательное) содержание. Предпочтения многих юных читателей все равно лежат в сфере медиа–продукции.

Дело тут во многом не в содержании и даже форме, а в том, что структура чтения среднестатистического потребителя информации стала более разнообразной и многогранной (большое количество печатных СМИ, Интернет, электронные издания). Ожидать кардинальных изменений в этом вопросе в ближайшем будущем вряд ли возможно, поскольку чтение книг, в том числе библиотечных, уже никогда не займет того лидирующего положения, как это было в советское время. Разговор должен идти скорее о расширении структуры читательских компетенций, о включении в них умения работать с разными источниками информации, владения приемами поиска, отбора и оценки источников, навыков сознательного варьирования скоростью чтения, применения разных стратегий чтения и т. д. Не последнее место в этом ряду должно занять умение определять полиграфические дефекты изданий, т. к. выбор книги для чтения в магазине или библиотеке практически никогда не предваряется у потребителя оценкой культуры издания, а зачастую это действительно необходимо и невероятно важно для профилактики заболеваемости органов зрения.

А. Э. Мильчин1 определяет культуру издания как степень соответствия издания в целом и всех его компонентов задачам эффективного потребления. По его мнению, высокая культура издания характеризуется наличием в издании всех элементов, необходимых для его полноценного использования, и художественно–техническим оформлением, которое «создает условия для наилучшего восприятия содержания, радует глаз совершенством форм и гармонией отношений» (А.Э. Мильчин). Вспомним, когда в последний раз каждый из нас держал в руках такое издание. Не случайно с советских времен бытует мнение о том, что признаком и непременным атрибутом многочитающего человека являются очки.

Заболевания зрительного аппарата вызывают не только существенные систематические зрительные нагрузки, но и плохое полиграфическое качество самих изданий. На предотвращение офтальмологических заболеваний направлены гигиенические требования по выпуску изданий для взрослых и детей, а также санитарные правила по выпуску школьных учебников. Они изложены в ОСТ 29.124–94, ОСТ 29.116–98, ОСТ 29.127–2002. Этими же стандартами установлены критические дефекты книжных изданий для взрослых и для детей, т. е. дефекты, при наличии которых использование продукции по назначению практически невозможно или недопустимо. Соблюдаются ли они? Сомнение в этом вызывает высказывание некоторых специалистов в области полиграфической промышленности о том, что современные издания иногда напоминают бумагу, испачканную полиграфической краской. Проверить это можно путем анализа полиграфического качества изданий.

Полиграфическое качество печатной продукции определяется множеством факторов, среди которых: формные, печатные и брошюровочно–переплетные процессы. Качество выполнения этих процессов влияет на пользовательские характеристики издания: читабельность текста, возможность использования издания по назначению, эстетичность внешнего вида, удобство использования, срок службы и хранения. Возможные дефекты по каждому из перечисленных процессов можно установить путем проверочного контроля одного экземпляра издания тиража. В подобном контроле заинтересованы прежде всего книготорговые предприятия, и конечно сами издающие организации. Однако, как показывает практика, в продажу и в библиотеки часто поступают издания с многочисленными дефектами.

Наиболее яркие образцы недоброкачественной книжной продукции представили 90–е годы XX века, т. к. именно в этот период ситуация в отечественном книгоиздании характеризуется нестабильностью. Переломный этап перехода к рыночным отношениям в производстве, нехватка квалифицированных кадров и денежных средств, а также устаревшее полиграфическое оборудование наводнили книжный рынок 90–х изданиями, содержащими многочисленные полиграфические дефекты.

Для установления наиболее распространенных полиграфических дефектов в изданиях 90–х гг. студентами кафедры книговедения ЧГАКИ на занятиях по курсу «Основы производственных процессов» было проведено специальное исследование. В нем приняли участие студенты старших курсов всех специальностей кафедры: «Издательское дело и редактирование», «Книгораспространение», «Книжное дело». При этом на практических занятиях по заранее разработанным таблицам был проведен соответствующий анализ. В качестве объекта исследования были выбраны издания разнообразной тематики, рассчитанные на массового читателя, выпущенные в центральных и региональных издательствах страны (М.: Детская литература, ЮНИТИ, Эксмо–Пресс, Прейскурантиздат; Минск: Харвест, Ростов–на–Дону: Феникс; Челябинск: Урал LTD; Пермь: Капик; Петрозаводск: Барс; Екатеринбург: Среднеуральское книжное издательство и т. д.).

Среди проанализированных изданий присутствовали издания художественной литературы, иллюстрированные и улучшенные серии художественной, научно–популярной, общественно–политической литературы, энциклопедии и энциклопедические словари, научные и производственные справочники, учебники для высшего и среднего специального образования со сложными иллюстрациями, многокрасочные издания для дошкольного и школьного возраста. Каждое из анализируемых изданий оценивалось по трем группам дефектов. Рассмотрим их более подробно.

Дефекты формных процессов определяются условиями набора, верстки и изготовления печатных форм. В их числе: пониженная культура набора текста проявляется в наличии на полосе нескольких «чужих» литер, или более 5 переносов подряд; дефекты верстки, проявляющиеся в непараллельности краев прямоугольных иллюстраций сторонам набора, искривлении линеек, кривых заголовках и графах, неточном совпадении линеек с их продолжением на пересечениях, нецельных линейках и др.; нарушенная линия шрифта, закачнувшиеся строки, неравномерные междустрочные пробелы в тексте чаще всего встречаются в результате неустойчивого положения строки в печатной форме и при наличии пропущенных или лишних шпон при наборе или верстке полос.

Эти дефекты являются следствием невнимательности наборщика или корректора. Они в меньшей степени вызывают офтальмологические заболевания читателей, но их ущерб эстетическому восприятию информации огромен. Издания с перечисленными дефектами вызывают ощущение небрежности и неряшливости текста. Читатели интуитивно понимают, что это наспех сделанное издание для непродолжительного пользования, которое должно стоить дешево. В проанализированных изданиях около 30 % книг имели более 5 переносов подряд, 10 % неравномерные междустрочные пробелы и в 5 % обнаружены дефекты верстки.

На любом полиграфическом предприятии основным производственным процессом является печать тиража. Вся история изобретения и развития различных видов печати непосредственно связана с решением одной из важнейших задач – это высококачественная печать цветных изображений, максимально приближенных по передаче цвета к оригиналу, а также качественного воспроизведения текста. Поэтому в качестве основной группы дефектов в изданиях, принятых для анализа, мы обратились к дефектам печатных процессов. Среди них наиболее известны следующие:

Ослабление насыщенности («серая печать») или разнооттеночность отдельных литер, слов, строк, страниц текста, участков изображения – возникает при несоблюдении баланса краска/вода; или разжижении красителя. При чтении вызывает резкий перепад насыщенности шрифта, заставляет менять фокусировку взгляда, понижает читабельность текста за счет снижения контрастности полосы (белая бумага – черная краска, белая бумага – серая краска).

Непропечатанные участки или выщипывания образуются, когда частицы бумажного волокна срываются с поверхности из–за излишней липкости краски или рыхлой поверхности бумаги. Отсутствие отдельных участков литер или самих букв, заставляет читателя напрягать зрительный аппарат, догадываться о содержании или пропускать слова, вызывает раздражение и утомляемость от чтения. Дефекты шрифта также зачастую снижают качество печатной продукции. Изношенный шрифт может давать нечеткое, рваное очко, или многочисленные заусенцы, порождать мелкие дефекты (утолщения или потери элементов очка, соединительных штрихов, засечек), ухудшающие четкость и удобочитаемость текста.

Нечеткие контуры: скольжение, двоение – порождает неадекватное давление при печати, или механический дефект в печатной машине. Раздвоенные контуры букв особенно вредны для чтения пользователями с ослабленным зрением или заболеваниями зрительного аппарата. О содержании большей части такого текста читатель лишь догадывается, т. к. не может прочитать строки до конца.

Неприводная печать означает несовпадение верхних и боковых контуров полосы на лице и обороте листа от 1 до 2 мм. Это происходит в результате неверной настройки печатной машины. Дефект приводит к тому, что строки одной стороны листа не совпадают по расположению со строками оборотной стороны листа. В результате просвечивающиеся на обороте контуры букв в строках попадают в пробелы оборотной стороны и уменьшают контрастность наборной полосы, снижая ее читабельность вдвое.

Такой же эффект вызывает загрязнение пробелов: тенение – краска воспринимается пробелами формы, это может быть вызвано износом или окислением поверхности пробельных участков; зажиривание – может быть обусловлено недостаточной подачей воды.

Расслоение контуров изображения – результат неправильного совмещения цветоделенных изображений вследствие ошибок при монтаже и изготовлении формы; растяжения бумаги при печати, неправильной установки приводки на машине, нестабильности работы машины. Если учесть, что иллюстрации в издании выполняют такие поясняющие, так и эстетические функции, изображения с такими дефектами не вызовут созерцательного наслаждения, а в схемах или графиках исказят информацию.

Хаотические следы краски, перетискивание (отмарывание краски): перенос влажной краски с одного листа на другой, обычно в приемной части печатной машины. При таких нарушениях контуры изображения с одной стороны разворота перепечатываются на другую, а иногда и целые страницы текста оставляют свой оттиск на соседних листах. Читать подобный текст можно, но тренировки зрительного аппарата по различению букв вряд ли положительно скажутся на здоровье глаз.

Пробивание краски или рельеф на оборотной стороне оттиска образуются при неверном подборе бумаги в результате ее пробивания или чрезмерном давлении печатной машины. Особенно характерен для способа высокой печати, в котором считались допустимыми описанные нарушения. Точки, запятые, и другие знаки препинания, содержащие литые окончания в виде точки, легко просматривались на обороте листа и делали лист рельефным. При использовании тонкой бумаги могли на оборотной стороне вызывать впечатление неверно расположенных знаков.

Проведенное исследование показало, что треть проанализированных изданий по группе печатных процессов вполне обоснованно можно отнести к разряду некондиционных, т. е. не отвечающих требованиям стандартов, технических условий или образцов, которые не могут быть доведены до установленной кондиции, но пригодны для использования. Среди выявленных дефектов наиболее распространенными оказались разнооттеночная печать – 90 % и неприводная печать – 70 %. Третье место заняли дефекты пробивания краски и рельефа обратной стороны – до 50 % изданий. Характерными недостатками изданий 90–х стали также грязные пробелы, скольжение и двоение шрифта, зарегистрированные у 40 % книжных изданий. Отмарывание краски и непропечатка снизили полиграфическое качество 30 % книг. Исходя из требований стандартов, по группе печатных процессов в числе критических дефектов были обнаружены: непропечатка (потеря элементов изображения), «бледная печать», смазывание, отмарывание краски, забитые краской участки.

В ходе исследования было установлено, что наибольшее число дефектов зарегистрировано по группе брошюровочно–переплетных процессов. И это далеко не случайно. Издающие организации гораздо меньше внимания уделяют данным технологическим операциям, считая их наименее значимыми, часто забывая о том, что именно брошюровочно–переплетные процессы обеспечивают большинство пользовательских характеристик издания: прочность скрепления книжного блока, защиту от загрязнений и повреждений, эстетичный внешний вид, возможность многократного использования (прочтения) издания.

Между тем к качеству брошюровочно–переплетных процессов предъявляются достаточно серьезные требования. Скрепление книжных блоков не должно содержать таких недостатков как отсутствие стежков в отдельных тетрадях, неряшливых проколов, шитья не по сгибу. Канты переплетной крышки должны иметь одинаковые размеры: у средних форматов – 3–4 мм, у малых и больших – на 1 мм соответственно меньше или больше. Проверяют также правильность фальцовки, поскольку ее нарушение порождает разницу в ширине корешковых и головочных полей. Пространство между корешком книжного блока и отставом крышки не должно быть запачкано клеем, а корешок переплетной крышки должен легко отступать от корешка книжного блока при раскрытии книги. Форзацы должны быть приклеены ровно, без перекосов, сплошной полоской клея шириной 3–4 мм.

Исследование показало, что наиболее часто встречаются дефекты неверной фальцовки изданий, т. к. разница в размерах корешковых и головочных полей на отдельных страницах изданий колеблется в пределах 5–7 мм и характерна для 90 % изданий. Дефекты приклейки форзацев заняли второе место (70 %) по численности в изданиях 90–х. Один из распространенных дефектов при швейном скреплении тетрадей – это неряшливые проколы, приводящие к разрыву корешковых полей – 50 % изданий, кроме того, в одной тетради часто встречались нитки разного цвета. Затеки клея испортили внешний вид у 30% проанализированных изданий. Неровные канты, дефекты приклейки каптала, негладкий обрез, дефекты печати или тиснения на переплетной крышке были характерны для 20 % изданий. В ряду единичных дефектов было обнаружено отслаивание припрессованной пленки, отклонение от формата обрезки, дефекты переплетных крышек.

Исходя из ОСТ 29.124–94 «Издания книжные. Общие технические условия», многие из обнаруженных в проанализированных изданиях дефектов, можно считать критическими: дефекты, приводящие к искажению содержания или потере информации: затеки клея на обрезы или внутрь блока, вызывающие склеивание страниц; отсутствие полей, когда текст или иллюстрации «ушли» в корешок; и дефекты, приводящие к потере товарного вида издания или затрудняющие его использование: отставание форзаца от блока по всей полосе приклейки, разрыв форзаца по сгибу, смещение блока за пределы переплетной крышки, дефекты припрессовки пленки (отслаивание и прорывы), раскол блока.

Результаты проведенного исследования заставляют задуматься над вопросом об ужесточении приемочного контроля в книготорговых предприятиях г. Челябинска. Причины беспрепятственной продажи изданий с дефектами видятся прежде всего в недостаточности специалистов с базовым книготорговым образованием, а также в непросвещенности в этих вопросах покупателей, т. к. одноразовость отечественных изданий в обложках и дешевых переплетов давно вошла в разряд обычных явлений. На наш взгляд вопросы полиграфического качества отечественной печатной продукции должны в первую очередь решаться непосредственно издающими организациями, а также серьезно контролироваться книготорговыми организациями и библиотеками всех форм собственности.

Специалистам библиотечного дела следует обратить особое внимание на качество изданий, присутствующих в фондах библиотек. Вероятно необходимо включить в читательскую компетенцию умение преодолевать встречающиеся дефекты, или научить потребителей информации избегать чтения подобных книг, поэтому полиграфическая культура изданий должна стать предметом особого внимания не только полиграфистов, но и библиотекарей. Комплектатор при условии изучения издания де–визу должен уметь устанавливать качество представленной литературы и по–возможности формировать фонд качественных не только по содержанию, но и полиграфическому исполнению книг.

О.Л. Кабачек

Чем читающий подросток отличается от нечитающего

Российская государственная детская библиотека провела в 2006 – 2007 годах комплексное исследование «Читающие и нечитающие. Факторы, влияющие на чтение младших подростков». Целью исследования было выявление факторов, влияющих на чтение современных шестиклассников (роль в этом таких социальных институтов, как библиотека, семья, школа); проведение сравнительного анализа личностных и читательских особенностей активно читающих и мало читающих подростков (уточнение того, что дает чтение развивающейся личности). Исследование проводилось в шести регионах РФ, а также в Республике Казахстан. В каждом из участвующих в эксперименте регионе экспертами ОДБ предварительно отбирались две школы: «сильная», где дети активно читают, и «обычная», где большинство детей не читали, по отзывам учителей.

Комплект методик состоял из следующих документов: 1) инструкции и вопросника для эксперта из ОДБ; 2) анкеты для школьного библиотекаря; 3) анкеты для учителя (для всех учителей обследуемой школы); 4) анкеты для родителей детей обследуемого класса; 5) анкеты блока диагностических методик для шестиклассников (диагностика проводилась в течение одного урока).

Всего было охвачено исследованием 337 шестиклассников в регионах и 61 в Москве.

Наше исследование показало следующие результаты. Во–первых, был зафиксирован факт доминирования некнижной культуры в современном обществе. По региональным данным (т. е. не считая Москвы), 83,1% подростков не имеют потребности и навыков ориентировки в структуре литературно–художественного текста, нарратива: им ближе, привычней видеоряд (построенный по законам так называемой «клиповой культуры»). К адекватному восприятию сложных литературно–художественных текстов оказались готовы лишь 18,7% школьников. Во–вторых, роль семьи и школы как руководителей детского чтения оказалось невозможно переоценить. Для воспитания потребности в чтении подрастающего поколения по–прежнему важны такие социальные институты, как семья, школа и библиотека. Так, у педагога–непрофессионала, преподающего шестиклассникам русский язык и литературу (т. е. не имеющего определенных, выработанных педагогических установок, стиля отношений с учащимися), подростки значительно реже, чем у педагога–профессионала (каждый восемнадцатый против каждого четвертого) способны ориентироваться в структуре нарратива, предпочитая его «клиповому» ряду, т. е. не принадлежат к книжной культуре.

На эту редкую ныне способность влияют и суммарные установки всего педагогического коллектива школы: если в школе преобладает авторитарная педагогика в отношении детского чтения, подростки еще реже склонны к книжной культуре, чем их ровесники из школ, где приняты иные формы отношений между детьми и взрослыми.

Интересно, что если учительский коллектив школы отличается разнообразием вкусов в области чтения и нетребовательностью к качеству читаемой литературы, то подростки этой школы чаще имеют общественную ориентацию, чем личностно–направленную и узко–эгоистическую по сравнению с их сверстниками, имеющими в наставниках любителей легкого «чтива» и модного постмодернизма.

Чрезвычайно значима роль семьи в становлении читателя. Так, в семьях, где родители практиковали в начальной школе и/или практикуют сейчас две – три и более форм работы с книгой (чтение вслух, обсуждение, игры по поводу прочитанного и пр.), уровень эстетических установок и литературно–художественного творчества подростка выше, чем у его сверстника, не получавшего и не получающего таких разнообразных педагогических воздействий в семье. И там, где родители считают для себя педагогику детского чтения интересным, творческим занятием, у подростка выше уровень литературно–творческих способностей и больше возможностей для самоизменения, психотерапии в процессе творчества, чем у тех его сверстников, где руководство чтением в семье ведется формально.

Если у родителей литературные вкусы традиционны для прошедшей эпохи (т. е. любовь к советской и дореволюционной классике занимает центральное место), то их дети чаще обладают высоким и средним уровнем развития литературно–творческих способностей, тогда как дети родителей, читающих все подряд или склонных к легкому чтиву, напротив, чаще обладают низким уровнем развития литературно–творческих способностей.

В целом 59% родителей признают, что их дети недостаточно читают или совсем не любят читать. (Сюда вошли как родители, активно занимающиеся педагогикой детского чтения, так и мамы и папы, пренебрегающие своими родительскими обязанностями в этой сфере.)

В исследовании мы ставили задачу выявить, отличаются ли подростки, признанные их родителями хорошими читателями (опережающими своих сверстников в читательском развитии), уровнем развития своих литературных и читательских способностей, и, главное, по своим личностным качествам, от их не читающих или мало читающих сверстников. Исследование показало, что личностные качества и собственно читательские способности прямо зависят от читательской квалификации, уровня развития читательской деятельности подростка.

Много читающий шестиклассник обладает более высоким уровнем читательского и литературно–творческого развития, чем его мало читающий сверстник: он глубже воспринимает литературно–художественные произведения, лучше ориентируется в структуре нарратива, обладает более развитым эстетическим вкусом, лучше сочиняет художественные тексты. Его ценностные установки также более гуманистические, а способность решать свои психологические проблемы с помощью литературно–художественного творчества лучше развита, чем у нечитающего подростка. В свою очередь, установки первого (литературного) и последнего (личностного) «блоков» взаимообусловливают друг друга. Так, например, ориентировка подростка в проблемной нравственной ситуации зависит и от развития восприятия сложных литературно–художественных текстов, и от развития литературно–творческой деятельности, и от ориентировки в структуре нарратива, и от уровня развития ценностных установок подростков, и от их способности решать свои психологические проблемы с помощью литературного творчества.

Только одно из качеств – способность ориентироваться в проблемной, этической по своему характеру ситуации – не зависит напрямую от того, много ли читает подросток (здесь важным является, по–видимому, тот пример нравственного поведения, который видит подросток в школе и дома).

Но вот образцами читательского поведения современные взрослые, увы, не являются. Уровень читательской квалификации и учителей, и родителей в регионах оставляет желать лучшего. Только в самых лучших элитных московских школах литератор и другие учителя оказались способны показать подростку образ идеального читателя–интеллигента. Вместе с умением общаться с подростками на равных, способностью вовлечь их в интересную совместную деятельность, созданием культа книги и чтения в школе усилиями всех педагогов школы это обеспечивает достижение подростком–шестиклассником высокого уровня литературного (читательского) развития. В «читающих» школах и классах подростки–читатели действительно обладают другими, чем их нечитающие сверстники, ценностными установками и самосознанием: по–другому определяют себя в мире. Они вписаны в мировую Культуру и (на неосознаваемом уровне) принимают для себя миссию культуртрегерства.

С.А. Климаков

ОРГАНИЗАЦИЯ ЧИТАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЮНОШЕСТВА В РАМКАХ ПРОЕКТА «ГАЗЕТЫ В БРАЗОВАНИИ»: ПЕРВЫЙ РОССИЙСКИЙ ОПЫТ

C каждым годом в современном обществе, перенасыщенном средствами массовой информации, газетной отрасли становится все труднее защищаться от быстрого падения тиража и уменьшения читательской аудитории. Одной из причин этого, помимо изменения в демографии и образе жизни читателей, является неспособность газет привлечь молодежь.

Распространенное мнение о том, что привычка к чтению прессы приобретается с возрастом, отвергается сегодня многими западными медиа–исследователями. Чем старше становятся люди, тем они меньше читают, привычка читать газеты формируется к 18 годам – такие выводы делает, например, специалист американского Центра медиа–менеджмента М. Смит (1).

Уже не одно десятилетие разрабатываются стратегии вовлечения молодых людей в процесс чтения газет. В этом ряду самой известной и популярной является программа «Газеты в образовании», ставшая за свою 70–летнюю историю по сути глобальной (2).

С начала 1990–х годов международный обмен информацией и идеями по проблеме использования газет в образовательном процессе и координация программных мероприятий происходят через учрежденный при Всемирной газетной ассоциации (WAN) Комитет «Газеты в образовании» («Newspaper in Education», NIE) (3). «Программы NIE предполагают использование газетного содержания – статей, комментариев, иллюстраций, карт и фотографий – в школьных занятиях в качестве учебного пособия. Инвестиции в NIE–программы повышают уровень знаний учащихся, воспитывают гражданственность и формируют привычку чтения газет», – так вкратце характеризуют проект официальные лица Всемирной га­зетной ассоциации (4).

Комитетом NIE признается и особая важность поддержки чтения в целом, что выражается в участии в подготовке национальных программ сотрудничества газет с книгоиздателями, библиотеками и разного рода обществами чтения. По мнению Комитета, координация усилий всех этих звеньев способствует развитию у людей навыков чтения, позволяет им получать от чтения удовольствие, и, следовательно, полезна для самих газет. Комитет NIE настоятельно рекомендует всем участникам программы «Газеты в образовании» связываться с национальными или международными обществами пропаганды чтения и другими организациями, чья работа посвящена пропаганде культуры чтения среди молодежи (1).

В России программа была презентована в 2001 году на круглом столе, организованном WAN и Союзом издателей и распространителей печатной продукции (СИРПП) (5). Откровенно говоря, ажиотажного интереса в отечественной газетной отрасли проект не вызвал: издатели, пережившие за последние 15 лет «тиражную катастрофу», заняты сегодня решением неотложных и более важных задач, связанных в первую очередь с физическим выживанием своих газет.

Тем не менее, о трех попытках реализации программы NIE в нашей стране информация есть. В 2005 году ЗАО «ЧР–Менеджер» некоторое время доставлял газету «Челябинский рабочий» в школы № 1, 30, 31 г. Челябинска (6), в апреле 2007 года сеть независимых газет «Мой Район» дала старт проекту в Москве, начав с района Митино (7).

Дольше других и наиболее системно работает в указанном направлении крупный региональный издательский дом «Алтапресс». В данном случае проект «Газеты в образовании» объединяет входящую в издательскую группу «Алтапресс» общественно–политическую газету «Свободный курс» и образовательные учреждения Алтайского края. В настоящее время компания подводит первые итоги реализации программы и уже начинает активно пропагандировать свой опыт в российской газетной отрасли.

Первые шаги проекта на Алтае были сделаны в 2004/05 учебном году с участием 9–11–х классов из 13 школ г. Барнаула. По данным на февраль 2007 года программа охватывала уже 24 барнаульские школы (40 классов, 1100 учащихся и 64 педагога) и 4 школы Троицкого района Алтайского края (8) .

Проект работает следующим образом. «Алтапресс» разработана технология и организована отправка в учебные заведения не реализованных в розницу («списанных») экземпляров своего издания. Лица, ответственные за программу со стороны школы, распространяют газету среди учащихся. Учителя, участвующие в проекте, получают благотворительную подписку издания на период учебного года. Периодически (не реже двух раз в месяц) к номеру газеты прилагается рекомендация учителю по интерактиву со школьниками.

Целями проекта «Газеты в образовании на Алтае» на специально созданном для него ИД «Алтапресс» сайте декларируются:

  • для учителей – получение актуального информационного и учебного материала, который можно использовать в качестве иллюстраций и дополнений к школьным учебникам, завоевание или упрочение репутации учителя–новатора;

  • для учащихся – приобретение дополнительных знаний о реальной жизни и аналитических навыков через креативную форму; возможность самовыражения и высказывания собственной точки зрения большой читательской аудитории;

  • для газеты – распространение части тиража в образовательных учреждениях с целью формирования будущей аудитории; выполнение роли социального лидера через реализацию образовательной функции прессы; формирование культуры восприятия СМИ, культуры чтения качественных газет и самостоятельному поиску информации (9).

Отметим, организаторы не делают прямого акцента на поддержку чтения. Главное внимание уделяется технологии реализации проекта в российском варианте, отдельным подпроектам. Тем не менее, приводимые ими факты свидетельствуют, что программа оказывает заметное влияние на формирование у школьников умений и навыков чтения, выступает косвенным регулятором и стимулятором их читательской деятельности.

Среди учебных заданий с использованием газеты к урокам и внеклассным мероприятиям были связанные с чтением газет дома и в библиотеке, например:

  • чтение газет дома: Изучите читательские привычки членов вашей семьи. В какой последовательности и в какое время обычно читаются газеты у вас дома? Кто в вашей семье читает газеты меньше всего? Подсчитайте, сколько времени отводится чтению газет. Составьте расписание.

  • Чтение газет в библиотеке: Библиотеки выписывают множество газет и журналов. Опросите ваших одноклассников. Ходят ли они в библиотеку, чтобы почитать газеты? Какие газеты они читают в библиотеках? (10, с.14–16).

Также школьники обменивались экспертными оценками по теме, публикации, номеру, писали сочинения, эссе, участвовали в диспутах по газетным материалам.

В итоге, сами учителя–участники констатируют: «удалось привлечь внимание к чтению газет», «улучшилась техника чтения детей», «дети стали читать газеты», «учатся из любого материала выбирать главное», «учащиеся осознанно применяют статьи для подтверждения каких–либо выводов» и т. п. (10, с.18).

Срезы и анкетирования пока не позволяют точно оценить, как изменяется читательская деятельность школьников на Алтае в целом под влиянием проекта «Газеты в образовании», насколько он воспитывает у участников привычку к регулярному чтению и способствует формированию информационной культуры. Это объяснимо – проект находится в России на стадии становления. Но с учетом быстрых темпов этого становления можно предполагать, что уже в скором будущем его технология и наработки будут востребованы при разработке отечественных программ поддержки детско–юношеского чтения.

Список литературы:

1. Как привлечь молодых читателей : мат. одноим. конф. WAN (Хельсинки, 2003) и спец. тематич. исследований : (электронный ресурс) / WAN; Гильдия издателей периодической печати. – (Б.м.), 2004. – 1 электрон. опт. диск (CD–ROM). – Загл. с вкладыша контейнера.

2. Климаков, С. А. Программа «Газеты в образовании»: характеристика, международный опыт и российские перспективы //Культура – искусство – образование: новые аспекты синтеза теории и практики : мат. XXVII науч.–практ. конф. профессорско–преподават. состава академии / ЧГАКИ; С.А. Климаков. – Челябинск, 2006. – С. 173–176.

3. Газеты в образовании (NIE): (электронный ресурс). – Режим доступа : http://www.wan–/nie/about.php. – Загл. с экрана.

4. На международной конференции в Вашингтоне будут обсуждаться способы совершенствования программ «Газеты в образовании» : (электронный ресурс). – Режим доступа : http://www.gazety.biz/news86. – Загл. с экрана.

5. Семинар 25 октября 2001 г. : (электронный ресурс). – Режим доступа : http:/pressa2003/pages/seminar2510.html. – Загл. с экрана.

6. В школу за газетой // Челябинский рабочий. – 2005. – 14 апреля.

7. «Мой район» придет в школы. : (электронный ресурс). – Режим доступа: http://www.gipp.ru/openarticle.php?id=17159&type=2. – Загл. с экрана.

8. Хомайко, Л. Не страшно и увлекательно /Л. Хомайко //Журналист. – 2007. – № 5. – С. 49–51.

9. О проекте : (электронный ресурс). – Режим доступа : http: /about . – Загл. с экрана.

10. Проект «Газета в образовании на Алтае» /Институт развития прессы – Сибирь; ИД «Алтапресс». – Барнаул: Тип. ООО «ИД «Алтапресс», 2006. – 47 с.

п.и. Кузьмина

Развитие мотивации к чтению через творческую и интеллектуальную деятельность школьников

Нашей общей заботой является воспитание читающей нации, которая, прежде всего, создается из читающих детей и юношества. Продвижение чтения – это продвижение книги, журнала, электронного издания.

Чтение детей по целям, мотивам и характеру очень разнообразно. Уже давно чтение поделили на две составляющие: «деловое» (прагматичное, учебное) и «свободное» (для души и отдыха). Прежде всего хотелось бы затронуть вопросы «делового» и «свободного» чтения в школьной библиотеке.

Несомненно, что «деловое» чтение дает импульс к творчеству, способствует росту читателя, позволяет сформировать «портфолио», необходимое современному выпускнику. «Деловое» чтение в настоящее время преобладает в школьной библиотеке, прежде всего потому, что она выполняет функции учебной библиотеки. Школьный библиотекарь, в первую очередь, обязан сделать заказ на учебники, получить их и выдать учащимся.

Спорным вопросом является вопрос о книжных ресурсах, учитывая то, что основной частью фонда являются учебники, а фонд детской и художественной литературы давно устарел и, практически, не пополняется.

Последние годы школьные библиотеки систематически получают учебную литературу, краеведческую, цифровые образовательные ресурсы и совсем не комплектуются детской, художественной, научно–популярной книгой. В основном художественная литература поступает в библиотеку за счет акции «Подари книгу библиотеке!». Это препятствует развитию досугового чтения школьников.

Однако неизменным остается то, что школьная библиотека создает условия для достижения успеха в школьной жизни. Здесь мы имеем в виду не только школьные занятия, но и творческую и интеллектуальную деятельность обучающихся, общение в школе. Роль библиотекаря в продвижении чтения огромна.

Необходимо отметить, что сами библиотекари в современных школах становятся авторами элективных курсов и программ по проблемам чтения, руководителями культурологических творческих объединений. Под их руководством создаются исследовательские работы, которые презентуют на ученических конференциях различного рода. Так, например, в Калининском районе города Челябинска в рамках районной конференции «Умники и умницы» создана секция «Книговедение» для юных исследователей библиотечного дела.

Многие библиотекари образовательных учреждений осуществляют подготовку учащихся к конкурсу чтецов, краеведческой игре «Знай и люби Челябинск», интеллектуальной игре «Русский мир» и «Что? Где? Когда?». Такие библиотекари являются настоящими лидерами в формировании интеллектуальной среды школы, активно вовлекают учащихся в интенсивный процесс самостоятельного овладения знаниями.

Наша школьная библиотека (МОУ СОШ № 150 г. Челябинска) позиционирует себя как интеллектуальный и досуговый центр, который развивает и поддерживает у читателя привычку читать, быть успешным.

В библиотеке организовано творческое объединение «Школьный Пресс – Центр», который выпускает компьютерную газету «ШАГ» (Школьная Авангардная Г'азета), признанную одной из лучших в 2007 году на городском конкурсе школьных СМИ «Nоtа bеnе».

Уже не первый год библиотека сотрудничает с краеведческим отделом Центральной городской библиотеки имени А.С. Пушкина и областной юношеской библиотекой. Это выражается в участии в краеведческих конкурсах, конференциях, так как: «Забытые страницы истории Челябинска», «Люблю Отчизну я или чем гордится современный россиянин», «Знаки державного величия».

Наша школьная библиотека – это место, где дают всем учащимся возможность проявить свои творческие способности, учат стремиться к успеху и добиваться его.

Необходимо заметить, что существует прямая связь между достижениями учащихся и работой школьной библиотеки. Так, например, в 2006 году школьная библиотека сыграла ключевую роль в подготовке учащихся к районной игре «Русский мир», где сборная интеллектуалов школы заняла три первых места.

Учащиеся нашей школы становятся призерами городских, областных, региональных и Всероссийских конференций по краеведению. В основном это те школьники, которые входят в читательский актин библиотеки и являются лидерами чтения. «Сильные школьные библиотеки рождают сильных учащихся» – этот лозунг подтверждается жизни и опытом работы нашей библиотеки.

Школьная библиотека, как динамичный ресурс образования, создает условия для самореализации учащихся. Могут меняться мотивы чтения и мода на чтение, но неизменным остается то, что любой человек стремится к успеху. Нет ситуации успеха – нет обучения!

М.В. Кустова

Современный пользователь библиотеки

глазами библиотекаря: По результатам

социологического исследования

Эффективность библиотечного обслуживания пользователей зависит не только от компетентности библиотекаря в вопросах литературы и знания им фонда библиотеки, но и от характера библиотечного общения – взаимодействия библиотекаря и пользователя, обусловленного информационными потребностями последнего. Библиотечное обслуживание протекает тем успешнее, чем большего взаимопонимания удается достичь библиотекарю и пользователю. Для оптимизации библиотечного обслуживания важна активизация диалога между пользователем и библиотекарем, в связи с чем особое значение приобретает характер представлений библиотекаря о пользователях библиотеки, знание их потребностей и интересов.

В ходе исследования «Досуговое чтение библиотекаря как средство его профессионального и личностного становления и развития», проведенного в начале 2006 года на базе муниципальных публичных библиотек Челябинской области был получен большой объем материала, касающегося различных аспектов досуговой, профессиональной и читательской деятельности библиотекарей. Исследовательская задача состояла в том, чтобы выявить специфику досугового чтения современного библиотекаря и определить пути использования его личного читательского опыта в профессиональной деятельности. Предметом особого рассмотрения стал профессиональный взгляд библиотекаря на современного пользователя библиотеки.

Для изучения этого вопроса было проведено анкетирование среди библиотекарей муниципальных публичных библиотек городов Челябинска, Магнитогорска, Златоуста, Верхнего Уфалея, Южноуральска, Еманжелинска, Коркино и сел Чесменского, Еткульского, Каслинского, Чебаркульского районов Челябинской области. Всего в исследовании приняли участие 324 респондента. Большую часть составили сотрудники отделов обслуживания (58%), библиографы (15,1%), а также сотрудники отделов комплектования и обработки (9%), методисты (7%) и библиотечные специалисты, занимающие руководящие должности (11,1%).

В состав респондентов вошли библиотекари разных возрастов, с разным образованием и стажем работы в библиотеке. Большинство из них имеет высшее образование (53%). Неоконченное высшее – 11,1%, среднее специальное – 27,5%, общее среднее – 8,3%. По продолжительности работы в сфере библиотечного дела среди опрошенных преобладали специалисты со стажем работы более 20 лет (27,5%). Стаж работы 15–20 лет имеют 25,3% респондентов, 10–15 лет – 18% респондентов, 5–10 лет – 10,8%, 3–5 лет – 7%, менее 3 лет – 11,4%.

Библиотекарям был задан вопрос: «Какие жанры художественной литературы сегодня наиболее популярны среди читателей Вашей библиотеки?». Полученные данные представляют собой субъективные оценки читательских интересов библиотекарями. Они интересны тем, что основываются на профессиональном опыте респондентов и демонстрируют не только знание читательских интересов библиотекарей, но и отношение последних к современным пользователям библиотек.

В анкете были перечислены 19 жанров. Библиотекарей попросили определить рейтинг их популярности, проставив баллы от 1 до 10 (по мере возрастания популярности). Не дали ответа на этот вопрос 30,9% респондентов. Преимущественно это были библиотекари в возрасте 18–25 и 40–50 лет. Вопреки ожиданиям, не дали ответа в основном сотрудники отделов обслуживания, постоянно имеющие дело с пользователями библиотеки. Возможно, причина этого заключается в разнообразии современного книжного рынка, трудностях в определении жанровой принадлежности целого ряда произведений. Сотрудники отделов, не работающих непосредственно с читателями, наоборот, в большинстве своем ответили на вопрос. Не все библиотекари выполнили задание; 34% просто выбрали наиболее популярные на их взгляд жанры, не проставив баллы. Таким образом поступили в основном сотрудники методических отделов, отделов комплектования и обработки, сотрудники административного звена, вероятно, потому, что их представления о читательских пристрастиях пользователей являются более абстрактными, чем у сотрудников отделов обслуживания.

В рейтинге, составленном библиотекарями, использовавшими балльную систему, первое место занимает любовный роман (см. табл. 1). Далее следуют (в порядке снижения популярности) динамический детектив (боевик), женская проза, классический детектив, авантюрно–приключенческий роман, фэнтези, психологический детектив (триллер), мистика, проза современных отечественных авторов, русская классика, проза современных зарубежных авторов, историческая беллетристика, научная и социальная фантастика, зарубежная классика, проза советских авторов, сатира и юмор, мемуары, публицистика, поэзия.

Рейтинг, составленный библиотекарями, не проставившими баллы, выглядит иначе, за исключением двух первых и последней позиций: верхушка рейтинга принадлежит любовному роману и боевику, а замыкает перечень популярных жанров поэзия. Здесь библиотекари были единодушны (см. табл. 1). В целом оба рейтинга соответствуют результатам большинства исследований чтения, проводимых в последние годы на разных уровнях.

Библиотекарям был задан вопрос: «Какие из перечисленных жанров они сами предпочитают?». Вопрос был задан в открытой форме и респонденты давали ответы, называя лишь наиболее предпочтительные для них жанры. В результате появилась возможность составить рейтинг жанровых предпочтений библиотекарей и сравнить его с рейтингами жанровых предпочтений пользователей библиотек, в том виде, как их представляют библиотекари (см. табл. 1).

Согласно полученным данным на первом месте в чтении библиотекарей стоит любовный роман. В этом читательские предпочтения библиотекарей и пользователей библиотек совпали. Также совпадение наблюдается в позиции № 5, отданной триллеру. В остальном рейтинг жанровых предпочтений библиотекарей отличается от рейтинга предпочтений пользователей, составленного теми же библиотекарями. Говоря о своем чтении, библиотекари отдали более высокие позиции тем жанрам, которые, по их мнению, не пользуются спросом у современного читателя. Так, по их мнению, русская классика в рейтинге предпочтений пользователей библиотек занимает десятое место, тогда как в чтении самих библиотекарей – шестое. Говоря о читателях, библиотекари поместили поэзию на 19–е место; говоря о себе – на 11–е. При этом, исходя из анализа круга прочитанных библиотекарями произведений, можно сделать вывод о том, что круг заявленных ими жанровых предпочтений не совсем соответствует действительности. Любовный роман и женская проза действительно преобладают в их досуговом чтении; также вполне справедливы позиции, отданные классическому детективу, исторической беллетристике, триллеру. Однако русская и зарубежная классика, поэзия, мемуары, публицистика не занимают в чтении библиотекарей значительного места.

Таким образом, очевидно, что библиотекари либо считают себя более компетентными и образованными читателями, либо хотят казаться таковыми. Налицо своеобразное проявление профессионального снобизма, которое может быть реальным препятствием во взаимопонимании библиотекаря и пользователя библиотеки.

Профессиональный снобизм библиотекаря выявлялся исследователями и ранее. Так, в ходе исследования «Чтение библиотекарей», реализованном в 90–е годы Российской национальной библиотекой, ряд вопросов задавался с целью «получить представление о библиотекаре как профессионале, в чьи обязанности входит знание вкусов читателей, вне зависимости от того, на каком участке в библиотеке он работает в данный момент» (2, с. 33). Исследователи отмечали, что им удалось выявить существенную разницу между литературными привязанностями библиотекарей и теми книгами, которые он рекомендует читателям: «…библиотекарям свойственен некоторый снобизм: то, что они читают «для души», совсем необязательно, с их точки зрения, понравится читателям» (2, с. 33). «Рекомендации читателям и знакомым несколько скуднее, чем диапазон предпочтений в чтении библиотекарей для себя» (5, с. 43). В то же время, результаты исследования говорили о том, что «средний уровень чтения библиотекарей равен среднему уровню читателей… но это не вызывает тревогу у самих библиотекарей. В личных беседах говорилось даже, что особенно напрягаться не стоит, так как и то, что они (библиотекари) знают, остается невостребованным современным читателем» (1, с. 70).

В тоже время субъективность библиотекаря может выражаться иначе. В ходе исследования Российской национальной библиотеки «Чтение в библиотеках России» проводились экспертные опросы и анкетирования библиотекарей, направленные на выяснение их мнения о современном читателе (6). Исследователи отмечали, что «многим библиотекарям трудно отстраниться от собственных интересов и дать комплексную оценку интересов читателей», «влияние личных предпочтений библиотекарей на экспертные оценки выразилось в абсолютизации личного интереса и его переносе на читателей» (6, с. 10, 11). Наши результаты не позволяют сделать тех же выводов. Скорее заметно дистанцирование библиотекарей от читателей: библиотекари считают, что их читательские интересы шире, разнообразнее.

Представление библиотекарей о более высоком уровне собственного читательского развития по сравнению с пользователями библиотек косвенно подтверждает анализ ответов респондентов на вопросы «Как Вы считаете, нужно ли сегодня руководство чтением?», «Как Вы считаете, нуждается ли чтение самих библиотекарей в управлении, руководстве?» и «Как Вы считаете, существуют ли такие художественные произведения, от знакомства с которыми читателя нужно оградить?»

65% респондентов признали необходимость руководства чтением пользователей библиотек. Вопрос же о руководстве чтением самих библиотекарей вызвал у респондентов ощутимое неприятие. Только 13% считают, что для повышения эффективности библиотечного обслуживания управление чтением библиотекарей просто необходимо. 28,7% выбрали вариант ответа «Нет, чтение – это личное дело, и человек должен сам решать, каким образом ему его организовать» (4).

Большинство опрошенных библиотекарей (60,5%) уверены в том, что нужно ограждать читателя от некоторых литературных произведений, и не сомневаются в своих способностях к такой деятельности. Это при том, что выбор произведений, от которых читателей надо ограждать, определялся личными пристрастиями библиотекарей, был субъективным и неоправданным. Так, в «черный список» наряду с «Майн кампф» А. Гитлера попали произведения В. Войновича, И. Денежкиной, В. Ерофеева, В. Пелевина, В. Пьецуха, Т. Толстой и Л. Улицкой (3).

В ходе исследования библиотекарей попросили также ответить на вопрос «Что Вы думаете о литературных вкусах пользователей Вашей библиотеки?». Вопрос был связан с необходимостью получить данные, свидетельствующие о знании библиотекарями современного читателя, отражающие при этом систему профессиональных установок и ценностных ориентаций личности. В какой–то степени это удалось. При этом полученные данные несколько противоречат результатам, упомянутым выше. Большинство респондентов продемонстрировали уважение к литературным пристрастиям пользователей библиотек, понимание причин их формирования. Возможно, это объясняется структурой анкеты. Вопросы, рассмотренные выше, шли в начале анкеты. Затем следовал большой блок вопросов, посвященный непосредственно кругу чтения библиотекарей. Благодаря этим вопросам, было установлено, что основа досугового чтения библиотекаря – литература популярных жанров. Отвечая на вопросы анкеты, библиотекари могли сами уловить противоречие между своим декларируемым и реальным чтением и, дойдя до вопроса «Что Вы думаете о литературных вкусах пользователей Вашей библиотеки?» стали отвечать мягче, с оглядкой на собственные читательские предпочтения.

Итак, большинство респондентов (34,9%) выбрали толерантный вариант ответа, демонстрирующий понимание социально–психологических основ формирования читательских интересов: «В условиях сегодняшней жизни многим людям необходима книга, которая позволит им расслабиться и отдохнуть». Такой вариант ответа в большей степени характерен для библиотекарей 25–30 лет (40% от возрастной группы) и старше 50 лет (51%), со стажем работы 3–5 лет (43%) и более 20 лет (42%). Если говорить об уровне образования респондентов, давших такой ответ, то в первую очередь это библиотекари со средним общим образованием (44% от группы) и с неоконченным высшим образованием (42%). Такой же ответ дали 30% респондентов со средним специальным образованием и 34% – с высшим образованием.

31,2% считают: «Люди не меняются. Они всегда охотно читали детективы и истории о любви». Такой вариант ответа библиотекарей свидетельствует о наличии у библиотекарей опыта и знания культурно–исторических особенностей формирования читательских интересов. Среди библиотекарей, выбравших данное объяснение, библиотекари 30–40 (54%) и 40–50 лет (30%), со стажем работы 5–10 (48%) и 10–15 лет (43%), имеющие среднее специальным (39%) и высшее (31%) образование.

21% опрошенных уверены, что «культура чтения резко снизилась. Люди читают низкопробную литературу, забывая о вечной классике». При этом сами респонденты, выбравшие такой довольно категоричный ответ, в большинстве своем читают детективы и любовные романы не менее охотно, чем пользователи библиотек. Столь непримиримую, хотя и непоследовательную позицию, преимущественно выбирали библиотекари 40–50 лет (29%) и старше 50 лет (24%), со стажем работы 15–20 лет (27%) и более 20 лет (28%), со средним общим (22%) или средним специальным (31%) образованием.

22,2% выбрали вариант ответа «Я считаю, что читательские предпочтения – это личное дело каждого и никого не оцениваю». Возможно, респонденты решили, что такой ответ лучше всего демонстрирует толерантное отношение библиотекаря–профессионала к современному читателю, уважение к его читательским предпочтениям и беспристрастность. Однако выбор данного варианта ответа скорее говорит либо о нежелании задумываться над вопросом в момент анкетирования, либо о равнодушном отношении в целом. Чаще всего таким образом отвечали библиотекари 18–25 лет (53% от данной возрастной группы), со стажем менее 3 лет и 3–5 лет (54% и 35% соответственно), с высшим и неоконченным высшим образованием (по 25% в каждой группе), проживающие в миллионном городе (29%).

Ответ на вопрос о литературных пристрастиях пользователей библиотек не в последнюю очередь должен определяться специализацией респондента, спецификой его работы, то есть зависеть от того, в каком структурном подразделении библиотеки он работает. Такая зависимость была выявлена, но не совсем та, что ожидалась. Сотрудники отделов обслуживания не проявили большего интереса к своим читателям. 28% от этой группы дали ответ «Я считаю, что читательские предпочтения – это личное дело каждого и никого не оцениваю». Большинство же, как библиотекарей отделов обслуживания, так и библиографов, предпочитали с пониманием относиться к литературным вкусам читателей. Чаще всего они выбрали вариант «В условиях сегодняшней жизни многим людям необходима книга, которая позволит им расслабиться и отдохнуть» (39 % и 33% соответственно). Методисты, руководители и сотрудники отделов комплектования и обработки более жестко судят о читательских предпочтениях современных пользователей библиотек. В этих группах самым предпочитаемым ответом был «культура чтения резко снизилась. Люди читают низкопробную литературу, забывая о вечной классике». Так ответили 43% сотрудников методических отделов и отделов комплектования и обработки, и 33% руководителей.

Семейное положение не повлияло на ответы на данный вопрос напрямую. Однако было замечено, что незамужние (31%) и не имеющие детей (32%) библиотекари гораздо чаще давали ответ «Я считаю, что читательские предпочтения – это личное дело каждого и никого не оцениваю», чем замужние (17%) и имеющие детей (18%).

Была замечена и некоторая разница ответов в зависимости от места проживания респондентов. Так, библиотекари, проживающие в миллионном городе, гораздо реже других выбирали вариант ответа, осуждающий современные вкусы читателей (всего 8%) и чаще других давали ответ «Я считаю, что читательские предпочтения – это личное дело каждого и никого не оцениваю». Среди давших осуждающий ответ «Культура чтения резко снизилась. Люди читают низкопробную литературу, забывая о вечной классике» большинство составляют сельские библиотекари (32%) и библиотекари поселений (38%).

4% библиотекарей предложили собственное видение современной читательской ситуации. Например, встречались такие наблюдения: «Легкий жанр и серьезная литература востребованы одинаково»; «Чаще всего я вижу тех, кто отлично читает и прекрасно в этом разбирается»; «Снизилась культура чтения среди юношества. Прагматизм жизни диктует прагматизм чтения юношества»; «Культура чтения снизилась у юношества, а у взрослых пользователей – нет»; «Классику читают не только школьники. Читают ее и более взрослые люди. Классику не забыли»; «Появилось много литературы, на которую в советский период цензура наложила бы вето. У думающего читателя выбор стал шире»; «Культура чтения снизилась и среди самих библиотекарей» (0,6%); «Повысился интерес к классической литературе среди читателей 16–19 и 30–45 лет»; «То, что в далекие времена считалось «низкопробной литературой», сегодня уже классика».

Некоторые библиотекари отмечали, что все предложенные варианты ответов справедливы, так как все читатели разные. Один из респондентов выбрал все 4 варианта ответов, и еще добавил: «Не хотят читать серьезные книги и толстые журналы. Спрашивают, хороший ли конец у книги; если книга тяжелая, не хотят брать. Но не все читатели таковы». При ответе на этот вопрос многие библиотекари сетовали на то, что библиотечный фонд беднен современной литературой.

Таким образом, представления библиотекаря о современном пользователе библиотеки основываются на его профессиональном снобизме и завышенной профессиональной самооценке. Современный библиотекарь по уровню читательского развития равен среднему читателю, но не хочет признавать этого. В то же время имеются предпосылки для установления взаимопонимания между библиотекарями и пользователями библиотек на основе общности литературных пристрастий. Необходимо, во–первых, развитие системы повышения квалификации, направленное на выход за рамки такого усредненного читательского развития библиотекаря. Во–вторых, очевидна необходимость преодоления профессиональных стереотипов, отказ от снобизма, который может стать серьезным камнем преткновения в общении библиотекарей и читателей. Сегодня библиотекарю необходим трезвый взгляд на себя самого.

Таблица № 1. Сравнение рейтингов жанровых предпочтений библиотекарей и пользователей библиотек

жанры

Рейтинг жанровых предпочтений пользователей библиотек, составленный библиотекарями по балльной системе

Рейтинг жанровых предпочтений пользователей библиотек, составленный библиотекарями, выбиравшими наиболее популярные жанры

Рейтинг жанровых предпочтений библиотекарей как читателей, составленный на основе их ответов на открытый вопрос «Что из перечисленного Вы сами любите читать?»

Приключенческо–авантюрный роман

5

4

8

Классический
д
етектив

4

6

3

Психологический детектив (триллер)

7

5

5

Динамический
д
етектив (боевик)

2

2

14

Научная и
социальная
фант
астика

13

15

19

Фэнтези

7

3

18

Мистика

8

11

12

Любовный роман

1

1

1

Женская проза

3

8

2

Историческая
бе
ллетристика

12

9

4

Проза советских
а
второв

15

17

16

Проза современных отечественных
а
второв

9

10

7

Проза современных зарубежных
авт
оров

11

13

9

Русская классика

10

7

6

Зарубежная
класс
ика

14

12

10

Сатира и юмор

16

18

17

Поэзия

19

19

11

Мемуары

17

14

13

Публицистика

18

16

15

Список литературы:

  1. Боровик, Г. И. Читательские предпочтения библиотекарей /Г. И. Боровик //Что мы читаем? Какие мы? : сб. науч. тр. /Рос. нац. б–ка. – СПб., 1996. – Вып. 2 : Чтение библиотекарей. – С. 65 – 72.

  2. Высоцкая, Е. К. Библиотекарь в мире книг /Е. К. Высоцкая, О. С. Либова //Что мы читаем? Какие мы? : сб. науч. тр. /Рос. нац. б–ка. – СПб., 1996. – Вып. 2 : Чтение библиотекарей. – С. 23 – 37.

  3. Кустова, М. В. Библиотечная «цензура вкуса» : взгляд современного библиотекаря : по результатам социол. исследования /М. В. Кустова // Культура и коммуникация : сб. материалов II Междунар. заоч. конф. : в 2 ч. /Челяб. гос. акад. культуры и искусств; ред. колл.: Г. В. Абросимова (и др.). – Челябинск : ЧГАКИ, 2006. – Ч. 1. – С. 200 – 203.

  4. Кустова, М. В. Проблема руководства чтением глазами современного библиотекаря : по результатам исследования/ М. В. Кустова // Библиотечное дело в условиях мунипализации. Поиски оптимальных решений : мат. Всерос. науч.–практ. конф. (Челябинск, 2, 3 нояб. 2006) / Челяб. гос. акад. культуры и искусств, кафедра библиотековедения ; сост. и ред.: К. Б. Лаврова, З. В. Руссак. – Челябинск : ЧГАКИ, 2006. – С. 112 – 116.

  5. Семенова, Н. А. Чтение библиотекарями литературы для себя, своих читателей и знакомых. Региональный аспект проблемы /Н. А. Семенова // Что мы читаем? Какие мы? : сб. науч.тр./Рос. нац. б–ка. – СПб., 1996. – Вып. 2 : Чтение библиотекарей – СПб., 1996. – Вып.2. – С. 38 – 52.

  6. Ялышева, В. В. Библиотекарь как эксперт читательских интересов /В. В. Ялышева // Мир библиотек сегодня : научно–информационный сборник / Рос. гос. б–ка. – М. : РГБ, 1996. – Вып. 1. – С. 9 – 16.

Л.А. Кучерова

ОСОБЕННОСТИ ЧТЕНИЯ ДЕТЕЙ МЛАДШЕГО ШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА В БИБЛИОТЕКЕ


Когда ребенок становится школьником, он уже самостоятельно может посещать библиотеки. Избранный библиотекарем подход к общению с маленьким читателем является важным фактором, который повлияет впоследствии на отношение ребенка к библиотеке и к чтению вообще.

Общение – это диалог, оно подразумевает помимо общения, еще и отклик, ответную реакцию. Особого внимания заслуживает опыт функционирования обратной связи между библиотекарем и ребенком – посетителем библиотеки, читателем. Опыт применения обратной связи (библиотекарь – читатель) позволяет выявить восприятие детьми библиотеки и библиотекаря и отношение ребенка к окружающему миру, а также определить его эмоциональное состояние, испытываемое в стенах библиотеки. Эти данные могут использоваться для решения некоторых психологических проблем, характерных для читателей младшего школьного возраста (адаптация к школе, социализация в семье и в среде сверстников, преодоление застенчивости, гиперактивность  и т.п.), а также для улучшения эмоционального климата в библиотеке.

В апреле 2007года сотрудниками детской областной библиотеки города Оренбурга было проведено анкетирование среди читателей отдела обслуживания детей младшего школьного возраста.

Задачи исследования:

– выявление отношения детей 6 – 11 лет к библиотеке и библиотекарю (в ходе анкетирования сделана попытка выявить, комфортно ли чувствуют себя дети в библиотеке);

– определение реального круга детей;

– выявление факторов, влияющих на чтение детей.

Всего было получено и проанализировано 20 анкет. Из общего числа респондентов девочки составляют 80%, мальчики – 20%.

возраст

7 лет

8 лет

9 лет

10 лет

11 лет

Количество

анкет в % 

5

5

10

30

50

В анкете было представлено 13 вопросов с несколькими вариантами ответов. На вопрос "Как ты думаешь, библиотека это – +" из пяти предложенных вариантов,  дети выбрали два: 85% читателей обозначили библиотеку "сказочным дворцом", 15% выбрали ответ – "терем–теремок". Никто из детей не назвал такие варианты как: "ледяной дворец", "избушка на курьих ножках", "землянка".

"На кого похож библиотекарь?", по мнению младших школьников, 85% детей отождествляют образ библиотекаря с Василисой Премудрой; 10% ответили, что библиотекарь похож на Золушку; 5% читателей выбрали вариант – "тетя Никто".

Чтобы узнать, как чувствуют себя дети в библиотеке, читателям были предложены пять героев детских книг, с которыми они могли бы себя сравнить. В результате получилась такая картина: 45% детей ощущают себя в библиотеке "Знайками", "Мальвинами" чувствуют себя 25% (девочки), 10% детей сравнивают себя с "Мышкой–Норушкой" (примечательно, что библиотека для них – сказочный дворец, а библиотекарь – Василиса Премудрая). Оставшиеся 10% назвали себя "Незнайками". "Соловьев–Разбойников" среди анкетируемых не оказалось.

На вопрос "Кто помогает тебе выбирать книги", дети давали сразу несколько вариантов ответов. Оказалось, что 45% анкетируемых выбирают книги самостоятельно. Такое же количество детей (45%) указали на помощь библиотекаря. 15% руководствуются помощью родителей, бабушек и дедушек. Никто из читателей–респондентов не выбрал такие категории, как друг, учитель.

Проанализировав детские ответы на вопрос: "Какие книги любишь читать?", мы составили рейтинг литературных жанров, предпочитаемых школьниками.

Наиболее популярным оказался жанр фэнтези (35%), на втором месте –сказки (25%), приключения и страшилки – по 20%; одинаковый рейтинг получили юмористические (веселые) книги, литература о природе и животных, а также энциклопедии и учебные пособия (15%); детективы и рассказы предпочли 10% читателей, загадки указали 5% анкетируемых.

Далее детям было предложено назвать самую любимую книгу. Следует отметить, что полюбившиеся малышам книжные герои не всегда соответствуют указанным детьми предпочитаемым литературным жанрам. Самым популярным оказалась серия книг про Таню Гроттер Д.Емца. Эти книги указали в анкетах 15% читателей. На втором месте – Н. Носов  "Витя Малеев в школе и дома" (10%). Учебные пособия и энциклопедии назвали также  10% читателей. Остальная часть – это единичные ответы, которые мы сгруппировали в жанровые группы. Оказалось, что 39% малышей любят сказочные повести отечественных писателей – Э.Успенского "Зима в Простоквашино"; А. Толстого "Золотой ключик или приключения Буратино"; Г. Александровой "Домовенок Кузя"; Л. Гераськина "В стране невыученных уроков"; С. Козлова "Ежик в тумане"; А. Волкова "Волшебник изумрудного города". 25% читателей любят сказки и сказочные повести зарубежных авторов – Ш. Перро "Золушка"; А. Мияна "Вини–Пух и все, все, все"; Дж. Макдональда "Принцесса и чудовище"; Ф.Пульмана "Дочь изобретателя фейерверков". Среди любимых были также названы следующие произведения (единичные ответы): Д. Дефо "Робинзон Крузо", "Гордячка"; Г. Книжника "Ой, что сегодня было!"; П. Бажова "Сказки"; В. Бианки "Лесная газета".

В анкете детям было предложено ответить на вопрос: "Кого из литературных героев ты считаешь своими друзьями? Почему?". В результате сложилась следующая картина:

герой

характеристика

Таня Гроттер   

Похожа на меня

Мальвина   

Умная, добрая, жизнерадостная

Буратино   

Добрый, жизнерадостный, веселый, исправляет свои ошибки, счастливый конец в книге

Пьеро 

Добрый, жизнерадостный(?), забавный, счастливый конец в книге

Василиса Премудрая

Очень добрая

Фунтик   

Веселый интересный

Злата ("Гордячка") 

Забавная, исправляет свои ошибки, счастливый конец в книге

Лола Роза

Похожа на меня

Малыш ("Малыш и Карлсон")   

Веселый(?)

Юля ("Ой, что сегодня было!")   

Веселая, любит приключения, похожа на меня

Витя Малеев

Очень смешной и забавный

Кот Матроскин   

Забавный

Элли ("Волшебник изумрудного города")

Добрая путешественница

Принцессы   

Красивые Феи, добрые

Путешественники

Они путешествуют, а я вместе с ними

Животные ("Лесная газета")

Добрые, умные, похожи на людей

Медвежонок Умка   

Забавный, очень добрый

Самыми популярными литературными героями младших школьников являются: Таня Гроттер, Мальвина, Буратино. Каждый персонаж в ходе анкетирования получил по 10% голосов. Остальные герои (см. таблицу) были упомянуты один раз.

Проанализировав характеристики литературных  персонажей, данные детьми, мы сделали следующий вывод: 50% читателей ценят в персонаже "веселость", "забавность"; 35% любят литературного героя за доброту; 15% отождествляют героя с собой ("похож на меня"). Иногда дети давали характеристики, не соответствующие характеру героя (Пьеро – жизнерадостный).

Ответы на вопрос: "Какие книги ты прочитал?", – дали возможность выявить, знакомы ли дети с книгами, составляющими "золотую полку" детской литературы. Анализ детских ответов показал следующие результаты: "По щучьему веленью", "Царевна лягушка" – 80%; К. Чуковский "Доктор Айболит" – 70%; А.С. Пушкин "Сказка о царе Салтане" – 70%; А. Волков "Волшебник изумрудного города" – 65%; Н. Носов "Приключения Незнайки и его друзей" – 65%; А. Линдгрен "Малыш и Карлсон, который живет на крыше" – 60%; П. Ершов "Конек–горбунок" – 45%; Г. Остер "Зарядка для хвоста" – 45%; С. Козлов "Ежик в тумане" – 25%; Р. Киплинг "Рики–Тики–Тави" – 15%.

На вопрос: "Есть ли у тебя дома книги? Какие?" – 80% анкетируемых ответили, что дома у них есть много детских и взрослых книг; 10% указали "книги для взрослых" и 10% "в основном детские". Варианты ответов "нет книг" и только энциклопедии" не использованы.

Детям также было предложено задание: "Нарисуй свою библиотеку". Рисунки малышей были проанализированы психологами.

Художница представляет библиотеку не как дом, здание, а как собрание книг, ее внутреннее содержание. На рисунке изображены полки с книгами. Рисунок украшен цветочным фрагментом, узорами, что указывает на радостные чувства, которые художница испытала от прочтения этих книг.

Художник нарисовал бабочку с человеческим лицом и ножками. Свою библиотеку ребенок показывает с помощью изображения закрытой книги. Для него библиотека – мир, где живет книжка, книжкин дом. В рисунке ярко выражено стремление малыша к теплу, добру, потребность в ласке.

На рисунке девочки изображены папа, мама и сама художница как читающая семья. Здание библиотеки украшено завитками, узорами, но оно не является главным в рисунке. Внимание акцентировано на семье, вышедшей из библиотеки. Используя самые яркие цвета, девочка показала, что читатели – это смысл существования библиотеки.

 

Ребенок изображает библиотеку схематично. Это простое бесцветное многоэтажное здание. Причем художник не нарисовал вход. Библиотека воспринимается малышом как часть мира, как дерево, растущее рядом, сугробы, урна. Несмотря на то, что маленький художник еще плохо владеет техникой рисования, в его рисунке выражены творчество, воображение, отвержение всякого диктата, свойственное личности малыша.

В рисунке изображено положительное восприятие библиотеки: характерно стремление к порядку, ясности, точности, аккуратности; художник использует яркие чистые цвета; двери библиотеки можно открыть, так как на них нет замков, нет решеток на окнах; изображена лавочка, на которую можно присесть, зеленое крыльцо – все это говорит об открытости и доверительности ребенка к окружающему миру. Здание библиотеки расположено в верхней части рисунка, что указывает на стремление ребенка к доминированию, лидерству.

Художник изобразил библиотеку как храм науки:  ступени и купол золотые. Здание библиотеки производит величественное впечатление громады, твердыни. Это указывает на сильное влияние традиций (в том числе религиозных) на личность ребенка. Библиотека представлена как хранительница этих традиций, духовности. В своем рисунке ребенок выражает величественность и тождественность облика библиотеки, ее великую миссию, наполняет изображенное мистическим содержанием.

Ребенок своим рисунком и яркими чистыми цветами выразил радостное, открытое отношение к библиотеке, библиотека – сказочный дворец. В рисунке малыша выражено тепло, добро, счастье.

В целом у младших школьников положительное восприятие библиотеки. В большинстве малыши открыты окружающему миру, стремятся к радости, теплу, доброте, однако некоторые психологи замечают у детей чувство незащищенности в современной действительности.

Таким образом, можно сделать вывод: у детей сложилось положительное восприятие библиотеки и библиотекаря. Несмотря на то, что свободного чтения (желаемого чтения) ребенка 6 – 11 лет постепенно уходит классическая литература, появляются новые авторы, выбираемые для чтения, книги носят больше развлекательный характер, а иногда дети предпочитают далеко не лучшую литературу для взрослых, но все же младшие школьники знакомы с классическими произведениями "золотой полки". Как показало настоящее исследование, далеко не последняя (может быть, ведущая) роль в формировании круга чтения и читательской культуры младших школьников принадлежит библиотекарю, поэтому его задачей является воспитание талантливого читателя, привитие ребенку литературного вкуса, любви к чтению, обучение навыкам общения с книгой, для этого ему самому необходимо знать детскую литературу и быть постоянным ее читателем.

З.В. Руссак

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ЗАПРОСЫ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

В ОБЛАСТИ ПЕРИОДИКИ

Специалисты книжного и библиотечного дела уже давно бьют тревогу по поводу того, что чтение перестает быть ведущим видом досуга для всех категорий населения страны. Причин тому много. Изменилась идеология развлечений, особенно молодежи. У чтения появилось много соперников. Основные среди них – интернет, кинематограф, музыка. Исчезла «святость» книжных страниц, книга не является авторитетным информационным источником. Да и население в целом стало меньше, а следовательно и показатели численности читателей уменьшились. Есть опасение, что в ближайшем будущем стабильными читателями будет небольшая группа профессионалов. Не случайно в стране прокатилась волна читательского пиара. На многих территориях губернаторами объявлены «годы чтения», сами территории обозначены читающими, проводится масса культурных мероприятий, направленных на вовлечение населения в чтение, его активизацию.

В литературе звучит множество интересных примеров библиотечной деятельности по формированию отношения к чтению как к удовольствию. Очевидно, что современного читателя надо оценивать по новым нормам, его нельзя унифицировать. Поэтому места многих библиотечных акций – парки, книжные магазины, фестивали книги, городские праздники. Задача библиотек не только привлечь к чтению, но и научить читать глубоко и осознанно, проникая в существо воспринимаемого произведения. Причем научить не только постоянных читателей, но и тех, кто пришел, чтобы оставаться просто зрителем и слушателем. В обществе есть потребность на «талантливого читателя», и его надо «сделать», «вылепить».

Практика свидетельствует, что многие проблемы чтения библиотекам удается решить через организацию чтения периодики.

По мнению пользователей, периодические издания оперативно информируют о достижениях науки и техники, ориентируют в решении актуальных и значимых проблем. Очевидно, что библиотеки не всегда имеют возможность осуществить подписку на все желаемые издания. Учитывая это, Центральная городская библиотека им. А. С. Пушкина г. Челябинска регулярно проводит исследование мнения читателей, результаты которого позволяют выяснить информационные запросы пользователей в области периодики, степень их удовлетворения. В сентябре 2006 г. сотрудниками библиотеки при участии студентов ЧГАКИ проводилось исследование «Информационные запросы молодежи». В ходе исследования осуществлялось анкетирование читателей абонементов и читальных залов с целью выяснения потребностей в периодических изданиях и их возможностях в удовлетворении спроса.

В исследовании приняло участие 120 человек. Более 60% респондентов, принявших участие в опросе, оказались студены дневного и заочного отделений челябинских вузов. Большая часть из них указала, что периодика полезна им не только как источник информации по интересующим вопросам, но и как «подсказка» о необходимой литературе. Указание на это свидетельствует, что студенты являются активной читательской аудиторией, выделяющей периодику как средство, удовлетворяющее профессиональные потребности. 70% опрошенных отметили, что более всего их интересуют журналы. За ними не только обращаются в библиотеку, но и покупают или берут у друзей. При этом отдельные читатели не считают, что библиотеки должны собирать максимум издаваемых журналов. По их мнению, в большей мере это должна быть профессиональная и учебная литература, хотя среди интересных студентам журналов называются «Вокруг света», «Домашний очаг», «Иностранная литература», «Смена», «Нева», «Звезда», «Родина», «Добрые советы», «Свет», «Здоровье» и другие.

Читальный зал периодических изданий привлекает пользователей по многим причинам. Наряду с тем, что они получают информацию для работы и учебы, удовлетворяют запросы познавательного чтения, читатели проводят в библиотеке часы свободного времени, получая удовольствие от знакомства с новинками, незнакомыми ранее изданиями, общаясь с сотрудниками читального зала. При анализе чтения в разные годы было выявлено, что ассортимент журналов, интересующих пользователей библиотек, мало изменился. Условно они подразделяются на две группы: журналы для делового чтения и для досуга. Несмотря на наличие учебников, учебных пособий по многим учебным дисциплинам, актуальность журналов сохранилась. Публикации в них более информативны и дискуссионны, оперативно отражают мнение специалистов. Как и несколько лет назад, наиболее читаемыми являются «Референт», «Психология», «Управление персоналом», «Профиль», «Эхо планеты». Среди «досуговых» более популярными стали журналы, охватывающие диапазон интересов молодежи: музыка, спорт, необычные явления, компьютер. Более спрашиваемыми являются «Игромания», «Хакер», «Навигатор», «Mega game», «Cool», «Авторевю».

Вместе с тем, ряд респондентов указывают на то, что для удовлетворения своих познавательных интересов они предпочитают брать литературу домой, а не читать ее в читальном зале. Это касается и журналов. К этому желанию пользователей можно относиться двояко. С одной стороны, выдача журналов на дом активизирует посещаемость в силу того, что журналы прочитываются значительно быстрее, чем книги. С другой стороны, малая экземплярность приводит к увеличению отказов в силу того, что журналы могут «оседать» дома. Статистика показывает, что при указании причины прихода в библиотеку, чтобы взять литературу на дом и поработать в читальном зале соотносятся примерно в равной пропорции.

В последнее время чаще стала выделяться «необходимость поработать в интернете». Всё большее число пользователей определяют библиотеку не только центром, который предоставляет необходимую информацию, но и дает возможность выбрать книги для личного чтения. Работа в читальном зале периодики чаще и является этим интеллектуальным досугом. Однако многие читатели не довольствуются только тем, что есть в библиотеке, и покупают периодику в соответствии с личными интересами: «Cosmopolitan», «Бизнес», «Лиза», «Космос», «Огонек» и др. Из газет: «Городской дилижанс», «Телесемь», «Жизнь» и др. Отказы на периодику свидетельствуют, что библиотеке необходимы: «Древо познания», «Наше наследие», «Юный натуралист», «Юный эрудит», «Воин России» и др.

Журнальная периодика активно используется библиотеками при подготовке и проведении массовых мероприятий, в том числе книжных выставок. Практика их оформления с каждым годом становится разнообразнее:

– выставка одного журнала (например, «Факел»);

– выставка–путешествие по журналам (например, «Вокруг света»);

– выставка – экскурсия («Интересные факты из журналов и газет о

нашем городе»);

– информационные выставки о новых изданиях;

– выставка – телемост «От телеэкрана – к газетам и журналам» (рецензии на фильмы «Есенин», «Мастер и Маргарита», «В круге первом», «Золотой теленок» и др.).

Нужно отметить, что сотрудники библиотеки активно работают с периодикой при оформлении различных тематических папок, особенно краеведческой тематики, что, несомненно, способствует более оперативному и цельному обслуживанию пользователей различного возраста. Темы очень разнообразны:

– «Храм Василия Великого»;

– «Л.Оболенский»;

– «Их именами названы улицы Челябинска»;

– «Кинотеатры города» и т.д.

В последнее время в практике работы ЦБС появилась такая форма представления новых журналов и журнальных публикаций, как проведение «Журнальных дней», включающих информационные обзоры, презентации, экскурсии, бенефисы. Активное общение пользователей и библиотекарей позволяет в полной мере познакомиться с журналами. При этом библиотекарь советует, на что обратить внимание, рекомендует для чтения дополнительную литературу.

На одном из «Журнальных дней» многие читатели получили возможность познакомиться с журналами «Стольник», «Яркий мир», «ММ», «Здоровье от природы» и другими, подаренными читателями библиотеке. Да и библиотечные работники также были удивлены такому обилию интересных и полезных журналов.

«Журнальный день» в читальном зале периодики стал ежемесячным. Появились постоянные читатели. Присутствует, как правило, 25–30 человек. Книговыдача составляет 120–130 журналов. Среди наиболее интересных тем: «А журналы эти обо всем на свете»; «Путешествие по новым журналам».

Особым успехом пользовался «Журнальный день», организованный в читальном зале – «Для вас, дамы». Были использованы красочные, необычные и не привычные для нашей библиотеки журналы, подаренные бывшей сотрудницей библиотеки В.Вдовиной.

Более 100 экземпляров журналов едва разместились на 2–х стендах: «Стиль», «Мой прекрасный сад», «Вояж», «Башня», «Космополитен», «Караван историй», «Гала» и многие другие.

Мы понимаем, что работа с периодическими изданиями должна стать целенаправленной, разнообразной по темам и систематической. На будущее уже просматриваются темы, по которым нужно работать, т.к. потребность у ребят в этом есть. Это: «Периодика и хобби», «Спорт! Спорт! Спорт!», «Журналы для девочек» и др.

В планах нашей работы и впредь проведение цикла «Журнальных дней» на тему «Основы безопасности жизни», организация Акции «Город – это мы».

Я.Е. Скурихина

«КНИГА И БИБЛИОТЕКА В ЖИЗНИ ЮНОГО ИЖЕВЧАНИНА:

ПО РЕЗУЛЬТАТАМ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ»

Ежегодно 100 тысяч ижевчан становятся читателями муниципальных библиотек, из них одна третья – это юношество.

Но в последние годы подростки все реже посещают библиотеки. Поэтому одним из приорететных направлений Программы по продвижению книги и чтения «Ижевск – город читателей!» является обслуживание детей и юношества. В 2006 – 2007 годах в ЦМБ им. Н.А. Некрасова было проведено социологическое исследование «Чтение юного ижевчанина».

Изучение чтения юношества проходило в два этапа:

Первый этап: изучение чтения юных читателей в библиотеке.

Второй этап: изучение чтения юношества вне стен библиотеки.

Целью исследования явилось выявление информационных потребностей юношества.

Объектом исследования выступило юношество (14–17 лет);

Предметом стали информационные потребности юношества.

Задачи исследования состояли в следующем:

  1. Выявить отношение юношества к чтению;

  2. установить, существует ли у сегодняшнего юношества чтение «для души»;

  3. определить наиболее популярные у юношества формы получения информации;

  4. охарактеризовать отношение юношества к библиотеке и библиотекарям.

Объем выборочной совокупности составил 284 человека. 63,4% респондентов проанкетировано вне стен библиотеки (180 человек).

Исследование показало, что о кризисе чтения говорить рано, т. к только 1,1% респондентов заявило, что «не читает вообще». Причем, девушки и юноши читают в большинстве своем, регулярно.

Несколько раз в неделю читает 38,4% респондентов. Ежедневно читает 32,4% опрошенных.

Мы предложили девушкам и юношам, опрошенным вне стен библиотеки, продолжить фразу «Чтение – это…»:

  • 38,9% ответило, что «чтение – это удовольствие»;

  • «необходимость» – 35,6%;

  • «обязанность» – 10%;

  • «тяжёлый труд» – 3%.

На вопрос «Для чего обычно вы читаете?» Мы получили следующие ответы: для учебы (45,6%); для отдыха, развлечения и удовольствия – 25,4%, а также для решения личных проблем (8,5%). Вот главные мотивы, которые были выявлены в результате проведенного социологического исследования. Мы наблюдаем явное превалирование прагматичного или «делового» чтения над чтением «свободным», «для души». Это позволяет сделать вывод о том, что читатели исследуемой возрастной категории, удовлетворяют свои читательские потребности, связанные с учебой и дополнительным образованием.

Так как художественная литература – это та литература, которую читают все возрастные категории, то имело смысл выявить любимые жанры. Наиболее популярными у юношества являются детективы и приключения 27,3%. Фантастику и фэнтези предпочитают 21,2 % респондентов. «Не читаю художественную литературу» заявило 1,6%.

Отрадно, что у большинства респондентов есть любимая книга. При обработке полученных данных мы составили своеобразный рейтинг любимых книг. На первом месте «Мастер и Маргарита» М. Булгакова, второе место – «Война и мир» Л.Н. Толстого, третье место– «Преступление и наказание» Ф. Достоевского. Замыкает рейтинг «Страна Чудес без тормозов и Конец Свет» Х. Мураками.

В своем большинстве юношество рассматривает чтение как средство приятного время провождения. Для собственного удовольствия читает каждый день 19,7% респондентов, несколько раз в неделю читают 38,4 % опрошенных. Не читают / не дали ответ 8,8%.

Основными помехами для чтения «в структуре свободного времени» являются учеба (46,1%), отсутствие интересной (6,3%) и доступной (2,5%) литературы. Большой части опрошенных (43,7%) ничто не мешает читать для собственного удовольствия в таком объеме, как им нравится.

«Любимые» и «нелюбимые» отрасли научно–популярного знания юные ижевчане указали следующие. Читатели этой возрастной категории интересуются литературой по психологии, истории и краеведению, культуре и искусству, религии и мистике, здоровому образу жизни и медицине. В принципе, перечислены те отрасли знания, которые изучаются в период учебного процесса. Не дали ответ на этот вопрос 1,4% опрошенных.

Одной из гипотез данного исследования было предположение, что современное юношество негативно относится к чтению научно–популярной литературы, соответственно, к читающим людям. Поэтому подросткам был предложен вопрос относительно того, как молодые люди оценивают людей, читающих.

Для большинства опрошенных: человек, читающий научно–популярную литературу, – это человек правильный, стремящийся к новым знаниям (58,1%), но 15,5% респондентов указали, что человек, читающий научно–популярную литературу – это «ботаник», которому чтение заумных книжек доставляет удовольствие. И лишь 5,3% ответили, что «это бедолага», которого заставили читать.

Исследователей интересовало также отношение молодых людей к библиотеке. Результаты показали, что для 52% опрошенных – библиотека это…

  • «информационный центр»;

  • «просто библиотека» – 20,6%;

  • «досуговый центр» – 5,6%,

  • «каторга, камера пыток » – 0,6%

Подводя итоги исследования мы предлагаем:

  • рекомендовать юношеству литературу, необходимую для учебы, отдыха и развлечений, посредством организации книжных выставок, обзоров книг, рекомендательных списков по интересующим темам;

  • расширить фонды муниципальных библиотек за счет приобретения художественной классической литературы, а также книг лауреатов современных премий в области литературы;

  • комплектовать фонды библиотек документами на нетрадиционных носителях информации;

  • предоставлять информацию о литературоведческих справочных изданиях, критической литературе, адреса литературных сайтов, организуя работу по пропаганде художественной литературы,

  • рекламировать библиотечные мероприятия, где используются как индивидуальные, так и массовые формы и методы руководства чтением.

С результатами проведенных социологических исследований ознакомлен Комитет по делам молодежи Администрации города Ижевска. Мы уверены, что в ближайшее время появятся совместные проекты этого ведомства и муниципальных библиотек.

Е.Е. Смотрова

ФОРМИРОВАНИЕ ЧИТАТЕЛЬСКОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ СТУДЕНТОВ ЧЕРЕЗ ОСВОЕНИЕ ТЕХНОЛОГИИ СОСТАВИТЕЛЬСКОЙ РАБОТЫ

Одним из наиболее распространенных в российских библиотеках читательских ориентиров традиционно служит рекомендательная библиография. Сегодня она возрождается и в новом обличье кажется невероятно привлекательной.

Составительская работа, результатом которой является библиографическая продукция, важнейшее из направлений в информационной деятельности современных библиотек. Исторически это одно из самых первых проявлений библиографического труда: описание и составление перечней (каталогов, реестров, инвентарей) книг имеют давнюю историю. Веками шлифовался опыт составительской работы. История библиографии сохранила имена наиболее преуспевших в этом деле библиографов. Библиографические пособия минувших лет многое могут рассказать не только о книжном репертуаре по какой–либо теме, идеологических установках, влиявших на отбор, группировку, характеристику изданий, но и о читательских пристрастиях библиографа. Библиографы–составители через свои труды сообщают о читательских приоритетах определенной эпохи, намекают на события, влияющие на читательский спрос, демонстрируют наиболее яркие приемы руководства чтением.

Крупнейшие библиотеки России, выполняющие на протяжении многих лет функции федеральных библиографических центров, в современных условиях резко сократили выпуск рекомендательных библиографических пособий. Но потребность в них остается. А в свете принятых национальных проектов и в частности «Национальной программы поддержки и развития чтения», огромной коллективной работы библиотек в связи с проведением «Года чтения» потребность в рекомендательных библиографических пособиях даже возрастает. Поэтому активизировалось участие многих библиотек на местах в создании библиографических пособий разных типов и видов. Сегодня библиотеки располагают богатыми, разнообразными по содержанию фондами, грамотными библиографами, техническим оснащением. Всё это позволяет выполнять составительскую работу на новом современном уровне, сделать процесс её создания творческим актом, а результат этого процесса – привлекательным для разных групп пользователей библиотеки.

Привлекательность библиографических пособий заключается в том, что они ориентированы на информационные запросы реальных пользователей и на обеспечивающие эти запросы фонды конкретных библиотек, а также немаловажным является фактор оперативного реагирования на текущие события общественной жизни.

Объем работы по составлению библиографических пособий находится в прямой зависимости от типологических особенностей библиотеки. Чем крупнее библиотека, тем больше и разнообразнее её деятельность в этом направлении. Часто участие в составительской работе принимают наряду с сотрудниками библиографического отдела библиотеки работники абонемента, читальных залов. Следовательно, будущие библиотекари тоже должны знать методику составительской работы, технологию библиографирования.

Организуя учебный процесс, мы исходим из того, что создание библиографических пособий предполагает обязательное использование предшествующего опыта и творческое его переосмысление, поиск новых методических решений, использование новых информационных технологий. Но прежде всего, – это умение и желание читать. Причем читать и те источники, от использования которых в последующем придется отказаться. Утешением здесь могут служить слова М.Ю. Лермонтова: «Скажите, каково прочесть весь этот вздор, все эти книги,– и всё зачем? чтоб вам сказать, что их не надобно читать». Конечно, опытный специалист, опираясь на обозначенные им критерии отбора, сразу может отказаться от ряда изданий, но студенту, плохо представляющему себе объем, формат темы и её документальное обеспечение, это задание даётся с трудом. А требование просмотра источников de visu при отсутствии профессиональных навыков выявления и отбора часто затягивается по времени и требует коррекции со стороны педагога.

Моя цель как преподавателя сделать освоение технологии составительской работы занимательной, увлечь студентов созданием библиографических пособий в целом и каждым отдельным этапом, в частности. Мы идем, прежде всего, от студента–составителя, от его интересов, индивидуальных возможностей и таким образом реализуем личностно ориентированное обучение, осуществляем стимулирование чтения, расширение кругозора, развиваем критическое мышление в отношении к документам, авторам, фактам. Вышеперечисленное свидетельствует о том, что работа над созданием библиографической продукции способствует интеллектуальному развитию, формирует навыки самостоятельной работы. В процессе освоения студентами технологии составительской работы формируется их читательская компетентность. Заметим, что повышение культурной, читательской компетентности является целью «Национальной программы поддержки и развития чтения», где под повышением читательской компетентности понимается «совокупность знаний и навыков, позволяющих человеку отбирать, понимать, организовывать информацию, представленную в печатной форме, и успешно её использовать в личных и общественных целях».

Составительскую работу мы начинаем с выбора темы. Уже на этом этапе поощряется творческий подход: студентам предлагается самостоятельно определить тему будущего библиографического пособия. Это может быть ярко выраженный собственный интерес, достойный общественного признания, например: «Все о нашем президенте», «Загадочные корабли», «Сам себе визажист». Формулировка темы может быть и результатом изучения читательского спроса в библиотеках–базах практики: «Ислам: история и современность», «Агаповка – село моё родное», «Аркаим», «Человек, съевший собаку»: жизнь и творчество Евгения Гришковца», «Знаменитый земляк Эрнст Неизвестный».

Затем на групповом занятии проводится обсуждение тем. Публичное их рассмотрение даёт возможность осуществить переход от общей методики составительской работы к частной. В ходе обсуждения темы выясняем, как студент представляет себе её содержание и аспекты, догадывается ли, как эта тема отражена в источниках информации и в каких именно. Тематика составительских работ разнообразна, и это позволяет составителю осваивать для себя и раскрывать для читателя содержание отраслевых фондов библиотеки: история, экономика, политика, религия, искусство, психология, образование и воспитание. После выявления литературы – чтение основных и дополнительных источников, их анализ, библиографическая характеристика.

Далее решаем: какой выбрать тип (жанр) библиографического пособия, который наилучшим образом представит заявленную тему. Здесь повторение «Классификации библиографической продукции» и использование методических приемов создания либо классических типов библиографической продукции (списки, указатели, беседы), либо применение относительно новых (библиографические разыскания, путеводители, дайджесты, досье, информационные листки). Так по типу аннотированного рекомендательного библиографического указателя раскрыли содержание тем: «Автомобиль» – составитель А. Иньшин, «Третьяковской галерее 150 лет» – составитель Ю. Срипкина. Биобиблиографический указатель «Кинематографические семьи: Сергей и Федор Бондарчуки» разработала Н. Майстренко. Популярные у составителей нового поколения досье и дайджесты: «Алла Духова» (составитель Н. Смирнова), «Возьми гитару» (составитель Н.Сухонина) – создали электронные информационные продукты по типу досье. Л. Мерзляковой подготовлен дайджест «Сам себе визажист», Л. Майстренко – «Троицк – самый солнечный город на Урале». Всячески поощряется творческий подход, поиск нестандартных решений и предложений. Так Е. Беляева создала библиографическую игротеку «Игры деда Буквоеда», З. Гиниятуллина представила указатель «Их имена в истории района (о писателях и поэтах Кунашакского района)» на двух языках: на русском и башкирском.

Мы оказываем поддержку составителям в их стремлении создать библиографическое пособие, новаторское по форме и по содержанию. Вместе с тем, специалисты отмечают, что нельзя требовать, чтобы каждое новое библиографическое пособие с позиций библиографирования было новаторским, тем более, библиографическая продукция, созданная в результате учебной деятельности. Мы практикуем умеренное сочетание новаторства и традиционных приёмов подготовки и представления библиографической информации.

Организуя информацию в соответствии с присущими конкретному типу библиографического пособия признаками (объём, структура, библиографическая характеристика, фактографический материал), составитель реализует руководство чтением и, прежде всего, своим собственным. Таким образом, освоение технологии составительской работы в рамках учебного процесса по специальности 07120251 «Библиотековедение» оказывает непосредственное влияние на формирование читательской компетентности студентов.

Итоговый документ

Уральской библиотечной ассамблеи

«Национальная программа продвижения чтения: уральский вариант»

1–2 ноября 2007 г., г. Челябинск

Участники Уральской библиотечной ассамблеи, обсудив опыт реализации проектов и программ в рамках «Национальной программы поддержки и развития чтения» в Курганской, Оренбургской, Свердловской, Тюменской, Челябинской областях, Пермском крае, Башкортостане и Удмуртии, постановили:

1. Признать опыт реализации соответствующих программ и проектов положительным и заслуживающим дальнейшего развития. Органам государственной власти включить работу по продвижению и развитию чтения в качестве одного из направлений программно–целевого управления институтами книжного дела региона (библиотечной системой, издательскими и книготорговыми структурами).

2. Инициировать перед федеральными органами государственной власти принятие решения об объявлении 2008 года Годом чтения в Российской Федерации.

3. Целенаправленно осветить в федеральных СМИ (общественно–политических, профессиональных) региональный опыт продвижения книги и чтения. Разработать систему социальной рекламы по продвижению книги и чтения.

4. Активизировать участие уральских специалистов в сфере продвижения книги и чтения в научных форумах национального и международного уровней.

5. Приступить к формированию банка данных «Лучшие практики по поддержке и развитию чтения».

6. Представить предварительные результаты реализации проекта «Год чтения в Челябинской области «Читающий Урал» в Общественной палате, Законодательном собрании Челябинской области.

7. Определить основные направления дальнейшего развития работы по продвижению книги и чтения:

  • организационное развитие:

  • разработка целевых программ поддержки детско–юношеского чтения;

  • разработка целевых программ поддержки чтения отдельных категорий читателей;

  • формирование соответствующих структурных подразделений (центров чтения) библиотек, вузов и других учреждений культуры и образования региона;

  • создание систем профессиональной подготовки и переподготовки специалистов в области чтения (руководители центров чтения, исследователи в области социологии и психологии чтения, преподаватели технологий эффективного чтения, промоутеров книги и чтения);

  • целенаправленное формирование библиотечных фондов территорий.

    • научные исследования и коммуникация:

    • создание научно–исследовательской инфраструктуры в области книги и чтения (регионального объединения по исследованию истории книги, чтения и книжной культуры Урала);

    • выделение тематических разделов, связанных с исследованием проблем чтения, в научных и методических материалах библиотек региона;

    • целенаправленная работа по формированию позитивного образа «Человека читающего» в СМИ региона;

    • организация информационно–библиографического ресурса (печатное издание / электронный ресурс), освещающего состояние книжного рынка региона (информация об имеющихся и готовящихся изданиях, рекомендация лучшей литературы).

      • развитие инфраструктуры чтения:

      • разработка в рамках концепций социокультурного развития краев, областей, республик программ поддержки книжного дела территорий (региональных целевых программ издания социально значимой (краеведческой) литературы);

      • формирование нормативной базы деятельности учреждений книжного дела, направленной на установление благоприятных экономических условий их функционирования и стимулирующих расширение объемов производства книжной продукции и книготоргового ассортимента;

      • расширение взаимодействия учреждений книжного дела: библиотек, издательских и книготорговых структур (формирование системы информационного обеспечения книжного дела (информация о местных изданиях), проведение конкурсов на комплектование библиотек краеведческими (местными) изданиями).

Коротко об авторах

Александрова Наталья Олеговна, кандидат исторических наук, доцент, зав. кафедрой книжного бизнеса ЧГАКИ, г. Челябинск.

Антропова Наталья Васильевна, Челябинская областная библиотека для слепых, г. Челябинск.

Аскарова Виолетта Яковлевна, доктор филологических наук, профессор кафедры библиотечно–информационной деятельности ЧГАКИ

Безпалова Галина Викторовна, Оренбургский государственный институт искусств им. Л. и М. Ростроповичей, г. Оренбург.

Бобина Татьяна Олеговна, кандидат филологических наук, доцент кафедры библиотечно–информационной деятельности ЧГАКИ

Бородина Светлана Дамировна, Казанский государственный университет культуры и искусств г. Казань.

Боруля Галина Исаковна, методист НБ ЧГАКИ.

Ваганова Маргарита Юрьевна, преподаватель кафедры библиотечно–информационной деятельности ЧГАКИ.

Валиуллина Наиля Рафиковна, Казанский государственный университет культуры и искусств, г. Казань.

Вахрушева Лидия Руфовна, Республиканская библиотека для детей и юношества, г. Ижевск, Удмуртская республика.

Гологудина Людмила Аркадьевна, директор МУК «Централизованная библиотечная система» Златоустовского городского округа.

Гришина Светлана Михайловна, МУК «Березовская централизованная библиотечная система», г. Березовский, Свердловская обл.

Запекина Наталья Михайловна, кандидат педагогических наук, доцент кафедры книжного бизнеса ЧГАКИ.

Кабачек О.Л., кандидат психологических наук, и зав. отделом Российской государственной детской библиотеки г. Москва.

Климаков Сергей Алексеевич, доцент, преподаватель кафедры книжного бизнеса ЧГАКИ.

Клименкова Марина Михайловна, Централизованная библиотечная система, Центральная детская библиотека, г. Троицк

Кондрашкина Елена Васильевна, Центральная библиотека им. А. С. Пушкина, г. Челябинск.

Коновалова Валентина Ивановна, Рыжкова Ольга Васильевна, Шабаршина Ольга Викторовна, Нижнетагильская государственная социально–педагогическая академия г. Нижний Тагил.

Кормишина Гузела Мэльсовна, Казанский государственный университет культуры и искусств, доцент, г. Казань.

Кочутина Марина Ивановна, Челябинская областная библиотека для слепых, г. Челябинск.

Кузьмина П. И., главный библиотекарь МОУ СОШ № 150,г. Челябинск.

Кузякина Людмила Дмитриевна, библиотекарь Черноборской сельской библиотеки ЦБС Чесменского муниципального района.

Кустова Мария Викторовна, преподаватель кафедры книжного бизнеса, ЧГАКИ.

Кучерова Людмила Александровна, Областная детская библиотека, г. Оренбург

Макаров Владимир Николаевич, Министр культуры Челябинской области, г. Челябинск.

Матлина С. Г., ответственный редактор журнала «Библиотечное дело», кандидат педагогических наук, г. Москва.

Моковая Татьяна Николаевна, зам. директора НБ ЧГАКИ, г. Челябинск.

Новосадова Мария Львовна, соискатель, кафедры библиотечно–информационной деятельности ЧГАКИ, г. Челябинск.

Олефир С. В., зам. директора МУК «ЦСШБ», г. Омск.

Павлова Ирина Федоровна, Казанский государственный университет культуры и искусств, г. Казань.

Руссак Зоя Витальевна, кандидат педагогических наук, доцент кафедры библиотечно–информационной деятельности ЧГАКИ, г. Челябинск.

Санько Анна Эдуардовна, кандидат педагогических наук, ст. преподаватель кафедры книжного бизнеса ЧГАКИ, г. Челябинск.

Скурихина Яна Евгеньевна, зав. сектором инновационных методик и НИР ЦМБ им. Н.А. Некрасова, г. Ижевск, Удмуртия.

Смотрова Елена Евгеньевна, Челябинский колледж культуры , г. Челябинск.

Сокольская Лэся Васильевна, кандидат педагогических наук, доцент кафедры библиотечно–информационной деятельности ЧГАКИ, г. Челябинск.

Фомина Анна Анатольевна, Алтайская государственная культуры и искусств, г. Барнаул.

Хусаинова Елена Ивановна, преподаватель кафедры библиотечных дисциплин Челябинского колледжа культуры.

Цулаия, Е. В. главный библиотекарь Российской государственной детской библиотеки, г. Москва.

Шабалина Елена Викторовна, Шабалина Мария Викторовна, Алтайская государственная академия культуры и искусств, г. Барнаул.

Шмидт Наталья Сергеевна, руководитель центра чтения ЧОУНБ, г. Челябинск.

Штолер Андрей Владимирович, кандидат педагогических наук, доцент, декан факультета книжного бизнеса, документоведения и музееведения ЧГАКИ, г. Челябинск.

Шубников Илья Константинович, аспирант КГУКИ, г. Казань.

Щетинина Людмила Васильевна, МУ «Централизованная библиотечная система, г. Кургана».

Научное издание

Национальная программа продвижения чтения:

Уральский вариант

Материалы

Уральской библиотечной ассамблеи

1–2 ноября 2007 г.

Форма 60х84 1/16 Объем 20 п.л.

Заказ № 627 Тираж 100 экз.

Некоммерческий фонд «Пушкинская библиотека»

Челябинская государственная академия культуры и искусств

454091, Челябинск, ул. Орджоникидзе, 36–а

Лицензия ИД № 06283 от 16.11.01

Отпечатано в типографии ЧГАКИ. Ризограф

1 В основе статьи – доклад, прочитанный на .VII Международной конференции “Через библиотеки – к будущему» (Анапа. 2007).

1 Дифференциация зависела от общепринятых идеологических установок. Кроме того, учитывалась типология библиотек: учебных, городских, сельских; объем обслуживания, а также число его участников-читателей и библотекарей.

1 Земсков, А. И. Электронные библиотеки : учебник для студентов вузов культуры и искусств / А. И. Земсков, Я. Л. Шрайберг. – М : Либерия, 2003. – 352 с.

2 Там же.

1 По состоянию на апрель 2007 г.

1 Хлебников, Б. Рынок нашего чтения // Читающая Россия. – 1996. – №2. – С.62.

2 Хлебников, Б. Рынок нашего чтения // Читающая Россия. – 1996. – №2. – С.62.

1 Воропаев, А.Н. Библиографическое обеспечение книжной торговли в России (современное состояние и пути совершенствования) : автореф. дис. … канд. пед. наук. – М., 1998. – С. 13–14.

2 Единый бизнес-каталог / Агентство партнерских связей «Аструм». – М. : Аструм, 2002. – С. 2.

1 Сироженко, В. Издательства 2005 год: сбывшиеся и несбывшиеся прогнозы / В. Сироженко // Книжное обозрение. – 2005, 13–19 марта. – С. 9.

2 Дымов, И. Главная ярмарка Америки // Книжное обозрение. – 2006. – 22–26 мая. – С. 7.

1 Glamour (magazine) : from Wikipedia, the free encyclopedia [Электронный ресурс]. – Электрон. текст. и граф. дан. – Режим доступа: /wiki/Glamour_magazine. – Англ.; Glamour [Электронный ресурс]. – Электрон. текст. и граф. дан. – Режим доступа: http://www.glamour.ru.

1 Independent Media [Электронный ресурс] : [Издательский дом]. – Электрон. текст. и граф. дан. – Режим доступа: http://www.imedia.ru.

2 Hubert Burda Media [Электронный ресурс] : from Wikipedia, the free encyclopedia. – Электрон. текст. и граф. дан. – Режим доступа: /wiki/Hubert_Burda_Media. – Англ.

3 Hachette Filipacchi Shkulev [Электронный ресурс] : [Издательский дом]. – Электрон. текст. и граф. дан. – Режим доступа: http://www.hfs.ru.

4 Conde Nast Publications [Электронный ресурс] : from Wikipedia, the free encyclopedia. – Электрон. текст. и граф. дан. – Режим доступа: /wiki/Conde_Nast_Publications. – Англ.

5 Издательский дом Родионова [Электронный ресурс]. – Электрон. текст. и граф. дан. – Режим доступа: .

1 Ведущая исследовательская компания в области СМИ и рекламы и единственная на российском рынке, специализирующаяся только в данной сфере исследований.

1 Основные результаты международного исследования образовательных достижений учащихся ПИЗА /Ин – т содерж. и метод. Обучения ИСМО РАО, Нац. Фонд подготовки кадров. – М., 2004. - 82с.

1Мильчин, А. Э. Издательский словарь-справочник. –М. : Юристъ, 1998. – С. 187.

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. Искусство толкования часть первая

    Документ
    Искренность подкупает. А в театральном искусстве ей принадлежит едва ли не решающая роль. И на вступительном экзамене в театральную школу и при воплощении сложнейшего образа мировой драматургии прославленным мастером первое, что привлекает,
  2. Искусство в дельте альтернативной культуры

    Документ
    Причины, вызывающие образование дельты – большое количество осадкой, несомых рекою, слабое действие приливов и отливов и отсутствие или слабость течения вдоль берегов, незначительная глубина реки, понятие берегов или отступание моря.
  3. Искусство конец 19 века начало 20 века

    Документ
    Процесс перехода от домонополистического капитализма к империализму начался еще в 60—70-х годах 19 века, когда в ряде стран была достигнута высшая ступень в развитии промышленного капитализма и свободной конкуренции.
  4. Искусство Возрождения в Италии

    Биография
    У человечества есть своя биография: младенчество, отрочество и зре­лость. Эпоху, которую называют Возрождением, вернее всего уподобить периоду начинающейся зрелости с её неотъемлемой романтикой, поисками индивидуальности, борьбой
  5. Искусство речи на суде

    Документ
    Автор - опытный судебный деятель, верный традициям лучших времен Cудебной реформы,- вложил в свой труд не только обширное знакомство с образцами ораторского искусства, но и богатый результат своих наблюдений из области живого слова в русском суде.
  6. Искусство первобытного общества

    Документ
     . Основные этапы и памятники живописи, скульптуры и архитектуры эпохи палеолита, неолита. Культуры бронзового века. Основные этапы и памятники. Эволюция изобразительных форм.

Другие похожие документы..